-15

Ксерофоксы (написан с соавтором в 2007 г.)

Ксерофокс - это существо участвующее в собственном создании.
 
  "Справочник прикладной некромантии и квазизоологии — 2007"
 
 
 Они разлетались в разные стороны, эти странные непонятные создания. Можно было подумать, что у них есть крылья. Они кричали, но никто кроме меня их не слышал.
 Пожалуй крылья у них все-таки были. Они были похожи на бабочек. Глеб назвал их Ксерофоксы. Они были прекрасны. Таких бабочек он видел впервые. Эти уши, рога, копытца, хвосты — всё в них было гармонично.
 Ксерофоксы жили в бутонах цветов. Предпочтительнее всего для них был цветущий папоротник или вереск. Найти их было сложно, но Глеб решил постараться. Ксерофоксы, судя по "Справочнику прикладной некромантии и квазизоологии — 2007", издательства "Новой космогонии", очень любили запах забродившей крови и разлагающегося человеческого мяса.
 Читатель наверное сейчас ужаснётся, представив себе подобное, но герою это всё невдомёк. Чтобы поймать хотя бы одного Ксерофокса, ему пришлось отрубить голову соседскому мальчику, часто бегавшему мимо его дома на улице Берёзкиной.
 Глеб заманил мальчика Яшу в свой сельский домик конфеткой и посадил его за стол пить крепкий чай, какой Глеб любил пить на ночь. Над столом висела на проводе большая лампочка, об которую бились мошки, ночные бабочки, комары и прочая сумеречная живность. Вокруг стола сгущался круг яркого света, и, казалось, стоит переступить мнимую черту и клубящаяся ночная тьма растворит тебя бесследно. Пели цикады.
 — Яша, тебе сколько лет? — спросил Глеб.
 Яша осмотрелся, глотнул чаю и поперхнувшись ответил:
 — Пять... б-будет... наверно...— снова осмотрелся и снова поперхнулся чаем. Злосчастную конфетку он уже съел.
 — Пойдём к яблоне, я тебе кое-что покажу.
 Мальчик поёжился, он знал, что такие разговоры ещё ни к чему хорошему не приводили.
 — Ага, — сказал он.
 Они прошли по узкой тропинке в небольшой сад.
 — Там у меня живёт совка, — сказал Глеб.
 — Что? — спросил мальчик.
 Но Глеб не ответил, он просто схватил с пня топор и рубанул Яшу. Голова мальчика отлетела в сторону и покатилась. Яблони у него никогда не было, только старый пень. Глеб подставил тазик под ручей крови, который хлестал из трупа и пошёл искать укатившуюся голову мальчика. Голова мальчика закатилась в куст дикого крыжовника, который рос на огороде Глеба. И ему пришлось немного постараться, чтобы извлечь оттуда голову Яши не исцарапавшись. Глеб отнёс Яшину голову в чулан и подойдя к тазику с кровью, задумался...
 — Куда же мне тебя девать то? — сказал он трупу Яши, — Если только в колодец...
 Глеб взял Яшу за ноги и потащил вниз по тропинке к колодцу, из которого брали воду жильцы двух сельских домов, это Глеб и дедушка Николай. Глеб сбросил труп мальчика в колодец и осмотрелся. Но ночью ничего особенно-то не увидишь. Тазик с кровью Глеб отнёс в дом и перелил часть крови в трехлитровую банку, которую оставил на столе.
 Утром следующего дня Глеб пошёл на охоту за Ксерофоксами, взяв с собой хозяйственную сумку с головой Яши, завёрнутой в целлофан и банкой крови. Расположившись не далеко от куста папоротника, Глеб развернул целлофан и положил голову недалеко от себя. А кровь из банки он разлил вокруг головы. Но только сейчас, то есть через час, Глеб одумался, ведь надо было принести не голову, а тело Яши. Ксерофоксы даже не высовывались из бутонов цветов папоротника. Тогда Глеб вернулся домой и начал искать в сарае у соседа верёвку и крюк. Найдя нужные предметы, он пошёл к колодцу. К колодцу ещё никто не подходил. Глеб опустил крюк в колодец и начал доставать труп. Минут через пять он достал труп мальчика и потащил его к калитке. Там, завернув труп в мешковину, Глеб потащил его в лес.
 По дороге он остановился и достал маленький пакетик с белым порошком. Глеб насыпал кокаин на ноготь и, вдохнув его, почти сразу почувствовал прохладу, разливающуюся по всему телу и приятную дрожь, доходящую до кончиков пальцев. Труп стало тащить намного легче.
 Глеб улыбнулся и сказал окровавленному мешку:
 — Ничего, Яш, ничего... И не таких вытаскивали.
 Когда-то Глеб был учителем математики в первых классах, но потом совсем помешался на Ксерофоксах и решил сменить один маниакально-депрессивный синдром на другой.
 Ведь каждый учитель математики в начальных классах немного маньяк, потому что, живя на такую нищенскую зарплату, ещё умудряется нормально учить детей.
 Переквалифицировался, словом.


***


Днём на улицах села стало невероятно жарко, воздух на горизонте "плавился", и казалось, что сама земля закипает и горит, изрыгая на поверхность демонов Нижнего Мира.
 Дед Николай утёр рукавом пот со лба. Посмотрел на горизонт и, вспомнив о демонах, сказал:
 — Икону надоть.
 Перекрестился и плюнул в дорожную пыль. Дед Николай взглянул на внука.
 — Жалько, дедя, — пожаловался внук.
 — Так вон колодец, пошли, щаз напьёмся.
 Дед Николай вместе с внуком подошли к колодцу и, зачерпнув ведром воды, стали жадно пить. Разбавленная водой кровь струйками стекала по щекам деда и внука. У них горели глаза и часто двигались кадыки. Они не отрываясь пили из одного ведра, поэтому часть крови расплескалась прямо им на одежду, мгновенно пропитавшуюся и ставшую красной.
 Дома их встретила тётя Маруся, осмотрела с ног до головы и удивлённо спросила:
 — Где вы взяли такие хорошенькие костюмчики, красненькие... Дефицит.
 Дед и внук непонимающе переглянулись. Николай, что-то жевавший, подставил ладошку и выплюнул изо рта кусочек мяса. Только теперь тётя Маруся заметила разводы на щеках и подбородках родных. "Красненькие костюмчики" были насквозь пропитаны кровью. Внучек непонимающе улыбался.


***


Когда Глеб дошёл до места, уже стемнело.
 — Ну вот, видишь ещё пару занятий и отличником станешь, — сказал он окровавленному мешку. — Ха-ха...
 Поляна, где лежала голова Яши и вокруг, где была разлита кровь — всё было усеяно белыми мерзкими червячками — опарышами. Рядом лежала мёртвая ворона с куском мяса в клюве, где тоже было полно опарышей.
 В луже крови лежало два особенно толстых опарыша. После еды обоими товарищами овладела тяжкая дремота. Ночь уже наступила, пир только что кончился, начиналась оргия.
 Глеб подтащил мешок к луже и развязал его. Труп мальчика был ближе всего к папоротникам. Глеб отошёл подальше и, спрятавшись в кустах, стал ожидать Ксерофоксов. Он стал дышать часто-часто, глаза его широко раскрылись от удивления и радости. В эту минуту всё его существо было охвачено двумя желаниями: увидеть Ксерофоксов и поймать Ксерофокса. Он уже приготовил тонкую стальную сетку, вроде сочка. Только с помощью прочной сетки можно было удержать Ксерофокса. Глеб так разволновался, что забыл начертить вокруг себя магический круг. Он быстро достал баллончик с краской и свершил ритуал с прочтением древней тибетской молитвы:
 — Гэкачепэ, огепэу, вона-бва! Обком, эсэсэсэр, горком, эмгеу, вона-бва! Капеэсэс, бва-бва-бва!
 И стал ждать.


***


Сначала появилось только одно непонятное существо. Оно двигалось так быстро, что Глеб не мог его толком разглядеть. Вскоре оно остановилось и стало смотреть Глебу в глаза, делая непонятные пассы лапками (тремя).
 В первую минуту Глеб не сумел скрыть своего удивления, но сразу же отпрянул назад и остановил на пришельце долгий, пристальный взор. Этот взор сначала был полон оскорблённого достоинства, затем изменился под влиянием какой-то мысли и выразил недоумение смешанное с неподдельным или притворным участием. Потом Ксерофокс мягко произнёс:
 — У тебя, по-видимому, голова не в порядке, бедный незнакомец; ты, без сомнения, много страдал, и люди обходились с тобой не ласково, это видно и по лицу твоему и по платью.
 Ксерофокс огляделся, свистнул. К нему сразу подлетело ещё двое Ксерофоксов поменьше росточком.
 — Позовите Вия!
 — А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!
 — Найди его, — сказал Ксерофокс.
 — А-а-а-а-а!..
 — Поднимите мне веки... Не вижу...
 — А-а-а-а-а!..
 — Попался, гаденыш...
 Глебу стало тошно.

Дубликаты не найдены

+2

Какой пиздец.

0
Классный трешак)