4

Кремлёвский охранник

Как-то раз несколько лет назад я учился в институте, а в институт ездил на троллейбусе.


Однажды, проснувшись прекрасным осенним утром, я подумал, что грешно такой пиздатый день тратить на учёбу, но вспомнил, что сегодня должна быть какая-то важная лекция, и решил пойти.


Сажусь на троллейбус, еду остановку, другую, смотрю в окно, и тут напротив меня садится явно пьяный мужик лет 45 в довольно приличной, но помятой одежде; в руках он держит баночку "Охоты". Ненавязчиво, но довольно неприятно от него пахнет ссаньём. Я отвернулся было в окно, но он вдруг решил начать беседу.


Я - я, М - мужик.


М: Здравствуйте!

Я: Добрый день.

М: Нос мне твой нравится. Такой прямой.

Я: Спасибо, я тоже от него в восторге!

М: Не сломал бы кто.

Я: Надеюсь, этого не случится.

М: Ты, наверное, думаешь, что я бомж? Обоссаный весь, немытый? Осуждаешь, да? Скажи, осуждаешь?

Я: Нет, думаю, это не моё дело.

М: Думаешь, я бичара какой-то? Обоссаный... Да! Обоссаный! А ты знаешь, кто я?

Я: Нет.

М: Я в кремлёвской охране работал! Президента защищал! На кого пальцем покажет - всех в котлету рубили... Не веришь? У меня даже грамота есть, сейчас... сейчас... дома лежит! 20 лет отхуячил! Всех - в котлету, и мужиков, и женщин! Такие громилы были - тебе и не снились!


Мужик переходит почти на крик, другие пассажиры оборачиваются.


М: Думаешь, вру? Думаешь, бичара обоссаный, пьяный, хуйню несёт? Где он, а где Кремль, да? Не веришь?

Я: Верю. Зачем тебе врать случайному человеку в троллейбусе?

М: Нет, не веришь... По глазам вижу, не веришь!

Я: Верю.


Мужик перестаёт кричать и опять становится тихим. Пристально смотрит на меня.


М: Нос у тебя красивый всё-таки.

Я: Спасибо!

М: А можешь мне въебать? Вот так въебать, чтобы прямо со всей силы?

Я: Нет, не думаю. Ты мне ничего не сделал.

М: Въеби. Въеби, пока разрешаю! Я заслужил, я много плохого сделал. Я не буду отбиваться.

Я: Не, не хочу.


"Кремлёвский охранник" заминается, но быстро находит выход из ситуации и вновь начинает орать на весь троллейбус. Заинтересованные пассажиры опять оборачиваются на нас.


М: А если я скажу, что твоя мать - сука? Тогда въебёшь? Мать - сука! Ты слышишь меня? Мать - сука!

Я: Нет, не въебу.

М: Ты что, не любишь мать? Мать - сука, я тебе говорю! Въеби мне за неё!

Я: Здесь слишком много свидетелей.

М: Давай выйдем! Пошли выйдем!


Пассажиры троллейбуса, привлечённые воплями мужика, с интересом наблюдали за развитием событий. Ситуация стала выходить из-под контроля, и я решил - хрен с ним, выйду с мужиком. Бить его я, конечно, не собирался, но оставаться с ним в замкнутом пространстве троллейбуса - небезопасно, а до института уже всего ничего осталось.


На следующей остановке вышли, зашли за угол.


М: Ну, бей! Посильнее бей! Мать - сука, слышишь? Въеби за мать! Чтоб с одного удара - и дух вон! Слышишь? Мать - сука, я тебе говорю.


Я смотрел на него, наверное, минуты 2, и всё это время он не переставал вопить, пытаясь меня спровоцировать. Никаких эмоций это у меня не вызывало: пьяный бред - он и в Африке пьяный бред. Потом я развернулся и пошёл, а он остался стоять на месте и продолжал орать, чтобы я ему въебал, но вскоре скрылся из виду.


А до института я так и не дошёл, уж очень день пиздатый был.

Дубликаты не найдены

0
Странный кремлёвский охранник.
0

Надо было въебать. Хотя хули, скорее, он бы в ответ от души тебя отпиздил :)

0

Пиздец ты добрый...

раскрыть ветку 1
0
закалённый в интернет-баталиях