-3

Хроники Фреона Глава 3

К обеду деревья скрылись позади, и впереди открылся простор. Кейн откинулся в седле, выпрямился, жадно хватая грудью чистый, насыщенный запахом полевых цветов воздух. Вокруг раскинулся бескрайний мир насыщенный зеленым цветом всех оттенков от насыщенного изумрудного до бледно салатового. Вершины возвышающихся на горизонте гор искрились в лучах солнца заставляя отводить взгляд.

Путешественники завороженные открывшимся видом остановились.

- Может сделаем привал? Тут так красиво. – попросила Лора.

- И правда, место хорошее, ручей неподалеку. Давайте остановимся тут. – обернулся Стефан.


Кейн вытирал уставших коней и волов пучками травы, Артур с отцом пошли за дровами для костра, а мать торопливо раскладывала на чистые полотенца куски сыра, хлеба, вяленого мяса. Оставив животных у ручья утолять жажду, Кейн аккуратно подошел к увлеченной накрыванием походного стола матери и попытался незаметно отщипнуть кусочек сыра.

- А ну стой! Сейчас нахватаешься, потом есть не будешь! Подожди, пока все соберутся! – начала было бранить его Лора но прервалась на полуслове. На лице ее отразился испуг. Кейн круто обернулся. Будто из воздуха появилось двое всадников, оба в черных вороненых доспехах, верхом на огромных животных похожих на лошадей, но с когтистыми лапами, клыками и что самое странное – лишенные глаз. Рослые, выше роста среднего человека, на головах цельнокованые шлемы с прямоугольной прорезью для глаз, из которой яростно бьет пурпурный свет.

Вооружены длинными мечами, Кейн никогда до этого не видел настоящий меч, но ему казалось, что он не должен быть таким огромным. На левом локте воинов висел металлический щит, такой большой, что он мог прикрыть человека стоящего в полный рост. Рыцари, словно повинуясь безмолвной команде, синхронно потащили мечи из ножен.

С матери будто спал ступор, она завизжала, так что кровь у Кейна застыла в жилах. Беспомощно озираясь по сторонам, он наблюдал, как черные всадники с обнаженными мечами медленно приближались. Внезапно едва не сорвав дверь фургона с петель, что-то с бешеным ревом вырвалось из него и бросилось в сторону всадников. Приглядевшись Кейн едва смог узнать Изумруда. Шерсть на затылке встопорщилась, глаза налились бешенством, а клыки, блестевшие в оскаленной пасти, казались еще больше чем обычно. Приблизившись к всадникам, пес взвился в воздух мощным толчком задних лап. Натянув поводья и заставив «коня» слега попятится, черный рыцарь скупо шевельнул обнаженным мечем, насадив пса на клинок, как насаживают мясо на вертел. Изумруд с разрубленной грудью медленно сползал по лезвию, теряя блеск в глазах. Он еще пытался шевелиться, когда рыцарь брезгливо стряхнул его тело со своего меча.

- Не сопротивляйтесь. – проговорил глухим и резкий голосом темный рыцарь.

Всадники приближались, полянку объяла тишина, прерываемая только всхлипывающим мычанием - мать Кейна не могла прекратить плачь и закрывала себе рот руками.

- Это мясо принадлежит мне. – внезапно прервал тишину голос Дора выглянувшего из фургона, - я нашла его первой.

Он вышел из фургона и направился в сторону всадников.

- Это наша добыча! – прогремел темный воин, но, тем не менее, придержал своего «коня».

- Сынок мой, что с тобой?! Беги! – заливающаяся слезами мать бросилась к Дору, а тот с неожиданной силой оттолкнул ее:

- Ты еще тупее, чем я думала. Труп твоего любимого сынишки уже три дня как валяется в кустах. Звери, наверное, уже обглодали его косточки. – рассмеялось то что притворялось Дором.

Существо отошло на пару шагов, кожа его закипела, как будто это был расплавленный воск, оно прибавило в росте, грудь стала округлой, бедра расширились, и перед глазами изумленного Кейна предстала девушка изумительной красоты. Она с непередаваемой грацией отбросила волосы за плечи и посмотрела в глаза Кейну.

От одного взгляда ее у простого деревенского парня начали путаться мысли, сердцебиение ускорилось, а внутри разлилось приятное тепло. С каждым мгновением Кейн становился все больше и больше любил ее, он осознавал, что для него перестает существовать все кроме идеальных черт лица, золотых волос, тонкой талии, высокой груди, аромата кожи и волос.

- Ты любишь меня? – спросила она, обворожительно улыбнувшись.

- Да. – хрипло ответил Кейн.

- Если хочешь я могу быть твоей. Просто прикончи ее. Убей ее и мы навсегда будем вместе. – сказала нежным голосом девушка указывая рукой на мать Кейна.

Кейн медленно повернулся к матери. Где-то в глубине его затуманенного разума осталась искра здравого смысла, которая твердила, что эта тварь убила его брата и сейчас требует от него, что бы он своими руками убил мать, но ее свет был слишком слаб. Голос плотских желаний в его голове твердил: убей ее, убей и все сразу наладится. Вы будете жить счастливо. Убей ее, убей, убей…

Парень нащупал на своем поясе кнут. Да, он сгодится. Хорошим ударом кнута можно перешибить позвоночник, а опыт владения кнутом у Кейна был: в родной деревне он частенько выводил быков на пастбище. Парень размахнулся для удара... Мать умоляюще тянула к нему руки, но кроме раздражения это жест у него ничего не вызвал. Он с оттяжкой стеганул ее по лицу, и женщина с воплем рухнула на колени, истекая кровью. Кажется, я выбил ей глаз, отстраненно подумал Кейн, размахиваясь для повторного удара. Ослепленная мать, подняла голову, постаравшись, последний раз взглянуть на сына, но ее единственный уцелевший глаз заливала кровь. Кейн ударил. Раздался хруст костей. Сломанная рука Лоры повисла безвольной плетью – она попыталась прикрыть ей лицо от удара. Наивная. Она только оттягивает неизбежное.

- Если бы она не сопротивлялась, мы бы уже были вместе! Прикончи ее! – воскликнула девушка, с каким-то извращенным удовлетворением наблюдая за экзекуцией. В глазах ее горел скрытый восторг. Она прекрасно понимала, какое действие оказывает на слабого человека ее очарование и наслаждалась этим.

- Зачем ты портишь рабов? Он же сейчас убьет ее. – напомнил о себе темный всадник.

- Вы такие скучные. Тут полно таких. Заберете себе тех, которые ушли в лес. Не мешай мне, дай поразвлечься. – отмахнулась девушка.

Внезапно она закашлялась. Кейн обернулся и увидел, что из ее рта потянулась тонкая струйка крови. Опустив глаза, он увидел наконечник, торчащий из ее груди. Девушка покачнулась, колени подогнулись, и она упала, навзничь пытаясь руками ухватить древко стрелы, торчащее из спины. Кейн ощутил облегчение, плотские желание перестали быть столь нестерпимыми, туман застилающий разум отступил. Выбросив кнут из рук, он бросился к раненной матери.

В это время черные всадники, пришпорив «коней», устремились к стрелку. Держа мать в объятиях, Кейн обернулся, пытаясь отыскать взглядом загадочного спасителя.


На холме он увидел фигуру человека, невысокого роста в черном плаще и глубоком капюшоне скрывающем лицо. Присев на одно колено, он целился во всадников из серебристого лука, а возле него в земле торчало несколько стрел. Схватив одну из них, он вложил ее в тетиву и выстрелил в наездника. Всадник, в которого он выстрелил, понимая, что не успевает принять стрелу на шит, на полном скаку поднял своего «коня» на дыбы и принял выстрел его грудью. Увидев, что стрела не нашла цели лучник развернулся и бросился бежать в сторону леса, двигался столь стремительно что движения его смазывались, он казался жидкой молнией постоянно перетекающей из одной формы в другую. Но как бы быстро не бежал неизвестный расстояние между ними и всадником сокращалось. Кейну стало ясно, что темный рыцарь настигнет воина раньше, чем тот успеет скрыться в лесу. Всадник уже занес меч, когда лучник упал ничком, закрыв голову руками. Рыцарь ударил. На том месте, где секунду назад лежал беглец, с грохотом возникла гранитная полусфера. От удара гранит потрескался, но устоял. Рыцарь спешился и принялся рубить сферу мечем, как браконьер-дровосек дерево ценной породы – сильно и быстро. Каждый удар по граниту отзывался глухим резким звуком. С каждым ударом на сфере возникали новые и новые трещины. Наконец сфера раскололась, но к удивлению Всадника (И Кейна) внутри никого не оказалось.

- Thi izh? (Где он?) – в ярости раскидывал куски гранита закованными в доспех ногами воин.

- Ozh miskath ensh! (Я не знаю!) – бешено озираясь по сторонам, вторил ему соратник лишившийся скакуна.

Раздалось благородное пение тетивы, и очередная стрела высекла искры из доспеха одного из темных

рыцарей - лучник как из-под земли вырос на вершине соседнего холма.

- Tho vosh (Это маг!) – прогремел рыцарь.

В это время Кейн наконец окончательно пришел в себя, помог подняться матери и потащил ее в сторону ручья. Он рассчитывал на лошадей, которых оставил там.

Оглянувшись, Кейн увидел, что лучник продолжал посылать стрелы, одну за одной, метя в прорези для глаз. Похоже это их единственное уязвимое место. Рыцари, же умело прикрываясь щитами, медленно наступали, беря его в клещи.

Кейн наконец дотащил залитую кровью мать до ручья. Он осмотрелся – вот оно место, где он оставил коней.

ТАН ПОБЕРИ!! Оставленный без внимания демонический скакун решил полакомиться животными. Сейчас он уже доедал третью, последнюю из них. Обессиленный парень положил мать на землю, и присел сам.

Кажется это конец. Странно, но я почти не испытываю страха. Главное что бы все быстро закончилось, размышлял он

Внезапно земля под ними разверзлась, и они рухнули в темноту…

Дубликаты не найдены

0

@Evgencifik прокомментируйте, пож.

-1

Если не очень строго, то называть можно как угодно и что угодно, только найдётся всегда хотя бы один разбирающийся человек и пойдёт поток слухов, что автор не удосужился проверить и так далее. Дополнительно путаницы добавит поиск в сети, который вместо синтеза или применения будет выносить на художественное сочинение и создавать непонятное впечатление, например об алхимии. Обычно такие названия характерны для комедий (маг Алхимио, астролог Бетельгейзе и так далее), поэтому возможна путаница.

раскрыть ветку 1
-1

В любом случае название рабочее) спасибо еще раз.

-1

Критиковать не буду, но перед использованием слова в качестве имени собственного надо проверять его по хотя бы родному языку. Фреон попадает под химическое соединение. Фирон уже не попадает. Посмотре.ли хорошо помогает в этих вопросах.

раскрыть ветку 1
-1

Спасибо.

Похожие посты
69

Корона

«Я все смогу, я все смогу и все у меня получится», - думал Сер, пробираясь через заснеженное поле. Одет он был худо, очень худо. А королей в другом на испытание не отпускали, отпускали в том, в чем был одет самый бедный житель столицы. Отец Сера был правитель жесткий и видимо недальновидный, потому как досталось Серу совсем тоненькая одежонка для такой суровой зимы. Он шёл в тоненьких сапогах и казалось, что заледенелый снег вот-вот порвёт ткань и порежет кожу ног. Зубы нещадно стучали друг о друга, он уже давно перестал замечать этот звук. Снег был ослепительно белым, и глаза почти слезились от его яркости. Чем дальше от столицы, тем белее, ни копоти, ни следов повозок, бескрайность. Хотя, быть может слезятся у него глаза не из-за снега, а из-за того, что он болел второй день к ряду. Скудная еда (по тому же принципу ему выданная, как дневной паёк самого бедного человека в столице) кончилась примерно тогда же - пару дней назад. Дурацкие обычаи думал про себя, Сер. Жить всю свою принцову жизнь, чтобы однажды умереть от холода и голода. Но надо признать ему не повезло, что отец умер именно зимой, очень удобно для следующего после Сера - наследника престола, тот небось уже пару месяцев в тайне готовился к испытаниям, и теперь только осталось дождаться смерти принца - и все. А там дело за малым - найти пещеру королей и водрузить там корону, вулкан вспыхнет и дым его возвестит столицу, что король дошёл, прошёл испытание и возвращается домой. Конечно, к тому времени счастливчик в лучшем случае бредил в голодных судорогах и тогда к нему навстречу выезжала чуть ли не спасательная делегация, разворачивали лагерь, отпаивали, отмывали, откармливали, лечили беднягу и только потом он возвращался в столицу. И хорошо, если он не забудет этот опыт и будет помнить не только о богатствах своих и своих вельмож, но и о том, что однажды его сыну предстоит такое же испытание, и у него будет ровно столько, сколько у самого бедного человека столицы. И конечно первое, что делал каждый король - пытался избавиться от ненавистного обычая, но каждый раз иск в мэрию от короля поглощала беспощадная бумажная волокита и он умирал где-то там в недрах темных кабинетов под давлением беспощадной бюрократии. И вот обычай так никуда и не ушёл, а Сер оказался на мерзлой земле, уставший, обезумевший от голода, и мысленно повторяющий мантру: «я все смогу, я все смогу и все у меня получится». И у него неплохо выходило. Сначала он научился делать вид, что у него не мерзнут ноги, просто говорил себе, что ему тепло, что они совсем не немеют, и пальцы его не синие, после трёх дней, он увидел как мизинец его отвалился, хорошо, нога была застывшая, льдышка, и потому он не умер от кровотечения, рана практически не подавала никаких признаков жизни. Вся стопа была синей. Потом он придумал под каким углом наступать на ногу, чтобы не повредить ненароком остальные пальцы. Через какое-то время он нашёл палку и смог опираться на неё, как на костыль, но через некоторое время палка предательски заскользила по льду и он упал, больно ударившись о что-то твёрдое. Сил не было, они закончились тогда, когда он ещё верил, что выберется, нечаянно набредет на пещеру и все. Он ненавидел свой дикий народ за такие традиции, он ненавидел уже эту корону, которую держал в одной руке, он ненавидел себя, что согласился участвовать в этом испытании, что понадеялся, что ему поможет дядя и сможет незаметно помочь припасами, снастями, одеждой, но перед выходом за городские ворота он видел, как полицейская гвардия скакала в сторону дома дяди и он знал, ещё тогда знал, что того распутали, и что Серу ждать помощи не от кого. И тогда он мог отказаться, но он был зол, и даже по-детски обижен, а самое главное самонадеян, он подумал, что здоровье, его молодость и сила будут тут играть какую-то роль и он сможет вернуться, сможет довести это дело с запретом на испытание до конца, он сам лично готов ходить по всем кабинетам министерства и сделать так, как должны были давно сделать - убрать дурацкое испытание, эту дикость. Он будет первым, кто это сделает, он впишет своё имя в истории, и его наследники смогут спокойно один за другим восседать на троне. Но уже выйдя за ворота он подумал, что быть может погорячился.

Сер так и не встал после падения. Когда нашли его тело, оно было засыпано снегом, и на белый свет выглядывала голова, половина туловища, он держал корону перед собой.

- Он ею пытался себя откопать, - почти с благоговением сказал один служащий другому.

Он вытащил из замёрзших пальцев корону, не сразу, а сначала отрубив руку, а потом каждый из пальцев. От ударов топора на короне остались царапины. Свежие среди многих.


Иллюстратор, инста: @strange_art_kz
Корона Рассказ, Авторский рассказ, Страшилка, История, Крипота, Иллюстрации, Рисунок, Автор, Длиннопост
Показать полностью 1
38

Космос-2100

Опять я поучаствовал на конкурентом ресурсе в конкурсе коротких рассказов и для полутора человека моих подписчиков размещаю рассказ здесь. Заданием конкурса была рэндомная картинка - см.ниже. Итак,  кому интересно, предлагаю ознакомиться с моими потугами.

ЗЫ1: конкурс не выиграл, победили какие-то сопли :))

ЗЫ2: ВНИМАНИЕ, рассказ может оскорбить религиозные чувства и вызвать подгорание афедрона в связи с пессимистическим видением автора будущего цивилизации.

Космос 2100

Космос-2100 Фантастический рассказ, Хочу критики, Религия, Православие, Атеизм, Постапокалипсис, Длиннопост, Авторский рассказ

- Доброе утро, ученики! – сказала Марья Ивановна, поправив платок, - Господи помилуй нас! Сегодня у нас важное собрание. Все вы знаете, какой неприятный случай произошел вчера в школе. Ваш одноклассник Анисим Мартынов сын нашел богохульный предмет и вместо того, чтобы сдать его в Палаты Безопасности Клира, принес в школу, чтобы похвастаться перед учениками. Сейчас Анисим находится на отчитке, а потом батюшка наложит на него строгую епитимью. И ваш одноклассник, слава Богу, легко отделается. Вы слышите, дети?

Дети молча сидели в классе, стараясь не смотреть в глаза учительнице. Кто-то негромко вздохнул. За дверью послышался шум и тяжелые шаги.

Марья Ивановна резво подбежала к двери, распахнула ее, и в класс ввалился полный священник в облачении: черная ряса, скуфья и блестящий наперсный крест. Учительница поцеловала вытянутую руку и пробормотала «проходите, пожалуйста, Ваше Высокоблагословение». Священник вальяжно вошел в класс, заприметил стул у доски и сразу же взгромоздился на него, тяжело дыша.

- Дети! – волнуясь произнесла Марья Ивановна, - к нам сегодня в гости пришел протоиерей Онуфрий из Храма Богоявления нашего уезда. Он расскажет нам, почему Анисим совершил греховный и опасный поступок. А после вы сможете попросить у батюшки благословение.

Сказав это, учительница забилась в угол и почтительно уставилась на гостя.

Онуфрий пожевал губу и строго обвел взглядом класс, отчего некоторые ученики невольно пригнулись.

- Христос воскресе, радости мои! – начал он низким, но громким голосом.

- Воистину, - послышался нестройный хор из-за парт.

- Не слышу вас, отроки! – взревел батюшка.

- Воистину, - в разы громче разнеслось по классу.

- Молодцы, чада! Но давайте без понуканий. Бог дважды не спросит.

Он прокашлялся и поправил крест.

- Я пришел к вам на урок из-за проступка отрока.. эээ… Анисима. Что сделал этот отрок?

Поп полез за пазуху и вытащил оттуда папку. Громко плюнув на пухлые пальцы, он неспешно пролистал стопку бумаг и вытащил помятый лист.

- Несмотря на то, что этот предмет – богохульство, я продемонстрирую его вам. Как говорит наш архиерей, врага надо знать в лицо! – он усмехнулся в бороду, затем поднял палец и грозным голосом добавил, - но не поддаваться искушению! Помним, что с искушенными мы обходимся строго и по закону и по совести!

Он отложил в сторону папку, расправил листок и продемонстрировал его классу. Учительница в углу ойкнула и невольно прикрыла глаза ладонью. Дети, наоборот, жадно всмотрелись в изображенный на листе рисунок. Это был артефакт старого мира, созданный по запретным технологиям. На картинке присутствующие разглядели скалистый безжизненный пейзаж, залитый ядовитым солнечным светом. На переднем плане, занимая аккурат половину рисунка, разместилось существо с огромными стеклянными глазами и прорезями на месте рта. В глазах отражалась подернутая зеленью равнина с иглоподобными башнями на горизонте. Сидевшие на передних партах разглядели позади главного героя две человеческие фигуры, топчущиеся на обрыве.


Протоиерей внимательно глядел на класс, словно отмечая и запоминая излишне любопытных учеников. «Дети, дети!» - выдохнула Марья Ивановна из угла, но поп строго зыркнул на нее, и та осеклась. Подождав с минуту, он сложил лист и убрал в папку. В классе воцарилась зловещая тишина. Онуфрий жевал губу и, прищурившись, смотрел на класс. Школьникам стало не по себе.

- Очевидно, - внезапно начал гость, - что изображение это от лукавого. Не все из вас знают, что тут нарисовано и зачем. А это, чада мои, бесполезные и тщетные фантазии наших нечестивых предков.

Они, загубившие мир, ничтоже сумняшеся, слушали нашептывание Врага Всего Сущего о том, что звезды, что мы видим на небосводе, это, представьте себе, обитаемые миры, подобные нашей планете. Вы только вдумайтесь! – Онуфрий повысил голос. – Наши предки полагали, что Господь создал не одну твердь, а множество и разбросал их по небосводу!

Марья Ивановна в углу ожидаемо пискнула, а кто-то из учеников издал смешок. Онуфрий грозно вгляделся в задние ряды, пытаясь понять, на что был направлен смешок: на учительницу или на еретические идеи. Не сводя глаз с предполагаемых насмешников, протоиерей продолжил.

- Почти сто пятьдесят лет назад православный монах-схимник Георгий, в миру Юрий Гагарин, милостью Божьей был вознесен на небо и удостоверился, что там, где кончается воздух, по-учёному ат-мос-фе-ра, находится твердь, как и сказано в Писании.

- Кто скажет, откуда нам известно про небесную Твердь? - Онуфрий обвел глазами класс и покосился на Марью Ивановну. Одна из девочек в опрятном платочке и лицом перспективной богомолки вскинула руку.

- Ответствуй, дитя!

- Бытие, первая глава, стих восьмой! – отчеканила отличница.

- Как звать? – удовлетворенно произнес протоиерей, прикрыв один глаз.

- Анна, Ваше Высокопреподобие.

- Спаси тебя Христос, Анна! Се честное и благословенное дитя, избегающее искушений.

- Так вот, чада мои. Несмотря на вознесение святого Георгия к Небесной Тверди, силы зла не оставили попытку смутить умы человечества. Не прошло и десятка лет, как в безбожной стране Омерике слуги диявола растрезвонили весть, что они построили подъёмник, называемый ракетой, и долетели до Луны, которая светит нам по ночам.

Среди учеников прокатилась волна шепота.

- Цыц! – ударил кулаком по столу учительницы Онуфрий. – Слушайте дальше.

Злые силы не просто рассказывали о полете к ночному светилу, но даже создали движущиеся картинки, на которых нарисовали, как они это сделали. Многие люди, в том числе и уважаемые православные умы, поверили этим картинкам, не слушая трезвых замечаний о явной и грубой подделке. Очень и очень прискорбно, как враг очевидной и несусветной глупостью прельстил в том числе и лучших людей нашей родины.

А ересь, значит, разрасталась как сорная трава на пашне. Если можно долететь до Луны, то, получается, можно долететь и до звезд? И стали люди мечтать и сочинять небылицы о том, как, значит, долетают они до Марса или до Денницы, как строят там города и храмы.

Протоиерей сделал паузу, позволяя слушателям получше представить ход мыслей предков.

- Будь добра, воды, сестра, - попросил он Марью Ивановну.

Та сорвалась с места и, подбежав к попу, громко зашептала ему на ухо:

- Батюшка, директор велел преподнести вам чарку нашего монастырского.

- Благословляю, - одобрил Онуфрий.

Марья Ивановна подскочила к комоду в противоположном углу, вытащила из складок юбки огромную связку ключей и, стараясь не звенеть, стала нервно перебирать ключи. Протоиерей насмешливо проводил ее взглядом, но тут же снова принял грозный вид и обратился к аудитории.

- Чем же кончилась эта история с мечтами о невозможном? К чему привел человечество грех гордыни? - а это бы именно он. Вам всем, конечно, известно. Но я повторю.

Враг Всего Сущего, порадовавшись тому, как легко люди ведутся на его россказни, отправил в Ойкумену свое исчадие, антихриста по имени Илоний Маскский. Конечно же, он поселился в гнезде разврата и богомерзости – в стране Омерике, будь она трижды проклята. Этот Илоний пообещал людям, что за несколько лет он построит летающие корабли, которые отвезут их аж на звезду Марс, где их ждут молочные реки, кисельные берега и цветущие яблони – запретные древа познания. И тысяча тысяч христиан поклонились новому пророку и несли ему свои богатства и предлагали свои умения и ремесла для богохульного замысла.

- Ну, чада мои, кто мне ответит, в каком граде земном, люди собирались добраться до тверди небесной? И что из этого вышло?

Горящие глаза Анны вперлись в батюшку, отчего тот, потянувшийся за преподнесенной чашой, замер и невольно произнес:

- Ответствуй, Анна!

- Это город Вавилон, в котором нечестивцы в грехе гордыни построили башню до небосвода! За это Господь покарал их непониманием друг друга и разрушил башню до основания.

- Спаси тебя Христос! – ошеломленный протараторенным ответом поп осенил ученицу крестным знамением.

Затем он пригубил из чаши, зажмурился, двумя глотками осушил ее и вытер бороду рукавом рясы.

- Хорошо, - заметил он, обращаясь к окаменевшей у стола учительницы. Та забрала из его рук чашу и с ней же забилась обратно в угол.

- Так да! Раба Божья Анна молвит правильно. Ва-ви-лон! Святые отцы не раз предупреждали человечество о грехе гордыни и чрезмерных мечтаниях. Вместо покаяния и причащения люди выдумывали невозможные механизмы, вместо дум о спасении размышляли о путешествиях к небесной тверди.

Онуфрий слегка покраснел, и лицо его невольно выдавало добродушное настроение.

- И Господу пришлось опять вмешаться, чада мои. Как ни прискорбно было давать нам урок, но он был необходим. Наслал он на всю планету поветрие злое и неизлечимое. Мор косил всех: и праведных и неправедных. Вызывал он дыхание тяжелое и жар горячий и сжигающий. Болезный терял обоняние и умирал в мучениях лютых, едва успевая причаститься перед кончиной. И тогда остановились ложные работы Илония, и рухнули в пыль его злосчастные корабли.

Вышел на Лобное Место патриарх Всея Руси Кирилл Великий. Отправил он во все стороны крестные ходы с иконами Спасителя и Богоматери. Приказал открыть все церкви и храмы и бить колокола, чтобы отогнать заразу. А сам уединился в пещерах на Урале и трижды по семь лет, не переставая, молился о спасении человечества.

И затем очнулись люди, увидели, что морок овладел ими, обратились с молитвами к Спасителю, и тот указал им громить антихристовы постройки и убежища. И погнали всех, кто называл себя учеными, всех, кто говорил, что нет богов, что есть другие миры. И началась пятидесятилетняя война с воинством люциферовым. В очистительном пламени сгорели страна Омерика и безбожная Чайна, пепел Абадонны засыпал Европу, а голод погубил Азию.

Онуфрий крякнул и торжественно улыбнулся.

- И только Святая Русь выстояла перед испытанием, ибо мы первые поняли тщетность фантазий и вернулись в лоно нашей Вечной и Неугасимой Церкви.

- Вот так, чада мои! – заключил он. – Теперь вы понимаете, насколько опасна и богомерзка картинка, найденная вашим одноклассником, как его звать... Мартыном. Она напоминает нам о днях гордыни и тщеславия и может привести к ереси нестойких и слабых волей человеков. Что нам говорил Господь в проповеди? Блаженны нищие духом – предупреждал он, что значит, не возгордитесь и не замахивайтесь на планы Божьи, не искушайте Господа своими измышлениями, а направьте их на душеспасение и любовь к ближним.

- Есть ли вопросы, чада мои? – поп откинулся на спинку стула, и тот отчаянно заскрипел. Онуфрий кивнул учительнице на комод. Марья Ивановна тут же бросилась наполнять чашу.

- Ну что ж, - сказал протоиерей, - раз вам всё понятно, помолимся братья, сестры, отроки и отроковицы.

Не вставая, он напевно прочитал «Отче наш» и, вдохновившись, после слова «Аминь», одним махом осушил поднесенную чашу. Не стесняясь, громко икнул, пыхтя, слез со стула и кивнув учительнице проследовал за дверь. Из коридора послышался его бас, обращенный к директору: «Иван Ильич, хвалю, ничего не скажу... Это у вас в каком монастыре разливают? Да, и детки ваши, значит, умницы… Ничего, ничего, обойдется… Это не мне решать, Палаты Безопасности такими делами занимаются… Да, да, Спаси Христос, сестра…».


Подождав, пока удаляющиеся голоса стихнут, ученики по одному тихо вышли из класса. Ученица Анна, проходя мимо учительницы, покачала головой и негромко сказала:

- Вы обещали благословение.

Марья Ивановна побледнела и схватилась за сердце.

На выходе из школы, перекрестившись по обычаю на угловую церковь Илии Пророка, трое мальчишек бросили в кусты портфели и отправились вглубь близлежащих руин. Что здесь было раньше, уже никто не помнил, осталась лишь торчащая там и тут арматура, вздыбленные бетонные балки, пустые стальные коробки от тяжелого оборудования. Там под обломком плиты на втором этаже, куда не заберется ни один взрослый, у детей был тайник. Феофан сын Андрея, Петр сын Никиты, Пимен сын Климента бережно вытащили сверток и достали из него спрятанное сокровище - книгу старого мира. Сильно потрепанную, пыльную, неумело склеенную из нескольких частей, но с легко читаемой надписью на обложке. Дети, помолчали, вспоминая незавидную судьбу их товарища Анисима сына Мартына, который принес в школу найденную недостающую страницу из книги и к несчастью попался учителям. Затем Пимен сын Климента уселся поудобнее, открыл книгу и негромко вслух начал читать, а остальные жадно слушать, иногда почему-то мечтательно посматривая на ясную синеющую небесную твердь середины мая.

«Рэй Брэдбери, - торжественно прочитал мальчик, - Марсианские Хроники. Ракетное Лето….».

Показать полностью
32

Инерилин (Глава 2, часть 2)

- Так ты Арсений, - воскликнул Дмитрий, - Сеня!


- Да, а ты - Дима, я уже понял, - отмахнулся мальчик, - идем уже.


Для Дмитрия перемена в поведении Сени выглядела крайне странно. По неизвестным причинам, он вдруг полностью стер с лица эмоции и стал крайне сосредоточенным. Его лицо не покидало задумчивое выражение, пока их вели к специальным креслам.


Когда они уселись по креслам, девушка начала что-то вроде инструктажа.


- Учтите, укол инерилина весьма болезненный: большинство компонентов состава - минералы и трудно реагируют с биологическими жидкостями. Однако, боль пройдет в течение пяти следующих минут. Укол инерилина подарит вам абсолютное здоровье, больше вы не сможете заболеть никогда. Также, укол замедлит ваш процесс старения и вы сможете намного дольше приносить пользу Глоссарию и нашей стране!


Дмитрий недоуменно взглянул на Сеню.


- Так мы называем нашего царя гороха на олимпе, - шепнул он.


Дмитрий отметил, что сам подумал в первую очередь про олимп, когда увидел верхний город. Уж больно он был похож на олицетворение чужого эго.


- Итак, вы готовы? - осведомилась девушка.


Получив утвердительные ответы, она кивнула сама себе и стала заправлять в инъектор состав. Состав был голубоватого цвета, лишь чуть-чуть не дотягивая до светло-салатового, от него исходило неровное, пульсирующее сияние, которое гасло, когда состав колебался в пробирке.


- Эй, псс, - вдруг позвал Сеня, - ты знаешь о побочных эффектах инерилина?


Дмитрий досадливо поморщился.


- Может позже поговорим об этом?


- Потом будет поздно, друг. Ты знаешь, что этот элексир вечной жизни вовсе не так совершенен, как о нем говорят?


- Я слышал, что человек становится стерильным, - неохотно проговорил Дмитрий.


- Думаешь, это все?


- Никак не пойму, о чем ты толкуешь...


- Не все выживают после его употребления, - злобно улыбнулся Сеня, - кроме того, существует еще целый список побочных эффектов.


Дмитрий нахмурился.


- Зачем им такое скрывать?


- А разве тогда замануха работала бы?


Дмитрий увидел, как девушка воткнула в его руку инъектор и дотронулся до ее руки.


- Погодите! - воскликнул он и повернулся к Сене, - о каком списке ты говоришь?


- В чем дело?! - возмутилась девушка, - вы задерживаете людей?


Дмитрий посмотрел на девушку с нескрываемым гневом.


- Это правда, что инерилин вреден? Что я могу умереть от него в ближайшее время?!


Девушка отпрянула. На ее лице читалась легкая тревога.


- Кто вам такое сказал? - она состроила гневное выражение лица, - глупости! Так, вам делать укол, или нет? Не задерживайте людей!


Пока Дмитрий размышлял, девушка издала досадливый возглас и нажала на кнопку.


Рот Дмитрия открылся в беззвучном крике, глаза закатились, а голова запрокинулась назад. Новые ощущения были сходны с тем, что чувствует человек во время изжоги, только по всему телу повсеместно, будто из тела пытается выйти страшнейший жар, обжигая кровеносные сосуды, разбивая кости и превращая мышцы в желейное подобие рыбы-капли.


Дмитрий точно не знал, сколько продлилась эта агония, но, как и обещала девушка, через некоторое время боль стала утихать и сходить почти на нет.


- Ёж моё ж! - выдохнул Дмитрий, - вы не говорили, что это настолько больно! По мне будто асфальтоукладчик проехался!


Девушка лишь отстраненно повела плечами.


- А кто вам говорил, что бессмертие дается безболезненно?


- Да не такое уж оно и бессмертие, - буркнул Дмитрий.


- Вам сделан новый укол, - отозвалась девушка, - мы еще не знаем, какое влияние он может оказать на организм. Так что, возможно и бессмертие.


- Он еще и новый? - прошептал Дмитрий.


Он огляделся и нашел взглядом Сеню. Мальчуган уже сидел на кушетке, как ни в чем ни бывало и, дрыгая ногой, улыбался во весь рот.


- Проснулся?


- Да вроде.


Дмитрий попытался встать на ноги и ахнул от ощущений. Во всем теле образовалось чувство, которое появляется в конечности, которую "отсидишь". Дмитрий стерпел ощущение и подошел поближе к Сене.


- Ну и как тебе?


- Пока трудно сказать, - растерянно пробормотал Дмитрий, - и что со мной будет теперь?


- А пес его знает, - пожал плечами Сеня, задумавшись, он продолжил, - у меня тут есть одно дело, хочешь со мной?


Дмитрий поднял бровь.


- Ну пойдем, почему нет.


Мальчик улыбнулся, спрыгнул с кушетки, схватил ящик с пузырьками инерилина и поместил его Дмитрию в руки.


- Ну, за язык я тебя не тянул. Бежим!!!


Договорив, он сам схватил еще один ящик и бросился прочь из кабинета.


Дмитрий на мгновение растерялся и припустил бежать вслед за Сеней, однако, спустя пять шагов, остановился и нахмурился.


- Так стоп! Какого я делаю?! - сказал он себе.


В этот момент, в кабинет забежало четыре человека в форменной одежде.


- Вор! - закричал один из них, - стой, стрелять буду!


Дмитрий мельком увидел пробегающего мимо Сеню. Тот схватил из-за пазухи странный пузырек продолговатой формы, встряхнул его, после чего пузырек приобрел фиолетовый оттенок и швырнул прямо в стену.


Его действие возымело самый неожиданный эффект из всех возможных: внутри пузырька была жидкость, которая, попав на стену, образовала темное пятно. Оно было столь черным, что при взгляде не него становилось не по себе. Затем, пятно разошлось в сторону, уступая дорогу подобию вихря лилового цвета.


- Прошу, друг, не тупи! Прыгай! - прокричал Сеня, пробегая мимо Дмитрия.


Недолго думая, Дмитрий прыгнул вслед за Сеней в этот вихрь.


Секунды три Дмитрий опасался открывать глаза, пока не осознал, что ему в лицо дует страшный ветер. Все же приподняв веки, Дмитрий резко широко открыл глаза и закричал во всю глотку.


- Упс! Промашка вышла! - услышал Дмитрий голос Сени рядом.


- Мы падаем нахрен! - заорал Дмитрий, пытаясь перекричать ветер.


- Ну что ты орешь, как школьница на выпускном! - закричал в ответ Сеня, - не на хрен, а на землю, между прочим.


- Драный в задницу шутник! Ты нас угроби-и-ил! - пытаясь, зачем-то, держаться за ящик, Дмитрий плотно зажмурил глаза.


За десяток метров до земли, прямо на глазах у многочисленных зевак, Сеня швырнул еще одну капсулу и обоих зашвырнуло в комнату, наполненную мягкими матрацами.


Дмитрий понимал, что, хоть матрацы и смягчили удар, но на такой скорости он точно сломал пару ребер. Он так и продолжал лежать с плотно зажмуренными глазами. Сеня досадливо выдохнул и взял у него из рук ящик.


Когда Дмитрий, наконец, решился открыть глаза, Сеня сидел прямо напротив него и улыбался во весь рот.


- Во что ты меня втянул, ублюдыш?! - воскликнул Дмитрий, - где мы вообще?! Зачем ты воровал инерилин?! И, мать его, что это вообще было?! Чем ты нас вытащил?!


С дальнего угла комнаты послышался сдавленный стон. Дмитрий и Сеня одновременно повернулись на звук, широко раскрыв глаза.


Потирая рукой правую щеку, из плена матрацев выбралась та девушка, которая делала им инъекции Инерилина. Ее взгляд остановился на Дмитрие и выщипанные бровки поползли вниз.


- Ах ты жулик! - воскликнула она и двинулась в его сторону.


- Как-то многовато криков сегодня, - тихо пробормотал Сеня и встал между девушкой и Дмитрием, - тихо, милая, ты не в своих владениях.


Девушка уперла руки в боки.


- Да ну? И где же я по-твоему? - девушка помахала рукой, - иди, мальчик, не мешай мне ловить вора, - она опять направилась к Дмитрию, - вот я сейчас охрану позову!...


- Ты и правда не в своем кабинете, - холодно констатировал Дмитрий.


- Ты в диких землях, дорогая, - улыбнулся Сеня.


- ЧТО?! - одновременно вскрикнули Дмитрий и девушка.


- В каких еще диких землях?! - возмущалась девушка.


- Думаю, мы недалеко от Обрубка, - задумчиво проговорил Сеня, - это один из племенных союзов на Полях.


- Вы что... Серьезно?... - бормотала девушка, на ее глаза наворачивались слезы.


- Так стоп, - Дмитрий вытянул руку вперед, - я правильно понял, что этот мега-город далековато отсюда, верно? - Сеня кивнул головой, - так каким же образом мы оказались тут за десять секунд?!


- Инерилин, - улыбнулся Сеня.


- У Инерилина нет таких свойств, - всхлипнув, заявила девушка, хоть и слегка неуверенно.


Сеня развел руками.


- Боюсь, что вам говорят не о всех его свойствах.


- С новой планеты привезли много новых компонентов, - кивнул Дмитрий, - у них могут быть разные свойства, хотя они уже не называются инерилином.


- К примеру, этот пространственно-временной модуль, что я применил - смесь Атония с Герценитом, оба элемента - активные минералы с высокими гравитационными показателями. Их смесь оказалась полезна для создания самой настоящей "дыры" в пространстве-времени.


Девушка, слушая Сеню, медленно оседала, пока ее не поймал Дмитрий.


- Что-то ты дохрена знаешь для ребенка двенадцати лет, - недовольно буркнул Дмитрий.


- Внешность бывает обманчива, друг, - загадочно улыбнулся Сеня, - особенно когда дело касается инерилина.


Дмитрий бережно опустил девушку на пол и потер пальцами виски.


- Так. Для начала - давайте знакомиться. Меня зовут Дима, это Сеня, - Дмитрий посмотрел на девушку, - твое имя?


- Эванджелина, - дрожащим голосом сообщила девушка.


Дмитрий наморщил лоб и немного скривился.


- Очень красивое имя... Но... Что, если мы будем звать тебя Эва?


Девушка дернула плечом.


- Ну вот и договорились, - улыбнулся Дмитрий, - а теперь, Сеня, мы садимся и внимательно слушаем твою историю о том, что вообще нахрен происходит.


Сеня уселся на один из матрацев и хлопнул в ладоши.


- Так, с чего бы начать...


- Начни с того, зачем ты своровал инерилин, - буркнула Эва.


Сеня неловко усмехнулся.


- Инерилин можно разделить на компоненты. Обрубок - это один из немногих оплотов цивилизации на Полях. Там живет целая группа людей, которые мастерят из этих компонентов потрясающие штуки. Видите ли, планета, с которой привезены новые химические элементы, находится очень близко к своей звезде, звезда же там значительно холоднее, чем наше Солнце, у нее весьма специфическое излучение. Энергии, которую получает Проксима центавра, не существует в солнечной системе, благодаря синтезу этой энергии и некоторых стандартных химических элементов, получаются новые. Это излучение не похоже на радиацию, оно имеет свойства влиять на пространство-время, - Сеня стиснул зубы, - к сожалению, воздействие их на биологические организмы с планеты Земля предсказать почти невозможно. Не правда ли, Эва? - Сеня лукаво наклонил голову.


Эва нахмурилась и поджала губы.


- Кстати да, - отозвался Дмитрий, скрестив руки на груди, - про побочные эффекты - правда?


- Да, - тихо сказала Эва.


- Ты давай подробнее, - подначивал Сеня, - что случалось с людьми, принявшими инерилин?


- У некоторых синтез веществ происходил не по плану, - недовольно бурчала Эва, - и они начинали испытывать проблемы в плане взаимодействия с атмосферой Земли.


- Астронавты! - выдохнул Дмитрий, - говорили, что их тела разрушились буквально за пару месяцев от того, что они не смогли снова приспособиться к Земле!


Эва коротко кивнула.


- Да, именно, было как минимум триста смертельных случаев. Бывало и еще хуже: у человека могли отняться конечности, или даже наступить паралич всего тела. Некоторые слепли, некоторые даже сходили с ума, но это уже в прошлом! - выпалила Эва, - формула инерилина не была полной, ее дорабатывали по мере испытаний. Тот, что я уколола тебе - один из новейших образцов!


Дмитрий вздохнул.


- То есть, у инерилина невероятный потенциал? - обратился он к Сене.


Сеня помотал головой.


- Скорее, у некоторых его компонентов. Я же сказал, новые химические элементы имеют специфическое излучение и структуру. Какие-то мы изучили и даже применяем почти хорошо, а какие-то до сих пор загадочны и непонятны.


- Та штука, которой ты нас сюда перенес... Как она работает?


- Она создает взаимосвязанный туннель в пространстве-времени. При реакции этих двух элементов между собой, они как бы... - Сеня почесал затылок, - размягчают пространство-время... Наверное так... И, между собой, образуют проход, проходя через который, объект становится одним целым с этой материей, вновь обретая целостность после выхода из нее.


- Я так и не понял, как вы задаете ей направление?


- Направления нет, просто делаем одну в месте, куда нужно прибыть и вторую на месте отбытия.


- А если их будет три? - хмыкнул Дмитрий.


- Этот проход работает, создавая альтернативную материю, понимаешь? Двигаться в ней можно также, как ты ходишь по земле, навигация остается на пользователе. При этом, эта материя столь однородна и повсеместна, что перемещение по ней у человека занимает считанные секунды.


- Да как в ней ориентироваться, если ты становишься непонятно чем?! - воскликнул Дмитрий.


Сеня развел руками.


- Я не сказал, что технология совершенна!


- Я так понимаю, - протянул Дмитрий, - что ты не из Столицы, верно?


- Нет-нет, я не врал, я действительно живу в Столице, просто сотрудничаю с людьми на Полях!


- Что мы теперь будем делать? - обеспокоено спросила Эва, - я могу вернуться обратно?


- Прости, дорогая, но проход открывается ненадолго, а новых капсул у меня нет, - развел руками Сеня.


- Вопрос, тем не менее, отличный! - рявкнул Дмитрий, - что дальше?


Сеня прищурился.


- Пойдете со мной, знакомиться с жителями Обрубка.


- Это обязательно? - со страхом в голосе спросила Эва.


Сеня хмыкнул.


- А куда вам теперь деваться?




https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
47

Тимофеич

ТИМОФЕИЧ

Звенит звонок на урок. Стальной треск настолько силен, что в нем растворяются прочие шумы и крики, распадаются из обшей какофонии на несколько очагов, которые тут же устремляются в кабинеты, чтобы исчезнуть на сорок минут. Коридоры пустеют.

Порой в эти минуты здесь можно кого-нибудь встретить. Вот бежит, грохоча по полу, опаздывающий на урок. Вот степенно вышагивает девочка, то и дело поправляя волосы и смотрясь в свое отражение на экране смартфона. Вот, в дальнем углу или на лестнице, слоняется без дела пара прогульщиков постарше, споря пойти им в столовую или посидеть на подоконнике. И именно в эти минуты из своей коморки выходит Тимофеич – бодрый старик слегка за шестьдесят.

Он напоминает муравья-трудягу: невысокого роста, с маленькими черными глазами, на нем неизменная красная олимпийка поверх старенькой рубашки, карманы поношенных брюк вечно оттянуты и полны различными гайками, болтами и прочим мелким инструментом, в левой руке разводной ключ. Тимофеич неспеша шаркает по коридорам, поглядывая на ползущие вдоль стен приземистые батареи. Остановится возле одной, оглядит получше, иногда постучит, чего-то подкрутит.

Любимое место Тимофеича – первый этаж. И все его обитатели: маленькая круглая гардеробщица, слегка надменная вахтерша, беззубая медсестра, вечно сплетничающие технички знают – у Тимофеича под красным хитином олимпийки огромное сердце.

- М, Николай Тимофеевич, здравствуйте, - лукаво шипят со стороны.

- Привет, девчонки! – ответит Тимофеич и обязательно засмеется. Смех у него особенный. Такой смех бывает только у добродушных и открытых стариков.

- Ну, чего вы тут? – деланно хмурит он брови.

- Чай, пьем! Присоединяйтесь, Николай Тимофеевич, - засмеются ему в ответ.

Чай Тимофеич любит и пьет часто. А вот водки не пьет совсем. И раньше не пил. Не пил, когда еще работал на заводе, не пил и после, когда завод в девяностых обанкротился и закрылся. Уж так вышло, что эти обвисшие с годами плечи держат на себе многое. И пока мужики с цеха растворялись в океане наступившего капитализма и дешевой водки, Тимофеич, а тогда еще просто Николай, сжимал покрепче зубы, тоскуя по советской стабильности, и жил дальше.

К своим шестидесяти он обзавелся семьей: хозяйственная жена, два сына, уже и внуки в школу пошли.

А вместе с внучкой пришел в школу и он. Работящего старика с золотыми руками, да еще и не пьющего, знала вся округа. Поэтому устроится слесарем ему труда не составило.

Тимофеича часто просили помочь. Розетку мог заменить, мог починить замок, где-то подстучать, подколотить. Многое умел Николай Тимофеевич и никогда не отказывал.

Поначалу директор подкидывал к его скромной зарплате немного денег «за работу сверх нормы», но вскоре пришел очередной кризис и деньги закончились. Но Тимофеич продолжал помогать, получая лишь удовольствие от хорошо выполненной работы. Вскоре к этому все привыкли и принимали такое поведение старика как нечто должное.

- Нет, девчат, мне идти надо, - отказывается от чаепития Тимофеич, - хотел пораньше сегодня уйти, – жена давеча в огороде копалась, упала, лежит теперь второй день. Вот, врача на сегодня вызвал.

- Да ты что! – всплескивает руками одна из техничек, - как же так. Ты, Тимофеич, сходи обязательно. Это же не шутки!

- У меня мать так в прошлом году в огороде копалась, спину скрутило – неделю разогнуться не могла! А что делать? Работать-то надо. Мне вон тоже некогда. Я отсюда сразу на вторую работу. Оболтуса своего поднимать надо. Совсем работать не хочет. – вторит ей другая.

- А лекарства сейчас какие дорогие! Меня по осени просквозило, пошла в аптеку, а там…Да легче сдохнуть, чем болеть! Дешевле выйдет, - присоединяется к разговору гардеробщица.

Тимофееч быстро теряет интерес к такому разговору. Он уже привык, что окружающие его люди только ждут от него помощи, а делиться проблемами не привык. Да и стоит ли? У всех своих забот хватает. А за жену всё-таки боязно. Хоть и погодки они, а бабы-то эти почему-то раньше стареть начинают. И чахнут раньше.

Много ли надо старикам, привыкшим больше отдавать, чем брать? Немного заботы и внимания. Вот и Лидия Васильевна, жена Тимофеича, завидев врача на пороге даже немного обрадовалась новым ушам. Радость её была недолгой – врач сказал, что с почти полной уверенностью можно говорить о переломе. А если хотите точный диагноз, надо делать рентген. Старик, проживший с Лидией Васильевной сорок лет, лишь сжал по старой привычке зубы.

Спустя пару дней, когда старики смогли-таки добраться до больницы, диагноз подтвердился – перелом шейки бедра – серьезная травма, даже если ты молод. Неделя в больнице, отказ врачей оперировать «по возрасту», и Лидия Васильевна вернулась домой.

Теперь Тимофеич старался пораньше заканчивать свои дела на работе и срывался домой. Он сам взвалил на свои плечи ещё одну ношу – ухаживал за лежачей женой и возился в огороде. Сыновей о помощи не просил, у них и своих дел не в проворот.

На работе все знали о его беде. Теперь опустевшие на время урока коридоры пропитывались полушепотами о незавидной ситуации Тимофеича. Каждый раз выходя на свой обход, он ловил сочувствующие взгляды. Все хотели хоть как-то поддержать его и приободрить. Но как сделать это никто не знал.

Школа, будто проявляя извращенную эмпатию к переживаниям старика, начала сыпаться. То розетка где сгорит, то пробки выбьет, то канализация забьется. 
Люди по-прежнему тянулись вереницей к Тимофеичу со своими просьбами, но делали это сначала с некой стыдливостью.

- Николай Тимофеевич, ну как Вы? Как Лидия Васильевна? Дай бог всё образуется. Николай Тимофеевич, тут такое дело…я всё понимаю…посмотрите, пожалуйста…розетка что ли сгорела, не пойму…а мне компьютер нужен, презентацию завтра показывать!

- Николай Тимофеевич, мои дураки парту сломали, вы посмотрите, пожалуйста. Может, подкрутить чего надо, а?

- Николай Тимофеевич, вчера окно разбили, нас комитет повесит, если не вставим…Сами понимаете, денег нет у школы…Выручайте!

Десятки неотложных дел навалились на него. А он, словно не замечая, принимал всё на свой красный хитин и нес дальше. Он продолжал выполнять просьбы и поручения. Пока натренированные пальцы разбирали, перебирали, перематывали, закручивали и ставили на место, он оставался наедине со своими мыслями. Как там Лида? Голодна ли? Поскорее закончить и домой.

Он заканчивал и спешил к жене, даже не успев расслышать брошенное в спину «спасибо». Да и было ли это «спасибо»?

Но однажды опоздал. Придя домой, он увидел бессильно скребущую по полу жену. Оказалось, что она пыталась встать с кровати, но не осилила и упала с кровати. Тимофеич застыл всего на секунду, но и она показалось ему вечностью. Он видел перед собой не беспомощную старуху и не испытывал к ней жалости или принебрежения. Перед его глазами яркими пятнами заплясали картины прошлого. Вот он играет ей хулиганские песни на гитаре, вот провожает по ночному парку до дома, видит приближающееся лицо и чувствует на губах жар от её дыхания. Вот шумная компания на свадебном застолье в общежитии. Вот держит на руках новорожденного сына, вот второго, внучку. Пятна меняют цвет от ярких к темным. Были в их жизни и плохие моменты. Бывало, что и без денег оставались и отказывали себе во многом. Бывало, что стояли перед выбором поесть самим или накормить детей. Много чего было. И вот теперь та, с которой он прошел все тяготы и лишения, которая не бросила его и ни разу не упрекнула, лежит у него в ногах, бессильно загребая морщинистой ладонью по полу. А что он? Чинит розетки! Эта мысль так глубоко и резко впилась в его сознание, что намокли глаза. Поднимая её, он плакал. Впервые в жизни. И обвисшие плечи тряслись под красным хитином олимпийки. Впервые в жизни.

На следующий день он уволился.

Показать полностью
278

Самарканд

Год.

- Посмотрите, какие движения! Как он себя несет!

- Да, но он совсем молодой. Я не беру в работу лошадей младше трех лет.

- Через два года он будет стоить других денег. Да и потом - его дед принес три титула чемпиона мира своему всаднику и второе место на олимпиаде.

- Дед - не отец. Но движения хорошие...

- Вороной, красивый, умный, как черт! Научился денник открывать - теперь запираем на два замка. Небезопасно, да, но он хотя бы не гуляет по всей конюшне.

- Своенравный?

- Импульсивный. Ласковый как котенок, за похвалу делает все и даже больше. И, скажу по-секрету: тщеславный. Обожает внимание и когда на него смотрят.

- Ему только год. Все еще может измениться...

- Самарканд!

Вороной конь без единой отметины останавливается посреди манежа и косит на мужчин лиловым глазом. Потом рысит в их сторону, словно красуясь, и один из мужчин не выдерживает:

- Беру!


Два.

- Это корда. Это капцунг. И нечего так шарахаться, чай не маленький.

- Самарканд, давай, не страшно...

- Да чего с ним сюсюкать, Валерий Вадимыч, понюхал, познакомился и пошли на корду. Мне еще Стешу работать.

- Не торопись, Костя. Не хочешь коня себе испортить? То-то же... Вооот, умничка, и не кусается он. И корда тоже не кусается... Теперь пойдем, Костя, возьми шамбарьер, будешь сегодня бичевым.

- Ну, шаагом! Тьфу, что за черт! Шааагом...

- Да застоялся он. Пусть бегает. Устанет - сам пойдет. А пока смотри лучше на рысь. Через год тебе этого коня работать. Хороший конь, я слышал Петька Островной на тебя ругался, он на следующий день приезжал туда, его специально смотреть. Шаагом! ай, молодец! Я ж говорю - устанет, сам пойдет.

- Еще репризу?

- Ну, давай. Только не подгоняй, пусть сам аллюр выберет.

- Понял. Но вы правы, он хорош. Если такие движения под седлом выдаст - будет толк.


Три.

- Рукой не груби, легче, легче!

- Он не чувствует повода. А на шенкель пока не реагирует.

- Конечно, третий раз сели на него, конечно, не реагирует... Не груби, Костя.

- Да не грублю я! Вон повод вообще висит.

- Не заводись. Ты скольких коней подготовил, а тут заводишься. С Леной поругались?

- Да я...

- Оставь это там, за пределами манежа. Тут ты и твой конь. Никаких ссор, никаких девушек...

- Она аборт сделать хочет, Валерий Вадимыч. А я против.

- Так, стооп. Теперь слезь. В руках поработаете. Аборт? Почему?

- Говорит, что не нужен ей сейчас ребенок. У нее проект только начинается. Ну, Самарканд, тише... Стой, не идем никуда!

- Это он тебя чувствует. Ты на взводе и он горячится. А Лена... Бог ей судья. Бросай её, если ей ребенок мешает.

Ладонь ложится на плечо всадника, а с другой стороны в руки тычется горячий бархатный нос. И мужчина кивает, глядя в глаза коню:

- Хорошо тебе... Нет таких проблем.

- Кончили лирику! Шагайте!


Четыре.

- Ну и что это? Это будущий чемпион! Опозорил меня, слов нет!

- Чего на коня-то орешь?

- Вы видели? Да он даже не старался! Этот галоп мне в кошмарах сниться будет, Валерий Вадимыч. Еще и ухмыляется!

- Конь не может ухмыляться, у него нет мышц специальных для этого. Ты видел, как на него судьи смотрели?

- Как на мой позор!

- Как на твое будущее. Серов ко мне только что подходил. Предлагал избавить тебя от этого недоразумения по сходной цене.

- Серов? Он же под сына ищет молодую лошадь...

- Вот и думай, Костя... Давай сниму уздечку, малыш. Устал, наработался, молодец. Но надо лучше!

- Серов...

- Ага. Твои-то как?

- Танюшка улыбаться начала. Лена все тетешится с ней, не отходит от неё совсем!

- Вот и славно. Давай, помоги попону накинуть. И поедем домой. К Серову пойдешь?

- Да ну, глупости говорите, Вадимыч. Самарканд не продается.


Пять.

- Да! Вы видели это? Он просто порвал всех!

- Что за выражения, Костя? Успокойся, награждения еще не было. Подожди пока Мамонтов и Гринхард выступят. У Гринхарда хорошая кобыла, очень перспективная.

- Да бросьте вы! Этот галоп, это принимание! Он никогда на тренировках так чисто не делал. Мы взяли первое место, я вам говорю.

- Ну, видел. Ну, хорошо. Давай, коня растирай, а не болтай. А то сейчас загордишься, станешь это на коноводов

перекидывать, как тот же Мамонтов.

- Он поэтому не проедет лучше, чем мы, Валерий Вадимыч. Вот зуб даю – не проедет. Я видел его сейчас на разминке, он не чувствует коня.

- Умный какой стал… Сам только год назад в руках нормально работать начал с Самаркандом, а уже гордости-то!

- Валерий Вадимыч!

- Что? Хватит сюсюкаться с конем, пойдем, глянем, что там в итогах.

- Я же говорил, мы – первые!

- Ладно, гордись. Заслужили.


Шесть.

- Самарканда с собой берешь?

- Да, сезон мы классно отъехали, пусть отдохнет. Лена домик с конюшней подыскала на побережье, снимем на три месяца. Там тепло сейчас, хорошо.

- Ну, с Богом. Танюшка как?

- Ходит, говорит. В следующем году буду брать ей пони. Очень любит животных – недавно птенца вороны притащила, из гнезда выпал, слепой еще. Дала маме и говорит: давай себе оставим?

- А Лена что?

Вороной конь кладет голову на плечо своему всаднику и внимательно слушает беседу.

- Ну, начала выхаживать. В общем, он, уже хотя бы на птицу похож, везде за Танюшкой бегает, не отпускает от себя. Только в садик если ведём – остается в своем домике.

- Его тоже с собой возьмете на моря? Зоопарк будет…

- Будет…

Мужчина гладит шелковую шкуру коня, почесывает того за ушами и Самарканд жмурится от удовольствия.

- Я Стешу продаю, кстати.

- Кому? Чем она тебе не угодила?

- Попросили в параолимпийский центр отдать. Она им понравилась. Мягкая, удобная – а мне не жалко.

- Ну, тогда одобряю. Параолимпицам можно – они ребята надежные.


Семь.

- Убью! И плевать, что сяду, плевать на всё!

- Костя, сколько ты выпил?

- Какая разница, Вадимыч? Лена, Таня… их нет, понимаешь!? Этот ублюдок пьяный даже не помнит ничего! Отмажут же, сволочи.


Они сидят в деннике и Самарканд лежит рядом. Фиолетовые глаза отсвечивают, отражая свет ламп в коридоре. Конь словно не чувствует запаха алкоголя, словно понимает, что сейчас горе придавило его человека и ему нужно забыться.

- Ну, поплачь, поплачь… Больно от этого меньше не станет, но легче – будет…

- Убью…

- Посадим мы этого пьяного гонщика, не волнуйся, посадим. Всем, кому надо я позвоню, дадут по полной ему.

- Не вернуть их…

- Не вернуть. Извини, что в такой момент говорю, но у тебя через полтора года олимпиада.

- Да какая к черту олимпиада?! Ты меня видел? У меня ноги нет, Вадимыч! Как я теперь?

- И без рук ездят. И разряды сдают и медали берут. Или продавай Самарканда и спивайся! Но я тогда тоже на пенсию уйду.

- …

- Олимпиада у тебя будет. Конь у тебя умный, переучим на новые команды. И поедешь выступать. С понедельника начинаем.

- Вадимыч…

- Что, Вадимыч? Я шестьдесят лет уже Вадимыч. В понедельник к трем!

Конь и сидящий на опилках одноногий мужчина провожают уходящего долгим взглядом. А потом мужчина утыкается в шею коня, и долго плачет.


Восемь.

- Вот так хорошо. Чуть-чуть левее. У него задние ноги опаздывают.

- Так лучше?

- Лучше. Помоги себе хлыстом, дай ему понять, что изменилось. Не груби! Легче, легче!

- Я равновесие теряю, Валерий Вадимыч.

- Ну, полгода уже не теряешь, а тут потерял? Что такое?

- Кажется, Самарканд хромает.

- Так, стоп. А теперь рабочей рысью… Да, Костя, задняя левая, немного хромает. Отшагивай и веди в денник. Осмотрим его там.

- Нужен рентген?

- Не знаю. Вызывай Марию Павловну, пусть она посмотрит.


- Ничего серьезного, к счастью, растянул связки. Покой, умеренная работа, растирайте и берегите.

- У нас старты через месяц. Оправится?

- Думаю, да. Хромать перестанет, если будете только отшагивать, мазать и следить внимательно. А вот выступать? Конь месяц работы потеряет. Если это вас не волнует, то я подтверждение перед стартами дам.

- Самарканд умный, он не забудет ничего. Нам очень стартовать надо, Маша, очень. Косте в первый раз в новом качестве выступать.

- Понимаю, Валера… Ну, я зайду еще через пару недель, гляну, как у вас дела.

- Слышал, Самарканд? Надо вылечиться.

Тренер оглаживает вороного красавца по шее, протягивает сахар на раскрытой ладони, но тот не берет, тревожно выглядывая в коридор. И лишь когда слышит неравномерную походку и стук костылей, призывно ржет и успокаивается.

Бархатные губы ласково берут угощение.

- Что сказала ветеринар?

- Что вы месяц работаете в руках. Шагом.

- Ничего… Брат, мы же с тобой сможем? Да, сможем… Только ты у меня и остался.


Девять.

- А как поедем, говорить мы уже не будем… Олимпиада. Пусть и параолимпиада. Мы столько шли. Мы должны, Самарканд, просто обязаны выиграть. Сколько мы вместе? Почти восемь лет?.. Столько вместе прошли, столько медалей взяли… Ну, не горячись. Всё как обычно. Посмотри, сколько взглядов на тебя устремлены. Посмотри – всё внимание на нас, братец. Не подведи, а уж я-то всё сделаю, что от меня нужно… Слышишь, как публика приветствует? Это нас с тобой. Давай, Самарканд. За Танюшку, за Лену, за Вадимыча. За нас с тобой! Выход!


… Вороной конь не бежит – летит – над манежем. Он красуется, он горд собой и он получает истинное удовольствие от того, что делает. Копыта едва касаются белого песка, ему не нужны крылья – они у него есть. У него и его человека. Им больше не нужны медали, им больше не нужны победы: они просто играют в свою игру, которая называется жизнь. Трибуны замерли, вокруг разливается благоговейная тишина, в которой появляется смех маленькой девочки, требовательное карканье молодой вороны и красивый голос женщины.

В глазах всадника блестят слёзы, они ему мешают и он закрывает глаза, полностью доверяясь коню.

Они летят.


- Первое место с результатом девяносто один процент ровно – Константин Логинов и Самарканд!

Вадимыч широко улыбается.

Его мальчики победили.

Показать полностью
171

Название сами придумайте

- Дядя Витя уже лет 12 не пьет. – Серега затянулся и пустил густой белый дым в ночной воздух.

- Чего так? – щелкая зажигалкой, поинтересовался я.

- Да была там история одна. – он продолжал пускать клубы дыма над головой, делая перерывы между фразами все больше. Наконец, когда оранжевый огонек начал приближаться к фильтру, Серега выдохнул как-то по-особенному и продолжил. –Были у него проблемы, плотно сидел на стакане дядя Витя. Работы нет, с хаты нести нечего, друзья все такие же. Прогуливался как-то он вечером по району, видит, баба коляску с ребенком у магазина оставила, а сама внутрь. Витя, недолго думая, и решил эту коляску приспособить. Пораскинул, что баба-то та скоро из лабаза выйдет, а он пока ребеночка на снег и с коляской за угол. Тот спал как раз, укутанный весь по макушку, не замерз бы. Ну, ринулся наш дядя к коляске, малого вынимать, значит. А у малого возьми и голова на бок, шарфик слез, а там не лицо, а один синий ком заплывший. Не знаю, долго ли дядя Витя так стоял и пялился, но баба выскочила и в визг сразу.

Он щелчком отправил бычок в урну

- А дальше-то что? – не унимался я, позабыв о своей сигарете.

- Да что-что… – Сергей выругался. – Мимо тип ехал на машине, выскочил на бабьи визги. Потом народ не пойми откуда набежал. Баба визжала ,что её кровинушке шею свернул алкаш проклятый. Менты, все дела. Потом суд да дело. Если б не участковый…корешился он с Витиным братом…Так вот, если бы не участковый сидеть дяде Вите. Тяп-ляп и закрыли бы дядю Витю, а себе новую галочку за раскрытие. Только оказалось, что баба та три дня с трупиком детским жила. Купала, кормила, гулять водила. Мужик её ещё брюхатую бросил, родителей нет, приезжая она. Самой за тридцать. Ну, видать кукушкой и поехала, не хотела в смерть дитяти верить, а когда Витька-то увидела с трупом, тут и прозрела. В общем, бабу в дурку, нашего оправдали. Только вот он с тех пор в рот ни капли.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: