8

Хроники Восстания. Глава 10

Глава 10


Космическое пространство на самом краю звёздной системы Афилор, названной в честь единственной обитаемой планеты, разорвало тысячами вспышек, ознаменовавших открытие подпространства.


Из разрывов, словно пули из ствола, стали выскакивать космические корабли, постепенно замедляясь захваченные физикой материального пространства.


Первыми в реальном космосе появились малые фрегаты разведки, моментально активируя поисковые сканеры дальнего и ближнего действия, а так же скоростные корабли рейдеров.


Следом за ними, выходили ударные группы крейсеров, способные в случае необходимости принять на себя массированный огонь, в сопровождении огромных линкоров, призванных при необходимости подавить любое сопротивления массированным огнём. В этой же группе были крейсеры генералов и сверхтяжёлый крейсер класса Абсолют – «Левиафан».


Последними выходили громады авианосцев, несущих в своих просторных чревах тысячи космических истребителей.


Вся эта армада, насчитывающая десятки тысяч боевых кораблей, мгновенно начала маневрировать, выстраиваясь в ударные группы по форме напоминающие кубы с крупными крейсерами или линкорами в своём центре. Каждая такая группа, могла в любой момент выйти из общего строя и выполнять независимую задачу. Вокруг каждой такой группы, кружил отдельный рой рейдеров, словно электроны вокруг атомов.


Последними в систему Афилор прибыли грузовые баржи, вспомогательные катера и корветы, сопровождавшие баржи.


В систему Афилор пришли восставшие.


***


На обзорной палубе своего крейсера «Левиафан», в полном одиночестве стоял Люцифер.


Через бронированное стекло, он наблюдал за манёврами близких, по космическим масштабам, кораблей, несмотря на то, что некоторые из них были всего лишь мигающими звёздочками вдалеке.


Не имея в данный момент полного доступа к возможностям крейсера, Люцифер тем не менее получал достаточно данных, которые ненавязчиво отображались на поверхности смотрового стекла чуть левее того места куда был направлен взгляд генерала. Казалось, он смотрит в пустоту, однако Люцифер точно знал, что смотрит прямо на планету Афилор.


Он почувствовал её сразу же, как только они вошли в систему. Чувствовал её так же отчётливо, как своих братьев, один из которых в данный момент приближался к его кораблю. Странные переплетения судьбы связали его с этой планетой. Там, он чуть не умер в первый раз. Там, он одержал ключевую победу над апостолом Неназываемого, что в последствии привело к победе в великой войне. Там, он впервые коснулся силы Амот Хана, которую частично запечатал в специальном кристалле.


И вот теперь оставшаяся и ждущая всё это время сила апостола вела его лучше любого навигационного прибора. Где-то там, на поверхности безжизненного куска камня дремлет тёмная сущность, перешедшая не в хитрую ловушку Эдема, а во что-то иное.


Внешне оставаясь спокойным Люцифер, тем не менее, не переставал думать об Афилоре.


«Для чего, оплот их врага, захватили и приволокли буквально на порог Эдема в самый сектор Гамма?» - метались мысли Архангела.


«Почему остатки разрушенной крепости Амот Хана, стали основной для производственного комплекса Ангелов? Для чего нужно было строить крупнейшие верфи во всей Вселенной именно тут?» - продолжал размышлять Люцифер.


«Да, Афилор находится практически между Эдемом и Королевством Трутов, но это ли главная причина?»


Люцифер пока не знал ответ, и это на самом деле не сильно его беспокоило. Подобные размышления были не более чем следствием скуки из-за вынужденного бездействия.


«Повелитель, к вам прибыл генерал Ашкаэль», - раздался голос в коммуникаторе.


- Проводите генерала на обзорную палубу, я буду ждать его тут.


Отвлекшись от Афилора, Люцифер вновь стал наблюдать за финальной стадией манёвров, вращая объемное, схематическое изображение флотилии на обзорном стекле.


Визит Ашкаэля его не удивил. Рано или поздно проблемный архангел должен был явиться к нему лично, победителем, либо проигравшим, сломленным и скованным в своём собственном теле. Предводитель восставших больше склонялся ко второму варианту, после их последней встречи. Подобное развитие событий огорчало, ведь Ашкаэлем пришлось бы пожертвовать, а Люцифер надеялся на то, что мастер меча станет одной из опор для него в дальнейшем.


Створки обзорной палубы с лёгким шипением медленно раскрылись, впуская в затемнённое помещение свет из примыкающего коридора.


Люцифер хотел встретить Ашкаэля в приёмном зале, но решил, что для этой встречи подойдет более интимная обстановка, в которой Люцифер выступит в роли брата, а не предводителя.


Ашкаэль был один. Пока Ашкаэль приближался Люцифер всматривался в него в поисках ответа на вопрос кто перед ним и не находя его.


Плавные движения хищника, кричащий окрас доспехов, сложенные чёрные крылья, украшенные серебряными цепочками и стянутые в тугой хвост рыжие волосы.


- Люцифер, - промолвил Ашкаэль, склонив голову в вежливом поклоне, не добавив больше ни титулов, ни званий.


- Ашкаэль, - тем же ответил ему Люцифер, при этом могло показаться, что приветствие звучало вопросительно.


Два Архангела некоторое время смотрели друг на друга.


Люцифер с явным любопытством, во взгляде Ашкаэля ничего невозможно было прочитать.


Затем «Познавший сталь» достал какую то вещь и небрежно бросил её «Несущему свет».


Люцифер поймал брошенный предмет и взглянул на безжизненный камень в серебряной оправе.


Лёгкая улыбка появилась на губах «Несущего свет».


Ашкаэль прошёл мимо Люцифер разглядывающего медальон и встал напротив смотрового окна отделяющего их от безвоздушного пространства.


- Не знаю, есть ли смысл спрашивать тебя для чего всё это было? - спокойно сказал Ашкаэль.


Люцифер развернулся и встал рядом с братом.


- Причин много, - таким же тоном начал Люцифер. - Необходимость смешалась с полезностью. Скажу только, что это освободило вас, но не буду скрывать, что выбора у меня особо не было. Мы, ввязались в войну со всей Вселенной.


- Но начиналось всё это как спасательная экспедиция, а теперь льются реки крови и скоро в эту реку вольётся новый поток. Тех, кого ты решил спасти, сейчас мы идём уничтожать.


Люцифер повернул голову и вновь взглянул на брата. Он не увидел осуждения или гнева в его взгляде и словах.


Люцифер медленно вздохнул:


- Тех, кого необходимо спасти, мы уже спасли Ашкаэль и все они находятся с нами. Но всё это будет ровным счётом ничего не значить, если наш Отец продолжит управлять Вселенной. В конечном итоге она превратиться в то, что он для неё уготовил.


- И как ты намерен свергнуть Отца? - роковые слова легко слетели с губ архангела.


- Силой, которая превосходит его. Это единственный выход. И это то, ради чего я пошёл на сделку с Хаосом.


- Эту силу мы найдем на Афилоре?


- О нет, - с грустью улыбнулся Люцифер. – Эта сила уже есть у меня. Но использовать её я смогу лишь единожды, а ведь нам еще нужно одолеть тех, кто способен нас остановить и без участия Отца.


- Оставшиеся братья?


- Да. И Михаил, - ответил Люцифер.


- Михаил? Он всего лишь один архангел. Да, первый сын, но ведь и среди нас есть первые сыновья и ты один из них.


Люцифер усмехнулся:


- Думаешь, его просто так оставили командовать обороной Эдема, когда мы отправились штурмовать крепость Неназываемого? Нет, это был не случайный выбор. Михаил был назначен не потому что он лучший стратег или непревзойденный тактик, хотя и эти качества у него на высоте. Нет, Михаил, как бы это не прозвучало банально - сильнее. Намного. Я и двадцать моих братьев. Первые Ангелы отца и вторые живые создания после Цербера. Это официальная и в целом правдивая версия, если не вдаваться в детали и не углубляться в историю. А в деталях, как и в истории, хранится зерно истины. После Цербера, Отец сотворил мир, который сейчас называется Эдемом. Свой мир. Корона на голове Вселенной. Многие циклы, Творец жил один, странствуя и преображая свой дом, пока, наконец, Он не осознал, что готов продолжить творить разумных существ. И он создал Михаила. Только его одного. Михаил - истинный второй сын Отца и воистину первый ангел. И дарован был Михаилу Ключ от Эдема. И лишь спустя десятки лет, были создан я и Гавриил.


Ашкаэль слушал молча, пораженный таким откровением, а Люцифер продолжил:


- Я и Гавриил. Созданы одновременно, но насколько же мы были разными. Мы были созданы в помощь Михаилу. Отец облегчил ношу первого ангела, переложив на нас половину Ключа от Эдема. Так прошло еще несколько десятилетий, когда были созданы остальные наши восемнадцать братьев, разделивших с нами это бремя.


- Постой. Что за ключ, о котором ты говоришь? Что такое Ключ Эдема?, - спросил Ашкаэль.


- Ключ – просто упрощенное название, которое в некотором роде раскрывает суть того, о чём я говорю. Ранее, Эдемом мы называли всю Вселенную, брат. И только многим позже, это название сузилось до одной планеты. Но во времена, когда во всём мире был только далёкий Цербер, Михаил, Гавриил и я, именно на ангелов легла миссия по контролю за всем сущим. Ключ от Эдема – это своего рода изначальный код творения, используя который ты становишься, практически, равен Творцу. Мы же, - те, кто воплощает в себе волю Отца по контролю. Наше истинное, изначальное предназначение. Но нести ключ в себе - это не простое бремя. Ты даже на мгновение не можешь представить себе, какое давление испытываешь, держа в руках все струны бытия. При этом, Михаил почти целый цикл носил этот груз вначале целиком, а потом разделив его с нами. Я носил лишь четверть или целую четверть, смотря как посмотреть, и могу тебе сказать, что к моменту создания остальных наших братьев, моё тело и тело Гавриила фактически рассыпалось, а мысли были сосредоточенны только на дыхании, иначе мы могли бы разорвать половину Вселенной. Ноша была нам не по силам. Но вот Михаил более стойко переносил это бремя. Потом отец разделил эту ношу среди нас, первых сыновей. Из нас извлекли большую часть кода, но когда пришло время, Михаил смог расширить своё сознание для целого кода и выжить. По сей день Михаил обладает самым большим фрагментом, при том, что долгое время он был носителем всего ключа, оттого я не могу недооценивать его.


Ашкаэль стоял задумавшись:


- Но, если этот ключ, этот код был разделен между вами, как Михаил, обладал всем кодом во время обороны Эдема от войск Неназываемого? Фрагменты забирали у вас?


- Ключ Эдема, исходный код, это не физическая и не в полной мере энергетическая субстанция. Это не какой-то артефакт, который можно передать. Это скорее разрешение переданное лично Отцом. По своей сути это память об этом разрешении. Словно код доступа к нашим терминалам. Только тут твой код доступа определяет твой статус. Чем шире твой доступ, чем больший элемент кода тебе открыт, тем больше у тебя возможностей, а некоторые ограничения обязательные для остальных, для тебя перестают быть обязательными. Таким образом, каждый из ангелов может обладать полной версией ключа, но это может привести к коллапсу, если хотя бы один не выдержит. Или их действия одномоментно войдут в жестокое противоречие друг с другом. По этой причине наш Отец нашёл идеальное сочетание возможностей и того количества Ангелов кому эти возможности передать. Он создал двадцать одного архангела, которым открыл строго ограниченный доступ, при этом более чем достаточный для поддержания в стабильности всю Вселенную, и не достаточный для её уничтожения.


- А что с нами, с теми ангелами, что пришли на смену первым? - задал вопрос Ашкаэль.


- К вам переходит элемент ключа в процессе инициации в генералы. Ты наверняка это чувствовал. Ощущение словно ты открываешь глаза, или когда в тёмной комнате включают свет, - ответил Люцифер.


- Я думал, это связанно с разрывом цепи, - удивился Ашкаэль.


- Разрыв цепи, несомненно, увеличивает возможности ангела, делая его архангелом, но я тебя уверяю, что тот же Самуил, Антемос, Каин, Баэль и многие другие маршалы, которые разорвали последний фрагмент цепи и близко не понимают, что такое стать Истинным Генералом. Фрагментов двадцать один. И пока, этот закон обойти невозможно.


- Постоя, - Ашкаэль пристально взглянул в глаза Люцифера. – Но если это так, получается, Отец в любой момент может отнять у нас наши силы?


- В любой момент, - спокойно кивнул Люцифер. – И именно в случае такого исхода, вы будете черпать силу из Хаоса. Теперь ты понимаешь, почему у меня не было выхода?


Ашкаэль замолчал в попытках осмыслить только что услышанное. То, что он всю жизнь считал своей силой, было лишь временным даром, что перейдет к тому, кто сменит его. Так же как этот дар перешёл к нему от неизвестного генерала, что отказался от легиона и пожертвовал собой в годы войны с Неназываемым.


-А эта сила, которая хранится на Афилоре? Что оно такое?


- Своего рода, это зеркальная копия кода. Тёмный Ключ Эдема, если хочешь. Во мне есть весь тёмный код в его изначальном виде, но если я воспользуюсь им сейчас, до Эдема я могу не дойти или дойти, но уже не быть собой. О том, чтобы разделить код даже нет смысла думать, это подвластно только Творцу или Неназываемому. По этой причине, мне нужен фрагмент тёмного ключа, оставшийся во Вселенной со времен истинной Великой Войны. Если быть точным, второй фрагмент. Один у меня уже есть. Мне передал его Турук Хан. Сейчас, как хранитель всего фрагмента, я могу впитывать элементы, созданные на его основе и использовать их.


- Остальные знают?


- Знают. Кто-то раньше кто-то позже, но все прошли через моё испытание и получили те же ответы, что и ты. Теперь все готовы!


- Тогда мне нужно вернуться к своему легиону.


- Ступай, брат, скоро нас ждёт настоящий бой.

Дубликаты не найдены

+2

Бонусом 10 глава. Решил что будет уместно войти в 2020 год на 10 главе)

раскрыть ветку 2
+2

Это я удачно зашёл :)

Спасибо за сюрприз!

Ну и ещё раз с наступающим!

раскрыть ветку 1
+2

Спасибо!)