0

Когда преподаватель у своей девушки

Я молодой препод в одном известном универе... И по сути 5 минут как стал преподом.

Вообще, прикольное занятие преподавать. Но ради денег в универе делать нечего... и вообще, это тема для отдельного поста, скоро запилю: универ и финансы.)

Вернёмся к событиям... В общем когда получил расписание пар, увидел, что в субботу, в 8 часов, назначили пары у группы, где учится моя девушка. Группа у них и так из нескольких человек, +разведданные от девушки пришли что половина болеет...

Сегодня к 8 прихожу в ожидании увидеть пару человек... И в общем не вижу ни одной души. Жду 15 минут - никого. Выясняется следующее:

Первая пара должна проходить по нечётным неделям, а вторая еженедельно. Сейчас неделя нечетная, как раз должна быть пара. Но девушка моя почему то подумала что первой пары у них никогда не будет и сказала своей группе что надо ко второй паре приходить. Естественно она предупредила всех, кроме меня.

Итого, пара сорвана. А от девушки слышу «прости». Ну и чего мне с ней делать, пикабушники?)))

P.S. Она оч не любит Пикабу, потому что я больше пикабу читаю, чем ее обнимаю. А она бесится😂

Пост мой, история моя, картинка с просторов инета для красоты)

Когда преподаватель у своей девушки Моё, Учёба в университете, Студенты и преподаватели

Дубликаты не найдены

+14
не смешивать личную жизнь и работу
+9

С каждого по объяснительной, старосте пропиздон и по дополнительному вопросу на экзамене.

+6

Это называется "конфликт интересов". Его надо избегать. Надо было сразу доложить руководству, что среди твоих студентов оказалась твоя девушка, чтобы её группу передали другому преподавателю.

+2
Про анальный писали? Не благодари
+2
У кого то сегодня будет анальный секс, поздравляю!
+1
Про анальный вечером дома писали.
выебать прям на след паре при всех, покажи студентам какое ждёт из наказание, за такие поступки!
не благодари
0

Выпороть!!! :)

раскрыть ветку 1
0

Сделано!)

-1
Пиши ещё. Интересно увидеть все глазами преподавателя
0

Есть термин "ванильная пизда". Судя по посту, бывают ещё и ванильные хуи...

раскрыть ветку 1
+1

Мда. А я на вкус не пробовал никогда

-3

Не пиши больше, этот бред тяжко читать

раскрыть ветку 1
+4

Так не читай тогда вообще Пикабу😂

-1
Обнимай ее и одновременно читай Пикабу. Всегда так делаю и никаких претензий.
раскрыть ветку 2
0

Ее не устраивает такой подход🤷🏻♂️

раскрыть ветку 1
-1
Ревнивая)
-3

Накажите её, вечерком, как следует. С винцом и при свечах.

-1

Метод Лансера, в воспитательных целях

Похожие посты
1562

Оригинальная система оценки курсовых

Где-то на втором курсе универа задали нам курсовую работу. Руководителем достался молодой аспирант, умный и адекватный парень. Я решил в этот раз написать все сам от корки до корки, к тому же тема интересная досталась. По несколько раз в неделю ходил в библиотеку, читал различные статьи по тематике курсака, работа шла медленно, но результат мне очень нравился.
К тому моменту, когда курсак уже был готов и одобрен руководителем, кафедра предложила желающим провести защиту ранее назначенного срока. В том случае, если работа удовлетворит комиссию, оценка ставилась сразу, если нет - идёшь вместе со всеми сдавать в период сессии. Руководитель сказал, что с моей работой стоит пойти раньше, я и пошел.
Желающих было немного, но среди них были две девушки, у которых руководителем также был тот самый аспирант, а также мой одногруппник, руководителем которого была одна из участников комиссии.
Одна из упомянутых девушек вышла с защиты в слезах, буркнула "не сдала" и ушла. Вторая девушка не плакала, но также не сдала. Подошла моя очередь, я зашёл в аудиторию, отдал работу комиссии и сел в ожидании вопросов.
Одна из преподавательниц пальцем указала свой коллеге на фамилию моего руководителя (аспиранта), они переглянулись, и тут началось:
-А что это вы за бизнес-модель используете, у вас тут 9 квадрантов? Вот у меня девочка писала, у нее было три.
-А что это у вас список источников составлен в порядке упоминания в тексте? Должно быть по алфавиту.
-А почему рассматриваемая компания не из нашего региона?
И огромное количество претензий по оформлению, минимум вопросов по сути работы (а, как мне тогда казалось, в работе был значительный кусочек научной новизны, я без шуток испытывал гордость за работу). При этом мне либо не позволяли комментировать какие-то моменты по оформлению, либо мои ответы отвергались на основании "я права, ты - нет".
После 20 минут разноса оформления работы они резюмировали формулировкой "работа отвратительная, не можем поставить даже три из-за ужасного оформления". К слову, к этому моменту я уже был багрового цвета, но сдержался и вышел, чуть сильнее обычного хлопнув дверью. Последним шел защищаться одногруппник, я решил его дождаться. Его работа объемом была раза в 4 больше рекомендуемого и напечатана шрифтом Calibri вместо Times New Roman. По его же словам, была целиком скачана из интернета.
Вышел он минуты через три, улыбаясь и сверкая пятёркой за курсак. На мой беззвучный вопрос "Какъ?!!" он ответил "А я ее (преподавательницу из комиссии) пару раз возил по личным делам и мебель помогал перевезти".
Я просто охренел. "То есть их не устроил мой список источников, сделанный в соответствии с требованиями вуза, а Calibri бл... нормально?!"
Работу я защитил на пять во время сессии, не переписав ни единой строчки и не изменив ничего в оформлении, у других преподавателей. Нужно ли говорить, что больше с таким энтузиазмом ни одну работу я уже не писал, доверяясь авторам из интернета? Что они не поделили с тем аспирантом я не знаю, но аспирантуру он продолжил в другом вузе.

721

Препод - реалист

По мотивам "Препода оптимиста" Препод-оптимист навеяло:


Первый курс, любимая всеми математика.

Профессор ваяет на доске формулы длинною в жизнь и что-то монотонно бормочет себе под нос.

Аудитория подозревает. что он сам давно уже запутался и рисует крючки от балды.


я: - Извините, можно вопрос?

П: - Да, пожалуйста...

я: - Вот скажите, нам в жизни, в реале, как вот это все может понадобиться? Для чего это учить? Когда может пригодиться, дайте хоть один пример!

П: - Вот, через неделю у нас будет контрольная, там и пригодится...

382

Университет в глубинке США: социальная жизнь

Продолжение длиннопоста про учёбу в глубинке США, на этот раз про особенности культуры и социальную жизнь в университете. Кстати, обычно я про Канаду пишу что-нибудь, но сейчас перерыв, набираюсь свежих идей, можно сказать.


В прошлом посте я обошёл стороной общие впечатления:


1. Когда я только доехал до университета, то первое, что бросилось в глаза — это внешний вид учебных корпусов, общежитий, лужаек и прочего, а именно — высочайшая степень ухоженности. Напомнило это, пожалуй, игру The Sims, я думаю, многие помнят. В игре мне всё казалось жутко рафинированным, такие красивые здания, ровненькая травка, деревца, калиточки и т.д., я ещё подумал, что так в жизни не бывает. Но в университете всё выглядело примерно также, как будто с картинки — сверх-ухоженные здания, всё чистенькое, аккуратное камушек к камушку, лужайки с идеально подстриженной травкой и так далее.


2. Слово “кампус” сразу зазвучало как цивилизационная единица. Кампусом в России у нас называлось несколько зданий, случайно раскиданных по городу, было не очень ясно, почему бы их просто не назвать корпусами без кампуса. В американском университете кампусом называлась огромная территория, которая вся принадлежала университету. По ней ходили университетские автобусы и никакие другие, на ней располагалась некоторая инфраструктура, общежития, учебные здания, центры, кафешки. По сути это был почти что город, тем более, что никакой настоящий город к этой территории не примыкал. Повторюсь, что студентов в университете было несколько десятков тысяч, и большинство из них жили как раз на территории университета в разного формата общежитиях.


3. Как следствие ухоженности, на территории университета было очень чисто, обувь улицей почти не маралась, пыли тоже было мало. Возможно, как следствие этого многие студенты легко плюхались на пол в ожидании чего-либо. Например, в России ровные ребята предпочитают проводить время на корточках, а выносливые терпеливо держаться в стойке. В американском университете народ сразу садился попой на пол, по которому все ходят ногами, это поначалу удивляло, ну а потом я и сам стал также располагаться — удобно, а что.


4. Американцы в России считались толстыми и не следящими за собой — студентов в университетах это касалось не особенно. Студенты, во-первых, многие молодые, а во-вторых, часто были не чужды спорту, избытка полных я никогда не видел, а вот спортивных было очень много.


5. С другой стороны, имеет смысл отметить, что я был не единственный персонаж из бывшего советского блока, а к нам в университет приехали учиться парни и девушки из стран Восточной Европы и России, и мы как международные студенты из “родственных государств” иногда пересекались в отделе для международных студентов. Удивительно, но поголовно почти все восточноевропейские девушки к концу второго семестра заметно располнели. Если бы я их почаще видел, то может и не придал бы значения, но так как мы собирались изредка, а располнели они в диапазоне от сильно до очень сильно, не заметить было трудно. Причём, только они, американки какими были, такими и остались. Да и парни из Восточной Европы тоже особо не поменялись — я сам схуднул скорее (но я сильно много не ел, так полезнее, и экономия-с). Только девушки. Ошибки в закономерности быть не может, их было больше 10 таких. Даже не знаю, чем это объясняется, может еда какая-то другая совсем.


6. Типичная одежда студента в моём университете — это майка и джинсы или шорты, независимо от пола. Для России это диковато, но лично я так привык, что даже не задумывался об этом. Ношение футболок с джинсами смотрелось очень органично, тем более, климат намного мягче — например, сходила такая студентка на пару, потом заглянула с ходу в спортзал, ополоснулась в душе, поменяла футболку, побежала по своим делам дальше. Считайте, весь кампус ходил в такой одежде. А ещё футболки были типичным раздаточным материалом при любых событиях, там вручили, здесь вручили, даже покупать не нужно. Хотя в Валмарте они копейки стоят, но лишние 5-10 долларов не лишние, как говорится, тем более, для международного студента.


7. Из разницы в одежде между девушками и парнями можно отметить только длину шорт, а именно — парням запрещалось носить шорты короче определённой длины. То есть, все мужские шорты были примерно по колено, такие же точно продавались в магазинах. Связано это было с тем, что более короткие шорты рисковали обнажить первичные мужские половые признаки. Что касается девушек, то в подходящую погоду очень многие из них носили чрезвычайно короткие шорты, блистая ногами на всю Ивановскую.


8. Косметикой девушки пользовались мало, но не сказать, что не пользовались совсем. Также это достаточно индивидуально, например, некоторые редкие девушки очень любили накрашивать глаза до сильного перекрашивания, но это не вызывало никакой заметной реакции окружающих.


Бытовые вопросы


Как в первом посте упоминалось, у меня была стажировка по гранту, предполагавшему оплату общежития, поэтому я поселился в общежитии. Общежития имелись пошикарнее и попроще, меня соответственно поселили в варианте попроще. Комната на двоих, соседом у меня был некий чёрный парнишка, средней комплекции и довольно симпатичный внешне. Он пользовался популярностью не только у своей чёрной подружки, но и (секретным образом) у ряда других барышень. Не смотря на то, что это был мой сосед, он был мне не слишком интересен (а я ему), и я с ним почти не разговаривал, в основном “привет” и “пока”.


В комнате располагались пристроенные к стене столы для занятий, стулья, две кровати, микроволновка и встроенные шкафы для одежды, небольшой холодильник. Здание общежития напоминало придорожные мотели, если кто помнит по американским фильмам. Такие же тоже жалюзи на окошках, смотрящих во внутренний дворик, только этажей было побольше, штук 6. В подвальном этаже находились стиральные машины, приходишь туда со своим порошком, заправляешь, кидаешь монетку — оно стирается. Общественные, но особой антисанитарии там не было, стирал то народ в основном джинсы да футболки с трусами, никаких ковриков с кошачьей шерстью, так что было нормально. Комнаты объединялись в блоки, прямо как в российских общагах, на один блок имелся туалет и несколько душевых с полупрозрачными дверьми. Расселяли народ по половому признаку, и такого, чтобы в одном блоке жили парни и девушки, я никогда не видел. Над унитазом стандартно висела распечатка: “Не забудь смыть за собой”. Ремонт в комнате был в принципе простейший, бетонный пол и стены, выкрашенные краской.


Убираться нужно было, естественно, самостоятельно, что делалось редко — студентам лениво, а на улице чисто, особо грязи не заметно. По комнатам ходили в основном в обуви, как с улицы зашёл, так и ходишь, почти везде так было, кроме, может, случаев, где международные студенты жили вместе и привыкли снимать обувь. Да что там, сосед в ботах и на кровать заваливался. С другой стороны, не нужно думать, что всё зарастало грязью, личная гигиена всегда была на уровне выше привычного. Сосед мылся в душе раза 3-4 за день, а то и чаще. Каждый раз после душа лосьон, дезодорант, новое бельё, футболка, носки, а всё старое идёт в стирку.


Это было очень типично для американцев в среднем, одежда простая, но чистота одежды и личная гигиена всегда на первом месте. В России это отличается, у нас народ может и днями ходить в одинаковой одежде и не мыться, кто-то экстремальный и подольше недели протянет, вроде ни в чём не бывало. Нас, международных студентов, собрали на ориентации перед первыми занятиями в августе, и почти первым делом сообщили, чтобы мы в одинаковых рубашках каждый день не гоняли, говорят — хотя бы чередуйте их через день, даже если не стираете! Видно, координатор по международным студентам не вчера родился, знал, что поменять сходу привычки довольно трудно, так что предложил промежуточный рецепт по мимикрии.


Социальная жизнь


Атмосфера в университете действительно чем-то напоминает такие фильмы как The Social Network или Monsters University — народа много, движение, мероприятия. За учёбу платятся немаленькие деньги, и за эти деньги получаешь всё, что нужно для жизни, — вот тебе компьютерные центры, вот тебе библиотеки, оборудование, вот тебе лаборатории, вот тренажёрные залы, (можешь ещё доплатить и) вот тебе безлимитные обеды в столовой, вот тебе автобусы по кампусу, но главное — это университетская среда, можно пробовать разные вещи, предметы, направления, искать себя — в университете есть вся необходимая база для этого, настоящее царство знаний. Также после гомогенной российской провинции интересно глазеть на народ из разных краёв и стран — космополитичность, характерная для крупных городов, в уменьшенном масштабе.


Но с космополитичностью не всё однозначно.


Америка называлась плавильным котлом, только котёл плавит слоями. В университете были ярко выраженные субстраты народа, которые много общались между собой и заметно меньше с кем-то ещё. В основном разделение было по этно-культурному признаку, чёрные тусовались отдельно, белые отдельно, местные отдельно, иностранные студенты отдельно, индийцы отдельно, китайцы отдельно, немцы отдельно, русские отдельно, и так далее, особенно это становилось заметно в столовой: белые не подсаживаются обедать к чёрным, азиаты к белым. В американском обществе это сформулировано как проблема, и даже в учебниках имеются преисполненные горечью эссе на эту тему.


На фоне вышеизложенного наблюдения университетом поощряются различные мероприятия, направленные на взаимную интеграцию, часто проводятся культурные фестивали национальной еды и тому подобного. Ходить на такие весьма утилитарно, особенно студентом, потому что там можно и зрелище созерцать, и поесть бесплатно, но взаимной интеграции они особо не помогают.


Из фестивалей еды больше других запомнился индийский (из разряда “плохое запоминается лучше хорошего”). Во-первых, еду там было есть невозможно, она была жутко острой, самой острой, что мне доводилось пробовать. Во-вторых, они устроили КВН на своём языке, я даже не знал, что КВН у кого-то ещё есть, думал, это наша национальная забава. Когда языка не понимаешь, то КВН выглядит до безобразия убого: однообразные выражения лиц и смешки, начинаешь обращать внимание на то, как местные “звёзды” выделываются, в общем, я культурно просветился. С театральными постановками такого эффекта не возникало, их можно было смотреть даже на иностранном языке без перевода.


В США принято музицировать и петь. Каждую неделю кто-то устраивал мини-концерт, это мне нравилось больше всего остального. То ли потому, что они в школе учатся музыке (как Лиза Симпсон), то ли это особенность культуры, а может потому, что на английском без акцента пели, интонация звучит нативнее и воспринималась живее, но студентов, которые умели замечательно петь, было много, часто мне казалось, что российская эстрада отдыхает. Музыкальные выступления были разнообразны по жанрам, от джаза, классики, попсы до пения госпелов американским чёрным хором.


А вот клубов ночных в университете не было. Ночью вообще все спали в основном, ведь многим рано вставать, занятия с 8 утра. Потанцульки народ устраивал порой на выходные, но под это дело занимались отдельные помещения, а если время года и погода подходящие были, то отдельные луга где-нибудь в стороне от общежитий, даже никакую сцену не строили - пикап подвезли с колонками и светом, поехали.


Если кто помнит по фильму The Social Network, в университете также имелись некие Братства и Сестричества. Почему-то (я погуглил причины, но тем не менее) обычно они назывались странными наборами греческих букв, вроде Альфа Зета Фи. Я не заметил особенной тяги местных студентов туда попасть, напротив, в среднем отношение к ним было такое, что они слегка повёрнутые. Также, почему-то, пару раз я слышал такое, что они они устраивают закрытые вечеринки, местами сексуально раскрепощённые. Может выдумка, не знаю, никаких внешних признаков я не отметил. Некоторые товарищи с таких братств выступали иногда, танцевальные разминки-кричалки демонстрировали, чем ещё они занимались, я не в курсе.


В среднем студенты мне казались достаточно разобщёнными, во всяком случае по отношению ко мне, но и не только ко мне, а как бы по большому счёту. В каком-то смысле это серьёзный плюс, ты не привязан ни к какой учебной группе, потому что групп в российском понимании там нет, ты сам по себе и занимаешься своими делами, а людей, в основном, объединяли интересы, но обретение близких знакомых в университете у меня шло туже, чем в России. Отчасти это перекликалось с сегрегационными мотивами общения, типа ты говоришь на английском с акцентом, значит ты какой-то не такой. Не то, что всегда, и не то, что это доктрина была такая, просто так получалось иногда, оставалось такое впечатление. Если сравнивать с Торонто, где я сейчас живу, то здесь всем вообще до лампочки на твой акцент, коль скоро ты изъясняешься свободно, вопрос даже не стоит, хотя я в университетской среде и не вращаюсь сейчас, может там как-то иначе всё (вряд ли).


Зато была категория людей, которые всегда были готовы с тобой пообщаться и даже немного понянчиться — христиане из религиозных объединений, регулярно устраивавшие крупные встречи. На территории кампуса университета действовало несколько христианских церквей, таких как баптисты, методисты, протестанты и некоторые другие, быстро разобраться в разнице может быть трудно. В этом состоит существенное различие между американской и российской культурами — в Америке нет централизованной государственной религии. В России её вроде как тоже нет, но фактически имеется признанный институт православной церкви, и когда нас окружает только православная церковь, вполне естественно, что всё остальное воспринимается подозрительным. Только в США я понял “ошибку американских священников”, которые едут в Россию на миссию, полагая, что к ним будут относиться также, как в американской глубинке, а в итоге получают косые непонимающие взгляды, ведь в России ненормально иметь несколько разных конфессий на одной улице, ты если религиозный христианин, то либо православный, либо сектант с мрачными замыслами.


Посещать религиозные мероприятия мне в целом нравилось. Дружественная тусовка, люди расположены к тебе особенно тепло, хотя и однобоко, но я не чувствовал, что они хотят меня сконвертировать в свою общину, скорее просто они следовали правильному поведению для добропорядочного христианина. Опять же, можно бесплатно поесть! Причём, я никогда не скрывал, что я неверующий и не разделяю религиозного мировоззрения, это никого не отталкивало. Общение было нормальным, а вот часть встречи, посвящённая изучению Библии, скучноватой. Вообще, церковь, как правило, принимает пожертвования, предпочтительно в размере 10% дохода, согласно заветам, поэтому чем больше прихожан, тем лучше для церкви, отсюда и деньги в организации. Но люди к этому относятся нормально, потому что церковь тратит деньги на прозрачные мероприятия, как бы на общее дело, на улучшение местного сообщества, на разные праздники и так далее, в общем это не вызывает диссонанса.


К слову про религиозность, американское студенчество показалось мне намного более религиозным, чем российское. В России почему-то религиозность принимает либо оголтелый характер, либо наоборот у людей неприятие религии, а есть вроде верующие, но в церковь почти никогда не ходят и вообще не касаются вопроса — российские студенты часто именно такие. В американском университете люди в основном верили в Бога почти все, с детства главный праздник — Рождество, а церковь является частью жизни в сообществе, посещение её по воскресеньям входит в морально-социальные обязательства.


В одном классе речь как-то зашла, кто во что верит. Только один американец назвал себя агностиком, остальные верующие, зато студент из Восточной Европы сообщил, что является атеистом. Некоторые люди не могли понять, что это такое. Одна девушка начала его переспрашивать, что это означает: “Ты не веришь, что есть Бог?” — “Нет”. — “Вообще, что-ли? Совсем нет?” — “Вообще”. — “А кто есть?” — “Никого нет, вообще никого. И после смерти ничего нет”. — “Ого”. Было заметно, что она искренне удивлена и ранее с подобным мировоззрением не встречалась.


Раз речь идёт про религиозность, то добавлю, что сексуально-раскрепощённые вечеринки, которые могут представляться при словах “американский университет”, казались в американском университете намного менее вероятным явлением, чем, скажем, на условном “дне группы” в отвлечённом российском вузе, как раз потому, что многие американские студенты настолько религиозны. То есть, для России, например — если не брать в расчёт национальные регионы — достаточно редко, чтобы кто-то серьёзно рассуждал на тему “секса до свадьбы быть не должно”. Среди американцев была такая категория людей, причём это касается и девушек, и юношей, и они не были зациклены на религии, обычные ребята. Как минимум, изрядное количество человек считали, что если уж секс есть, то они взяли на себя обязательства, дело явно движется к свадьбе, и никак иначе.


Пожилые американские четы часто производили впечатление крепкой пары людей, которые не только всю жизнь друг с другом, но и дорожат этим. Такие семьи, как и семьи других возрастов, можно было наблюдать на спортивных соревнованиях. При университете имелся в наличии свой профессиональный стадион, на котором разыгрывались соревнования по бейсболу, американскому футболу и т.д., а иногда и концерты случались. Спортивные соревнования были обычно масштабными, на них с округи и даже из соседних штатов съезжалось много американских трейлеров, таких домов на колёсах, зачастую очень дорогих, наподобие как в фильме “Знакомство с родителями”.


Народ расставлял трейлеры по кампусу и вытаскивал мангалы в ожидании матчей. Заезжие взрослые американцы очень дружелюбны, а также, вероятно, обстановка располагает их пообщаться, это даже слегка удивляет после сравнительно прохладных отношений между студентами. Приехавшие на матчи жарили мясные сосиски и неоднократно звали меня угоститься бутербродом, когда я проходил мимо. Несколько раз они даже взяли мой адрес, чтобы отправить мне открытку, как они сказали. В итоге на Рождество я, недоумевая, получил несколько посылок с подарками от практически незнакомых людей. Было, конечно, приятно.


Соревнования на стадионе проходили шумно, но без заметных инцидентов. Преступности в студенческом городке я никакой почти не видел, полиции я тоже ни разу не видел. По всему городку были расположены тревожные кнопки, которые предполагалось нажимать в случае происшествий. Максимальное правонарушение, которое я, пожалуй, встречал, это когда в лобби одного из корпусов завалился здоровенный чёрный чувак и со всей дури долбанул по вендинговой машине со снеками. Автомат закачался, и несколько снеков высыпалось в окошко, которые господин вандал подобрал и удалился. Из присутствующих в лобби кто-то посмотрел на него одобрительно (в основном чёрные бро), кто-то неодобрительно, но никаких практических действий и кар, известных мне, за этим происшествием не последовало.


Трудоголизм (или нет) в работе


Заодно довелось мне поработать. Казалось бы, найти работу на кампусе будет довольно трудно, потому что студентов много, и многие не против заработка — а нужно помнить, что в “городе” работы особо не было, потому что города как такового не было, университет был вместо города. Однако как-то так сошлось, что с поиском работы я не перенапрягся, и поработал в двух независимых местах.


Мне нравилось проводить время с ребятами из факультета археологии, с ними можно было выезжать на местные раскопки, поковыряться в земле, выкопать пару древнеиндейских артефактов — романтика. Там же на кафедре я спросил, есть ли какая-то работа для меня, и один из профессоров быстро подобрал мне работёнку, состоящую в том, чтобы зубной щёткой отмывать от грязи найденные наконечники индейских стрел (звучит недурно). Почему-то наконечников было много, так что мыть их можно было бессрочно.


С работой я справлялся плохо. То есть, отмывал стрелы я хорошо, но почему-то у меня уходило на это много времени, точнее, я знаю, почему: мне казалось, что их нужно отмыть кардинально, чтобы хоть сейчас на полку в музей, но мыли их для других целей и в музей выставлять не собирались. В итоге КПД моего мытья был нижайший. Профессор пыхтел, сетовал, что я мою слишком тщательно и слишком медленно, но что-то мне мешало их мыть быстро, иногда бывает такое состояние, называется “тупняк”. В общем, не смотря на плохую работу, меня терпели и не увольняли, так что я их мыл довольно долго, пока не пришлось бросить, так как устроился на обязательную стажировку и совмещать не получалось.


По правилам учёбы, мне нужно было пройти стажировку в какой-то “настоящей компании”, поэтому я обратился в одну из возможных, куда меня взяли. Стажировка могла бы быть неоплачиваемой, что случалось нередко, но мне повезло, так как организация была околобюджетной, наверное, у них подразумевалась оплата стажировок. Суть организации сходилась к тому, что они должны были сводить статистические данные по муниципальным округам, чтобы правильно считать голоса выборщиков. Сказать, что работники организации перетрудились, я точно не могу. Как минимум половину рабочего дня они гоняли кофей и залипали в отвлечённых вопросах. Кстати, американцы на работе гоняют не чай, а именно кофе. Его потребляют в нереальных количествах, такое ощущение, что ни один офис не обходится без кофе. Моя же роль состояла ни в чём. Поначалу мне давали копировать какие-то бумажки, потом я просто много сидел на кухне и пил кофе. Оставшиеся дни мне сказали, что можно вообще не приходить, потому что делать нечего, а заплатили, как будто я продолжал появляться.


Если приглядеться, то различий между стилями работы в этой около-бюджетной организации и какой-нибудь родственной по духу российской мало. Когда сравниваю, то россияне “вроде не бездельники и могли бы жить”, вообще говоря, среди россиян, по-моему, большое количество людей работает очень много и ответственно (хотя есть и прослойка из разряда “вас много, а я одна”), не вывозит именно экономика в целом. Но это уже другая тема совсем.

Показать полностью
196

Учёба в стандартном университете США

На прошлой неделе прочитал на Пикабу несколько коротких постов про образование за рубежом, в США и Германии, и решил добавить свои несколько даймов, потому что

а) почему бы нет,

б) посты местами были чуть идеалистические, как на мой взгляд,

в) любой опыт обладает своими особенностями.

Вообще, обычно я пишу что-нибудь про Канаду, но сейчас у меня перерыв, поэтому есть шанс написать про что-то смежное, накидав примеров из жизни, про то, какие бывают ситуации “в краю далёком”.


Итак, я попал на стажировку в университет США, выиграв некий грант. Университет, в котором я учился, не является супер вузом Лиги Плюща, а его особенность как раз в обычности и приземлённости. Если сравнивать с Россией, то это не Бауманка и не СПбГУ, не ТГУ и не НГУ, а скорее что-то вроде Самарского Университета или Уральского Университета Путей Сообщения (это просто для условного понимания рейтинга в масштабах страны, в остальном сходство невелико), поэтому сказ будет про обычный “уездный” американский университет.


Начать с того, что, несмотря на провинциальность, студентов в университете было очень много, вполне сравнимо с каким-то мелким российским городом (десятки тысяч). Ни к какому населённому пункту университет не привязывался, а являлся по сути градообразующим предприятием. Как мне понимается, для США это нормальное явление, вот здесь можно посмотреть примеры, сколько народа учится в отдалённых университетах.


Краткая выдержка для Лиги Лени по состоянию на 2017 год:

University of Central Florida (66 183 человека)

Texas A&M University (66 069 человек)

Ohio State University (59 837 человек)

Florida International University (56 851 человек)

University of Florida (52 669 человек)


В последнее время это стало более известно, но на всякий случай повторю, потому что не все вращаются в теме образования. В Американских университетах нет сформированных сверху групп студентов, в отличие от российских университетов. То есть, нет единой группы, с которой ты ходишь по всем парам. Вместо этого, ты выполняешь, скажем, некую программу, чтобы получить, например, степень бакалавра. Для получения этой степени есть требования, скажем, тебе необходимо пройти предмет определённой категории, но иногда ты сам выбираешь, какой именно предмет. Часто выбора в предмете нет, но ты всё равно можешь решить, когда ты готов его выбрать, и к кому пойти учиться (один и тот же курс могут читать несколько преподавателей).


Как именно выбираешь — перед началом семестра доступно расписание преподавателей по всем предметам. Каждый преподаватель может взять свою квоту студентов, когда-то она большая, когда-то мелкая, и некоторые преподаватели популярны, а у других репутация подпорчена негативными отзывами. Соответственно, ты хочешь попасть на интересующий тебя предмет к благодушному преподавателю, поэтому надо быстрее записываться на курсы, пока хорошие места не разобрали. Записался там, записался здесь, вот и получилось, что ни у кого нет своей группы, у всех индивидуальное расписание, но студенты, конечно, могут пересекаться на отдельных занятиях.


Кроме того, разные студенты могут записываться на разное количество предметов. Есть некоторый минимум, который нужно поддерживать, но также есть максимум, который можно набрать. Студенты победнее стараются записаться на побольше предметов, так они заканчивают курс быстрее, но напрягаться им приходится больше. Студенты, у которых не так остро стоит вопрос оплаты, могут не торопиться, а спокойно брать профильные предметы вперемешку с непрофильными, для души, так сказать. Кстати, именно так народ получает сразу две специальности. Основная специальность, по которой студент учится, называется major, пусть это будет модная нынче Computer Science, для примера. Но студент может быть фанатом музыки, и записываться на музыкальные предметы, заодно получив музыкальный диплом, это будет называться minor. Как я понимаю, иногда можно вообще учиться ни на что, просто выполняя разные предметы, и потом определиться с профессией.


Мой опыт


Что касается непосредственно моего опыта, то я с радости набрал дополнительную кучу ненужных, но, как мне казалось, прикольных предметов, наподобие японского языка, которые спустя непродолжительное время стали отнимать нереальное количество времени, а мне перехотелось его тратить на что-то прикольное, но бесполезное. Но я понял это слишком поздно, причём “поздно” в двойном смысле. Дело в том, что поскольку студент самостоятельно набирает предметы, ему даётся шанс от предмета отказаться. Например, студент понимает, что с преподавателем они не сошлись характерами, ведь, не смотря на отзывы, подписываешься на кота в мешке, поэтому у студента имеется несколько недель, чтобы оценить уровень профессора, и в случае чего “сбросить” предмет (у “сбрасывания” есть и негативные стороны, не только плюсы). Но пока до меня дошло, было уже позднее того момента, когда можно что-то сбросить, поэтому в паре предметов пришлось держать изумительно хрупкий баланс между тем, чтобы не получить сильно плохую оценку и не потратить на них всё свободное время.


Есть представление, что американцы учатся как монстры, предметы в университете строго по делу и почти никто никогда не списывает. Это не вполне отвечает моим наблюдениям.


Начать с предметов по делу — вопреки возможным мнениям, ряд общеразвивающих предметов в моём университете являлся обязательным для степени бакалавра. На выбор нужно было взять нечто культурное, например, рисование или такой предмет как “Наслаждение музыкой” (это лучший перевод, который мне пришёл в голову для Music Appreciation). Для профессии эти предметы не имеют прямого практического применения и вполне похожи на наши “Культурологию” или “Логику”.


Да, действительно, списывание и плагиат не только строго осуждаются, но и чреваты изгнанием из университета с потерей уплаченных за обучение денег. Но, например, на предмете “Наслаждение музыкой” я заметил несколько студентов, которые не стесняясь списывали, потому что они считали, что предмет барахло, и они сидят на нём просто для галочки. Преподаватель по предмету была очень мягкосердечной латиноамериканкой и никого не кошмарила (как можно, ведь люди пришли наслаждаться музыкой), хотя я был удивлён, потому что до этого ни разу не видел, чтобы американцы списывали, и мне почти начало казаться, что у них это понятие отсутствует в голове как категория.


Вообще, со списыванием отдельная песня. Один из важных предметов назывался “Сочинение на английском для иностранных студентов” (English Composition for ESL Students). Занятия состояли из того, что мы читали короткие эссе на разные темы, а после писали ответные эссе, выражающие отношение к прочитанному. Одним из первых эссе, которые мы прочитали, была душещипательная история про двух не-разлей-вода-друзей, у которых всё шло безоблачно в дружбе до тех пор, пока первый друг не заметил, как второй друг неправедно списывает на каком-то уроке. Это поразило праведного друга до глубины существа, и он стал разрываться между порывом нажаловаться учителю с одной стороны, и прикрыть друга с другой. Естественно, в голове у него пронеслись все мысли благородства и помощи обществу, что если он не преподаст урок ответственности другу сейчас, то в дальнейшем это может привести к катастрофическим последствиям. Тем не менее, он так и не решился пожаловаться учителю, но эмоциональные переживания и разочарование в друге были столь интенсивны, что общение с другом стало постным, и их дружбе пришёл конец. Читатели приглашались написать встречное сочинение на тему, достойно ли поступил смолчавший друг, не смалодушничал ли, когда не стал докладывать учителю о списывании, а также оценить ситуацию в целом.


Всеобщее неприятие списывания производит глубокое впечатление, и (как наоборот списывание в России) это большая часть культуры. Мне очень нравится идея чистоты экзаменов и осуждение плагиата.


Что касается самих предметов, то я не сказал бы, что обучение как-то разительно отличалось от России. Хотя я не видел ни одного преподавателя, который тупо бубнил по бумажке — напротив, преподаватели пытались что-то рассказывать, чертить, суетились, ходили, объясняли — это как правило. Но я не особенно выделял это как достижение, потому что бубнить по бумажке всегда казалось для меня за гранью приличного. В России у меня было много преподавателей, которые что-то рассказывали, и в этом смысле никак не отличались. Я думаю, для США более дико, когда кто-то бубнит по бумажке, потому что навыки общения ценятся высоко, и уважающий себя преподаватель просто не хочет падать слишком низко в собственных глазах, а в остальном ему ничего не мешает.


Это одно из сильных отличий между американским и российским университетом. В российском университете преподаватель как будто несёт бремя социальной роли, он должен соответствовать ожиданиям кафедры, перекладывать бумажки, подлизываться к руководству, “иначе что-то”. Я не работал на кафедре, поэтому не знаю, что иначе, но, как казалось по немедленно “встающим по стойке смирно” российским преподавателям, ничего хорошего. В американском университете преподаватель независим настолько, что он может нести почти любую ахинею, потому что “он так видит”. Наверное, в технических предметах это не прокатит, но в гуманитарных, особенно где требуется формулировать что-то в свободной форме, это даёт такой большой простор для субъективности, что преподаватель может им злоупотреблять. Я бы сказал, что американский преподаватель настолько независим, что может на полном серьёзе утверждать, что Земля плоская, даже если это имеет непосредственную связь с курсом — едва ли его хотя бы кто-то сможет отчитать, а если пойдёт буча, то он всегда отвертится, заявив, что было предложено специальное допущение для стимуляции критического мышления у студентов, и как вода с гуся.


К примеру, препод по English Composition for ESL Students был классическим белым американцем, но со склонностью почтения к азиатам. Почтения к азиатам было так много, что китайцы, которые не очень хорошо говорили и писали на английском, как правило получали четвёрки (B) по его предмету, в то время как менее азиатские ребята не вылезали из троек (C) (ставить пятёрки (A) для него было редким излишеством). А ведь пусть бы это был какой угодно другой предмет, но в отношении English Composition, который напрямую зависит от знания языка, выставление оценок выглядело аномально. И доказать что-то было невозможно. Под конец семестра некоторые европеоидные активисты собрались и попытались накатать коллективные письма сопротивления в деканат с просьбами провести переоценку работ, на что были посланы в длительное пешее странствие, потому что препод это скала, а они сами не “сбросили” его предмет в отведённое для этого время (они не успели разобраться в нужный период).


Если затронуть трудоголизм американцев в отношении изучаемых предметов, то здесь мой опыт местами расходится с общепринятым мнением. Один из классов посещало где-то человек 30, задачей было прочитать к следующей неделе пару немаленьких глав из учебника. На следующей неделе препод раздал всем листы с вопросами, требующими произвольные ответы, чего никто не ожидал. Из всех 30 человек лишь двое получили пятёрки — какая-то чёрная девочка и я, причём просто потому, что только мы реально прочитали учебник, остальные попытались выехать на смежных знаниях. Если вы думаете, что это кого-то чему-то научило, то нет — до конца курса препод устраивал такие же точно опросы, и стабильно получали высокие оценки только я, та самая чёрная девочка и ещё от силы пара человек. Кстати, это был не общеразвивающий предмет, а близкий к профильному, но у него было много смежных вопросов с другими, поэтому народ не особо заморачивался, да и практика нежданчиков была нестандартна, обычно страшные даты известны заранее.


Немного отвлекусь. По невероятному стечению обстоятельств, эта самая прилежная чёрная девочка оказалась в отношениях с моим чёрным соседом по комнате (а я жил в общежитии, потому что по условиям стажировки оно мне оплачивалось), что довольно невероятно на кампус в несколько десятков тысяч людей. Поэтому мне было особенно сочувственно по отношению к ней — я знал, что она старательная и умненькая, а сосед в её отсутствие зависал с несколькими другими барышнями, особенно часто с какой-то белой пухлой особой, с которой они любили залезать под одеяло. Но я в эту историю не лез, ибо не моё дело.


Помимо предыдущего предмета у меня также был один из вариативных предметов, которые обязательны для профильного образования. Трудоголизма там не ощущалось совсем. На самом деле это был самый лёгкий предмет, который можно представить. Начинался класс с того, что препод открывал несколько свежих газет и обсуждал со студентами, человек 10, последние новости. Примерно минут 20 спустя со вздохом преподаватель приступал непосредственно к вопросам предмета, а ещё через минут 10 мы добирались до домашнего задания, по которому он интересовался мнением. Основная проблема этого класса была в том, что он единственный в моём расписании стартовал в 8 утра, и потому каждый раз меня жутко тянуло в сон. Ситуация усугублялась тем, что местные важные новости из газет мне были до лампочки. Мне было так скучно и так сонно, что я закрывал глаза и потихоньку отъезжал в сон прямо на уроке. Отчего было ужасно стыдно, кстати, но я ничего не мог с собой поделать. Кажется, преподаватель считал меня просто отщепенцем, и когда мы встречались с ним взглядом, я читал упрёк и недоумение в его глазах. Тем не менее, спать мне не перехотелось, поэтому ничего не менялось. Готовиться к этому предмету я практически перестал (в такой обстановке легко выезжалось на общих материях), препод мне поставил в конце семестра твёрдую четвёрочку.


Все упомянутые предметы велись урождёнными американцами, кроме “Наслаждения музыкой” (ну и японский вела японка). English Composition и класс на 10 человек велись белыми американцами, класс на 30 человек вёлся афро-американцем.


Не все предметы были такими специфичными, хотя 4 уже довольно много. Как я уже упомянул ранее, чтение лекций по своей сути не сильно отличалось от российского для тех случаев, когда преподаватели рассказывают материал, а не читают по бумажке. Семинары тоже были довольно похожими на российские, так что никакого сверх-преподавания в обычном университете я не заметил. Фундаментальное различие состояло в подходе к выставлению оценок.


Во-первых, в большинстве случаев очень внимательно следили за тем, чтобы никто не списывал и не плагиатил, так что оценки получаются в основном по знаниям, а не по навыкам жульничества.


Во-вторых, формирование оценки было куда как более прозрачно. Обычно оценка расписана по процентам факторов влияния. Например, чтобы получить пятёрку, надо набрать 75% минимум. 10% даёт посещаемость, 15% каждая промежуточная контрольная, которых может быть 3, 15% какая-нибудь специальная работа и 30% финальная контрольная, и это за период в семестр, который длится стандартно месяца 4 (ориентировочно сентябрь — декабрь). Получается, что каждый месяц пишется некий достаточно важный экзамен, и где-то в середине семестра имеется полу-творческое задание.


Это держит в напряжении и не даёт глобально филонить, поэтому такой ситуации, что до сессии можно ничего не делать, а потом всё выучить за две ночи, не возникает — как минимум надо что-то учить каждый месяц, а как максимум готовиться к каждому занятию, потому что когда что-то пропускаешь, то потом трудно навёрстывать, ведь это требует времени. Подготовка к занятиям у меня состояла в основном из чтения литературы, а прочитать и усвоить какой-то объём материала обычно удаётся только за потраченные человекочасы. Кстати, в таком режиме довольно хорошо прокачивается знание иностранного языка.


Мне кажется, это были основные два различия между стандартным российским образованием и стандартным американским. В остальном преподаватели точно также страдали субъективизмом, фаворитизмом, могли быть умнее или глупее, но требовали уважения и признания своей роли. Коммуникативная дистанция между преподавателем и студентами выглядела достаточно неформально, но никто никогда не переходил на панибратство. То есть, препод мог сложить свои ноги в ковбойских сапогах на стол, и просить, чтобы его называли просто “Джек” или “Джим”, а не “мистер Дженкинс”, но никто не рискнул бы хлопнуть его по спине со словами: “Ну что, Джек, вот и конец урока, пойдём бухнём пивка?”


Из того, что ещё можно добавить непосредственно про учёбу — это оплата учебников. Я уже видел в интернетах жалобы, что в России пошла мода ежегодно переписывать учебники, меняя содержание местами, добавляя пару глав и продавая новому курсу как апгрейд. Эта стратегия давно является масштабным бизнесом в США. Считай, если платишь за университет, то сверху также придётся выложить дополнительно круглую сумму за книжки, которые каждый год переписываются, и ориентироваться по старым трудно. Я пытался покупать не всё и ходить в библиотеку — подтверждаю, это путает. Хотя если покупать книги буквально прошлого выпуска, то вроде там меняют не так много, но их быстро разбирали.


Если подводить итог, то университетское образование в США оставило хорошие впечатления, в первую очередь системой оценки знаний. Материала по теме дают достаточно много, но не беспредельно много. В основном нужно постоянно читать, сдавать промежуточные тесты, из которых равномерно и (обычно) по понятным критериям складывается оценка. Курсы разбиты по уровням сложности, курс следующего уровня сложности нельзя брать, пока не закончил предыдущий, например, Biology II нельзя взять, пока не закончил Biology I, а Advanced Biology I нельзя брать, пока не пройден Biology II. Так вот, когда говоришь с человеком, который закончил один из курсов, то возникает ощущение, как будто к нему в голову подключили новый модуль, можно почти всегда быть уверенным, что человек владеет определённым объёмом знаний по теме. Но и это не исключает массовой лености в подготовке, просто шансов проскочить становится меньше, отсюда общий уровень выше.


Если сравнивать с Россией, то зачастую курсы, которые были растянуты на несколько семестров, сохраняли довольно поверхностные остаточные знания у многих студентов, с которыми мне доводилось общаться, материалы по курсам были неопределённого объёма, я часто не понимал, то ли достаточно просто лекций, а то ли надо ещё прочитать кучу дополнительных источников. С другой стороны, почти всегда можно было прохалявить до самого конца семестра и попытаться проканать на экзамене, либо наоборот сдать несколько дополнительных работ и получить автомат, не особенно утруждаясь темой курса. Я уже не говорю про тотальную практику списывания. Лично у меня такое впечатление, что российскому обучению не хватает организованности, методичности в отношении объёма материалов и проверки знаний.


Могу ещё написать про работу во время учёбы и трудоголизм (или его отсутствие) и социальную жизнь в американском университете, но это в другой раз.

Показать полностью
763

Что скрывается за ярким макияжем

Навеяно вот этим постом. От души желаю JulBur скорейшего выздоровления!


Дело было курсе на втором университета. Один предмет у нас читал приглашённый преподаватель, он же практикующий специалист. Времени на все лекции и семинары у него не хватало, поэтому сам лично он вёл только ключевые, а на проходных занятиях его заменяли подчинённые - две замечательных дамы, про одну из которых и пойдёт сегодня речь.


Раннее утро. Сонные студенты готовятся к лекции. Слышу разговор одногруппниц у себя за спиной:


- Кто ведёт сегодня?

- Безбровая, - лениво кидает одна из одногруппниц.

- Ааааа, - понимающе протягивает вторая, шурша тетрадкой.


В аудиторию входит преподаватель, студенты затихают. Александра Валерьевна (назовём её так) объявляет тему лекции и выдаёт первым партам раздаточный материал. Я передаю стопку листочков дальше по ряду, скользнув взглядом по лицу женщины. Минус это мой или плюс, но я никогда не обращаю особого внимания на внешность. Запоминаю человека в общих чертах, не цепляясь к отдельным отличительным признакам. Из всего курса только от меня ускользнуло, что Александра Валерьевна не только аккуратная, собранная и приветливая женщина, предпочитающая яркие цвета в одежде и чёткие линии в макияже, но и то, что брови полностью нарисованы карандашом поверх кожи без волос, глаза за очками в золотистой оправе красиво подведены, но нет ресниц, а у шикарной пышной причёски с кудрями нет натурального волосяного пушка в области висков.


Так выглядит человек, который борется, и тщательно скрывает свою борьбу и её последствия. Очень сильный человек, который улыбается тебе, отвечает на 1000 вопросов студентов, готовит интересный материал для лекций и семинаров и всегда приходит вовремя.


После завершения лекции, обсуждение на соседней парте продолжилось, но в этот раз я молчать не стала:


- Преподавателя зовут Александра Валерьевна.

- А? Ну так я знаю.

- Так и называй по имени. Нет бровей и ресниц, носит парик. Ты два и два сложить не можешь?!


После этого о прозвище преподавателя забыли. Всегда называли по имени и отчеству, даже в разговорах между собой. Вскоре курс закончился и больше мы с ней не встречались. Надеюсь, что борьба с болезнью завершилась её безусловной победой...


Помните, что внешность - это всего лишь внешность. Уважайте людей и будьте тактичны. Вам это ничего не стоит, но может спасти чьё-то сердце от новых ран.


___________________________________


Как-нибудь потом расскажу, как примирялась со своей лысиной после первой химиотерапии. И о своих друзьях из отделения детской онкологии, о судьбе которых я не знаю, но могу только надеяться на лучшее...

Показать полностью
526

Метод ассоциаций

У Алисы международная группа, в смысле – интернациональная.

Из коренных петербуржцев только двое: Саид и Амина. Остальные – набродь, приезжие, вроде нас. Разных национальностей и гражданств.

У Алины, с которой Алиса сидит, финское, у Стаса – немецкое, у Веры – республикакрымское, Женя и Саша – дончане. А Катя вообще гражданка Греции. Казахи, узбеки, украинцы и таджики – учёту не поддаются. Белорусов, правда мало: Алиса.

Первое сентября принесло в учёбу две вещи: объединение с другой, сильно поредевшей после сессии, группой и новую кураторшу.

В присоединенной группе – такой же сборно-интернациональный коллектив, а кураторша - креативная. Ведёт «Культуру речи» - будущим фармацевтам без неё никуда, наверное.

На первом же знакомстве кураторша предложила:

- Давайте будем знакомиться с культурами стран и городов где мы раньше жили, - и на полчаса увязла в рассказе о родном Архангельске.

Отвиснув от сбора грибов архангельчанами, она, наконец, родила гениальное:

- Послезавтра, на моём уроке, вместо темы, каждый встанет, представится и расскажет что-нибудь о своём городе или стране. Так вы быстрее друг друга запомните – методом ассоциаций.

Потом подумала и добавила:

- Что-нибудь коротенькое и яркое: родную песню или стих. То, что даст представление о современной культуре вашей страны. Поняли?

Вечером завтра Алиса терзала нас с котом вопросом – чтобы такое в стихах или песнях рассказать о Беларуси? На полторы отведённых минуты.

Кот, коренной петербуржец, разбирается в культуре Беларуси на уровне брест-литовской ряженки из магазина «7я», поэтому – самоустранился. Гонять мячик. И оставил нас наедине с проблемой.

- Мать, ну что мне рассказать? – добивалась от меня Алиса.

Я терпеливо, по классам, перебрала школьную программу: Янка Купала, Якуб Колас, Максим Богданович…

- Куда тебя несёт, мать? – потеряла терпение Алиса, - Сказано: о современной.

И мы начали с нуля. С песен.

«Чарку на посошок» - гимн тружеников села Алиса петь отказывалась:

- Да ты тронулась: оборжут и зачмырят! – гневно говорила она.

Для замечательного «8 сакавика», снятого с участием харизматичного Шнура, не хватало дамского хора. А так подходило – атмосфера предвкушения праздника на тракторном заводе крайне реалистичная. Как в жизни.

Отмучавшись выбором до ночи мы нашли отличный стих.

Нет, не Змитрока Бядули и не Кондрата Крапивы. Заборный. Он нравился всем моим интернациональным коллегам.

На культуре речи, в рамках полутора отведенных минут, Алиса встала и сказала:

- Привет, я – Алиса. Я из Беларуси. Я прочитаю вам стих.

И прочитала:


Ты ж не жмi мяне к забору,

Не вядзi абы куды,

Я ж не дура гарадская:

Як пажэнiмся – тады.


И её все запомнили.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: