Дубликаты не найдены

Отредактировал mordatiy 13 дней назад
+12

Как мило, его вентилятором обдувают :з

+6

Уснувший напарник автоматически считается товаром.

раскрыть ветку 4
+4

В сексшопе напарнику продавца лучше не засыпать...

раскрыть ветку 3
0

Кто последний (остаётся неспящим), тот и папа.

раскрыть ветку 2
+4
Опасно так в азиатских странах спать
+3
Когда думаешь с чем же тебя приготовить
+3
Это обед.
+3

Так кот живой или как? Что за кусок льда в нём?

раскрыть ветку 4
+2
Как живой, но сука не живой. Чётенько сдох.
раскрыть ветку 1
0

Мне тоже так кажется.

0

наелся и спит

раскрыть ветку 1
0

А что у него в левом боку? Похоже на льдинку или стекло.

+1
Кот алкоголик - горе в семье.
+1

вроде он мертв и окоченел уже

0

- Опять всю выручку пропил, скотина?

0
Котэ помер с каким-то куском стекла в подмышке.
Похожие посты
48

Наполнитель для кота

Привет народ!

Торгую у себя в магазине. Неадекватов нет (тьфу-тьфу! ), но забавные случаи нет-нет да случаются. Произошло полчаса назад.

Забегает постоянная покупательница, видно что бежит домой с работы и на своей волне. Мне, говорит, наполнитель для кота. Я сначала подзавис, потом спрашиваю - вам вискас или для противоположной стороны кота? Смотрим друг на друга, глазами хлоп-хлоп)) Потом посмеялись, естественно,  купила она и вискас и наполнитель для лотка. Ушла с заметно лучшим настроением, да и я сижу улыбаюсь)

Всем адекватных клиентов и покупателей, народ!

900

Выход

Ночью Лидия Ивановна почувствовала острую боль в груди.

Колющую.

«Колет-то как! Прям жгёт» - подумала она, перестав видеть хороший сон. Какой именно хороший – не вспомнилось, но впечатление было приятное.

«Инфаркт!»

И стала ощупывать место колотья. Кололо не в левую грудь как положено, а странно – в правую.

«Помираю…»

Ощупывая необъятную правую грудь и уже найдя второй признак инфаркта – паническую атаку, она неожиданно нашла расшпилившуюся булавку.

«Тьфу-ты, Господи!» - с досадой подумала Лидия Ивановна и зашпилила её.

Но – мысль о смерти осталась.

«Когда-нибудь так во сне – раз и всё… Найдут потом люди окоченевшей… Хорошо, если на завтра, а если через неделю… Да, мне в принципе, уже… Буду лежать в гробе какая нашлась… Интересно, сколько сейчас гроб стоит? Такой, без выкрутасов, простенький… А, памятник? А, поминки? Если в ресторане-то…»

В семь утра, измученная неизвестностью, Лидия Ивановна решила сходить в собес. Узнать, сколько нынче государство отваливает помершим гражданам, чтобы они не лежали по домам.

Инспекторша собеса оказала ей королевский приём: приняла как королева. В стиле – «Ходят тут всякие».

Но - сумму пособия назвала. Со списком обязательных к усопшему документов.

Лидия Ивановна хотела спросить, не достойны ли заслуженные учителя чего-то большего, но – не рискнула. Оскорбить королеву.

В коридоре собеса к ней подошёл мужчина артистической наружности и неожиданно сказал:

- Скорблю вместе с вами.

- В смысле? – испугалась Лидия Ивановна.

- Я - Кастьянов, владелец похоронного дома «Вечность». Мы оказываем полный комплекс ритуальных услуг, вы можете позволить себе предаться горю не думая ни о чём. Мы всё сделаем сами…

- Скажите пожалуйста, а сколько это стоит?

- Теоретически мы можем уложиться в любую сумму… Когда усоп близкий вам человек?

Не вдаваясь в подробности, Лидия Ивановна получила от Кастьянова каталог гробов и визитку.

У неё было слишком много дел!

Когда-то у Лидии Ивановны были деньги, в банке. И теперь она хотела знать: не решился ли вопрос со вкладами замороженными в 1991 году? В советских рублях?

Получив ответ от приветливой кассирши, что да, решился и она может забрать свои несостоявшиеся «Жигули» и купить на них что угодно, например, полвелосипеда, Лидия Ивановна присела в фойе.

Полистать каталог гробов.

Цены были дичайшие! По меркам учительской пенсии.

Мало того, складывая нелакированный сосновый гроб модели «Луч» и последнее такси Лидия Ивановна обнаружила, что место на кладбище тоже даром не дают.

Для полного отчаяния не хватало одного – цены поминок.

В городе было два объекта общественного питания – ресторан «Ресторан» и закусочная «Закусочная». В ресторане были непреложные правила: не приходить со своим и не курить, в закусочной же царила вседозволенность.

«Пойду в ресторан» - гордо решила Лидия Ивановна - «Я всё-таки заслуженная учительница».

В ресторане «Ресторан» топором висел запах горелого масла, танцевального пота и несвежих скатертей. Было обыденно – пусто.

- Мне бы по поводу банкета узнать, - с просительными нотами в голосе затронула Лидия Ивановна единственный одушевлённый предмет зала. Официантку.

Бровастая официантка перестала созерцать люстру:

- Ожидайте. Выйдет шеф-повар, - и с недовольством приступила к работе. Переворачивать скатерти на более свежую сторону.

Шеф-повар, грузная дама неопределённых лет, наконец радостно вышла из кухни. Банкеты, видимо, приветствовались.

Но, увидев вязанный жакет Лидии Ивановны и гульку из окрашенных хной волос, скривилась:

- У нас банкеты от тысячи на лицо… И ничего своего!

- Ясно, - скорбно сказала Лидия Ивановна.

И в полной осведомлённости пошла домой.


«Поминки – нет, памятник – нет, отпевание – пока вопрос…» - один за одним вычёркивала пункты из списка пенсионерка.

«Гроб что ли не покупать? А что… Вон в Израиле…» - Лидия Ивановна стала вспоминать телепередачу о погребальных обрядах мира.

«Ни поминок, ни гроба – как собаку!» - неожиданно зло подумалось ей. И тут она вспомнила о своём Жуке, которого она, как человека, хоронила под грушей в саду. В гробу из посылочного ящика.

«Нет уж! Гроб я точно заслужила!»

И стала размашисто шагать от стола к окну.

В груди по-настоящему закололо.

«Надо что-то продать!» - наконец пришла мысль, она рассеянно осматривала дом.

Выйдя на пенсию Лидия Ивановна зажила тихой, пресной жизнью: кашки-книги-сериалы-аптека. В минуты меланхолии она доставала из серванта альбомы с выпускными фотографиями классов – смотрела на себя, молодую, и силилась представить, что стало с веснушчатой Леной из 3 «Б» за тридцать лет.

Единственной страстью пенсионной части жизни Лидии Ивановны были цветы. Разные. Весь придомовой участочек состоял из цветников: однолетних, многолетних и смешанных.

Каллы, лилии, гортензии, цинии, рудбекии...

Семена она выписывала по каталогам, выменивала, выпрашивала и, даже, единожды, украла.

Под окнами дома был розарий; его Лидия Ивановна любила как ребёнка: розы чайные, ремонтантные и гибридные всех пастельных и интенсивных цветов от фарфорового до краснобархатного цвета.

«Розы!»

«Кому они надо?» - закралась в голову пораженческая мысль, но от безвыходности мысль рассосалась.

Утром, срезав два букета, белого и лимонно-желтого цвета Лидия Ивановна отправилась торговать. Это был предпринимательский дебют заслуженной учительницы.


Жизнь на центральном рынке фонтанировала.

Пришедшие за огурцами-помидорами приценивались к банным веникам, очкам, специям, водолазкам для того, чтобы сказать себе - «Дорого!» или «А, ну-ну…».

Или спутнице:

- Смотри Маш, браслеты какие! И всего по сорок…

Продававшие огурцы-помидоры цепляли проходивших оглушительным криком «Распродажа! Подходите! Отличные …» или выхватывали из толпы знакомых «О! Лёник! Ты где, чёрт, делся?».

С Лидией Ивановной неожиданно здоровались неузнаваемые ей люди, по имени-отчеству и просто «Здравствуйте». Наверно, выросшие Лены из 3 «Б».

Впечатлённая происходящим она стала у ворот городского рынка. Прикрывая лицо лимонно-жёлтыми розами. Торговать ей было неловко.

Напротив Лидии Ивановны стоял дед в пиджаке и галстуке, но с коробкой котят – «Отдам в добрые руки».

- Вы напрасно на эту сторону стали, - сказал котятовладелец определённо ей.

- Это почему? – из букетной засады спросила Лидия Ивановна.

- Вам солнце в лицо, а кожа у вас нежная, к базару не привычная. Через час будете как варёный рак.

Лидия Ивановна задумалась, подбирая нужное слово на современном языке – «Подкатывает, вот!».

- Вставайте рядом со мной, леди, - пригласил её дед, - Вы мне не конкурент, тут тень от липки… Будем беседовать.

«А, пусть!» - решила Лидия Ивановна и перешла к котятам.

Некоторое время они молча наблюдали за вознёй котят в коробке.

- Позвольте представиться: Александр Александрович. Бывший …

Лидия Ивановна не услышала кто именно бывший, потому что милая девушка спросила:

- Почём букетик?

- Сто…

- Ой, а что с ним не там? Вон там, совсем страшненький и дороже… Дайте!

Лидия Ивановна отняла розы от лица:

- Лидия Ивановна! Вы живы… Извините, я думала вы уехали! Не видела вас давно. Вы меня не помните? Я - Лена Калинина.

- Конечно, помню, - на всякий случай сказала Лидия Ивановна (Вдруг передумает покупать!).

- Можно я к вам как-нибудь зайду? С ребятами из класса? Мы так дружим! Вы наша первая учительница и мы…

- Можно конечно, Леночка.

Леночка взяла лимонно-желтый букет, адрес и телефон.

Второй букет купили через десять минут. Но – уже за сто пятьдесят.

- Быстро вы расторговались! – радостно, но не завистливо сказал дед с котятами.

- Как-то да, - растерялась Лидия Ивановна.

- Неадекватно низкая цена на качественный товар при полном отсутствии конкурентов – ещё Маршалл сказал, помните? – дед погладил живенького серого котёнка, - Вы завтра по триста продавайте. Вы же придёте завтра?

- Приду, - твёрдым голосом сказала Лидия Ивановна, вспомнив о цене гроба модели «Луч».

- Я займу нам это место.


На второй день торговли Лидия Ивановна собиралась с учётом вчерашних ошибок: больше роз и соломенная шляпка.

За кашей она поймала себя на мысли - «А идут ли вёдра к этой шляпке?» и поняла, что ночью думала не о будущем инфаркте, не о своей бедности и не об обивке гроба «Луч», а об Александре Александровиче.

Который умно говорил о Маршалле, нежно гладил котят и обещал занять ей лучшее, тенистое место.

«А вдруг он вдовец?»

Показать полностью
367

Человек и кошка

У меня во дворе есть павильон. Обычный такой, в лучших традициях: сигареты поштучно, паленая водка из под полы (лицензии нет), продажа бухла ночью через окошко, просроченные продукты, продавщицы, слабо говорящие по русски.

А еще там живет кошка. Давно живет. Все ее знают по имени. Ее, кстати, так и зовут - "Кошка".

У павильона сменилось три хозяина, но кошка там была всегда, она  хранительница и наследие данной торговой точки и переходит от хозяина к хозяину вместе с павильоном.


А еще, около трех месяцев назад, мой товарищ и сосед приобрел щенка лабрадора и толоко сейчас его стало можно выгуливать (прививки там... все такое).

Встретились мы недавно во дворе с ним и его щенком. Разговорились. Зашли в павильон за газировкой. Продавщица увидела собаку и в крик:

- Уходите, уводите собаку, к нам с животными нельзя, - надрывается работница на ломаном русском.

- У вас кошка в хлебе спит, - резонно замечает мой товарищ. Я поворачиваю голову и меня начинает распирать смех от абсурдности ситуации: кошка лежит прямо на только что привезенном поддоне с хлебом, видимо хлеб еще теплый. Поднимает на нас голову, оценивает ситуацию, переворачивается к нам спиной и проваливается в царство снов.

Надо сказать, такого никогда не было. При предыдущих хозяевах кошка знала свое место, ходила в лоток с катсаном, была ухожена и не попрошайничала. Теперь за ней перестали смотреть. Благо она научилась в туалет на улицу ходить.

В тот раз нам так и ничего не продали и даже вызвали охрану. До сих пор продавщица косо на меня поглядывает.

За то ночью как стояла очередь за бухлом, так и стоит. Как продавали сигареты школьникам поштучно, так и продают. И животные тут совсем не причем...

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: