8

Комната с выходом

Первая встреча с одним из главных действующих лиц


Апрельское солнце как никогда припекало. Обонянию весна являла характерную смесь раскисшей земли, парящего асфальта, тающего снега, пропитанного за зиму городской грязью, солью и песком. За проходящими мимо женщинами стелился эротический шлейф духов, гормонов и надежд. Молодые и уверенные в себе особы торопились сменить зимний гардероб на почти летний, откровенно игнорируя демисезонную фазу. Короткие юбчонки, колготки телесного цвета, туфли на шпильках, распущенные волосы, вызывающий макияж.

Одна из центральных улиц города, захлебнувшись пробкой, стояла. Водители разглядывали прохожих с куда большим интересом, чем ещё месяц назад. То тут, то там раздавались короткие гудки клаксонов, и чаще не от раздражения, а от неудержимого игривого восторга, адресованного каждой второй проходящей мимо юбке.

Макс стоял как раз в таком месте: недалеко от сложного перекрестка, на остановке общественного транспорта, напротив главного корпуса университетского городка. В трех метрах группа веселых студенток то и дело взрывалась беззаботным звонким смехом. Яркая блондинка, обращенная лицом к Максу, стреляла на него похотливыми глазками и периодически склонялась к уху соседки, стоящей спиной. Но та не решалась повернуться, хотя плечами рефлекторно поводила и косила глаза. Потом как бы случайно переступила с ноги на ногу и оказалась вполоборота к объекту интереса подружки. Однако «объект» отошел подальше и встал у самого бордюра, сосредоточенно вглядываясь в окна медленно двигающихся машин. Будоражащая весенняя атмосфера не могла совладать с мрачными мыслями Макса. Сейчас ему было не до любви, не до секса, не до новых приключений и головокружительных романов. Предстояла неприятная встреча. Назначенное время уже прошло, но звонок по мобильнику, раздавшийся три минуты назад, подтверждал, что договоренность в силе, и всему виной дорожные пробки.

Поскольку марка автомобиля заранее не была известна, распахнувшаяся дверца грязной Лады-Калины, вызвала легкое удивление.

– Запрыгивай! – весело ощерился небритый мужчина в бейсболке и черных очках.

Макс сел в машину, мельком взглянув на игривых девчат. Те разочарованно посмотрели ему вслед и, встретившись с брутальным парнем глазами, поспешно напустили на себя искусственную серьезность вперемешку со скукой.

– Каковы планы? – спросил хмурый человек за рулем «Калины», неизвестно к кому обращаясь.

– К Шепелю сразу поедем, там разберемся. Он ждет, я звонил, – бодро откликнулся небритый пассажир с заднего сиденья и жизнерадостно толкнул локтем Макса. – Знакомые тёлки?

– Нет. Просто пялились на остановке.

– Во, парень! Такие бабы на него пялятся, а он монаха из себя строит.

– Да какой он монах? – включился в разговор пожилого вида мужчина, сидящий рядом с водителем. – Я слыхал, у него в Москве личный гарем в двух общагах уже не помещается.

– Что, правда, Макс? – развеселился небритый.

– Шепель знает, что я завтра улетаю? – спросил Макс, проигнорировав легкомысленную тему и прозвучавший вопрос.

– Знает, – немного посерьезнел небритый. – Потому и позвал. Дело у него к тебе новое есть.

Наступила пауза в разговорах, машина наконец свернула на светофоре, вырвавшись из сплошного потока. Преодолев приличное расстояние, спутники оказались на трассе, ведущей за город.

Высокие металлические ворота в глухом трехметровом кирпичном заборе открываться не торопились. После долгих согласований по телефону и переговоров с охранниками хозяином презентабельного особняка разрешено было впустить только двоих: небритого по кличке Пашехон и Макса. Пожилой пассажир, кряхтя, вылез из машины, и принялся разминать спину. Водитель распахнул дверь, закурил, оставаясь на месте, и безразлично глядел, как закрывалась калитка за двумя вошедшими внутрь. Мелькнул краешек гигантского мощеного двора.

– Не любит меня Шепель, игнорирует, – пробурчал себе под нос пожилой.

– Да кто тебя любит, Вова? – сплюнув, сказал водитель и шумно затянулся табачным дымом.


Несмотря на множество роскошных залов и комнат, приём гостям был оказан в кельеобразной комнатушке на первом этаже со сводчатыми потолками и отделанной весьма скромно. Правда чистота, полумрак, аквариум в стене и миниатюрный камин создавали необходимый уют для доверительной беседы. Мягкий диванчик, два кресла и круглый низенький столик – вся мебель помещения. Хозяин – лысеющий, розовощекий, простодушный на вид, от силы лет сорока пяти, в узких очках, еле держащихся на кончике тонкого носа, – пожал руку сначала Максу, потом его спутнику и пригласил рассаживаться.

– Давайте коротко, по-деловому, – начал он, скрестив руки на груди и меряя шагами пол: пять шагов вперед, пять назад. – В чём проблема, Максим?

– Проблема в том, что я не подвязывался удовлетворять амбициозные прихоти ваших подопечных.

Небритый нервно качнулся в своем кресле, куда он сел после того, как Макс избрал диванчик. Шепель поднял брови, глядя в пол, и на мгновенье приостановил свой размеренный шаг. Макс выдержал паузу и продолжил:

– Меня просили об услуге, я её выполнил. Выполнил, больше выказывая свое уважение к вам, чем преследуя какие-то свои интересы. Кому-то этого показалось мало, и, я считаю, жадность до халявы заставило ваших друзей прицепить бесплатным довеском свои нелепые просьбы. Вы лично давали на них свои санкции?

Шепель молчал. Макс упорно вторил ему – также молчал. Наверное, в глазах «небритого» это выглядело невероятной наглостью и даже дерзостью. Он качнулся снова и опустил лицо в пол, как страус прячет голову в песок.

– Хорошо, Максим, я признаю некоторую несанкционированность допзаказа. Но мои интересы в нем определенно предусматривались. И ты не мог не знать, ну, уж по крайней мере, не догадываться об этом. Как быть с этим?

– Я прагматик, Никита Иванович. Возможно, педант в некоторых вопросах, особенно там, где лично я рискую больше, чем получает выгоду мой заказчик. Поэтому Ваше фактическое подтверждение своей причастности к довеску для меня было вопросом принципа. Его я не получил.

– Ты мог позвонить!? – немного визгливо, на пределе возможностей голосовых связок выкрикнул Шепель, тут же взяв себя в руки и продолжив предельно спокойно. – Я ведь ждал твоего звонка. Это было бы разумно – позвонить мне с уточнениями заказа. Ты ведь не робот, не компьютерная программа, где каждое действие должно подчиняться жесткому алгоритму. Есть сомнение – набери номер. Что может быть проще? Зачем усложнять ситуацию? Был бы звонок, не было бы сейчас и этого разговора.

Макс встал, что, видимо, выходило за рамки принятого здесь протокола, остановив тем самым мерное расхаживанье хозяина.

– Я не стремлюсь к признанию моего авторитета выше, чем его оценивают в той или иной компании. Но если он признаётся не в той мере, в какой его осознаю я сам, я просто расстаюсь с компанией.

Небритый и вовсе теперь являл собой бесформенный комок, слившийся с креслом.

Шепель и Макс стояли лицом к лицу и смотрели друг на друга. Взгляд одного из под тонкой золоченой оправы очков был надменным и вызывающим. Другого – не выражал ничего. Он проходил сквозь стоящего напротив и рассеянно устремлялся на что-то, находящееся далеко-далеко позади хозяина дома.

– Аграфентов! – рявкнул Шепель, обращаясь к небритому. Тот встрепенулся и встал тоже. – Ты знал, что Вова проявляет излишнюю инициативу?

– Сегодня узнал, Никита Иваныч. Вовик сам мне признался, когда вы велели его с собой прихватить, – подобострастно ответил небритый. – Он в машине сидит. Позвать?

«Схватка взглядов» внезапно прекратилась, теперь и Шепель, и Макс одновременно посмотрели на Аграфентова.

– И в каких же словах он признался тебе? – на одной пятке повернувшись к небритому, спросил хозяин и заложил руки за спину.

– Один хрен, говорит, Максику шеф все проплатил, пусть-ка и мое дело заодно устроит. В смысле он мне признался, что так подумал тогда…

– Когда?

– Когда у Макса получилось… Ну, это…

– А кто знал?

Аграфентов молча, опустил голову.

– Кто знал, ЧТО там у него получилось, я спрашиваю?! Ты знал, морда! – Шепель схватил своими холеными пальцами небритый подбородок Аграфентова, – Кто тебя просил болтать?! Язык отрезать? – и помолчав немного, брезгливо закончил: – У, клоун.

Шепель набрал номер по мобильнику и сказал одно лишь слово в трубку: «Отбой». Повернулся к Максу, обращаясь явно не к нему:

– Максиму проплатить дополнительные услуги. Вову наказать на двойную сумму. Будет впредь бежать впереди паровоза – раздавлю. Всё понятно?

– Всё, Никита Иваныч, понятно, сделаем, – отозвался Аграфентов.

– Тогда всем спасибо, провожать не буду, дорогу сами найдёте…

И уже удаляясь в неприметную дверь, внезапно обнаружившуюся в дальнем углу комнаты за тяжелой портьерой, добавил – Да! Максима проводить, как полагается.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
26

Горькие звезды. Глава 7/7 – Ангелы бедствий

Горькие звезды. Глава 7/7 – Ангелы бедствий Авторский рассказ, Темная романтика, Литература, Научная фантастика, Космическая фантастика, Инопланетяне, Ужасы, Хоррор стори, Мистика, Графоманство, Длиннопост, Крипота

Окончание. Предыдущие главы: Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая, Шестая.


7 Ангелы бедствий


Пробуждение было тяжелым и каким-то неловким. Вот поэтому ей нельзя радоваться: стоило столкнуться с новыми неприятностями, как расшатанные нервы бросило из эйфории сразу в другую крайность. Кажется, вчера жизнь ей представлялась исключительно в черном свете. Чего она там успела надумать, прежде чем милосердная тьма набросила свою сонную вуаль на недостойную послушницу? Неважно, главное, кроме луны свидетелей не было. Свидетелей не было...


Между тем, ее положение действительно ухудшилось. Ждать корабля довольно долго, а она лишилась единственного помощника и несостоявшегося кормильца. Эшмалеф не спеша перебрала варианты.


Человек уже не сможет помогать ей добровольно. Подневольно – тоже не сможет помогать: базовый нейрочип не способен превратить сложный организм в автономного биоробота, это ведь всего лишь умный переходник между эшмалеф и разной биотехникой, вроде передатчиков или компьютеров несовместимых моделей.


Так что? Заключить беднягу-помощника в кислотостойкую мембрану, впрыснуть пищеварительные соки и высосать досуха, как делали первобытные предки эшмалеф? Такой вариант не нравился ей. Как минимум, так она лишается последней возможности перемещения, наблюдения, защиты. В качестве же аватара он не сможет выйти из пещеры: нежный хоботок и без того уже превзошел свои естественные способности на порядок. Хорошо, что аугментация дает эшмалеф и противоестественные – но и у них есть пределы.


В конце концов, она решила извлечь всю возможную пользу из использования аватара.


Жаль было так поступать с человеком, который сделал для нее столь много, но, возможно, он и сам был бы рад, что и посмертно может помочь своей подруге, даже если речь идет о таком. Да и вообще, снявши голову, по вибриссам не плачут. Только с этих пор она будет думать о нем как об аватаре. Называть его помощником или человеком – уже просто слишком цинично.


Послушница подключила аватар и наметила план работ. Сперва под нож пошли ноги и половые органы. От идеи съесть их самостоятельно она благоразумно отказалась: пищеварительная система людей оказалась очень даже эффективной, так что из еды можно было извлечь куда больше пользы, если сперва пропустить ее через желудок аватара. Прорастить трубку к выходному клапану желудка ей сейчас было бы слишком трудно, так что аватару пришлось ползком забираться вверх по ее кирасе и отрыгивать полупереваренные куски своей плоти в ее рты. Она по очереди накормила все свои рты, ни один не обделила.


Разбитые на мелкие кусочки кости также пошли в дело, после чего послушница не смогла устоять перед искушением съесть бесполезный кишечник и одну из рук – правую, которой помощник смазывал передатчик, и на которой из-за радиации начала портиться плоть.


Избавившись от лишней, требующей содержания, биомассы аватара, она заставила проползти его по пещере в поисках всего, что может быть съедобным. У стен пещеры обнаружилось несколько засохших трупиков летучих мышей и пара килограмм разной поросли – мха, плесени и лишайника. Эту подкормку аватар просто относил к ней во рту – не хватало только лечить его от отравлений.


Обнаружение лишайников натолкнуло ее на дельную мысль, как можно еще больше облегчить аватар и, тем самым, продлить ему жизнь. В биопуле фабрикатора нашлось несколько искусственных спор быстрорастущих лишайников, а под отверстием в своде – немного нанесенной порывами ветра почвы. Прогнав смесь почвы и предоставленных фабрикатором особых ферментов через желудок аватара, эшмалеф получила отличный субстрат для лишайников. Теперь она смогла обрезать и съесть почти всю кожу и мягкие ткани, промазав срезы успевшей прорасти лишайниковой кашей.


В конце концов, она решилась уполовинить все парные органы, кроме глаз, и уложила замшелого аватара в грязь рядом с собой. Ей удалось даже прилично замедлить его метаболизм, впрыснув в его кровь ядовитую, но более или менее совместимую смесь. Теперь он сможет сохранить функциональность до прибытия корабля. Ей тоже следует поберечь силы, благо, теперь она чувствовала, что сможет погрузиться в долгий сон – хоть она и потребила куда меньше еды, чем ей требовалось на самом деле, но и этого хватило, чтобы привести ее истощенный полувековой голодовкой организм в терпимое состояние. И, главное, впервые за прошедшие месяцы она не чувствовала мандража.


Спи, мой добрый охотник, надеюсь, ты уже с Соборной душой. Вы там не давайте нас дэвам в обиду, а мы еще повоюем...


∗ ∗ ∗


Больно не было. Он выплыл из тьмы и первым его ощущением стала чудовищная вонь. Это уже было достаточной причиной орать напропалую, но когда он догадался смотреть глазами, все стало еще хуже. Сквозь почти полностью закрытые веки, подернутые мутной влагой, он увидел, что лежит в чем-то мерзком, буром, неприятно холодном. А над ним возвышалось что-то... страшное, огромное, чуждое. Оно тут не должно быть. Не должно быть. Хочу, чтобы этого не было!


Ни единого звука не вырвалось из его глотки. Это напугало его еще больше. Он пробовал сучить руками и ногами, но ничего не происходило. Он пытался закрыть глаза, но веки не слушались его.


В его памяти больше не было ни единого слова или понятия, но он и без них знал: он должен кричать. Все его инстинкты требовали этого. Но у него не получалось.


И тогда он обнаружил удивительную, спасительную вещь: ему не нужен рот и ему не нужен воздух, чтобы кричать. В своей голове он завел отчаянную, бесшумную и, одновременно, оглушительную, длившуюся часами и днями ноту:


"А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а..."


∗ ∗ ∗


Хотя после известных событий между послушницей и луной был в лучшем случае вооруженный нейтралитет, последняя все же не осмелилась бросить исполнение своих прямых обязанностей, и, сделав шесть полных оборотов вокруг планеты, разбудила эшмалеф.


Это пробуждение от зимней спячки, пожалуй, было единственным на ее памяти, которое можно с некоторой натяжкой назвать приятным: пока она спала, медимлантат понемногу восстанавливал ее тело, ведь беречь питательные вещества уже не было большой необходимости. Поэтому, проснувшаяся эшмалеф чувствовала лишь легкую слабость в теле и, конечно же, дикий голод.


Зима отступила из этих мест еще месяц назад, и неприятная процедура выхода из анабиоза осталась в ее памяти лишь смутными тенями зимних кошмаров. Послушница хотела было потянуться всем телом, размять затекшие ноги, но эта планета надолго лишила ее такой возможности. Так что она просто спела пару жизнеутверждающих песенок и принялась за повседневные дела.


Все ее повседневные дела состояли, в общем-то, в проверке аватара. Тот крайне неохотно отвечал на команды и далеко не с первого раза показал ей более или менее ясную картинку. Его рука, впрочем, сохранила способность двигаться. Сердце продолжало лениво сокращаться, а легкое отдавало толику кислорода в грязную, давно не чищенную кровь. А вот с другими внутренними органами все было очень плохо – хотя и не сгнили, но утратили большую часть функциональности. Возможно, химия анабиоза оказалась для них слишком ядреной; возможно, были повреждены радионуклидами со съеденной руки. Ну или она просто переоценила надежность человеческого тела.


Но нет худа без добра: теперь у нее есть чем подкрепиться со сна. Аватар с трудом вполз ей на грудь, оставляя на шипах клочки лишайниковой оболочки, и скормил ей все ставшие бесполезными органы – весьма невкусные, горькие, но все еще съедобные.


Подкрепившись и прогнав диагностику хоботка, послушница решила попробовать организовать наблюдательный пункт: уж очень ей хотелось увидеть прибытие спасателей. В тоннели соваться – это не вариант, но над ней был еще один выход из пещеры, слишком хорошо знакомый ей. В принципе, чуть окрепший хоботок может достаточно растянуться, но путь во внешний мир пролегал по стенам и неровному своду пещеры.


Хорошенько подумав, эшмалеф решила опробовать один рисковый способ. Биофабрикатору удалось синтезировать немного специального очень липкого компаунда, теряющего прочность при застывании. У аватара было три возможные точки приклеивания: рука, лоб и сохранившаяся левая часть груди. Отрыгивая компаунд на руку и приклеивая то лоб, то грудь, аватар довольно быстро оказался на своде и очень медленно и осторожно пополз к выходу.


Через некоторое время послушница впервые смогла увидеть жестко встретившую ее планету. Она оказалась на северном склоне горы, на небольшом выступе или ступеньке, чуть задранной в сторону обрыва: ударь капсула на десять метров выше или ниже по склону, и эта история не была бы рассказана. Следующая видимая земля начиналась сразу вдалеке и была сплошь покрыта огромными растениями, чей слабый свежий запах шестьдесят лет немного скрашивал унылое существование послушницы. За спиной аватара почти отвесно вздымалась гора, с запада выступ топорщился мешающими обзору завалами, зато на северо-восток открывался неплохой обзор для астрономических наблюдений. Если очень повезет, то она даже сможет посмотреть в лицо подруге-предательнице.


Дыру же окружал небольшой кратер и один из вывороченных кусков скалы плоской вертикальной гранью удачно смотрел на северо-восток. К нему эшмалеф и приклеила аватара левой лопаткой и затылком, синтезировав прочный постоянный клей. Теперь ее бывший помощник, от которого осталась только голова, рука и половина груди, сам напоминал сплошь заросший лишайником камень с глазами, снизу которого торчала замшелая палка-позвоночник, а с боку – коряга-рука.


Как ни удивительно, но ее расчеты оказались верны: спасатели прибыли менее чем через десять дней после того, как она обустроила наблюдательный пункт. Она не увидела этого, так как корабль появился с противоположной стороны планеты и сразу стал совершать маневры для перехода на невысокую экваториальную орбиту, как и принято в Звездном Войске. Но ее орган равновесия почувствовал мощный гравитационный удар – возле планеты появилась вторая луна, и ее сигнатуру ни с чем нельзя было перепутать. Они прислали целый интердиктор! Один такой корабль может взять под контроль и куда более развитую планету. Видимо, сверив серийный номер передатчика, неведомые стратеги решили, что владеющая им королева шутки шутить не стала бы, а тем более, не стала бы отправлять сообщение из пустого пространства или с бесполезной планеты. А как послушница сама поступила бы в таких случаях – неизвестно, но на допросах нужно отвечать не честно, а правильно.


Через некоторое время и аватар различил косвенные признаки присутствия интердиктора: маневровые двигатели своими выхлопами проминали магнитосферу планеты, зажигая небеса разноцветным призрачным огнем. День спустя все небо горело – как небольшое утешение бедным аборигенам за то, что будет дальше. Сияние угасло, когда корабль занял свою орбиту и, к сожалению, та была слишком низка, чтобы эшмалеф смогла хоть краем глаза увидеть корабль из своего наблюдательного пункта.


Прошло еще несколько дней. Послушница терпеливо ждала. В этих безлюдных землях было так тихо, будто сейчас не происходит главное событие в истории человечества. Будто не было войны. В небе не схлестывались в жарких битвах летательные аппараты, вспышки атомного огня не озаряли небосклон. Но южный ветер уже принес с собой радиацию. Похоже, местные решили погулять напоследок, подороже продать свою свободу. Зря, людям еще здесь жить и жить, так зачем же затруднять самим себе жизнь? Но это было предсказуемое сопротивление, вряд ли земляне смогут задержать оккупацию больше чем на день. А когда космодесантники сгонят всех аборигенов в фильтрационные лагеря, разведывательные дроны обыщут каждый миллиметр планеты от стратосферы до самых глубоких океанских впадин и пещер.


И ее найдут. Не о чем уже волноваться. Тем более, у нее есть чем скрасить себе последние дни ожидания.


Нож все еще сохранил острый кончик, которым аватар медленно отделил крышку черепа и откинул ее назад. Мозговое вещество аватара не пережило анабиоза, эшмалеф удалось сохранить только нужные ей фрагменты и защищенные пророщенными трубочками нервы и кровеносные сосуды. Все остальное превратилось в желеобразную субстанцию, не гнилую, но ни на что не пригодную. Тем легче будет ее выскрести без урона для аватара.


Если бы кто-нибудь сейчас оказался на скальном выступе, вряд ли бы он смог нормально спать до самого конца жизни – такое невероятное зрелище представилось бы ему. Он увидел бы, как таращащий сквозь мохнатые щелки глаза мшистый камень корявой палкой, отдаленно похожей на иссушенную руку, аккуратно вычерпывает из венчающей его чаши какую-то мерзость – и отправляет в черный провал, внутри которого даже можно разглядеть гнилые пеньки, напоминающие зубы. А справа от камня разрастается черный мешок, прилепившийся к нему, будто слизень.


Послушница всосала из остроумно придуманного искусственного желудка килограмм полупереваренной и нейтрализованной мозговой каши.


Ммм... вкусно.


Интересно, аватар сможет съесть без ножа собственную руку? Наверно, на это уйдет много времени, может и не успеть. Но в любом случае, даже если спасательный челнок сию минуту появится на горизонте, она просто из принципа съест губы, щеки и язык.


А то что это за обед без десерта?



Конец.



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
27

Горькие звезды. Глава 6/7

Горькие звезды. Глава 6/7 Авторский рассказ, Темная романтика, Литература, Научная фантастика, Космическая фантастика, Инопланетяне, Ужасы, Хоррор стори, Мистика, Графоманство, Длиннопост, Крипота

Продолжение. Предыдущие главы: Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая.


6 Горькие звезды


Трудно было поверить в успех. Некоторое время эшмалеф не могла совладать с собой. Она действительно только что отправила сообщение, или ее истерзанному лишениями разуму это просто пригрезилось?


Немного отдохнув, она решила почитать логи передатчика, благо к регистратору вела отдельная нервная цепь, уцелевшая при всплеске нечестивой энергии. Из-за передачи в нештатном режиме записи состояли по большей части из предупреждений и бессмысленного мусора, но немного повозившись с фильтрами, эшмалеф получила довольно много полезных данных. Компьютерная грамотность и глубокие познания в теории межзвездной связи среди ее достоинств не числились, так что ей понадобилось много времени на чтение и перепроверку данных. Однако, ее усилия были вознаграждены сполна: по всему выходило, что с помощью груды железяк ей удалось отправить правильный сигнал, который будет обнаружен и распознан станциями связи.


С облегчением она отсоединила передатчик, втянула хоботок в защитную полость, и, насколько это было возможно, расслабилась. Даже такая приятная штука как эйфория может сейчас слишком дорого обойтись ее истощенному телу.


Но мощная волна ликования все равно медленно, но неумолимо затапливала ее сознание.


Она спасена!


Как только Звездное Войско получит сигнал, за ней отправят корабль. Более того, сейчас она находилась далеко впереди линии фронта, в пространстве, куда ни дэвы, ни эшмалеф не должны были добраться ранее пары сотен лет, если бы события развивались обычным порядком. Обнаружение обитаемой планеты так глубоко в неосвоенном космосе – огромное достижение! Основав здесь форпост, к приходу дэвов Звездное Войско будет иметь мощнейшую цитадель, возможно, даже целый кластер защищенных систем. Это укрепит позиции эшмалеф на этом участке фронта, повысит шансы Вселенной пережить дэвов.


Но что еще приятнее, это будет ее достижение! Ей дадут имя, имплантаты и новые органы высшего класса, повысят до младшей королевы. Она получит право на гвардейский отряд, на целый десяток, или даже – давайте мечтать нескромно! – сотню лучших воинов.


И дальше, наконец, начнется настоящая жизнь...


Замечтавшись, послушница сама не заметила, как стала погружаться в сон. Лунное притяжение усиливалось; ее единственная подруга, много лет напоминавшая своим вечным танцем, что эшмалеф еще не мертва, искрилась в свете звезд, улыбалась позолоченным лимбом. Так бы и кружиться с ней друг напротив друга, пока какой-нибудь большой красивый капитан с мужественными педипальпами не явится за ней в пещеру. Хорошо, что кираса послушницы осталась при ней – хоть видно будет, что здесь своего спасителя дожидается не девка простая, а благородная дева. А потом... настоящая королева должна уметь благодарить...


Эшмалеф резко проснулась с ощущением, будто забыла о чем-то важном. Благодарить, спаситель, благодарить... Человек!


О, Соборная душа, что за дура! Ксеносапиенс куда более хрупки, чем эшмалеф, нельзя их надолго оставлять в беспомощном состоянии.


Послушница лихорадочно выбросила хоботок и осмотрела пещеру. Ее помощник лежал там же, где она его оставила – на краю грязевой лужи. Она решила быстро осмотреть его, прежде чем будить. А то вдруг с его телом что-то не так, и его пробуждение будет болезненным? С добрыми помощниками так не поступают.


Человек неглубоко и редко дышал, пульс был слабым и нестабильным. Обеспокоенная эшмалеф проверила на вкус его кровь, и обнаружила, что та сильно загустела. Похоже, земляне довольно быстро теряют воду. Послушница спешно приготовила и влила человеку в рот немного слабого водного раствора солей – каковую жидкость обычно и предпочитают сухопутные разумные.


Вода оказала свое благотворное действие, тело явно стало оживать. Несколько дней без пищи вряд ли существенны даже для таких хрупких созданий. А вот с теплом были проблемы – температура тела человека была на несколько градусов ниже, чем ранее. Впрочем, эшмалеф быстро придумала выход, подключившись к нейрочипу помощника и заставив его скелетные мышцы сокращаться с высокой частотой. Спустя некоторое время человек согрелся. Послушница как раз успела проверить его раны, дабы убедиться в отсутствии нагноений.


Кажется, все в порядке, пора будить. Человек хорошо ей послужил, теперь пусть пойдет, проветрится, приведет себя в порядок, заодно поищет еды для нее. А как найдет еду, надо будет его отпустить, вдруг у него остались нерешенные человечьи проблемы, не возвращенные долги – пускай гуляет, а то скоро будет поздно. Для всех землян скоро будет поздно...


Эшмалеф подала соответствующие команды на нейрочип.


Человек не проснулся.


Стараясь не паниковать, эшмалеф ударила помощника электричеством. Ничего. Химические стимуляторы в кровь. Без эффекта. Электрошок через нейрочип. Выделил жидкие экскременты, но не проснулся.


На некоторое время послушница отсоединилась и стала обдумывать ситуацию. Что же это такое может быть? Его тело относительно здорово, от нескольких дней голодного сна еще никто не умирал. Особых признаков лучевой болезни не видно. Головой не бился... Вот оно! Когда человек вернулся с задания, она извлекла из его черепа неглубоко засевшую свинцовую дробь, продезинфицировала и заклеила раны. Только вот ранение в туловище, и ранение в голову – очень разные вещи.


Снова подключившись к нейрочипу, она запустила наиболее обширное сканирование нервной системы и стала проращивать внутрь мозга углеродные трубочки для биохимического зондирования. Поддерживающий имплантат хоботка запротестовал, но сейчас ей было не до того. Вскоре худшие опасения послушницы подтвердились: с одной из дробинок какая-то микроскопическая мразь проникла внутрь черепной коробки и нашла путь в мозг. Инфекция вызвала обширную энцифалопатию, в несколько дней разрушившую всю переднюю часть коры мозга.


Теперь она могла будить его сколько угодно: некого больше будить. Пока она занималась своими космическими делами, помощник просто тихо умирал у нее под боком.


Позволив медимплантату определить тип инфекции и закачать через хоботок антибиотики, эшмалеф отсоединилась и потерянно замерла. Будь у нее конечности – опустила бы их.


Что же за бестолковая дура! Угробила на ровном месте уже второго человека. Они на нее как на богиню смотрели, а она – такое ничтожество. Вроде бы все шло хорошо, судьба благоволила ей, но она все равно нашла, где облажаться. И, главное, как же это было на нее похоже...


Всю жизнь у нее все получалось хуже, чем у других, любое дело давалось труднее, чем другим. Не мудрено, что все удивились, когда она дэвам не ведомым образом смогла пройти отбор в монастырь боевых королев. А уж там она получала по первое число как будто по расписанию. До сих пор остается загадкой, как она вообще дожила до выпуска и даже получила сертификат кандидатки на должность капеллана Звездного Войска.


И, правды ради, даже обнаружение отличного места для форпоста нельзя назвать ее личным достижением. Хотя бы потому, что она выжила и подала сигнал, попутно провалив свое первое задание: вместо того, чтобы принести мобильный передатчик королеве, отвечавшей за транспортировку послушниц, она просто юркнула в автомат выброса планетарных дронов, как только все пошло в раздрай. Можно сколько угодно оправдываться, что тем самым она придала смысл подвигу безымянных навигаторов, в считанные секунды почувствовавших обитаемую планету, когда пожираемый дэвом корабль совершал невозможный прыжок через пространство. Но факт есть факт – ее заслуги в этом нет.


Если же говорить совсем честно, то она не может и утешаться, что принесла спасение землянам. Знай они, какое это спасение... разбомбили бы ее дэвову пещеру до литосферных плит. Вместо быстрой легкой смерти, которую им подарили бы дэвы, они теперь проведут тысячелетия в жестоком рабстве у военной машины эшмалеф. Дэвы убили бы... сколько там вообще землян?.. миллиард от силы. Но под властью эшмалеф родятся и погибнут в атомном огне миллиарды миллиардов. И вряд ли эти будущие винтики системы будут рады, что вообще родились и хоть немного пожили: всем разумным трудно и обидно быть дешевым органическим аналогом роботов.


И, главное, был бы еще во всем этом смысл. Ведь эшмалеф все равно никак не могут победить. Реальность обречена, и все они проводят свои единственные жизни не так как следовало бы. Она хотела бы просто спокойно жить где-нибудь на дне родного улья, делать то немногое, что у нее хорошо получается – вышивать золотые литании и петь старинные песни. Но в этой вселенной такое невозможно. Говорят, принять бесконечность войны, значит, избавиться от душевных метаний. Она приняла – и получила только боль.


Волны черной меланхолии захлестывали послушницу с головой, материализовались, тугими узами сжимали ее сердца́. Луна, ее бывшая подруга, насмешливо кружила вокруг нее, будто рисуя в пространстве круг страданий, из которого живым не дано вырваться. Луна – мертва, и мертвым не больно. Лживая, ложная подруга.


Жизнь – это ад.



Продолжение следует.



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
498

Memento mori по-русски

"И вот я скажу, чтобы побороть страх смерти, нужно жить так, чтобы оставалось сознание небесплодно прожитой жизни, и нужно быть в постоянной готовности умереть. Мы погрязаем в мелочах своей жизни так, что забываем о вечном институте смерти и только вспоминаем о нем, когда смерть постигает друга, когда по улице двигается погребальный кортеж, и даже в эти моменты мы не всегда думаем о том часе, который неизбежно наступит для нас самих. А между тем об этом именно часе и следовало бы вспоминать почаще, но не для того, чтобы горевать и плакаться, а для того, чтобы бодрить себя к деятельности, побуждать к мысли о связи нашей личности со всем человечеством и со всем вообще миром с беспредельным его движением и беспредельным совершенствованием, частицу которого мы осуществляем".
Владимир Бехтерев "Феномены мозга"

Memento mori по-русски Полезное, Наука, Бехтерев, Ученые, Смерть, Жизнь, Психология, Философия
62

Записки психотерапевта (часть 10)

Некоторые люди усердно стараются предугадать, что другие думают о них. Но зачастую они не проверяют правильность их предположений, которые обычно негативно окрашены. В большинстве своём убеждения о том, что другие плохо думают о них не соответствуют действительности. Просто такие люди сами о себе плохого мнения. Им кажется, что и все остальные так же думают, что зачастую неверно. Изменится самооценка, изменится и восприятие себя другими глазами.

***

Есть работы, которые в десятки раз хуже вашей, где условия труда тяжелее, жарче, холоднее, радиоактивней, опасней и т.п. От этого становится немного легче, но потребность в подлинной самореализации этим не удовлетворится. Кошки по-прежнему будут скрести на душе. А когда вы почувствуете истинное удовлетворение и увлечённость от вашей деятельности, которое приносит благо окружающим, скрежет превратится в душевный огонь.

***

Чрезмерное давление родителей в гонке за высокими баллами в школе зачастую оборачивается не счастливым будущим, а длительно высокими баллами по шкале депрессии и тревожности.

***

Есть вещи, которые изменить в себе нельзя. А есть то, что изменить в себе сложно, но возможно. Люди получают разное в наследство. Это может старый бабушкин диван, разбитая квартира, дворец, полцарства и много другое. Но один разбитую квартиру может отремонтировать и преобразить, а другой разбазарить своё полцарства. То же самое происходит и с психофизической наследственностью. Какие бы ни были родители и прародители, это можно изменить на своём уровне и начать передавать другое своим потомкам.

***

Творчество — это не только рисование, писательство и музицирование. Творчество — это то, что придумываешь сам и воплощаешь. Это может быть в чем угодно: в медицине, в психологии, в строительстве, в политике и т.д. Но есть состояния и условия, которые подавляют творческое самопроявление. Из состояний, в первую очередь, это заниженная самооценка, тревожность и неуверенность. Из условий, в первую очередь, это авторитарность руководства, завышенные требования, перегрузка и неадекватность оплаты труда. Соответственно, чем больше человек избавился от мусора в голове и токсичных условий труда, тем больше он начинает творчески реализовываться.

***

Занозу вытащить легко самостоятельно, но с многооскольчатым ранением человек идёт за помощью к травматологу. Так же стоит поступать и с психологическими травмами. Многие люди ходят с осколками в душе с детских времён, но самостоятельно или с помощью друга получается вытащить только занозу. Так почему же к травматологу очередь, а к психотерапевту стыдно идти?

***

Проблемы нужно решать, а не маскировать.

Кто-то тратит свои деньги на заедание и запивание тоски. Кто-то глушит тревогу сигаретами, шопингом или тв-и интернет-зависимостью. А кто-то готов не маскировать проблемы, а их решать и платить, по сути, те же деньги.

Психотерапия — это инвестиция в самый важный проект своей жизни — в самого себя.

***

От низкой самооценки падает физический и психический иммунитет. И тогда человек не может себя защитить и отгребает от детей, взрослых, животных, бактерий, вирусов и природных условий.


Илья Воронин

Записки психотерапевта (часть 10) Психология, Психотерапия, Философия
Показать полностью 1
231

Нил Гейман: почему в Китае разрешили научную фантастику

Нил Гейман: почему в Китае разрешили научную фантастику Нил Гейман, Фантастика, Чтение, Научная фантастика, Телевидение, Философия, Писатель, Фэнтези

Прекрасная статья Нила Геймана, опубликованная на Facebook в сообществе "Настоящий писатель" 4 декабря 2019 года.
Очень рекомендую прочитать.
Нил Гейман рассказывает, почему чтение литературы очень важно для человека, особенно для ребёнка.
Это как никогда актуально сегодня, в эпоху визуального восприятия, когда мы получаем информацию в виде движущихся картинок (кинематограф).
Статья заставляет задуматься о многом.
Я бы хотел добавить кое-какие свои мысли к этой статье.
Существует чёткая разница между просмотром фильма и чтением книги. Это кажется очевидным, но есть важный момент, который не все замечают: когда вы читаете книгу, то именно вы создаёте в своём разуме образы героев и ситуаций, которые описаны в книге, а когда вы смотрите фильм, то вы получаете уже готовый, созданный кем-то, образ (движущуюся картинку), а ваше собственное воображение при этом не действует.
А ведь способность к воображению — это важная способность, вы не находите?
Вот что пишет по этому поводу Нил Гейман:

"В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь научная фантастика не одобрялась в Китае долгое время. Что изменилось?
Все просто, сказал он мне. Если им приносили схемы, китайцы создавали великолепные вещи. Но они ничего не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому мы послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками".
Я помню, насколько увлекательно было в детстве, лёжа в постели, перед тем как заснуть, проигрывать целые сюжеты из книг, которые до этого прочитал. Воображение работало на полную катушку!
Даже если мы возьмём кинематограф, то фильм появляется только после того, как будущие образы и сцены описаны в сценарии или в книге, по которой снимается фильм. Режиссёр, оператор, актёр — все они должны сначала прочитать текст, и лишь потом, благодаря их совместным усилиям, появится ряд картинок, на которые мы будем смотреть.
Я, конечно, не хочу сказать, что фильм — это плохо, а книга — это хорошо. Я сам киноман, обожаю хорошие фильмы, и это был бы слишком примитивный подход. Я лишь за восстановление баланса между просмотром фильмов и чтением книг. Поясню.
Если немного углубиться в философию, то когда при чтении книги читатель создаёт в своём разуме воображаемые образы, тут он выступает в качестве причины над своим воображением — он сам создаёт эти картины в разуме и может менять их, как захочет. При просмотре же фильма, зритель является в большей степени следствием — уже готовые картинки, которые он не может в этот момент изменить, потоком поступают в его разум.
Телевидение — прекрасный способ зафиксировать человека на одном месте: вы неподвижно сидите и смотрите на картинки, которые показывают в пластиковом ящике.
В современном мире баланс сдвинут в сторону не требующего никаких усилий просмотра визуального материала. Фильмы, сюжеты, ролики. Телевидение и кинематограф вошли в нашу жизнь около ста лет назад, но посмотрите, сколько открытий во всех областях человеческой деятельности было сделано в ту эпоху, когда люди в основном только читали книги! Насколько натренировано и развито было их воображение! Острота ума, способность излагать свои мысли, способность общаться — где всё это?
Чтение книги предполагает участие. Оно предполагает некоторое усилие. Оно заставляет работать мысль!
Тиражи современных изданий год от года снижаются. И это проблема не только для писателей, которые хотят, чтобы их книги продавались. Люди стали меньше читать. Они знают меньше слов. Они сидят перед экранами и жуют, и жуют современную тележвачку — зачастую весьма примитивные телесериалы и телепередачи. Как это обогащает их?
В моей статье больше вопросов, чем ответов, но один из ответов очевиден: чтобы восстановить баланс между чтением книг и просмотром фильмов, нужно больше читать. Дабы не оказаться перед лицом проблемы, с которой уже столкнулись китайцы, а завтра можем столкнуться и мы.

https://zen.yandex.ru/media/id/5ec2c130bb51c50914677223/nil-...

Показать полностью
122

Побочный эффект

1.

Противный мелкий дождь намочил всё вокруг. В воздухе стояла утренняя сырость, пробирающая до костей.

Поднимаясь по мокрым ступеням лестницы, она внимательно смотрела под ноги, опасаясь поскользнуться или оступиться. Только войдя в помещение, подняла глаза и замерла. Прямо перед ней стояла стильная, ухоженная, холёная толстуха. Её даже можно было назвать симпатичной - модная причёска, отличный макияж, уверенный взгляд неглупых глаз, но это было её собственное отражение, поэтому восторгов оно не вызывало.

Зеркало было огромным - во всю стену от пола до потолка, и Оксана теперь отлично понимала, почему его установка влетела ей, хозяйке фитнес центра, в копеечку. Благодаря размерам, положению в холле и подсветке, оно забирало всё внимание вошедшего, просто не позволяло оторваться. Оксана всё смотрела и смотрела, а настроение портилось и портилось с каждой секундой.

На восторженное приветствие администратора она ответила без энтузиазма. Девушка за стойкой до поры до времени притихла, не высовывалась, внимания к себе не привлекала, пыталась оценить обстановку и подстроиться к настроению неожиданно появившейся хозяйки.

Закончив разглядывать себя в фас, женщина повернулась боком, потом спиной. Ни с той, ни с другой стороны вид не удовлетворял.

- Вот засада! - прошипела она под нос.

- Вы что-то сказали, Оксана Викторовна? - администратор пыталась наладить контакт.

- Да, говорю, дома, казалось, мне эти джинсы даже идут. А тут - смотреть страшно!

- Ой, нашли, куда глядеться!

Администратор тут же оживилась, выскочила из-за стойки, как коза, на своих лабутенах, прискакала и встала рядом, уперев руки-палки в костлявый таз.

Теперь в зеркало смотрелись две очень разные по комплекции особы, но с одинаково недовольным выражением лица

- Это же зеркало такое! - махнула рукой Ксюша.

- Какое? - потешно копируя её дурацкую манеру тянуть гласные, поддразнила Оксана.

- Специальное, - Ксюша не уловила иронии. - Мы его специально при входе установили, чтобы клиентки на себя глядели и ужасались.

Ксюша, кривляясь, присела, как от страха, разинула в притворном ужасе рот, прижимая ладони к впалым щекам.

- Вот поужасаются, поохают-поахают и сразу абонемент в спорт-зал приобретут, а там уж и спа, и массажи, и всё такое. Вы же сами говорили, нужно что-то делать для привлечения клиентов. Вот, пожалуйста, маркетинговый ход!

- Ишь, чего! - подивилась бизнес-идее Оксана, поправляя перед чудо-зеркалом тонированные пряди.

- А на выходе - другое, - манерничала Ксюша. - Наоборот, утягивает, чтоб клиент видел результат с первого раза.

- Значит, тут у нас и посмотреться не во что! Кругом обман!

- Ну, во всяком случае, не в это! - Ксеня крутилась перед зеркалом, звонко топоча по итальянской керамике каблучищами. - Здесь и у меня пузо!

Оксана недовольно покосилась на эту анорексичку, набивающуюся на комплимент. А ведь и правда, животик у девоньки был дрябленький. Она не удержалась и ущипнула её за складочку в районе предполагаемого пупка. Ксюха взвизгнула, как дикая обезьяна, и затопотала прятаться за стойку.

- Чего орём?! - раздался женский бас, и из ближайших дверей выглянула мощная деваха с фигурой призёра чемпионатов по толканию ядра и не менее сильным именем Вера. Увидев Оксану, она расплылась в добрейшей улыбке сенбернара и, раскинув ручища, чуть ли не бегом кинулась в холл обниматься-целоваться.

Оксана не дрогнула, достойно выдержала напор. Панибратства она не выносила, но искреннюю радость подчиненных ценила и чувств не отвергала. К тому же рядом с мощной, широченной Верой Оксана могла чувствовать себя, если не Дюймовочкой, то хотя бы миниатюрной женщиной.

Крепкие объятия погрузили хозяйку салона в облако ароматов - уютные запахи массажных масел переплетались с пряными травяными и терпкими эфирными.

- Ой, как пахнешь! - восхитилась непосредственная Оксана. - Дай ещё понюхаю! М-м…

- Ой, да что вы, Оксана Викторовна! - загудела богатырша. - Засмущали!

- Это ж у Верки рабочее всё, от кабинета - чё попало!

- Я те дам «чё попало»! - Вера сунула Ксюше под нос кулак размером с её худенькую мордочку.

- Да не заводись ты! - отмахнулась Ксеня. - Вот вы, Оксана Викторовна, всегда так тонко духи подбираете!

- Ах, ты Ксюха-льстюха! - Оксана сделала вид, что опять собирается её ущипнуть.

После весёлой заварухи втроём плюхнулись на огромный кожаный диван.

- Рыбок кормили? - поинтересовалась хозяйка, глядя на встроенный в стену аквариум.

- Конечно, регулярно по графику, - заверила Ксеня.

- Клиентов нет?

- Ой, так рано просто, набегут ещё. Утренние-то занимаются. Виолетка вовсю пашет.

- Что-то вы совсем нас забыли, Оксана Викторовна, - вздохнула Вера. - Виолетка тоже переживает, что тренировки забросили.

- Да какие тут тренировки, Вер! Столько дел! Я света белого не вижу! Кручу-верчу, лучше жить хочу. Вообще, зря я вас тогда прикупила. Ошиблась я на ваш счёт. Повелась на здоровый образ жизни. В результате я из-за руля не вылезаю - то в налоговую, то к пожарникам, то в банк. До того накрутишься - только о диване все мечты.

На каждый жуткий довод собеседница сокрушенно кивала головой и поглаживала Оксану по плечу.

- А с клиентками вашими постоянными кто по ресторанам обедать будет, чтобы у них калории не переводились?

Все трое заливисто захохотали.

- Ох, пойдёмте, Оксана Викторовна, я вам массажик сделаю! - ласково пробасила Вера. - В кедровую бочку хотите?

Оксана, забежавшая в свой центр красоты и здоровья на пять минут, провела в спа-процедурах полдня.

2

После заскочила к подруге, недавно родившей второго карапуза. У Светки было хорошо - шум-гам в маленькой двушке. Визги старшего тонули в воплях младшего. Всё жизненное пространство было захвачено армией игрушек, которые в каждой комнате разбили свой бивуак. В воздухе витали ароматы манной каши и детской косметики. Центр этой вселенной - ненакрашеная, непричесаная, одетая в домашний халатик женщина излучала покой и умиротворение.

- Вот любуюсь я на тебя, Светка! Прямо белой завистью завидую! - разоткровенничалась Оксана после рюмки чаю.

- Врёшь ты всё, зараза! - весело огрызнулась подруга, отнимая малыша от пышной груди.

— Ничего не вру! Честно! У тебя семья, дети. Славка вон какой молодец, прибежал с работы, пельмени варит!

- Да, я такой! - донеслось из кухни.

- А я всё одна, да одна.

- А что этот твой качок из качалки?

- Да… - Оксана отмахнулась. - Мозг-то не накачивается.

- Это да! - вздохнула Света в тон подруге. - А продюсер за тобой ухаживал?

- Ой, не напоминай! Он, как выяснилось, того…

- Чего? - не поняла Света.

- Ну… - Оксана сделала какой-то странный, только им двоим понятный жест, и Света расхохоталась.

- Да ты что?! Серьезно?

- Тебе смешно, - вздохнула Оксана и обречённо подпёрла подбородок ладонью.

- Ну, не кисни!

- Это потому что я толстая!

- Да какая ты толстая?! На меня посмотри.

Света с радостью продемонстрировала пышные формы, поющие гимн счастливой семейной жизни и радостному материнству.

- Тебе сам Бог велел, - Оксана бережно взяла малыша у матери, играясь, приподнимала его и опускала, упирая крепкие ножки в свои мягкие, широкие бедра. Малыш визжал от удовольствия.

- У тебя вон оправдания пешком под стол бегают.

- Ты зациклилась просто, не в этом дело!

- В этом, уверена!

- Тогда твою толстоту можно за месяц тренировок в твоём же салоне ликвидировать.

- Ой, ненавижу я это всё! Прыгать, надрываться, рядом с собственными клиентками потеть. Даже представить не могу. Было бы такое, чтоб раз - таблетку выпила - и красавица!

- Про таблетки не знаю, но вот, говорят, крем такой есть, - донеслось из кухни.

- Вот где бабка-подслушка! - съязвила Света.

- Вы тут страдаете на всю квартиру - подслушивать не надо, - в комнате с тарелками пельменей появился Слава.

Запах манной каши уступил позиции сочному мясному духу. Слюнки потекли.

- Возьми Гришу, пожалуйста, мы хоть поедим нормально, - попросила Света мужа.

- Погодите, - заинтересовалась Оксана. - А что за крем?

И Слава с малышом на руках, прыгая по комнате и спотыкаясь об игрушки, поведал историю о чудо-креме, которую подцепил сегодня в своей бухгалтерии от коллег-женщин. Потом звонили главбуху Нине Николаевне, уточняли подробности, еле-еле закончили разговор - ухо горело от перегретой трубки, но информацию добыли.

Ссылка была активна, сайт работал, и Оксану прямо из гостей, со Славкиного ноутбука, без проблем записали на консультацию к доктору Райкеусу.

Уже дома перед сном в неглиже она крутилась перед зеркалом, заранее прощаясь с круглыми бочками и ненавистными ушками на бедрах.

3.

- Ну-с, что вы решили? - промурлыкал доктор.

- Ой, даже не знаю, - Оксана никак не могла определиться и ёрзала на стуле. - Такие деньги!!! А точно поможет?

- В этом можете не сомневаться. Мы полностью гарантируем качество продукции. Видите ли, нам не важны деньги, нам дороги красота и здоровье наших женщин! И, чтобы быть с вами полностью откровенным, я должен предупредить о некотором побочном эффекте.

- А что за побочный эффект? - насторожилась Оксана.

- Понимаете, Оксана Викторовна, - он доверительно взял клиентку за пухленькую ручку. - Этого никто не знает.

- Как это? - Оксана заподозрила в откровенностях доктора признаки шарлатанства.

- Это очень сложно объяснить, - ворковал доктор, - понимаете, каждый организм неповторим. Он индивидуально реагирует на воздействия крема. Основной эффект один и тот же - интенсивное похудение. Но проходит оно у каждого по-разному. Возможно, легкое головокружение, может быть, незначительные нарушения сна, несколько обостренное восприятие цвета и звуков…

- Тошнота-понос... - в продолжение перечисления съязвила пациентка.

- Ну, что вы?! Что вы?! Это же крем, а не яйца глистов! В целом - ничего угрожающего здоровью, легкий дискомфорт.

- Дискомфорт значит, - сетовала Оксана. - Это за такие-то деньги?!

Доктор перестал бродить по кабинету, мягко опустился в кожаное кресло. Помолчал, подумал и в внезапном порыве перекинулся через стол. Расстояние между ним и пациенткой сократилось до доверительного.

- Понимаете, в чём дело, - в голосе звучали нотки той неповторимой печали, которые дают только тайные знания, - это, вообще, не наша вина, и не сам крем даёт этот побочный эффект. Такова индивидуальная реакция каждого организма и даже не на компоненты крема, а на сам процесс экстренного, интенсивного похудения.

Оксану раздирали сомнения, но последние слова доктора просто печатались в сознание.

- Интенсивное похудение…Интенсивное похудение… - завороженно повторял внутренний голос.

- За все надо платить! - философски подытожил доктор, и Оксана заплатила.

4.

Она торопилась домой, нервничала в пробке, психовала на нерасторопных пешеходов, бранилась на каждый светофор.

Наконец, въехала в свой двор, ловко припарковалась, пикнула сигналкой и заспешила в подъезд, прижимая к груд красиво упакованное в подарочный пакет чудо-средство.

Под ноги кубарем кинулась дворовая Жуля. Собачонка спешила за порцией добра и ласки.

- Жуля, Жуленька, - засюсюкала Оксана, теребя доверчиво подставленный широкий лоб. - Собака такая! Ела сегодня?

- Да, - услышала она за спиной, вздрогнула от неожиданности и обернулась.

Голос принадлежал соседу со второго этажа, молодому мужчине, примерно её лет. Он почти бесшумно подъехал на своём велосипеде и теперь стоял рядом, застенчиво улыбаясь. Лицо его, несмотря на трехдневную щетину, было вовсе не брутальным, а трогательным, ветер ерошил рыжую шевелюру. Одет он был невзрачно - ветровка неопределенного цвета, поношенные джинсы.

- Ой, я вас напугал, простите! - он, искренне извиняясь, прижал обе руки к сердцу, совершенно забыв про велосипед. Тот незамедлительно грохнулся об асфальт.

Оксана засмеялась, сказала, что ничего страшного, а про себя силилась вспомнить его имя. Мужчина махнул рукой на повалившийся велик, смущенно кашлянул, поправил очки, отчитался, когда и чем кормил собаку.

- Я бы её домой забрал, но живу один, и с моим графиком - это совершенно невозможно.

- Вот и я, - попыталась закончить непредвиденное общение Оксана.

- Правда? - не понятно о чём переспросил сосед, но тут же засмущался вновь и переключился на Жулю.

Собака чуть с ума не сошла от такого обилия человеческого внимания. Оксана, пользуясь случаем, прошмыгнула в подъезд.

- Как же зовут этого чудика? - силилась вспомнить Оксана, заходя в лифт. - Иннокентий? Эдуард? Леопольд? Нет. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Вот помню, что имя его странное, но ему очень идёт. Вот просто по нему имя, такое же «рыжее», совершенно невозможное.

В окне подъезда под каким-то невероятным углом сверкнуло солнце, на миг ослепило только что вышедшую из лифта Оксану.

- Рудольф! - вспыхнуло у неё в голове. - Точно! Рудольф Яковлев - местный малахольный. Всему двору он запомнился акцией «Сортируем мусор!» Призывал в листовках и плакатах, которыми увесил все подъезды дома, разделять бумагу, пластик, стекло и бытовые отходы. Вроде бы на свои деньги даже закупил и поставил разные контейнеры. Кто-то даже повёлся на эту бредовую идею, но в результате мусоровозы не справлялись со странными контейнерами, набитыми пластиковыми бутылками или картоном. Мусорки переполнялись, бомжи устраивали срач, ЖЭУ всё это дело быстренько ликвидировало. Рудольфу велено было не заниматься ерундой. Но личность он был безусловно замечательная - расписал подъезд под Ван Гога, расставил горшки с геранью, организовал сбор старых батареек, на своей лестничной площадке поставил этажерку для обмена книгами. (Оксана стянула оттуда женский роман. Надо, кстати, вернуть.) В любое время года - на велике, до сих пор, как пионер, вешает скворечники, делает кормушки, Жулю вонсодержит. Наверняка, вегетарианец.

Оксане сразу вспомнились вчерашние Славкины пельмени. Она бы и сейчас не отказалась от порции.

- Ты вот гонишь на человека, а Жуля его любит, - поспорила она сама с собой, - собаки они в этом понимают!

Уже будучи дома, Оксана, наверное, с полчаса искала по квартире кота. На излюбленных местах его не было, на зов он не откликался.

- Вот тебе и домашний любимец! Смысл было заводить? Я с ним вообще не вижусь. У нас, видите ли, режимы не совпадают. Он сейчас спит где-нибудь на шкафу, чтобы до него не добрались, а когда я спать лягу, он будет бодр и весел, станет по мне скакать, требовать внимания и ласки.

Оксана была раздражена и обижена, хотела уже устроить животному семейную сцену, но сначала решила перекусить, набраться сил. К жаренной картошечке не поленилась, почистила селёдочку, заправила маринованным в столовом уксусе лучком и зеленым горошком. Лакомство залила постным маслом. Тут же на пороге кухни возник заспанный британец.

- Соизволил появиться! - умилилась Оксана хмурому питомцу. - Ну, иди сюда!

Кот невозмутимо прошествовал к миске, игнорируя призыв хозяйки. Не увидев свежей еды, выпучил глаза и издал противный утробный вой. Оксана, как по команде, бросила ужин и кинулась кормить животное.

Вечер провели приятно. Феликс отлежал Оксане все колени, спина у неё затекла от неподвижного сидения в одной позе, в страхе потревожить спящее создание.

- Надо и тебя кремом намазать, - мысленно шутила Оксана, гладя сытый кошачий бок.

Феликсу, наверное, не понравился ход Оксаниных мыслей, иного объяснения, почему он вдруг соскочил с её колен, недовольно отряхнулся и, дёргая лапами, покинул комнату, она найти не могла.

- Ну, значит, сама судьба велит приступать.

5.

Следуя инструкции, Оксана приняла горячую ванну, растёрлась полотенцем и нанесла крем на распаренное, влажное тело. Пока мазалась, в голове роились неуютные мысли - вдруг не подействует, или она сделала что-то не так, и весь эффект сойдет на нет. Удивительно, но баночки хватило ровно, чтобы покрыть себя тонким слоем от ушей до пят.

Крем ложился удивительно легко, тут же впитывался, не оставляя никаких следов, дарил приятные ощущения прохлады, кожа стала гладкой и нежной, как атлас. Оксана подождала около часа, время было позднее, никаких новых ощущений, кроме эластичности кожи, пока не появлялось.

- Вот и купила я себе молочко для тела за страшносказатьсколько американских долларов! - заранее расстроилась Оксана и легла спать.

Поначалу, долго ворочалась, не могла успокоить свою внутреннюю жабу. Потом пришел Феликс, лёг в ноги. Не понравилось. Прилёг рядом на подушку. Тоже что-то не устраивало - бил хвостом, каждый раз попадая Оксане по лицу. Оксана связываться не стала, знала, что ни к чему хорошему ночной конфликт с котом не приведёт. Он просто поставит целью не давать ей спать. Хозяйка перевернулась на другой бок. Феликс воспринял это как начало холодной войны. Неловко карабкаясь через хозяйку, он перебрался на другую сторону кровати, свернулся в клубок, прижав круглый бок прямо к её лицу. Оксане чертовски хотелось спать, она психанула и перешла к блицкриг, спихнув Феликса с кровати.

Животное тоже ринулось к активным боевым действиям. Кот нервно носился в темноте, как комнатный бизон, сшибая мелкие, но громко падающие предметы. На пол летели пульт от телевизора, журнал «Космо», футляр от очков, когда, судя по звуку, по полу стала гоняться баночка из под использованного крема, терпению Оксаны пришёл конец. Она соскочила с кровати и врубила свет!

- А-а! - зазвучал вопль ужаса в её голове, а Феликс пулей вылетел из комнаты. Оксана вздрогнула, крик исчез. Она выключила свет и закрыла дверь.

- Гадина! - снова услышала она утробный звук.

Внутри похолодело. Она схватила телефон. На мониторе высветилось 2:36.

- Ещё бы! Будут тут звуки в голове!

Оксана рухнула в кровать и, наконец, забылась сном. Ей снился голос, тонкий и пронзительный, как звенящая струна. Голос отдавал команды:

-Первый отряд! Перейти к снижению! Поверхность готова к бурению.

- Есть, командир! - отозвался хор таких же писклявых голосов.

- Проявлять предельную осторожность! Есть опасность сейсмической активности.

Оксане снилось, что голос сумел вырваться за пределы сна и выдернуть за собой её. Комар жужжал над самым ухом. Оксана спросонья отвесила себе оплеуху. Сквозь звон в ушах донеслись обрывки голоса из сна:

- …мание! Внимание! Всем покинуть платформу! Начало сейсмической активности! Повторяю, всем поки…

Оксана хлопнула ещё раз, окончательно проснулась, на ладони остался след от надоедливого насекомого. Пришлось включить фумигатор. До будильника оставалось три часа пятнадцать минут.

6.

Именно через этот временной промежуток он вырвал её из объятий сна. Спала Оксана, видимо, беспокойно, во сне ворочалась, поэтому совершенно запуталась, то ли в одеяле, то ли в простыне. Еле освободившись из матерчатого плена, она выключила будильник, спустя несколько секунд, стала выбираться из постели. Как только встала на ноги, почувствовала, как ночная сорочка скользит по телу и падает к ногам, оставляя хозяйку абсолютно обнажённой. Оксана ахнула, схватила домашний халат и утонула в нём. Одежда, ещё вчера плотно обтягивающая габариты хозяйки позволяла теперь завернуться в неё вдвое. Оксана всё поняла, отшвырнула халат и кинулась к зеркалу.

Прямо перед ней стояла голая, растрепанная, заспанная худышка.

Вопль ликования пронзил утреннюю тишину квартиры. Оксана не могла на себя насмотреться. Долгожданные торчащие ключицы, остренькие локотки и коленки, тазовые косточки. Попы нет! Совсем нет! Нисколечко! Оксана прогнулась, чтобы разглядеть хоть какие-то остатки за спиной. Ничего! Скуластое, глазастое лицо озарила улыбка полного счастья. Оксана так долго крутилась перед зеркалом, что даже замёрзла. Скача от радости, как мустанг в пампасах, она понеслась под горячий душ.

- Хо-ро-ший день у меня сегодня! - завывала Оксана, периодически захлёбываясь струёй воды, попадающей в рот. Но вода не могла утопить песню души!

Замотавшись в халат, как в плащ-палатку, хихикая и мурлыча себе под нос, она направилась на кухню.

На диванчике лежал Феликс и не подавал признаков жизни.

- Ну, конечно, - ахнула Оксана. - Теперь он спать будет! Феликс, ну, Феликс! Ну посмотри на меня!

Кот дёрнул ухом, поморщился. Оксана хотела взять его на руки. Но тот при первом приближении хозяйки, не открывая глаз, утробно завыл:

- У-уй-ди-и , у-убью-уу!!!

- Ух ты! Феликс, ты, глядишь, так и заговоришь у меня в скором времени! - Оксана была поражена сверхспособностями питомца.

Феликс к тому времени незамедлительно опять впал в сонную кому.

Ах, что это было за утро! Дождик, моросящий с утра, обещал вот-вот закончиться. Кофе убежал на плиту, но не весь, приличную часть удалось удержать в медной сияющей турке. Молоко, правда, скисло. Но учёная жизнью Оксана предусмотрительно попробовала глоток, перед тем как испортить кофе!

- Э-э! Не проведешь! - усмехнулась она.

Чёрный кофе - то, что нужно стройной женщине. Никакого молока, никаких булок с маслом! Кофе и только кофе. Кофе. Стройность. Рок-эн-ролл.

Она распахнула окно. В кухню влился поток утренней влажной прохлады. За окном, однако, кричали дурными, визгливыми голосами какие-то скандальные девки, может бабы.

- Дай сюда!

- Не трожь! Моё!

- Дай! Сказала!

- Уйди отсюда, дура!

- Сама дура! И муж у тебя дурак, и дети дураки!

- Пошла отсюда!

Оксана, в желании разглядеть участников перепалки, по пояс высунулась в окно, но двор был пуст. Только два воробья таскали друг у друга корку хлеба.

- Дура!

- Сама дура! - неслось на весь двор.

- Ну, надо же, с утра пораньше, - удивилась Оксана скандалу, но почувствовала, что озябла, и притворила окно.

7.

Она снова вернулась к зеркалу, не могла налюбоваться на себя новую, стройную, прекрасную. Состояние полной удовлетворённости своим внешним видом захватило её на столько, что поначалу она даже не осознала надвигающуюся серьёзную проблему. Теперь Оксане совершенно нечего было надеть. Да, это тот самый юмористический случай, когда шкаф ломится от вещей, а надеть, реально, нечего! И это было вовсе не смешно.

Вместе с тем, в душу закралась подлая досада. Оксана любила свои вещи. Обожала платья экстравагантного покроя, которые тщательно выбирала в магазине авторской одежды Дуси Дербенко, и они ей невероятно шли, скрывая нюансы фигуры, придавая облику элегантность или смелую оригинальность. Оксана любила свои просторные шёлковые блузы с крупным принтом. Ткань расписывал сам Кирилл Бабочкин. На ней, как на полотне художника, улетали вдаль птицы, пенилась морская волна, расцветали японские хризантемы, роняла лепестки пепельная роза. Каждая блуза была шедевром. От Оксаны невозможно было отвести глаз. Какие уж теперь росписи! От прежней розы на новой Оксаниной груди поместится лишь лепесток.

- Так, о чём это я? - удивилась своей ностальгии счастливая обладательница ключиц и узких бёдер.

Добравшись до торгового центра в джинсах, привязанных к талии ремнём, сверху замотав себя в кардиган, Оксана потратила день на приобретение базового гардероба. В конце концов, измождённая бесконечными переодеваниями, критическим подходом при выборе практически одинаковых джинс и футболок, нагруженная фирменными пакетами, она садилась в машину. В голове была совершенная мусорная куча из обрывков дурацкой музыки (в каждом бутике звучала своя мелодия, якобы стимулирующая мозг на желание приобретать) перед глазами мелькали этикетки.

Так, и что же я купила? - вспоминала она за рулём.

Ей всегда было приятно вызывать в голове образ недавних покупок. В памяти всплыли многочисленные джинсы, топы, майки, футболки…

Ей, безусловно, нравилось, как сидят на ней теперь маечки и топики. Как чуть-чуть провисают на месте, где всегда была попа, джинсики, как свободно болтаются рубашонки, ну точно как на вешалке. Но душу скребла подлая мысль. Оксана выглядела, буквально, как манекен, хоть в витрину выставляй. Коридоры и магазины были заполнены похоже одетыми девицами. Варьировалось лишь топик на тебе или блузка навыпуск, в кроссовках адидас ты или в найках, стучишь каблуками лабутенов или мюлей.

- Да, - задумалась Оксана, - выделиться теперь будет сложновато.

Домой возвращалась в обновленном облике, уставшая, как собака.

8.

Двор был пуст, не считая Рудольфа, чинившего кособокую лавочку у подъезда.

Проходя мимо, ей почему-то захотелось с ним пообщаться, спросить как дела, поболтать о том о сём, заодно и проверить реакцию человека, впервые видевшую её стройной.

Не отрываясь от работы, Рудольф односложно поприветствовал соседку.

- Явно не узнал, - сделала вывод Оксана и решила привлечь к себе внимание беседой.

- Простите, а вы не знаете, где Жуля?

Рудольф замер, после звонких ударов молотка тишина буквально звенела.

Он взглянул на собеседницу, и с каждой секундой не только глаза его становились шире, челюсть тоже пришла в движение. Наконец-то, он осознал, что смотреть на женщину, разинув рот, по меньшей мере странно, по большей - неприлично, поэтому нашёл в себе силы промямлить извинения, за то, что не сразу узнал знакомую, после чего, буквально, выдавил парочку банальных комплиментов с акцентом в большей степени на здоровье, и лишь вскользь по поводу красоты. Покручинившись, что не знает, где их общая любимица, он закашлялся, извинился, просыпал гвозди, снова извинился, как-то быстро свернул фронт работ и, в третий раз извинившись, суетливо скрылся в подъезде.

- Ненормальный, - убедилась Оксана, вздохнула и, дав сбежавшему собеседнику приличную фору, зашла в подъезд.

9

Она открыла дверь в квартиру, в нос ударил стойкий запах аммиака.

- Феликс!!! - возопила хозяйка.

На вопль никто не вышел.

- Нет, он издевается прямо! Я ж перед уходом всё поменяла!

Она кинулась убирать лужу, оставленную котом демонстративно около лотка. Когда чистота была восстановлена, квартира проветрена, ругательства сотрясли пустоту квартиры, на пороге кухни обозначил себя виновник торжества антисанитарии. Оксана с укором воззрилась на кота, тот, в свою очередь, буравил её поражённым взглядом.

- Это что тут ещё?! - неизвестно откуда раздался голос простуженного гопника.

Оксана вскрикнула от неожиданности, завертела головой по сторонам, ища названного гостя, в безрассудном порыве кинулась к кухонному столу, вооружилась поварёшкой.

- Сдурела?! - продолжал напирать тот же мерзкий голос.

Феликс выгнул спину, заходил боком вокруг хозяйки.

- Ты, вообще, кто такая?

Перепуганная Оксана, крадучись, выглянула в коридор. Пусто!

- Ты чего ищешь-то, ненормальная?! - услышала она сзади.

Оксана крутанулась вокруг себя, но за спиной никого не было. Никого, кроме Феликса. Тот, вздыбив шерсть, пожирал её глазами.

- Это ты говоришь? - еле шевеля губами, выдохнула, наконец, Оксана.

- Нет, блин! Холодильник!

Оксана улыбнулась с облегчением и упала в обморок.

Первое, что она почувствовала, когда сознание медленно вернулось к ней, это странное чувство, что у неё усы. Она даже боялась открыть глаза. Усы жили своей жизнью, шевелились, щекотали её губы, щёки, даже, невероятным образом задели кончик носа. Оксана чихнула, усы зашипели нечто бранное.

- С ума сошла, я чуть опять лужу не сделал!

Над очнувшейся Оксаной нависал недовольный Феликс.

- Ты, мать, чего с собой сделала?

До Оксаны окончательно дошло, что с ней говорит кот. Вернее, он мурчал, мяукал, урчал, но Оксана понимала в его кошачьих звуках всё - до последнего словечка.

Она села, потёрла лицо.

- Либо я сошла с ума, либо у меня единственный в мире говорящий кот!

- Естественно ты сошла с ума. Кто ж в здравом уме с собой такое сотворит?

Оксана растерялась от такой животной наглости, не знала даже, что сказать.

- Ты вот, что…- продолжал отповедь кот. - Смотри у меня! Со мной такое же учинить не вздумай! Я теперь за тобой слежу. Если только почувствую, что с харчами что-то не так или рацион убавлен, я терпеть не буду - сразу в форточку! Во дворе меня любая мамзеля с лапами оторвёт. Ты не единственная, не думай даже!

Оксана медленно встала, неуверенным шагом подошла к кладовке, достала оттуда пылесос. Сквозь гул электроприбора послышались вопли о пощаде:

- Да ты что?! Сдурела? Ненормальная! Я же пошутил! Пошутил, говорю! Убери это! Убери! Шуток не понимаешь?!

До утра не разговаривали. Феликсу пришлось лечь на диване.

Всё не влезло, окончание в комментариях.

Показать полностью
36

Инстиргер (2 серия)

Первая серия:

Инстиргер



Евгений пялился в стену, держа в руке скальпель. Он уже давно не понимал, что он делает на ненавистной работе. Друзья предлагали ему уволиться и помогать на мясном производстве, но что-то держало его на этом насиженном месте, будто стоял психологический блок на увольнение.

Он уныло поглядел на труп, лежащий перед ним на столе, раздумывая о том, есть ли вообще работа неприятнее, чем патологоанатом.

Успокоив себя тем, что кто-то чистит канализацию, он, от досады, с размаху вонзил скальпель в причудливый труп.

Труп внезапно дернулся и резко сел на столе. Евгений вскрикнул, отшатнулся, споткнулся о свой же стул и отлетел, впечатываясь затылком прямо в стену.

Восстановив ориентацию, он осторожно встал. Труп, тем временем, просто сидел на столе, глядя в пространство черными провалами. Зрелище было жутковатое и Евгений нервно сглотнул, на цыпочках приближаясь к трупу.

Он пытался осознать, что же случилось. Остаточная мышечная память, опять шутят студенты? они любили подключить к трупу батарею, чтобы сотрудники морга померли со страху от того, что труп шевелится, но обычно это происходило в их присутствии.

подойдя к столу вплотную, Евгений внимательно осмотрел его. Не обнаружив ничего, что могло поспособствовать такому движению, он озадаченно пожал плечами и попытался опустить труп на стол.

В этот момент, труп поднял руку, на которой блеснули короткие когти, и резко вонзил их в горло Евгению.

Захлебываясь собственной кровью, Евгений успел лишь подумать о том, что стоило все-таки уволиться.

______________________________________________________________________________________________________


- Вот это бардак, - пробормотал Николай Варов, заходя в помещение морга.

Он нетерпеливо подозвал к себе одного из экспертов в спецодежде.

- Что у нас?

Эксперт вздохнул.

- Ну что тут сказать... мертвый патологоанатом и двое из медперсонала. Один выживший, молодой парень, сидит в соседней комнате, одурел от страха.

- Камеры смотрели?

- В момент инцидента пошли жуткие помехи, на камерах ничего нет.

Николай хмыкнул.

- Хоть что-то можете сказать?

- А что вы хотите услышать? - всплеснул руками эксперт, - тут была бойня, похожая на ту, что была в лесу. Ничего нового - опять никаких толковых следов и зацепок, только много крови.

- Где тот парень?

Эксперт показал пальцем себе за спину.

- Там, ждет.

Николай, досадливо пнув хирургический стол, зашел в комнату. Парень действительно был в шоке, дрожал и нервно глядел в никуда. Когда Николай окликнул его, он испуганно поднял глаза.

- Ну, что скажешь? - устало проговорил Николай, усаживаясь напротив парня.

- Я ничего не знаю! - дрожащим голосом пролепетал парень, - последнее, что помню - меня располосовало в лесу какое-то чудище. Дальше - провал. И вдруг, я прихожу в себя в морге, вокруг трупы и кровь! Я ничего не делал!

Николай барабанил пальцами по столу.

- Давай-ка представим картину: мы приходим, видим гору трупов, следы насилия и тебя, живого и здорового. Что мы должны подумать?

- А ничего, что меня вчера в живых не было?! - с надрывом воскликнул парень, - прошу вас... Посадите меня под самую надежную охрану! Я не знаю, что происходит, но, если это я... - он громко зарыдал.

Николай закатил глаза и откинулся на спинку.

Дверь открылась и зашел эксперт.

- Мы нашли странное сходство с инцидентом в лесу, - сказал он, - тело... - он поглядел на парня, - ну... одной из жертв, было изуродовано абсолютно идентичным способом, как и тело одного из погибших сегодня.

Николай обеспокоено посмотрел на эксперта.

- Отдайте распоряжение транспортировать труп в штаб ЧВС, - проговорил он, - попробуем понаблюдать за этим трупом.

______________________________________________________________________________________________________


В очередной раз чуть не уснув, Николай злобно выдохнул и продолжил смотреть на монитор.

- Привет, Коль, - послышался голос из-за спины.

Николай на мгновение обернулся, чтобы посмотреть, кто его окликнул, и сразу же снова стал смотреть в монитор.

- И тебе здоровья, Тихон.

Тихон присел рядом.

- Что это у вас тут делается?

- Наблюдаем за объектом, - вздохнул Николай, - седьмой час уже.

Тихон внимательно смотрел на монитор.

- А зачем вы наблюдаете за этой кучей мяса? - недоумевал он.

- История получается несуразная и специфичная.

Тихон усмехнулся.

- А когда а отделе было иначе, а?

- Сначала произошел инцидент в лесу: группу молодых ребят вырезали весьма зверским способом. На месте происшествия был обнаружен живым человек, которому должно быть уже лет сто. В морге, куда доставили трупы, вновь произошла резня, и, один из молодых парней, убитых в лесу, был обнаружен живым. Эта куча мяса - единственное, что пришло мне в голову, так как в каждом инциденте одного человека убивали именно таким способом, других просто рвали на части.

- Спасибо Станиславу Петровичу, что отделу можно принимать несуразные решения, - протянул Тихон.

- Верно говоришь. Иначе, кто бы мне одобрил заключение в камеру изувеченного трупа...

- Ты говоришь о мистике, Коль, - заметил Тихон.

- Мне кажется, тут дело не в мистике, что-то скорее биологическое... Но наши спецы уже ничего толкового не нашли. Если с ним ничего не случится в течение двух суток, будем прессовать выживших.

- Разве не стоило начать с этого?

Николай поморщился.

- Тихон, они допрошены уже раз по двадцать - толку ноль. Ошарашенно мотают головами и все отрицают.

В этот момент, монитор камеры наблюдения начал исходить помехами, свет в комнате замерцал.

- Опа! - воскликнул Николай, - там что-то происходит!

- На камере ты это уже не увидишь, - озабоченно протянул Тихон.

- Есть окошко наблюдения, пойдем!

Николай сорвался с места и подбежал к двери камеры, заглянув в окошко. К Тихону он повернулся уже с круглыми глазами.

- Тихон, - сдавленным голосом проговорил Николай, - ты должен это увидеть...

Тихон подошел к двери и заглянул в камеру.

- Эта камера надежна? - вдруг обеспокоено спросил он.

- Самая надежная в мире, - кивнул Николай, - выдержит и удары носорога.

- Главное, чтобы выдержало это...

- Как думаешь, что это вообще такое?

- Что бы ни было - это не человек, но оно на него похоже.

Вдруг, существо разогналось и врезалось в дверь камеры, оставив на ней внушительную вмятину. Тихон отскочил на пару шагов, его лицо выражало крайнюю обеспокоенность.

- Оно сильное...

Николай подошел к пульту управления и включил громкоговоритель.

- Ты что делаешь? - спросил Тихон.

- Быть может, нам удастся с ним пообщаться? - пожал плечами Николай и заговорил в микрофон, - здравствуйте! Вы нас слышите?

Николай услышал громкий скрежет.

- Оно резко прыгнуло на стену и разбило громкоговорители, - пояснил Тихон, осторожно заглядывающий в окошко.

- Отойди оттуда, Тихон! - сказал Николай, - камера почти уже работает.

Тихон, с большим облегчением, подошел к пульту.

- И что оно делает? - недоумевал Николай.

- Да просто стоит на месте... - удивленно сказал Тихон.

- С этим нужно что-то делать, - задумался Николай, - кто у нас специализируется на усмирении непонятных существ?

Тихон укоризненно посмотрел на Николая.

- Нет. И еще трижды нет. Не связывайся с ними ни в коем случае!

Николай заглянул Тихону в глаза.

- А у нас есть выбор? Или нам вечно держать его здесь?

- Коля, эти ребята намного опаснее любого монстра!

- Знаю, - задумчиво согласился Николай, - но я не вижу другого выхода. Я останусь тут до утра, а завтра мы свяжемся с Легионом.


Продолжение следует... или нет. Увидим, конкретно эту часть захотелось сделать, несмотря на то, что история уже древняя.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
100

«Дочь тьмы» Записки психолога, часть 15

Начало здесь: https://pikabu.ru/story/proklyataya_zapiski_psikhologa_chast...


Та неделя выдалась крайне сложной – больше всего сил ушло на мужчину, считавшего что его похитили инопланетяне женского пола. Бедняга пробыл у них почти год и был подвергнут тяжелому испытанию в виде помощи в продолжении рода неземной цивилизации, оказавшейся без собственных мужчин из-за какой-то техногенной катастрофы. После подробного рассказа о своих «злоключениях», он посетовал на то, что после возвращения его никто не воспринимает всерьез, особенно семья. Я ждала его на очередной прием, рассчитывая, что именно сегодня мы сможем укрепить наметившийся прогресс, но вместо этого получила звонок от супруги, сообщившей что ее муж снова пропал. Увы, но в этой ситуации мне ничего оставалось кроме как тяжело вздохнуть и попытаться выбросить все это из головы…


Я открыла окно чтобы немного проветрить комнату и обратила внимание на стоящую на полке фарфоровую статуэтку у ног которой лежал серебряный кулон в виде опутанного цепями дерева, оставленный Проклятой – женщиной, считающей себя жрицей темных сил. Она совершенно неожиданно посетила меня почти полгода назад, попросила о помощи в разрешении весьма специфической проблемы и, получив желаемое, также поспешно исчезла. Осторожно взяв в руки загадочную вещицу, я с удивлением поняла, что за все это время ни разу не прикасалась к ней. В этот момент в дверь постучались и я, положив кулон обратно, пошла встречать посетителей.


На пороге стояла молодая девушка, лет двадцати в длинном бежевом пальто с капюшоном, на котором еще не успели растаять снежинки. Мне было сложно разглядеть черты ее лица из-за больших черных очков и длинной челки. Гостья держала в руке длинную деревянную трость, что могло означать только одно…


— Добрый день, - произнесла я. – Вы на прием?


— Если вы – Князева Виктория Сергеевна, то да, - ответила она неожиданно высоким голосом.


— Это я, прошу – заходите, - ответила я и, спохватившись, добавила. - У меня тут небольшой порожек. Может я помогу вам?


— Буду признательна, - улыбнувшись, произнесла она и протянула руку.


— Здесь нужно переступить, так… Теперь дверь, осторожно. Все, можно садится, только давайте сначала снимем ваше пальто.


— Спасибо, - девушка начала расстегивать пуговицы.


— Будете что-нибудь?


— Например?


— Чай? Кофе?


— Чай, если можно, только не крепкий. Без сахара.


Я сразу же приметила несколько интересных особенностей новой клиентки, а именно отсутствие сумочки, сотового телефона и каких-либо украшений. Очки на глазах мешали рассмотреть то, какой косметикой она пользовалась, на виду оставались только губы, на которых виднелась гигиеническая помада. Брючный костюм цвета кофе с молоком, выгодно подчеркивал женственную фигуру незнакомки, а расклешенные рукава добавляли капельку шарма. К тому времени когда я поставила перед ней чашечку с горячим напитком, на столе уже лежал паспорт на имя Левиной Арины Геннадьевны. Очевидно, что она чувствовала неловкость и это был такой способ познакомится.


— Позвольте полюбопытствовать, Арина Геннадьевна – как вы до меня добрались? Вас кто-то ожидает на улице?


— Нет, меня никто не ждет, - ответила она и сделала один осторожный глоток, - Добралась сама, времени у меня много, да и идти недалеко.


— А как узнали обо мне? Почему не записались заранее?


— Однажды вы «помогли» одной женщине, - Арина как-то странно выделила это слово, - вот она и порекомендовала мне обратиться к вам.


— И как же ее зовут?


— Я знаю ее только под одним именем – Проклятая.


— Так значит… - события прошлого пронеслись перед глазами, - вы и есть та самая девушка, которую она спасла?


— Спасла? – насмешливо повторила она. – Это вряд ли можно так назвать.


— Почему же? – собравшись с мыслями спросила я. – Вы живы, чего же можно еще желать?


— Не проходит и дня чтобы я не задумывалась о том, что смерть лучше такой жизни.


— Что это значит? У вас остались какие-то раны после того случая?


— Нет, физически я вполне здорова, если, конечно, не считать врожденной слепоты. Дело совсем в ином…


Сказав это, она сняла очки и положила их на стол, после чего распахнула мертвенно-бледные веки, явив мне поистине ужасающее зрелище. Немного увеличенная в размере радужка вокруг ее зрачков имела абсолютно черный цвет! Я сдавленно вскрикнула и, вскочив на ноги, шарахнулась в сторону от Арины.


— Примерно так же отреагировала и моя мама, когда я очнулась в больнице, - с надрывом произнесла девушка.


— Простите меня за такую реакцию, - взяв себя в руки, ответила я и вернулась на место, стараясь при этом не смотреть ей в глаза. – Это было очень неожиданно.


— Для меня тоже, - бедняжка снова надела очки чтобы не пугать меня еще больше. – Врачи сказали, что это произошло в результате травмы головы, которая усугубила слепоту – синдром имени кого-то там. Но они ошиблись, причем очень сильно.


— Что вы имеете в виду?


— Такой я стала в результате лечения Проклятой – она называет это «Глазами Тьмы». Как выяснилось позже, она несколько раз посещала мою палату, пока я лежала без сознания. Представилась моей тетушкой, представляете?


— Вероятно у нее не было иного выхода.


— Может и так, но это не давало ей права превращать меня в монстра.


— Разве черные глаза это такая уж помеха? Вы и так все время ходите в очках.


— Дело совершенно не в цвете, - она нервно сцепила пальцы. – Я прозрела! Я по-настоящему прозрела! Вот только совсем не так как хотела бы!


— То есть вы меня видите?


— Нет, вас я не вижу – я вижу сквозь вас. Ваши самые большие страхи и переживания, то, о чем вы сожалеете, чего страстно желаете и мечтаете достичь.


— И о чем же я сожалею? – надеюсь, мой голос не прозвучал слишком насмешливо.


— Вы постоянно корите себя за то, что разрушили брак родной сестры, уведя у нее мужа, - после короткой паузы, медленно, словно пробуя каждое слово на вкус, проговорила Арина, - Но он воспользовался вами, точно также, как и ей – взял что сумел и исчез.


Я тщетно пыталась найти что сказать, но это было не так просто – моя хваленая выдержка дала огромную трещину. Никто в этом городе не знал об этом, ни одна живая душа! Кроме той, что сейчас сидела передо мной.


— Убедились? – на ее губах появилась жестокая улыбка. – А теперь представьте каково мне встречаться с людьми? Можете вообразить объем грязи и боли который обрушивается на меня, стоит только кому-нибудь пройти мимо?


— Не могу, - призналась я, все еще отходя от слов девушки.


— Знаете, что выяснилось, когда меня отпустили домой? Что мать ужасно устала от меня, отец уже давно в тайне живет с другой женщиной, а брат желает, чтобы я никогда не возвращалась. Нет, они не говорили этого, но они так думали. Все, как и говорила Проклятая…


— Вы с ней общались?


— Она появилась на следующий день после операции. Рассказала о том, как отогнала насильников, как влила в меня свою силу и как сомневалась стоит ли ей продолжать делать это дальше. Я услышала трогательную историю о том, как вы уговорили ее помочь мне выжить, а когда попыталась выставить эту психопатку вон, то ощутила ее ладонь у меня на губах и резкую боль, как будто кто-то вонзил нож в сердце. Это повторилось еще несколько раз в течение недели – удивительно, но мне становилось все лучше и лучше. Врачи утверждали, что это настоящее чудо, не понимая, как мне удалось выкарабкаться с такими-то ранами. Несмотря на это я просила не пускать ко мне Проклятую, но охранники заявляли, что видели ее всего один раз. Мне не нравилось то, что со мной происходит, а если быть точнее – я была в ужасе от видений того, как много женщин склонил к сексу заведующий отделением, как добрейшего вида медсестра оставила престарелую мать доживать последние дни в ужасающих условиях и воспоминаний бывшего солдата, много лет мучившегося болями в ноге от полученной в Афганистане раны.


— После чего снова появилась Проклятая, решившая, наконец, объяснить какая жизнь вас ждет впереди. Но вы не захотели ее слушать, верно?


— В тот момент я была не готова ко всему этому, - с болью в голосе ответила Арина. – Она сказала, что мне больше нет места среди обычных людей, что я просто не смогу находится рядом с ними, что такова цена, которую я должна буду заплатить за дарованный мне второй шанс. Проклятая видела, как тяжело мне все это слушать и просто ушла, сказав напоследок, что есть человек, который поможет мне, если выдерживать этот груз станет невмоготу.


— И вы решили, что это я?


— Я подумала, что раз вы помогли ей решится обратить меня, то частично в ответе за то, что со мной происходит, а значит не будете против хотя бы выслушать…


— Все верно – я действительно сказала ей что нельзя оставить вас умирать.


— Но я не могу жить так! - на Арину было тяжело смотреть – по ее щекам катились слезы, а руки судорожно вцепились в колени. – Почему вы просто не дали мне умереть?!


— Потому что решение жить тебе или умереть должна принимать ты сама. Мы с Проклятой лишь дали тебе выбор.


— Выбор, который я не хочу… не могу сделать! Мне нет места в этом мире, понимаете?!


— Как раз наоборот! – твердо произнесла я и тут же, смягчившись, добавила. – Ты от рождения слепа и прекрасно знаешь, что значит – быть не такой как все. То, что случилось с тобой вовсе не проклятие, а дар, который позволил тебе расширить горизонт восприятия. Мне, чтобы докопаться до истинных мотивов человека приходится тратить десятки часов, а ты можешь узнать все что хочешь, лишь взглянув на него.


— Но я не могу всего этого выносить!


— Как же может быть иначе в таком огромном городе? Тебе нужно переехать в какое-нибудь безлюдное место и сразу же станет легче. Со временем ты научишься спокойнее относится к правде о людях.


— Вы так думаете?


— Конечно.


— Если честно, то я даже не представляю куда мне теперь идти.


— Возможно стоит найти вашу новую мать.


— Но зачем?


— Она не понаслышке знает каково вам сейчас. Да и кто как не она сможет вам помочь? Вот только я не знаю где ее найти.


— Это как раз-таки не сложно, - покачала головой Арина. – Она сейчас находится в кофейне на углу - ждет чем закончится наш разговор.


— Откуда вы знаете?


— Не могу сказать точно, просто чувствую.


— Тогда все становится намного легче.


— Не для меня, - глухо отозвалась девушка. – Я не хочу становится темной жрицей, или кем там называет себя Проклятая.


— Вас никто и не заставляет, всегда есть выбор - поезжайте к родителям, попытайтесь поговорить с ними.


— Не знаю, как смогу говорить с ними, после всего того что узнала, - уныло пробормотала она. – Пожалуй мне стоит вернуться к Проклятой – раз уж стала волком, то мне уже нет места среди овец.


— Это смелое решение.


— Есть еще кое-что – я не знаю, как с вами расплатиться…


— О, не переживайте – Проклятая уже сделала это, - ответила я, вспомнив про медальон. – Если будет нужна помощь, вы знаете где меня найти.


— Знаю, - произнесла Арина, в первый раз за весь разговор счастливо улыбнувшись. – Спасибо вам большое!

Показать полностью
113

«Проклятая» Записки психолога, часть 14

Я с нетерпением ждала последнего клиента, когда в приемную вошла незнакомая женщина весьма примечательной наружности. Большая копна иссиня-черных волос, водопадом спадающих на плечи, обрамляла бледное лицо с карего цвета глазами и тонкими поджатыми губами. От каждого из висков, а также кончика носа, ко лбу протянулись татуировки в виде скрученных цепей, удерживающих расположенную в центре фигуру в виде миниатюрного древа. Точно так же выглядел и серебряный кулон свисающий с шеи незнакомки.


— Добрый вечер, - я встала из-за стола. – Чем могу быть полезна?


— Добрый, - эхом отозвалась она. – Чем полезна? Как насчет того, чтобы оказать мне помощь.


— Сожалею, но у меня сейчас клиент по записи, - сперва я хотела предложить прийти на следующий день, но что-то остановило меня. - Может быть вы дождетесь пока мы закончим?


— В этом нет необходимости, - ответила женщина и, устало вздохнув, сняла пальто. Удивительно, но в этот самый момент зазвонил телефон – клиент извинился и сообщил, что не сможет прибыть на прием, сославшись на срочные дела.


— Все верно, - мне стоило немалых усилий сохранить непринужденную улыбку. - Прошу за мной.


Устало опустившись на диван, она сладко потянулась и с интересом начала рассматривать интерьер. В отличии от большинства клиентов, посетительница отказалась от чая и попросила налить ей стакан воды, чем я и занялась, попутно набрасывая план разговора. Что-то смущало меня в ее внешнем виде или быть может позе, но что именно - оставалось загадкой. Казалось, будто на плечах незнакомки висел груз, справится с которым в одиночку ей было не по силам.


— Меня зовут Нелли, фамилия – Егорова, - начала клиентка. – Впрочем, в городе меня зовут «Невестой Распутина», «Проклятой», «Невской Ведьмой» и прочими глупыми прозвищами.


— Честно признаюсь, ни разу ни одно из них не слышала.


— Это не удивительно, - хмыкнула она. – Вы, дорогуша, явно не принадлежите к моей целевой аудитории.


— Так вы колдунья?


— Смотрю, вы не удивлены, - Нелли взглянула на меня с интересом, едва заметно наклонив голову вправо.


— Знали бы вы сколько волшебников, чародеек, знахарок и прочих адептов магии приходит ко мне в неделю…


— Могу себе представить, - понимающе усмехнулась Проклятая. – От этого кабинета исходит такое сияние, что его видно с другого конца города, можете мне поверить. Собственно, именно оно, меня сюда и привлекло.


— Ну что же, коли вы здесь, может приступим?


— Сразу к делу? Согласна, - кивнула она и начала рассказ. – Я потомственная жрица темных богов - в четвертом поколении, если не ошибаюсь. Правда в Северной Столице живу и работаю всего лет пять. Занимаюсь в основном накладыванием порчи, сглазом и прочими аморальными поступками, впрочем, нечего противозаконного – у меня даже государственная лицензия есть. На жизнь, круглосуточную охрану и отпуск раз в год вполне хватает – к большему и не рвусь.


Ровно восемнадцать дней назад я возвращалась домой на машине, когда прямо на дорогу вывалился человек, хорошо еще что успела притормозить. Вслед за этим фары засветили лица нескольких молодых людей - они хотели схватить того, кто бросился под колеса, но я не дала им этого сделать, когда выскочив, увидела, что это истекающая кровью девушка. Один из насильников хотел было напасть, но его остановил знак у меня на лбу. После того как они убежали, я сначала вызвала скорую, а затем полицию. Девчонке было совсем плохо: все лицо в кровоподтеках, одежда изодрана, нижнего белья нет, левая нога распорота. Дыхание было настолько слабым, что сперва показалось будто она уже умерла. К тому моменту, когда приехали медики, я уже успела скрыться, и только оказавшись дома, начала корить себя за содеянное. Бедняжка осталась в живых - разрез на ноге затянулся, а внутреннее кровотечение остановилось – но для этого мне пришлось совершить поступок, на который в другой ситуации никогда бы не решилась.


— И что же вы сделали?


— Влила внутрь ее столько силы, сколько смогла, - ответила колдунья таким тоном, словно рассказывала, как заваривала утренний чай. – Не знаю, что подтолкнуло меня на этот шаг, обычно я никогда не позволяю себе таких слабостей, как сопереживание, жалость или что еще хуже - любовь.


— То есть, вы исцелили ее?


— И да, и нет, - ответила она, устремив взгляд куда-то позади меня. – С одной стороны, она сумела пережить ту ночь, с другой стороны – я обрекла ее на еще большие страдания.


— Каким образом?


— Видите ли, я бесплодна, как и все мои сестры по вере. Такими мы становимся в результате инициации, которое проходим еще в раннем детстве. Именно тогда нас заполняют темной энергией, ломая и перестраивая организм – тем самым открывая доступ к новым возможностям. Этот процесс необходимо повторить как минимум два раза, в противном случае, человеку грозит гибель. Я видела, как это бывает - он медленно, но верно, сходит с ума, зачастую кончая жизнь самоубийством. Таких в былые времена называли одержимыми.


— То есть, если вы не поделитесь своей силой с той девушкой, она умрет?


— Именно так.


— Но вам что-то мешает сделать это? – предположила я. – Это как-то связано с возрастом жертвы.


— А вы довольно проницательны, - усмехнулась Нелли. –Нам запрещено превращать взрослых людей в себе подобных. Это связано с невозможностью устоять перед искушениями, которые преследуют нас каждый день и тяжестью самого перехода. Но если с этим можно попытаться справится, то как быть с тем что она непременно захочет поквитаться со своими насильниками, когда обретет власть над Тьмой? Я не хочу, чтобы в городе начали находить трупы мужчин, вся вина которых заключается лишь в том, что они допустили крамольные мысли о проходящей мимо женщине.


— И сколько еще есть времени, прежде чем она начнет сходить с ума?


— Максимум пара дней, - потухшим голосом сообщила колдунья. – Вы даже не можете представить насколько тяжело мне сейчас. Все валится из рук, работать невозможно, есть не могу, а в голове мысли только об этом.


— Это ведь ваша первая «дочь» ведь так?


— Как вы догадались?


— Будь это не так, вы бы не сомневались ни секунды и дали бы ей то, в чем она нуждается.


— Я не понимаю...


— Закройте глаза.


— Но…


— Закройте. Прошу вас.


Вспомните то время: вы сидите на бордюре, рядом урчит мотор вашей машины, а коленях лежит та самая девушка. Она еле-еле дышит, кажется, будто она прямо сейчас затихнет и жизнь окончательно покинет ее. Мысли мечутся из стороны в сторону, во рту пересохло. И тут вы понимаете, что именно нужно делать – не дать ей умереть. Она ведь такая молодая, еще совсем ребенок...


Той роковой ночью вы дали ей второй шанс, дали по собственной воле, поддавшись истинным чувствам. И сейчас, когда спасенная вновь нуждается вашей помощи, как можно ей в этом отказать? Вы боитесь, что причините ей еще большие страдания? Но разве она не пережила нечто гораздо худшее? Разве она не заслужила право на жизнь?


— Заслужила, - едва слышно ответила Проклятая.


— После инициации ей непременно потребуется наставник – потому именно в ваших силах сделать из нее ту жрицу, которой являетесь сами. Может быть вам удастся предотвратить рождение монстра? В противном случае, вы и сами знаете, что делать…


— Знаю, - открыв глаза, коротко ответила Нелли. – Кажется, мне срочно нужно попасть к ней в больницу. Спасибо вам!


— Не за что, - облегченно откинувшись на спинку, ответила я. – Если что, вы знаете где меня найти.


— Знаю, - улыбнувшись, ответила она и, оставив что-то на столе, направилась к выходу…

Показать полностью
66

«Бросивший вызов судьбе» Записки психолога, часть 13

Моим очередным клиентом оказался молодой мужчина, лет двадцати пяти с явно выраженным нервным расстройством. Словно загнанный зверь, он озирался по сторонам и все время держал руки в карманах пиджака. Примечателен был тот факт, что это состояние никак не отразилось на одежде: начищенных туфлях с небольшим каблуком, безупречно отглаженных брюках и сорочке с завязанным итальянским узлом галстуке.


— Добрый день, - негромко сказала я, но он все равно дернулся как от удара током.


— З… здравствуйте, - окинув меня цепким взглядом, ответил он. - Антоненко Михаил Юрьевич – у меня к вам запись.


— Все верно, - ответила я, сделав вид что сверяюсь с журналом. – Прошу за мной.


Каждый день я трачу время на то чтобы запомнить имена и фамилии всех, с кем у меня запланирована встреча, поскольку это помогает наладить контакт. Но в данном конкретном случае, стоило показать максимально «нормальную» реакцию на его слова, дабы не усугублять ситуацию. Проводив мужчину в кабинет, я, как обычно, предложила ему выпить чаю, но он отказался, объяснив это тем, что плотно позавтракал. Михаил совершенно не умел врать – полагаю, это было очевидно даже для него, так что он, смутившись моего пристального взгляда и повисшей тишины, признался, что немного нервничает и с радостью что-нибудь выпьет.


— Итак, что же привело вас ко мне? – задала я главный вопрос, заняв свое место.


— Что же привело? – эхом отозвался он и, собравшись с духом, начал рассказывать. – Все началось шесть лет назад, когда я только поступил на юридический. Зубрежка днем, походы с друзьями ночью – чего только не было… Как-то раз ребята предложили мне зайти к девчонкам, прогуляться вместе по ночному городу и посидеть где-нибудь. Я уже хотел было согласится, но тут неожиданно стало так тоскливо на душе… очень хорошо помню непреодолимое желание забиться в угол и укрыться одеялом. Парни только посмеялись над моими нелепыми отговорками и, собравшись, ушли в ночь. Только к следующему вечеру, в группе узнали о том, что один из них оказался в больнице с ножевым ранением, а второй задержан за драку в пьяном виде. Ничем хорошим для них это не вышло по итогу, но суть не в этом – я тогда сказал себе: «Как знал, что нужно остаться».


Прошло три года и этот случай успел забыться, о чем я очень пожалел впоследствии. Отец тогда был на заработках на Севере и как раз собирался возвращаться домой – об этом мне рассказала мать, когда мы общались по телефону. Внезапно меня охватило то же самое чувство тревоги, но я не придал этому значения – сказывалась тяжелая сессия. Через два дня позвонила бабушка и вся в слезах сообщила что отец разбился на машине и мне нужно срочно приехать. У матери просто не было сил чтобы сказаться мне об этом лично…


— И вы до сих пор вините себя в этом?


— А кто бы не винил, будь он на моем месте? – с горечью в голосе произнес Михаил.


Эти предчувствия больше не появлялись, и я научился жить без отца. Мне повезло найти хорошую девушку – мы учились на одном курсе. Ее родители держали адвокатскую контору в городе и по знакомству устроили меня к себе, что для мальчика из провинции было… ну вы сами понимаете. Однажды к нам пришел клиент и его направили ко мне – дело оказалось серьезным, ему угрожали расправой бывшие партнеры, с которыми он судился. Мы наметили план действий и уже закончили прощаться, как меня словно ударило током и сдавило сердце тисками. Я выбежал чтобы остановить его, но опоздал – в машину на полном ходу врезался грузовик. Через пару часов, когда приехали спасатели, из искореженного автомобиля достали лишь бездыханное тело.


И тут меня накрыло с головой – я ударился в эзотерические практики, духовные исследования и прочую хрень. Думал, что у меня что-то вроде дара и что им нужно научиться пользоваться. И первое время все шло хорошо – несколько трагедий удалось предотвратить в последний момент и каждый раз это было связано с работой. Но потом это превратилось в настоящую манию – вместо того чтобы разговаривать с клиентами, я начал замыкаться в себе, пытаясь найти отголоски того самого чувства. Это распространилось на родственников и девушку, с которой мы к тому времени уже успели пожениться. Вы можете представить, каково это, после каждого разговора или телефонного звонка, останавливаться и ждать появится ли Оно? Даже просто проходя по улице, меня начали одолевать чувства схожие с этим предчувствием!


— Но ко мне вас привели не проблемы незнакомцев, не так ли?


— Да… - опустившись до шепота ответил он.


Позавчера я совершенно явственно ощутил Его, когда общался с любимой - с ней должно было произойти что-то ужасное! Я, конечно же, попытался уговорить ее не выходить из дома – выдумав что она, по моему мнению, выглядит болезненной, а она лишь посмеялась и отправилась в офис. Пришлось весь день следовать за ней, наплевав на собственные обязанности. Когда же Лена потребовала объяснений, я сказал правду, опустив при этом всю предысторию. Она посчитала это шуткой, а когда я начал настаивать – рассердилась и сказала перестать дурачиться. Что мне было делать? С одной стороны – не хотелось рисковать потерять работу и отношения, а с другой – на кону стояла ее жизнь. К счастью, мне удалось найти выход – достаточно было сказать тестю что его дочь заболевает, как он тут же отправил ее домой. Я попросил не говорить ей о том, что это моих рук дело и предложил самостоятельно отвезти супругу. После этого мне не составило труда воспользоваться старым добрым трюком с термометром и «доказать» Лене что у нее повышена температура. Пока она спала, я начал в срочном порядке искать способ обезопасить ее, и вспомнил о том, что один из клиентов говорил о психологе, который помог ему решить одну деликатную проблему. Вот так я и попал сюда…


— Очень интересная история, но я хотела бы уточнить, в чем именно вам требуется моя помощь?


— Помогите мне сделать так, чтобы Лена осталась дома еще немного.


— Скажите, Михаил – как много времени прошло между вашим с матерью разговором и гибелью отца?


— Хм… - по лицу клиента словно пробежала тень. - Не больше пары-тройки часов, это точно.


— Вы говорили, что пару раз вам удавалось уберечь людей от несчастий – как это произошло?


— Это было зимой – я не дал пожилому мужчине зайти на скользкий участок дороги, где перед этим сильно ушиблась девушка из соседнего офиса. А во второй раз - когда стоял на перекрестке в машине, криком остановил пешехода, который не заметил мчащегося по соседней полосе водителя.


— Если прибавить к этому то, что ваши друзья по учебе умудрились попасть в неприятности всего за одну ночь, то можем сделать вывод, что после возникновения предчувствий, события с которыми они связаны, наступают не более чем через шесть часов. Верно?


— Ну… вроде так и есть.


— Значит с вашей благоверной все будет в порядке, раз уж она сумела продержаться так долго.


— Угу, - в его голосе не было ни следа облегчения.


— Я так понимаю – вас беспокоит совсем иной вопрос: что делать, если это повторится?


— Вы правы…


— На мой взгляд – есть три решения, - сложив пальцы домиком, проговорила я. - Во-первых, вы вполне можете ошибаться насчет этих предчувствий – науке известны случаи, похожие на ваши. Вполне вероятно, что в первый раз вы просто очень сильно не хотели никуда идти, предпочтя здоровый сон походам под луной. В следующий раз вы были измотаны тяжелой сессией, поэтому не могли не почувствовать тоску по родным, которую очень легко перепутать с тревогой. Случившееся с отцом только подтвердило ваши убеждения, что в конечном счете и привело вас ко мне. Может быть те люди, которых вы «спасли», на самом деле и не нуждались в помощи - старик не поскользнулся бы, а пешеход вовремя остановился. Знаю, все ваше существо восстает против моих слов, но вы должны понять - существует вероятность что с вашим психическим состоянием не все в порядке и следует срочно начать работать над его улучшением.


— А другие варианты? – сказал он с таким видом, словно ждал как я достану из ящика шприц с успокоительным.


— Сказать правду, - улыбнувшись, ответила я. – Расскажите супруге все, что поведали мне сегодня. Если она действительно любит и верит вам, то результат будет положительным. Стесняетесь – приводите ее сюда, я помогу вам понять друг друга. То же касается и всех остальных - родственников и друзей. Вдвоем вам будет гораздо проще убедить их послушаться ваших предостережений.


— Да, мне это по душе! – воодушевленно произнес Михаил.


— И вы не хотите услышать о последнем решении?


— Ах да, точно! – он смущенно сел на место.


— Мы с вами рассматривали вопрос только с одной точки зрения – будто вы действительно можете что-то изменить. Но что, если тот пешеход, пройдя пару кварталов, упал замертво с сердечным приступом, а старик серьезно простудился?


— Но Лена то жива!


— А вот ваш клиент, связавшийся не с теми людьми – нет. И он все равно был бы мертв, вне зависимости, сел он в ту злополучную машину или нет. Выстрел у входа в подъезд, шипы на дороге за городом или что-то еще в этом роде.


— Этого не может быть - я уже больше суток провел с женой и все в порядке.


— Вы в этом уверены? – ледяным голосом сказала я. – А что если в этот самый момент с ней что-то происходит? А может дело вовсе не в ней, а в вас самом? Что если вы заразились чем-то, когда отвозили ее домой? В том то и дело, Михаил, что никому из смертных не дано постичь значение нитей судьбы, божьего замысла, провидения – называйте, как хотите.


— И что же мне делать в таком случае – опустить руки?


— Как минимум, понять, что вы не Супермен и не можете спасти всех. У каждого человека свой путь, и ни вам, ни кому другому, не под силу его изменить. А как жить с этим, стоит спросить у тех, кто гораздо мудрее меня – благо, книг по философии великое множество.


— Это звучит как-то удручающе, - понурив голову, пробормотал он.


— Возможно, - в тон ему ответила я, после чего, уже громче, произнесла. – На самом деле, я могу лишь показать один из путей, а решать, идти по нему, или нет, предстоит именно вам, Михаил. Обдумайте это, и, если захотите, возвращайтесь – у нас с вами впереди еще много работы…

Показать полностью
878

Меж двух реальностей

- С детства я живу в двух реальностях. Одна из них - эта. Я хожу, разговариваю, работаю, занимаюсь своими делами. Во второй же я в совершенно другом мире, на другой планете и с другими существами, хоть и похожими на тех, которых я вижу здесь.

Психолог закинул ногу на ногу и взял блокнот поудобнее.

- И давно это у вас?

- Сколько себя помню, - пожал плечами пациент.

- Хорошо, Алексей, а как вас зовут в этой другой реальности?

- Язык там другой, он состоит из низкочастотных звуков в основном, в той реальности используются не голосовые связки для разговора, у них другой способ вербального общения, но, если примерно перевести на наш язык, это будет - Скользящий по волнам.

Психолог улыбнулся.

- Похоже на индейское образование имен.

- Немного, - хмыкнул Алексей, но принцип другой, даже если я объясню, вы не поймете.

- Алексей, вы увлекались историей индейцев когда-нибудь?

Алексей поморщился.

- Перестаньте, пожалуйста. Я понимаю к чему вы клоните, но нет, дело не в этом.

- И как же вы попадете в эту реальность?

- Я засыпаю тут и просыпаюсь там.

- Стало быть, во сне?

- Ага, только вот засыпая там, я просыпаюсь тут... Если вы о том, что это иллюзия... Я не могу точно сказать, где иллюзия, здесь или тут.

- Сможете ли вы вспомнить, какая реальность была первой?

Алексей уверенно помотал головой.

- Слишком давно это было, возможно, с самого рождения, да и это также не показатель.

- Почему же?

- Потому что я применяю знания обоих миров, и они работают. Это непохоже на сон, ведь события имеют начало и конец, они вполне логичны и, что самое интересное, идентичны.

- Что вы имеете ввиду под идентичностью?

- То, что ощущаю я их одинаково реально.

Психолог сделал несколько пометок в журнале и поднял голову.

- И как выглядит эта реальность?

- Совсем иначе. Моря вязкие, как кисель, на вкус сладковаты, растения могут ходить, почва светится в темноте, а животный мир по большей части летает, чем ходит по земле, при этом, там очень размыта граница между травоядностью и плотоядностью, так как размыто и само понятие видов, растения, насекомые, мелкие животные и обитатели жидкости умеют вербально общаться не хуже более высокоразвитых существ, только они немного глупее, - Алексей задумался, - хотя нет. Понятие глупости животных из этой реальности, там они скорее... Не заинтересованы.

- Не заинтересованы в чем?

- В построении цивилизации, в усложнении образа жизни, в замороченности окружающего мира. Для них все просто и сложнее они не хотят.

Психолог присвистнул.

- Мир вы продумали очень интересно, не думали книгу написать?

>Алексей стукнул кулаком по столу, наклонившись.

- Перестаньте насмехаться надо мной! Я говорю вам то, что я видел, вы же и сами понимаете, насколько для меня это непросто!

Психолог убрал улыбку с лица.

- Прошу прощения, вы правы, это не профессионально. Вы говорили, что применяете знания из обоих миров. Расскажите подробнее.

- К примеру, уплотнение и разжижение жидкости. Я ученый, в обоих мирах, занимаюсь, фактически, окружающей средой там и электроникой тут. На той планете иначе работают законы физики, то есть, они примерно те же, но среда обитания вносит коррективы, например, плотность воздуха и отсутствие топливных ископаемых почти исключает там возможность добычи электроэнергии, я пробовал, и много раз. Однако, там для подобных целей используются другие виды энергетики, более тонкие, связанные с расщеплением молекул при помощи чего-то вроде... биологического клапана, что-ли... Сложно сравнивать с этим миром, если честно, но, данные из обоих миров явно соответствуют одной и той же вселенной, так как при определенных условиях они работают. Просто, тот мир более биологический, чем технический, у их флоры и фауны в разы больше возможностей, чем у этой.

Психолог потер пальцами переносицу.

- Слушайте, а что насчет сна... Вы пробовали понять, что будет, если вы не уснете несколько суток подряд? Будут ли миры накладываться, или там вы вообще не будете просыпаться, или проснется кто-то другой, что будет?

- Это самое интересное, я не способен не спать. Вообще. Все коллеги и близкие в курсе, что если я не доберусь до кровати до 23:00, я просто отрублюсь там, где стою.

Психолог недоуменно посмотрел на Алексея.

- Я вижу ваш немой вопрос, - улыбнулся Алексей, - нет, не поможет ни энергетические напитки, ни таблетки, ни даже адреналин, все равно вырублюсь.

- А сколько вы бодрствуете там?

- Мне тоже это было интересно, я посчитал, на наши часы - около 73 часов, на сон же отводится около 27 часов. Такое там течение времени.

- И вас это не смущает?

- Знаете, - задумчиво проговорил Алексей, - единственное, что меня смущает и заставляет подумать, что тот мир может быть иллюзорным, так это то, что там есть коты.

- Коты? - психолог поднял бровь.

- Да, наши домашние коты. При всем многообразии живых организмов там, при всех отличиях, там живут эти коты. Причем, один в один, до шерстинки. И это при том, что львов, тигров и других кошачьих там и в помине нет...

- Это специфично?

- Они там будто не к месту.

- Там нет других животных в шерсти?

- Да есть конечно, но эти - действительно один в один наши домашние коты. Разве что, они умеют говорить там. Ну, то есть, на языке того мира. На самом деле, примерно так все там и общаются.

Психолог не выдержал и прыснул.

- В том мире общаются при помощи мяуканья и мурлыканья?

- Вовсе нет, - улыбнулся Алексей, точнее, не только, но языки больше похожи на животное общение, есть даже переводчики с кошачьего, к примеру.

- Это даже где-то мило. Однако, я так понял, что вы, получается, никогда не спите?

- Я просто всегда бодр, вот и все, пока тут я работаю, там я сплю, и наоборот.

- То есть, наши 24 часа примерно равны их сотне часов?

- Вроде того, хотя это посчитать точно я не смог.

- Ладно,  - психолог глубоко вздохнул, - вы понимаете, что все, что вы говорите, звучит, как бред, так?

- Более чем, но я пытался объяснить вам, зачем я вообще к вам пришел.

- Вы производите впечатление адекватного человека, и. некоторые ваши патенты даже частично подтверждают ваши слова, но...

- Но я несу очевидный бред, благодаря которому меня вряд ли возьмут в крупнейшую компанию по космическим программам, я понимаю, но вы подумайте вот о чем: когда-то, даже при упоминании слова "космос", вас бы сожгли на костре. Возможно, я и несу бред, но, я чувствую себя связующим звеном между этими мирами, и я буду прилагать все усилия, чтобы ваша космическая программа развивалась максимально быстро и качественно. Сейчас я разрабатываю новый вид топлива, на основе знаний из того мира, к слову говоря, есть вероятность, что оно может быть мощнее всех наших вместе взятых, учитывая мой опыт и количество изобретений, большей пользы не принесет никто в этом мире, да и моя мотивация в разы выше.

- Без сомнений, это так, - психолог задумался, - вы хотите избавиться от того мира? Хотя бы чтобы полноценно жить в этом.

Алексей медленно покачал головой.

- Не думаю, - неуверенно произнес Алексей, - это все равно что добровольно убить мать или отца, как часть себя оторвал.

Психолог глубоко вздохнул.

- Я передам руководству свои выводы, они свяжутся с вами как только будет понятно, согласны они или же нет.

- Я так понимаю, то, что я рассказывал, останется врачебной тайной? - вкрадчиво поинтересовался Алексей.

- Ваши слова - да, я передам им только мои выводы.

- Если не секрет, каковы ваши выводы?

- Вообще-то секрет, но, если вкратце, я скажу о некоторых ваших проблемах, им решать, плюсы это или же минусы.

- Каковы мои шансы?

- Сложно сказать.

- Да ладно вам, вы тут столько работаете, я почти уверен, что вы точно знаете, возьмут меня или нет!

Психолог улыбнулся.

- Вы не опасны для общества, а ваши идеи скорее принесут пользу, чем вред, так что, думаю вам скоро скажут: "Добро пожаловать в "Лаборатории Кринца"...


Теоретический задел на "Секреты Атлантиды", если история зайдет, продолжу тему :)

Показать полностью
58

Фатальная ошибка

Начало здесь: https://pikabu.ru/story/fatalnaya_oshibka_6691949

Продолжение.


– Проходите. У нас не принято принимать посторонних. Запрещено правилами, – тихо сказала она, когда Маковский вошел в ее номер.


Это была девятиметровая комната. Шкаф. Стол. Кровать. Все убого и затхло.


– Прости. Мы можем проехать ко мне, если хочешь.


– Да что уж. Все равно. Уже ничего не исправить.


– Пожалуйста, Нина! Для меня это очень важно. О чем ты утром говорила? О каких двух оставшихся днях? – тревожно прошептал Леонид.


Нина смотрела на него своими черными бусинками, из которых теперь вместо слез лилась смертельная тоска. На удивление Маковского она и не пыталась ничего скрывать. С каждой минутой ее тихие слова превращались в голове Леонида в раскаты пулеметной очереди.


– Если бы вы продержались еще два дня… Через неделю я была бы дома. У вас есть дом, там на земле? У меня есть. Большое видится на расстоянии, – она горько усмехнулась, – я приехала сюда на заработки. Все мы здесь из-за денег. Из Шанти нет обратной дороги. Отсюда нет выхода. Условие моей свободы – ваше удовольствие от жизни здесь в течение девяти месяцев. И все. Я бы выиграла обратный билет домой. Игра у них такая, понимаете? Они выбирают пару каждому поселенцу. Хочешь свободу – доставь удовольствие ближнему или живи до смерти тут в свое удовольствие.


– Ну отчего же. Есть еще вариант – повеситься. Можно даже группой, да? Я видел, как из соседнего дома три месяца назад вывозили трупы, – этими словами он хотел напугать девушку. Но та даже бровью не повела, будто знала намного больше него.


– Каждый из поселенцев рано или поздно делает свой выбор, – произнесла она в ответ.


– Это не выбор. Это самоуничтожение. Почему вы все так бедно живете? – Маковский обвел комнату рукой.


– Мы нищенствуем, потому что хотим вернуться домой. Это наш выбор. Вам не понять этого.


– Потому что вы перестали чувствовать, да?


– Я вам сказала больше, чем можно. Уходите. И не ищите больше встречи со мной. Наша с вами игра окончена. Я проиграла. Уходите.


– Последний вопрос! – прошептал Маковский.


Нина опять прикрыла входную дверь.


– Почему поселенцы все время переспрашивают?


– Потому что это условие игры. Если я неправильно пойму любого жителя мне автоматически начисляют штрафные баллы. Один балл – один дополнительный месяц проживания здесь. У меня пока нет ни одного штрафа, потому что я уточняю каждое услышанное слово. Мне так удобно. – Она вытянула руку. Под почти прозрачной кожей между большим и указательным пальцами виднелся вшитый круглый чип. Он мигал красным светом.


***


– Я все знаю, не утруждайтесь! – Маковский влетел в кабинет коменданта.


Степан Егорович поднял на посетителя невозмутимый взгляд.


– Добрейшего утречка, господин Маковский! Вы плохо выглядите, не выспались? Мы с вами договорились встретиться через неделю, насколько мне помнится.


– Вы меня обманули! Вы и ваша фирма мошенники! Вы ставите опыты на людях! Я вам не лабораторная крыса, какие бы вы там игры не вели! Требую немедленно доставить меня на вокзал! – желваки на лице Маковского ходили ходуном, глаза блестели ненавистью, а в руке он сжимал кухонный топорик для разделки мяса.


– Ну что же. Присаживайтесь. Давайте обсудим сложившуюся ситуацию, – не обращая никакого внимания на угрозы, произнес комендант.


– Отвезите меня на станцию! Не будет у нас никакого разговора! – угрожающе взвизгнул Маковский.


На стене загорелся монитор, и Леонид увидел себя. Это была видеозапись его московского собеседования.


– Правильно ли я вас понял? Вы предлагаете жилье, машину и высокую, как вы говорите зарплату… кстати, о какой сумме идет речь?


– Триста тридцать три тысячи рублей на время испытательного срока. После чего зарплата, как правило, увеличивается, смею вас заверить на приятную цифру.


– Я согласен!


– Не торопитесь с ответом. Всегда оставляйте за собой время. Ошибку может совершить каждый. Главное, не допустить фатальной. Нет большей свободы, чем власть над собой и нет большей неволи чем свобода разума. Представьте, я говорю это каждому соискателю.


Сознание Маковского поплыло, высвечивая прошлое вспышками.


– Так точно! – услышал он опять свой голос.


Степан Егорович остановил запись.


– Вы не имеете опыта работы. Вы вообще никогда не работали по этой профессии. Зачем вы пришли на собеседование? Мы дали вам три дня. Это огромный срок. Судя по тому, что вы здесь, совесть вас эти дни не мучила ни секунды. О каком мошенничестве вы говорите? Все это время вы получали зарплату, не имея ни квалификации, ни знаний, ни опыта. Продолжать? – на лице коменданта не дрогнул ни единый мускул.


«Господи, всемогущий…»


Маковского будто стерли ластиком из этой жизни. Он медленно подошел к коменданту и без сил рухнул перед ним на колени. Рядом упал топорик. Не понимая головы, еле слышно произнес:


– Оставьте себе деньги. Заберите все. Я знаю условия вашей игры.


– Ну-ну, зачем же так обреченно. С вами еще ничего плохого пока не случилось. Большинство поселенцев совершило такую же ошибку, как и вы. Но ведь у каждого из них остался выбор. Мы же не звери.


Маковский умоляюще посмотрел на коменданта.


Степан Егорович встал и принялся расхаживать по кабинету.


– Теперь, что по поводу вас… Присаживайтесь, не стойте на коленях. Ревматизм, знаете ли, дело такое, неприятное. Вы нарушили условия контракта, изъявив желание его расторгнуть. К сожалению, мы действительно вынуждены лишить вас всех привилегий – это, кстати, тоже прописано в контракте. Ваша квалификация на сегодня равняется дворнику или уборщику мусора. Вакансии курьера предложить не могу, ввиду ее отсутствия.


Комендант замер и, будто в предвкушении немыслимого удовольствия, сильно зажмурился, затем опять нажал кнопку на пульте.


Экран загорелся.


– Есть особенность. Командировки у нас продолжительные, и не всех устраивает такой график работы. Как долго вы способны трудиться в таком режиме?


– Вечно!


«Это не я. Я не мог…»


В этот момент, Маковский ощутил, как мозг, сжимаясь в судорогах, передает права животворящему безумию.


– При всей очевидности конца истории, ваши дела обстоят лучше, чем кажется. И не благодарите, – комендант поднял руку, останавливая что-то пытающегося мычать Маковского. – У вас есть шанс покинуть Шанти. Через Билет.


– Билет? – прохрипел Леонид Михайлович.


– Да, Билет на выход – большая игра… Вы меня разочаровали, Маковский. Я поставил на вас. И проиграл. Это не катастрофа, разумеется. Но я не привык терять. Что ж. Попробуем отыграться, правда, Леонид Михайлович? Попробуем это сделать вместе! – он с силой хлопнул по вялому плечу собеседника.


Заложив руки за спину, Степан Егорович размеренно ходил по кабинету. Иногда он останавливался и будто размышлял над сказанным.


– Ежегодно в Шанти разыгрывается билет на выход. Участвует сотня очередников. Представьте, сколько лет поселенцам приходится ждать своего шанса! В обычном режиме эта очередь дошла бы до вас лет, эдак, через десять. Но VIP персон мы чтим и уважаем, как бы странно это не звучало. Поэтому, я немного изменил правила. Даю вам возможность ежегодно участвовать в этой занимательной игре. Вне очереди. Вы счастливчик, Маковский! Итого, билет на выход получает тот, за свободу которого проголосует абсолютное большинство поселенцев. Кроме этого, за победителем, если, конечно, вы выиграете, а вы же выиграете, Маковский? – комендант закрыл глаза и снова на мгновенье замер. – Так вот, в этом случае, за вами останется право покинуть это чудесное местечко на любой машине из нашего парка. Можете забрать все вещи, ну и, конечно, деньги, которые заработали, остаются тоже при вас. Вы же их заработали, правда, Леонид Михайлович? Вот и я говорю, заработали же!


Безжизненно опущенные плечи Маковского медленно расправлялись. В отчаянно-молящем взгляде сначала исчезло отчаяние, затем мольба. Примчавшаяся на всех парах надежда победно отвоевывала каждый сантиметр этого почти уничтоженного разумом тела. И Леонид, как феникс, тяжело и мучительно стал возрождаться.


– Правильно ли понимаю, я могу участвовать в этой… в этом… как полноправный участник? Правильно ли понимаю, при условии выигрыша этого «билета на выход», я, безусловно, покидаю территорию поселка на любой из имеющихся в парке машине? Правильно ли понимаю, я забираю деньги, вещи и вообще все, что смогу вывезти отсюда? – Маковский медленно повернул голову в сторону коменданта.


Все еще неуверенное тело в этот момент никак не сочеталось с бушующими внутри мыслями. Возбужденный до предела мозг отрицал каждое услышанное слово и лихорадочно искал выход.


– Браво, господин Маковский! Я рад, что сознание к вам все-таки возвращается! Да, вы правильно меня поняли, но это еще не все, – Степан Егорович опять сел за стол, поправил пенсне и закончил:


– В случае победы вы можете вывезти из поселка любого из поселенцев. И, надеюсь, в этот раз Маковский, вы не будете принимать решения как тупой разносчик пиццы. Это все. «Билет» начинается третьего марта, у вас месяц найти свой электорат. Анкету участника заполните у секретаря. Там же получите необходимые инструкции. Идите. Вас становится слишком много в моей жизни. Идите, пока я не передумал.


***


Когда он покидал здание офиса, план в голове уже был разработан. Следующие три дня Маковский тщательно продумывал его детали и рисовал разные схемы взаимодействия с поселенцами. В конце концов, он остановился на чувствах жалости и сострадания.


«У меня нет выбора».


«Здравствуйте, уважаемый поселенец! Меня зовут Маковский Леня. Через два месяца мне исполнится двадцать пять лет. В Шанти я оказался, как и вы, из-за денег. Когда я уезжал от нее девять месяцев назад, я поклялся, как заработаю, тут же вернусь. Врачи дали нам год. Если я не привезу деньги и не проплачу операцию – она умрет. У меня кроме нее никого нет. Помогите спасти мою маму – проголосуйте за меня. Я не вправе вас просить и никогда бы этого не сделал, но я дал ей слово, что вернусь. Я дал клятву, что выдерну ее из лап смерти. Взываю к вашему милосердию!

Ее зовут Надежда. Прошу вас, хотя бы помолитесь за нее!

С уважением, Маковский Леонид Михайлович».


Скопировав текст на флэшку, Маковский отправился в типографию.


– Будьте добры, хочу заказать десять тысяч листовок, – Леонида было не узнать. Вся скорбь мира отражалась на его лице. В стоптанных дешевых кроссовках, мятой клетчатой рубашке и джинсах, заляпанных зеленой краской, Маковский выглядел как человек потерявший веру, любовь и всю семью в одночасье.


Приемщица, женщина средних лет, скопировала содержимое носителя и стала бегло читать. Каждая прочтенная строчка проявляла на ее стареющем лице болезненную морщину. Сначала межбровная складка почти соединила брови-ниточки, затем уголки глаз жалостливо опустились на критические границы. Прямой тонкий нос покраснел, задрожал подбородок. Наконец, первые капли простого человеческого сочувствия проложили на ее пористой коже устье, в которое устремилась молчаливая река слез.


«Давай, тетенька, помоги мне».


– Прошу вас, не нужно плакать. Все мы здесь из-за своих ошибок. Если бы я знал, к чему это приведет… Я мог бы все это время находиться возле нее. Мама…– Маковский уронил голову на стойку заказов и затрясся всем телом. Глухие рыдания сотрясали его плечи, а голова безудержно качалась из стороны в сторону, обильно орошая рукав неглаженной рубашки.


– Там, на большой земле, меня ждет сын. Ему тоже двадцать пять. Приходите завтра к десяти, заказ будет готов. Я проголосую за вас.


Петр.


Маковский застал своего коллегу в практически добром здравии. Было видно, болезнь отпустила его.


– Петь, у меня важное дело. Важное для нас обоих. Только не переспрашивай, прошу. Просто молчи и слушай. Ты же знаешь про ежегодный конкурс, или как его там… Билет?


Петр молча кивнул.


– Я не говорил тебе. Да и не зачем было. В общем, я VIP персона и могу ежегодно, вне очереди, участвовать в голосовании за право покинуть это «чудесное местечко», – последние слова он взял в кавычки, изобразив пальцами сие действо.


Петр снова растерянно кивнул.


– Короче, если за меня проголосует большинство, я смогу покинуть Шанти. У меня есть возможность взять с собой одного поселенца! Но об этом до финала никто не должен знать. Не подведи! – Маковский схватил сменщика за плечи, затем крепко обнял, – понимаешь, мы можем выбраться отсюда! Петя! Я никогда не забуду твою помощь. Нужно только убедить жителей, и мы выберемся из этого ада. Я все продумал. Завтра привезу листовки. Их нужно раздать каждому. Делаем это вместе. Мы справимся, Петь! Я верю, мы выиграем этот чертов «билет»!


Маковский «горел». Его дерзкий взгляд вселял в напарника абсолютную уверенность в победе. Не в силах произнести ни слова, он беспрестанно кивал.


– Петь, хорош! Возьми себя в руки! Завтра привезу листовки и опросник, куда необходимо заносить наших «болельщиков». Времени чуть меньше месяца. Мы справимся, правда? – Маковский сверлил глазами Петра.


– Мы справимся! – наконец произнес Петр.


Нина.


Он ждал в машине. Она появилась без четверти семь. Задумчивое лицо, неторопливый шаг. Черное платье в пол еще резче подчеркивало белизну некрасивого лица девушки. Маковский вышел из машины и направился навстречу.


– Нина, здравствуй! Мне нужна минута внимания. Пожалуйста, не отвечай мне ничего и не переспрашивай. Давай присядем в машину. Прошу тебя!


Она послушно последовала за ним.


– Нина, я могу забрать тебя с собой. Ты так много сделала для меня. Дороже тебя нет никого. Я принимаю участие в «Билете». Да, не удивляйся. У меня есть выбор, в отличие от большинства поселенцев. Я не совсем простой человек, поэтому участвую вне очереди. Хочу забрать тебя с собой. По праву выигрыша называю твою фамилию, и мы на свободе! Все, что остается сделать – выиграть этот бой. Мне помогает Петр, он хороший человек. Но он не знает про мои возможности. И ты не должна никому рассказывать. Ты же хочешь уехать со мной?


Бедная Нина. От вдруг появившейся ниоткуда надежды вернуться домой, она то тихо плакала, то молча смеялась. Бедная Нина.


– Конечно, я помогу вам. Что нужно делать? Сделаю все. Даже невозможное, – девушка торопливо шептала слова.


– Умница, завтра принесу листовки. Их нужно будет распространить среди населения и вписать в опись всех, кто готов за меня проголосовать. Знал, что согласишься. Верь мне, мы скоро будем дома!


Приближался день открытия большой игры.


Удалось собрать около тысячи голосов. Дни напролет Маковский проводил на улицах Шанти. Он неизменно припадал на одно колено перед каждым встречным и взирал на него отточенным до правды взглядом. В это время его помощники стучались в каждую дверь. Они ходили по домам и пересказывали душераздирающую историю про жизнь молодого Лени Маковского. Но в отличие от него, им не нужно было притворяться. Боль и отчаяние давно жили в них. Прямодушная и честная правда в итоге собрала большинство из собранных голосов.


В один из таких дней Маковский, как обычно встал на колено перед очередным прохожим и униженно протянул прокламацию. Мужчина, одетый в спецовку и кирзовые сапоги, взял листок и бегло взглянул:


– Зря вы это. Говорю, зря стараетесь. В этом году уже есть победитель. За нее весь поселок будет голосовать. Сочувствую вашей матушке.


– О ком вы говорите? – с ужасом выдохнул Маковский.


– Правильно понимаю, вы не знаете, о ком я говорю? Удивительно. Тату знают все. Вы разве не слышали? Как мы будем теперь без нее… Семь лет ждала. Дождалась, родимая.


– Где живет, знаете? – почти неслышно прошептал Маковский.


– Живет? Как не знаю, знаю, конечно! Каждую среду хожу, послушать ее дивный голос. На третьей линии, дом пятнадцать. Сердце у нее, что воды колодец. Всем хватает чистоты напиться. Так и живем, от среды до среды…– он вернул Маковскому листовку и неспеша пошагал дальше.


***


На площади было людно и шумно. Поселенцы в предвкушении оживленно обсуждали претендентов.


Общество истово хотело зрелищ. Наслаждаться мгновением и смаковать послевкусие, что может быть слаще?


Часы на башне пробили шесть раз. Наступила тишина. На мраморном балкончике тринадцатого этажа здания офиса появились двое. Комендант – Степан Егорович и господин Шанти, прибывший накануне, чтобы вести ежегодное мероприятие.


Георгий Александрович взял микрофон:


– Как быстро летит время. Те, кто еще вчера получили свой Билет на выход, уже штурмуют мир, искоренив в себе главную ошибку. А те, кто не так давно купался в деньгах, сегодня выходят на эту сцену, чтобы вернуться в начало. Дамы и господа, леди и джентльмены, добрый вечер. Мы начинаем. Это Билет на выход. Это Свобода.


Продолжение следует.

Показать полностью
96

«Как уговорить Духа» Записки психолога, часть 8

Мне не раз приходилось консультировать людей с ограниченными возможностями, так что я нисколько не удивилась, когда увидела молодую девушку, въезжающую в приемную на инвалидной коляске. Коротко остриженные темные волосы резко контрастировали с необычайно бледным лицом, на котором застыло мучительное выражение.

— Здравствуйте, - тихо произнесла она. – Я – Майя Зыкова, вы назначили мне прием к двум часам.

— Конечно, прошу в кабинет.

Очень хотелось сказать свое обычное «проходите в кабинет», но я сдержалась. Большинство инвалидов нормально относятся к упоминанию того, что им недоступно, но для успеха нашей совместной работы этого следовало избегать. Распахнув перед клиенткой двери, я пропустила ее внутрь и отодвинув одно из кресел, жестом предложила ей занять это место. Еще пару минут ушло на приготовление чая – это было необходимо, чтобы дать посетительнице время привыкнуть к обстановке, а мне - составить первоначальный портрет. На первый взгляд, Майе было не больше тридцати и, судя по одежде и закрепленному на спинке рюкзаку, она пыталась вести независящий от окружающих образ жизни. В глаза также бросился торчащий из кармана джинсов брелок в виде дерева - я нисколько не удивилась, если бы узнала, что девушка приехала на собственном автомобиле.

— Я вас внимательно слушаю, - легкой улыбки оказалось достаточно чтобы Майя немного расслабилась и начала говорить.

— С чего бы начать… - она глубоко вздохнула. – Сама я родом из Карелии, мать бросила нас с отцом, почти сразу же после родов – видимо ее не прельщала такая жизнь, поэтому она собралась и уехала в город. Отец, как мог, старался воспитать меня, но, когда я пошла в школу, он умер из-за сердечного приступа.

— Сколько ему было?

— Двадцать восемь. Вы, наверное, думаете, как мог мужчина умереть от проблем с сердцем в таком возрасте? – спросила она и сама же ответила. – Дело в том, что он был шаманом в нашей деревне, а это значило употребление всевозможных растений, в том числе тех что вызывают галлюцинации, ритуалы вызова духов, для которых ему приходилось доводить себя до исступления и все такое. В какой-то момент его сердце не выдержало, и он оставил меня одну со своими родителями. Бабушка все эти годы заменяла мне мать, помогала советами, и даже нашла для меня деньги на учебу здесь, в Петербурге – даже не знаю, как я жила без нее. Но речь не о ней, а деде, тоже шамане. К нему издалека приходили за советами люди, так что у нас в доме всегда были посетители. Одной из важнейших целей в своей жизни он считал переход знаний к следующим поколениям, и настоял на том, чтобы единственный сын также пошел по Пути Духов, при этом совершенно не заботясь о его здоровье.

— Должно быть потеря вашего отца оказалась для него настоящим ударом?

— Вы правы – сразу после похорон он исчез в лесу и не появлялся несколько месяцев. Тогда я очень сильно переживала за него, в отличие от бабушки, давно привыкшей к таким поступкам. Она рассказывала, что он уходил говорить с духами, чтобы успокоить разум и не дать мирским проблемам исказить его связь с ними. Однажды, после одного из таких исчезновений он вернулся и твердо решил обучить меня следовать Пути.

— Он хотел, чтобы вы тоже стали шаманкой?

— И да, и нет, - лицо девушки омрачилось. – Видите ли, по традиции, Говорящим с Духами может стать только мужчина, а женщины изначально предназначены для создания новой жизни и не подходят для общения с иным миром. Поэтому дед обучал меня исключительно теоретическим основам этого дела, не давая возможности попробовать все на себе. Моей задачей стало рождение сына, и в последствии, передача ему накопленных знаний. Знаю, вам кажется, что это какой-то бред – мне тоже так казалось, после того как дед умер и мне удалось вырваться из общины. Бабушка всегда скептически относилась к моему участию во всем этом, поэтому сама отправила внучку поближе к цивилизации.

Поступив в университет, я вскоре забыла обо всем что связывало меня с прошлым – сами знаете, какая она, жизнь в большом городе. Прошло много лет, я закончила учебу, нашла работу переводчиком в одной фирме, обжилась на новом месте. А потом все перевернулось – по дороге на работу меня сбила машина. Результатом стали почти полгода стационара и пожизненное пребывание в этом кресле. После реабилитации выяснилось, что я не смогу работать в офисе, банально из-за того, что не смогу добраться до него. Нашла работу фрилансером и что кое-как выкарабкалась в финансовом плане, хотя кредит за квартиру теперь платить оказалось гораздо сложнее. После выписки мне очень помогала одна женщина - с Верой, так ее зовут, я познакомилась, когда поступила в отделение травматологии. Она оказалась моим лечащим врачом и довольно приятным в общении собеседником. Мы довольно много времени проводили вместе – сказывалось отсутствие ее мужа, служащего по контракту в армии. Детей они не успели завести, так что все свою заботу Вера тратила на меня.

И вот, пару недель назад, посреди ночи кто-то постучал мне в дверь. Это была Вера, вся в слезах – ей сообщили что ее муж, Николай, пропал без вести во время спецоперации. Я отвела ее на кухню, достала бутылку коньяка и начала утешать бедняжку. А она продолжала рассказывать о том, как любит его и что не может жить вот так, ничего не зная о его судьбе. Я сидела рядом и рыдала вместе с ней, и тут в моей голове проскользнула мысль. Она показалась настолько кощунственной, что тут же оказалась погребена под целым слоем запретов и предрассудков. Но чем глубже я закапывала ее, тем сильнее она пробивалась наружу. И вот, сама себе не веря, я сказала ей что могу попытаться узнать жив ли Николай…

Все что нужно для обряда, осталось в наследство от деда и было привезено на память в те далекие дни, когда я еще навещала бабушку. Я разложила на столе перья глухаря - духа-проводника отца, когти волка, помогавшего деду и засушенную веточку ели, напоминавшую мне о родине. Мы потушили свет, зажгли свечи и благовония, а затем в центр образованного другими ингредиентами круга Вера положила фотографию мужа. Медленно раскачиваясь из стороны в сторону, я начала взывающий к духам речитатив. По ходу процесса голова, и так тяжелая из-за алкоголя, стала вообще неподъемной. Но потом все неожиданно прояснилось, и я увидела, как из открытого окна в комнату залетает сизый туман, настолько густой что сквозь него нельзя было ничего разглядеть. А затем послышался ужасный, пробирающий до глубины души вой и туман, закружившись на месте, обрел очертания волка с горящими голубым светом глазами. Он не отрываясь смотрел на меня, а я на него, памятуя о словах деда, что нельзя показывать страха.

— Чего ты хочешь, пропащее дитя? – голос волка звучал прямо внутри меня, повергая душу в тихий трепет.

— Узнать, жив ли этот мужчина, - дрожащим голосом ответила я, стараясь не обращать внимания на оторопевшую Веру.

— Зачем?

— Он очень дорог близкому мне человеку.

— Тогда слушай, - голос ненадолго пропал, но потом вернулся. – Он жив, но ранен, вокруг него песок, очень много песка и ярко светит луна. С ним двое братьев по оружию, они спокойны и чего-то ждут…

Он не успел закончить, исчезнув с порывом ветра, и оставив наедине с трясущей меня подругой. По ее словам, случилось нечто, похожее на припадок и Вера едва сумела привести меня в чувство. Видели бы вы ее глаза, когда я пересказала ей слова духа – это было изумление атеиста, неожиданного столкнувшегося с тем, что никак не мог объяснить. В подтверждение моих слов через пару дней пришла информация от самого Николая, о том, что он жив, но повредил плечо во время падения самолета. После небольшого лечения он должен был вернуться на родину, да еще и с наградой. Вера была вне себя от счастья и даже принесла мне довольно внушительную сумму денег - поначалу я отказывалась, но вспомнив о долгах, нехотя приняла дар.

Я помогла подруге, но с того самого дня начала чувствовать себя все хуже и хуже. Сначала, это было похоже на сон, я могла в любой момент заснуть и упасть на пол. Потом к этому прибавились странные видения, в которых мое сознание возвращалось в деревню, наполненную неизвестными людьми – они что-то говорили, но этот язык был мне неизвестен. Я позвонила Вере и попросила присмотреть за мной, хотя бы ночью, но от этого было мало толка, учитывая, что я перестала различать время суток. Она потащила меня на МРТ, кардиограмму и еще куда-то, но все что выяснилось по приборам это сильное переутомление и недостаток витаминов. Она, как врач, не знала в чем дело, однако мне было прекрасно известно, что именно происходит. Мной овладела так называемая «шаманская болезнь», поражающая всех, кто только вступил на Путь Духов. По сути, я должна была увидеть все, что происходит на той стороне реальности и почувствовать то, как она меняет меня. Это один из этапов становления и через него проходят все шаманы. Вот только от этого понимания мне легче не становилось: во-первых - я не хотела становиться Говорящей с духами, во-вторых – мне нельзя было этого делать из-за пола и отсутствия наставника, и в-третьих, я нарушила одну из главных заповедей – приняла деньги за работу. Единственным моим спасением мог бы стать другой шаман, способный помочь пройти обряд посвящения, но я, даже с помощью Веры, не смогла бы забраться так далеко в глубь Карелии в поисках подходящего человека. И даже если бы мне это удалось, вряд ли бы он взялся помочь мне. Я попыталась обратиться к тем, кто живет здесь и пишет объявления в интернете и газетах, но оказалось, что все они - обычные мошенники. Тогда я решила, что возможно, мне поможет психолог и, наведя справки, нашла подходящего специалиста – вас, Виктория Сергеевна.

Этот рассказ явно дался ей нелегко – порой эмоции били через край, и она то срывалась на крик, то переходила на шепот. Удивительно, но эта девушка действительно верила в то, о чем говорила и это здорово усложняло мне работу. В первую очередь, следовало попытаться выяснить чем грозит ей такое состояние и как долго оно может продолжаться. Требовалось убрать угрозу жизни клиентки, а потом только разбираться с остальными проблемами, хотя, я подозревала что это будет крайне непросто.

— Скажите, Майя – откуда взялось неприятие денег, получаемых за работу шамана?

— Дед рассказывал, что Духам не нравится, когда за их помощь люди расплачиваются чем-либо. Они не оказывают услуги и не желают получать за них плату.

— Но разве люди не приходят к шаману с чем-то? Он же должен на что-то жить?

— Все верно, но обычно это преподносится именно как дар, чтобы задобрить Духов. Естественно, что этими подношениями после обряда пользовался сам шаман.

— То есть разница в том, как выглядит дар – кусок свинины духам приятней чем пачка банкнот.

— Так мне это объясняли, - ответила девушка, косясь куда-то вбок.

— Хорошо, это мы выяснили, теперь дальше – вы упоминали о том, что ближайший наставник находится где-то далеко в Карелии, неужели вас осталось так мало?

— А кому захочется связать себя с такой сомнительной и опасной профессией? Молодежь уезжает из деревень, оставляя там одних стариков, которые умирают вместе со всеми традициями и знаниями предков. Моя жизнь тому пример.

— Понимаю… - задумчиво произнесла я, глядя на Майю. – Скажите, а вы сможете еще раз устроить сеанс связи с духами?

— Могу, но зачем?

— Хочу с ними пообщаться.

— И как вы себе это представляете?

— Вы же переводчик по профессии, так устройте нам разговор.

— Давайте попробуем, - устало произнесла Майя и закрыла лицо руками.

— Разве вы не должны использовать ритуальные предметы?

— Это необходимо только для вызова, - не меняя позы отозвалась она. – А сейчас в этом нет необходимости.

— Вы хотите сказать, что Дух сейчас здесь?

— Он зашел в кабинет вместе со мной, - замогильным голосом произнесла девушка, отчего я почувствовала нечто похожее на страх. – Он здесь, слева от вас, лежит на полу.

— Это Дух Волка, как и тогда, с Верой?

— Он… с тех пор как я начала одновременно находиться и тут, и там, Проводник постоянно следует за мной.

— Что же… кхм, спросите - может ли он ответить на несколько вопросов?

— Если это касается меня, то да, - спустя минуту ответила она.

— Как долго будет продолжаться эта болезнь? – сказала я в пустоту.

— До тех пор, пока он не убедится, что я готова принять свою судьбу и наказание.

— И как он узнает, что вы готовы?

— Молчит, - покачав головой, сообщила девушка.

— О какой судьбе идет речь?

— Молчит.

— Тогда, может он скажет сколько Говорящих с Духами осталось в наших краях?

— Десять.

— А сколько было двадцать лет назад?

— Восемьдесят четыре.

— Так я и предполагала – налицо сокращение числа шаманов. Он это понимает?

— Да.

— То есть, перед угрозой тотального исчезновения тех, кто должен помогать людям, используя мудрость предков, он все еще хочет блюсти старые законы о неприятии женщин и денег?

— Он не отвечает.

— А он в курсе, что в наше время женщины делают все то же самое что и мужчины и что люди, в большинстве своем, больше не держат животных, которых можно было бы принести в дар? Что теперь они просто платят шаману, и он уже озаботится о том, чтобы соблюсти все традиции.

— Молчит, но кажется, он в замешательстве.

— Надеюсь он понимает, что если ему подобные будут слепо следовать догмам, игнорируя изменения в мире людей, то скоро придет конец любому нашему взаимодействию.

— Он сказал, что болезнь прекратится, - с просиявшим лицом произнесла Майя. – Но я должна буду пообещать принести ритуальную жертву с тех денег что получила от Веры, научиться контактировать с другими духами и взяться помогать людям, подобно вам.

— Это же замечательно, -с улыбкой сказала я, искренне радуясь успеху.

— Он ушел… - прошептала девушка и взволнованно воскликнула. – Не могу поверить! Впервые за долгое время, я осталась одна. Спасибо вам! Огромное спасибо!

— Как уже и было сказано, это моя работа – помогать людям.

— Я думала, что не выдержу всего этого… но теперь, у меня просто нет выбора – придется заняться тем же чем занимались мои отец с дедом, - вздохнула клиентка. - Вас не смущает что теперь я, по сути, должна буду стать вашим конкурентом?

— Нисколько, - усмехнулась я. – Людей, которым требуется поддержка, гораздо больше чем нас - на всех хватит.

— А как же мои методы?

— Разве так важно, как именно вы будете помогать людям, если они будут уходить от вас счастливыми?

— Пожалуй, что нет, – ответила Майя и откатилась назад. – Теперь мне предстоит многому научиться…

Попрощавшись с девушкой, я вернулась обратно и подошла к окну – что-то во всей этой истории меня смущало, но что именно оставалось загадкой. Не слишком ли благосклонно отнесся к Майе преследующий ее Дух? Почему он так быстро согласился с доводами? Догадка осенила меня в тот самый момент, когда я прокручивала в голове условия, которые выставил Проводник – он даже не упомянул о необходимости родить мальчика, как того требовали традиции. Уж не потому ли он тогда пришел на зов пьяной девчонки, что знал – ей не выполнить завещания деда, поскольку авария, приковавшая ее к инвалидному креслу, также сделала ее бесплодной…

Показать полностью
70

«В моем доме завелся призрак!» Записки психолога, часть 4

Сидевшая в приемной женщина явно спешила, судя по тому как она поглядывала на часы, а также по стоящему рядом большому чемодану. Пока я прощалась с предыдущим клиентом, то успела рассмотреть ее в деталях. Короткие темно-рыжие волосы обрамляли осунувшееся лицо, казавшееся еще бледнее из-за бежевого делового костюма. Судя по кругам под глазами и напряженной позе, она явно недосыпала в последнее время. Но что самое интересное – я где-то уже видела эту бизнес-леди.

— Здравствуйте, Виктория Сергеевна, - произнесла она вставая с кресла. – Извините что без записи, я знаю, что у вас большая очередь, но не могли бы вы принять меня?

— Вы уже бывали здесь раньше, верно?

— Да, одна из моих подруг приходила к вам на консультацию, - женщина назвала фамилию, и я тут же вспомнила о ком идет речь, - а я ее провожала.

— Вспомнила, - порой люди боятся приходить к психологу одни и берут с собой для храбрости кого-то из близких. Они обычно ждут в приемной или уходят, как только клиент входит в кабинет. – На вечер у меня нет посетителей, так что я приму вас, проходите, пожалуйста.

— Меня зовут Ирина - я здесь в командировке, сама живу в Риге, - начала она. - Мне тридцать пять, вроде бы все есть – приличная должность в фармацевтической фирме, большая квартира, машина, пара хороших подруг, - но все же кое-чего не хватает. Я про стабильные отношения с мужчинами.

— Вот, пожалуйста, - клиентка очень сильно нервничала, постоянно оборачивалась и не выпускала из рук телефон, так что я решила немного отвлечь ее чаем.

— Спасибо, - она сделала небольшой глоток и продолжила. – Поначалу мне хватало мимолетных свиданий – карьера шла в гору, и не хотелось бросать ее на полпути. Но где-то два года назад, я начала подмечать некоторые странности в поведении мужчин. Первое свидание – все в порядке, второе – то же самое, но как только дело доходит до посещения моего дома, то все – это конец. И не важно, чем мы там занимаемся: сексом, смотрим фильм пока на улице идет дождь, или просто пьем кофе на кухне. Результат всегда один – расставание. Причем они никогда ничего не говорят, просто рвут все контакты и добавляют в черные списки - так что я даже не могу узнать, что в чем проблема.

— Должно быть вы начали заниматься самокопанием.

— Еще бы! – усмехнулась она, - Везде пишут, что мужчины боятся сильных и независимых женщин, а если они еще и больше их зарабатывают, то вообще пиши пропало. Так что я перестала упоминать о своей работе, а на все вопросы отвечала, что у меня богатые родители.

— Но результат оказался тот же.

— Вот-вот, - Ирина взяла небольшую паузу. – А потом началось все остальное, месяца четыре назад моих соседей обокрали – вынесли буквально все. Воров поймали при попытке сбыть награбленное, один из их оказался консьержем в нашем доме. Я была в полиции в качестве свидетеля, и там сказали, что на вопрос: «Почему они не ограбили мою квартиру», - те заявили, что слышали из-за двери звуки, как будто там кто-то был. Естественно, никого в дома в тот вечер не было, так что я просто отмахнулась от этого - мало ли что могли наговорить эти бандиты.

Вслед за этим к соседям сверху вернулся сын, которого терпеть не мог весь подъезд – парень вечно включал громкую музыку, водил шумные компании и всячески нарушал общественный порядок. В первую же ночь я едва уснула из-за грохота и криков вызванной кем-то полиции. А затем все стихло – парень вообще перестал появляться на людях, а однажды, когда я встретила его выходя из квартиры, он шарахнулся так, что едва не упал с лестницы. «Может он решил, что это я позвонила в полицию»? Не прошло и пары месяцев как он окончательно съехал куда-то и больше я его не видела.

Дальше хуже – живущие рядом животные начали вести себя неадекватно. Голуби, вечно использующие мой балкон в качестве лотка, исчезли, а соседская псина перестала выть по ночам. В довершении всего подруги подарили мне кота – «Мужика не нашла, так хоть кота заведи». Первое, что сделало несчастное животное, попав ко мне в дом – это зашипело на что-то находящееся в спальне и убежало на кухню. Мой прошлый ушастый питомец вечно валялся на кровати, и я постоянно мучилась, убирая его шерсть отовсюду. А тут ничего – котенок боялся даже заглянуть в комнату, ел что дают и даже справлял нужду куда нужно, хотя его к этому никто не приучал. Стоило мне попытаться взять его на руки и отнести на диван, как он начинал орать как резаный, кусаться и царапаться. Снова попав на пол, он изгибал спину и шипел на пустоту, после чего убегал обратно на кухню.

— Хм, довольно необычно.

— Кульминацией всего этого стал один неприятный случай - я познакомилась с интересным молодым человеком, с предыдущей работы, - усталым голосом сказала клиентка. - Я сомневалась стоит ли мне начинать с ним отношения, но он решил все за меня. Он добавил что-то в мой коктейль, когда мы сидели в кафе напротив моего дома, после чего все было как в тумане. Мы поднялись наверх, он полез целоваться - я и не успела даже пикнуть, как оказалась на кровати без одежды. Я очень хорошо помню его лицо, с улыбочкой дорвавшегося до сладкого самца, которое в один момент исказилось так, будто он увидел что-то страшное. Он дико завопил и слетел с кровати, схватил разбросанную одежду и выбежал из квартиры.

— А что вы?

— Я еще пару часов лежала пластом, пытаясь прийти в себя, после чего еще раз осмотрела спальню, но так и не нашла ничего, что могло произвести такой эффект. И тогда я задумалась…

— И сделали вывод что у вас завелся призрак?

— Призрак, полтергейст, привидение или что-то в этом роде. Я ведь не психопатка, вы поймите – я не вижу духов, не занимаюсь черной магией, не варю зелья в котле ночью посреди леса и все такое, но то что произошло, явно выходит за рамки нормальности.

— В церковь вы не пошли, как я понимаю?

— Просто побоялась - не хотелось, чтобы обо всем этом стало известно вокруг. Поэтому я ничего не сказала подругам, не стала обращаться к экстрасенсам и им подобным. Но и ничего не делать не могла – после того случая ложиться в спальне мне было страшно, так что я переехала к коту на кухню. Потом подвернулась командировка, но и здесь, в Петербурге, нормально поспать не получилось – кажется, будто кто-то все время наблюдает за мной. А потом я вспомнила про вас и решила зайти перед отбытием…

— Скажите, у вас есть старший брат?

— Что, простите? – она явно не ожидала такого вопроса.

— У вас есть старший брат?

— Да, есть – даже два.

— Как они относились к парням, которые ухаживали за вами в старшей школе?

— Честно говоря - изводили как могли, - ответила Ирина.

— А если бы они узнали, что кто-то из этих парней захотел бы вас изнасиловать?

— Боюсь даже представить… - пробормотала она. – Вы хотите сказать, что этот призрак ведет себя так, словно он мой старший брат?

— Сами посудите – за все это время он не сделал вам ничего плохого и даже наоборот: убрал голубей с балкона, утихомирил соседа, даже спас квартиру от воров.

— Я не думала об этом с такой стороны, - озадаченно произнесла клиентка. – И все же, будет страшно опять возвращаться в квартиру.

— Если вас смущает слово призрак, то замените его, например, на ангела-хранителя – полагаю, так будет легче воспринимать эту сущность.

— Думаю да, - призадумавшись ответила женщина. – Попробую вернуться, но если что – я могу вам позвонить?

— Конечно, - я протянула ей визитку.

— Спасибо вам большое за то, что выслушали - я просто не знала к кому обратиться, чтобы не засмеяли.

— Всегда рада помочь.

— Я в следующем месяце снова приеду по делам и заодно расскажу вам как все прошло.

— Только не забудьте предварительно записаться на прием. – улыбнувшись, ответила я, прощаясь с клиенткой.

P.S. Продолжение следует...

Показать полностью
38

Такси

Он еще раз посмотрел на часы. Уже почти двенадцать!


Такси не ехало.


Оператор бодро сообщила, что его заявка принята, и автомобиль будет назначен в ближайшее время. Прошло двадцать одна минута, а такси все не было.


Видимо, у оператора было свое понятие о ближайшем времени.


После этого он пытался вызвать такси через мобильное приложение.

«Ни один водитель не принял заказ», - нагло сообщил смартфон.

«Повторить заявку?»

С темного неба упала капля и ударила его по носу. Лениво полился ночной дождь. Стало холодно и противно.


Повторять заявку он не стал.

Сбоку что-то загремело.


Некий силуэт внимательно осматривал урну на предмет стеклянной тары.

Он тихо выругался. В полночь, на вокзале, в чужом городе – и никаких такси! Где же эти бомбилы, когда они так нужны? Услышать сейчас «Куда едем?» было бы счастьем.

Сзади тускло светили окна здания вокзала. Возвращаться не хотелось.

В шум дождя вдруг вклинился и начал приближаться гул мотора. Из темноты медленно подъехал автомобиль.

- Такси нужно?

Он обрадовано кивнул.

Наконец-то!


В машине было тепло, и приглушенно играла расслабляющая музыка. Он сел на заднее сиденье. Там было просторно и царил полумрак.

- Куда едем?

Он назвал адрес.

- Не близко, - заметил водитель.

Потом помолчал и добавил:

- Да уж, разыгралась погодка…

- Повезло мне, что подъехали. Думал, пешком придется.

Водитель усмехнулся.

- Это точно!


Мимо проплывал город. Темный, мокрый.

Одиноко светились витрины магазинов и салонов. На улице не было ни души.

- Первый раз тут?

Он не сразу понял, что водитель снова заговорил.

- А? Да вот, приехал в командировку…

Музыка играла и играла, рождая тоскливое и волнительное ощущение бесконечного пути.

- Ночью у нас совсем по-другому, не то что днем, - продолжал водитель.

И что ему неймётся?

Из вежливости ответил:

- Так, наверное, про все города можно сказать.

Водитель кивнул и остановился на пешеходном переходе. Светофор горел красным. Цифры показывали «59».

И зачем останавливаться? Кому придет в голову сейчас переходить дорогу? Все давно сидят по домам.

- Это да, - хмыкнул водитель, поглаживая шею, - но правила есть правила!

Вот черт, снова мысли вслух!

- А насчет города, вы, конечно, верно подметили – ночью любой по-другому смотрится. Но наш не то, чтобы смотрелся по-другому… Утром поймете, смотреть тут особо не на что.


Водитель помолчал.

- Но вот ощущения! Да, они совсем иные. Днем что? Дома панельные, грязь, пыль, серость. Люди хмурые…

- Россия, что поделать, - он вяло протянул, поддерживая диалог.

- А ночью людей нет. И домов не видно. Зато огни! И улицы пустые. Свободно! Езжай куда хочешь. Кажется, что ты и не в своей мухосрани, если честно…

И вновь воцарилось молчание. Диктор по радио бодро объявлял следующую песню, которая вскорости должна стать настоящим хитом.


Они снова остановились на светофоре. Вокруг, судя по количеству вывесок, был центр города. Кое-где даже ходили люди. В свете фонарей их темные фигуры выглядели чужеродно. Дождь смазывал все силуэты и заставлял расплываться неоновые надписи.

- Как они вообще здесь живут? – вырвалось у него.

Водитель посмотрел в зеркало заднего вида.

- Живут, как и все. А что? Родились тут, вот и живут.

- Я имею в виду, - он даже немного разволновался; сонливое состояние резко прошло, - каково это? Могли ведь родиться где угодно, в любом городе мира, а родились тут, в этой дыре!

Загорелся зеленый. Машина мягко набирала скорость. Центр быстро остался за спиной, дорога сузилась, ее освещали редкие фонари. Дождь с новой силой забарабанил по крыше.

- Судьба, значит такая у них, - деликатно ответил водитель. Сравнение своего города с дырой он пропустил.

Он откинулся на сиденье и пощупал сумку с документами.

- Судьба! Чудно…

- Не верите в судьбу?

- Да не очень, если честно. Ну что это? Говорят, мол, не важно, что ты делаешь, за тебя уже все решено. А кто решил, зачем все это? Непонятно.

Он помолчал.

- У меня был знакомый – всю жизнь ему везло! За что бы не брался – все получалось! А потом раз вышел на балкон – покурить. Ну, балкон и упал. Что ж это, судьба такая?

Водитель ответил не сразу.

- Она самая и есть. Только вы не совсем верно думаете. Многие так думают. Говорят, что судьба одна. Это не так.

- Вам-то откуда знать?


Очередной таксист-философ, подумал он. Философы, бизнесмены, ученые – развозят людей в подержанных автомобилях. Находясь за рулем, они точно знают, как изменить мир. Но, стоит только выйти из машины, их гениальность сбивает ипотека, маленькие выплаты от службы такси, боли в спине и серая, непреодолимая обреченность.


- Судьба – это окончательный вариант. – Водитель не обратил внимания на резкий ответ. – Вот, например, идете вы по улице. Если прямо идти – выйдете, скажем, к магазину. А если свернете вправо – там какой-нибудь магазин. Ну а влево – театр. Вот и с жизнью так же. Если бы ваш знакомый не курил – на балкон бы не вышел.

- Курение убивает? - он усмехнулся.


Машина петляла по темным улицам с темными же домами, нависавшими над дорогой, как большие коробки. Будто мышь в лабиринте, подумалось ему.


- Каждый ваш поступок – это изменение маршрута. Пугает немного, согласны? Вот только что шли к светлому будущему, а потом раз – и ваша остановочка - падающий балкон.

Он задумался. А ведь в этом что-то было!

- И как же быть? Ничего не делать что ли?

- Почему же? Делать! Иначе потратим жизнь зря.

Окна заливало водой. Машину ощутимо тряхнуло – асфальт был новым только у центра. Навстречу им внезапно, как ночной призрак, выскочил встречный автомобиль – и так же стремительно исчез в темноте.

Он проводил взглядом быстро удаляющийся красный свет фар.

- Делать? Но зачем? Умрем же…

Водитель кивнул и сбавил ход, сворачивая куда-то совсем в темноту.

- Умереть – это, конечно, само собой. У всех одна конечная. Только вот, по-моему, важнее как прожить. Один живет девяносто лет – и сам себе не рад. А другой в 30 умрет, но счастливым – и кому лучше было? Я считаю жизнь – это как парк развлечений. Можно у входа постоять, а можно и на аттракционах покататься. В итоге-то, конечно, время закончится, и тебя выгонят – но, если успел повеселиться, то и уходить не грустно!

Он криво усмехнулся.

- Значит, парк развлечений? Не у всех, знаете ли! Кому-то парк, а кого-то жизнь с рождения пинает.

Водитель охотно закивал.

- И так можно сказать. Но это вы, опять же, только с одной стороны рассматриваете. Вот, к примеру, больной раком и совершенно здоровый – кто счастливей? Скажете, здоровый. Ну, а если у этого здорового жена стерва, а? Или, например, вообще семьи нет – все разбились, один он выжил. Или с работы выгнали, или он вообще бомж – ну и толку с его здоровья? А у того больного и семья, и дом, и работа – и все хорошо; а то, что от рака умирает – так это он просто вперед очереди полез!

- Что ж скажете, для счастья здоровье необязательно? – недовольно возразил он.

- Почему же, - пожал плечами водитель. – Для больного счастье как раз в здоровье. Точнее, это он так думает: «Вот бы выздороветь!» А здоровый думает: «Черт бы с ним, со здоровьем! Вот была бы у меня карьера, семья…» Короче говоря, каждому кажется – счастье у соседа. А обменяйся они жизнями – сразу бы захотели все назад вернуть. Вот так!

Он согласился.

- Да уж, вечно мы мечемся туда-сюда.


За окном плыл ночной город. Дождь кончился, и он опустил стекло. В салон ворвался свежий, пахнущий листвой и мокрым асфальтом воздух. Ворвался и освежил голову, взбаламутив все мысли, которых за последний час стало так много.

Машина сбавила скорость.

- Приехали!


Он расплатился и вышел. На противоположной стороне улицы виднелась вывеска одного из немногих отелей этого города. Собственно, их было всего два, и второй находился слишком далеко.


Раздался чей-то возглас. Он увидел полноватого мужчину, идущего к нему от отеля.

Мужчина назвал его имя.

- Вы сегодня последний на заселение, - хрипло и с одышкой произнес он. – Вот, жду!

Они шли прямо по лужам, даже не смотря вниз – единственные фонари были у входа в отель.

- Долго добирались?

- Да вроде нет, - ответил он. – Таксист попался такой, знаете ли… Интересный человек! Всю дорогу говорили.

Мужчина остановился, наступив прямо в воду. Раздался громкий всплеск.

- Таксист? Какой еще таксист?

- Тот, который привез меня, - удивленно ответил он.

- Ночью у нас не ходят такси, - угрюмо ответил мужчина, шмыгнув носом.

- Гм! Ну, может, этот припозднился?


Он не видел лица собеседника, но ему казалось - тот внимательно смотрит на него.

Наконец, кашлянув, мужчина проговорил:

- Но вы не приехали на машине. Вы пришли пешком!

Он удивился и рассердился на администратора этого, с позволения сказать, отеля.


- Вы шутите? Хотите сказать, я шел пешком через весь город? За сколько там, за полчаса?

Мужчина переступил в луже и сделал шаг в сторону.

- Посмотрите на часы.

Он тут же сдернул рукав. На электронном циферблате светилось «3.17».

- Что? Как...я же… этого не может быть, - прошептал он. Обернулся, как будто ожидал увидеть такси, которого не было, и водителя, который вел несуществующий диалог.


В ноги вдруг пришла сильная боль – как будто пробежал олимпийский марафон. Пальто было насквозь мокрое. Мокрое, потому что он шел под дождем. Шел, а не ехал.

- Пойдемте, а то замерзнете, - сопя, позвал его администратор. – У нас такие дожди, можно запросто простудиться. Льет, как из ведра, еще и холодно. Вот такая погодка. Я бы уехал, а куда? Видать судьба такая, здесь торчать…

Показать полностью
454

О современной ситуации в социуме.

Как так получается, те самые милые и чувствительные люди, которые могут год страдать депрессией после непрошеного комплимента, оказываются в авангарде борьбы против свободы слова? Как получается, что прогрессивные граждане, знающие все о психотерапии, сбиваются в стаи, чтобы травить оппонентов в сети? Два американских автора как раз написали об этом книгу - The Coddling of the American Mind: How Good Intentions and Bad Ideas Are Setting Up a Generation for Failure ("Изнеженный американский дух: как добрые намерения и дурные идеи обрекают целое поколение на провал").

В 90-ые годы в США были популярны продукты для детей не содержащие арахис - считалось, что это оградит детей от аллергии. Но впоследствии выяснилось, что меньше всего аллергиков выросло из детей, которые как раз ели арахис. Все дело в том, что иммунная система нуждается в тренировке и становится сильнее, когда соприкасается с разными аллергенами. То же самое происходит и в эмоциональной сфере. Неизвестность, конфликты, риск и прочее - все это требуется для того, чтобы научить нас справляться со стрессом, приобрести резистентность к пресловутым психологическим травмам.

Однако мода на гиперопеку детей, которой подверглось поколение миллениалов и следующее за ним поколение Z, сыграла такую же роль, как лишенные арахиса продукты. Люди, которые с детства находились под постоянным надзором и были лишены радостей самостоятельного познания мира (в т.ч. конфликтов, травм и т.д.), и во взрослом возрасте продолжают требовать опеки и заботы. Только теперь в роли нянек выступают государство и крупные корпорации. Они должны запрещать и ограждать. Вытирать сопли людям, способным травмироваться об пост в социальных сетях и прочую “микроагрессию”.

Если вас вырастили эмоционально неустойчивым прогрессивным Маугли, то это совершенно логично - требовать цензуры для всего и вся, что кажется вам оскорбительным, “токсичным” и прочим образом задевает ваши тонкие чувства. Базой для тоталитаризма является не только культ безопасности физической, но и безопасности эмоциональной.

Текст не мой, текст повзаимствован с канала @whalesgohigh

631

Синдром самозванца: "Все думают, что я хорошо разбираюсь в своем деле, но я-то знаю, что это не так"

Синдром самозванца: "Все думают, что я хорошо разбираюсь в своем деле, но я-то знаю, что это не так" Неуверенность, Психология, Самозванец, Социология, Иван Васильевич, Гарвард, Амбиции, Длиннопост

Похоже, что у вас синдром самозванца. Это точно он, если вам кажется, что все ваши успехи — чистое везение или чужие заслуги, ваша должность досталась вам случайно, а на самом деле вы недостаточно компетентны и просто пускаете всем пыль в глаза.


По сути это неадекватная, заниженная оценка своих способностей и успехов. Но вдобавок к этому людей с синдромом самозванца преследует страх, что они всех обманывают, это вот-вот раскроется и их репутация лопнет как мыльный пузырь.


Существует синдром упущенной выгоды — навязчивом ощущении, что ваша жизнь недостаточно хороша по сравнению с бурной деятельностью друзей и знакомых (в комментариях к этому посту немного говорили о таком). Синдром самозванца отчасти на это похож: он тоже завязан на ощущении собственной ничтожности и бесконечном сравнении себя с другими (не в свою пользу).



Так, может, я и правда самозванец?


Парадокс в том, что, скорее всего, нет (но для верности можно пройти тест из 20 вопросов и оценить, насколько у вас все запущено). Синдром самозванца часто встречается у так называемых high achievers — то есть целеустремленных и по всем признакам вполне успешных людей, в чьих способностях никому не приходит в голову сомневаться (кроме них самих).


Этот синдром еще иногда называют проклятием умного человека: от него страдают и люди с учеными степенями, и обладатели «Оскара», и две трети студентов Гарварда. Просто мало кто об этом говорит: во-первых, признаваться в своей слабости стыдно, а во-вторых, «самозванец» боится, что разоблачит себя собственными руками.



Это все из-за низкой самооценки?


Скорее из-за неадекватных представлений о мнении окружающих. Ученые утверждают, что такие переживания напрямую связаны с тем, чего от нас (как нам кажется) ждут и насколько строго будут судить. К тому же многие «самозванцы» в глубине души высоко себя ценят — вот только боятся, что больше никто так не думает.


Например, исследование, проведенное в США в 2000 году, показало, что «самозванцев» больше пугали задания и тесты, результаты которых станут известны другим. Но если они знали, что результаты их теста останутся анонимными, то были куда более уверены в себе.



И что, от этого страдают все успешные люди?


Не все, но многие. Точной статистики нет: психологи и ученые приводят цифры от 30 до 70% профессионалов — то есть чуть ли не половина успешных людей, которые нас окружают, в той или иной степени ощущают себя самозванцами.


По мнению некоторых ученых, склонность к синдрому самозванца не какая-то характерная черта, свойственная человеку на протяжении всей жизни: это ощущение может проявляться в отдельных ситуациях, где человек чувствует себя наиболее уязвимым. Кроме того, долго считалось, что это исключительно женская проблема, несвойственная мужчинам.



Почему именно женская?


Всему виной гендерные ограничения. Исторически женщины не занимали ответственных постов, да и во многие профессии пришли значительно позже мужчин. Особенно это заметно в академической среде и на руководящих должностях, где женщинам часто приходится работать с удвоенной силой, чтобы преодолеть стереотипы и доказать свою значимость (в том числе самим себе).


Первой на синдром — точнее, его признаки — обратила внимание Полин Роуз Клэнс, клинический психолог из США. В конце 70-х Клэнс заметила, что многие из ее студенток занижали свои успехи в учебе, считали их незаслуженными и боялись отчисления, несмотря на высокие оценки.


Им было страшно браться за новое дело, даже если они уже успешно справлялись с чем-то подобным. Исследования Клэнс легли в основу книги «Феномен самозванки: преодолевая страх, сопутствующий успеху» — она вышла в 1985 году.


Авторы другого исследования — социологи Джессика Коллетт и Джейд Эйвелис выяснили, что женщины чаще мужчин отказывались от научной карьеры, опасаясь провала. Это же исследование показало, что многие женщины ставят себе нереалистично высокую планку: например, одна из участниц опроса считала себя ленивой, так как не хотела проводить на работе по 13 часов в день.


Многие женщины также воспринимают своих успешных начальниц или преподавательниц как супергероинь, с которыми невозможно тягаться, — и это тоже демотивирует.


В синдроме самозванца признавались и голливудские звезды — Натали Портман, Кейт Уинслет и Эмма Уотсон, и член совета директоров Facebook Шерил Сэндберг, и даже генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чан.



Но мужчин это тоже касается?


Как выясняется, да. В 1990-х стали проводить новые исследования, и стало понятно, что мужчинам синдром самозванца тоже свойственен, просто в меньшей степени. К тому же мужчины стараются об этом не говорить и куда реже обращаются к психологу — но, например, сознаются в своих страхах, участвуя в анонимных опросах.


Психолог из Гарварда Эми Кадди вспоминает, что от синдрома страдал писатель Нил Гейман — после выхода нескольких бестселлеров его мучили ночные кошмары о разоблачении.



Почему у кого-то есть синдром самозванца, а у кого-то нет?


Все зависит от воспитания. Как и многие психологические проблемы, синдром самозванца формируется в детстве. Именно в детском возрасте мы учимся взаимодействовать с людьми, оценивать их реакции. Если человек не проживает этот опыт самостоятельно (из-за того или иного вмешательства взрослых), то в будущем ему приходится «подстраивать» реальность под усвоенные модели, которые не соответствуют действительности.


Например, если у ребенка не было поддержки родителей, его часто ругали, вечно приводили кого-то в пример, то и во взрослой жизни он будет сомневаться в своих способностях. Может быть и ровно обратное. Допустим, в детстве вас перехваливали: для родителей вы были самым умным, самой талантливой или писали самые гениальные стихи. В то же время вы знали, что родители необъективны, и привыкли считать похвалу незаслуженной. Во всех этих случаях потом очень сложно доказать себе, что вы правда чего-то стоите.



Чем все это грозит?


Сложностями в работе — на этот раз уже вполне реальными. Человеку с синдромом самозванца тяжело браться за новое дело: фактически он начинает вести себя как настоящий самозванец. Все сомнения и страхи приводят и к нездоровому перфекционизму, и к прокрастинации — когда «самозванец» подсознательно пытается оттянуть начало дела.



Другим выходом для людей с этим синдромом может стать своего рода дауншифтинг — они стараются ставить себе более легкие цели, боятся проявлять инициативу, отказываются от интересных предложений и не берутся за задачи, которые на самом деле им по силам.


Это очень распространено в научной среде: аспирантам и молодым научным сотрудникам свойственно «укрощать» свои амбиции, столкнувшись с высоким уровнем коллег — даже если они лестно отзываются о «самозванце». Отчасти этим объясняется даже разница в оплате труда между мужчинами и женщинами — из-за заниженной самооценки женщины сами часто просят меньшую зарплату, чем их коллеги-мужчины, и с большим трудом обращаются за повышением.



Что с этим делать?


С более легкими формами синдрома можно справиться самостоятельно, учась анализировать и признавать собственные успехи и, наоборот, отучиваясь вечно сравнивать себя с окружающими. В целом, как отмечают психологи, лучший способ побороть этот вечный страх — это обсуждать существующую проблему: вы увидите, что не одиноки в своих страданиях, а среди «самозванцев» полно объективно успешных людей, которыми вы восхищались.


С более тяжелыми проявлениями синдрома, которые мешают вам жить, хорошо справляется когнитивно-поведенческая терапия — но и другие виды психотерапии тоже помогут.


Источник


(Кстати, тут рядом пост про специалиста с подобным синдромом, в качестве иллюстрации - как оно бывает на практике).

Показать полностью
71

Змея кусает себя за хвост (часть вторая)

часть первая

- Скажите, а это правда, что вы ели человечину?

Тим уже привык, что все занятия с первокурсниками заканчиваются этим вопросом. Сначала он смущался и пытался сменить тему разговора, рассказывая о том, что такой прогрессивный мир, как Сион, может позволить себе какую угодно диету. Потом злился, а сейчас уже спокойно отвечал:

- Да, ел. И могу экспертно утверждать, что мы вкусные. У вас есть вопросы по вступительной лекционной части?


Как правило, у желтротиков вопросов по делу никогда не было. Люди приходили. Кто-то учился, кто-то пинал балду, все было как обычно. Осознавать, какую именно они выбрали профессию и чем это черевато, начинали только к средине третьего курса, и обычно это заканчивалось стихийными переводами. Кто уходил в Фениксградскую медицинскую академию, кто переводился на техников высокочастотных приборов, а кто оседал в тимовской эксперементальной лаборатории. Те же, кто оставались, прекрасно отдавали себе отчет, что работа потребует все их свободное время, здоровье и силы. Рома за десять лет существования Внииипа сплел настоящую паутину, поторая позволяла вниииповцам спокойно преодолевать все кордоны, включая джунглианский. Их знаменем была наука и помощь всем разумным собратьям. А это значило, что ксенопсихологи должны были обладать знаниями не только в своей обширной и малоизученой области, а водить межвселенские корабли, уметь стрелять, уходить от погонь недружелюбных патрулей, знать больше десятка наречий и прекрасно разбираться в нравах и обычаях своих партнеров и пациентов. До того дошло, что Межвселенский институт дипломатии и переговоров стал присылать им студентов для практических работ. Тим МИД-иков уважал, ибо его теща, мать Немезиды, до самой смерти работала переговорщиком. Профессия уважаемая, но очень опасная. Ему же самому , как главе и руководителю внииповских работ, эти МИД-ики стояли поперек горла: со своими «детьми» забот было невпроворот.


В проветриваемую аудиторию стали стекаться отсеенные третьекурсники. С ними Тиму еще предстояло пройти четрыре года работы бок о бок. Серьезные, собранные, жадные до знаний как голодные плюплы.

Вот сел на второй ряд Саша Джеймс, вечно глухой от своих мониторных наушников, которые он снимал только на время занятий. От своей любви к музыке Саша уже почти онемел и предпочитал разговаривать на жестовой космолингве, что делало его бесценным собеседником для «немых» пациентов. Влетела, распространяяя аромат грушанки, ле-Рочка

и приветственно чирикнув, расположилась на участке пола, специально приспособленном для орнитоидов, которые как известно, все на свете делают ногами. Вошел, сморкаясь в микрофибровый лоскут, юный плюмбиец Тодонг. Он приветственно обчихал коллег и расположился на своей безалергенной парте. Постепенно собрались все пятнадцать. Пережившие экзамены, стрессовые собеседования и первый межвселенский полет.


Тим откашлялся и приглушил свет, включая голографический проектор.

- Итак, дети мои, я очень рад видеть всех после летних каникул. Вы «отдохнули» в душных джунглианских лесах, промерзли в льдах Посейдона и прям таки светитесь космической радиацией. А пока вы там гоняли балду, я тут практически совершил прорыв в ксенопсихологии, опровергнув свои собственные тезисы. Запоминаем и записываем. Знакомьтесь, это Иолай. Ему четырнадцать земных лет, а по меркам аквасов он еще совсем ребенок. Иолай родился в би-инопланетной семье. Мать - человек, отец - аквас. Родился не в перинатальном цетре методом капсульного вынашивания, а выношен матерью и рожден естественным способом. Естественно, все это негативно сказалась на материнском здоровье. В возрасте четырех лет Иолай осиротел. А еще через десять лет, его отец, который работал на подводной ферме, скончался в результате несчастного случая.

Пока пациент проживал на отдаленной родтельской ферме, окружающие не замечали странности в его поведении. Но когда он остался круглым сиротой, опека перешла к бабушке и дедушке со стороны матери. Тим выделил изображение и увеличил. Маленький голографический Иолай сидел с портретом матери, он всхлыпывал, а по его чашуйчатым щекам текли слезы.

- Что ты чувствуешь когда смотришь на портрет? - голос Тима за кадром был сухим и беспристрастным.

- Боль, грусть и... радость. - Иолай посмотрел в камеру и улыбнулся дрожащими губами. - Боль, от того что ее больше нет. И радость от того, что у меня была самая замечательная мама на всем белом свете.


Тим поставил пленку на паузу. Если бы в аудитории взорвалась граната, то она не произвела бы такого ошеломительного эффекта, как это видео. Саша сидел с раскрытым ртом, Тодонг замер, уставившись на голографического Иолая, забыв вытирать свой сопливый хоботок. Аудитория после минутного молчания взорвалась гулом. Все говорили одновременно, обращаясь друг к другу, к Тиму и просто удивленно пересматривали отрезок, где Иолай вытирал слезы. Подождав, пока студенты немного успокоются, Тим поднял ладонь призывая к тишине:

- Продолжим. Я тоже вначале слегка опешил. Мы все прекрасно знаем, что эмоции - это то, что дано в большинстве своем только людям. Наши инопланетные братья живут без них и, в большинстве своем, процветают. Для них важно что рационально, а что нет. Вы не услышите рассказов о Ромео и Джульетте родом с Цета Ретикулы. Там в принципе не может произойти ничего подобного. Может, Иолай особенный. Новый гибрид, способный перевернуть все наше представление об эмоциях и их сугубо человеческой природе. Но спешу вас разочаровать.

Профессор Ту показал следущий отрезок, где Иолай подключенный к «открывашке» смотрел мультфильмы и, булькая, хохотал во все горло. Студенты внимательно вглядывались в монитор прибора.

- Но позвольте, профессор. - первым не выдержал Тодонг - У него же совершенно отсутствуют все показатели, активнось зон нулевая. Он что, так придуривается?

- А может у него многослойная структура... Что?- ле-Рочка развела крыльями - Встречается иногда у аквасов.

- ле-Рочка права, действительно были случаи, когда при корректировке аквасов вскрывали до четвертого слоя включительно. Но тут уж, поверьте на слово: я не заснял. У него только один слой, и на нем полный штиль.


Тим выключил изображения и включил свет:

- С Иолаем мы работали два месяца. Я решил назвать этот феномен «Синдром Пиноккио». Ребенок, рожденный от человеческой матери и все детство воспитывавшийся в атмосфере ксеноментальности, настолько хорошо выучил человеческие «ужимки и прыжки», что как деревянная кукла из сказки, сам окончательно очеловечился.

- Профессор, но этот ребенок — потенциальный маньяк. Не способный чувствовать, лишенный рдителей, он может вырасти в угрозу социуму.

- Сашенька, не драматизируйте, голубчик. Иолай открытый, череземерно дружелюбный и воспитанный аквас. Большей угрозой социуму была его бабушка. Вы бы знали сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы выбить документы на ее принудительную корректировку. Иолай первый, но далеко не последний. Это заставляет нас задуматься, а может, чувство, эмоция, подобно растению, можно развивать и прививать на другие культуры и виды? Насколько бы лучше происходили коммуникации пришельцев из системы Цлоп, если бы они понимали человеческое отчаяние, страх, радость, привязанность друг к другу. Как бы проще стал мир, обучи мы любить орнитоидов, плюмбийцев. Не исполнять социально-религиозные догмы, а чувствовать потребность, чтобы ни сна, ни аппетита.

- Извините профессор, но мне такие способности не сдались. - чирикнула сугубо практичная ле-Рочка. - Это уже болезнь какая-то, с общей бессоницей и снижениями жизненных функций.

- Дело Иолая вы можете скачать и изучить, оно лежит в общем «облаке». Саша, кати сюда открывашку. Этот семинар я намереннно хочу посвятить новинкам «сезона». Неизведанному. Чтобы вы не скачивали уже готовую информацию, а шевелили мозгами наравне со мной. Готово?


Тим уселся в кресло коррекции:

- Подключай.

Пока Джеймс возился с проводами, Тим продолжил:

- Все мы прекрасно помним, что самим подключать себя к открывашке и корректировать что либо в своем мозгу категорически запрещено. Это я так, для протокола. Но мы то с вами все знаем…

Аудитория захихикала.

- Так вот. Помните, в прошлом году мы подробно изучали материалы, которые я привез из свой последней сионской экспедиции?


Студенты дружно закивали головами или что у них вместо них было.

- Все помните сионский пси-рисунок? Молодцы. Так вот, когда я был молод и зелен, то случилась со мной неприятность в виде травмы мозга. Подобное заболевание и тогда не лечили, и сейчас не лечат. Поэтому, пришлось совершить поездку на сион потихоньку впадающим в детство. Кто читал мою автобиографию, тот в курсе всех наших приключений с Романом Джоновичем. Таким образом, я являюсь первым официально задукоментированным случаем человека, пошедшего через инопланетную хирургию на мозге. Но, вот неувязочка. Когда я тестил новый аппарат, расчитанный на работу с разными типами инопланетного мозга, то заметил следующее.

- Сашенька, прокрутите до двадцать четвертого слоя. А потом сместите курсор в правый верхний угол.

- Хорошо, выведите изображение на общий экран.

- Что это? - выдохнули студенты общий вопрос.

- А вот это я хотел бы узнать от вас, дорогие мои врачи. Лечите меня. Все прелести: галлюцинации, потеря памяти, ложные воспоминания. А еще вот такое вот побочное явление. Тодонг, что вы сейчас хотите больше всего?

- В смысле?

- Ну в прямом? Есть, пить, спать?

- Салфеток, профессор.

- Пожалуйста.


Перед плюмбийцем, прямо из воздуха, появилась запечатанная упаковка одноразовых микрофибровых полотенец «Свежесть».

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: