84

Кока-Кола сотрудничала с нацистами до конца 2МВ

Первый свой завод в Германии компания Кока-Кола открыла во Франкфурте в 1929 году, еще до прихода Гитлера к власти.

Во главе Немецкого представительства был поставлен Макс Кайт, который за несколько лет доводит количество заводов до двух десятков.

Дела у Кока-Колы даже после прихода нацистов к власти идут так хорошо, что она выступает чуть ли не главным спонсором проведения Олимпийских Игр в 1936 году. Практически все свободные места были завалены рекламой этой замечательной фирмы.


На Немецких заводах производились 7 из 9 компонентов для знаменитого напитка, поэтому Немецкое представительство находилось под постоянным и неустанным контролем из США.


Именно Кока-Кола - это первая компания из Германии, которая пришла в Австрию после аннексии.


Вот только после начала официальной войны между США и Третьим Рейхом - Кока-Кола лишилась возможности поставлять своему филиалу два недостающих ингредиента для своей знаменитой газировки.


Макс Кайт отрядил своих химиков на поиск суррогата, который мог бы заменить эти ингредиенты. Но поиск этот был не удачным.

Однако из жмыха апельсиновых корок, остававшихся от апельсинов из Испании, был изготовлен новый напиток, который получил наименование "Fanta".


Да, Фанта была придумана в Нацисткой Германии в 1943 году. И в первый год Кока-Кола поставила по всему рейху несколько миллионов ящиков этого замечательного напитка.


Хочется отметить, что за всё немецкое правление - заводы Кока-Колы не были нацианализированы или реквизированны со стороны Германии. Они продолжали иметь тех же владельцев, что и до начала войны.

Плюс во время самой войны было построено 4 новых завода.

На самих заводах активно использовался труд военнопленых и заключенных концлагерей.


После войны Макс Кайт стал главой всего Европейского отделения Кока-Колы, ибо выяснилось что всё это время он так и не вступил в НСДАП (национал-социалистическую партию), и поэтому вроде как был жертвой нацисткого режима.


Как то так.

взято у Урядника https://uriadnik.livejournal.com/872518.html

Кока-Кола сотрудничала с нацистами до конца 2МВ Вторая мировая война, Чтобы помнили, Корпорации, Политика, Длиннопост
Кока-Кола сотрудничала с нацистами до конца 2МВ Вторая мировая война, Чтобы помнили, Корпорации, Политика, Длиннопост
Кока-Кола сотрудничала с нацистами до конца 2МВ Вторая мировая война, Чтобы помнили, Корпорации, Политика, Длиннопост

Найдены дубликаты

+15

Ауди вообще на Рейх работала. Только называлась по другому ;)

раскрыть ветку 10
+3

А хуго босс так вообще...

раскрыть ветку 6
+2

тут то да, но как бы я не относился, но форму он сделал красивую для СС, талант

раскрыть ветку 5
+6

ну та то хоть местная была,


а тут вроде американская компания, и работала во время второй мировой, и даже не конфисковали :)

раскрыть ветку 2
+1

да потому что все в зговоре были

0

Конечно. Это многое меняет. )))

+7
Медицинская компания Bauer вообще газ производила для газовых камер
раскрыть ветку 2
+4
И Хенкель тоже.
-1

читал, и опыты над заключенными


тот же бромгексин

+8

Так их компаний до фига. Бизнес, ничего личного.

+2
Иллюстрация к комментарию
+5

Где интернет опять подключили?

+1
Долго залипла и не мог никак понять при чем здесь мегабайты
+1
Ну а Адидас, вообще Адольф основал
раскрыть ветку 6
-2

ждем фотку

раскрыть ветку 5
+3
Пожалуйста
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+1

Война войной, а обед по расписанию.

+2

Пью только Вятский квас,остальное отстой.

раскрыть ветку 6
+2

Вятский квас не так прост , как хочет выглядеть


"История квасоварения на заводе «Вятич» началась с момента основания завода в 1903 году. Потомственный баварский пивовар Карл Отто Шнейдер наладил производство не только пива, но и традиционного русского кваса."(с)

Иллюстрация к комментарию
+2
А водка?
раскрыть ветку 3
+6

А водку жрёт.

раскрыть ветку 2
-3

рас рас рас это хардбасс...

+1
Иллюстрация к комментарию
0

Художественная выставка: какой могла бы быть реклама «Кока-Колы» в нацистской Германии
Источник: http://propagandahistory.ru/2212/KHudozhestvennaya-vystavka-...

+1

тут это пробегало как бы не с десяток раз

раскрыть ветку 1
-4

видел только плакаты рекламные, текстовку не показало

-1

А сейчас разве не так? Только где-нибудь забрезжит лучик демократии первой приходит кока-кола, а потом уже другие демократические компании Exxonmobil, bp и др

0

@moderator,  есть мнение, что это баян.

https://pikabu.ru/story/byivaet_6455578

раскрыть ветку 1
-2

соглашусь, там больше инфы, еще бы пару картинок, и тот пост на голову выше моего

-1

Ну и что? Идейным фанатикам опять нужно до чего-до докопаться?

-5

Про то что Фанту немцы изобрели я уже слышал. Хотя если обладать демагогическими навыками, то можно дойти до того, что "Пьёшь Фанту- значит дидов не уважаешь, которые воевали"

раскрыть ветку 2
0

я вот не знал, особенно порадовало что делалась из того что было, т.е. корок :)


другое непонятно


если они в США воевали, то почему заводы не конфисковали?

раскрыть ветку 1
+1

А потому что Капитал не имеет национальности, и нет такого преступления...

Ну вы сами всё знаити ))

ещё комментарии
-2
Комментарий удален. Причина: оскорбления, грубое общение и провокации
раскрыть ветку 1
+1

да вроде нет


как было у автора, так и скопировал


@moderator, дико извиняюсь, но оппонент неадекватный :(

-1

мне пох кто что придумал и когда...

я хочу знать есть ли тут работники кокаколы и что они знают про "секретные ингридиенты" и вобще какаие ингриенты используют.

раскрыть ветку 2
-4

во, нашел страшилки :)


СТРАШНЫЕ ФАКТЫ О COCA-COLА

1) Во многих штатах США дорожная полиция всегда имеет в патрульной машине 2 галлона Колы, чтобы смывать кровь с шоссе после аварии.


2) Положите в тарелку с Кока-Колой мясной стейк — и через 2 дня Вы его там не найдете.


3) Чтобы почистить раковину, вылейте банку Колы и не смывайте в течение часа.


4) Чтобы удалить ржавые пятна с хромированного бампера машины, потрите бампер смятым листом алюминиевой фольги, смоченным в кока-коле.


5) Чтобы удалить коррозию с батарей в автомобиле, полейте батареи банкой Колы, и коррозия исчезнет.


6) Чтобы раскрутить заржавевший болт, смочите тряпку Кока-Колой и обмотайте ею болт на несколько минут.


7) Чтобы очистить одежду от загрязнения, вылейте банку Кока-Колы на груду грязной одежды, добавьте стиральный порошок и постирайте в машине как обычно. Кола поможет избавиться от пятен. Кока-кола также очистит стекла в автомобиле от дорожной пыли.


8) Активный ингредиент Кока-Колы — ортофосфорная кислота. Её рН равен 2.8. За 4 дня он может растворить Ваши ногти.


9) Для перевозки концентрата Кока-Колы грузовик должен быть оборудован специальными поддонами, предназначенными для высоко коррозионных материалов.


10) Дистрибьюторы Кока-Колы уже 20 лет используют её для очистки моторов своих грузовиков.


Береги своё здоровье!

раскрыть ветку 1
+7

Активный ингредиент Кока-Колы — ортофосфорная кислота. Её рН равен 2.8

Что, собственно, объясняет все остальные "факты". Нормальная кислотность в желудке почти вдвое больше. Максимальная - почти втрое. Не пейте колу, не разбавляйте желудочный сок, уменьшая его кислотность! ;)

Максимальная теоретически возможная кислотность в желудке: pH = 0,86

Нормальная кислотность в просвете тела желудка натощак: pH = 1,5 — 2,0. (с) Wiki

Реальный вред от колы - дикое количество сахара. А не эти идиотские "факты".

-4

Беруныотжизнивсего проплатили небось?

раскрыть ветку 3
-1

это кто такие?

раскрыть ветку 2
-3

Синяя банка с черной водой. Писякольщики

раскрыть ветку 1
Похожие посты
83

Молчание Дулага

Как волонтеры возвращают память о советских пленных, погибших в немецких лагерях.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

«У каждого на шее висит бирка»


По лесу Тверской области скачет «буханка». В ней сидят волонтеры-поисковики — те, что ищут непогребенные и забытые останки воинов, погибших во время Великой Отечественной войны.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

Зубцовский район, территория Ржевской битвы — одного из самых кровопролитных эпизодов войны, длившегося два года (1941-1943). В Ржевской битве СССР потерял более 1,1 млн человек. Населенные пункты переходили из рук в руки по несколько раз. В лесах и болотах до сих пор лежат останки сотен тысяч солдат и офицеров, официально считающихся пропавшими без вести.


На том месте, куда мы едем, раньше находилась деревня Рождество. Немцы сожгли ее в 1942 году и уничтожили до 500 местных жителей и советских военнопленных.


В 2019 году поисковики нашли здесь массовое захоронение женщин и детей. Судя по расположению останков, это яма, куда немцы сбрасывали убитых. Поисковики предполагают, что в войну здесь находился Дулаг (сокращенное от немецкого Durchgangslager — «пересыльный лагерь») — лагерь для жителей окрестных деревень и военнопленных.


«Такой же лагерь, предположительно, был в соседней деревне Рыльцево. Даже фотография есть 1942 года. Стоят четыре крестьянина, и у каждого на шее висит бирка с номером”, — рассказывает АСИ Василий Петров, директор историко-культурного поискового центра «Обелиск».

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

В этом году поисковый центр завершил работу над этим захоронением и исследовал местность для поиска похожих захоронений совместно с тверской организацией «Витязь» и Следственным комитетом РФ. Это часть проекта «Без срока давности».


Лагерь смерти для советских пленных


«Дулаг — это фильтрационный лагерь. Часто это был кусок поля, огороженный столбами с колючей проволокой и немецкой охраной. Солдаты там жили под открытым небом. Их кормили помоями, отбросами. Зимой рыли норы, умирали от холода и голода. От издевательств охраны, расстрелов, непосильного физического труда. Так погибли сотни тысяч советских военнопленных. Особенно большая смертность наблюдалась зимой 1941-1942 года», — объясняет директор «Обелиска».

После войны тема военнопленных была закрыта и о Дулагах не говорили. При этом, по немецким оценкам, за всю войну в таких лагерях побывали до 5,7 миллиона пленных, 3,9 миллиона военнослужащих в этом плену погибли.


«После Победы все это дело решили не столько засекретить, сколько не упоминать вообще. С победой советского оружия над фашизмом это не вязалось. Поэтому про них тихо решили забыть. Где-то поставили памятники, где-то — мемориалы, где-то — маленькие стелы. Но в целом эту проблему глобально никто не поднимал», — отметил Василий Петров.


Списков военнопленных в полевых лагерях, как правило, не было, здесь вели просто поголовный учет. Карточки на военнопленных составлялись в более крупных точках. Поэтому точного перечня погибших здесь солдат нет.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

Места плена


Сейчас этой темой занялся «Обелиск». Чтобы понять, где искать захоронения советских военнопленных, поисковики опрашивают местных жителей, изучают документы, в том числе акты о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов. Их составляли после того, как немецкие войска отступали с территории СССР.


«Но на тему Рождества мало документов. И они написаны так, что часто не поймешь, что и где было. С Победы прошло 75 лет, все имена стерлись, местность сильно изменилась. Это все затрудняет», — говорит поисковик.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

Крупные окружения, куда попали несколько советских армий, находились в районах Умани, Брянска, Вязьмы. Но были еще и маленькие, где оказывались дивизии, полки, батальоны. Все эти бойцы, если не погибали, то попадали в плен.


По словам Василия Петрова, неизвестных Дулагов множество: «Они были вдоль дорог, по которым немцы наступали на Москву и гнали пленных, — Варшавское, Минское, Киевское, Волоколамское шоссе. Они могут быть в крупных городах, где хорошая логистика и транспортная доступность. Рядом с железнодорожными станциями, где пленных возили в товарных вагонах. Но это все [их поиск] требует кропотливой исторической работы».


Как находят захоронения


Поисковики приезжают на место предполагаемого лагеря или боевых действий и проводят шурфовку — выкапывают узкую яму, чтоб понять, есть там останки или нет.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

Помимо фрагментов костей, в лесу рядом с урочищем Рождество поисковики нашли останки бойца — часть черепа, кости, обувь и медальон. По черепу поисковики определяют возраст, пол и расу человека. Основные признаки можно увидеть на месте лица, но в найденной части черепа его нет — из-за почвы и других природных условий кости разваливаются.


Имя солдата можно установить по личному медальону — маленькой капсуле с бумажным вкладышем внутри, где записаны ФИО, место призыва, адрес родственников и др. Найти медальон — большая удача, а медальон с сохранившейся бумагой — удача вдвойне. Волонтеры не открывают медальон самостоятельно, чтобы не повредить. Его отдадут в Федеральный центр судебной экспертизы для вскрытия и исследования специальной аппаратурой.


«Если медальон прочитают, то мы теоретически сможем найти родственников в том регионе, откуда он призывался, и передать им останки, чтобы они захоронили его у себя на малой родине. Но находка медальона — редкость. Его еще надо прочитать, потому что за столько лет бумага могла прийти в негодность», — говорит Василий Петров.


Несмотря на то, что прошло много времени, родственников часто удается найти. «Например, 13 августа было захоронение в городе Белом в Тверской области. Наши поисковики передали останки солдата Михеева. Его родственников нашли в Красноярске. Приехала делегация, красноярские поисковики и забрали», — отметил директор «Обелиска».


Если медальона нет, безымянных бойцов торжественно хоронят на местных мемориалах.

Молчание Дулага Вторая мировая война, Чтобы помнили, Пленные, Фашисты, Военные преступления, Негатив, Поисковый отряд, Оккупация, Текст, Длиннопост

Куда дальше


В основном поисковый центр изучает регионы битвы за Москву — Московскую, Смоленскую, Калужскую и Тверскую области.


В 2019 году «Обелиск» работал в Смоленской области. Там, в деревне Шуи Рославльского района находился один из лагерей «Дулаг-112». Он существовал до освобождения этой территории Красной Армией в сентябре 1943-го.


На месте лагеря вскоре после освобождения члены комиссии по расследованию злодеяний оккупантов нашли более 2,5 тыс. трупов красноармейцев и мирных граждан.

У многих из них были пробиты черепа, найдены огнестрельные раны в районе шеи и грудной клетки. Часть людей замерзли или погибли от голода.


«Я связался с нашим историком, который работает в Германии, он нашел сведения о том, что у этого лагеря в Шуях было еще три маленьких «филиала». Но сейчас их исследовать бессмысленно. В связи с пандемией и погодой поиски сдвинулись, там низкая местность, и сейчас стоит вода, копать нельзя. Осталось только это место, Зубцовский район», — поясняет директор организации.


Поиски проходят круглый год, кроме зимы, поисковики надеются продолжить их осенью.


Источник

Показать полностью 5
288

Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами

Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами Вторая мировая война, Чтобы помнили, Зверства, Фашисты, Суд, Воздаяние, Текст, Длиннопост

Нюрнбергский трибунал 20 октября 1945 – 1 ноября 1946 года изменил мир навсегда. Военные преступники, погрузившие Европу в хаос на долгие шесть лет, старались «держать марку» даже во время провозглашения приговора.


Однако суд над нацистами в Нюрнберге не был первым. Первый судебный процесс над нацистскими военными преступниками прошел в Харькове. Конечно, события декабря 1943-го не были столь масштабными и на скамье подсудимых сидели далеко не первые лица Третьего Рейха.


Преступление длиной в 641 день

Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами Вторая мировая война, Чтобы помнили, Зверства, Фашисты, Суд, Воздаяние, Текст, Длиннопост

24 октября 1941 года Харьков был относительно легко захвачен немецкой армией. С этого дня наш город находился в оккупации с небольшими перерывами на протяжении 641 дня.


С самого начала немцы показали, что собираются держать столицу Слобожанщины в повиновении железной хваткой террора. В первый день оккупации на улицах города казнили 116 горожан, а после к этим цифрам добавились тысячи убитых и замученных людей.


Под ликвидацию попадали различные категории жителей – в первую очередь евреи, коммунисты, пленные командиры и солдаты Красной армии. Оккупанты уничтожали «унтерменшей» на свое усмотрение. Убивали любого, кто попадал под подозрение в нелояльности или просто под горячую руку.


Жестокость оккупационного режима обуславливалась близостью фронта. Харьков находился невдалеке от передовой, потому им управляла не гражданская администрация, а военная комендатура. Перед немецкими военными стояла задача поддерживать порядок в городе, чем они и занимались посредством постоянного террора.


Самым популярным местом казней был Благовещенский рынок, где вешали «виновных». Убийства проводились и на центральной площади Дзержинского, переименованной оккупантами в Площадь вермахта. Эти акции проводились перед толпами согнанных горожан и вызывали у людей дикий страх, чего и добивались немцы.


Со временем нацисты перестали вешать и перешли к другим способам убийства людей. В Харькове появились «газенвагены». В кузов загонялось до пятидесяти человек за раз, люди быстро травились угарным газом от работающего двигателя, поступающим в салон по системе труб. Смерть несчастных была мучительной. «Душегубки» высоко ценились палачами за мобильность и удобство процесса.


Точно неизвестно сколько евреев оставалось в Харькове на момент захвата города. В 1939 году их численность составляла порядка 135 тысяч, но большинство успело эвакуироваться. Немецкая перепись, проведённая в первые месяцы оккупации, зафиксировала 10271 еврея, но эти цифры явно занижены, ведь многие пытались скрыть своё происхождение, представляясь украинцами и русскими.


Большинство оставшегося еврейского населения составляли женщины, старики и дети. С первых дней оккупации они подвергались нечеловеческим унижениям, пыткам и грабежам. А с прибытием айнзацкоманд с Западной и в Центральной Украины, началась основная часть «решения еврейского вопроса» в Харькове.


В декабре 1941-го все евреи города переселялись в созданное гетто – бараки Станкостроительного и Тракторного заводов. По дикому морозу в здания, рассчитанные на максимум 80 человек, загоняли по 800 человек, упиравшихся – расстреливали.

Отказавшихся переезжать стариков и больных заперли в синагоге и перестали кормить.


Несчастные жертвы умерли от голода. Не лучшей была обстановка и в гетто – люди недоедали, мёрзли, издевательства над ними не прекращались.


26 декабря наступила развязка – евреям предложили ехать на работы в Полтавскую область, Кременчуг и Ромны. Только было одно «но» – нельзя брать с собой никаких вещей. Всем стало ясно – наступил час смерти. Отказывавшихся людей насильно заталкивали в автомашины и партиями по 250-300 человек вывозили в Дробицкий яр на расстрелы. Истребление продолжалось до полной ликвидации гетто в начале 1942-го года.


Помимо евреев в Дробицком яру уничтожали душевнобольных, считавшихся немцами низшими существами, военнопленных, коммунистов и всех остальных неугодных. В общей сложности здесь было убито от 12 до 20-ти тысяч человек. По разным оценкам от 10-ти до 16-ти тысяч из них – евреи.


Помимо Дробицкого яра людей уничтожали в Лесопарке, на Салтовске, в госпиталях с оставшимися ранеными, в Холодногорской тюрьме и во многих других местах. Казни проводились с изощрённой изобретательностью – если пациентов Сабуровой дачи «всего лишь» расстреляли, то лечившихся в больнице на улице Тринклера трёхсот красноармейцев сожгли, а в парке людей закапывали живьём.


В результате всех бесчеловечных мер, осуществлённых оккупационным режимом, к моменту освобождения Красной армией население довоенного мегаполиса составляло всего 190 тысяч измученных людей. Такая же ситуация была и в области – изуверства проводились повсеместно на территории всего региона.


Страшен тот факт, что в издевательствах и уничтожении людей принимали участие не только немцы, но и коллаборационисты. Отдельные местные жители выдавали бойцов сопротивления, указывали на скрывавшихся евреев и коммунистов, просто клеветали на давних врагов. Причины для этого были разными – от откровенной трусости, приспособленчества и желания получить лучшие условия проживания, до ненависти к советскому режиму – память о Большом Терроре, стоившем многим родных и близких, была ещё свежа.


Все зверства происходили в условиях чудовищного голода, искусственно созданного оккупационной администрацией. Немцы никоим образом не заботились о поставках продовольствия, что привело к голодной смерти почти 14-ти тысяч харьковчан.


«Встать! Суд идёт!»

Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами Вторая мировая война, Чтобы помнили, Зверства, Фашисты, Суд, Воздаяние, Текст, Длиннопост

Конец бесчеловечному правлению нацистов был положен 23 августа 1943-го года. В рамках операции «Полководец Румянцев» Красная армия с третьей попытки освободила Харьков. После освобождении наш город представлял собой лишь тень довоенного величия. После четырёх крупных битв он превратился в руины, а население представлялось горсткой измученных, голодных людей.


К сожалению, осудить всех виновных в мучениях горожан не представлялось возможным. Высшее командование немцев находилось за тысячи километров от лежащего в руинах Харькова, и чтобы до них добраться, понадобилось ещё два года войны. Многие полицаи из «Шуцманшафта» были отправлены под Сталинград и на другие участки фронта, где сгинули под пулями или отступили вместе с немецкими войсками, а комендант города Эрвин Фиров, руководители оккупационной администрации, солдаты Вермахта и СС-совцы ушли от наседающей советской армии на Запад. Поэтому 15 декабря 1943 года перед трибуналом 4-го Украинского фронта предстали лишь четверо подсудимых.


Трое из оказавшихся перед лицом правосудия были немцами, четвёртый – русским коллаборационистом, родившимся в Казахстане.


Самым старшим среди подсудимых по возрасту (родился в 1891 году) и по званию (капитан) был контрразведчик Вильгельм Лангхельд. Как стало известно следствию, немец принимал непосредственное участие в пытках и расстрелах военнопленных и мирных жителей. Будучи офицером контрразведки, Лангхельд добивался нужных ему, заведомо ложных, признаний посредством истязаний задержанных. На основании выбитых «показаний» фальсифицировались уголовные дела, приговор по которым был один – расстрел. Таким образом было уничтожено порядка сотни человек.


Вторым подсудимым был Ганс Риц (родился в 1919 году), юрист по образованию, так же, как и Лангхельд, состоявший в НСДАП. Во время оккупации Харькова служил заместителем командира роты СС в звании унтерштурмфюрера. Интеллигентного вида человек оказался тем ещё зверем – участвовал в расстрелах около Подворок, занимался допросами в составе зондеркоманд СД, причём лично истязал задержанных, избивая их шомполами и резиновыми дубинками. Целью пыток было получение нужных показаний – участие в антигерманской деятельности, диверсиях и прочем.


Третьим немцем был старший ефрейтор Рейнгард Рецлав (родился в 1907 году), коренной берлинец. В Харькове работал в тайной полевой полиции, ведя дела задержанных местных граждан. Методы его работы включали в себя пытки для выбивания показаний и дальнейшей фальсификации дел. Плоды «работы» Рецлава – ложные обвинения граждан, приведшие к расстрелу 15-ти и удушению десяти человек в «газенвагене». Уроженец немецкой столицы также занимался погрузкой людей в «душегубки», участвуя таким образом в убийстве ещё около 40-ка мирных горожан. После совершения казней сопровождал «машину смерти» к месту разгрузки тел, помогая уничтожать трупы.


Четвёртый подсудимый – Михаил Петрович Буланов, рождённый в 1917 году на станции Джанибек в Казахской ССР. В Харькове работал водителем «газенвагена», был участником казней в «душегубке». Занимался доставкой мирных граждан на места расстрела, принимал непосредственное участие в уничтожении 60 детей. За «службу» Буланов получал 90 марок в месяц и паёк, а после казней ему разрешалось забирать личные вещи убитых.


В ходе процесса соблюдались формальные процедуры и обвиняемым даже предоставили адвокатов, известных московских юристов. Суд проходил в зрительном зале Харьковского оперного театра, который не мог вместить всех желающих, поэтому люди проходили в помещение по специальным пропускам. На процессе присутствовали иностранные и советские журналисты, в частности корреспонденты газет «Таймс», «Нью-Йорк Таймс», «Санди экспресс», «Дейли экспресс», радиовещательной компании «Колумбия».


Советскую прессу представляли такие известные личности, как писатели Алексей Толстой, Илья Эренбург и Константин Симонов.


На суде присутствовали украинские писатели и журналисты Юрий Смолич, Павел Тычина, Владимир Лидин, Максим Рыльский, Владимир Сосюра.


Процесс на киноплёнку запечатлел советский режиссёр, ученик знаменитого Дзиги Вертова и лауреат премии «Оскар» за лучший документальный фильм («Разгром немецких войск под Москвой») Илья Копалин. Созданный фильм назван «Суд идёт!», ведь именно с этих слов секретаря трибунала капитана Кандыбина, начался первый судебный процесс над нацистскими военными преступниками.


Приговоры военным преступникам

Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами Вторая мировая война, Чтобы помнили, Зверства, Фашисты, Суд, Воздаяние, Текст, Длиннопост

Суд проходил 15-18 декабря 1943 года. Заслушивались показания свидетелей – местных жителей, военнопленных, жертв пыток. Приводились документальные, вещественные доказательства, в том числе найденные в местах массовых захоронений трупы со следами издевательств. Поражал размах нечеловеческих истязаний, выявленный в ходе досудебного расследования и в процессе судебного рассмотрения. Свидетелям с трудом давались показания, некоторые не сдерживали слёз.


Контрастировала с таким поведением выдержка подсудимых, особенно немцев. Они не отрицали своего участия в инкриминируемых преступлениях, но старались принизить свою роль в них. Например, нацисты указывали на иерархию в вермахте, систематичность преступлений на всей оккупированной территории, а не только в Харькове, обвиняя высшее командование в преступных приказах.


Некоторые показания подсудимых поражали. Особо циничным было объяснение жестокостей от обвиняемого Рецлава, заявившего, что массовые повешения и расстрелы германское командование считало слишком хлопотным и медлительным, поэтому применялись другие виды ликвидации населения – закапывание живьём, сожжение, уморение голодом, использование «газенвагенов». К слову, именно на харьковском процессе о существовании «душегубок» стало известно всему миру. До этого момента использование «машин смерти» нацистам удавалось тщательно скрывать.


На суде были установлены непосредственные участники массового уничтожения людей – солдаты дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Мёртвая голова».


В обвинительной речи военный прокурор Дунаев возложил главную ответственность за преступления на высшее командование Третьего Рейха, а для подсудимых потребовал высшей меры наказания – повешения. Эти слова были поддержаны аплодисментами присутствовавших в зале.


После выступления обвинителя слово дали подсудимым. Все четверо признали вину, но каждый попросил о снисхождении. Лангхельд упирал на свой преклонный возраст, Риц – на сотрудничество со следствием, Рецлав обещал после помилования отправиться на родину в Германию, для проведения антигитлеровской пропаганды среди немцев, а Буланов просил искупить вину кровью на фронте. Каждый указывал на правдивость собственных показаний на всех этапах следствия.


Трибунал не внял аргументам подсудимых и приговорил всех к смертной казни. Вердикт суда вызвал массовую поддержку – около 40 тысяч горожан пришли убедиться в смерти истязателей.


19 декабря 1943 года приговорённые были повешены на Базарной площади – том самом месте, где за время оккупации были уничтожены сотни людей.


В последствии на здании, в котором проходил суд по улице Рымарской, 21 в 2000 году установили мемориальную доску, а в Харьковском историческом музее и Харьковском музее Холокоста сохранились материалы о тех событиях.


Наиболее точную хронику трибунала засвидетельствовала камера Ильи Копалина. Сейчас его фильм «Суд идёт!» можно найти на YouTube.


Михаил Татаринов


Источник

Показать полностью 3
1289

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Вторая мировая война, Советская армия, Длиннопост

Повсюду в Берлине развернуты советские полевые кухни, у которых кормят голодных горожан. Май 1945 г. © / РИА Новости


К каждой годовщине Победы западные СМИ публикуют утверждения о «зверствах» советских солдат в побеждённой Германии. Правда, сами очевидцы событий весны-лета 45-го рассказали в интервью «АиФ» совсем другие вещи.

84-летний австрийский профессор Адольф Зильберштайн ненавидит своё имя и просит называть его Абси. «Так уж получилось, – усмехается он. – Родители не знали, что конкретно произойдёт с нашей страной через пару лет после моего рождения». В 1938 г. Гитлер присоединил Австрию к Германии, и для двухлетнего малыша всё изменилось: папой маленького Адольфа был немец, а вот мама – еврейка.

По законам рейха он считался «мишлингом» – полукровкой. За «осквернение арийской расы» отца семейства отправили на фронт, где тот и погиб в 1943 г. Мать и бабушку послали в концлагерь Малый Тростенец на территории Белоруссии – обеих умертвили в газовой камере в первый же день. Малыша спрятали монахини в приюте, выправив ему фальшивые документы. Абси повзрослел рано. Каждый день он ждал: за ним придут из гестапо и заберут туда, откуда не возвращаются. В феврале и марте 45-го Вену бомбили союзники, детей переселили в подвал, в апреле начался штурм города советскими войсками.

Абси помнит, как после освобождения он впервые за четыре месяца вышел наружу и увидел идущую через улицу воинскую часть Красной армии. «Один ваш солдат позвал меня и насыпал в руку горсть изюма. Я никогда раньше его не пробовал! Мы все в приюте были рады приходу русских в Вену. Я давно мечтал, чтобы поскорее явились красноармейцы и спасли нас от смерти». За последние годы в западных СМИ стала модной точка зрения, дескать, Красная армия на территории бывшего рейха только и делала, что жгла, насиловала и убивала. В канун 75-летия Победы обозреватель «АиФ» поговорил с очевидцами событий мая-июня 1945 года – теми, кто был на другой стороне.

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Вторая мировая война, Советская армия, Длиннопост

Адольф Зильберштайн со своей женой Марией (дочерью австрийки от советского солдата). Фото: Из личного архива



«Было отеческое отношение»

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Вторая мировая война, Советская армия, Длиннопост

Ханс Модров


92-летний экс-глава правительства ГДР Ханс Модров прекрасно говорит по-русски – научился в плену. В 17-летнем возрасте он был призван в фольксштурм («народное ополчение» нацистской Германии) острова Рюген. «Я был молодым фашистом, верил Гитлеру и не скрываю: сказали бы тогда стрелять по русским, я бы стрелял. К счастью, в мае наш гарнизон сдался без боя, и меня отправили в лагерь военнопленных близ посёлка Боровка, в 20 км от Москвы. Что поразило – немецкие офицеры даже в плену относились к рядовым плохо, постоянно пытались командовать. А вот со стороны советских конвойных, мужчин в возрасте, я встречал тёплое, отеческое отношение. Именно в плену я понял: нацистская идеология о русских «недочеловеках» не имеет ничего общего с действительностью. Я узнал о лагерях смерти, где погибли миллионы людей». Модров наливает мне минералки и вспоминает – в 1952 г. он побывал в Ленинграде, увидел ужасные последствия блокады, включая разрушенный дворец Петергофа. «Это огромное количество уничтоженных жизней, судеб. Под Москвой я тоже проезжал через сожжённые нацистами города. Такое никогда нельзя забыть. Советские солдаты и близко не делали в Германии того, что сотворила в СССР немецкая армия».


Фальшивка Геббельса

Собственно, за 75 лет все уже забыли: первый миф о бесчинствах Красной армии в Германии появился благодаря министру пропаганды Йозефу Геббельсу. 21 октября 1944 г. советские солдаты заняли деревню Неммерсдорф в Восточной Пруссии. Уже через два дня вермахт и фольксштурм захватили селение обратно. 27 октября в газете Völkischer Beobachter вышла статья «Ярость советских бестий». Нацистские репортёры обвиняли красноармейцев в расправе: якобы те изнасиловали и убили 62 «арийские женщины», а некоторых ещё и распяли (!) на дверях амбаров. Были опубликованы шокирующие фото мёртвых тел.

Только в конце 90-х гг. появились сообщения: эта «бойня» – стандартный фейк геббельсовской пропаганды, вроде атаки в 1939-м фальшивых «польских солдат» на радиостанцию в Глайвице. Германский историк Бернхард Фриш принимал участие в боях за Неммерсдорф, будучи военнослужащим вермахта. В своём исследовании он указывает: войдя в деревню, немецкие солдаты не нашли следов «зверств», которые затем широко освещались Геббельсом. Фриш предполагает – трупы мирных жителей были заранее обезображены и позже доставлены из соседних посёлков диверсантами, переодетыми в советскую военную форму. Фельдфебель Гельмут Хоффман, также бывший в 1944-м в Неммерсдорфе, в разговоре с Фришем заявляет: «Ерунда, жертв не прибивали на кресты. И ни одна женщина не была изнасилована».

Другой очевидец боёв писатель Иоахим Райш объясняет: советские войска пробыли в деревне меньше четырёх часов и вели бой лишь в районе моста – у них физически не было бы времени на расправу. Геббельсу требовалось срочно срежиссировать кровавую резню, дабы испугать население Германии и заставить сопротивляться до конца. В общем, миф о «побоище в Неммерсдорфе» опровергнут современными немецкими историками, зато его на удивление упорно поддерживают… английские (как Ян Кершоу) и американские (как Альфред де Зайас)!

«Насытили город хлебом»

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Вторая мировая война, Советская армия, Длиннопост

Шарлотта Ромбах


«Я приехала из СССР в Австрию летом 1945 г., – вспоминает в разговоре со мной 82-летняя Шарлотта Ромбах, дочь австрийских коммунистов-шуцбундовцев, в 1934-м получивших убежище в Советском Союзе. – Пропаганда Геббельса годами убеждала, что русский человек – это какой-то зверь. Поэтому часть наших граждан боялась красноармейцев. Но множество австрийцев увидели: русские насытили голодный город свежим хлебом, отремонтировали мосты, восстановили разрушенную оперу – это не поведение оккупантов с побеждёнными. Мои родители, как антифашисты, были безмерно рады освобождению Австрии от гнёта нацизма, хотя дедушка и братья мамы пострадали от репрессий при Сталине. Отношение советских властей было мягким, а ведь среди населения Австрии хватало убеждённых гитлеровцев: сначала народные суды выносили приговоры австрийским эсэсовцам, но дела вскоре закрыли – и фашистские преступники спокойно жили и у нас, и в ФРГ. Русофобии и лжи насчёт России на Западе сейчас особенно много: всем нужен новый враг после исчезновения СССР. Увы, нынешние люди стали мало читать, а молодёжь вообще не заинтересована в исторических публикациях».

Русские накормили. Свидетелей конца войны всё меньше, но они помнят правду Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Вторая мировая война, Советская армия, Длиннопост

Эгон Кренц.


«В 1945 г. мне было 8 лет, и лично я не припомню никаких зверств русских, – отмечает в беседе с «АиФ» последний генсек ГДР, ныне пенсионер Эгон Кренц. – Едва Советская армия вошла в город, она тут же развернула полевые кухни, и жители нашего города стояли в очереди за горячей кашей. Может, в других местах было иначе, я не спорю. Но я отвечаю за то, что наблюдал своими глазами». Так и есть – большинство очевидцев мая-июня 1945 года нигде не видели массовых убийств и насилий, кои сейчас приписывают РККА. Да, на войне случается всякое – и глупо это отрицать, особенно после кошмара, творимого нацистами на территории СССР. Однако опрошенные мной люди прекрасно помнят бомбардировки авиации союзников, когда кварталы немецких городов превращались в пыль, а вот «преступлений Красной армии», о чём взахлёб пишут западные историки, отчего-то у них в памяти не осталось.


К сожалению, спустя 75 лет после Победы можно констатировать одно – историю на Западе даже не переписывают. Её перевирают.


Источник: https://aif.ru/society/75_victory/russkie_nakormili_svidetel...

Показать полностью 4
255

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря...

Михаил Спивак


Рисунки военных лет, как вся та жуткая эпоха, пронизаны болью и страхом, голодом и тяжёлым трудом, иногда – доблестью и героизмом, верой в неминуемую победу. Они редко похожи на хронику повседневной мирной, даже очень трудной, жизни. Тем интереснее творчество Хельги Вайс, юной в 1941 году еврейской девчушки из Праги, отправленной вместе с родителями в концлагерь. Дневник с её уникальными рисунками нашли в груде кирпичей, оставшейся после победы союзников и уничтожения лагеря, в котором содержалась семья Вайс. В рисунках Хельги, несмотря на отчаянное положение, ясно видна надежда на будущее, умение приспособиться к жутким условиям и даже любить. Да, свою первую любовь Хельга встретила именно там – за кирпичной стеной концентрационного лагеря…

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Хельга Вайс. 

Фото: https://i2.wp.com/isralike.org/wp-content/uploads/2017/08/images-cms-image-000001466.jpg?resize=620,264&ssl=1

ЖИЗНЬ ДО ВОЙНЫ

Хельга родилась в 1929 году в семье Отто и Ирены Вайс. Отто был талантливым пианистом. Получив ранение в Первую мировую войну, он был вынужден оставить любимое занятие и стал работать в банке, что не убило в нем любовь к прекрасному. Будучи сам творческой личностью, Отто Вайс поддерживал и развивал в дочери талант начинающей художницы.

Беззаботная жизнь закончилась с началом Второй мировой войны. На первых страницах дневника Хельги отражена угроза нацистского вторжения: тревога и воздушные налёты, изгнание еврейских детей из государственных школ, а взрослых – с рабочих мест. Отто не стал исключением. На одеждах появились жёлтые звёзды. Пугали девочку и зловещие разговоры о «транспорте», который увозил людей в неизвестность...


ЗА НИМИ ПРИШЛИ

Хельга видела, как ее соседей, друзей с родителями хватали и под шум и крики выталкивали из квартир, отправляли на железную дорогу. Все, кто ушел, назад уже не возвращались, людей будто засасывала гигантская воронка.

Всего происходящего десятилетняя Хельга не понимала. Куда деваются люди, почему с ними так жестоко обходятся, в чем их вина? Увиденное вызывало у нее возмущение. Она постоянно спрашивала своих родителей, что происходит, и злилась, потому что те отмалчивались и что-то недоговаривали. Ей казалось, что от нее что-то скрывают. Но что они могли сказать ребёнку, как объяснить?

Каждый день Хельга думала, что самое плохое уже случилось, что теперь всё постепенно наладится. Это была своего рода детская вера в лучшее… и каждый раз случалось что-то ещё более ужасное.

Каждый вечер евреи в страхе сидели по квартирам и прислушивались к шагам в подъезде и стуку в двери. Людей всегда забирали ночью. Евреям после восьми вечера было запрещено выходить на улицу. Поэтому, когда стучали или звонили в дверь, было понятно – явились нацисты. Кого заберут сегодня? Стук в соседнюю дверь – значит, сегодня ангел смерти пролетел мимо.

В скором времени девочка узнала, куда зловещий транспорт увозит людей. Хельгу и её семью арестовали 4 декабря 1941 года и отправили в трудовой лагерь Терезиенштадт.

Квартиру Вайсов заняли немцы.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Фото: https://veryimportantlot.com/ru/news/obchestvo-i-lyudi/karti...


ТРУДОВОЙ ЛАГЕРЬ ТЕРЕЗИЕНШТАДТ

К вопросу уничтожения людей нацисты подошли с германской обстоятельностью. На первом этапе, в трудовых лагерях, из заключённых выжимали максимум пользы на тяжелых принудительных работах, а потом измученных людей отправляли в лагеря смерти. Впрочем, тогда люди не знали о планах нацистов.

Из Праги согнали 45000 евреев. Немецкий офицер обещал, что людей отправят в безопасное место, где их не станут преследовать. В изгнание, как многие думали, люди брали с собой необходимые вещи. Ехали с чемоданами.

В лагере мужчин и женщин немедленно разделили, поместили в разные бараки, но иногда заключённым удавалось общаться.

Сначала Хельга жила с матерью. Спали на одной кровати. Одеяло имелось всего одно, поэтому накрывались пальто.

Позже Хельгу перевели в отдельный барак с примерно тридцатью девочками ее возраста.

С собой в заключение Хельга смогла пронести карандаши и краски. Однажды она отправила отцу рисунок снеговика. В ответ он сказал ей рисовать все, что видит. Так она и поступила.

Она рисовала повседневную жизнь: общие душевые, очередь за едой, прибытие новых заключённых, медицинский кабинет.

Девочки, юные друзья по несчастью, действительно сдружились, пытались наполнить свою жизнь придуманными праздниками и пирами, которые устраивали из утаённых остатков еды. На одном из ранних рисунков Хельги изображена целая телега с хлебом. Имелись у Хельги и другие жизнерадостные рисунки. Как дети лепят снеговика, которого она отправила отцу. Музыканты, играющие на скрипках.

На одном из рисунков показан день рождения подруги Хельги, девочки-ровесницы Франки. Сам рисунок представлен фантазийной композицией из прошлого, настоящего и будущего. Вот 1929 год – обе девочки ещё младенцы в палате роддома; в 1943 году подруги уже стали подростками – делят двухъярусные нары; а затем мечта о будущем – в 1957 году подруги уже стали мамами, катят коляски. Рисунок дополнен записью о том, что Франка погибла в Освенциме, не дожив до своего пятнадцатилетия.

В Терезиенштадте пятнадцатилетняя Хельга встретила свою первую любовь, 25-летнего парня по имени Ота. Они держались за руки и тайком целовались. Хельга написала, что Ота не был «бешеным, как парни других её знакомых девочек». Ота относился к своей юной подруге с уважением и любовью.

О Терезиенштадте сохранился документальный фильм, представляющий лагерь, как «курортный город». Пропаганда. Такие фильмы снимались нацистами для обмана Красного Креста. Немцы всячески хотели подчеркнуть «гуманное» отношение к узникам. Школьное образование было запрещено, но для визитёров из Красного Креста подобрали здание и оформили его как школу. А чтобы не возникло вопросов, где ученики и учителя, повесили объявление «Праздники». Ради показухи немцы заставили заключенных обустроить парки и общественные бани. Узникам не разрешили выходить на улицу, чтобы лишнего не наговорили Красному Кресту. Администрация лагеря выбрала группу молодых людей, им дали корзины с овощами и заставили ходить и петь песни. То был спектакль для гостей.

Но Хельга в показухе не участвовала. Она изображала правду, что в лагере было делом опасным. Пойманных с рисунками детей вместе с родителями отправляли в тюрьму для политических заключенных на верную смерть. Хельга прятала рисунки под половицами барака.

Один их любимых рисунков Хельги – похоронная тележка, наполненная хлебом, с логотипом «Благосостояние для молодежи». Это был единственный «автомобиль» в Терезиенштадте. На нем перевозили: багаж, пожилых людей, грязное белье – все, кроме трупов. Что касается корзин с овощами, эти ценности немцы забирали себе.

Голод приучил Хельгу воровать еду. Она прятала капусту и салат в нижнем белье, постоянно оставаясь настороже, чтобы в любой момент иметь возможность моментально избавиться от украденного или съесть. Иначе можно было поплатиться жизнью. Однажды Хельга сорвала с дерева сливу. Кто-то из заключенных это заметил и донёс надзирателю – евреи тоже предавали своих… Хельгу тогда включили в списки на «транспорт», но ее отец, работавший при канцелярии, вовремя заметил и, рискуя собственной жизнью, удалил имя дочери из того списка.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост
ДОРОГА В АД

В Терезиенштадте слово «транспортировка» обрело еще более осязаемые и более зловещие формы. Люди не просто таяли в тумане неизвестности, они превращались в топливо прожорливой нацистской машины смерти – сгорали в ней навсегда. Хельгу напрямую это коснулось в сентябре 1944 года. Тогда в лагере объявили, что «транспортируют» 5000 мужчин. В списки попали отец Хельги, дядя и её молодой человек Ота.

Был пост Судного Дня (еврейский Йом Кипур). Хельга ничего не ела, в надежде, что немецкий поезд сойдёт с рельсов и сломаются грузовики. Но тщетно… Транспорт подали с бесчеловечной пунктуальностью.

В последний перед отправкой вечер, следующий после Йом Кипура, отец Хельги и Ота демонстрировали женщинам хладнокровие. На русский манер они крутили самокрутки, вместо табака используя высохшую чайную заварку. Беседовали и даже смеялись… Только перед самой отправкой отец обнял Хельгу и её мать, они стояли и не могли сдержать слёзы.

«Неважно, что происходит, мы обязаны оставаться людьми, тогда мы не умрём как скот», – сказал перед расставанием отец Хельге.

Спустя несколько часов дорогих ей людей отправили в Освенцим, где от них не осталось даже надгробья. В те дни Хельга закончила иллюстрированный рассказ и спрятала свой дневник в кирпичной стене, где он и пролежал до конца войны. А через несколько дней после мужчин конвейер смерти поволок в жерло новую партию – на этот раз женщин и детей. Там оказались и Хельга с матерью. Тогда наставления отца приобрели особый смысл…

ВОПЛОЩЕНИЕ СМЕРТИ В ОБЛИКЕ ЧЕЛОВЕКА

Хельгу, ее мать и других заключенных погнали в товарные вагоны железнодорожного состава, который следовал на восток, в Польшу.

Хельга не знала, хорошо это или плохо, пока не оказалась на железнодорожной платформе Освенцима.

Лагерь встретил их дымящимися трубами крематориев. Возле платформы безмолвными тенями сновали «скелеты» в грязных полосатых пижамах – это были заключенные лагеря. Они укладывали доски, а надсмотрщик жестоко избивал их дубинкой.

И все-таки кто-то из «живых мертвецов», не утративших человечность, успел передать новоприбывшим инструкцию: «Не говорите, что вы больны, не говорите, что вы молоды, или завтра выйдете через дымоход».

Перрон Освенцима стал вратами ада, который отворил сам сатана! Новоприбывших встречал доктор Менгеле, устроивший тут же «сортировку смерти». Он внимательно осматривал заключенных, выстроенных в длинную очередь, и пальцем указывал, куда отправлять людей. Хельга не запомнила его лица – только руки в кожаных перчатках и палец, который указывал, пойдет ли человек дорогой жизни или смерти.

Женщин с детьми, пожилых и обессилевших ставили слева – им «доктор смерть» отказал в праве на существование. Других выстраивали справа. Временно сохраняли жизнь тем, кого Менгеле выбрал для садистских медицинских опытов либо собирался отправить на изнурительные физические работы.

Хельге было всего пятнадцать, что означало – прямой путь в крематорий. Но она постаралась выглядеть и вести себя старше своих лет, как «пригодный человеческий материал» для работы. Девушке повезло оказаться справа.

Свою мать она выдала за старшую сестру, солгав относительно ее настоящего возраста. Так обе женщины отправились в рабочий барак, но не в газовую камеру. Из 15-ти тысяч детей, отправленных в Освенцим из лагеря Терезиенштадт, не больше тысячи пережили ту сортировку на станции (по другим сведениям – не больше сотни).

Лагерь Терезиенштадт на фоне Освенцима казался теперь санаторием. Десять дней, проведённых в Освенциме, были хуже трёх лет Терезиенштадте. Хельгу и Ирену спасло стремительное наступление Красной армии.

Гиммлер приказал уничтожить газовые камеры и крематории, а узников отправить в лагеря на территории Германии.

Сначала Хельга попала в лагерь Флоссенбюрг, а затем заключенных погнали 16-дневным пешим «маршем смерти» в лагерь Маутхаузен. Многие узники погибли от истощения. Хельге снова чудом удалось избежать смерти, но она уже была больная и обессиленная.


ВЫЖИЛИ…

В мае 1945 года союзные войска освободили узников лагеря Маутхаузен. Хельга настолько была измождена, что, по ее словам, даже не смогла ощутить радости от свободы, когда распахнулись ворота.

Хельге и её матери посчастливилось вернуться в родной город Прагу, в ту же квартиру, из которой их забрали три с половиной года назад.

Хельга стала взрослой, вышла замуж, у нее родились двое детей. Все три поколения – сама Хельга, её мама и дети – жили в той самой квартире. Потом дети выросли, обзавелись собственными семьями. Мать Хельги так и не вышла замуж, она умерла в преклонном возрасте. Затем скончался муж, а сама Хельга одна осталась в квартире, которую не хотела покидать. Так много воспоминаний с ней было связано.

Еще в лагере девушка решила жить полной жизнью. Получила профессиональное художественное образование, много путешествовала. Многократно представляла свои работы на выставках в разных странах, включая Германию. Хельга Вайс отмечена многими наградами. Дневник с ее детскими рисунками разыскали уже в мирное время. В 2013 году ее детское творчество было официально опубликовано под названием «Дневник юной девочки Хельги – история жизни в концентрационном лагере».

Рисунки:

Родители Хельги переписывают свои вещи, 7 января 1943 года. До депортации, евреи должны были сдать инвентаризацию всего имущества.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Прибытие в Терезин, 1942. «Каждому было разрешено взять 50 кг багажа. Один чемодан отправляли почтой, остальное люди несли на себе», вспоминает Хельга.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

«Тех, кто был болен и слишком слаб, чтобы ходить несли на носилках».

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Общежитие в казарме в Терезин, 1942. «Нас было 21 человек в небольшой комнате. Мама и я располагались на 1,2 кв. метра».

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

«Эти больные дети прибыли из Польши в плачевном состоянии. Они должны были быть отправлены в Швейцарию, но попал в Освенцим».

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Эта картинка отражает мечты 14-летней Хельги и ее подруги Франки, которые родились в одном роддоме и вместе жили в лагере. Они мечтали, что гуляют по Праге со своими детьми. Франка не прожила больше и года.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Хельга Вайс в своей квартире в Праге.  С 1941 по 1945 она прошла четыре нацистских концентрационных лагеря: Терезин, Освенцим, Маутхаузен и Фрайбург.

Хельга Вайс: она прошла четыре нацистских концлагеря... Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Узники концлагерей, Длиннопост

Фото с сайта guardian.co.uk


Источники: https://www.promegalit.ru/publics.php?id=19968

http://teleobektiv.ru/lyudi/detskiy-dnevnik-natsistskogo-lag...

Показать полностью 9
524

Польский ветеран: Варшава до прихода Красной армии жила в атмосфере зверств нацистов

17 января 1945 года Красная армия освободила Варшаву от оккупировавших ее в 1939 году гитлеровцев. О том, как польская столица выживала в годы войны и как восстанавливалась после, рассказал полковник Чеслав Левандовский, принимавший участие в Варшавском восстании и освобожденный красноармейцами во время "марша смерти" из концлагеря Штуттгоф

Польский ветеран: Варшава до прихода Красной армии жила в атмосфере зверств нацистов Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Польша, Длиннопост

Чеслав Левандовский

© Ирина Полина/ТАСС



Начало оккупации


До начала войны Чеслав Левандовский жил с родителями в варшавском районе Марымонт. Он был старшим из шести детей.


Сентябрь 1939 года начался для семьи Левандовских, как и для всех жителей Варшавы, с бомбардировок, в том числе снарядами с белым фосфором, после которых повсюду начинались пожары.


В атмосфере близости фронта и непрерывных бомбежек первых недель войны перестали работать магазины, еду городским жителям приходилось искать на ближайших огородах. Наступили холода, угля для отопления стало не достать. Но хуже всего оказалось то, что на улицы вышли немецкие патрули. "Каждый день мы проживали под угрозой смерти. Выходя из дома, никто не знал, вернется он или нет. Его могли поймать на улице, забрать из трамвая или автобуса и просто расстрелять у стены", — говорит Левандовский.

Польский ветеран: Варшава до прихода Красной армии жила в атмосфере зверств нацистов Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Польша, Длиннопост

Военнослужащие Германии в Варшаве, 1939 год

© ullstein bild/ullstein bild via Getty Images


"Это была дикость. Немцев много лет готовили к тому, что они лучшие. Система воспитания людей в атмосфере ненависти к другим дала свои плоды во время войны. Война — самое глупое и жестокое явление в истории человечества, которое разрушает все", — рассказывает он.


Весной 1940 года нацисты расстреляли отца Чеслава, а вскоре после этого, отправившись на поиски заработка, пропала мать. Вся забота о маленьких братьях и сестрах легла на плечи 12-летнего мальчика. "Я все время думал о том, что должен их накормить. Все, что можно было заработать, я тратил на муку грубого помола, из которой варил что-то вроде каши и кормил детей и себя", — вспоминает Левандовский.


Так продолжалось почти полтора года, пока об оставшейся без родителей семье не узнали в существовавшей в оккупированном городе благотворительной организации и не распределили детей по детским домам, где условия были немного лучше. Устроив четырех сестер и брата, Чеслав из своего детдома бежал и начал жить самостоятельно.


Подполье


Чтобы выжить, дворовые мальчишки Марымонта начали обкрадывать немецкие железнодорожные составы, сбрасывать с идущих по рельсам вагонов уголь, уворачиваясь от охранников. Многие погибали во время этих набегов.

В 1942 году Чеслав с компанией ребят попал в подпольную организацию харцеров (польский аналог скаутов — прим. ТАСС), вступив в группу под названием "Серые ряды". "Были задания разведывательного толка, наблюдение за вокзалами и аэропортом... Несколько раз меня использовали как связиста, отправляли с посылками в разные места".


"Два раза мне довелось побывать в Варшавском гетто. Это нельзя описать, — рассказал Левандовский. — Улицы были забиты людьми, которые лежали просто на земле, были уже мертвы или умирали. Гетто было переполнено, на его небольшой площади жило более полумиллиона евреев".


Варшавское восстание


В августе 1944 года во время Варшавского восстания Чеслав охранял госпитали, патрулировал улицы, принимал участие в боевых действиях и чудом остался в живых.

Польский ветеран: Варшава до прихода Красной армии жила в атмосфере зверств нацистов Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Польша, Длиннопост

Варшавское восстание, 1944 год

© Universal History Archive/Universal Images Group via Getty Images


"Нас послали в атаку через пустырь у Гданьского вокзала. До него было 500 или 700 метров открытой площади. Мы успели пробежать лишь 200, самое большое 300 метров до того, как немцы открыли по нам шквальный огонь. Там было 11 или 12 бетонных бункеров со скорострельными карабинами. Не знаю зачем, но такая атака была проведена вновь на следующий день. Приказ есть приказ. Результат был такой же. Это было явное истребление повстанцев, преступление по отношению к тем молодым людям, за которое так никто и не ответил. Погибло более 600 человек. Намного больше было раненых, многие из которых потом умерли, не получив необходимой помощи", — рассказывает о страшных днях ветеран. "Это было безрассудство, осознанная резня, у которой с самого начала не было шансов на успех".


Левандовский считает, что Варшавское восстание было политическим шагом, продиктованным желанием установить власть в столице до прихода Красной армии.


Концлагерь


Во время одного из патрулей Чеслав попал в окружение в районе, где немцы начали выселять жителей. Ему пришлось спрятать оружие, снять повязку повстанца и отправиться на селекцию вместе с остальными жителями. Два дня он провел в забитом ничего не понимающими людьми вагоне без еды и воды. "Наш вагон открыли только в Штуттгофе. Тогда я уже знал о разных концлагерях, но ничего не слышал об этом месте, которое, как оказалось, было первым концлагерем, организованным на польской территории уже в сентябре 1939 года. Там я перестал быть Чеславом Левандовским, став номером 76152".


В первый месяц в карантине новых узников учили, как вести себя в лагере, заставляли кланяться немцам, снимая шапку. "Весь этот режим был ориентирован на то, чтобы заключенные забыли, что они люди, забыли, что можно выйти из лагеря, забыли о своей личности и помнили только о том, что немец или капо — их господин", — рассказал ветеран.


Позднее Левандовский попал в один из подлагерей Штуттгофа в Эльблонге. Там узникам приходилось каждый день маршировать на работу через весь город по 5–6 км, а потом долгие часы простаивать на перекличке. "Это была тяжелая работа. Оттуда выходишь как пьяный, не знаешь, то ли ты шатаешься, то ли мир вокруг. Случалось, что люди просто падали у станков или по дороге. Их добивали, но тело нужно было доставить как лагерный номер", — отметил он.


Однажды из колонны убежали несколько узников. Всем остальным пришлось сутки стоять на 15-градусном морозе, дожидаясь, пока тела всех сбежавших доставят обратно в лагерь. В тот день погибла половина узников.


Освобождение


В январе 1945 года, когда Красная армия уже освобождала Польшу, немцы начали эвакуировать лагерь. "В нашей колонне было 1200 человек. Мы шли в простых робах по снегу много дней, останавливаясь на ночлег где попало. Бушевал тиф и другие болезни. Если кто-то отставал от колонны, его сразу же убивали — расстреливали, забивали палкой или натравливали собак. Весь наш путь был усеян умершими", — рассказал Левандовский.


Только в середине марта колонна уцелевших, которые два с половиной месяца бродили по северной части Польши, услышала гул приближающихся советских танков. "Немцы бросились врассыпную. Танкисты остановились и начали их ловить, расправляясь на месте. И это было правильно, потому что узники не могли. Оставшиеся в живых были живыми трупами. Я шел только потому, что знал, что если остановлюсь, то это будет конец", — рассказал ветеран. К тому моменту из 1200 человек в живых осталось только 200.

Польский ветеран: Варшава до прихода Красной армии жила в атмосфере зверств нацистов Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Чтобы помнили, Польша, Длиннопост

Освобождение Польши, 1945 год

© ТАСС


Красноармейцы вскоре прислали за истощенным мальчиком санитарку, которая отвезла его во фронтовой госпиталь под Лемборгом, где он неделю был без сознания. "Мне было 16 лет, и я весил 35 кг. В той больнице для меня сделали очень много, заботились, как о младенце. Как врачи, так и пациенты, многие из которых лишились ноги или руки, делали все, чтобы любыми способами заставить меня не вспоминать о пережитом в концлагере. Два месяца меня лечили, а когда я окреп и встал на ноги, отправили домой, одев в чистое и снарядив провизией", — с благодарностью вспоминает Левандовский.


Память


"Для меня 17 января всегда было праздничной и торжественной датой. Потому что это дата освобождения столицы, за которую мы сражались", — сказал Левандовский. Он и его ветеранское окружение уверены, что советские войска действительно освободили Варшаву. "Отношения наших стран сейчас не самые лучшие. И мне жаль. Но мы делаем все, что можем. Возлагаем цветы, отдаем дань памяти тем, кто со всей уверенностью ее заслужил", — добавил ветеран, назвав преступлением продолжающийся в Польше в последние годы снос памятников солдатам Красной армии.


По словам Левандовского, история переписывается в Польше в последние 30 лет. "Этой отвратительной и лживой пропагандой пропитаны уже два поколения, которые получают эти односторонние знания в школах, по радио и телевидению", — отметил он.


"Нельзя опровергнуть, что нашу страну освободила советская армия, потому что это факт, это правда. Благодаря Красной армии мы получили свободу и будущее, — уверен Левандовский. — Ранее все в Польше понимали, а сейчас помнит только старшее поколение, что было бы с нашей страной, если бы не было освобождения".


Ветеран надеется, что со временем ситуация нормализуется и в Польше смогут просто принять свою историю такой, какая она была.


Ирина Полина


Источник: https://tass.ru/obschestvo/7543891

Показать полностью 3
785

Тот случай, когда 50 мужиков ревели

Тот случай, когда 50 мужиков ревели Реальная история из жизни, Евреи, Вторая мировая война, Фашисты, Чтобы помнили, Текст, Длиннопост

Стройку лихорадило третьи сутки. Поставщик не завез бетон, график работ срывался, я очень нервничал. Этот объект был моим первенцем в качестве руководителя строительства. Я приехал в Тель-Авив в 1949-м. После Заксенхаузена я был больным, босым и нищим. Я потерял все, что только можно потерять, включая семью, кров и чувство собственного достоинства. Мне нечего было терять, но страшно хотелось забыть, перевернуть страницу и начать писать ее с нуля. Тель-Авив для таких, как я, был самым подходящим местом. И я приехал. Устроился на стройку разнорабочим. Ну а куда еще, в 19 лет, без образования, опыта, профессии. Потом стал хорошим каменщиком, получил образование инженера. Назначили прорабом. Несколько успешных проектов, и вот - первый самостоятельный объект.


Нельзя сказать, что строительство - мое призвание. Я не искал эту работу, она сама меня нашла. Но я доволен, что она у меня есть. И вот сейчас, спустя 24 года с моего первого дня на стройке, когда мне впервые доверили руководство объектом, этот "бетонный форсмажор" сильно выводил меня из себя. Третировал мои нервы настолько, что когда я увидел первые машины с бетоном, въезжающие на площадку, не удержался и набросился на водителя во главе автоколонны, как будто это он виноват в задержках.


"Еще сутки простоя, и я бы разорвал контракт с вами и выставил бы вам кругленькую неустойку. Вы срываете мне сроки! Я теряю деньги! Какого черта... " - и тут я поперхнулся. Из кабины бетономешалки на меня смотрели глаза малыша Йоси.


Вокруг этих лучистых глаз залегли глубокие морщины. Волосы наполовину седые. Но глаза-то остались прежними. Сияющие лучики моего младшего брата Йоси. Мы не виделись с ним 30 лет! До этого жаркого лета 1973 года я был убежден, что похоронил брата. Впрочем, как и он меня.


"Давид, Давид, Давид..." - он выпрыгнул из кабины авто и как зачарованный стал шептать мое имя. Мы вцепились друг в друга. Это нельзя было назвать объятиями. Мы вгрызались друг другу в волосы, плечи, спину, размазывая по щекам соленые грязные потоки. Да, мы ревели, как дети. Точно как тогда, в 1943-м, когда гестапо забрало отца.


Мы до последнего жили в Берлине, не уезжали. Ну, во-первых, потому, что некуда было бежать. Богатым евреям еще удавалось как-то вырваться из лап гестапо, договориться. В ответ они лишались всего, что имели, сохранив только жизнь. У моего отца - модного до войны портного - не было таких денег, которые бы стоили даже наших никчемных жизней. Да и знаете, до 43-го в Берлине, как это не парадоксально, было безопаснее. Когда из Польши уже шли эшелоны смерти, забитые евреями, в Берлине было тихо.


И в 1941-42 годах, хоть уже и ходили мы все со звездами на груди, если не высовываться, можно было как-то жить. Мы и жили. Как кроты. Когда-то по субботам у нас была традиция выходить в парк кормить уток. Мы не делали этого уже два года. Но чтобы хоть как-то скрасить время, мама придумала играть в уток и парк у себя дома.


Была как раз суббота, мы играли, когда гестаповский сапог выбил дверь нашей крохотной квартирки.


Было все понятно без слов. Не нужно было ни о чем спрашивать, говорить банальностей, вроде "Наишу, дам знать о себе" или еще что-то такое. Отец и не говорил.


Он только, уходя, сказал мне коротко: "Ты, Давид, теперь главный. Береги маму и Розу, и Йосю". Когда в доме стало тихо, мы стали рыдать, тихо подвывая. Все рухнуло. Мир рухнул. И только мама молчала. У нее не было слез. Она сказала, что завтра будем уходить. Мы следующие.


Но мы не успели. На рассвете пришли за нами...


Маму и сестру нацисты расстреляли еще в колонне, когда мать попыталась вытолкать Розу в толпу зевак. Помню, как Йося упал, увидев это, его трясло, и чтобы не расстреляли и его, мне пришлось тащить брата на себе.


Нас разбросали в разные лагеря. Я попал в Заксенхаузен. О Йосе я не знал ничего. Мои попытки найти его были тщетными. Ему было 11-ть, мне - 13-ть. Чем больше проходило времени, тем меньше память сохраняла фактов друг о друге, которые бы могли помочь собрать какие-то сведения.


Я мысленно похоронил Йосю в одной могиле своего сердца вместе родителями и сестрой. Йося - тоже. И вдруг такая встреча! Спустя столько лет без веры, без радости, без надежды...


"Давид, Давид, Давид..." Он вцепился в мое плечо и шептал эти слова, как будто в них - все пережитое, вся боль утрат и радость обретения.


Мы рыдали, не стесняясь своих слез. И другие строители на стройплощадке побросали свою работу и побежали к нам. Кричали звали друг друга, послезали с лесов, повылазили из машин. Не меньше пятидесяти здоровых мужиков окружили нас. Слезы катились по их щекам, и они стыдливо утирали их своими мозолистыми кулачищами. Кто-то подходил и хлопал меня по плечу, кто-то громко поздравлял нас, вставляя через каждое слово мат. Все шептались в полный голос - нецензурно удивлялись, и при этом все ревели... все...


Один из ребят пошел и позвонил в головной офис, сообщил о нашем случае, и договорился, что меня заменят на неделю. Я был очень благодарен за такой жест, потому что, если честно, в этот момент я не могу думать о работе. Я вообще ни о чем не мог думать, кроме одного: мой брат жив, у меня снова есть семья, есть смысл жить, есть силы мечтать. Впервые за 30 лет я подумал о будущем без страха и боли.


Мой Йося... Мы не виделись 30 лет! Я сумел выжить в Заксенхаузене, Йося - в Дахау. Скажите, разве это не чудо?


Йосе повезло с самого начала - он сломал ногу после падения. Его толкнул гестаповец, ударив прикладом. И это стало самой большой удачей тех дней. Да-да, именно удачей! Обычно раненных расстреливали на месте, но Йося направлялся в экспериментальную группу Дахау, там не хватало людей. Из всех, кто попал в руки доктора Рашера, не выжил ни один. Рашер все откладывал эксперименты над 11-летним хромым мальчиком. Конечно, и без Рашера Йося мог умереть сотни раз. Но Б-г помог ему избежать смерти. Его спасла молодость и, наверное, чудо. А еще вера, что его старший брат Давид вот-вот придет за ним и спасет из этого ада.


Все это он расскажет мне позже. А в этот миг встречи мир остановился вокруг нас. И не было слов, достойных этого момента. Да и не нужны были слова.


Конечно, нам было что рассказать друг другу, но не сейчас. Мы пошли ко мне домой (Йося хромает после Дахаю) и целый день провели вместе, многое хотелось рассказать друг другу, но большую часть времени мы смотрели друг на друга молча и улыбались со слезами на глазах...


(Основано на реальных событиях. Имена заменены по просьбе героев рассказа.)


Источник

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: