Дубликаты не найдены

+2
Когда получаешь премию на работе
+1
Когда внезапно осознал, что в лучшем случае ты уже прожил половину жизни... Точнее просрал
Похожие посты
968

Папа

Всем привет. Я не часто пишу истории из жизни, но сегодня я просто хотел поделится с вами своими мыслями об одном случае.


Небольшая предыстория, у меня есть сестра, у нее есть дочь 5 лет, муж был, но умер, за месяц до рождения дочери, сердце, инфаркт. Поэтому она всё это время воспитывала дочь одна, не совсем конечно, я ей всегда помогал, то отвезти её и дочь в поликлинику, то продукты им купить, то посидеть с дочкой её и т. д


Сама же, сестра, не заводила знакомства с другими мужчинами, не искала замену отцу. Не знаю, может не хотела, может ещё что, хз, в душу к ней я не лезу.


Её дочь, это сущий ангел, может конечно все так о детях думают... Но для меня, она действительно, самая прекрасная девочка на свете, у самого дочка, та ещё бестия(тоже 5 лет).


Всегда спокойная, добрая, любит играть в разные игрушки, придёшь к ним в гости, так она всегда тебе рада, улыбается, хохочет, зовёт поиграть.


Вот играешь с ней, а ребенок такой "живой", и ляля ляля... И то она тебе объяснит и это тебе покажет, не соскучишься вообщем.


И вот, Как-то раз, моя сестра попросила меня с ней в очередной раз посидеть, я согласился.


Она пошла по своим делам, а я остался со своей племянницей дома. Мы как всегда сидим, играем, сказки читаем и всё в таком духе...


А потом она сама мне говорит/спрашивает


Я бы хотела, чтобы мой папа тоже поиграл с нами...


Я, честно, тогда впал в ступор, не знал что ответить 5ти летнему ребенку на это. Но потом собрался с мыслями и сказал:


Не переживай, он и так с тобой, в твоём сердце, он всё, всё, всё видит, и он рад, что у него такая прекрасная дочка.


После моих слов, она резко подбежала ко мне и обняла, а потом заплакала...


Сквозь слёзы она сказала мне:


Дядя Миша, я тебя люблю... Жалко ты не можешь быть моим папой...


Вот говорят, мужики не плачут, в тот момент я не сдержался и заплакал, но быстро вытер слезы так, чтобы она не видела, что я плачу.


Я сказал ей тогда:


Дорогая, пусть я тебе не отец, но я всегда буду рядом с тобой и твоей мамой, я всегда буду готов помочь тебе и твоей маме в любой ситуации, береги свою маму, она у тебя очень сильная, как и ты, у вас всё будет хорошо, я обещаю.


Она обнимала меня ещё какое-то время, а потом успокоилась, мы продолжили играть, а когда пришла моя сестра, я с ней поговорил на эту тему и сказал:


Слушай, у тебя такая милая дочь, мы отлично провели время, она спрашивала меня про отца, плакала, я её успокоил, приезжайте почаще к нам в гости, ты же знаешь, мои двери всегда открыты для вас.


И она, давай тоже в слезы, господи, да что за день такой?!


Знаете, бывает у людей такое, когда ты просто хочешь выговориться кому-то, рассказать о своих проблемах, переживаниях и т. д


И не важно, слушают тебя или нет, главное, просто высказаться, так и случилось с моей сестрой, мы стояли минут пять, пока я просто молчал и слушал её проблемы, её переживания, казалось бы, пять лет прошло, но человеку, на душе, все равно тяжело...


Я успокоил сестру, не помню тогда, что я сказал ей точно, помню что-всë будет хорошо, я всегда рядом и т. д


Самое тяжелое для меня тогда было, уходить, хоть я и понимал, что мы можем в любое время встретиться/приехать, но так же, я понимал, что им очень тяжело, пусть они и не подают вида...


Но в тоже время, я понял, что в моих силах, сделать всё то, чтобы им было легче.


Многие люди не знают в чем смысл жизни, работа дом, работа дом...


Я же, для себя, понял, что мои смысл в том, чтобы не только воспитать свою дочь, но и помочь своей сестре, её дочери, пройти через этот этап, помочь им преодолеть все эти трудности и сделать их счастливыми...

Показать полностью
21204

Возвращайся домой

Этим летом из-за короны сменились планы, и я попала домой, в родную деревню, на 2 летних месяца. Такого не было с детских времен.
Тут же племянник, 15 лет, гостит у бабушки. Подростков тьма, клуб не работает, площадок нет, ребята семечки плюют и тусят на остановке.
В первый или второй день, иду мимо. Ребята сидят по уши в шелухе, чипсах, пыли, как бомжата. Фотки не сделала, не красивая была бы.

На утро беру племяша, его другана, веник и пакеты, пришли подмели остановку, мусор в контейнеры, коробки притащили, поставили. Чуть чище стало.

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Через пару дней мимо идём утром: на остановке выставка картин и цветы в горшках (местный библиотекарь постарался)

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Ну мы ещё пару раз меняли коробки с мусором. Утром опять же едем с подругой: косильщики скачивают траву вокруг - руководитель местного сх предприятия нанял. Порадовались, приходим вечером, а из-за травы куча мусора обнажилась, бутылки, пакеты, тьма всего, ещё наверное с нашей молодости. Дети тут же, pezmar, давай уберём? Через час позвали по сарафанному радио всех кто вокруг, музыку включили, и давай вычищать. Старые колеса выкорчевали, мимо дядя Коля ехал на тракторе, помог тоже.

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Ребята ждут: pezmar, что дальше? Говорю, давайте ковёр найдём красный, повесим. Брат местный учитель хэштег выпилил, нашли ведра для мусорок, краски купили для них и скамеек.
Совет ветеранов: ребята, мы вам клумбы с цветами посадим. В следующий раз пришла толпа

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Потом все на речку пошли, довольные

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Мне лично захотелось абажур, кинули клич, нашли не сразу, но нашли. У своих тоже. Одноклассник привесил.

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

За чистотой сами следят. Попросили веник, сказали: это же наш дом :) мусорные пакеты прячут там же. Буквы как-то отвалились, прибрали рядом, через час примерно мой одноклассник пришёл, прикрутил на железно

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Казалось бы все. Так и жили лето. Но вчера мой друг детства звонит с утра и говорит: "Иди и смотри". Прихожу.

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Провели свет в абажур и сделали выключатель. Чтоб сами решали, темно или светло

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка

Я ещё хочу отметить, что каждая такая встреча длилась по максимуму один час. Такая толпа очень быстро все делает и много. И сила и помощь ощущается отовсюду.

Это мой первый пост на Пикабу, но я здесь давно. Говорят некоторые, напиши куда - нибудь, я думаю, зачем? Если только на пикабу.
Остановка не единственное дело, которое случилось этим летом со мной и ребятами. Но именно она привлекла за собой большие изменения, которыми я займусь наверное весь следующий год. И если все получится, я напишу сюда.

Вчера племянник Миша со слезами на глазах уезжал домой. Сердце разрывается. Прощался с остановкой

Возвращайся домой Своими руками, Лето, Деревня, Дети, Возвращайся, Дом, Длиннопост, Остановка
Показать полностью 21
46

Лето на Урале

В этом году на среднем Урале нам повезло и купальный сезон состоялся! Ура! И хотя многим температура 35-39 градусов не зашла, я очень рад такому подарку от природы) Было здорово!

Лето на Урале Лето, Закат, Детство, Фотография, Мобильная фотография, Дети
2270

Ответ на пост «Счастье» 

Жаль. Не будет больше настоящего, чистого, детского чувства.

Вот ты пишешь что не будет, а я говорю что будет.

1. Два года назад. Сыну было 3 года, мы собрались в зоопарк. Поехали на автобусе - у зоопарка фиг припаркуешься. На улице жарища. На автобусе проехали, вышли, осталось пройти метров 300, и тут накатила сильнейшая гроза и ливень. Очень теплый ливень, сын раньше такой не видел. Ну зашли обратно на остановку, тут какие-то бабушки охают, жена тоже расстроилась - в зоопарк не попадем. Сын стоит, с любопытством смотрит на потоки с неба и реки на асфальте. Смотрю - ну хочет под дождь, ну любопытно. Дождь теплый, асфальт горячий, а пошли!

Ну и вышли с ним под дождь и давай по лужам прыгать жержась за руки. Он хохочет, я тоже. Мокрые насквозь, с остановки жена/мама возмущается, бабки какие-то охают. А идите нафиг, дождь теплый, не простынем. А в проезжающих машинах лица разные. недоумение, зависть, улыбки.

Знаете, я снова почувствовал то самое из детства. Было круто.


2. Дочь уже большая. Минувшей осенью на 17-летие подарил ей полет на маленьком самолете вторым пилотом с высшим пилотажем. Ну было сюрпризом конечно всю дорогу до аэродрома, все боялся что испугается (хотя не из пугливых, по горным рекам Алтая и не только гоняли, по скалам лазили). Усадили в самолет, улетели. Вертели там в небе всяко, а у меня внутри все переворачивается - мне знакомо. Приземляются - у ребенка рот до ушей - круто! Пап, хочу с парашютом! Папина доча! Тут у меня до ушей - давно предлагал на пару прыгнуть. Вот ждем пока этот ваш карантин закончится и поедем. У меня не первый раз, у неё первый. Но представляю что её ждет и как будто сам переживаю тот первый прыжок.


Че я хотел сказать то? А, вот. Большие люди, в отличие от маленьких, сами могут создавать ощущения, дарить другим и переживать их вместе.

Мальчик Дима, 40 годиков.

711

Счастье

Детство, я – пацан пяти лет, иду рядом с мамой, солнечный – яркий день, лето – жизнь! Лужа, каким-то чудом оставшаяся под этим пеклом большая грязная лужа. Старательно обхожу по кругу, следуя за мамой и… я только одной ножкой – чуть глубину померю, мама все равно впереди идет. Шаг – бултых и с головой! Оказывается раскоп по нейтрализации прорыва трубы.

Мама выловила, за голову схватилась, в слезах – я грязный, как черт, но, сука, до того так радостно и счастливо мне тогда было. Толком не помню нихрена, как и что там было, все больше по маминому рассказу, но вот это ощущение какого-то остервенелого – дикого счастья, помню!

Блин… ушло… все это в прошлом. Жаль. Не будет больше настоящего, чистого, детского чувства.

110

Плавающая майка

На речку летом мы одевались по-простому: трико, полукеды, простые нательные белые майки. Особым шиком считалось ехать на речку в домашних тапочках. После 8 класса мы с речки не вылазили. Река была быстрая, мутная, с обрывами до 3-х и более метров, с которых мы любили прыгать в воду и крутить сальто.

Мы поплавали, поиграли в футбол, позагорали. Пора было уходить, но Вовка Шамраев закупался. Мы его звали, но он не хотел выходить из воды. Жора Парамонов по прозвищу «Шеф» решил Вовке подгадить. Он взял Вовкину майку, бросил в воду и закричал: «Вовик, лови свою майку, а то утонет!» Но Вовка майку не увидел, и её унесло течением. О чём ему и сообщил Шеф, когда Вовка вылез из воды. Вовка побежал по берегу, спрашивая отдыхающих на берегу: «Здесь майка не проплывала?» Но никто майку не видел.

Мы стали одеваться, разобрали свою одежду, и Вовка удивленно заявил: «О, вот- моя майка» Он надел свою майку. Все оделись, кроме Шефа. Его майки не было. Он по ошибке бросил в воду не Вовкину майку, в свою. Теперь уже он побежал по берегу с вопросом к отдыхающим: «Здесь майка не проплывала?»

Шеф вернулся сильно огорчённым и без майки. Мы хохотали. Больше всех смеялся Вовка Шамраев. Жорик Шеф возмущался: «Чего ржёте, падлы неблагодарные? Меня мамка за майку убьёт» Мать Жорика одна воспитывала трех своих сыновей и одного приёмного. Жора Шеф был младшим, ему было 14 лет, и потеря майки была существенным ущербом для семьи.

Мы сочувствовали Шефу. Но с другой стороны – сам виноват. Сам свою майку бросил в воду.

Вот уж воистину: «Не рой другому яму».

615

Карантин (имена изменены)

Федя, улыбчивый мальчик с ясными, будто бы изнутри подсвеченными фонариком, глазами страдал дцп, был не ходячий, не говорящий, и многое другое тоже «не», но вроде бы, все понимающий, отчего становилось особенно страшно.

Виктор – его отец, не сбежал, не ушел из семьи, когда прозвучал страшный диагноз, и не ушел тогда, когда врачи сказали, что надежды нет и никогда не будет. Федя всегда будет вот таким вот улыбающимся и таким вот неподвижным, не говорящим, а будет только что то мычать, и медленно, как ленивец, перемещать конечности. Страшно. Он не ушел, остался, и всеми силами пытался заработать, на то, чтобы катать сына по докторам, в медицинские центры, на всяческие и абсолютно глупые дельфинотерапии, и многую другую невнятную и непонятную ересь, которая даже в дикой теории ничуть не могла помочь его мальцу. Его уважали за это, ценили в коллективе, за его спиной перешептывались офисные дамы, горько кивали: «вот, де, мужику не повезло, а ведь такой молодец».

Сам же Виктор, рвущий жилы на работе и на паре-тройке подработок, себя не уважал совершенно, потому что знал. Он на работе не для сына, а от сына. Он не мог, как жена, как Лина, неотступно быть рядом с Федей, не мог без слез смотреть в эти яркие его глаза, не мог видеть улыбку и медленно, подрагивающее тянущуюся к нему неловкую руку сынишки в попытке прикоснуться, задеть ответной лаской своего папу. Он не мог. Он закусывал губу, порой до крови, но не мог сдержать слез, что враз наполняли его глаза, и скользили по щекам, капали на извечную юдоль его сына – вечно разметанную постель, где Федя не лежал, где Федя – жил…

Карантин. Самоизоляция. Виктор просыпался, вставал, и… ему некуда стало идти. Подработка не функционирует, на работе, в офисном его здании, за стеклом на дверях, повесили большую бумаженцию, где огромными буквами было указано, что все закрыто до какого-то там числа. Все. Некуда бежать.

Виктор был дома. Дома с сыном Федей. Лина старалась его не трогать, занималась, как и встарь, домашними делами, а Виктор боялся. Боялся, что ему придется чаще заходить в комнату, где лежит Федя, смотреть на него, улыбаться ему, не умея удержать текущих из глаз слез. Он, Виктор, может быть и запил бы, да только не умел он и этого, не любил он напиваться, не любил, когда на жену и на детей от него благоухало перегаром. Виктор закрывался на многие часы в туалете, где сидел на крышке унитаза глядя в стену, после перебирался в ванную комнату, где так же сидел на бортике ванны и смотрел на изгибы хромированной полотенцесушилки, и не было в голове ни единой мысли. Он ничего не мог дать, ничего не мог сказать Феде, не мог даже взять его на руки и что-то мычать себе под нос, потому как ребенку было больно от того, что его долго держали на руках в неудобной позе. Он больше не мог ничего. Ничего. Совсем…

Первый срыв у него произошел день на пятый, на шестой. Лина открыла не запертую дверь туалета и увидела своего мужа. Он сидел на унитазе и бесшумно ревел. Он будто ее даже и не заметил, а она, не сказав ни слова, закрыла дверь, и ушла на кухню.

Второй срыв у него произошел, когда он понес Федю купать и, вместе с сыном, ухнул прямо в коридоре, будто ноги у него подкосились, ревел, целовал тощенькие руки, костлявые плечи, лоб и впалые щеки сына, и никак не мог выдавить из себя ни слова, не мог совладать с собою, пока Лина не забрала Федю и не ушла с ним в ванну. А Виктор так и сидел, утирал слезы дрожащими руками.

Успокоился. Спрятался в ванной и долго, без сна, лежал в ее холодном лоне, смотря в пустоту потолка. В голове не было ни единой мысли. Ни единой.

А потом он ушел из дома. Хоть и карантин. Хоть и нельзя. Но просто он по другому не мог, а еще, если честно, боялся, что не утерпит в какую-то из темных тихих ночей, проберется в ванную и перережет себе вены.

Где он был, Лина не знала, трубку не брал, а отправлял ей раз за разом СМСки: «Со мной все в порядке». И через пару дней пришло оповещение о зачислении денег на карту. И на следующий день снова. Деньги не великие, но все же – две тысячи, три тысячи. И так изо дня в день. По чуть-чуть, но падали денежки на карту. А вот Виктора все не было и не было. Где он жил, где он пропадал – неизвестно.

Появился он только дней через десять. Лицо высохшее, измученное, ввалившиеся глаза, но чисто выбритый, одет прилично, и, хоть и впали глаза, лучилось во взгляде его какая-то то ли радость, то ли еще что. И весь вечер, не пытаясь подчас сдерживать своих слез, он возился с Федей, не выходил из его комнаты. Что-то рассказывал, о чем то спрашивал, хоть и не надеялся услышать ответа, вместе смеялись над мультиками, носил на руках, делал массаж и тихонько, чтобы вызвать невнятный, мяукающий смех, в пару касаний, щекотал сыну пятки. Лина, заглядывала в комнату, улыбалась, и к горлу подступал ком. Отходила и тайком утирала слезы. Слезы радости.

Виктор переночевал, и поутру снова собрался куда-то, ушел. И снова, ближе к вечеру, оповещение о переводе. А вечером Виктор пришел домой и снова возился с ребенком. Все наладилось. И в ту ночь Лина выпытала, что и как…

Устроился на подработку грузчиком к частнику, которому на законы карантинные… Работа сдельная – сколько перетаскал, столько и к оплате наличкой, а там уже через банкомат на карту. Но не это главное. Вечером, после работы, помывшись, переодевшись, шел в детский хоспис в роли волонтера, где весь вечер возился с тяжелыми детьми, а по ночам оставался рядом с тяжелым, с Игорем, с мальцом шести лет, держал его за руку и смотрел, смотрел, смотрел… Смотрел, как тот угасает. И угас. И тогда он вернулся домой.

Разговаривал с ним, с Виктором, одногруппником своим давним, вчера по телефону. Долго общался, вот он мне все и поведал. Нет, надежды у него конечно не появилось, но вот что появилось, это он сказал ближе к концу разговора:

- Пашка, я понял, как нужен, когда смотрел в глаза Игореши и видел, как он смотрит, видит, что я рядом, а потом смотрит и больше не видит. Все. И Федя тоже смотрит на меня, а я… я боялся его, винил себя, что не могу ничего, а я могу и нужен.

Витя не пьет. Больше не ходит на подработку, Лина уговорила, нянчится с сыном, иногда плачет, но понимает, как он нужен.

Простите за грустную историю, но очень сильно захотелось поделиться тем, как мы нужны все друг-другу, и особенно сильно нужны тогда, когда нет надежды.

Показать полностью
7639

Выручил ребёнка

Отправляю ребёнка за хлебом/молоком. Дочь умудряется терять деньги по дороге. Стоит, плачет возле магазина. К ней подходит парень и расспрашивает о причине слёз. В итоге провёл её по магазинам, купил всё, что я говорила дочке

Выручил ребёнка Лига Добра, Покупка, Дети, Слезы

Проводил её до двери и пожелал быть осторожнее. Я очень приятно удивлена) пытаюсь вернуть ему деньги, но он отказался и только пожелал хорошего нового года.

Парень, спасибо тебе за заботу и доброе сердце! Я знаю, что хорошие дела обязательно вознаграждаются и также желаю тебе получить своё маленькое чудо!

С наступающим)

4102

Гордость и нищета

Многие помнят, что в 90-е в бывшие Советы приходил гуманитарный груз из разных стран. Но был еще отдельный вид "гуманитарки" - посылки от американских детей для русских школьников.


Появились эти коробочки и в нашей глухоманьской школе.


Тем детям, которые считались малоимущими, рандомно раздали по коробке.


Кстати, никогда этого не понимал. Например, по документам у Макиска не было папы, а на деле мама жила с мужиком и они нехило мутили какие-то прибыльные  дела. Максик приносил в школу фотки из Египта.


Вы, кажется, не поняли. В девяностые! Фотки из Египта!


А, скажем, у Машеньки, были и мама, и папа. Родители работали на одном заводе, не видели денег много месяцев и стучали касками по асфальту. И хулиган Вася тоже считался благополучным и как-то никого не волновало, что вся округа в курсе, как бухают его родители. Если Васиным родителям было просто пофиг, то более интеллигентные мамы-папы просто-напросто считали получение материальной помощи чем-то зашкварным. Ходить, доказывать свою беспомощность, несостоятельность ... А я мечтал о том, чтобы поесть в школе. Да, я хотел эту серую картофельную пюрешку и плоскую котлету. И компот тоже хотел. Поэтому приходилось просто воровать со столов хлеб. Среди сверстников это было нормой и не осуждалось, а вот те, кто осмелился доесть за кем-то из тарелки - нещадно чмырились.


Так что я тоже был "благополучным", поэтому меня грызла лютая зависть. Грызла так, как больше никогда в жизни. И вряд ли когда-нибудь еще будет настолько сильная эмоция.


Не осуждайте меня, ибо это были не какие-то коробочки со смешными детскими побрякушками.


Это были, мать их, какие-то ларцы счастья!


Многое, что в них было я увидел впервые.  Вязаная шапочка скейтера с какой-то крутой надписью на английском языке, детские пластыри с бегемотиками, игрушка йо-йо, разнообразная яркая канцелярия, незнакомые сладости и многое, многое другое.


А еще мне запомнилось то, что в коробки не покидали абы что, как сделали бы многие дети. Нет, было видно, что посылки собирались аккуратно, с какой-то трогательной детской заботой.  Пучок смешных карандашей был заботливо перевязан ленточкой, шоколадные батончики были туго набиты в ту самую шапочку, хрупкие фигурки-игрушки были тщательно завернуты в джинсы (да, был такой счастливчик). И записки. Маленькие картонные открытки. К сожалению, я не знаю, что там было написано, ими никто не заинтересовался, хотя я предлагал сходить с ними к учительнице английского языка.


Но самым фартовым оказался Толян! В его посылке, помимо прочего, был геймбой!


Нет, не так.


ГЕЙМБОЙ, БЛЕАТЬ!!!


Знаете, я всегда немного недоумеваю, когда дети девяностых с ностальгией вспоминают это время. Денди, куку-руку, какие-то невероятные коллекции наклеек и вкладышей от жвачек, первый лимонад в жестяных банках. Барби у девочек и мебель для нее же.

Блин, это стоило огромных денег и большинство всей этой нямки мы видели только в киосках. Когда-то кто-то доставал денег и шел в "комок" за какой-нибудь Виспой, с ним шло чуть ли не пол-класса. Подделка под Барби, какая-нибудь Сабрина или Кристина, иногда появлялась у кого-то из девочек, так весь женский пол младших классов сбегался в кучу, трогал куклу и до хрипоты спорил, кто же это, Барби, Сабрина или, не дай бог, Кристина.

Денди был у пары-тройки человек на всю параллель.


А тут ГЕЙМБОЙ!


Да даже гребаный волк с яйцами был для нас чем-то наикрутейшим.


А тут ГЕЙМБОЙ!


Когда кончилась вся эта феерия и счастливые неблагополучные разошлись по домам, началось самое интересное ...


За мной зашел  Толян с коробкой под мышкой.


- Знаешь, мама говорит, что мы не бедные и другим нужнее. Сказала отдать.


Толян грустно протянул мне американскую посылку и, казалось, что он вот-вот разрыдается.


А дело было вот в чем ...


Счастливый ребенок пришел домой и протянул маме шоколадку. Когда все дети умяли свои сладости еще в школе, Толяну хватило мужества, чтобы не схавать всё одним присестом, а поделиться с матерью.


- Откуда? - изумленно вопросила родительница.


Толян вытащил коробку и захлебываясь от счастья стал рассказывать, что амери ...


- Подачки от америкосов? - взвыла мать.


- Ты что, побирушка, чтобы милостыню принимать?


- Ты нищий что ли?


- Может, еще с помойки жрать начнешь?


Несмотря на то, что мы были реально нищие, а в какие-то периоды реально нечего было жрать, наши родители за каким-то хером пытались корчить из себя, как минимум, крепких середнячков.

И похер, что за те же обеды в школе было нечем заплатить.


Да-да, "наши родители", ибо матушка моя отожгла не меньше.


У моей матери был пунктик на "чужое". Чужое - это харам. Нельзя взять ручку у одноклассника, нельзя взять потаскать вещь друга, нельзя взять почитать книжку (кроме библиотеки), нельзя брать в долг, нельзя принимать угощения. Любимая фраза "чужого нам не надо".  А тут целая коробка это страшного ЧУЖОГО.


Я двумя руками вцепился в эту прекрасную диковинную игрушку, орал, что ни за что на свете не отдам её, ведь я её не украл. Орал, что люди из-за океана прислали подарки, а не подачки. Убеждал мать, что делиться - это нормально. Если поделились со мной, то и я буду делиться.


Но геймбой был разбит об стену.


Наверное, так рыдать я больше не буду никогда.


Не берусь утверждать, но мне кажется, что остальные подарки постигла та же участь. Я не видел на одноклассниках ни этих шапок, ни джинс. Пластыри с картинками тоже не всплывали, а из всей горы канцелярии иногда мелькали только отдельные ручки-карандаши.


Конечно, вещи могли забрать старшие сестры-братья, шапку могли отнять гопники. Канцелярию  вполне могли распродать родители и на эти деньги купить что-нибудь существенное, но ...


Но я прекрасно помню, как отец одноклассника, такой же бедный, как и наши родители, человек, вдруг нарочито-громко стал вещать своему сыну, какую классную машину он собирается купить и как здорово им будет на ней кататься. Машина у него так и не появилась, просто неподалеку стояли родители Максика, которые приехали за ним на машине.


Несмотря на все это безобразие, я до сих пор тепло вспоминаю эти "подачки". Столько они подарили радости и восторга. Если бы я был силен в английском языке, я бы даже запилил этот пост где-нибудь на реддите и сказал бы всем причастным огромное спасибо.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: