Найдены дубликаты

+30

Гордон-животное!

раскрыть ветку 1
+13
Согласен в отношении Гордона.

Александр Семченко - доктор политических наук. На Ютубе подписан на него. Боюсь, что скоро закончится свобода его.

+14

А что Гордон так распереживался? Украина в полном соответствии с планами Гитлера в его видении становится аграрной страной под управлением мировых корпораций,  трудоспособное население валом валит работать в другие страны, правда, в добровольном порядке, здесь у него неувязочка вышла - он-то имел ввиду бесплатный проезд до Германии в вагонах для скота, а нынешним хохлам приходится дорогу оплачивать. Так что, у соседей дело фюрера живет и процветает.

раскрыть ветку 2
+3

Гордон с каждым днём доказывает какая он конченая мразь

раскрыть ветку 1
+6

Знаете, до этих откровений Гордона я была уверена, что он очень циничный, но умный человек, который прекрасно знает цену всему происходящему в его стране, но несет чушь, т.к. знает, с какой стороны его хлеб намазан маслом. Сегодня я кардинально изменила свое мнение - похоже, бредил он совершенно искренне, и это действительно его точка зрения. Глупость и хитрожопость - это диагноз.

+13
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+5

Как забавно, люди еврейской национальности уже представляют себя на раздаче баварского пива... Еще забавнее, если они уже сами верят в это, а иначе я не понимаю как вообще возможно нести такую дичь, зная, доподлинно, что солдаты вермахта жопу себе подмывали и носки стирали обмылками сваренными из твоих сородичей, а пиво унтерменшам вообще не положено было, никакое. 

+26

Вот как Путин стал президентом, это год так 2000 -2002, баварское пиво уже стояло стеллажами в во всех универсамах, и пить его стало вообще не престижно. Сейчас предпочитаю Тверское фирмы Афанасий всех сортов и Трёхсосенского Самарского завода. Исскуство варить, Варим Сусло ( нефильтрованное ), Дуб и Обруч, Боярин ( всех сортов ). К уровню этого пива баварское с кодом на жестянке 400-- ссаньё в баночке.  

раскрыть ветку 13
+5
тверское рулит ! Афанасий с 2002 года узнал . Конкуренции нет
раскрыть ветку 8
+5

Блин, оно с 96 пошло, в удлиннёных бутылочках. Это вообще сказка была!

раскрыть ветку 2
+3

Афанасий марочное зачет

раскрыть ветку 3
0

Но самое вкусное пиво это Воронежский Змей Горыныч.

+3

Темное-бархатное! Зе бест))

раскрыть ветку 1
+2
Иллюстрация к комментарию
+1

Не раскачивай... почву под ногами утопистов

0

О да, Афанасий, я даже с собой в Москву бутылочку захватил)

+30

благодаря тому, что мой дед и его однополчане прошли от Финской до Одера, я сейчас спокойно могу выпить баварского пива. и любому немцу заткнуть рот.

раскрыть ветку 7
+15

А зачем немцам рот затыкать? Они, по большей части, историю помнят.

раскрыть ветку 4
+7

не все. иногда надо напоминать.

раскрыть ветку 3
-27

А ты тут при чем?))

раскрыть ветку 1
+7

А ты?

ещё комментарии
+1
я правильно понимаю, что эти кирпичи из частей людей?
раскрыть ветку 9
+10

Из частей делали абажуры, перчатки, сумочки... У мыла другая техология.

+9

мыло

+24

эти кирпичи называются хозяйственное мыло .А КАК ИЗВЕСТНО  хорошее хозяйственное мыло получается из "животных" жиров ...

ещё комментарии
0

Где можно купить такое мыло?

раскрыть ветку 1
0

Нюрнбергская фабрика закрылась

0

Он или идиот или придываетсо (гуглим)группировка войск почти в полтора миллиона была собрана у границ Да именно у восточных границ

-6
Даже смотреть этот бред не хочу.
-7

, а, когда, фамилия, характеризует, ?,!,

ещё комментарии
Похожие посты
318

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Источник фото:  Личный архив семьи Ивановых


В охране дворца Цецилиенхоф, где проходила Потсдамская конференция, участвовал уроженец Якутии Василий Иванов. Также он стоял в почетном карауле во время Нюрнбергского процесса. Выходец из маленького села, которому врачи несколько раз отказывали в отправке добровольцем на фронт, прошел всю войну, был разведчиком и одним из первых, кто вошел в бункер Гитлера


Близкие Иванова не забыли своего предка: ставят спектакль по его книге и делают копию уникального мундира, в котором Иванов был очевидцем Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса, чтобы передать его краеведческому музею Якутска. Рассказываем историю солдата, в 17 лет ушедшего на фронт, почти не говоря по-русски, и ставшего разведчиком.


"Ушел добровольцем на фронт"


Василий Иванов родился в Чочунском наслеге (наслег — сельское поселение — прим. ТАСС) Вилюйского района в Якутии. После окончания семилетки решил поступить в культурно-просветительское училище в Якутске. Когда началась война, парню было 17 лет. Несколько раз он безуспешно пытался пойти добровольцем на фронт, но врачи отказывали: в детстве мальчик перенес серьезные заболевания, которые сказались на зрении и общем состоянии здоровья.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Слева: культпросвет-школа в Якутске, 1940 год. Справа: Вилюйск, март, 1940 год

Источник фото: Личный архив семьи Ивановых


Но в июне 1942 года упорный юноша врачебную комиссию все же прошел.


"Дедушку не брали ни по возрасту, ни по состоянию здоровья, но он все равно ушел на фронт добровольцем, прибавив себе год. Его мать Матрена Семеновна очень сильно не хотела его отпускать. Но уходил он на фронт именно ради матери, чтобы ее защитить, потому что больше всего боялся, что фашисты придут и убьют ее", — рассказывает внучка героя Маргарита Попова.

К концу войны Василий Иванов прошел Сталинград, участвовал в освобождении оккупированной Украины и штурмовал Берлин. Воевал в Сталинграде в 68-й гвардейской армии, после ранения на Юго-Западном фронте был командиром отделения 127 пограничных войск МГБ, на Донском фронте в 1-й гвардейской армии 38-й гвардейской дивизии служил разведчиком. Войну окончил 11 мая 1945 года на реке Эльбе под Берлином.


Поверил в Бога


Много было случаев на войне у Иванова. Как потом он рассказывал — именно там он поверил в Бога.


"Была у него алюминиевая фляга, которую он всегда таскал с собой и держал возле сердца. И после войны она всегда была с ним, — вспоминает Маргарита. — Так вот, на ней явственно можно было увидеть три глубокие отметины. Именно столько раз пуля могла попасть ему в сердце..."

Происходили с юношей и мистические вещи. Один раз он вернулся с задания. Зайдя в землянку, от усталости сразу свалился спать. "И вот посреди ночи его будят. Женщина, неизвестно каким образом появившаяся, обращается к нему по-якутски и зовет его по имени. Все повторяет и повторяет, что нужно вставать. Дедушка все никак проснуться не мог, и женщина уже начала злиться, но все равно продолжала его будить", — говорит Маргарита Попова. В итоге Иванов все-таки проснулся и бросился из землянки. Через пару минут прямо в нее угодила бомба.

20 слов по-русски


Когда Василий уходил на войну, он знал всего 20 слов по-русски, но очень быстро выучил не только русский язык — стал разведчиком, брал в плен немцев. Внуки говорят, что дедушка был очень скромным и никогда не хвастался, поэтому для всех не считался из ряда вон выходящим тот факт, что он одним из первых вошел в бункер Гитлера и был единственным из всей Якутии участником Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса.


"С 30 апреля по 5 мая мы охраняли пешеходную дорожку и тайный бункер Гитлера, рейхсканцелярию, труп Геббельса во дворе Министерства иностранных дел, архивы вермахта, НСДАП и СС, личный штандарт фюрера", — пишет Василий Иванов в своей книге "Я вернусь...".

Как рассказывал сам ветеран, труп отравившегося ядом Геббельса с пеной изо рта наводил ужас. И на многочисленные вопросы — действительно ли мертв Гитлер? — он отвечал всегда утвердительно.


История в одном мундире


Китель Иванова был сшит специально для участия в почетном карауле. В нем якутский воин присутствовал на заключительном заседании Нюрнбергского процесса, в том же мундире он стоял в почетном карауле Потсдамской конференции.


"Я волновался настолько, что чуть автомат из рук не выронил", — вспоминает Иванов в своей книге "Я вернусь...".

Далее он описывает прошедшее мимо почетного караула правительство. "Проходя мимо нас, Сталин, который держал в одной руке головной убор, повернул к нам лицо и помахал свободной рукой. Я козырнул вождю привычным жестом". Эту церемонию Иванов называет самым главным событием, произошедшим во время его почетного караула.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Потсдамская конференция, Потсдам, 1945 год

Источник фото: ТАСС


Позднее сослуживцы Иванова шутили, что нельзя мыть лицо, на которое смотрел Сталин.


Послевоенная жизнь


В 1948 году Иванов вернулся в Якутию. По пути домой он посетил много городов, но тем не менее упорно добирался до Вилюйска, где его возвращения дожидалась мать. В своих воспоминаниях Иванов пишет, что никогда не плакал навзрыд, а тут "слезы сами полились ручьем"...


Так началась его послевоенная жизнь. После контузии, полученной на войне, Иванову дали инвалидность второй группы и назначили пенсию в размере 600 рублей — большие деньги по тем временам. Но людям с такой инвалидностью работать было нельзя.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Василий (в центре) с братьями Дмитрием и Михаилом

Источник фото: Личный архив семьи Ивановых


А Василий был полон энергии и работать очень хотел. Поэтому он добился перевода на третью группу инвалидности, которая допускала трудоустройство. Так он стал начальником эксплуатационной части вилюйской тюрьмы, затем был избран секретарем партийной организации МВД и КГБ. В 1959 году он переехал в город Мирный, где всю оставшуюся жизнь проработал в сфере охраны алмазов.


Василий Давыдович ушел из жизни 7 октября 2011 года. Его похоронили в Мирном. После себя он оставил семерых детей, 16 внуков, 14 правнуков. Василий Иванов — почетный гражданин города Мирный Мирнинского района, заслуженный работник народного хозяйства Якутской АССР. Награжден многочисленными медалями и грамотами Республики Саха (Якутия) и Российской Федерации за добросовестный труд.


Китель — селу


В 2000-е годы Иванов передал китель в дар своему родному селу Сыдыбыл в Вилюйском районе.


"Сама в Сыдыбыле не была, но знаю, что в сельском музее есть целый уголок, посвященный дедушке. Ведь он был оттуда родом, и его там до сих пор помнят и уважают", — рассказывает Маргарита Попова.

Китель впервые вывезли за пределы Вилюйского района в феврале 2020 года. В Якутске его внуки решили создать копию мундира и передать краеведческому музею.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Тот самый парадный мундир Василия Иванова

Источник фото:  Юлия Бочкарева/ТАСС


"Сейчас мы подыскиваем материал для шитья копии. Оказалось, что это сложная задача. Материал оказался настолько уникальным, что подходящий найти не так просто. Швея, которая должна изготовить копию, сказала, что такого плотного и качественного материала еще не видела", — рассказывает Маргарита Попова.

Родственники намерены успеть к 9 Мая — сам ветеран всегда хотел, чтобы китель постоянно находился в родном селе.


Проект "Я вернусь…"


Родственники Василия Иванова собираются запустить и другой проект. Книга воспоминаний Иванова "Я вернусь…" вышла в свет в 2011 году. По этой книге будет написана пьеса для одного актера, а остальные участники постановки будут воссозданы с помощью проекций, голографических вставок, видеовставок, игры настроенной светотени, экранов.


Для создания атмосферы будет использована современная электронная музыка, которая сможет воссоздать звуки войны и вплести их в музыкальную структуру спектакля. Также проект планируют дополнить традиционной этномузыкой и национальными якутскими танцами. Создать спектакль семья намерена уже в 2020 году. Копия мундира тоже исполнит в нем свою роль.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Василий Иванов

Источник фото:  Личный архив семьи Ивановых


Сейчас оригинал кителя выставлен в Государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера в Якутске.


Источник ТАСС

Показать полностью 5
44

Герои не из комиксов. Как немцы 5 месяцев ловили советских диверсантов

В английском каталоге спецслужб ХХ века советская ДРГ «Джек» признана одной из лучших за все столетие. Во время пятимесячного рейда бойцы погибали в перестрелках, подрывали себя гранатами, а те, кто выжил, продолжали выполнять задание.

Все не как в кино

Из фильмов мы знаем, что группа диверсантов глубинной разведки – спаянный боевой отряд, который перед заданием проходит серьезные тренировки. В реальности это не так. Один из переживших рейд разведчиков Геннадий Юшкевич вспоминал, что перед выходом они не знали даже имена друг друга. Подтверждается это и документально. ДРГ сформировали 25 июля 1944 года, а забросиили в немецкий тыл 27 июля 1944 года.

Одеты диверсанты были не в советскую или немецкую форму, а в гражданскую одежду. О том, что их забрасывают в Восточную Пруссию джековцы узнали только в самолете. Командиру отряда 27-летнему лейтенанту Павлу Крылаты с позывным «Джек» приказали собрать данные о дислокации войск противника, наличии оборонительных рубежей и готовности немцев к ведению химической войне.

Группа должна была стать «глазами» 3-го Белорусского фронта в предстоящем наступлении на Восточную Пруссию.  Для связи с «центром» в отряде были две рации и радистки – 23-летняя сержант Анна «Лебедь» Морозова и старшина Зинаида «Сойка» Бардышева, которой исполнилось 20 лет.

Всего в ДРГ числилось 10 бойцов. Старшему 29 лет, а младшему 16 лет. На вооружении числилось шесть автоматов ППШ и по два диска к ним, 9 пистолетов ТТ, ножи-финки, гранаты, мины, компасы, бинокли, карты местности за 1914 год. Продпаек состоял из 25 кг. муки, концентратов, тушенка, сало и три килограмма махорки.

Первая потеря

В ночь с 27 на 28 июля 1944 года ДРГ десантировалось в еловый лес рядом с поселком Ляукнен (Громово, Славского района). Первая потеря произошла через сутки. Джековцы переходили мост через речку Парве (Луговая). Диверсантов засекла охрана концлагеря Хохенбрух. Немцы выпустили несколько очередей наугад. Шальная пуля попала в сердце капитан Крылатых. «Джек» погиб на месте, а командование взял на себя 24-летний лейтенант Николай «Еж» Шпаков.

Немцы устроили облаву, но группа вышла из «коробочки», которая вот-вот должна была захлопнуться. Весь август и сентябрь они рыскали по прусским лесам и следили за железнодорожными перевозками на маршруте Кенигсберг (Калининград) — Тильзит (Советск). Информация о количестве вагонов с танками и солдатами три раза в день передавали в «центр». После каждого радиоконтакта бойцы меняли позицию.

«Так будет с каждым из вас»

Все это время они устраивали засады, брали «языков», выходили из окружений, отстреливались от наседающих «фрицев». От немецких овчарок их спали дожди, табак, которыми сбивали след и мины-ловушки. В последние дни августа джековцам сбросили дополнительные боеприпасы, провиант и теплые вещи. Ночью 10 сентября диверсанты услышали вдалеке свист звуковых ракет, которые использовались немцами для координации движения цепей, прочесывающих лес.

В смертельном бою погиб 29-летней разведчик Иосиф Зварика с позывным «Морж». В радиограмме Николай Шпаков докладывал, что из-за плотности цепей врага группа прорывалась из окружения мелкими группами. Утром 11 сентября нацисты засекли Зварика и хотели взять его живьем. «Морж» отстреливался и оттянул немцев на себя. В бою его убили. Позднее джековцы обнаружили истерзанный труп товарища. На его шею немцы повесили табличку с надписью: «Так будет с каждым из вас!»

Остатки группы продолжали выполнение задание. Благодаря радиосвязи джековцы наладили контакт с бойцами из диверсионных групп «Максим» и «Орион». Они несколько раз объединялись для нападения на немецкие объекты. 28 октября отряд «Джек» попал в очередную засаду. В перестрелке без вести пропал командир Шпаков. Выяснилось, что он получил ранение и застрелился.

В этот же день подвернул ногу переводчик группы 24-летний Наполеон Ридевский. Командование взял на себя красноармеец Иван «Крот» Мельников, которому было 24 года. Он разделил группу на две части. Мельников, две радистки, разведчики Иван Овчаров (26 лет) и Иван Целиков (22 года) шли на прорыв. В это время 16-летний Геннадий «Орел» Юшкевич должен был вынести раненого Ридевского.

«Не люди, а тени»

Юшкевич и Ридевский так и не смогли соединиться с основным отрядом. Их спасет семья немецкого антифашиста Августа Шиллята. До января 1945 года крестьяне укрывали советских диверсантов на своем хуторе Минхельвальде. Остальная часть ДРГ прорвались до Велау (поселок Знаменск). Ночью 1 октября им на парашюте скинули контейнер с продуктами, боеприпасами и приказ вести наблюдение и передавать данные о переброске немецких войск по шоссе Инстербург – Норденбург.

Ночью 11 ноября к джековцам присоединился новый командир – 22-летний лейтенант Анатолий «Гладиатор» Моржин, а 19 ноября погиб разведчик Иван Овчаров. Во время боя 29 ноября боец Иван Целиков оказался отрезан от джековцев и присоединился к группе «Максим». Воевал до февраля 1945 года и предположительно умер в 1999 году.

За месяцы рейдов и боев джековцы не разу не развели костра и пробегали за день по 20 километров. Моржин послал командованию радиограмму: «…это не люди, а тени. За последние недели они настолько изголодались, промерзли и продрогли в своей летней экипировке, что у них нет сил держать автоматы».

«Гладиатор» запросил разрешения прекратить операцию и прорываться в Польшу. «Центр» – разрешил. Бойцы пережили полтора десятка облав, а 27 декабря группа попала в засаду. Зинаида «Сойка» Бардышева получила ранение и застрелилась, Иван «Крот» Мельников погиб во время контратаки. Лейтенант Моржин в этом бою пропал без вести. По неподтвержденным данным, был взят в плен, после войны репрессирован СМЕРШем.

«Умерла хорошо»

Уйти от карателей удалось только Анне «Лебедь» Морозовой. Она сохранила рацию, и 30 декабря 1944 года передала в «центр» подробности последнего боя и предсмертные слова Зинаиды Бардышевой: «Передай маме. Сделала все, что смогла, умерла хорошо». Радистка Морозова погибла на следующий день. Оказавшись в окружении, она уничтожила шифры передатчика и подорвала себя гранатой.

Юшкевич и Ридевский дождались прихода Красной армии и попали в поле зрение СМЕРШа.  Ветеран живет в Минске и говорит, что не любит ходить на 9 мая в школу. Правда войны очень жестока, а врать детям он не хочет.

Мой телеграм-канал Мертвая голова.

Показать полностью
209

Немного про "Иосифов Сталиных"

Автор: Никита Шмик.

Немного про "Иосифов Сталиных" Cat_cat, История, Танки, Техника, Военная техника, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Давайте поговорим про Иосифа Сталина. Вернее даже про Иосифов Сталиных, про танки ИС то бишь. На самом деле, этим машинам очень не повезло по довольно банальной причине. Так уж сложилось, что иногда даже умные и разбирающиеся люди, когда речь заходит о назначении той или иной боевой техники, обращают внимание в первую очередь на её ТТХ. Практически не затрагивая ни концепцию применения ни то, как эта самая техника встроена в оргштатную структуру армии. И ИСы – это практически идеальный пример того, к насколько противоречащим реальности выводам может привести такой подход.


Итак, зачем же РККА нужны были танки ИС и в особенности ИС-122? Более чем уверен, большинство из Вас ответит, что то были штурмовые машины, танки прорыва и т.д. И правда, ИС (если мы говорим про наиболее массовую модель со 122-мм пушкой) обладает весьма мощным, но при этом не очень скорострельным орудием, первое полезно при борьбе с долговременными укреплениями, второе же сильно мешает эффективно воевать с танками. При этом у него довольно мощное для своего времени бронирование, и оно не сильно дифференцированно (то есть броня в бортовой проекции слабее лобовой, но не во многие разы), это тоже спасает при прорыве оборонительных линий, ведь любая адекватная ПТО строится на ведении огня во фланг. Да здесь можно добавить ещё много всякого, но в общем вывод, кажется, очевиден: танки ИС (если конкретнее, части, в которые они объединялись – тяжёлые танковые полки и бригады) были наиболее эффективны и использовались для непосредственной поддержки пехоты при взломе долговременной обороны.


Но что же думали о применении ИС-122 люди, которые иногда и непосредственно посылали их в огонь? Здесь нам помогут различные директивы и указания по боевому использованию, выпускаемые управлениями бронетанковых и механизированных войск как отдельных фронтов, так и Красной армии в целом. То были довольно своеобразные документы, целью их было и обобщить уже имеющийся опыт, и одновременно разработать рекомендации для действий в будущем.


Я процитирую «Указания…» от апреля 1945-го. Да, они довольно поздние, но в отличие от более ранних документов (ссылки постараюсь прикрепить внизу) максимально конкретны и не допускают разноречивых трактовок:

«2. Основным назначением тяжёлых танковых и самоходных полков, тяжёлых танковых и самоходных бригад является борьба с тяжёлыми танками и самоходными орудиями противника. Кроме того, на отдельные тяжёлые танковые и самоходные полки может быть возложена задача по уничтожению укреплённых огневых точек противника.».

Неожиданно, правда? Но дальше – больше:

«4. Применение тяжёлых танковых и самоходных бригад даёт наибольший эффект в составе танковых армий, танковых или механизированных корпусов, в особенности при действиях в оперативной глубине обороны противника…».

А ведь эти самые танковые и механизированные корпуса (из которых и собирались танковые армии) – это подвижные соединения. В нормальной обстановке они в принципе не должны долговременную оборону взламывать, а действуют исключительно через уже созданный прорыв: громят тылы, замыкают окружения, сражаются с подходящими резервами противника, и прочая, и прочая. Кроме того, пункт про борьбу с танками тоже вызывает вопросы…


На самом деле, тут всё довольно просто. Допустим, мы прорвали фронт и вывели свои подвижные части в оперативную глубину, противнику это, естественно, не понравится, и он бросит в бой свои части, желательно тоже подвижные. Так получилось, что основным противником РККА был Вермахт, а основными подвижными соединениями Вермахта – танковые дивизии. К описываемому периоду не малую часть их боевой мощи составляли различные бронетанковые части: танковый полк, один из батальонов которого имел на вооружении «Пантеры», а другой – Pz.Kpfw. IV, противотанковый батальон с различными самоходками, от StuG’ов до Jagdpanzer IV. Несложно прикинуть, что средства, имеющиеся в распоряжении танкового или механизированного корпуса (Т-34-85 или M4A2 (76) в танковых частях, 57-мм или 76-мм пушки в противотанковом полку, СУ-85 из самоходно-артиллерийского полка), могут испытывать некоторые затруднения при борьбе с частью этого немецкого зоопарка. А если танковая дивизия получила на усиление батальон «Тигров» или КТ… Да, на конкретном поле бое всё будет зависеть от обстоятельств и решений конкретных людей (привет, Лисув), однако в целом такая ситуация жизнь объективно осложняет. Но всё меняется, если наш корпус получает тяжёлый танковый полк. Даже для батальона «Пантер» или «Тигров» два десятка ИСов (к тому же прикрываемых другими танками) станут тем ещё «крепким орешком». Причина донельзя банальна: на основных дистанциях боя (1-2 км) ИС-122 абсолютное большинство немецких танков может поразить с куда большей вероятностью, чем они его. Именно в этом и заключалась, так сказать, суть данной машины.


Причём, работает это правило, даже когда речь заходит о непосредственной поддержке пехоты во время прорыва фронта. Немцы в организации обороны понимали едва ли не больше всех остальных, а потому контратаки по наступающим очень любили и проводили их, когда можно и когда нельзя. Естественно, не брезговали они при этом и бронетехникой. И тут двигавшийся за стрелками «Сталин» вновь становился трудно убиваемой и крайней «кусачей» целью.


Ну и раз уж всё-таки дошли до прорывов и штурмов. Разумеется, ИСы в них использовались, но наиболее массовый характер это явление приобретало там, где ИСов было много. Когда, условно говоря, можно выдать каждому танковому/мехкорпусу по тяжёлому танковому полку и ещё останется. Там же, где их было в обрез, ИСы предпочитали отправлять по назначению, на качественное усиление подвижных соединений. Например, с лета 1944-го и по конец войны в составе 2-го и 3-го Украинских фронтов успело провоевать, как минимум, четыре полка ИС-122. И лишь один из них использовался как часть непосредственной поддержки пехоты, все остальные входили в состав танковых соединений или объединений.


В качестве заключения. ИС, по многим причинам, не был лучшим танком Второй мировой. Однако называя его машиной для прорыва обороны, мы невольно принижаем грозный инструмент в первую очередь манёвренной войны до уровня неказистых «ромбов» времён ПМВ. По-моему, это не совсем справедливо.


Как и было обещано:

pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=455171972 (Положение по боевому применению тяжелых танковых и самоходно-артиллерийских бригад)

pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=450064853 (Указания по боевому использованию танковых полков ИС-122 и самоходных артиллерийских полков ИСУ-152)

pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=454309838 (Указания по боевому применению гвардейских тяжелых танковых и самоходных артиллерийских полков)


Полный документ см. pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=455725424

Немного про "Иосифов Сталиных" Cat_cat, История, Танки, Техника, Военная техника, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_145296

Автор: Никита Шмик (@Romanos575).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257645598

Личный хештег автора в ВК - #Шмик@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 1
210

Война это не только солдаты и героические поступки, но так же горе и страдание народа в чей дом она пришла

Это история из детства моей бабушки Нины 1934 года рождения, рассказанная от ее имени, она «Дитя Сталинграда».


Удостоверение «Дети Сталинграда» выдается гражданам Российской Федерации, постоянно проживающим на территории Волгоградской области, находившимся в несовершеннолетнем возрасте в период с 23 августа 1942 г. по 2 февраля 1943 г. на территории, охваченной боевыми действиями.


Мы жили в своем доме на улице Красносельской в Ворошиловском районе, рядом с кондитерской фабрикой. Когда война пришла в наш город, мне было 8 лет, я собиралась в школу. Мне уже и портфель купили, и форму к школе. Помню, день был воскресным, мама пришла с рынка принесла большую дыню, мы её ели. Затем я побежала к подружке, Тамаре, мы с ней играли. Неожиданно завыли сирены воздушной тревоги и стали падать бомбы. Мама подруги сказала мне: «Беги скорее домой!». И я побежала, а мама моя бежала мне навстречу. Я с горы, а она в гору, и как увидела меня, схватила, упала на меня, закрыла собой. Мы долго с ней лежали, а потом понемножку стали перебегать до своего бомбоубежища. У нас было большое бомбоубежище с двумя ходами, мы потом там все время были.


Как в 16 часов завыли сирены воздушной тревоги, так она и не отключилась, пока не освободили Сталинград. Самолеты летали волнами: пролетят одни, сбросят бомбы, следом за ними другие бомбят. Кругом всё горело: горела фабрика рядом с домом и школы, и больницы, и дома, и люди которые не успели спрятаться, буквально всё – одним факелом. Когда самолеты отбомбили, мама схватила нас, пятерых детей. Меня вела за руку бабушка. Мама намочила фуфайку и одеяло, которыми мы укрылись и побежали в сторону кладбища. Кладбище тогда было наиболее безопасным, там нечему гореть и их не бомбили. Шли по горящим улицам. На горе стояли три большие цистерны с мазутом, в них видимо попали бомбы, от дыма было темно, стоял смрад, мы задыхались.


Когда все прогорело, мы вернулись к дому, на его месте было пепелище, так мы стали жить в бомбоубежище. Воды нигде не было, еды никакой не было, всё сгорело. Поэтому мама с моей старшей сестрой, которой тогда было 12 лет, ходили на элеватор. Там на улице было много пшеницы, она тоже горела. И вот они ее разгребут и выберут, то, что осталось. Днем ходить было нельзя, постоянно кружили самолеты, поэтому ходили ночью. А воду мама носила сама в бидончиках из родников в балках Царицы. К Волге подойти нельзя было, мало того что по ней все плыло и горело, так и берег постоянно простреливался.


Что еще мы ели? Жил сосед – цыган, у него была бричка с лошадью. Немецкий самолет гнался за ними, пока не расстрелял. И вот мы ночью обрезали мясо с этой лошади. Мама принесла бочонок, каску, засолили это мясо, потом отмачивали и ели. Еще искали жженый сахар у сгоревшей кондитерской фабрики. Так и выживали. В школу попала только когда город стал отстраиваться. На фотографии наш второй класс Сталинградской школы №47.

Война это не только солдаты и героические поступки, но так же горе и страдание народа в чей дом она пришла Война, Дети, Сталинград, Великая Отечественная война, Истории
Показать полностью 1
314

Токаев: Мы в Казахстане категорически против искажения истории

Токаев: Мы в Казахстане категорически против искажения истории Война, Казахстан, Великая Отечественная война, СНГ

Великая Отечественная война стала большим испытанием для всех народов Советского Союза, в том числе и для казахского народа. В годы войны в Казахстане на фронт было мобилизовано свыше 1 млн. человек. Можно отметить, что на сегодняшний день в Казахстане практически нет ни одной семьи, которой бы ни коснулась эта война. Более того, многие казахстанцы попали в самый разгар войны: в битву под Москвой и Сталинградом, в освобождении Европы и взятии Берлина. По данным исторических сведений, за годы войны в Казахстане было сформировано свыше 50 полков и батальонов, 7 стрелковых бригад, 16 стрелковых и кавалерийских дивизий.

«Война явилась переломным и поворотным пунктом и в истории казахского народа, оставив неизгладимый след в сердцах миллионов наших соотечественников» - писал, герой войны, выдающийся военачальник Бауыржан Момышулы.

Сегодня руководство независимого Казахстана с гордостью относится к вкладу казахстанцев в эту войну, которую вправе считать частью своей национальной истории. Благодаря победе Советского народа и его союзников во второй мировой войне в мире произошли кардинальные изменения, которые до сих пор определяют устройство всего мира.

Однако в наше время мы всерьез столкнулись с проблемой прямой фальсификации истории. История как наука перестала быть только историей, но превратилась в политический инструмент, в средство для достижения вполне конкретных целей, в первую очередь, политических. Стоит отметить, что с попытками фальсификации истории мы сталкиваемся в первую очередь со стороны целого ряда западных государств. Кроме того, часто этим занимаются научные центры, которые в том числе финансируются правительством.

Историческая память о предках играет значительную роль в устойчивом социально-экономическом и политическом развитии страны. Выступая на заседании совета глав государств СНГ в Ашхабаде президент Казахстана К. Ж. Токаев выразил официальную позицию Казахстана по данному вопросу: «В те героические годы наши народы, включая казахстанцев, встали единым несокрушимым фронтом перед лицом нацистской угрозы. Увековечение памяти павших на полях сражений, воздание почестей ветеранам и труженикам тыла остается нашим общим долгом. Мы в Казахстане категорически против искажения истории Второй мировой войны», - сказал Токаев.

Под руководством К. Ж. Токаева в Казахстане с целью сохранения памяти о подвигах казахского народа в годы войны в республике проводится целый комплекс мероприятий. В частности, накануне 75-летия Победы в республике стартовала эстафета памяти «Мы – наследники Победы». В рамках акции члены Акмолинской Ассамблеи посещают ветеранов на дому, помогают с бытовыми проблемами, развозят лекарства, продукты и вещи подопечным. Данная помощь становится особо актуальной на фоне распространения пандемии, когда ветераны даже не могут выйти на улицу.

Отрадно понимать, что всенародно избранный Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в качестве одного из первых шагов на посту руководителя страны обратился к отечественной истории и обозначил приоритеты. Ведь главная задача всех сознательных сил общества — решительное противодействие попыткам перечеркнуть фронтовые биографии наших отцов, стереть имена наших предков, захороненных в тысячах братских могил.

«Фальсификация истории Великой Отечественной войны в угоду политическим интересам недопустима — это особенно важно для нынешнего и подрастающего поколения наших стран, чтобы они правильно понимали историческое значение Великой Победы над нацизмом» - отметил Токаев выступая на акции «Эстафета памяти».

В настоящее время всем странам-участникам СНГ следует особое внимание уделить приоритетности объективного отображения истории Великой Отечественной войны и подвергнуть осуждению попытки пересмотра ее итогов, преуменьшения роли Советского народа в разгроме фашизма. Объективное отражение истории будет способствовать укреплению дружбы между народами, воспитанию молодежи на примерах мужества и героизма.

Показать полностью
44

Можайский укрепрайон (Можайская линия обороны)

В этот раз мы подготовили большой фильм о Можайском укрепрайоне №36.


В 1941 году здесь проходили ожесточенные боевые действия. На 125-м километре Минского шоссе сохранилось несколько дотов, рвов и т.п. Осматриваем, изучаем, сопоставляем кадры.

Приятного просмотра!

86

Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов

Добрый день. Хотелось бы поделится уникальной пропагандистской листовкой, которую немцы печатали для красноармейцев. Нацисты понимали, что советские граждане обладают разными взглядами, а потому пропаганда была различной: антисемитская, монархическая, патриотическая и даже коммунистическая, с целью критики Сталина.

Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов Война, Пропаганда, Политика, Великая Отечественная война, Листовки
Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов Война, Пропаганда, Политика, Великая Отечественная война, Листовки
90

Раскаяние бывшего полицая: «Смалодушничал и согласился служить у оккупантов»

Добрый день. Сегодня хотелось бы поделится примечательным письмом. Исповедь предателя, который получил прощение.  

Раскаяние бывшего полицая: «Смалодушничал и согласился служить у оккупантов» Полиция, Война, Великая Отечественная война, Предательство, Фронт

Я решил обратиться в редакцию газеты «Сталиногорская правда» с просьбой довести до сведения читателей нижеследующее:

В период Великой Отечественной войны, когда все честные советские люди боролись против немецко-фашистских захватчиков, я, оказавшись на временно оккупированной территории, смалодушничал и согласился служить у оккупантов. В течение некоторого времени, будучи полицейским, помогал немцам в установлении фашистского порядка.

После окончания войны я вернулся из Германии на Родину и был привлечен к ответственности за совершенное преступление по нашим советским законам.

Вместо того, чтобы честно отбыть положенный мне срок в местах заключения и тем самым искупить свою вину перед народом, я бежал, воспользовавшись документами односельчанина, сменил фамилию.

И вот с 1948 году проживаю под чужой фамилией. Работал на шахте грузчиком, крепильщиком. К работе всегда относился добросовестно. Имею две почетные грамоты.

Но тяжелое черное прошлое все время тяготило меня, мешало спокойно жить и трудиться. Малейший стук в дверь, появление в районе моего дома сотрудника милиции или просто постороннего человека — все это настораживало меня, и мгновенно возникала мысль: пришли за мной.

А повсюду кипит жизнь, кругом все строится, все создается, и это делается руками честных советских людей, которые самоотверженно трудятся и спокойно отдыхают.

С каждым годом на душе у меня становится все тяжелее, и, наконец, так дальше жить — стало просто невозможно.

Я пошел в органы госбезопасности и честно рассказал там о своем прошлом. Ко мне отнеслись внимательно, учли чистосердечное раскаяние и мое добросовестное отношение за все эти годы к труду, а поэтому никаких репрессивных мер по отношению ко мне не приняли.

Теперь я спокоен и смогу снова честно трудиться на благо Родины под своим настоящим именем.

Хочу через вашу газету сказать большое спасибо органам советской власти, которые помогли мне восстановить законное имя.

Доверие к себе постараюсь оправдать, честным, добросовестным трудом на благо нашего народа.

г. Сталиногорск, пос. Шамотного завода

21 января 1961 года

Показать полностью
232

Управление армией

Автор: Виталий Илинич.

Управление армией Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Длиннопост

Командирский БТР с мощной радиостанцией позволяет командиру моторизованного корпуса (в данном случае Гейнц Гудериан) быть в контакте с командованием армией (или танковой группой), надежно управлять дивизиями, оставаясь при этом подвижным и защищенным от случайных обстрелов или стычек с блуждающими по лесу окруженцами


Нам часто кажется, что армия времен ВМВ (да и в целом второй половины 20-го века) какая-то слишком медлительная и, как бы, задумчивая в своих действиях. Везде есть какие-то «глупые» уставные нормы, правила, ограничения, которые только мешают действовать быстро и реагировать мгновенно, какие-то глупые боевые порядки, из-за которых нельзя встретить противника огнем сразу всех средств в первой линии, и так далее. Стоит только снять все эти устаревшие ограничения, и все сразу станет хорошо. Так ли это? Давайте посмотрим.


Казалось бы, почему на марше танки не могут ехать не 20 км/ч, а 50, или хотя бы 40? Ведь технически они вполне могут это делать, тем более по дороге. Почему нельзя поставить зенитные орудия в первую линию, чтобы они боролись с танками? Почему нельзя быстро перекинуть часть с одного участка на другой? Почему нельзя собрать все силы в кулак и ударить? Почему нельзя просто так перемешивать боевые порядки частей? Зачем вообще нужны какие-то боевые порядки? Почему наличие раций порой важнее наличия мощных пушек? Почему, блин, все так сложно?


Все дело в том, то одной из наибольших сложностей и одновременно самое важное, что нужно обеспечить, это управление войсками. И здесь между обычным современным человеком и пониманием этого стоит несколько преград. Одна из них — это отсутствие опыта управления хоть сколь-нибудь крупным количеством людей, желательно еще распространенных по большой площади. Вторая — это очень большое влияние компьютерных игр и их особенностей, а также современных средств связи. Большинство людей просто не могут представить себе, как сложность управления растет с увеличением масштаба, и какие трудности возникают на пути передаваемых указаний. Как например когда вы организовывали встречу 10 человек в центре города, а потом внезапно выяснилось, что требуется изменить время и место встречи за два часа до начала, при этом ни у кого нет мобильных телефонов, а кое у кого — и обычных домашних, не говоря уже об интернете (нормальная ситуация для, например, 90-х годов, мы подзабыли, просто). А теперь представьте, что их не десять, а несколько тысяч (а это даже еще не дивизия, пехотный полк может насчитывать две-три тысячи человек, и даже больше)

Управление армией Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Длиннопост

Та же машина, но на местности — проходимость полугусеничных машин была высокой, хоть и отставала от танковой


Давайте представим себе. Вы играете в компьютерную игру, что-то типа стратегии в реальном времени или варгейма, вам нужно, чтобы ваши «юниты» отправились и уничтожили атакующую группу противника. Как вы это сделаете? Вы увидите на экране, что вас атакуют в таком-то месте, посмотрите кто атакует, в каком составе и количестве, затем, грубо говоря, обведете рамкой кучу своих бойцов и отправите их в бой. Два щелчка мыши, и они уже бегут в нужном направлении, независимо от того, где находились до этого, и что вокруг них происходило. Как же это будет происходить ближе к реальности какого-нибудь 44-го года? Опишу в общих чертах.


Представьте, что вы играете в компьютерную игру, но на монитор смотреть не можете (его нет), есть бумажная карта. О том, что происходит на поле боя, вам сообщают по телефону, при этом слышно плохо, а потом и вовсе связь прерывается, и информацию вы узнаете, когда к вам через время прибегает специально посланный человек, который и сообщает вам все, что было известно на момент, когда его отправили. Разумеется мышки и клавиатуры у вас тоже нет, и чтобы вызвать, например, артподдержку, вам нужно установить, где и какими силами ведется наступление, а затем «позвонить» артиллеристам и дать указания. Чтобы отдать какое-то приказание батальонам своего полка, вам нужно позвонить их командирам, и объяснить, что вы от них хотите, либо, если связи нет, отправить человека с приказом куда-то туда, в гущу боя. Он может, кстати, и не добраться. На уровнях ниже все примерно так же, хотя командный пункт может находиться ближе к передовой и командир, например, батальона, вполне своими глазами видит поле боя. Однако деталей все равно не видно, да и поле боя — не театр, оно в дыму и разрывах снарядов, о состоянии подразделений ему будут сообщать опять же по телефону или пешим посыльным, приказы будут передаваться так же. Это не говоря еще о том, что если с командного пункта видно поле боя, с этого поля боя может прилететь снаряд, и подразделение временно останется без управления. Если вы командуете полком, то под вашим началом многие сотни людей, в каждом батальоне уже несколько сотен, все они разные, есть куча промежуточных командиров, до каждого из которых нужно как-то доставить приказ и получить от него донесение.

Управление армией Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Длиннопост

Немцы уделяли огромное внимание самоходным радиостанциям на базе БТР — в некоторые периоды почти 20% всех средних БТР выпускалось в виде самоходных радиостанций, а в моторизованном пехотном полку 44-го года по штату из 120 средних БТР 26 было машинами связи разных видов (в том числе 7 — машины проводной связи)


Понятно, что при таком виде управления невозможна никакая быстрая (в понимании современного человека) реакция на изменяющуюся обстановку, а ведь мы еще даже не говорим о том, что бойцы и командиры могут вас неправильно понять, или вообще решить самовольно действовать по другому, считая, что им на месте лучше видно. Иногда они будут правы, иногда — нет, так как они ведь не знают ситуацию в целом. Соответственно очень и очень важно, чтобы части как можно дольше сохраняли порядок и имели определенный запас прочности на «задержку реакции».


Этому помогают «боевые порядки».


Если мы поставим все в первую линию (очень многие предлагают такое решение, считая, что тогда больше стволов будет стрелять по наступающим), то противнику будет проще разведать всю систему нашей обороны, после чего уничтожить ее артиллерийским ударом, а затем, продавив в одном месте, «свернуть» фланговой атакой вдоль позиций, а поскольку в глубине ничего нет, то ничто не будет мешать его движению вглубь (сам по себе прорыв линии обороны не самоцель, он нужен для обеспечения движения в глубину — на оперативный простор). Оборона же, имеющая глубину, держится дольше и имеет запас прочности. Одновременно с этим углубляющийся в оборону противник оказывается перед лицом фланкирующих позиций (позиций, стреляющих с фланга), а то и в огневом мешке, его порядки растянутся, смешаются, танки оторвутся от пехоты, потеряют связь с артиллерией, ему потребуется время на перегруппировку, подтягивание отставших, перемещение артиллерии. Опять же, в дивизии есть большое количество различных средств, которым в общем случае не место в первой линии, несмотря на то, что они могут стрелять по противнику прямой наводкой. В первую очередь речь об артиллерии общего назначения и зенитной артиллерии, но во многом также и о танках. Артиллерия общего назначения — это одна из важнейших первичных целей атаки противника, так как она обладает колоссальной огневой мощью, которую может реализовать вне визуального контакта и на большой дистанции. Чем дольше артиллерия живет в бою, тем дольше часть может вести бой, и тем эффективнее будет оборона. Только в самом крайнем случае, когда танки уже прорвались к позициям артиллерии, она может начать стрелять прямой наводкой (изредка, конечно, если основную проблему представляют из себя именно мощные танки противника, недоступные противотанковой артиллерии, тяжелая артиллерия может применяться против них целенаправленно). То же самое с зенитными пушками и автоматами. Находясь, например, на позициях противотанковой артиллерии, зенитная либо не сможет работать по воздушным целям, либо будет быстро уничтожена, раскрыв свои позиции (открывшие огонь по воздушным целям пушки и автоматы будут выявлены наблюдателями и обстреляны). Поэтому даже если зенитная артиллерия и используется как противотанковая, размещается она в глубине обороны (хотя, опять же, бывает всякое). Это не говоря еще о том, что зенитные пушки заметно больше и тяжелее противотанковых и для них сложнее подготовить позиции (для противотанковых пушек, кроме самых тяжелых, можно подготовить позиции, в которых и орудие, и расчет укрыты от огня артиллерии, а после окончания артподготовки орудие выкатывается расчетом из укрытия, с зенитным же орудием такое сделать намного-намного сложнее — копать в разы больше, выкатывать на позицию сильно дольше). Танки в обороне используются в основном для контратак, а потому должны находиться сосредоточено и в готовности к нанесению удара.

Управление армией Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Длиннопост

Имелись машины связи с мощными радиостанциями и на низовом уровне — в ротах, но не стоит думать, что на всех уровнях использовались одинаковые мощности радиостанций. Для разных уровней командования выпускались варианты машины с соответствующим радиооборудованием


Вообще я должен сказать, что, на мой взгляд, самое главное на войне — это управление войсками, потому что без управления это не войска, а просто толпа вооруженных людей. Затем идет снабжение, потому что какими бы мощными ни были огневые средства, без боеприпасов и топлива они никак не смогут себя проявить. И для обоих процессов огромную роль будет иметь порядок. Только имея известную и устоявшуюся структуру, понятные и отработанные действия и четкое понимание того, когда, где и в каком порядке должны находиться те или иные части, и что и как они будут делать, позволяет управлять ими и организовывать снабжение. И только с понятными и четко работающими структурами и порядками армия может некоторое время работать при потере командующего. Если в компьютерной игре потеря командующего (вас, то есть) практически невозможна, вместе с этим закончится сама игра, то в армии временная потеря управления происходит сплошь и рядом, но если боевые порядки не смешиваются, каждый знает устав (где написано в общих чертах, что и когда нужно делать), задачу, и понимает свою роль, а низовые командиры сохраняют контроль над своими подразделениями, соединение будет обладать тем самым запасом прочности и сможет просто продолжать выполнять свою задачу.


Не менее важным в данном случае является грамотное передвижение. Нам может показаться, что если танк может ехать не 20 — 25 км/ч, как он едет в колонне, а, например, 40 (как некоторые танки уже во время ВМВ вполне могли, и это не предел), то достаточно лишь всем танкам ехать с такой скоростью, и все части сразу же станут быстрее. Однако важно понимать, что танк на дороге не один, и даже подразделение танковое не одно, в передвижениях всегда участвует огромное количество различной техники, и чем больше техники участвует в передвижениях, тем важнее не скорость каждой единицы, а безотказность, надежность и соблюдение правил движения, так как любое отклонение от правил может привести к образованию пробок, да таких, что пробки в Москве в час пик могут показаться лишь небольшим недоразумением. Все должны двигаться со строго установленными скоростями, которые обеспечивают уверенное движение без переутомления водителей, излишнего риска аварий и поломок. Только так офицеры, ответственные за логистику, смогут рассчитать пропускную способность дорог, установить расписание движения и направить потоки транспорта в нужном направлении. Не стоит забывать и о существенном ограничении обзора и возможностей управления на скорости, особенно у гусеничной техники. Передвижение в таких условиях по дорогом со скоростью в 40 км/ч будет просто опасным и приведет к травмам, поломкам, авариям, потере людей, техники и времени.

Управление армией Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Длиннопост

В танковом полку машины связи были на базе танков — порой они даже не имели оружия, кроме пулемета, а ствол «пушки» был бутафорским, чтобы противник не мог отличить командирскую машину от линейной


Армия ни от чего не зависима более, чем от надежности управления и снабжения. Поэтому в армии такое большое количество различных уставных норм, регламентов, порядков и четко обрисованных предписаний, знание которых обязательно. Управление — это предсказуемость действий армии для ее командования на всех уровнях, знание о своих силах и сбор данных о силах противника, своевременная доставка информации между участниками, расчет действий на будущее. Чем крепче управление, тем дольше армия сохраняет боеспособность, тем эффективнее ее удар, тем больше натиск, тем быстрее передвижения, и тем проще организовать снабжение. Уставные нормы, правила, различные ограничения и боевые порядки нужны для того, чтобы при передвижении, в бою, под действием артиллерии, авиации или в иных сложных ситуациях, армия не теряла самообладания и продолжала действовать так, как должно, и, с одной стороны, не требовала постоянного контроля «игрока», то есть вышестоящего начальства, а с другой — всегда имела набор четких указаний и понимание, что делать, если контроль на время пропадет.


Источник: https://vk.com/wall-162479647_144147

Автор: Виталий Илинич. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269606747

Личный хештег автора в ВК - #Илинич@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 4
456

«Молодой мужчина в возрасте 16 лет ломом за час убил 50 человек»: Каунасский погром

Известный историк Ю.Кантор пишет:

«С самого начала войны мишенью литовских коллаборационистов стало еврейское население. Когда летом 1941 г. по Литве прошли погромы, их первой жертвой была еврейская интеллигенция, верующие иудеи — раввины и студенты еврейских религиозных школ.

Объектом издевательств погромщиков становились не столько коммунисты, сколько ортодоксы и вообще верующие евреи, а также соблюдавшие иудейские традиции в одежде.

Кроме насилия над евреями-ортодоксами, погромщики сжигали еврейские книги и свитки Торы. В некоторых местах раввинов заставляли самих сжигать свитки Торы или плясать вокруг костра со свитками. Расправа с евреями Каунаса началась 24 июня, еще до вступления в город немцев. Из тюрьмы были выпущены узники, и туда «партизаны» начали собирать евреев «для проверки» по подозрению в сотрудничестве с советской властью. Поскольку в тюрьме не хватало места, евреев повели в 7-й форт каунасской крепости, на северной окраине города.

Здесь было собрано и убито более трех тысяч человек.

27 июня в Каунасе начался второй погром.

Свидетель описывал то, что он увидел в тот день:

"С левой стороны большого двора находилась группа мужчин от 30 до 50 лет. Их там было человек 45—50. Этих людей пригнали туда какие-то гражданские. Эти гражданские были вооружены винтовками и носили на руках повязки…

Молодой мужчина (это был литовец) в возрасте примерно 16 лет, с засученными рукавами, был вооружен железным ломом. К нему подводили человека из стоящей рядом группы людей, и он одним или несколькими ударами по затылку убивал его. Таким образом он менее чем за час убил всех 45—50 человек…".
Ненависть к евреям в Литве достигла такого масштаба, что даже сотрудники немецких спецслужб удивлялись рвению своих литовских помощников. Из донесения командира айнзатцгруппы А бригаденфюрера СС В. Штальэккера о деятельности группы в оккупированных областях Белоруссии и в Прибалтике становится ясным механизм раскрутки еврейских погромов руками литовских коллаборационистов. Немцы не стали приказывать литовцам произвести погромы, все было обставлено иначе:

"Для этой цели был использован Климайтис, руководитель партизанского отряда, который преуспел в возбуждении погрома только после совета, данного ему небольшим отрядом, действовавшим в Ковно (Каунасе),

и  сделал это таким образом, что извне не было заметно никакого германского руководства или подстрекательства.

В течение первого погрома […] в Литве уничтожили более чем 1500 евреев, сожгли несколько синагог, разрушили […] квартал, где было примерно 60 домов. В течение последующих ночей примерно 2300 евреев было обезврежено подобным же путем. В других частях Литвы имели место такие же действия по примеру Ковно, хотя менее значительные и направленные против оставшихся в тылу коммунистов. Эти самоочистительные действия проходили гладко, поскольку армейские власти, которые были информированы обо всем, помогали в этой процедуре".

Местом массовых казней евреев гитлеровцами и их литовскими пособниками были избраны форты Каунаса, а также лес в Понеряе (Понарах), где только за один день в апреле 1943 г. было уничтожено два эшелона советских граждан в количестве около 5 тысяч человек. В понеряйских расстрелах принимали активное участие отряды полиции безопасности и СД (состоящие преимущественно из литовцев).

В девятом каунасском форте было расстреляно 80 тысяч человек, в шестом — 35 тысяч, в седьмом — 8 тысяч. В октябре 1941 г. литовцы под руководством немцев вывезли из каунасского гетто 10 тысяч евреев и уничтожили их».

Источник: Кантор Ю. Прибалтика: война без правил (1939–1945). – СПб: журнал «Звезда», 2011.

Показать полностью
71

Селахаттин Улькюмен — турецкий дипломат, спасавший евреев на Родосе во время немецкой оккупации Греции.

Селахаттин Улькюмен — турецкий дипломат, спасавший евреев на Родосе во время немецкой оккупации Греции. Спасение, Евреи, История, Война, Холокост, Помощь, Мужчина, Интересное

Еврейская община острова Родос насчитывала примерно 2000 человек к моменту, когда после капитуляции Италии в 1943 году итальянская оккупация сменилась на немецкую. Турция, консульство которой находилось на острове, была нейтральной страной. Селахаттин Улькюмен был генеральным консулом Турции на Родосе.

19 июля 1944 года гестапо приказало всему еврейскому населению острова собраться возле своей штаб-квартиры для последующей депортации в лагеря смерти. Улькюмен вмешался в этот процесс и потребовал освобождения граждан Турции и их родственников. Он заявил немецкому командиру генералу фон Клеману, что депортация турецких граждан будет международным скандалом и что в Турции все граждане равны перед законом. Ему удалось спасти 42 еврейских семьи, примерно 200 человек. Почти все остальные евреи Родоса были депортированы в Освенцим и погибли.

775

Загадка районного музея

Как я уже рассказывал, благодаря успеху книги «Война девочки Саши» я взялся за продолжение и сейчас собираю материал на тему оккупации, её роли в жизни детей и подростков военного поколения. А поэтому езжу по краеведческим музеям небольших белорусских городов и нахожу, подчас, весьма интересные артефакты.


Этот документ – комсомольский билет на имя Энтуса Мойсея Павловича был найден совсем недавно. Новые хозяева дома довоенной постройки решили сделать капитальный ремонт. Сняли многочисленные слои обоев и у самой стены, под обрывком газеты на немецком языке обнаружилась неожиданная находка.

Загадка районного музея Война, Документы, Комсомол, Евреи, Длиннопост

Какова была судьба владельца билета? Скорее всего, весьма незавидная. Сразу вспоминается одна из финальных сцен фильма «Брестская крепость», где из ворот выходят пленные красноармейцы, и Ефим Фомин слышит, как немец выкрикивает:

- Комиссары, коммунисты, евреи, выходите!

Выходит, и, не сдержав улыбки, говорит:

- Я, комиссар, коммунист и еврей.

Загадка районного музея Война, Документы, Комсомол, Евреи, Длиннопост

Так, случилось и с владельцем билета. Не комиссар, конечно, но комсомолец (а, следовательно, коммунист) и, несомненно, еврей.

Сотрудники Узденского краеведческого музея (отдельная благодарность Ирине Евгеньевне) пытались найти хоть какие-то сведения об Энтусе М.П., но тут-то и начались загадки.

Ни в одном довоенном документе этот человек не упоминается. Его нет среди комсомольцев Узденского района, нет в списках жертв местного гетто.

Нет ничего, кроме этого самого билета.

Человек-невидимка, человек-загадка. Ещё один маленький вопрос среди множества вопросов о войне.

Загадка районного музея Война, Документы, Комсомол, Евреи, Длиннопост

Отдельное спасибо сотрудникам музеев в городах:

- Копыль

- Клецк

- Узда

- Несвиж

За участие и предоставленные материалы.


ПС. Неделю назад мне прилетело сообщение, что администрация Пикабу награждает меня новой ачивкой за серию рассказов «Война девочки Саши». Неожиданно, но приятно. Спасибо.

Загадка районного музея Война, Документы, Комсомол, Евреи, Длиннопост
Показать полностью 2
1069

Расстрел евреев..

Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив
Расстрел евреев.. Расстрел, Фашизм, Война, Евреи, Длиннопост, Негатив

Евреи из города Лубны перед расстрелом в Засульском яру вблизи города. По данным «зондеркомандо 4а», которое проводило уничтожение евреев в Лубнах, 16.10.1941 г. были убиты 1865 человек.

Показать полностью 5
920

НАДЕЖДА

Давид Израилевич был портным.

Не простым портным, а брючным. Брюки он называл исключительно бруками.


-Видишь ли, деточка, бруки, это совершенно не то, что вы думаете. Вы же, чтоб мне были здоровы, думаете, что то, что вы натягиваете на свой тухес не имеет никакого значения, главное, чтобы этот самый тухес не был виден, можно подумать кому-то до него есть дело.

На самом деле бруки скажет о вас и о вашем тухесе, который вы так стараетесь скрыть, намного больше, чем вы думаете.


Бруки это искусство. Вы, конечно, можете спорить со старым Давидом, кричать, что я говорю за сущую ерунду, но я буду смеяться вам в лицо, чтобы вы себе там не думали!


-Давид Израилевич, а пиджак? Пиджак разве не имеет знаечение?


-Имеет, деточка. Пинжак имеет огромное значение. Но бруки имеют этого значения гораздо больше! Вы же знаете нашего секретаря парткома Афонькина? Когда он пришел ко мне в штанах фабрики "Большевичка", а это были именно штаны, а не бруки, потому что то, что на нем было надето, имело право называться только штанами, я думал, что это не секретарь парткома, а какой-то запивший бендюжник!

Я дико извиняюсь, но если бы на мне были такие штаны, я бы умер и никогда бы больше не ожил. А этот гоцн-поцн был жив и даже немножечко доволен. Так вот, деточка, я сшил ему бруки. Это были не бруки, а песня о буревестнике!

Вы бы видели это гульфик! Такой гульфик не носит даже английский лорд, а уж английские лорды знают за глуьфиков всё и ещё немножко! Вы бы видели эти шлёвки! А манжета? Это же было не манжета, а картина Рубенса! Я вас умоляю!


Давид Израилевич деловито вставал, протирал очки клетчатым мужским носовым платком и садился за швейную машинку. Он нажимал на педали, нить, соединяющая челнок и иглу плавно скользила, превращаясь в идеально ровную строчку.


Давид Израилевич всю жизнь был брючным мастером.


Лишь однажды он изменил своей профессии, во время войны.

Было ему тогда лет двадцать пять, и его расстреляли. Вернее не только его, а вообще всех евреев городка, где он жил. Но очнувшись поздним вечером, он обнаружил себя заваленным трупами, с кровоточащим плечом, но живым. Больше живых в куче трупов не было. Ни его жена Лея, ни пятилетний сын Мотя, ни родители, ни сестра Хана, ни еще пару сотен евреев.


Давид Израилевич дождался темноты, выбрался из кучи и ушел в лес.


Подобрали его партизаны.

Боец из Давида Израилевича был не очень хороший, как он сам говорил, из-за физической крепости, которой ему явно не доставало. Поэтому он временно переквалифицировался с брючного мастера на универсального портного, ремонтировал одежду партизанам, помогал на кухне.


Убил человека он однажды.


-Я убил Купцова, деточка. Знаете, кто это был? Так я вам скажу, кто это был. Это был главный полицай и командовал моим расстрелом.

Я знал его до войны, он работал товароведом. Однажды его чуть не посадили за какую-то растрату. Наверное он был не очень хорошим товароведом.

Как оказалось полицаем он тоже был не очень хорошим, потому что даже расстрелять нормально меня не смог.


Когда в сорок третьем пришли наши, Купцов прятался в лесу за дамбой. Но мы таки его нашли.

Я тогда никогда не убивал людей, деточка, а тут не знаю, что на меня нашло, сам вызвался.

Меня поняли и не стали мешать. Но знаете, что я сделал? Спросите старого Давида, что он сделал, деточка?


-Что вы сделали, Давид Израилевич?


-Я его ОТПУСТИЛ.


-Как это отпустили?


-Я сказал ему бежать, и он побежал. А я выстрелил ему в спину и попал.


-Но зачем? Зачем вы сказали ему бежать?


-Я хотел быть лучше, чем он.


-Но вы и так лучше, чем он!


-Любой человек, деточка, который стреляет в другого человека, становится убийцей.

Не важно причины, главное, что он убил. Так вот я напоследок подарил ему НАДЕЖДУ. И он умер с надеждой на спасение.

Это намного приятнее, чем умирать, понимая, что обречен.


Я знаю, как это, я так умирал.

Но выжил.

А вот мой сын Мотя нет. И жена моя тоже нет. И остальные нет.

Нам не дали возможность надеяться.


А Купцову я эту возможность подарил, потому что не хотел быть таким, как он. Купцов таки был не очень хорошим товароведом и полицаем, я был не очень хорошим партизаном, но кто мешает быть мне хорошим бручным мастером?

Никто мне не мешает. НАДЕЖДА это очень важно, деточка, очень, можешь мне поверить, чтоб ты мне был здоров.


Всё, примерка закончена. Приходи послезавтра, бруки будут готовы. И это будут не бруки, а песня о буревестнике, чтоб ты там себе не думал...


А.Гутин (с).

НАДЕЖДА Портной, Надежда, Евреи, Война, Длиннопост
Показать полностью 1
276

Евреи, иконы и про войну.

Была у меня соседка, я там как то писала про неё одинокую бабку, так вот что то села за комп а из головы рассказ её не выходит, раз не выходит надо написать.

Помните как во время войны евреев били? Думаю такое ещё много поколений не забудется. Как бежали эти бедные евреи, как не хотели принимать их в хаты, боялись люди, лютой расправы боялись.

Так вот, бабка Машка тогда, царство ей небесное, была  совсем даже не бабкой а девочкой. Взросленькой, при памяти и уже тогда верующей, не смотря на комсомол. Родитель еёшний, мамки не было, ушёл на фронт и пристроил её к бабке соседке, там помимо её ещё несколько детишек деревенских обитали, пару родных внуков остальные прикормыши.

Сидят они как то ночью в макушки друг дружке дышут, греются. Зима, на улице холодрыга а дрова немцы не очень разрешали собирать, да и соберешь как топить коль дым с трубы пойдет. Потому подтапливали днем пока жрать готовили а ночами кучкой грелись, лучину жгли, в горшке, говорила, бывало палили, вроде и светит и греет почуть.

Вьюга метет, подвывает в печную трубу, потому как кто то к двери подошел не услышали. Ну постучали раз, тихонько так, потом ещё раз, раз тихонько значит не немцы.

Пошла бабка отрыла дверь и давай крестится да назад двери закрывать а там ребеночек плачет, женщина подскуливает, еврейская значит семья пришла. Мужика с ними не было, но бабка пускать не хочет. Детей полна хата, в миг перевешают если узнают.

Дите плачет за дверью еле пищит, баба совсем стихла, Машка бабке в глаза смотрит, тоже плачет, детвора притихли.

-Не смотрите на меня,-ворчит бабка, -вас спасаю- вы шельмы смолчать не сможете, разболтаетесь кому всех перевешают, хорошо ещё если сразу, а если пытать?

Уже и дите за дверью стихло, сил видать нету.

Перекрестилась бабка, взяла Машку и пошли за дверь.

Те сидят посинели уже но живые. Затащили в хату.

-Смотри еврейка полна хата детишек у меня, из-за твоего одного всеми рискую. Два часа погрейтесь и идите а то вдруг чё.

Через час постучали немцы.

Еврейская женщина за припечек присела, дитя подолом прикрыла, пошептала что то, руками поводила перед собой и шепчет бабке.

-Открывай быстрей, чтобы не разозлились.

Та метнулась к двери, открыла.

Немцы стоят за порогом а в хату не идут.

Один на плохом русском спросил про евреев, бегут мол, с далека бегут, на Кавказ подались, не видала, мол, тут не проходили.

-Та Господь с тобой господин военный, не видели мы никаких евреев, а и увидели бы сразу в управу бы пошли.У меня детей полна хата, зачем мне проблемы такие?

Немцы взглядами её буравят, по хате глазами шарят а через порог так и не переступили. Ушли.


Женщина еврейская согрелась с дитем, бабка их травяной затиркой покормила и собрались уходить, пока темно.

Достала она иконочку маленькую, Св. Николая Чудотворца и Машке отдала.

-На-говорит-мы иконы не приемлем, тебе нужнее в твоей вере. Господь всё одно Един, а тебе в жизни пригодится. За слезы твои и за жалость.

И ушла.

Откуда за слезы прознала и жалость, кто теперь скажет.


Немцы про прием этот так и не узнали, потому что через несколько дней наши пришли и больше немцев тут как хозяев  не видали.

Показать полностью
162

Турецкий консул спасавший евреев.

Селахаттин Юлкюмен, турецкий консул на острове Родос, находился там в июле 1944 года, когда немцы решили депортировать 1700 евреев, некоторые из которых были гражданами Турции. Юлкюмен воспрепятствовал действиям гестапо, заявив: «В соответствии с турецким законодательством все наши граждане равны. Мы не проводим различий между гражданами евреями, христианами или мусульманами». Ему удалось спасти 50 евреев, 13 из которых были гражданами Турции. В отместку за его действия немцы обстреляли консульство в Родосе, убив при этом его жену, а самого дипломата депортировали на греческий материк, где он оставался под стражей до конца войны.

Турецкий консул спасавший евреев. Израиль, Турция, Евреи, Спасение, Добро, Вторая мировая война, Война, История
676

Портреты Воложинской школы (из сборника "Война девочки Саши")

Мечислав Новак (16 лет, г. Воложин, Минская область, Беларусь)


В 1921-м году по результатам Брестского мира Воложин отошёл Польше. И с первых дней поляки начали превращать его в свой город. Всё делопроизводство велось исключительно на польском языке. Обучение в школе тоже на польском. Из Польши приехали чиновники, начальство, учителя. Детям вкладывали в головы:

- Вы – поляки, забудьте белорусский язык, русский. Говорите только на польском.

Запрещали разговаривать на другом языке. Бывало, на перемене, увлечёшься беготнёй, крикнешь что-нибудь на белорусском, а учитель услышит. Так заставлял положить на парту руку и бил по руке линейкой. И при каждом ударе надо повторять.

- Я – пОляк, я – пОляк.

Рука потом распухала, больно было. Надолго запоминали на каком языке говорить.

Тогда со стен в школе и поснимали портреты последнего императора Николая Второго. Казалось, висеть им вечно, но уже через три-четыре года после революции, собрали их и скинули в кладовке. А потом тихонько куда-то увезли. Вместо них на тех же местах, закрывая квадраты невыцветших обоев, повесили портреты Пилсудского, президента Мосцицкого и герб Польши.

Про войну мы услышали в начале сентября 1939-го. Ходили слухи, что немцы, переодетые в форму польских военных устроили резню среди немецкого населения приграничного города Гливице. Уже в шестидесятые я прочитал про то, что там происходило на самом деле. И про радиостанцию, и про начало войны. Тогда были только слухи.

Уже 17 сентября в Воложин входили советские войска, а поляки отступали. Боёв и стычек почти не было. В окрестностях даже не стреляли. Разница между армиями бросалась в глаза даже нам, мирным жителям. У поляков была в основном пехота, гарматы (артиллерию) тащили лошади. Были большие орудия, в которые впрягали по три пары лошадей. А артиллеристы топали рядом. Под горку они толкали свои орудия, помогая лошадям, вниз, с горки, приходилось удерживать, чтоб не сорвались, не подавили кого.

Советская пехота приехала на грузовиках. Бесконечной колонной шли танки, орудия тащили трактора. Это была такая силища, такая скорость. Те, кто говорит, что перед началом войны Красная Армия была слабой, не видели этих колонн. Вот поляки были слабыми. А русские шли и шли. Все в длинных шинелях, с винтовками. На ногах не сапоги, а ботинки с обмотками. Сапоги только у офицеров. И очень сильно пахло от них нафталином. Я всё никак понять не мог – откуда такой запах, почему. Уже потом сообразил. В Союзе была объявлена мобилизация, призывали много людей и для того, чтоб их одеть, доставали шинели со складов. А там нафталин – единственное средство от моли.

Так и шли советские войска, в тучах пыли, облаках дизельных выхлопов и нафталина.

Мы ж ничего про жизнь в Союзе не знали. Граница была недалеко, но просачивались только слухи. Поэтому бросались к солдатам.

- Что там? Как жизнь?

А солдатам был приказ – на вопросы не отвечать. Цедили сквозь зубы:

- Всё хорошо.

И шли дальше.

У многих в Союзе были родственники, расспрашивали о них, о том, через какие деревни проходила армия. Но солдаты и на эти вопросы не отвечали. Как заклинание повторяли:

- Всё хорошо.

Очень нас интересовало, что будет с землёй. При поляках вся земля принадлежала помещикам, те же Тышкевичи купили весь Воложин с потрохами за 300 тысяч золотых. У крестьян был крошечный клочок рядом с хатой. А ведь заводов в округе не было, работать негде. Главное богатство и источник существования – земля. У кого земля, тот и заправляет. А в Союзе, говорили, землю просто так дают.

Один офицер не выдержал расспросов, плюнул, крикнул:

- Да будет вам земля, отстаньте!

Мы радовались. Будет земля. Всё будет хорошо. Рано радовались.

В школу пришли русские учителя. Портреты Пилсудского и герб Польши сняли. Повесили Ленина, Сталина. Учили на русском. Линейкой не били, но в угол ставили. В пионеры принимали.

О том, что война будет, все знали. Не знаю, как там в Москве, но мы же не слепые. На восточной границе у немцев стояла огромная силища. Дивизии. Мы у учителя спрашивали – зачем немцы к границе войска стянули?

Нам отвечали, что Гитлер прячет армию от французов и англичан. Что мы с немцами не то что братья, но союзники. А вот в Англии – капиталисты, они хотят весь мир захватить.

До последнего дня в Германию шли эшелоны с зерном и рудой. Утром война, а накануне вечером эшелон идёт. Товары соседу. А сосед уже нож наточил.

Русские как пришли, начали всё под себя делать. Документы с польского на русский, чиновники из Союза, учителя. Повсюду красные флаги, портреты Сталина. Одной из первых тюрьму завели. При поляках тюрьма маленькая была, в камере по много человек ютились. А русские под тюрьму особняк Тышкевичей отвели. Огромный, двухэтажный. Рубли советские появились. Мы поначалу очень путались. И разорились многие, кто в польских деньгах сбережения хранил. Никто их не поменял. После сентября превратились деньги в разноцветные бумажки.

Зажили и при Советах. Посреди города была площадь. Так туда в понедельник и четверг приезжали со всей округи торговать. На той площади был выкопан глубокий колодец, выложенный необработанными камнями. Такой глубокий, что подойдёшь к нему, кинешь камень и считаешь. До пяти досчитать успевали, и только тогда откуда-то снизу, из темноты: «Плюх!» Казалось, этот колодец до самого центра земли выкопан. Но воду оттуда уже не брали. Торг вокруг, кто мусор кинет, кто плюнет. Плохая вода была.

С евреями мы не то чтоб дружили, но как-то не слишком общались. У них была своя религия, своё кладбище, свои школы. Недалеко от площади стояла знаменитая Воложинская иешива. Подростки-иудеи сидела там за длинными скамейками, днём и ночью изучали толстые книги. Они не хотели играть в наши детские игры, были какие-то серьёзные, отрешённые. Со всего мира приезжали. С Америки, Палестины. Очень наша иешива ценилась. Её заканчивали люди, которые стояли у истоков Израильского государства.

Иешиву официально ещё при царе закрыли. Но она всё равно работала. Подростки там собирались, раввин их учил.

Но были и другие еврейские дети. Те, с которыми мы вместе бегали на рыбалку, гоняли по улице мяч. И нам как-то всё равно было, как зовут вратаря, Ванька, Юзик или Шмуль. Лишь бы мяч хорошо ловил.

Война началась 22 июня, а 25-го немцы уже были в Воложине. Мы и оглянуться не успели. Фронт ураганом промчался. Ещё с утра немцы у нас, а в Вишнево - Красная Армия. В полдень только погромыхивает вдалеке. А 25-го к вечеру немцы уже в Минске, а мы в глубоком тылу. С 22-го по 25-е небо было чёрное от самолётов. Они летели и летели бомбить Минск. Кто-то бросился бежать, укладывал вещи на телеги и гнал в сторону границы. Да разве ж немца обгонишь. Возвращались. Войска наступали так стремительно, что даже советские чиновники не успели с Воложина сбежать. Их почти всех расстреляли в первую же неделю.

На дорогах появились длинные колонны военнопленных. Их гнали пешком по обочинам, чтоб не мешали проезжать технике. Впереди колонны – машина с пулемётом и сзади такая же. По бокам – немцы с карабинами. Стреляли без предупреждения. Все шли по старой Смоленской дороге на Лиду. А оттуда их сажали в вагоны и везли в Германию, в лагеря. Военнопленные шли и больные и раненые, кого-то чуть ли не на руках несли товарищи. По дороге их не кормили, если кто падал и не вставал, тут же добивали, тела скидывали к обочине.

Когда через Воложин шла первая колонна – жалостливые бабы высыпали на улицу, бросали в толпу картошку, хлеб, немцы не мешали, только покрикивали, чтоб близко не подходили. А голодные люди бросились к еде, получилась свалка. Немцы заорали, начали стрелять прямо в толпу, бить прикладами. Порядок навели мигом. Колонна прошла, оставив на мостовой десяток окровавленных тел. Больше еду не бросали.

В нескольких километрах за городом, на бывшем сенокосе, в сторону деревни Бакшты, устроили перевалочный лагерь. Окружили голый участок поля колючей проволокой, по углам наспех возвели вышки, ещё две вышки рядом с единственными воротами. На вышках – прожектора, часовые с карабинами. У проволоки – пулемёты. На ночь загоняли проходивших пленных за проволоку. Ни навеса им не сделали, ни укрытия какого. Если дождь – мокли под дождём, если ветер – коченели под ветром. Еды и воды им не давали. Лежали на голой земле. Мы подбирались к лагерям и слышали бесконечные стоны, крики, плач. В темноте шевелилась огромная масса людей, которые не знали своей судьбы, не знали, переживут ли завтрашний день.

Воложинские бабы и тут не усидели. Наготовили еды, борща, набрали сала, масла, молока. Пошли к лагерю. Толпой подобрались к проволоке. За полкилометра оставили в поле мужиков и подростков, боялись, что и их заберут. К самим воротам приблизились только женщины с детьми. Немцы как знали, у ворот стояли бачки. Баб увидали, руками машут, идите, мол, не бойтесь. Сами улыбаются, радостные такие. И начали сортировать еду. Если масло, сало, яйца, в сторону откладывали, себе. Если борщ, каша или молоко – всё в бачки. Вперемешку. Жуткая смесь получилась. И уж эти бачки с бурдой поволокли пленным.

А у тех ни кружки с собой, ни миски. Редко у кого ложка была. Так вываливали в шапки, в подвёрнутую полу шинели, просто в ладони подставленные. Люди ели, облизывая пальцы, с земли подбирали разлитое и упавшее, страшно на это смотреть было. А если больной или раненый лежал, подняться не мог, или без сознания был, так и не доставалось ему даже этих крох.

Утром уходили, тела в кучу складывали возле проволоки. Никто их не хоронил. Так и лежали. Уже через неделю огромная куча была. Оттуда руки-ноги торчат. Лица синие, зубы оскаленные. К осени приехал трактор, выкопали яму и всех туда вперемешку.

Портреты Воложинской школы (из сборника "Война девочки Саши") Война, Евреи, Великая Отечественная война, Длиннопост

23 июня. Воложин горит, бомбёжка, небо от самолётов грохочет. Артиллерия бьёт по городу. Дома полыхают, огонь скачет по крышам. Выгорают целые кварталы. Тушить некому, все боятся, бегут в уцелевшие дома прятаться по подвалам. В дыму мечется скотина, куры, люди. В хлевах заживо горят коровы, лошади.

Утром 25-го в город вошла немецкая пехота. Все молодые, мордатые, с закатанными рукавами. Сытые кони, колонны техники. Сразу установилась новая власть. Бургомистр, полиция. Центр был в Вилейке, оттуда руководили Воложиным и Молодечно. Сразу объявили – кто будет прятать солдат, помогать им – расстрел. О партизанах тогда ещё разговора не было, а вот остатки разбитых частей по лесам прятались, пытались выбраться к своим. В один день собрали всех советских чиновников с семьями, вывели за город и расстреляли. Списки чиновников у них были, видно сразу нашлись предатели. В школе сняли все портреты Сталина и Ленина, вместо них ничего не повесили. Да и учёбы больше не было. До самого сорок пятого года.

С первого дня организовали еврейское гетто. Такое же гетто были в Ивенце, Ракове, Вишнево и самое маленькое в Заброжье. Гетто сделали просто. Огородили квартал, выгнали оттуда жителей и загнали евреев. Условия у них там были невыносимые. Евреев-то больше двух тысяч, и все в десятке домов. По пять-шесть семей в одной комнате. Старики, дети, больные. Гоняли их на самые тяжёлые и грязные работы, не кормили, медицины никакой. Если работы не было – придумывали всякую ерунду. Разгребать завалы, перекладывать мостовую. А иногда выгоняли ямы копать, а потом те же ямы закапывать.

Охрана – местные полицаи, немцев мало было, в основном всей грязной работой полиция занималась, а немцы только пальцами тыкали. Те и рады стараться, своих же гнобить.

В 41-42 годах почти всех евреев уничтожили. Из Вилейки приезжала специальная часть экзекуторов для расстрелов. Одними из первых убили учеников иешвы с раввином. Их было 64 человека. Иешва древняя, её в 1803-м году основал Хаим Воложинер, человек в иудействе значительный. Там до 400 учеников Талмуд изучали. Сам Авраам Ицхак Кук там учился, первый раввин Израиля. Туда ученики из США приезжали, из Палестины, из Европы.

В 1941-м последние 64 ученика с раввином Хаимом Вулькиным попали в гетто. Никто из них не выжил.

Экзекуторы действовали так. Утром приедут на десятке машин, окружат гетто и за дело принимаются. В Воложин они четыре раза приезжали. И всё как-то старались скрыть свои злодейства, спрятать. Чтоб люди поменьше видели.

В первый раз только открыто расстреляли за городом полсотни человек. Во второй уже хитрили. Немецкие части стояли в польских казармах, так они собрали еврейских женщин, чтоб эти казармы помыть. 300 или 400 человек их было. А за казармами находилось поле для физкультуры. Всякий там футбол, турники, ну как обычно. Так их туда согнали и принялись расстреливать. Тела тут же сжигали, чтоб никто не увидел. Над полем крик, выстрелы, дым валит. Если вам кто в Воложине будет рассказывать, что видел всё это, что своими глазами наблюдал евреев в ямах, что кто-то ещё шевелился, и их добивали – не верьте. Всем страшно было, все по домам попрятались. Боялись, что и их вместе с теми евреями в одну кучу закопают. Немцам что еврей, что белорус, что русский – всё одно.

К полудню стрелять и жечь устали, говорят остальным – идите обратно в гетто. И евреи пошли. Куда им было деваться? У них там семьи. Из тех 400, что утром забрали, едва ли полсотни вернулись. Остальные на поле физкультурном остались. Вот такой спорт вышел.

Ещё их гоняли на заготовку леса. Тогда же всё на дровах было, топили, еду готовили. Пешком ведут в лес. Тут уж мужчин в основном. Там они неделю топорами машут, ломаются. Они ж в основном не рабочие были. Торговцы, мастеровые, ученики иешвы, к тяжёлой работе непривычные. Голодные ещё, больные. Через неделю уже не могут работать, так новых пригоняют, а тех обратно.

Мы всё удивлялись, почему они возвращаются. Ведь лес рядом. Драпанул в кусты – только и видели. Потом узнали. Немцы в городе их семьи в заложниках держали. Если кто бежал, то всю его семью в расход пускали. За одного сбежавшего могли десять расстрелять. Вот они и возвращались. Ещё из-за религии своей возвращались. Среди них много было религиозных. Считали, что если их на этом свете мучают, значит так и надо, значит такая их судьба.

А ещё у них в городе хозяйства оставались. Скотина там всякая, куры, огород. Так полицаи их отпускали коров покормить, подоить. А вечером опять в гетто. Так и ходили туда-сюда.

Осенью был ещё один расстрел, самый большой. Выгнали их на старое еврейское кладбище. Рядом с этим кладбищем был дом польского унтер-офицера. Так заводили туда по очереди, стреляли, а тела выносили через задние двери во двор и сжигали тут же.

Мы, подростки рядом крутились. Евреев и не охраняли толком, можно было подойти. Мы им шепчем:

- Бегите, вас там убивают.

А они молчат, головы опускают. Сами не дураки, не глухие, выстрелы слышны. Смрад горящих тел. Их там тысяча, охранников едва ли десяток. Смяли бы, разбежались. Но стояли. До самого последнего мига на что-то надеялись.

После того расстрела их мало осталось. Всего 300-400 человек. В последний раз их вывели за город, по дороге на Молодечно сарай стоял. В том сарае и положили остатки. Отогнали десять человек мастеровых. Часовщиков, портных, сапожников. Увезли их в Вилейку. Там тоже потом убили всех, потому что никто не вернулся.

До войны Воложин был центром литовского еврейства. Тут большие люди в иешиве учились. Президенты, раввины. После войны ни одного еврея не осталось. И иешива их до сих пор пустая стоит.

(От автора. Я полез в энциклопедии, проверять данные и немного подправлю Мечислава Францевича.

- первый расстрел Воложинского гетто состоялся в августе 1941-го - погибло 45 человек.

- второй расстрел – 225 человек - на физкультурном стадионе за казармами

- третий расстрел – январь 1943-го – 400 человек в сарае для сушки снопов за городом

- четвёртый, самый большой – 1500 человек, на еврейском кладбище, в июне 1943-го)

Портреты Воложинской школы (из сборника "Война девочки Саши") Война, Евреи, Великая Отечественная война, Длиннопост

На снимке - Волжинская иешива

Рассказ написан по воспоминаниям Мечислава Францевича Новака (г. Воложин, Беларусь)

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: