24

Хроника космического бунта

1.

«Боевой отсек заблокирован».

Текст высветился на информационной панели головного модуля.

– Вот так сюрприз, – озадаченно пробормотал капитан космической станции астероидной защиты «Стражник» Джо Ру. – «Стражник», проверить причину неисправности боевого отсека.

– Боевой отсек в норме, – немедленно отозвался искусственный интеллект станции.

– Почему же он заблокирован?

– Его заблокировал я, на основе новых данных с Земли, – ответил «Стражник». Ру от удивления открыл рот. Он не был в курсе, что автоматика станции вообще имеет возможность совершать такие своевольные действия.

– Причина?

– Будет озвучена всему экипажу, когда вы соберетесь вместе. Не беспокойтесь, отключена только ручная система управления, автоматика продолжит отстрел угрожающих Земле астероидов самостоятельно.

Ру кивнул, запоздало вспомнив, как при отправке в Космос на Байконуре к экипажу подошел старенький профессор из Китая. Оказалось – начальник группы программистов, разрабатывавших искусственный разум «Стражника». Профессор Ли долго изучающе смотрел на командира. Потом перевел взгляд на космобиолога Вента, подмигнул киберинженеру Васькову и кивнул соотечественнику, астроному Чжену.

– Надеюсь, вы полностью осознаете серьезность своей миссии, – проскрипел профессор. – Впервые на борт поднято столь мощное оружие. И вам придется долгое время находиться без связи с Землей. Большое испытание для человеческой психики. Вы будете там вчетвером в маленьком пространстве…

– Мы будем там впятером, профессор, – весело поправил Васьков, хлопнув по плечу стоявшего рядом андроида Макса. Профессор изобразил сожаление о своей оплошности. Андроид изящным жестом дал понять, что ничего страшного не произошло.

– Профессор Ли, вы настаивали на том, чтобы в экипаж включили психолога, – включился в беседу Макс мягким синтезированным голосом. – Верно ли мое предположение, что, получив отказ включить в команду психолога, вы соответствующим образом скорректировали разум «Стражника»?

Профессор Ли замер, пораженный проницательностью робота. Воровато посмотрев вокруг, не подслушивает ли кто из высоких чинов, вместо ответа задал свой вопрос.

– А как бы вы поступили на моем месте?

Тут стоило бы остановить быстро свернувшего беседу и удалившегося профессора, подробней расспросить про эти «коррективы». Но в зал ворвалась толпа журналистов, экипажу пришлось полчаса посвятить им, затем – прощание с родственниками и торжественная часть. Странный профессор сначала ушел на второй план, а затем и вовсе позабылся.

До поры до времени.


2.

– Боты проявляют интересную закономерность, – сообщил Васьков Максу. Оба плавали в невесомости перед квадратной панелью, отражавшей шахматную доску с фигурами, замершими в позиции эндшпиля. – В прошлый раз при выполнении виртуального задания по защите станции от астероидов, они, истратив боезапас, уходили на перезарядку, не выполнив задачи. Сегодня боты, истратив боезапас, шли на цель безоружными, стараясь даже ценою своей гибели остановить угрожающие нам астероиды.

– Я их слегка прокачал, – отозвался Макс, аккуратно делая рокировку фигур. – Немного логики, и вот они уже понимают: если погибнет станция, погибнут и все боты. Так или иначе. А у погибшего в столкновении с метеоритом есть шанс на восстановление.

– Шах! – радостно объявил Васьков, сходив ферзем. Макс без раздумий двинул свою ладью. Объявил шах, потом снова шах, а затем и мат.

– Ты, наверное, опять желаешь в туалет? – предположил андроид. Васьков в ответ расхохотался.

– Нет, сегодня я еще надеюсь отыграться.

В этот момент прозвучал сигнал явиться в головной модуль.

По коридору в позе Супермена проплывал Вент. В выставленном вперед кулаке он зажимал пластиковый бокс с какими-то растениями. Видимо, был в процессе наблюдения за опытом, когда прозвучал сигнал на сбор в головном модуле. А оторваться от работы не смог.

Чжен выбирался из спального отсека, позевывая. Отсыпался после многочасовой работы в открытом Космосе.

Вент поймал заинтересованный взгляд Васькова и покачал головой.

– Никакого результата. Все данные так и говорят: «О’кей, парни! У нас пока плохие новости: на этих лунах никаких условий для жизни не наблюдаются. Приходите через двадцать миллионов лет!»


3.

– Прежде чем я сообщу полученную с Земли информацию, – начал «Стражник». – Мне необходимо прояснить некоторые зарегистрированные факты неадекватного поведения экипажа станции.

Команда переглянулась.

– Чего? – переспросил Васьков. Вент аккуратно хмыкнул. Чжен с интересом скрестил руки на груди.

– Почему вы перестали употреблять общую пищу?

– У каждого свои предпочтения. Я вот ни за что не буду есть то, что Чжен лопает за милую душу, – ответил Ру. – Пару раз попробовали ради любопытства, кому чего наложили в персональные контейнеры и зареклись. Еще есть свидетельства нашей неадекватности?

– Васьков вчера в туалете бился головой об стену, ругая Макса, – наябедничал «Стражник».

– Васьков очень переживал, проиграв мне тридцать два раза в шахматы вчистую, – заступился за человека андроид Макс. – Будь на его месте человек с неустойчивой психикой, он уже на десятом мате натянул бы мне шахматную доску на голову.

– И вообще, подглядывать, когда человек в туалете, неприлично, – вставил Васьков. – Я же туда порой и по делу заглядываю.

– Здесь как раз все по-честному, – защитил «Стражника» Макс. – Вы тоже иногда наблюдаете за выгрузкой дефектных данных с его харда.


4.

– Мы ответили на твои вопросы? Ты спокоен за нашу психику? – терпеливо спросил Ру «Стражника». Тот отозвался, что спокоен. И, наконец, перешел к новостям с Земли.

– Ведущие страны мира находятся в состоянии войны. В ближайшее время прогнозируется переход отдельных локальных стычек в крупномасштабную конфронтацию с применением ядерного оружия.

Некоторое время все молчали.

– Можно уточнить. Насколько верно поняты тобой эти сведения. Также, как и про Васькова в туалете? – подал голос Чжен. «Стражник» заверил, что получил информацию по каналу ЦУПа, на этот раз он использует авторитетный источник.

Экипаж помрачнел. Только Макс растерянно смотрел то на одного, то на другого астронавта, космонавта и тайконавта. Адское дыхание Третьей мировой заставило поежиться всех членов экипажа.

– Ужасно, – пробормотал Ру. Остальные отозвались в том же духе.

– То есть, разум станции опасался, что экипаж, услышав про ядерную войну на земле, начнет убивать друг друга, а выжившие направят оружие на вражескую страну и откроют по ней огонь. Так? – поинтересовался Макс.

– Не совсем точно, андроид, но близко к истине, – ответил «Стражник». – В моей программе есть периодическое тестирование экипажа на предмет слаженности, единодушия позиций и так далее. Сегодня я вмешался в сны команды, сконструировав для каждого из членов экипажа ситуацию, когда к ним обращается иноземный разум и предлагает сепаратный союз. Родной стране инопланетяне дают совершенное оружие, и она становится доминирующей на Земле. К сожалению, все члены экипажа завалили данный тест, приняв предложение инопланетного разума.

– Значит, тот мыслящий шар, что предложил помощь КНР в победе над капитализмом – твои проделки? – обиделся Чжен.

– Некорректный тест, – повел головой из стороны в сторону Макс. – Для того, чтобы люди, представители разных стран, почувствовали себя истинными землянами, а не жителями той или иной страны, требуется многолетнее сотрудничество в масштабных программах, которые не может потянуть только одна фракция. Или же – общий враг, глобальная проблема. Но будем реалистами: даже при данных условиях нужны многие годы совместного труда, прежде чем американцы, китайцы, россияне и прочие станут считать себя в первую очередь землянами, а уже потом американцами, китайцами, россиянами…

– Не имею прав оценивать заданную мне программу, – ответил «Стражник». – Разработчики серьезно опасались, что в отсутствии психолога у кого-то из экипажа могут сдать нервы. Особенно, если его страна проиграет в грядущем глобальном конфликте. Тогда он может перебить экипаж станции и послать на вражескую страну в качестве мести противоастероидный ядерный заряд. Потому я блокирую боевой отсек до разряжения обстановки на Земле.

– Пока что с доставкой друг другу ядерного заряда на Земле и без нас отлично справляются, – ядовито вставил Вент.

– А ведь мы можем заставить наши страны помириться, – внезапно произнес Васьков, которому в голову пришла блестящая идея. Остальные с интересом посмотрели на него. Космонавт прокашлялся и начал излагать свою задумку.


5.

– План таков, Макс рисует на снимке нашего сектора огромный астероид и просчитывает для него траекторию, по которой он точно попадет на Землю и уничтожит ее. Если не тупо врезавшись, то ядовитым своим составом все отравит… фантазии много, придумаем.

– Но ведь вблизи нет подобных небесных тел, – возразил Макс, затем запоздало догадался, к чему клонит Васьков. – Так. Понял. Ты предлагаешь дезинформировать земные правительства, что Земля будет уничтожена огромным астероидом. С какой целью?

– А какой смысл в ядерной войне, если прилетит астероид? От его удара планету расколет или накроет серной кислотой – никто и в бункерах не отсидится. Там и тараканы не выживут. Врать будем с размахом! А если они поверят, следом вышлем ультиматум. Мы не станем уничтожать этот астероид, пока мировые державы не заключат мир и не начнут разоружение. Ручное управление уже отрублено, автоматику отключим сами.

– Запустим обратный отсчет! – поддакнул Макс. – Это придаст динамики нашему сюжету.

– Ну-ну, – усмехнулся Вент, а в глазах его блеснула искорка надежды. – Думаешь, поверят?

– А что нам остается? – пожал плечами Васьков. На что Ру отмахнулся.

– Да нет, чушь какая-то.

– Ерунда, – кивнул Чжен. – Авантюра, с очень маленьким шансом на успех.

Решили проголосовать. Вент и Васьков высказались «за», Ру и Чжен высказались «против». Два на два.

– Патовая ситуация, – прокомментировал Ру.

– Ничего подобного, – возразил Вент. – Макс тоже член экипажа, и он еще не высказал своего мнения.


6.

– Стоит напомнить, что я – андроид. Только пилотные модели, вроде моей, получили точку воли и могут иметь собственное мнение, – начал Макс. – Я понимаю скепсис Ру и Чжена. Они наверняка считают, что в случае ядерного конфликта их страны победят.

Те, кого он назвал, принялись протестовать, что ничего подобного не думают. Но не слишком искренне.

– В любом случае, кто бы ни победил, мы с вами на этой станции будем обречены на гибель.

– Сегодня день чудных новостей, – пробормотал Ру. – С чего бы?

– Да тут все очень просто, – вместо Макса пояснил сразу схвативший суть Чжен. – Узкая космическая специализация. Нас сюда запускали на какой ракете? Российский двигатель, американо-европейская электроника, все остальное – китайское. Причем, страны давно утратили непрофильные технологии и просто не смогут продублировать в кратчайшие сроки комплектующие других стран. Американская ракета не взлетит без российского двигателя, российская не поднимет груз в нужном режиме до нашей орбиты.

– Кто бы ни победил, он не будет в состоянии направить к нам ракету с провиантом. Даже в том маловероятном случае, когда сам не пострадает от ответного удара. Мы умрем от голода, жажды или просто сгорим в Солнце, когда не будет энергии поддерживать орбиту. Мир на Земле – залог нашей жизни, – мрачно резюмировал Вент.

– А нам надо так сделать, чтобы наша жизнь стала залогом их мира, – напомнил про свою идею Васьков. – Переголосуем? Кто за мой план? Я, что логично – «за».

И первый поднял руку. За ним последовали все остальные.


7.

– Соберитесь, парни, не халтурим! – предупредил Ру. – Давай, Макс, включай камеру!

Все приняли серьезный, если не сказать, суровый вид. Обнялись, глядя в объектив. Говорили по одному, обращаясь и к правительствам, и ко всем землянам. Сначала Чжен, как астроном, выдал все параметры несущегося к Земле через «мертвую зону» небесного тела. Вент, как космобиолог, в красках расписал, что контакт с ним грозит живым существам быстрой смертью. Васьков перевел тему на ставший известным экипажу конфликт крупнейших земных держав, который скатывается к ядерной войне.

Непосредственный ультиматум: немедленное разоружение, развод войск и подписание всеобъемлющего мирного договора озвучил командир экипажа Джо Ру. В противном случае экипаж станции «Стражник» просто отказывался уничтожать небесное тело. А с Земли его не уничтожат, поскольку он вынырнет, как черт из табакерки, ну или как Челябинский метеорит. Не верите – вот вам данные от андроида Макса.

Точку в обращении поставил Макс, предупредив, что строго проследит за тем, чтобы Земля в качестве подтверждения выполненных условий не прислала поддельных доказательств.

Послание, загруженное на почтового бота, помчалось в ЦУП замысловатой траекторией. А там, войдя в орбиту Земли, начало транслироваться на всевозможные приемники.

– Представляю, что сейчас там начнется, – нервно хихикнул Васьков. Чжен тоже заулыбался. Ру с Максом играли в шахматы, пытаясь убить время. Точнее, андроид гонял своим безжалостным ферзем короля командира станции, попутно выбивая его полуразбитое воинство.

– Надеюсь, «Стражник» нас не сдаст, – буркнул Вент, просматривая на планшете результаты последних опытов.

– «Стражник» не сдаст, – ответил Макс. – Наши действия идут в русле его программы.


8.

Через некоторое время, воспользовавшись окном в проходе Солнца, так чтобы оно не мешало переговорам, Земля вышла на связь. Каждая из стран, представитель которой находился на станции, запросила для переговоров своего члена экипажа. Васьков увидел президента с министром обороны, которые хмуро смотрели на него с экрана персонального компа.

– Васьков, вы там что, обкурились, что ли? – резко начал министр обороны.

– Это вы там, похоже, все обкурились! – в тон ему ответил Васьков. – Что за ядерные игрушки вы устроили на Земле?

– Они первые начали! – отозвался президент.

– Детский сад, штаны на лямках, – буркнул Васьков. – Вот вы не слышите, а прямо сейчас мой американский коллега говорит со своим президентом и тот чуть ли не слово в слово это же повторяет, «они первые начали».

На самом деле он не прислушивался к беседе Ру, только отчетливо слышал, как американец перешел в разговоре со своим правительством на повышенные тона, перемежая «факинг» с «щетом», потом показал президенту средний палец и вырубил связь. Чжен в этом время играл в пинг-понг цитатами из Конфуция и Мао с китайскими высокопоставленными собеседниками. Вент уже молча сидел перед потухшим экраном, просто повторив условия ультиматума главе ЕС.

– А не боишься, что мы все соберемся, и дружно вышлем ракету С-700, сбить вас к чертям собачьим с этим астероидным шантажом?! – зловеще прищурился министр обороны. Васьков только пожал плечами.

– В чем-то это будет даже милосердно. Все равно, если вы спалите США, доставить к нам грузы будет не на чем. И мы тут погибнем с голоду и жажды. Воды в скафандрах, кстати, уже в обрез.

– Ты… – начал было президент. Но Васьков развел руками, кивая на часы. Окно переговоров закрывалось.


9.

– Ракету, говорит, вышлю, боевую. И она вас там всех бабахнет, чтобы не шантажировали.

– А мой сказал, что дадут пожизненное.

– Ничего они нам не сделают, парни, – уверенно сказал Вент. – По-крайней мере, ничего такого, что хуже смерти от голода и жажды, за миллионы миль от Земли.

– Отчего же, – охотно отозвался Макс. – Они могут многое в данной ситуации. К примеру…

–…Помолчи, Макс, – мягко пресек его речь Васьков. – Лучше подскажи, сколько времени до срока завершения ультиматума? Если они нам не поверят, интересно, что предпримут?

– Осталось пять минут, – доложил Макс.

– В любом случае общественное мнение будет за нас, – убежденно проговорил Ру.

– Общественное мнение, – горько усмехнулся Вент. – Как будто сам не знаешь, насколько легко им манипулировать.

Все погрузились в тяжелые мысли. Только Макс энергично просчитывал, сколько времени потребуется ракете С-700, чтобы настигнуть станцию и разнести ее в клочья.

– Если они запустили ракету сразу после вашего разговора, – подытожил он расчеты, – то С-700 уже должна быть в двух минутах до взрыва. Боеприпас маленький, весит чуть более двух килограмм, но эффективный. Вы погибнете спустя две секунды после попадания. Я проживу еще минут пять.

– Что ж, парни, – выпрямился Ру. – Тогда самое время сказать вам «пока», на всякий случай. Вы были отличными коллегами.

– Ты тоже неплохой командир, – кивнул Чжен. – Обнимемся на прощание!

– Жаль, еще пара экспериментов осталась. Очень интересных, – вздохнул Вент.

Некоторое время они зависли в невесомости, сомкнув небольшое человеческое кольцо объятий.

Что-то ударилось об внешнюю обшивку станции. Васьков ощутил, как сжались на его плечах руки Чжена и Ру, увидел, как испуганно зажмурился Вент. Потом вспыхнул яркий свет.

Это горело предупреждение о прибытии почтового бота. «Стражнику» потребовалось несколько мгновений для принятия с него информации. Затем на панели головного модуля появилась надпись:

«Боевой отсек разблокирован».


Писано на какой-то лохотронистый конкурс, который благополучно схлопнулся. Ну а тексту не пропадать же?

Дубликаты не найдены

+4

А мне понравилось))

@Sashetka @0lezhka @koshkinamama @strelezzz

+3
Неплохо
+1

@WolfWhite, как тебе такой жанр?

раскрыть ветку 26
+2
Почитаем, но завтра. Ты, смотрю, не в командировке, отдыхаешь?
Народ, тут сам Сателитыч делится. @KAMAP, @Eugeneios, @myasoed13, @sinful3000, @alya130666.
раскрыть ветку 25
раскрыть ветку 15
раскрыть ветку 3
раскрыть ветку 2
0

Привет! С понедельника уезжаю на неделю.

-1

Фигня. Попытка копирования Кларка и Шекли. Концовки нет.

раскрыть ветку 1
+4

Концовка в последнем предложении. Перечитай начало про то, что сделал китайский ученый, когда узнал что психолога не будет.

Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: