538

Кибер.

- Сожалею, мистер Салливан, но это невозможно.


Рон Салливан (35 лет, разведён, имеется ребёнок) стоял напротив врача в небольшом кабинете приёмного покоя.


- Но, доктор, обычная диагностика, только-то!


- Нет, Рон. Простите, конечно, но больницам запрещено обслуживать киберов по вопросам, связанным с искусственными органами - начиная от техосмотра и заканчивая пересадками. Ваша просьба относится к этой категории.


- Доктор, у меня аритмия, а до гарантийного срока остаётся всего два года!


- Ну, ничем не могу помочь. Обратитесь...в любой техцентр или автосалон. Вам там ваш движок так расточат - ещё пять лет проходите!


В голосе доктора чувствовалась фальшь. Ещё бы - даже дети, только-только идущие в школу, знают - органы с гарантийным сроком не работают после его окончания ни дня.


Рон, разумеется, был в курсе этого.


- Док, у меня дома сидит мой маленький сын. Я хочу увидеть его хотя бы в пятнадцать лет, дать ему хоть какие-то уроки взрослой жизни. А эта чёртова машинка, - он постучал себя в грудь. - не даёт мне никакого покоя!


Он покраснел. На лице его вздулись желваки, а челюсть машинально начала пожёвывать что-то невидимое.


- Я прошу прощения, мистер Салливан, но вы не могли бы успокоиться? Иначе вас выведут из моего кабинета под руки и вышвырнут из нашей больницы. Оно вам надо? - голос врача звучал насмешливо. Он-то понимал, что всей полнотой власти в кабинете обладает он и только он, а не этот горе-вояка.


Рон неожиданно снова поднял глаза на доктора.


- Но ведь вы же давали клятву Гиппократа? Обещали помогать людям? - в его голосе слышалась дрожь.


- Я сожалею, мистер Салливан, но вы официально не признаётесь человеком. А теперь прошу простить - у меня много работы. До свидания.


Доктор нажал на небольшую кнопку на столе. Над дверью зажглось слово "Следующий".


Старший сержант в отставке, а ныне - работник на стройке, Рон Салливан вышел из кабинета, опустив плечи.


Просто он не был человеком.


"Странно, что при этом я плачу налоги, как обычный американец." - подумалось ему и он слегка улыбнулся.


***


Это было давно.


Если точнее - 22 сентября 20.. года, 18-15 вечера, неподалёку от одного маленького городка, затерянного чёрт знает где.


Тогда Рон вёл группу солдат по пересечённой местности. Ничего необычного - просто разведка.


Но у войны множество лиц, и она показала то из них, что не имело отношения к реальности Рона Салливана и пятерых его спутников. Это уже потом Рон узнал, что там было старое минное поле, чёрт знает когда и для чего созданное. На картах оно обозначалось на несколько километров восточнее.


Поэтому, когда под ногой идущего спереди что-то щёлкнуло, он не обратил внимания. Когда же перед его лицом взвилась маленькая смерть, упакованная в изящную металлическую оболочку, он только и успел крикнуть "Ложись!". А потом всё померкло.


Очнулся он уже в военном госпитале. В его груди билось новое, механическое сердце, а воздух по организму гоняли искусственные лёгкие. Аорта представляла собой эластичный шланг, а кости в груди заменили металлической пластиной - никто из хирургов не пытался даже собрать что-то похоже на рёбра из фарша осколков, кости и плоти.


Как Рон выжил, он не понимал сам. Врачи что-то говорили про "удачное падение", про "боевой костюм, запечатавший рану и не давший крови политься наружу", про "встроенную мини-аптечку", которая позволила протянуть до госпиталя. Но на Рона эти фразы не действовали. Теперь он был лишён того занятия, которое любил по-настоящему - больше не мог испытать горяки боя или того чудовищного потока адреналина, бегущего по жилам...


Операции покрыла страховка. Протезы, напечатнные на 3D-принтере, стоили копейки. Самым крупной из затрат оказалась простая, как сапог, металлическая грудная пластина.


Через два месяца он приехал домой. Родители сначала поохали, а потом привыкли. Девушка, когда они в первый раз остались вдвоём после его приезда, горячо прошептала ему на ухо: "Шрамы только украшают мужчину, верно?"


Верно, подумалось ему. А потом и доказалось.


Постепенно жизнь вошла в какое-то спокойное русло. Он работал, женился, у него появился сын. Подошёл срок первой гарантийной замены протезов, которая прошла успешно.


Потом уже, через два месяца после этого, по телевизору сообщили, что такие, как он, больше не считаются людьми.


Секрет был прост - новое поколение протезов содержало в себе довольно "умную" начинку, призванную помочь отслеживать их состояние и предупреждающие владельца о скором окончании гарантийного срока. У одного из разработчиков этих суррогатов во время интервью поинтересовались, к чему приведёт такое использование. Он на секунду замолчал, собираясь с мыслями, а потом выдал тираду, в которой конечной целью назвал сращивание робота и человека. Всё бы ничего, если бы это интервью не увидели религиозные деятели...


Эти люди и так считали производство роботов "уподоблением Богу", а самих роботов - "посланниками Сатаны". Теперь же они начали очень громко рассуждать о том, что такие заявления греховны по своей сути и что люди, выбирающие такую судьбу - уже и не люди вовсе. Конечно, людей, считающих так радикально, было очень немного... Но это был тот самый чудовищный случай, когда 5% людей влияют на остальные 95%.


Начались демонстрации. Киберов в американском обществе было максимум полпроцента, но это не останавливало толпу. В нескольких городах случились расправы над людьми, заподозренными в использовании такого рода "примочек". В этот-то момент и активизировались политики.


Они-то и выступили за ограничение прав киберов, в первую очередь заботясь об их безопасности ("Само собой!" - в такие моменты ехидно восклицал Рон Салливан). Тогда их даже так и не называли - Рон хорошо помнил, что слово "кибер" появилось потом, в окончательной формулировке официального законопроекта. До этого момента самым мягким обращением к нему было "парень", сказанное каким-то бомжом, когда он проходил мимо помойки. И то - он был ему благодарен. Ему казалось, что каждая собака в Брокен-Хиллс знает, что он носит в груди металлическое сердце.


К несчастью для него и остальных бедолаг, пользовавшихся такими "суррогатами" (тоже словечко, прилипшее к этой технике в ходе всего этого процесса) органов, в тот момент времени президент попался очень бесхарактерный, а фракция республиканцев в Конгрессе уже двадцать лет как доминировала. Поэтому эти "чёртовы консерваторы" (это было самое мягкое выражение, которое Рон позволял себе в адрес политиков) сумели продвинуть этот законопроект - о признании людей с роботизированными протезами ограниченными в гражданских правах и свободах. Президент не смог противиться, и подписал это решение.


С тех пор в жизни Рона всё изменилось. На работе он оказался не нужен ("Вот ещё, связываться с этой жестянкой"), жена ушла, бросив ему напоследок: "Ты - бессердечное существо, Рон", оставив ему двухлетнего Джо, а родители очень мягко посоветовали ему уехать из этого города, чтобы ничего не нарушало его тихий, размеренный быт. Он не был на них в обиде - в конце концов, они не бросали его - каждый день они звонили по видеофону, болтали с Джо, обсуждали новости. Просто они были довольно далеко от него, вот и всё.


Потом случился следующий удар - неожиданно на сторону этого закона встали и учёные - в основном, биологи, поддерживающие точку зрения о том, что данные импланты выполняют свои функции в организме киберов не так, как в организме человека. Что, к примеру, принцип работы механического сердца отличается от принципа работы человеческого, что лёгкие человека совершенно иначе качают воздух по его организму, нежели искусственный аналог ("Само собой!" - восклицал Рон Салливан, когда обсуждал это в тесном кругу таких же, как он). В общем, с тем, что киберы - это не достижение науки, а всего лишь ложная тропинка на её пути, начало соглашаться всё больше людей.


Впрочем, место домыслам и слухам было всегда. Жёлтые газетёнки и интернет-форумы писали, что всё это - не просто так, что элита хочет жить вечно, просто заменяя себе органы, а люди будут продолжать умирать ("Вы что, с ума сошли?" - в таких случаях говорил Рон, знавший, что эти органы заменить действительно невозможно, и что элите проще достать донорские.) Научые журналы то и дело печатали небольшие статейки биологов, посвящённые этим вопросам, где делались аккуратные замечания по поводу того, что сроки службы таких органов постепенно растут. Рон хорошо знал, что теперь гарантийные сроки органов примерно равны пятнадцати годам, но из этого вытекала куча проблем - начиная от необходимости менять батареи и заканчивая фильтрами искусственных почек, которые начинали при отсутствии контроля за ними не "чистить" организм, а, напротив, "засорять" его. Конечно, ты проживал эти пятнадцать лет, но страховая компания уже не оплачивала такие операции, а врачи их не делали. Так что слова врача про автосервис и техцентр отчасти были правдой - кибер мог пройти в них обслуживание... Но при этом получал метку кибера, которой был обязан подтверждать свою личность при любой покупке, проезде в общественном транспорте и прочее. Иначе маленький чип, встроенный прямо в ладонь, бил своего обладателя током. ("А оно мне надо?" - думал Рон Салливан, проходя мимо таких мастерских.)


Его же искусственное сердце и лёгкие работали уже восемь лет без перерыва. Обе системы его устраивали, кроме, разумеется, того факта, что ему осталось жить полтора года с этими примочками внутри. Будь бы у него проблема с любым другим органом - доктора бы и не посмотрели на то, что он кибер. Его печень, желудок, кишечник - это всё вполне заменимо органами других людей или излечимо лекарствами. Импланты оказалось невозможно заменить. Потому что закон - он и есть закон.


Рон хмыкнул и направился к своему дому.


Он жил на отшибе небольшого городка, в уютном одноэтажном домике, купленном со сбережений. Тут же его ждал Джо, его сын.


А вот и он, сидящий на крыльце и мирно попивающий из кружки какао.


- Привет, пап! - он не кинулся обниматься, он просто приподнял руку в приветственном жесте.


Джо, само собой, знал, что папе осталось жить всего полтора года. Но для него время ещё текло медленно, поэтому он и относился к этому с совершенно детским спокойствием. Правда, иногда, когда просыпаясь по утрам, он понимал, что его подушка мокра от слёз, потому что он плакал во сне - или перед ним, он уже не помнит.


Рон присел на ступеньку ниже и посмотрел на своего сына.


- Что нового? - спросил он у отпрыска.


Тот в свою очередь приложил чашку ко рту.


- Ни-че-го-шень-ки! - прокричал он, слушая свой глухой из-за сосуда голос. - В школе всё нормально, по ТВ - опять какая-то ерунда, а в сети, как всегда - спойлерят те серии тех сериалов, что я ещё не видел.


Рон улыбнулся. Ему нравились такие вечера - сидеть с Джо на крыльце, общаться, что-то рассказывать ему.


- Пап, а мама приедет к нам на мой день рождения?


Этот вопрос застал Рона врасплох.


- Эммм...Боюсь, что нет, Джо. Она занята.


"По крайней мере автоответчик в её доме так утверждает." - подумал он. Действительно, она жила в Денвере, не очень далеко, но старательно игнорировала общение с Роном, говоря обычно только с Джо.


Неожиданно электронное сердце решило подбарахлить. Рон аккуратно потёр грудь, но это не укрылось от внимания сына.


- Пап, тебе больно?


- Нет, - с вымученной улыбкой сказал Рон. - Просто зачесалось. У нас есть что-нибудь на ужин?


Джо вскочил со своего места.


- Ужин! А я-то думал, про что я забыл! - после чего унёсся в сторону кухни.


Рон подхватил его кружку, взгромоздился на самую верхнюю ступеньку, и уставился вдаль, то и дело отхлёбывая из кружки какао. "Побольше бы таких моментов." - подумалось ему.


- Пап, ты же там не пьёшь моё какао? - голос сына из кухни был слабо слышен.


- Нет, ты что! - улыбнулся Рон, делая глоток горячего молочно-шоколадного напитка. - Ни капельки не выпил.


- Да знаю я, что ты сейчас пьёшь моё какао и глазеешь на город! Иди в дом, тосты уже готовы! - голос Джо обещал ему шуточную взбучку, если он прямо сейчас не придёт.


"Почаще бы так." - пронеслось в голове Рона, когда тот заходил в дом.


***


Его бросало то в жар, то в холод.


Спать нормально Рон не мог уже полгода. Сердце постоянно сбивалось с ритма, поспать спокойно удавалось часа три, не больше.


В то же время появилось и неприятное чувство нехватки воздуха. Он дышал своими лёгкими, но казалось, что они специально выпускают наружу малую часть того живительного кислорода, что ему так нужен.


Он не бросил работу, но появлялся там всё реже. Начальство, прежде довольное его деятельностью, теперь то и дело грозило его уволить.


Рону, впрочем, становилось всё больше и больше плевать на окружающую действительность.


"Странно всё это." - думал он, лёжа на кровати. "Вот я раньше и не думал о том, что умирать - это страшно. Нет, разумеется, что-то такое в голове было, но пока я служил в армии - об этом не вспоминалось, когда я лежал в госпитале - была только радость от осознания того, что жив, когда вернулся - ощущение того, что жизнь ещё будет продолжаться".


Он встал с кровати и подошёл к окну. Солнце ещё не успело встать, но горизонт потихоньку озарился розовым.


Пискнул браслет на запястье. Цифра, горевшая теперь на нём постоянно, изменилась на пару чёрточек. Рон бросил косой взгляд, уже зная, что ему ответит устройство.


- 144 дня. - механическим, тихим голосом отозвался браслет.


Рон закашлялся.


- Да-да, спасибо. Я в курсе. - прошептал он, лёг обратно, и спокойно уснул.


***


Решение пришло Рону в голову как-то само.


Точнее, не так.


К ним приехала его бывшая жена.


Он видел из окна, как к его дому подъехала небольшая изящная машинка, из которой выпорхнула миниатюрная, хрупкая фигурка. Если бы у него было бы его сердце, оно бы сейчас зашлось в бешеном темпе.


Но суррогат в его груди был спокоен и отрабатывал свои 60 ударов в минуту.


Рон спустился по лестнице и открыл дверь.


- А ты совсем не изменилась. - с улыбкой сказал, смотря на неё. Да, она уже не была похожа на ту девушку, в которую он влюбился пятнадцать лет назад, к которой вернулся двенадцать лет назад, и которая бросила его девять лет назад. Она немного постарела...Или повзрослела? У девушек есть странная особенность - они до какого-то определённого момента практически не меняются, а потом неожиданно даже не взрослеют - а стареют.


У его бывшей жены, Эмили, старения, судя по её энергии, не намечалось.


- Изменилась, просто ты этого не замечаешь. - она впорхнула в его дом. - Сколько тебе осталось, Рон? - в её голосе промелькнуло беспокойство.


- 125 дней, 16 часов и 52 минуты. - спокойно ответил ей он.


Эмили тут же рухнула на один из стульев в коридоре.


- Рон...А ты не мог сказать раньше? Я бы что-нибудь придумала. Мы бы что-нибудь придумали...


- Я пытался, но твой автоответчик, видимо, не очень любит доносить до тебя информацию.


- Не автоответчик - муж очень не любил. - ответила ему Эмили. - А теперь мы с ним в разводе.


- Что так? - безразлично спросил Рон, переборов приступ кашля.


- Не сошлись характерами. - спокойно парировала его выпад Эмили. - А где Джо? Я ехала к нему на день рождения, а теперь нигде его не вижу. - она осмотрелась вокруг.


- Он у родителей, Эм. - ответил он ей, вспомнив это милое прозвище, которая она получила, едва попав в его компанию.


- Мог бы и предупредить. - Эмили сказала это беззлобно, просто констатируя факт. - Жаль, я хотела увидеть мальчика.


- Ты могла сделать это в любой другой его день рождения.


- В другие дни рождения около него был ты. А в том, что ты сможешь организовать своему сыну праздник, я не сомневалась ни капельки.


- Мог. И организовывал. Потому что ты не считала своим долгом приехать и посмотреть на него...


Речь Рона прервалась чудовищным кашлем. На несколько секунд ему показалось, что часы врали ему, и его гарантийный срок уже наступил. Он нашарил взглядом, прыгающим от кашля, своё запястье и увидел там те же самые цифры: "125:16:52:01...00...51:00).


- Рон, что с тобой? Может, тебя по спине постучать? - голос Эмили доносился откуда-то издалека.


Он усилием воли разогнулся и прервал этот приступ кашля.


- Нет, не забывай - я же железка частично, такие фокусы не помогут. - он снова согнулся и начал перхать. Во рту появился вкус, который не вспоминался ему все годы, пока он носил в себе искусственные органы - мокрота.


- Ого. - он сплюнул на ковёр тягучую слюну, после чего снова выпрямился. - Я и не думал, что такое может и с искусственными лёгкими произойти.


Эмили смотрела на него с ужасом. На ковре расплывалось чёрно-зелёное склизкое пятно.


- А Джо это видел? - спросила она, брезгливо морщась и показывая вниз.


- Нет. Я стараюсь при нём вести себя как раньше, но мне трудно.


Пока он говорил, Эмили всматривалась в черты лица напротив. Запавшие глаза, круги под ними, сухие губы, бледная, дряблая кожа. Через эти черты, как через посмертную маску, проступал облик старого Рона - молодого, красивого, с белоснежной улыбкой и загорелой кожей.


Неожиданно к её горлу подступил ком.


- Ронни...Прости меня. Я...Я и не думала... - она не смогла сдержать слёз и обняла его, прижимаясь к нему, отмечая про себя, что тот как-то усох и одряблел с момента их последней встречи.


- Ты и не думала, что будет, если ты оставишь меня одного с Джо? Не волнуйся, Эм, я давно тебе это простил. - Рон поглаживал свою бывшую жену по волосам, тоже неосознанно прижимаясь к ней. - Я боюсь, я не прощу тебе, если ты пропустишь ещё один его день рождения.


- Не пропущу. - раздался приглушённый голос его жены.


В это самое время на улице зазвенел велосипедный звонок. Джо возвращался домой.


***


18 дней, 15 часов, 10 минут.


Руки, лежащие на руле, были похожи на смятые пакеты из крупного гипермаркета - такие же белые и покрытые сеткой морщин.


Человек за рулём тяжело дышал, то и дело закашливаясь. Машина набирала ход, то и дело взбрыкивая после каждого приступа её владельца.


Подросток, сидящий возле него, посматривал на своего отца со смешанными чувствами. Тут была и жалость, и боль, и пробивающееся из глубины чувство одиночества - как так, осталось чуть больше двух недель, и не станет папы, самого близкого человека на Земле?


Мальчик то и дело мотал головой, не в силах представить этого.


Ровная дорога стелилась под колёса машины сама, через нагретый воздух полупустыни она двигалась, как горячий нож сквозь масло, наматывая новые цифры на одометр.


Автомобиль Рон приобрёл на сбережения. Это был "мустанг", один из первых. Стоил он каких-то баснословных денег, но Рон не стал экономить. Сегодня он ехал в своё последнее путешествие, и хотел, чтобы оно было класса "люкс".


Под капотом всю дорогу взбрыкивали две сотни американских жеребцов, то и дело срываясь в бешеный галоп. В такие моменты и Джо, и Рон радостно смеялись.


Когда-то давно Эмили, видя, как он играет со своим сыном, сказала ему:


- А я поняла, в чём разница между мужчиной и женщиной.


- В чём же? - спросил Рон, не отвлекаясь от игры - его персонаж ожесточённо оборонялся, то и дело нанося резкие удары бессистемно атакующему самураю Джо, радостно вскрикивающему при каждом удачном действии.


Эмили вернулась из кухни их дома, протирая полотенцем мокрую тарелку.


- Девушку можно считать женщиной, когда у неё появляются дети. Она, конечно, может продолжать вести себя так, как вела раньше, но всё-таки она становится взрослее.


- А мужчины?


- А мужчины не рожают - поэтому есть в вас что-то детское всю вашу жизнь. - улыбнулась она и приобняла Рона за плечи.


"Это происходило всего два месяца назад. Почему же я подумал, что это было давно?" - спросил сам себя водитель машины, мчащейся по дороге на севере Мексики.


"Хотя, я знаю, почему. Потому что будущее всегда ближе, чем прошлое. Вперёд во времени мы двигаемся каждый день, засыпая в сегодня, а просыпаясь - в завтра. Вот почему будущее всегда будет ближе чем прошлое."


Он задумчиво осушил до дна пакетик апельсинового сока и выбросил его в окно.


"Поэтому, когда я вижу в социальной сети пост с фразой вроде "2100 год ближе, чем 2030", я понимаю, что его составитель, в общем-то прав. Ведь в будущее двигаемся мы все, вне зависимости от того, желаем мы этого, или нет?"


Доведя эту мысль до конца, он протянул свою руку и погладил Джо по голове.


" Ничего, парень. Если мой план выгорит, то мы с тобой ещё надолго останемся вместе на этой грешной планете." - пронеслось у него в голове.


На горизонте появился небольшой городишко.


- Джо, проверь по карте - это место?


Парень пробежал пальцем по экрану планшета.


- Ага! - он повернул голову, посмотрел на Рона и радостно улыбнулся.


Рон тоже улыбнулся и надавил на педаль. Машина радостно взрыкнула и поехала быстрее.


***


- Компадре, а ты не боишься ответственности за то, что мы сделаем, а? - человек, который попросил называть себя Альваресом, спросил это у Рона с лёгким испанским акцентом.


- Нет, конечно. - Он показал руку с браслетом, на котором отсчитывалось время. - Мне осталось-то сколько? Смысл бояться?


- Отсутствует. - пожевав во рту сигару, ответил Альварес, после чего сплюнул. - А что с донором надумал?


Рон подозвал к себе мексиканца и зашептал ему на ухо, то и дело оглядываясь на Джо.


- Вот оно что... Компадре, я мог бы отказаться, но слишком уж хорошие деньги ты предлагаешь за эту операцию. Не боишься потом оказаться в тюрьме? - он снова сплюнул на землю.


Рон внимательно посмотрел на него.


- Я приехал сюда ради этого. Снял все свои сбережения. У меня нет работы там, в Америке. Я вернусь туда человеком, а дальше - будь что будет.


- А не жалко? - спросил Альварес, смотря на Джо, бегающего с его детьми по двору.


- Жалко, конечно. Но что не сделаешь из-за страха смерти? - спросил Рон, обернувшись к мексиканцу. Тот покачал головой, сплюнул на землю в третий раз, и пошёл к своему дому.


Один из лучших хирургов маленького города близ Эль-Пасо готовился к чудовищной операции абсолютно спокойно. Когда ты стоишь около операционного стола, иногда стоит забыть о том, что ты человек и представить себя машиной, чья задача - просто выполнить требующиеся от неё действия.


Вот и сейчас, думая о том, что ему предстоит завтра, он уже не ёжился и не боялся. Обычная операция, только-то...


***


- Мистер Салливан. - один из офицеров полиции зашёл в больничную палату. Больной на койке повернулся и его лицо осветилось улыбкой.


- Здравствуйте, офицер Донован. Что нового?


- Да как обычно. Как вы себя чувствуете?


- Я снова человек, а что ещё мне нужно? - улыбаясь, ответил лежащий на больничной койке пациент.


"Он сбрендил. Чокнулся. Съехал с катушек. Зачем ты приезжаешь к нему? Его приговор уже был зачитан, теперь из этой палаты он выйдет только через семь лет, да и то не факт, что он не умрёт за время отбывания наказания." - шли ровным потоком мысли в голове полицейского, пока он смотрел на то, как в своей кровати Рон Салливан улыбается, глядя на него.


- Я в очередной раз хотел поинтересоваться, Рон - где ваш сын?


- Он с матерью. - ровным голосом ответил лежащий в кровати человек. - Они уехали туда, где нас нет. Я обещал им послать весточку, когда я выйду отсюда. Но о том, где они сами, я не имею ни малейшего понятия.


- А кто имеет?


- Бог, наверно. - ещё раз улыбнулся, глядя прямо в глаза офицеру полиции Доновану (28 лет, не женат, человек), Рон Салливан (40 лет, разведён, человек) .


***


А в это время, далеко на юге, мексиканский хирург готовил барбекю.


Он то и дело поднимал крышку гриля, и, убедившись, что куски мяса ещё не готовы, опускал её обратно.


В доме на кровати лежал очередной пациент, а его донор в данный момент времени запекался на углях.


"Как же хорошо, что свиные органы подходят людям." - пронеслось в голове у кулинара.

***
Привет подписчикам и простым читателям Пикабу!


Спасибо за прочтение этого рассказа. Оценивайте, комментируйте, подписывайтесь)

Дубликаты не найдены

+23

Армяне бы у нас в сервисе сделали лучше чем с завода, инфа сотка. И никаких чипов, что немаловажно.

раскрыть ветку 1
+1

Вполне возможно, если попадутся рукастые армяне)

+43

Как завернул а затем вывернул в конце рассказа). Я правильно понял что сын жив?

раскрыть ветку 8
+14
Да, он трансплантировал ему органы свиньи.
Рассказ потрясающий)
раскрыть ветку 5
+38

Я так понял Рон хотел трансплантировать себе органы сына, а ему поставили свиные. А сына пожарили и съели.

раскрыть ветку 1
+3

Спасибо за такую оценку рассказа)

0

А себе органы ~12 летнего сына?

-3

а сын у матери?

+3

Само собой, жив)

раскрыть ветку 1
0
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
+12
В преддверии Deus Ex: Mankind Divided
раскрыть ветку 1
+2

С радостью бы согласился, если бы ждал эту игру)

+6

Мистер Салливан

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
0

Мистер Салливан

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

Мистер Рональд О'Салливан

Иллюстрация к комментарию
+11

слишком. много. описаний.

нет, ну серьёзно. они у тебя получаются лучше, чем диалоги, но их слишком много. плюс раздражают комментарии в скобочках. большая часть из них - излишни. так же присутствуют взаимоисключающие друг-друга параграфы (Рону осталось 18 дней, он кашляет чуть ли не каждую минуту, но при этом радостно (?????) смеётся  с сыном, когда ревёт движок нового авто). отношения Рона и Джо - это шаблон в шаблоне из шаблона сделанный. этакая гипертрофированно-счастливая семья. так же ни коим образом не раскрыты характеры персонажей. рассказ вызывает множество вопросов, но не дает на них ответа. почему Рон купил машину и вообще хотел поездку класса "люкс", если у него после этого не останется никаких сбережений? и видимо заложив всё, что только можно, сбережения у него оставались, но он потратил их на машину. почему он взял сына с собой? как полиция узнала о том, что он был на операции? почему его держат в палате, а не в тюрьме? почему полицейский не смог найти сына и жену Рона? создается впечатление, что мексиканец пересадил органы сына, а не свиньи, так как вполне может быть, что мексиканец - каннибал и таким "хитрым" способом избавляется от трупа донора.

P.S рассказ мне понравился, но в нем есть некоторые ошибки. просто попытался критиковать

раскрыть ветку 4
+2

Ну, по поводу сбережений и поездки - почему бы и не шикануть напоследок? Операция всё-таки не даёт стопроцентной вероятности успеха, он вполне мог и на столе перед хирургом умереть.
По поводу содержания в палате: всё-таки органы свиньи - это не органы человека, организм будет их отторгать, а следовательно - жизнь пациента должна быть максимально удалена от внешних раздражителей иммунитета.

Полицейский не смог найти жену и сына: люди часто уходят на дно и их не могут найти, даже прилагая максимум усилий. Тем более - у них же нет меток киберов, их и не отследить особо.

А в целом, по поводу комментария - спасибо за критику, она довольно конструктивная и действительно оставляет пищу для размышлений)

Надеюсь, буду видеть вас в комментариях почаще) Спасибо за прочтение)

раскрыть ветку 3
0

по поводу злосчастной машины. если он думал о том, что есть вероятность не шибко приятной смерти, то имело бы смысл оставить деньги сыну, а не тратить их на машину, причем класса "люкс". это довольно дохрена денег. как минимум на обучение сына в универе, что для американцев довольно затратная и больная тема. из меня писатель хреновый, так как не хватает фантазии, но чтобы лучше излагать свои мысли, можно перечитать какого-нибудь любимого автора, но читать текст немного "под другим углом". просто смотреть на то, как автор излагает свои мысли. в вашем случае - присмотритесь к диалогам. а так вы уже пишите по всем известному шаблону (или около того):

описание местности

персонаж

описание персонажа

ключ для сюжета

описание следующей сцены

повторить всё что выше н-ое кол-во раз.

надо не просто писать, соблюдая эти пунктики, а наполнять каждый пункт чем-то своим. тогда и получается интересное чтиво. удачи в написании рассказов)

P.S могу подкинуть интересный сюжет)

раскрыть ветку 2
+5

Я человек простой: вижу @SilverArrow – ставлю плюс

раскрыть ветку 1
+3

Я человек простой - вижу @Ko3eJl059 - отвечаю на его комментарии)

Спасибо за оценку)

+4

Рон Салливан (40 лет, разведён, человекосвин)

раскрыть ветку 1
+1

Почему-то вспомнился после этого комментария свинокоп из Duke Nukem)

+6

Мне кажется, что в современных реалиях киборги наоборот стали бы привилегированными членами общества, если распространять на них идею толерантности. Было бы здорово почитать рассказ про человека, который напрочь отказывается заменять свои органы на искусственные и составляет меньшинство)

раскрыть ветку 13
+10

А я наоброт считаю что пгмнутые бабки поднимут немалую бучу как только в серию пойдут искуственные органы,либо выращенные. Будут на каждом углу кукарекать что это ересь и не богоугодное дело.

раскрыть ветку 8
+13
Бабки склонны умирать, киборги живут как минимум дольше.
+6

На самом деле - ничего им не мешает и сейчас ополчиться на носителей пересаженных органов и на детей, зачатых с помощью ЭКО..

Это может быть удивительно - но "биолуддитов" сейчас есть не так уж много.

раскрыть ветку 3
+2

буча должна кем то поддерживаться, иначе всем насрать будет

+2

ИМХО эти бабки будут просто кукарекать. Они не выйдут на демонстрации, не будут собирать подписи.

раскрыть ветку 1
+1

Кстати, отличная идея. Может быть, что-то подобное напишу)

@dihlofoss, и вас упомяну, как автора идеи)

раскрыть ветку 1
+1

Буду ждать, пишите)

0
Что-то похожее есть у Азимова.

"Сторонник сегрегации".

Хотя там есть сюрприз.

0
Советую почитать 200 летний человек
+3

А за что вообще ему "выносят приговор" на 7 лет?

раскрыть ветку 3
+4

За то, что перестал быть кибером, сделав незаконную пересадку органов.

раскрыть ветку 1
+1
Честно говоря бредятина. От начала и до конца.
0
Насколько я понял, киберам нельзя обратно становиться людьми.
+3

Круто!)) Единственное - насколько мне известно от свиньи можно пересадить только органы попроще (кишечник), но никак не сердце и легкие))

раскрыть ветку 4
+1

какой-то там клапан с сердца свиньи, пересаживают человеку

раскрыть ветку 1
0

Митральный клапан

0

Всё-таки речь идёт не про наши дни, так что наука могла скакнуть вперёд)

Спасибо за комментарий)

раскрыть ветку 1
+1
Да, вот только скакнёт она в сторону выращиваемых человеческих органов...
А что ему мешало подпольно поставить хорошие механические импланты?
МНого вопросов, и много мути).
+4
Если уж на то пошло, то Рон не должен был беситься. Без имплантов он бы еще на войне откинулся, а так прожил больше 10 лет "нечеловеком".
раскрыть ветку 1
+8

Ну, если считать любого человека, потерявшего ногу на войне и ходящего на деревянном протезе - нечеловеком, то это явно несправедливо.

+2

и за что его хотят посадить?

+2

2 раза перечитала, но все равно не поняла, почему он не поменял искуственные органы?

раскрыть ветку 1
0
"Так что слова врача про автосервис и техцентр отчасти были правдой - кибер мог пройти в них обслуживание... Но при этом получал метку кибера, которой был обязан подтверждать свою личность при любой покупке, проезде в общественном транспорте и прочее. Иначе маленький чип, встроенный прямо в ладонь, бил своего обладателя током. ("А оно мне надо?" - думал Рон Салливан, проходя мимо таких мастерских.)"

Получается у них была метка, и она давала какие-то ограничения, полностью лишая владельца "человечности"

+2

А за что его посадить хотят?

раскрыть ветку 1
0

Скорее всего, в законе о киберах есть запрет на пересадку человеческих органов киберам, т.к. в таком случае они фактически снова станут людьми. Врач ведь в начале сказал, что ничего не может сделать, и посоветовал идти в мастерскую.

+4

Надуманная муть

"Существуете ли вы мистер Джонс" вот это действительно интересно.

раскрыть ветку 4
+2

Прочитал предложенный вами рассказ - отличный, согласен с вашей точкой зрения)

По поводу надуманной мути - это ваша точка зрения, я не буду с ней спорить. Спасибо за комментарий)

0
Лем? :))
Этот тоже хорош. Подшлифовать и в сборник фантастики бумажный или в журнал типа "Искатель" (если еще издают).
0
Спасибо за рекомендацию, крутой рассказ. Можете еще нечто подобное посоветовать?
раскрыть ветку 1
0
Да всего Лема можно читать. Пьесы про профессора Тарантогу, дневниги Йона Тихого
+1

Очень понравился слог. Как то просто и понятно, что-ли.

Концовка не понравилась вообще, линия повествования, и без того рваная, даже не скомкалась - испарилась.

Мне кажется, Вы забываете описывать некоторые вещи. Вы то у себя в голове их обдумали, и считаете очевидными. Я бы работал над сюжетной линией.

Все ИМХО конечно же.

Успехов.

+1

Отлично, спасибо большое! :)

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо за комментарий)

+1
Весьма не дурно, сударь!
раскрыть ветку 1
0

Спасибо за комментарий)

+1

Класс!

раскрыть ветку 1
0

Спасибо)

+1

Классно! мне понравилось

раскрыть ветку 1
0

Спасибо)

+1

Отличный рассказ, прочитала с удовольствием)

раскрыть ветку 1
0

Рад, что доставил удовольствие)

+1

Мне понравилось. Очень

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо, очень приятно)

0
Спасибо за рассказ.
Исправь опечатку в исходнике:
...испытать горЧяки боя...
И не понял с годом - 22 сентября 20.. года, забыл вставить или в этом какой-то скрытый смысл?
0
Так Салливан знал, что пересаживает органы свиньи? Тогда зачем он взял сына, как они вернулись (вряд ли он после операции на следующий же день мог машину вести)?
0

все как надо. Очень нравится! Теперь один из моих любимых рассказов!

раскрыть ветку 1
0

Спасибо, приятно)

0

Кибер? Что? Уже сегодня ставят электронные "запчасти", я уже молчу о протезах ног, рук и т.д.
Написано красиво, но фантастики нет, да и в произошедшее очень тяжело поверить.

0

Читаю, а из головы "призрак в доспехах" не выходит

0
Круто!
раскрыть ветку 1
0

Рад, что вам понравилось)

-5

Здорово, прям очень хорошо)

Вот только вопрос: в чем прикол писать про американцев? Ведь и стиль у вас, косящий на классиков американской фантастики. Почему нельзя писать про родную страну, это ведь получится гораздо реалистичнее, чем сейчас - смесь американской фантастики 60х и современных американских сериалов.

раскрыть ветку 2
0

Ну, попробуйте переместить реалии этого рассказа в нашу действительность. Как мне кажется - довольно трудно это осуществить)

раскрыть ветку 1
+1

Я бы почитал рассказ про социализацию роботов в России. После приключений Электроника этой темы никто не касался. Можно написать что-то действительно оригинальное и стать тем, на кого в последствии будут ровняться.

ещё комментарии
Похожие посты
41

Шахматы

Он протянул мне надкушенный бутерброд.

- Будешь?

А почему бы и нет, в общем-то. Не ел уже несколько часов, и неизвестно когда удастся добраться до еды.

- Давай.

Мы молча жевали хлеб с колбасой. Довольно странно, насколько может сближать людей совместное употребление пищи, даже такой.

- А ты чего, с собой еду не брал, что ли? Или первый раз?

Съел я уже всё. Не ожидал, что голод с такой силой накатит. Я несколько секунд подумал и ответил:

- И то, и другое, если честно.

- Ооооо, брат, привыкай! Ты ещё молодой, у тебя впереди ещё десяток поездок, а если повезёт, даже, может, несколько десятков! Нравится-то за рулём?

- Да.

Мы помолчали. На самом деле, если бы не дружелюбность моего пассажира, то разговор бы вообще не завязался. Это не принято. Принято смотреть вперёд, сидеть ровно, и думать о своём. Вот этим мы и занимались ещё какое-то время.

- А вы куда едете? – тут уже не выдержал тишины я.

- На работу. А ты?

- И я на работу.

И вообще, когда это мы с ним на «ты» перешли? Ну что за дурацкая манера! На брудершафт мы не пили, вижу я его первый раз, и, скорее всего, через пару дней больше не увижу!

- А давай в шахматы сыграем?

- Во что?

- В шахматы.

Он потянулся на заднее сиденье и достал свою сумку. Самую простую чёрную спортивную сумку, которые делали и сто лет назад, и будут делать ещё сто лет. Раскрыл одно из отделений, которое закрывалось на примитивный замок «молния», и очень бережно вытащил оттуда маленький квадратик, размером примерно десять на десять сантиметров (при более подробном рассмотрении выяснилось, что восемь на восемь), накрытый пластиковой крышкой. Квадратик был раскрашен в коричневую и белую клетку по очереди, и каждая клетка занимала, на первый взгляд, один сантиметр. Судя по всему, те клетки, которые были коричневыми, когда-то были чёрными, просто выцвели от времени. Мой пассажир очень осторожно открыл пластиковую крышку, и высыпал на приборную панель горсть мелких фигурок. Часть была чёрная, а часть белая, примерно пополам и того и другого цвета. Все фигурки чем-то друг от друга отличались, хотя были и совершенно похожие. Ещё я увидел, что и белые и чёрные фигурки одинаковые.

- Шахматы, сынок, это такая очень древняя игра. В неё играли давным-давно, и придумали её в далекой стране Индии. А этот дорожный шахматный набор мне отдал мой отец, а ему отдал его отец, а тому его. Мой прадед играл в них ещё тогда, когда…

Он замолчал, посмотрел вперёд, потом на меня. Я тоже посмотрел вперёд. Наш поток чуть дёрнулся вперёд. Я нажал кнопку на приборной панели и машина тоже двинулась чуть вперёд. Вдалеке совсем ненадолго показался жезл направляющего, и в моей душе затеплилась надежда, что доехать удастся несколько быстрее, чем планировалось.

Тем временем, мой пассажир продолжил:

- … люди каждый день ездили на работу из дома, и с работы домой.

- Это как это так? Каждый день?

- Каждый день.

- И что они делали дома?

- Ну, всегда по-разному. Смотрели телевизор, общались с семьёй, играли с детьми, пили пиво с друзьями. Всякой ерундой, в сущности. Но такой приятной ерундой... Вот ты в каком году получил права?

- в 2178.

- А за руль сел первый раз?

- Неделю назад.

- Стало быть, в 2180?

- Ну да.

- А разрешение и пропуск ты как получил?

А вот это уже неприличный вопрос. Как говорится, в приличном обществе не спрашивают о четырёх вещах: о вероисповедании, о том, за кого человек голосовал на прошлых выборах, о размере заработной платы, и о том, как ты получил разрешение и пропуск на въезд в город. Поэтому я не счёл нужным отвечать, и просто замолчал.

Он смотрел на меня долгим и задумчивым взглядом. Вообще, странный это был человек. По его манере говорить и выражать мысли, можно было решить, что он уже давно старик, и ему уже перевалило за тридцать. Одежду носил он старую, как из прошлого века. Такая же была у него и сумка. И вообще все остальные вещи. В общем, был он какой-то весь устаревший. Заметив, что я рассматриваю его, он сказал:

- Дедовское это всё. Дедовское и прадедовское. Тогда ещё умели вещи делать, поэтому и ношу.

Я продолжал молчать. А что тут скажешь, каждому своё.

Мы молчали долго. Небо за окном уже начало темнеть, и по краям автострады включили ночной свет. Пошёл дождь, и капли на стекле оставляли зелёные разводы. Я включил антирадиационный фильтр и выставил на минимум потребление кислорода в салоне. До Москвы фильтров должно хватить. Унылый дождь за окном почему-то напоминал о доме и навевал грустные мысли. Вот что останется таким на все времена – так это дождь. И не важно, из каких он идёт туч: из серых, как раньше, или из жёлтых, как сейчас – в дождь всегда всем становится немного грустно.

- Ну так что, в шахматы? – нарушил молчание мой пассажир.

- Я не умею.

- Да тут не сложно. Давай научу.

В принципе, стоять ещё долго, а делать всё равно нечего. Почему бы и нет.

- Давайте.

Весь вечер он учил играть меня в шахматы. Оказалось, это достаточно увлекательная и интересная игра. Мало того, она даже и очень интеллектуальная. Я быстро усвоил основные ходы фигур, и думал, что ничего сложного в ней нет. Однако казалось, что мой противник знал какой-то секрет, у меня никак не получалось у него выиграть. Мы играли весь вечер, подвинувшись в потоке ещё два раза, но мне так и не удалось победить. Раз, наверное, на сотый, я не выдержал и спросил:

- Да в чём тут секрет?!?

- Нет тут никакого секрета. Думать надо, вот и всё.

Сказано это было по-доброму, без злобы, поэтому и обижаться не было смысла. Он стал объяснять мне ход своих мыслей, мы так разговорились и увлеклись, что я как-то рефлекторно даже спросил:

- Вас как звать-то?

Он дёрнулся как от удара, и я подумал, что слишком обнаглел. Нельзя спрашивать чужие имена. Нельзя и всё. Они для личного. Для близких людей, которые тебя ждут дома с работы, для жены, которую ты, как и все счастливые люди, сможешь увидеть, когда вновь вернёшься с работы домой. Кляня себе за фамильярность я поспешил извиниться.

- Да ничего страшного, - ответил он, - просто меня очень давно никто не называл по имени. – Васей меня звать.

Васей бы его назвать у меня язык не повернулся. Он мне годился, как минимум, в отцы.

- А меня Дима, - представился я.

Он зачем-то протянул мне раскрытую ладонь, но не так, чтобы в неё можно было что-то положить, а как бы немножко боком. Не успев полностью обдумать свои действия, я рефлекторно протянул свою навстречу, мы коснулись друг друга руками, и немного сжали ладони. Очень странные ощущения для меня, а для него как будто в порядке вещей, ничего не обычного.

Дальше мы просто продолжили играть в шахматы, продвинувшись ещё на пару метров в Пробке.

- Дядь Вась, а вы знаток истории?

Он задумчиво смотрел на шахматную доску, потом быстро поднял глаза на меня, как будто мой вопрос застал его врасплох.

- Ну знаю немного, а с чего ты взял?

- Ну про шахматы вы знаете, и вообще, создаёте впечатление умного человека.

Он в голос рассмеялся и смеялся очень долго. Смеялся чисто и беззаботно, не думая, что может обидеть меня этим смехом, и не задумываюсь о том, прилично это или нет. Ну разве можно обижаться на людей, которые так искренне смеются?

- Историю, сынок, хоть немного, должен знать каждый, - сказал он, хорошенько отсмеявшись и вытерев слёзы платком.

- А расскажите мне!

- Что рассказать?

- Ну как было раньше? Вы же начали уже. Про то, как на работу ездили каждый день, про то, что дома делали.

Дядя Вася повернулся к окну и очень долго смотрел на зелёные следы капель дождя, которые медленно стекали по стеклу. Казалось, что мыслями он сейчас где-то совсем в другом месте. Где-то очень далеко-далеко отсюда. А может, не далеко-далеко, а давно-давно отсюда. Я уже было решил, что он так и не расскажет ничего, когда его губы раскрылись, и он начал рассказывать свою историю.

- Давным-давно, Дима, как я уже говорил, люди ездили на работу каждый день. Каждый день, и только иногда у них были выходные. В выходные люди занимались всякой ерундой, хотя никто и никогда бы не признался, что это ерунда. Самыми важными вещами они занимались, вот как я скажу.

Вот тебе сейчас двенадцать лет, и ты уже совершеннолетний. Раньше, в этом возрасте ты бы ещё даже школу не закончил.

- Школу?, - я ещё несколько раз в уме произнёс это незнакомое слово.

- Ну да…, - какая-то глухая тоска показалась в его глазах. – Школу. Место такое. Учили там всякому разному. Русскому языку, химии, физике, истории. Ты поэтому историю и не знаешь, потому что тебя не учили этому, Дима.

- Так а зачем мне её знать, если мне это не нужно?

Если бы взглядом можно было проткнуть человека насквозь, то именно это бы и произошло. Я не видел ещё печальнее взгляда, чем у дяди Васи сейчас.

- Да много почему. Раньше люди работу поздно выбирали. Это сейчас ты с рождения учишься только нужному тебе, потом сдаёшь государственный экзамен и получаешь профессию в 12 лет. А раньше ты учился всему понемножку. И думал, думал, думал, кем бы тебе работать, и чем заниматься. Некоторые так всю жизнь и думали, никем в итоге не став.

- Вот это ерундааааааа. Так же неправильно совсем! А как же работать, когда тебя не научили? И куда всё остальное время тратить, которое оставалось во время учёбы?

- Да куда-куда, по-разному бывало. Книжки читали, в кино ходили. С девочками гуляли. Но у нас выбор был, Дим. Чем хочешь можно было заняться.

- Так а зачем он нужен-то был, этот выбор? И книжки зачем читать, тебя же научат всему, что для работы нужно. А голову засорять другой информацией – это значит понижать свою профессиональную планку! И с девочками зачем гулять, если тебя в 11 лет уже жена ждёт предназначенная только тебе?

- Да не так раньше было!!! Не так!!!, - он громко кричал, как будто это относилось к нему конкретно, а не к нашему прошлому. – Не так всё раньше было! Не знал ты заранее, кем работать будешь! Захотел – пошёл мешки разгружать, захотел – дома красить, захотел – пошёл, выучился и людям аппендицит вырезаешь. И не спрашивай меня, ради бога, что такое аппендицит!!! И Жён мы своих не знали заранее! Знакомились с девочками, дружили, в кого-то влюблялись, в кого-то нет. Счастливо жили? Не знаю, Дим! Но у нас выбор был, так жить или по-другому.

- Я всё равно не понимаю, так и что вам этот выбор, дядь Вась? Могло ведь и плохо быть? А сейчас всё хорошо, все живут спокойно.

Мой вопрос повис в воздухе. Мы ещё несколько раз продвигались в потоке машин, но он так и не ответил. Только когда я включил ночной режим движения и мы стали укладываться спать он продолжил свою историю.

- Раньше, Дима, людей намного меньше было. И машин было намного меньше. Мы почему могли на работу каждый день ездить? Потому что ехали по несколько часов максимум. Это сейчас ехать надо несколько недель. И скажи мне, ты когда-нибудь ездил со скоростью больше 30 километров в час? А раньше ездили. Раньше и 130 и 230 ездили. Потому что дороги были свободны. Раньше не сидели мы несколько недель в пробках с закрытыми окнами, потому что иначе отравленный воздух попадёт в салон. Раньше мы открывали окна нараспашку, высовывали одну руку из окна и гнали, гнали что есть мочи! От суеты, от работы, от дома, от скуки, от всего! Да от себя, в первую очередь, гнали! И ветер хлестал в лицо, и было полное ощущение собственного, пусть маленького и временного, но счастья. Не всегда так было, конечно. Была зима – и тогда все ездили с закрытыми окнами и включали в машинах печки. Лето было, осень, весна. А сейчас что? (с этими словами он ткнул пальцем за окно). Жёлтые тучи до горизонта в любое время года. Классная жизнь, по-твоему?

- Ну, дядь Вась, я, конечно, историю не учил, но кое-что знаю всё равно. Всё что вы говорите – это здорово и правильно. Но я всё равно не понимаю, зачем вам это маленькое, сиюминутное счастье? Когда можно всю свою жизнь полностью счастливо прожить! Есть работа, к которой тебя самого детства готовили, есть жена, которая будет ждать тебя, пока ты приедешь с работы. И вас же подбирают друг к другу, как единственные подходящие варианты!

Дядя Вася тяжело вздохнул. И как-то весь даже осунулся. Казалось, что он уже не первый раз вёл этот спор. И казалось, что он каждый раз проигрывал.

Ладно, твоя правда. Давай спать.

С этим словами он развернулся на своём кресле в сторону окна, подтянул повыше к подбородку свою куртку и закрыл глаза.

Ну и пусть себе обижается! Вроде бы взрослый и умный мужик, а таких простых вещей не понимает.

Я ещё немного посидел, глядя в автомобильный поток перед собой. Уже совсем стемнело, и только стоп-сигналы впереди стоящих машин освещали моё лицо и закутанного дядю Васю. Он мерно сопел, и, должно быть, уже крепко уснул.

Глядя на своего неожиданного попутчика, я почувствовал какой-то укол совести. Странное ощущение. Вроде бы я точно знаю, что прав, а хочется извиниться перед ним!

Пожалуй, так и сделаю завтра утром.

Кресло легонько завибрировало и включилось внутреннее освещение автомобиля. Ночь пролетела незаметно, как и всегда проходят ночи в этой пробке.

Я открыл было рот, чтобы сказать доброе утро и попросить прощения, за вчерашний разговор, но в салоне больше никого не было.

Он ушёл, даже не попрощавшись. С самого начала он производил впечатление очень странного человека, поэтому я бы не стал его за это винить.

Каждому уготована своя дорога. И он свою выбрал, стало быть.

Жалко только, что я извиниться не успел. Хоть даже и не знаю за что.

Загорелась лампочка сигнализирующая о приготовленном завтраке и я с удовольствием принялся за трапезу. Скоро буду на своей любимой работе. Всего дней 6 дороги осталось. А ещё через несколько месяцев снова увижусь с моей красавицей женой. Ну что ещё человеку нужно для счастья?

Лёгкий шум отвлёк моё внимание, когда машина в очередной раз дёрнулась.

На приборной панели лежала маленькая коробочка с шахматами.

Показать полностью
59

Цельнонатуральная оболочка

Идея этого рассказа пришла довольно неожиданно.
В комментариях под рассказом "Кибер" (http://pikabu.ru/story/kiber_4248193) пикабушники с никами @dihlofoss и @earven своими комментариями (#comment_66960365 и #comment_66960365) предложили мне немного другие условия, на которых может строится повестование на эту тему. Я прислушался к ним и вот такой рассказ вышел в итоге. Приятного прочтения)
***

Павел Семёнович опять ехал из поликлиники.


Он смотрел в окно. Мимо автобуса проплывали улицы небольшого городка в средней полосе России. Застигнутый утром врасплох, город как будто потягивался под гигантским рассветным одеялом, ещё не до конца проснувшись. На дороге было практически пусто, а выпавший ночью снег убирали немногочисленные дворники, одетые в оранжевую униформу.


Павла Сергеевича отвлёк лёгкий толчок чем-то твёрдым в плечо. Он нехотя отдёрнул голову от окна и глянул вбок.


Ему в глаза тут же врезался тонкий синий лазерный луч. На секунду став сеткой, прокатившейся по лицу, тот вернулся на прежнее место и считал узор сетчатки.


- У меня проездной. - ожидая окончания этой процедуры, немного раздражённо сказал Павел Семёнович.


- Я знаю. - Неправдоподобно маленькое лицо кондуктора, вернее, видимую его часть, украсила улыбка. - Просто проверка. У нас контроль на линии.


С этими словами он повернулся к другому пассажиру, давая возможность во всей красе рассмотреть место стыка между живой тканью и металлом протеза, который и скрывал практически полностью его лицо.


"Первое поколение." - подумал Павел Семёнович. - "Хотя чего я ожидал здесь? Людей, которых отличить от меня можно, только засунув в рентгеновские лучи? Провинция. На что хватило денег, то и приобрёл."


Он посмотрел на один из строящихся домов у обочины. На скелете девятиэтажки висело улыбчивое лицо, вторая половина которого была показана в разрезе и представляла собой союз живых тканей, металла и нанопроцессоров.


"Будущее уже здесь!" - гласила надпись над плакатом. Человек, изображённый на нём, был главным героем какого-то старого фильма. Павел Семёнович ухватился за обрывок мысли в своей голове. "Заменили селезёнку и сделали пластическую операцию...Помолодел на два десятка лет!" - вспомнилась ему фраза этого персонажа.


На его сиденье примостилась бабка, косо глянувшая на него. Её нога, слегка полязгивающая, постучала по полу.


- Мужчина, может, вы подвинетесь? Тут место для двоих, не для вас одного! - её голос звучал угрожающе. Разумеется, ответь Павел Сергеевич хоть что-нибудь, она бы немедленно начала упрекать его во всех возможных грехах. Но он промолчал, сдвинувшись в сторону окна и не повернув в сторону своей соседки головы.


- Поставят своё третье поколение и ходят. Богачи выискались, тьфу! Вот моя-то, - она постучала по дребезгнувшей в ответ ноге. - уже второй десяток лет разменяла - и ничего, до сих пор хожу!


Стоящая возле неё старушка, держащая в руках чемодан с уходящей в её рукав багровой трубкой, закивала.


- А вот у меня до сих пор сердечко, - она аккуратно подняла перед собой чемодан. - Стучит, как новое! Вот три года назад поставили - и ничего, хожу и радуюсь. Предлагали западное, подороже, но я отказалась. И денег жаль, и раз наша модель есть, почему бы её не выбрать? А то мало ли - в новостях передавали, что западные модели для нашего специально из ржавеющего материала делают! Мол, погоняют кровь по телу года два - и менять пора. Говорят, гарантийный срок кончается у них.


- Сказки это всё. - подал со своего места голос Павел Семёнович, не отворачиваясь от окна. - Не два года гарантийный срок. Сейчас уже пятнадцать лет.


- А вы-то откуда знаете, а? Видать, сами такие же себе поставили? То-то я гляжу, вас от обычного человека и не отличить! - одна из бабок аккуратно пощупала его руку.


- Не трогайте меня. Я вообще протезов не имею. Только зубы вставные. Но они не в счёт.


- А зря ничего не ставите. С ними и жизнь другая совсем! Бегать можно, прыгать. Дышать легко-легко! - в разговор включился молодой парень, переминающийся на двух белых, лёгких протезах ног. "Второе поколение. Ещё нет стремления маскировать с человеческим телом, но уже гораздо компактней и проще" - пронеслось у Павла Семёновича в голове.


- Так ты что ж, просто так их поставил? - голос сидящей старушки стал выше на пару тонов.


- Нет, не просто так. Сейчас же как - без протезов и работу не найти. А если работу не найдёшь - то и протезов получше не купить.


- Вот так в стране всегда. Я, когда молодая была, пыталась на работу устроиться... - стоящая старушка начала рассказывать какую-то историю.


- Извините. - мягко сказал Павел Семёнович, привставая, опершись на трость. - Сейчас моя остановка, можно мне пройти?


Его пропустили. Он потихоньку спустился на тротуар и пошёл к своему дому.


Перед ним пробежало несколько детей. У пары из них уже виднелись поблёскивающие металлические детали - родители заботились об их будущем, ведь чем новее у тебя протез, тем больше шансов показать, что ты не бедствуешь. Многие люди в том большом городе, откуда уехал Павел Семёнович, когда стал не в силах терпеть окружающих, даже брали кредиты ради того, чтобы шикануть и показать всем окружающим, что они богаты. Да, потом они питались лапшой быстрого приготовления и копили деньги на заменитель желудка, пусть даже самый старый и уже использовавшийся (такие продавали обычно не совсем легально, по факту отвязывая от старого владельца, пусть и после его смерти), но какое-то время они были королями жизни.


Павел Семёнович зашёл в дом и начал стягивать шапку. Потом вспомнил о чём-то, хлопнул себя по лбу и снова отправился на свежий воздух.


Через несколько часов уже гладко выбритый и одевший свой лучший костюм пенсионер сидел за праздничным столом. Внуки, заехавшие к нему в этот день, привезли с собой еды и пару свёртков - подарки, по их словам.


По телевизору шла "Ирония судьбы" - фильм, снятый почти век назад, но всё равно показываемый раз в год, к празднику. За ним, если верить телепрограмме, шло ещё две кинокартины, а потом - и обращение президента.


Постепенно комната начинала приобретать праздничный вид. Весело хохоча, он нарядил с правнучкой, которая косилась на "Наполеон", стоявший на веранде, лиловым глазом ("Очень модный цвет для глаз в этом сезоне" - по словам её матери), новогоднюю ёлку. Выпил незаметно от всех со своим внуком по маленькой рюмке коньяка, пристально глядя на то, как пропадает в открывшееся на секунду прорези рта в протезе лица содержимое бокала. С удивлением смотрел, как режет овощи внучка, аккуратно сняв один из пальцев со своей руки и вставив на его место старый дедов нож.


Вот уже и подходила полночь. За столом, общаясь и смеясь, сидела почти вся семья.


- Ладно, ладно! У нас до Нового Года осталось полчаса, давайте послушаем нашего аксакала, Павла Сергеевича! Давайте, дедушка! - внук аккуратно передал ему крохотную запотевшую рюмку, наполненную настойкой.


Тот встал, аккуратно вытер уголки рта салфеткой и посмотрел на всех сидящих в комнате. Несколько пар глаз - настоящих и искусственных - смотрели на него. Подрагивали в живых руках сидящих бокалы, наполненные разными напитками - и совершенно непоколебимыми оставались в руках механических.


- Мне очень приятно, что вы приехали, бросили свои дела, прочее... - Павел Семёнович аккуратно вытер некстати заслезившийся глаз. - Я буду кратким сегодня. Я желаю всем вам, вне зависимости от того, что происходит с вами, оставаться людьми. Ура!


- Урааа! - все сидящие за столом начали чокаться бокалами, продолжили смеяться и шутить.


У стола постепенно появилась бутылка с шампанским, а часы медленно приблизились к полуночи.


Картинка на экране сменилась видом на куранты. Ещё через несколько минут на экране появилось улыбающееся лицо президента.


- Дорогие киберросияне - и пока обычные члены общества!.. - начал говорить он.


А Павел Семёнович опять ушёл в себя. Он вспоминал тот Новый Год, когда его отец подарил его матери протез. Им было за семьдесят, ему - чуть за сорок. Тогда, в начале двадцатых годов, это было настолько радикальное новшество, что в США, к примеру, вообще признали людей с такими протезами неравными в правах по отношению к обычным американцам, да и до сих пор относились к ним с подозрением.


В России же это было признаком зажиточности. Он снова представлял в голове, как он восторгался, увидев этот аккуратный корпус и как плакал, когда его мать смогла, после пятнадцати лет полуслепоты, сказать ему: "Эта борода совершенно тебе не идёт, Пашенька", смотря на него красным, суженным зрачком в металлической глазнице.


Вспоминал и то, как выгнал из своего дома сына, который вставил себе электронный протез уха без всякого повода, просто так. Теперь он работал на спецслужбы и они очень редко виделись - обида была сильна, но с годами Павел Семёнович понял его поступок. Они даже созвонились пару месяцев назад, и его сын обещал приехать на Новый Год. "Что-то не сложилось. Работа помешала, наверно" - подумал про себя пенсионер.


- С Новым Годом, дорогие россияне. С новым счастьем! - уже завершал свою речь президент с голубого экрана.


Раздался первый бой курантов. Пробка от бутылки шампанского осталась в руке его внука, оттуда слегка плеснула пенящаяся струя.


Павел Семёнович вынырнул из омута своих мыслей и закричал вместе со всеми: "Урааа!".


Потом прошло ещё немного времени, и внук поднялся со своего места.


- Пойду, посмотрю подарки. Как думаешь, доченька, - он обратился к правнучке Павла Семёновича, погладив её по голове. - Где Дед Мороз оставил свои подарки?


- В корзинке на каком-нибудь сайте?


Стол грохнул смехом.


- Нет, старик пока не настолько интересуется Интернетом. Пойдём, поищем. - он взял её за руку и они вышли из комнаты.


Через несколько минут они вернулись, таща с собой кучу свёртков, коробок, пакетов. Постепенно осталось всего две коробки, которые они и отдали Павлу Семёновичу.


Он открыл одну и внимательно посмотрел на сидящих за столом.


- Да уж... - он выложил на гладкую поверхность, слегка подвинув блюда, биомеханический протез колена. Из второй коробки появился протез голени. Два высокотехнологичных устройства лежали на столе, как будто потерявшись в толчее блюд и став незаметными.


- Дед, ты, я знаю, не очень любишь все эти железяки... - его внук упёрся взглядом в пол, будто что-то разглядывая. - Но и ты нас пойми - мы всё время, как ни приедем, видим, как тебе тяжело с этой тростью. Может, всё-таки изменишь своё мнение?


Павел Семёнович внимательно посмотрел на него. Потом его лицо разгладилось.


- Я подумаю, малыш. Я подумаю.


В три часа ночи гости собрались ложиться спать. С трудом, но уместив всех в своём домике, Павел Семёнович зашёл в свою комнатку, держа в руках обе коробки. Он переводил взгляд с одной на другую.


Давным-давно, когда протезы только появились, он дал себе обещание - никогда не использовать их. Мысль Павла Семёновича была очень проста - человек всё-таки должен прожить только свой век, не стоит пытаться продлить его.


Он хорошо помнил тот день, когда принял это решение. На приёме у врача-кардиолога, который предлагал ему поставить искусственное сердце, он мягко покачал головой, отказываясь. Доктор пытался доказать ему необходимость этого, но Павел Семёнович молчал, не пытаясь доказывать свою правоту.


Через полчаса он вышел из кабинета, прижимая к груди длинный лист бумаги с рекомендациями и списком лекарств.


В них-то как раз и была проблема. С каждым годом врачи выбирали простой путь - заменять органы человеческие на их аналоги. Аптеки всё чаще стали торговать наборами по уходу за такими органами, не пытаясь ориентироваться на потребителей, не имевших таковых, а приходивших даже за редким теперь корвалолом или аспирином. Конечно, из их ассортимента не исчезали пластыри, бинты, прочие мелкие приблуды для лечения, но с каждым годом серьёзных лекарств становилось всё меньше. Шутка начала века про бабушку, спрашивающую антивирус в аптеке, постепенно становилась всё ближе и ближе к реальности.


Павел Семёнович уселся на скрипнувшую под его весом кровать и начал подкидывать одну из коробок, которая была поменьше, на ладони. Там пряталось колено - такое же, как у него, только лучше. Не будет вероятных травм мениска, щёлкающих суставов и боли.


Он улыбнулся чему-то, после чего сложил обе коробки в другую, побольше. Аккуратно открыл окно и выложил коробку на плотный, слежавшийся, ещё прошлогодний снег.


Тихо, стараясь не щёлкнуть, вернул ручку в предыдущее положение, после чего расправил кровать и улёгся, не раздеваясь, на одеяло.


"Наверно, я не усну в одежде" - было его последней мыслью перед тем, как провалиться в сон.


***


Врач вышел из палаты и подошёл к человеку лет тридцати, ожидающему снаружи.


- Вы знаете, ситуация лучше, чем мы полагали. Мозг был отключен на протяжении получаса, не более. Память относительно цела, потеряны только незначительные участки. Предлагаем вам обновить протез, это не встанет в большую сумму, просто немного дороже, чем обычное техобслуживание.


- А что произойдёт, если мы обновимся?


- Перезальём ему память. Ничего страшного - процесс обновления довольно приятен, если верить впечатлениям опробовавших. По крайней мере, на финальном этапе. Он вспомнит тот день, когда у него отключился протез. Полностью - с утра и до вечера. Это же вчера произошло, верно?


- Верно.


- Тогда он ещё раз проживёт Новый Год. Прекрасно, не правда ли?


- Хотел бы я так же, доктор.


- Так в чём проблема? Закажите себе тоже протез, а память перельём. Не такая уж и проблема сегодня.


- Я подумаю об этом. Мы сможем его забрать?


- Само собой, когда операция закончится. Постарайтесь создать ему условия, максимально близкие к тем, когда у него отключилась мозговая активность. Он практически не будет шокирован этим. Даже не вспомнит, я думаю.


- Хорошо, доктор.


***


Солнце било в окно.


Градусник снаружи показывал лёгкий мороз.


Павел Семёнович открыл глаза.


На пороге комнаты, комкая в руках шапку, стоял его сын. Поседевший мужчина лет пятидесяти, которого он видел в последний раз на фотографии лет десять назад.


- С Новым Годом, пап. С новым счастьем.


- У меня чувство, будто ты это уже говорил. - неожиданно для самого себя ответил Павел Семёнович.


- Это бывает, пап. То самое чувство, которое можно назвать только по-французски, верно?


С этими словами сын заключил в объятия Павла Семёновича. А потом наступила темнота.


Солнце било в окно.


Градусник снаружи показывал лёгкий мороз.

Павел Семёнович открыл глаза.

На пороге комнаты никого не было.

***

Так вышло, что я до этого никого не благодарил за помощь или участие в моей творческой жизни.
Так что сегодня я просто скажу всем, кто помогал мне, спасибо.

Спасибо пикабушнику с ником @OnesUponATime за ссылку на меня в его посте. В свою очередь, хочу порекомендовать вам его рассказы - действительно отличная проза.

Спасибо создателям этого сообщества - @Hawkril и @VanGogich за возможность поделиться своим творчеством не только со своими подписчиками, но и с другими любителями фантастики. Последнему - отдельное спасибо за пост со списком полезных для пишущего человека интернет-ресурсов, он очень познавателен и действительно мне помог.

Спасибо подписчикам. Вас уже хватает, чтобы попасть из Фермопильского ущелья "Свежего" в "Горячее", но хочется, чтобы вас стало чуточку больше)

В общем-то, на этом всё. Спасибо за прочтение. Оценивайте, комментируйте, подписывайтесь. Ваш @SilverArrow.

Показать полностью
36

Крушение

В первую очередь большое спасибо @Dust1984 за помощь и корректорскую работу над этим рассказом. Огромный привет его бабушке Капиталине Ивановне)


Предупреждаю сразу: получилось длинновато. Продолжение в комментариях.


Традиционно минутка рекламы.

Уже приличное время назад прочел сборник рассказов пикабушника @denisslavin, он не забрасывает это дело и продолжает писать, очень советую почитать его работы. Не скажу, что мне понравилось все, но кое-какие вызвали просто бурю эмоций. В его рассказах много тяжелых эмоциональных моментов, иногда почитаешь и радуешься, что у тебя не все так плохо, но если вы сильный эмпат и склонны к депрессии, то отложите до лучших времен.


Я обратил внимание, что упустил в своих работах такую популярную тему, как НЛО. Исправляю этот недочет и посвящаю этот рассказ каналу rentv, за просмотром которого я провел много одиноких вечеров. Правда это были совсем другие передачи, шедшие по выходным после полуночи. 

Но что было, то было. Ближе к телу делу...


Крушение


Ненавижу летать. Не боюсь, давно понял, что изменить ничего не смогу, если что-то случится, а именно не люблю. Сначала ты боишься опоздать на рейс, потом очередь на регистрацию, таможню и посадку. Заходишь в самолет и сидишь несколько часов в тесноте, глядя на замученных стюардесс. Понимаю, что работа у них не простая, и стараюсь не доставлять им дополнительных неприятностей. Вот так и сижу, пытаясь себя чем-то занять, и чувствую, как задница потеет.


Сегодня мой маршрут Москва-Новосибирск, это еще ничего. Прошлым летом я летал отдыхать в Доминикану, это было тяжело - цирк с пьяными клоунами, от которых никуда не деться. В общем, как на подводной лодке, чтобы ни происходило, ты становишься невольным участником, и никак не сбежать.


Завидую тем, кто легко засыпает в самолете, если бы у меня был такой навык, это бы существенно облегчило мои перелеты. Одно хорошо, летаю я не так чтобы очень часто. Командировки в моей работе не редкость, но обычно они довольно длительные. Работа на разных объектах позволила мне уже побывать в дюжине городов в разных концах нашей необъятной Родины. Так что, за исключением перелетов, мне работа нравится – позволяет изучать новые места, посещать достопримечательности, которые специально смотреть не поедешь.


Мой сосед так крепко спит, даже похрапывает. Надо убрать рюкзак, но не хочу ему мешать, пусть рюкзак постоит в ногах.


- Мама, посмотри! – прокричала девочка, сидящая за мной.


Я невольно посмотрел в окно, пытаясь понять, что она там увидела на такой высоте. Пробуя разглядеть что-то внизу, я не сразу понял, что ее так восхитило – мы же сидим у крыла. Переведя взгляд выше, я заметил предмет ее наблюдений. Не скажу, что разделял ее восторг, даже наоборот, у меня участилось дыхание и в груди застучал барабан.


Параллельно с нашим самолетом, чуть выше него, двигался неопознанный летающий объект. Он не был похож на тарелку, скорее имел сигарообразную форму. Сложно сказать, из чего этот космический корабль сделан. Его корпус был угольно-черного цвета, с множеством граней, блестевших в солнечном свете. Первое, о чем я подумал – это метеорит. Просто большой черный камень из космоса, но через секунду я отбросил это предположение. Он не горит и летит параллельно нашему самолету, а не вниз. Другие пассажиры тоже заметили нашего сопровождающего:


- Летающая тарелка! – закричал кто-то сзади.


- Чего? – не поняли с другой стороны.


- Да какая тарелка? – проявил эрудицию усач, сидящий впереди меня, и, вставая, продолжил, - Это стэллс, американский, только что он тут делает? Может война?


- Пассажиры, прошу успокоиться, - сказала стюардесса спокойным тоном и подошла к первому закричавшему, - Мужчина, ведите себя прилично. Вы же, вроде, не пьяный. Где вы тут тарелку увидели? – она наклонилась к его иллюминатору, пассажир что-то пытался ей объяснить, - Ой! Все пристегните ремни!


Последнюю фразу она кричала, направляясь в сторону кабины пилотов.


Начался настоящий гвалт, люди вскакивали со своих мест, кто-то кричал, а кто-то молился. Прибежавшие члены экипажа, вместо успокоения толпы, припали к окнам, в которых был виден НЛО.


Я не мог оторвать взгляда от звездолета за окном. Мои руки вспотели, горло пересохло, и я чувствовал, как меня бьет мелкая дрожь. Клянусь, если обойдется, обратно поеду на поезде. В задней части объекта что-то заискрило, и его ровный полет сменил траекторию. НЛО приближался к нам, не могу понять это поломка или они идут на абордаж. Я крепче застегиваю ремень, опускаю голову к коленям и кричу своему только проснувшемуся соседу:


- Пристегнись!


- Уже садимся? – только и успевает спросить он.


Удар.


Мигает свет, что-то говорит капитан. На меня кто-то навалился – дышать тяжело. Подуло холодом. Сильно. Маска! Нужно ее надеть. Да что же нас так крутит-то?


Господи, помоги, спаси. Знаю, что до этого не очень хорошо себя вел. Я исправлюсь. Боженька…


- Пожа-а-а-а-луйста! – я не заметил, как начал озвучивать свои мысли.


Удар. В этот раз сильный, очень сильный.


Проблеск света. Все вертится. Закрываю глаза. Остановка.


Пришел в себя, первым делом посмотрел в окно. Иллюминатор разбит, за ним снег, выжил. Начинаю осматривать себя – вроде все цело. Соседнее место пусто. Значит, мой сосед не пристегнулся.


- Вы живы? – обращается ко мне девушка сзади, - Помогите мне дочку освободить, прошу, помогите.


Выбравшись со своего места, пытаюсь помочь – вытаскиваем девчонку. У нее разбита голова, но не сильно, она уже приходит в себя:


- Мама, что случилось? Мы упали?


Отвратительный запах жженого пластика распространяется по салону. Видимо, где-то горит проводка. Оглядев салон, я заметил движение в нескольких местах – не одни мы такие везучие. Где-то пробивается огонь, я накидываю куртку, беру рюкзак и поворачиваюсь к девушке с ребенком:


- Надо выходить, одевайтесь, как бы пожар не начался.


Мы выходим. Не молодой, но крепкий мужчина выводит стюардессу. Когда вышли, осматриваю самолет – хвоста нет, кабина всмятку, уцелела только середина. Если это можно назвать уцелела – дырок хватает и в ней.


- Парень, слышь? – обратился ко мне человек средних лет с залысинами, - там одному пассажиру хреново, но жить он хочет, как и все, помоги вытащить.


Вытащили, но тяжело с ним пришлось. Орал, как будто мы его не спасаем, а мучаем. Выглядел он, конечно, не очень – из ноги кость торчит, дышит с хрипами, лицо распухло. Видимо, ребра сломаны и какие-то лицевые кости, нос точно.


Немолодой мужик, оказавшийся полковником в отставке, всех быстро организовал. Мы вынесли вещи, кому нужно было – оделся. Помогали выбраться всем, кто подавал признаки жизни, и разбили небольшой лагерь рядом с самолетом. Разожгли костер, благо на борту было достаточно вещей, которые можно было использовать в качестве дров. Проверили телефоны – сети нет. Как смогли обработали раненых, определились с тем, где находимся – Уральские горы. И, наконец, все устроились у огня, так как зимой здесь очень холодно.


- Не расслабляемся граждане, - начал полковник, - спать сейчас нельзя. Есть риск замерзнуть. Костер так дымит, нас найдут и спасут. Уверен, МЧС уже работает. Давайте знакомиться, меня зовут Семен, дальше по кругу.


- Игорь Валерьянович, - сказал самый пожилой из выживших. Потом осмотрелся и добавил, - В такой ситуации, просто Игорь.


- Варя.


- Света.


Две девчонки, похожие на студенток, заулыбались и засверкали глазками по сторонам.


- Меня зовут Митя, и я алкоголик, - пошутил следующий пассажир – парень лет 27. Никто над его шуткой не смеялся, кроме студенток.


Дальше сидел я.


- Витя, - как-то тихо получилось, - Виктор.


- Не мямли, Витек, все свои. Столько вместе пережили, - сказал Митя и хлопнул меня по плечу.


- Меня зовут Лена, - представилась стюардесса средних лет, ухаживающая за раненым, которого мы вытащили из самолета вместе с «лысым». – А это Коля, - указала она на лежащего рядом. Говорить ему было тяжело, поэтому он шептал, а Лена озвучивала.


Во время организации лагеря она говорила, что проходила какие-то курсы. В общем, она осмотрела всех, у кого были жалобы, перебинтовала голову девочке и увлеклась заботой о Коле.


- Дима, - представился «лысый», с которым мы тащили раненного Николая.


- Миша, - сказал крупный парень, от которого я за все время не слышал и слова. Он сидел и заворожено смотрел в костер. Даже когда называл свое имя, он не поднял глаз.


- Меня зовут Катя, - сказал девушка, сидевшая позади меня в самолете, - а это…


- Мам, я сама, - воскликнула девочка, - меня зовут Вероника, или просто Ника. Приятно со всеми познакомиться.


Этот задорный детский голос произвел на всех большее впечатление, чем дурацкие шутки Мити.


- Кто-нибудь понял, что произошло? – спросил Дима.


- В нас впился враждебно настроенный НЛО, - ответил Митя, - у меня есть запись, я успел заснять. Могу дать посмотреть.


- Так значит был НЛО? Это не шутка? – удивился Игорь, - А кто-то кричал, что это просто истребитель. Я на другой стороне сидел и подумал, что это прикол какой-то.


- Был, был, - важно подтвердила Ника, - это я его первая заметила.


- Правда, был, - подтвердила ее мама.


- Дай-ка посмотреть, что наснимал, режиссер, - подошел к Мите Семен.


Я не настроен был общаться и решил немного осмотреться, а заодно поблагодарить Бога за спасение. За один день я как-то стал очень набожным. Снег очень глубокий, это больше на плавание похоже, чем на прогулку. В нескольких километрах от нас виднелось что-то черное, и от этого объекта к небу поднимался густой дым.


- Думаешь о том же, о чем и я?


Я обернулся, рядом стоял Семен, он посмотрел вдаль и продолжил:


- Может это тарелка там догорает? Ну что дойдем? Покажем нашим братьям по разумы, что такое сибирское гостеприимство?


- Хотелось бы, но как-то страшно. Хрен его знает, кто там и какое у них оружие. Намерения их мне уже не нравятся, - я кивнул в сторону самолета.


- Вдвоем не пойдем, нужно побольше людей взять.


- О чем шепчетесь? Решаете кого на люля-кебаб пустить, если нас не найдут? – присоединился к нам Митя, - Понятно кого – раненного, конечно. Семен нахмурился, собираясь что-то сказать остряку, но тот, поднимая руки, в успокаивающем жесте, произнес:


- Ладно, шучу. Вы слишком серьезные для людей, у которых сегодня второй день рождение. Там Мишаня еды из самолета принес, пойдемте, перекусим.


Пока обедали у костра Семен начал приводить в действие свой план:


- В общем, мы с Витьком заметили в нескольких километрах что-то большое и горящее. Думаем туда дойти и проверить что это, - после этих слов я поперхнулся, своего согласия я еще не давал, - Кто пойдет с нами? Митяй, хватит к девчонкам колья подбивать. Твоя камера нужна – заснимешь первый контакт.


- Я не горю желанием, чтобы мне в желудок Чужие свои яйца откладывали. И камеру не дам. На мобильники запишите. Вон, профессора возьмите, будет научным представителем, - перевел стрелки на Игоря Митя.


- А я бы пошел! – Вдруг ответил Игорь, - но уже не в том возрасте, чтобы по сугробам скакать. Только тормозить вас буду. Да и в бою от меня, боюсь, мало толку. Разве что приманкой поработать, но тут уж увольте.


- Зассал, дед? Так и скажи, - не унимался Митя, - а как же на благо науки потрудиться?


- Я, внучок, - сделав паузу, сказал Игорь, - профессор кафедры гражданского права, так что в области уфологии мои познания скудны так же, как и твои во всем остальном.


Митя вскочил, чтобы надерзить в ответ, но Игорь, не обращая на его реакцию внимания, продолжил, поднимая указательный палец:


- Но, даже учитывая мой немалый жизненный и преподавательский опыт, так ловко с темы соскакивать, как ты, мне еще учиться и учиться.


- Ах ты, сука, - пробубнил Митя под общий хохот.


- Миша, составишь нам компанию? – спросил Семен, когда все успокоились.


- Если надо, схожу, - безынициативно кивнул тот.


Я посмотрел в лица остальных и подумал, что неплохо бы позвать человека, с которым мы Колю из самолета вытаскивали:


- Дима, не хочешь с нами?


- И хочу, и боюсь, - ответил он, доедая остатки из своего контейнера, - но не одних же вас отпускать.


- Мальчики, может не надо? – спросила Света, прижимаясь к подруге.


Семен куда-то отошел, и мне пришлось отстаивать его идею.


- Не думаю, что нам что-то угрожает. Если бы это было так, то инопланетяне были бы уже здесь. Думаю, наш костер видно издалека. А может это и не НЛО, а хвост нашего самолета, вдруг там кому-то нужна помощь.


- Может и хвост,- подтвердила Лена, - вы должны проверить, вдруг еще выжившие есть. Расслабься, Свет. Мы с неба упали и выжили, неужто каким-то зеленым человечкам отпор не дадим?


- Да, наверно, - как-то неуверенно согласилась Света.


- Только возвращайтесь скорее, - Лена посмотрела на меня, и в ее взгляде я увидел страх. Она сама не верила своим словам, но профессионал есть профессионал. Мне стало стыдно за себя, так как когда увидел ее на борту, сразу подумал: «Почему ее еще не списали по возрасту?» А теперь я рад, что она с нами – заботится о Николае, успокаивает остальных. Вернулся Семен. В руках он держал какую-то палку с острым куском металла на конце. У него получилось нечто вроде короткого копья.


- Ого, военный, времени даром не теряешь, - поразился я.


Он улыбнулся, протянул Игорю что-то и скомандовал:


- Группа, стартуем!


Мы вчетвером – Миша, Семен, Дима и я направились на встречу с «чужими». По дороге Семен рассказал, что оставил Игорю самодельный нож для защиты лагеря. Когда он делал себе копье, то нашел острый кусок металла, обернул его проволокой и тем, что попалось под руку. Хотел дать это кому-то из нас, но потом принял решение, что в лагере должно быть хоть что-то.


- Скорее для спокойствия, чем для безопасности, - подвел он итог.


По пути к нашей цели мы убедились, что горящим объектом был антрацитовый корабль пришельцев, а не часть нашего самолета. Когда мы подошли вплотную, осторожно окружая НЛО полукольцом, то убедились, что ничего подобного на Земле создать не могли. Корабль горел, но огня не было – он тлел, как бумага, и мелкие сгоревшие частички поднимались вверх. Именно их я принял за дым, когда увидел объект вдали.


От сигары, сопровождавшей наш самолет, осталась едва ли треть. Внутренняя часть практически выгорела, в обшивке тут и там были заметны сквозные дыры.


- По ходу сувенир на память взять не получится, - сказал Дима, обходя тлеющий корабль, - Пойдемте назад.


- И нам лучше поторопиться, - добавил Семен, указывая себе под ноги.


- Почему? – громко спросил я, - Что мы должны увидеть?


- Что случилось? – спросил Миша, выбегая из-за корабля на мой крик.


- Следы, - спокойно ответил Семен, - и они ведут к нашему лагерю. Подойдите ближе, их плохо видно.


Сначала это показалось мне и моим товарищам полным бредом. Какие следы? Мы проваливаемся в снег, чуть ли не по пояс, следы пришельцев мы должны были заметить. Снег вокруг НЛО был нетронут. А потом опытный военный показал нам свою находку – следы едва приминали снег, как будто инопланетянин шел не по снегу, а по лесной дороге после грибного дождя.


- «Чужой», - прошептал я, глядя на след трехпалой и, видимо, босой ноги, с очень длинными пальцами, - он направился в лагерь.


- И это плохая новость, - тихо сказал военный и громче добавил, - но есть и хорошая – судя по следам, он один и не очень крепкий.


- Почему ж мы его не встретили? – вмешался в разговор Дима, - Ведь мы шли сюда напрямую.


- Вот сейчас пойдем по следам и узнаем, - решительно сказал Семен, сжимая самодельное копье.


Последнее, что я услышал перед тем, как мы со всех ног побежали по следам к лагерю, была фраза Миши:


- А ведь я чуть не опоздал на этот рейс. И зачем только торопился?


Как оказалось, следы вели не к лагерю, а к самолету. «Чужой» видимо залез в него. Мы с Семеном забрались внутрь, а Миша и Дима пошли в лагерь, чтобы рассказать остальным о нашей находке и взять у Игоря нож. Пройдя по салону, мы ничего не нашли, кроме Мити, снимавшего на свою камеру останки пассажиров, которым не посчастливилось выжить. Когда подошли Дима с Игорем, мы уже выходили. Профессор, не пожелавший расставаться с ножом, спросил:


- Ну что? Нашли что-нибудь подозрительное, – И, фыркнув, добавил, указывая в сторону Мити, - кроме этого некрофила?


- Ничего, - отрицательно покачал головой я.


- Этого я и боялся, - произнес Семен, - давайте возвращаться в лагерь. Есть один вопрос, который нужно решить до появления здесь спасателей, - он обратился к Мите, - действительно, режиссер, имей уважение к усопшим, хватит снимать.


- Я уже закончил. Сколько выплатит авиакомпания - это еще вопрос, а этот эксклюзив сделает меня по-настоящему богатым человеком.


- Ну что за народ, - возмутился Дима, - только о деньгах и думают. Надеюсь, в кадр попадет, как трехпалая тварь отгрызает тебе голову.


- Не раньше, чем тебе, - огрызнулся Митя, и все направились к лагерю.


Мы перекусили остатками еды и шоколадками, из ручной клади одного из пассажиров. Солнце клонилось к закату, когда полковник встал и произнес:


- У меня есть информация, которую вы должны узнать.


- Что-то связанное с пришельцами? – поинтересовалась Варя.


- Подождите, - сказала Катя, - а нам точно нужно это знать? Я не хочу, чтобы нас с дочерью потом заставляли на красный фонарик смотреть, чтобы стереть память.


- Мы же не в кино! – рассмеялся Игорь.


- Вот именно, - продолжила Катя, - это я самый мягкий пример привела, - закончила она, кивая в сторону Ники.


- А действительно, - поддержала ее Лена, - нет человека – нет проблемы. Просто объявят, что выживших не было, и все.


- Вот, чтобы этого избежать, вы и должны меня выслушать, - ответил Семен, - А потом нам всем вместе придется принять непростое решение.


Против таких аргументов никто возражать не стал. Когда бывший военный начал свой рассказ, у меня возникли ассоциации с летним лагерем и страшными историями у костра. Отличие только в том, что в детстве это были сказки, а сегодня жестокая правда мира взрослых.


- Перед распадом Советского Союза, я служил лейтенантом в одном отдаленном местечке. Часть была секретная, и поблизости почти не было населенных пунктов, кроме одной деревни. Как сейчас помню ее название – Сахарово. В один «прекрасный» день в части появились люди в штатском и попросили командование о помощи, суть которой заключалась в оцеплении деревни. Нам никто ничего не объяснял, просто отдали приказ, но операция длилась несколько дней, и потихоньку мы вошли в курс дела…


- Можно я сниму твой рассказ, - перебил полковника Митя.


- Я бы тебе посоветовал не только не снимать, а стереть весь имеющийся материал или, по крайней мере, хорошо спрятать, - ответил Семен.


- А пока будешь стирать - подумай, кого на похороны пригласишь, - добавил Игорь.


- Вот вы ссыкотный народ! Уже и страны вашей нет, и КГБ нет, а вы все боитесь, - сказал Митя, но камеру убрал.


- Так что с этой деревней? – не удержался я.


- За пару дней до прибытия гостей из столицы мы видели летающий объект, который упал в озеро недалеко от Сахарово. Получается, что кто-то из начальства доложил наверх, и бюрократическая машина заработала. А когда надо, она умела работать очень быстро.


- Пожалуйста, ближе к делу, - поторопила полковника Света.


- В Сахарово был пришелец. Во всяком случае, так думали КГБшники. В озере, кстати, ничего не нашли. В этом нет ничего удивительного, сегодня мы видели, как растворяется корабль. Уж не знаю, откуда люди в штатском это знали, но по их информации «чужие» могут принимать форму людей. Как бы сейчас сказали – инопланетяне способны клонировать наши ДНК. То есть, прикоснутся к кому-нибудь и станут им, но возможность у них эта – одноразовая. Став человеком, «чужой» уже не может вернуть свой облик или превратиться в другого человека, так как люди подобными способностями не обладают. Приехавшие ученые брали кровь у всех жителей Сахарово, проводили долгие допросы, но никого не нашли.


- Какая-то хреновая история получается,- озвучил мои мысли Миша, - ни о чем, может там и не было никого.


- Может и не было, - согласился Семен, - только спустя несколько дней мы получили приказ уничтожить Сахарово со всеми жителями. Обеспечить национальную безопасность, так сказать.


- И что вы сделали? - Спросила Варя.


- А что мы могли сделать – выполнили приказ. Все жители Сахарово были убиты, деревня сожжена. Потом еще по ней и по озеру артиллерия прошлась. Дело наверно засекретили. Нам приказали держать язык за зубами. А потом СССР развалился и не до того стало – нужно было как-то выживать. Годы шли, а инопланетное вторжение не начиналось, вот я и забыл об этом до сегодняшнего дня.


- Нас ждет то же самое? – спросила Лена.


Мне как-то совсем не улыбалось быть расстрелянным после пережитого крушения, но больше беспокоил другой вопрос:


- Значит, пришелец может быть одним из нас?


Каждый из выживших стал оглядывать соседей.


- А давайте никому не скажем об НЛО, - предложила Катя, - Митя стирай свои фильмы к черту!


- Ничего я стирать не буду, но я все спрятал, - ответил он, - готов о пришельцах не упоминать. Пусть все уляжется, а через некоторое время можно будет этими записями взорвать сеть. Ты лучше дочке скажи, чтобы про летающую тарелку помалкивала, а то спалит нас первому же МЧСнику.


- Так мы поступить тоже не можем, - заявил Семен, - что думаешь, Игорь?


- Я старше вас, но и мне жить хочется. Думаю, вам всем тем более. Что ты предлагаешь? Только у тебя ест хоть какой-то опыт в этом вопросе.


- Мы должны вычислить чужого, - безапелляционно сказал полковник, - и предъявить его тем, кто прилетит нас спасать. Так у нас появится хоть какой-то шанс.


- И как мы сделаем то, что не смогли сделать ученые, - спросил Дима, - я не специалист, но если они берут человеческую ДНК, то это становится затруднительно тем более в таких диких условиях, - он махнул рукой в сторону заснеженной глуши.


- Насколько я понимаю, - начал объяснять свой план Семен, - «чужой» копирует человека, но не может забрать всю его память, только часть. В Сахарово жили люди простые, интернета в те времена не было, и на многие вопросы они просто не знали ответов. Среди жителей деревни не нашли «чужого» не потому, что они отвечали на все вопросы, а потому что не смогли ответить на многие общие. Наша задача найти правильный вопрос.


- Может все-таки просто умолчим про контакт? – предложила Света.


- А когда они Землю начнут захватывать, ты тоже голову в песок будешь прятать? – ответила ей подруга.


После этих слов Коля, молчавший все это время, поднял вверх руку в знак одобрения.


- Думаю, до утра нас не найдут, - сказал Семен, - давайте начнем. Кто чем занимается? Откуда вы родом? Если возникнут к кому-то вопросы – задавайте, только по очереди, а то мы сами себя запутаем. И главное – не будем делать скоропалительных выводов.


- Давайте я начну, - поднял руку Игорь, - как вы знаете, я преподаю гражданское право. Работаю в МГЮА. Живу в Москве, хотя родился в Воронеже.


- А зачем тебе, профессор, в Новосибирск лететь? - спросил Семен.


- На похороны друга летел. Учились вместе и всю жизнь поддерживали отношения. Я до этого в Новосибирске не был, а он в Москву раз в год прилетал точно. Вот такая ирония судьбы – летел, чтобы проводить друга в последний путь и чуть на свои похороны не попал.


- А имя у друга есть? Адрес? – подключился к допросу Миша.


- Алексей Валентинович Фомин. Адрес где-то записан, наизусть не скажу. Но у меня в телефоне есть номер его сына, я должен был позвонить по прилету. Только телефон сел.


Коля что-то прошептал, а Лена озвучила:


- Игорь, а какая статья за убийство?


- Как я уже сказал, я гражданское право преподаю. Уголовка - не моя специфика, но на этот вопрос отвечу – статья 105, 107 в состоянии аффекта, а 108 – превышение пределов необходимой самообороны…


- Ну, про 105 и я знаю, - перебил Игоря Дима.


- А что ты еще знаешь? – переключился на него полковник, - чем занимаешься?


- Я в банке работаю, в Москве. В Новосиб летел с проверкой нашего филиала. У них за последние несколько месяцев заметно упали показатели. Спрашивайте, что хотите, я в своей работе неплохо разбираюсь.


- Ты тут, видимо, один, кто в этом разбирается, - после затянувшееся паузы сказал Митя, - вот скажи, как банкир, что выгоднее – взять квартиру в ипотеку или купить, откладывая несколько лет деньги?


- Все зависит от условий кредита и экономической ситуации. Если тебе есть, где жить, и ты способен каждый месяц пополнять депозит не смотря ни на что, то выгоднее копить, конечно. Тем более сейчас, когда рынок недвижимости не то чтобы падает, но не растет. Но есть риски – банк может «лопнуть», а в стабильных банках тебе по депозиту будут начислять маленький процент. Или через пару лет произойдет скачок, а если ты уже договор заключил, то цена квартиры зафиксирована. Сейчас есть неплохие предложения по ипотеке на рынке, во всяком случае, в Москве, но никто не гарантирует, что все достроят, тем более вовремя. Можешь вложиться, а застройщик обанкротится.


- Точно банкир, - подтвердил Митя, - столько наговорил, а конкретного ответа не дал. В политику тебе, Дима, надо было идти, а не в банк.


- А какая сейчас ставка рефинансирования? – включилась в разговор Света.


- Она уже давно 8,25%, - ответил Дима.


- Да, где то 8, - подтвердила Катя и привлекла общее внимание к себе.


- Скажи, мамаша, а ты зачем в Новосибирск поперлась? И где отец Вероники? – спросила Света.


- Нет у нее отца. Умер. Он как раз из Новосиба был. К бабушке едем. В этом году было много проблем на работе – летом никуда не съездили. Пусть хоть на родине папы побывает. У меня со свекровью отношения не очень, но это не повод ребенка бабушки лишать. У Капиталины Ивановны после смерти сына никого кроме нас не осталось.


- А в том году мы в Турции были! – добавила невпопад Вероника.


Катя в свою очередь обратилась к студенткам:


- А вы, девочки, чем занимаетесь? Учитесь в Москве?


- Да, - ответила Варя,- на менеджеров по туризму. Сами из Новосибирска…


- Едем домой на каникулы, - закончила за подругу Света.


- А сейчас каникулы? – спросила Лена, обращаясь к Игорю.


- Да, - подтвердил тот, - позавчера Татьянин день был. Мне как раз сын Леши позвонил, сказал, что его отец умер. А ведь мы еще на Новый год созванивались…


- Хватит этой лирики, - перебил его Семен, - лучше вас никто друг друга не знает, - повернулся он к студенткам, - спросите, что-нибудь, что знаете только вы.


- Что у тебя с Олегом было? – неожиданно вскинулась Света, обращаясь к подруге.


- Я же тебе говорила, что ничего. Не буду утверждать, что он не хотел, - улыбнулась Варя, - но я знаю, как он тебе нравится.


- Понятно, - коротко прервал разгоравшуюся ссору Семен и обратился к Мише, - ты из Новосибирска? Какая там главная улица?


- Красный проспект, - коротко ответил Миша.


У меня к вам просьба, пикабушники: Сделайте так, чтобы в комментах сначала шло Продолжение №1, а потом Продолжение №2. Заранее спасибо)


Продолжение в комментариях.


Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.

OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: