41

«Хилтон»

Нас так называли мелкописечные подводники от зависти. Ну да – была у нас сауна, солярий, зона отдыха и спортзал, а у некоторых даже курилки на борту не было. Курили в выхлопные патрубки дизель-генераторов на перископной глубине.
Но если вы думаете, что мы только в сауне и сидели в автономках и выходах в море, то очень заблуждаетесь. Режим службы в море такой, что самой большой роскошью считалось поспать. За три месяца первой автономки в сауне я был раза два, наверное. И то один раз потому, что было прикольно в забортную воду с температурой минус два градуса на Северном полюсе попрыгать. А ещё пресная вода – один из ресурсов, который подлежал строгому учёту и экономии.
Когда в базе стояли – то да, хоть каждый день ходи здоровье поправляй. А в море в сауну у нас ходила только категория людей, называемых нами «пассажирами», – всякие высокие начальники и флагманские специалисты, желающие приобщиться к загребанию жара чужими руками и совершить подвиг, ничего не делая.
Вот так было и в первой автономке. Пошёл с нами один контр-адмирал абсолютно быдлятской натуры. Разговаривал как извозчик, был отменным хамом и абсолютно наплевательски относился к людям. С нами тогда ходила съёмочная группа ОРТ и фильм сорокаминутный про нас выпустила. Про него ни слова не сказали, и это посторонние люди, которые просто наблюдали за всем со стороны. Представляете, каков был гусь? Я даже интересовался у командира, а есть ли у него высшее образование.
И вот, наверное, через месяц наших мытарств подо льдами Арктики приказывает он истопить себе сауну и набрать в бассейн пресной воды с температурой тридцать шесть и шесть градусов по Цельсию. Дали отбой тревоги, первая смена на вахте, я иду к себе в каюту, по дороге захожу в сауну. На бортике бассейна стоит командир второй трюмной группы Андрей и опухшими красными глазёнками наблюдает за набирающейся туда пресной водой.
– Чё делаешь? – спрашиваю Андрюху.
– Дрочу.
– В бассейн?
– Нет, в душу свою, крайне уставшую.
Я, отупевший от недосыпа, стою рядом и тоже пялюсь на воду. И тут меня посещает гениальная мысль:
– Слушай, – говорю, – Андрюха, а давай в бассейн нассым ему.
– Бля, Эдик, ты же гений, мать твою!
Сказано – сделано. Нассали. Позвали вахтенных из соседних отсеков, те тоже нассали. Прошлись по каютам, опросили желающих, кто хочет приобщиться к прекрасному. Хотели все. Бассейн набрали довольно быстро и литров пятьдесят, наверное, пресной воды сэкономили экипажу.
Третья смена. Сидим на вахте в центральном, заваливается это мурло с распаренной рожей и плюхается своей толстой жопой в командирское кресло (никто никогда в него не садился, традиция такая – в командирском кресле сидит только командир). Один из флагманских лизоблюдов услужливо интересуется:
– Ну как попарились, тащ адмирал?
– Ох, и хорошо же! Бассейн вообще замечательный, плавал там, как дельфин в утробе матери. Водичка тёпленькая, в рот её набирал и струйками по стенам брызгал, как юный китёнок.
Я понимаю, что если сейчас начну смеяться, то мне крайне сложно будет списать это на нервный срыв. Терплю. Чувствую, лицо сейчас сгорит и глаза лопнут от натуги. Вахтенный механик (мой командир дивизиона) жук тёртый, говорит:
– Скокни-ка, Эдуард, в мою каюту, я там блокнотик свой забыл.
Категорически запрещено в море покидать свой боевой пост. Только мёртвым. Я пулей выскакиваю в восьмой отсек и начинаю там кататься по полу. Вахтенный отсека интересуется, не позвать ли мне доктора. Сквозь слёзы рассказываю ему историю. Начинаем кататься вдвоём. Из кают выходят разбуженные подводники и интересуются, что за хрень? Рассказываем. На полу заканчивается место от валяющихся подводников. Отсмеялся, взял себя в руки. В центральном уже только наши остались: командир, замполит, вахтенный механик, боцмана на рулях и штурмана с акустиками по своим рубкам. Скромненько потупив взор, усаживаюсь на своё место и начинаю с умным видом клацать кнопками. Не, ну я вижу, что на меня все внимательно смотрят. Но вдруг просто так, на профессионализм мой любуются? Подходит командир и кэ-э-э-эк даст мне оплеуху:
– Давай рассказывай, сидишь тут, время тянешь!
Рассказал. Командиру врать не принято у моряков. После этого минут пятнадцать лодка была абсолютно неуправляемой на глубине ста двадцати метров. Ржали, брызгаясь слезами и слюной, все – командир, замполит, боцмана на рулях, штурмана и акустики в своих рубках.
– Спасибо, Эдуард, – сказал командир, пожимая мне руку, – от души! Вам с Андрюхой по благодарности от меня с занесением в личное дело за высокий профессионализм и флотскую смекалку!
Никогда не обижайте подводников. Очень уж мстительная фантазия у них развита.

Эдуард Овечкин, Акулы из стали.

Найдены дубликаты

Отредактировала ltomme 1 год назад
+2

:)

у геологов походу конкуренты объявились

+1
-4

Фантазия- в бассейн нассать втихаря?! Герои-подводники...

-2
"Валялось половина подлодки"
раскрыть ветку 1
-3
Да ужж, герои!
Похожие посты
63

Поросенок стал разительно похож на электрического ската, только грязно-розового цвета и покрытого щетиной

На переборке третьего, жилого отсека подводной лодки мерно, в такт волнам, бушующим на поверхности океана, покачивался лист ватмана.

Атомоход возвращался из боевого похода. В течение трех месяцев он нес службу в Средиземном море. В Бискайском заливе, где редко господствует штиль, даже на глубине 60 м чувствовалось, что и сейчас океан резвится.

На ватмане – таблица, состоящая из бесчисленного количества колонок и строк. Таблица настолько сложная, что самодеятельный художник экипажа Ваня Погудкин старательно чертил ее не менее трех суток перед походом.

Она отражает итоги социалистического соревнования между боевыми сменами. Заполнялась она по истечении каждых ходовых суток. Возле нее собирались матросы и офицеры, свободные от вахты, горячо обсуждали ее содержание, спорили, доказывали.

Страсти бушевали, сродни футбольным. Но секрет состоял в том, что определить результаты соревнования мог только замполит. Без него никто не мог разобраться во всем этом нагромождении цифр.

Они появлялись путем выставления персональных оценок, умножаемых на какие-то заумные коэффициенты. Из них, затем, вычитались или прибавлялись хитроумные баллы, на выходе возникал средний балл, на основании которого определялось место, занятое боевой сменой.

Оно и являлось самой животрепещущей темой для моряков.

На самом же деле на завершающем этапе похода неважно было, кто какое займет место. Замполит, шаманя над таблицей, разжигая страсти под видом соцсоревнования, держал личный состав в состоянии психологического напряжения. Не давал ему расслабиться. Потеря бдительности на заключительном этапе плавания грозила поломками, авариями, а то и катастрофой.

И, самое страшное, потерей людей. Ежегодные трагедии на флоте свидетельствовали об этом.

Поэтому победителя соревнования на лодке, где служил Петр Иванович, определить было практически невозможно до самого прихода в базу.

У смен были настолько ровные показатели, что отличались они на сотые, а то и тысячные доли балла. Коллективы подразделений шли, что называется, «ноздря в ноздрю», как спринтеры на финише. Замполит при этом довольно потирал руки – такая у него была привычка.

Если же какой-нибудь умник требовал пересмотра итогов, подозревая Петра Ивановича в необъективности, с ним проводилась индивидуальная беседа. В конце — концов, такой радетель принципиальности понимал, что он недостаточно глубоко изучил работу В.И.Ленина «Как организовать соревнование». Конспектировал ее (в который раз), защищал конспект у замполита и несколько дней пробегал мимо таблицы, не смея поднять на нее глаза.

В этот поход Петр Иванович приготовил экипажу сюрприз. Он с нетерпением ожидал завершения похода, его распирало от осознания себя первооткрывателем новой формы награждения лидеров соцсоревнования.

Дело в том, что Петру Ивановичу очень пришлась по душе традиция военных лет — возвращающимся с победой из похода подводникам, вручали жареного поросенка.

В мирное время личный состав подводной лодки при повседневной организации в море расписывался на три смены, которые поочередно несли вахту у работающих механизмов, оружия, приборов. Их же товарищи действовали в соответствии с суточным планом боевой подготовки: участвовали в боевой учебе, тренировках или отдыхали.

По итогам выполнения сменой задач, ей свойственных, выставлялись ежесуточные оценки. Их то и использовали для определения смены-победительницы. Петра Ивановича осенило: а почему бы ни вручить поросенка такой смене, занявшей первое место по итогам выполнения задач боевой службы.

Используя в период подготовки к плаванию все свое личное обаяние и умение общаться с людьми, а также связи – официальные и неофициальные, он ринулся в атаку на тыловые органы. Там его знали – в лоб ему не откажешь. Только попробуй, на ближайшем собрании партийного актива флотилии заклеймит позором и обвинит в попытках саботажа воспитательной работы.

Так и под пресс парткомиссии можно попасть.

Тыловики туманно намекнули, что для принятия решения по поросенку необходимо мнение самого Члена Военного совета флотилии.

Этим Петра Ивановича остановить было невозможно. К обеду следующего дня рапорт о поросенке с краткой резолюцией Члена Военного совета флотилии «Разрешить!» был доставлен в тыл. На нем тот начертал не менее лаконично: «Начпроду – Забить 1 шт. и выдать!».

Хитрый замполит решил усилить эффект приятной неожиданности. В условиях холодной полярной ночи и повышенной секретности, вместе с секретарем партбюро, у которого были личные «Жигули», он доставил мешок с «сюрпризом» на корабль. Тайный груз помещен в провизионную камеру, а с участников операции – партийного секретаря и старшины команды снабжения была взят обет молчания до конца похода.

И вот время торжества гения партийно-политической мысли приблизилось вплотную. Победитель будет объявлен завтра. Им станет третья боевая смена, возглавляемая вахтенным офицером капитан-лейтенантом Алексеем Арефьевым.

Мечтательно прикрыв глаза пушистыми ресницами, Петр Иванович вообразил удивленные лица подводников, пораженных образом парившего над строем на руках кока жареного поросенка.

Запах свинины и гречневой каши явственно щекотал ноздри. Голова наполнилась звучанием литавр и фанфар. Внутреннее нервное напряжение Петра Ивановича достигло высшей точки…

Замполит порывисто поднялся с кресла и, приоткрыв дверь каюты, скомандовал на среднюю палубу: «Старшину команды снабжения – ко мне!». Было слышно, как его приказание продублировал вниз вахтенный третьего отсека…

…Спустя минут десять старшина команды снабжения и старший кок-инструктор Батраз Тамаев приступили к вскрытию провизионной кладовой. Сняли две говяжьих полутуши, одну баранью и три коробки мороженой рыбы. В самом низу лежал таинственный мешок.

— Зам сказал, что пора жарить, – пояснил старшина команды коку и добавил:

— Развязывай.

Распаковав содержимое мешка, оба морских волка потеряли дар речи.

Раздавленный весом лежавших на нем туш, поросенок стал разительно похож на электрического ската, только грязно-розового цвета и покрытого щетиной. Сходство подчеркивал, неестественно вытянутый хвост и расплющенный пятачок бедного животного, не нашедшего покоя и после смерти.

Горевать было некогда – сроки не позволяли. Вновь обретя способность общения на человеческом языке, снабженцы перекинулись несколькими словами и устремились к своему шефу – помощнику командира капитану 3 ранга Сергею Шевченко.

У него на оперативном совещании приняли решение: Петру Ивановичу ничего не говорить, а объявить конкурс на лучшее предложение по восстановлению первородного состояния свиной тушки.

Щадили замполита не из-за любви, а по причине глубокого уважения. В дивизии подводных лодок ему не знали равных, когда надо было выбить для офицера или мичмана квартиру. Лишний автомобиль, помимо распределительного списка, становился достоянием представителей подлодки «К-000» по причинам, известным только Петру Ивановичу.

Да и политвоспитанием он излишне не надоедал. Поэтому и отвечали ему взаимностью – берегли, что называется.

Консилиум лодочных «соображал» постановил: разморозив поросячью тушку, реанимировать фигуру символа побед отечественного подводного флота способом медленной подачи давления из системы ВСД (воздуха среднего давления) в его кормовую часть.

Сказано – сделано!

Спецгруппа в составе трех подводников спустилась на камбузную палубу. Непотрошеная тушка молочного поросенка к этому времени успела сбросить с себя ледовую шубку и ощетинилась еще больше.

Старшина команды снабжения старший мичман Заребко, огромный дядька тридцати пяти лет от роду, бывший штангист в тяжелом весе, швырнул поросенка на металлический стол для разделки мясопродуктов и сгреб его уши в свои огромные красные лапищи. Оглянулся на кока, уже приладившего в зад страдальцу шланг системы ВСД, одобрительно кивнул головой.

Повернулся к стоявшему у вентиля системы старшему матросу Ниязову и скомандовал:

— Начать подачу воздуха!

Здесь-то и проявились последствия политической безграмотности организаторов акции.

Не учли они одного, ой, не учли: важности национального вопроса при решении столь ответственной задачи. Просто пренебрегли им или не придали значения. А Петр Иванович не раз на нем заострял внимание слушателей политзанятий.

На самое ответственное место поставили Раиса Ниязова – лучшего машиниста трюмного третьей смены, старшего матроса, узбека по национальности. Нет, он не был исламским фундаменталистом, но свиней, как настоящий джигит, не любил. Поэтому не мог смириться с тем, что его родную смену награждают таким нечестивым образом. На родине Раиса за благородные дела вручали коня, кинжал или саблю. Ну, на барана еще можно было бы согласиться. Но осквернения коллектива из почти четырех десятков настоящих мужчин Раис с помощью Аллаха не допустит!

С выражением коварного азиатского торжества на скуластом лице, мятежный матрос не плавно, как предписывалось, а резко рванул запорный вентиль ВСД на себя. Громкий хлопок нескольких атмосфер сжатого воздуха известил о том, что поросенок в мгновенье ока …исчез из рук Заребко.

К чести бывшего штангиста, нежные поросячьи уши он удержал. А вот тушка со скоростью кометы унеслась по отсеку. Прошла по касательной вдоль переборки, из-за чего стала еще изящнее. Устремилась к подволоку и смачно шмякнулась о ступени трапа, обильно смазав его салом.

Такой драматический исход операции не прогнозировался.

Послали за помощником командира. Тот, прибыв на место происшествия, благоразумно решил, что ЧП такого масштаба лежит за пределами его компетенции. Тем более, что после прибытия в базу Сергея Шевченко обещали направить для учебы на ВСОК – высшие офицерские специальные классы в Питере. И попадать под руку замполиту в такое время не хотелось. Как потом судьба сложится, самому Господу-Богу неизвестно.

Мелькнула спасительная мысль: «Старпом с Петром Иванычем дружен. Надо его выводить на орбиту».

Добравшись до каюты старпома, он коротко обрисовал ситуацию. Рослый красавец-старпом мгновенно принимал правильные решения, но только после личной оценки ситуации. Поэтому, сунув ноги в тапочки по злой иронии судьбы на подошве из свиной кожи и перфорированным верхом, устремился на камбузную палубу.

Именно эта подошва и сыграла роковую роль. Нога старпома, не удержавшись на ступени, густо смазанной останками поросенка, подскользнулась, его длинное тело на какие-то доли секунды зависло в воздухе.

Наполненное запахом свежего сала и вонью свинячьей требухи, тесное пространство выгородки взорвалось от непрерывного потока непарламентской лексики старпома. А он был в этом жанре признанным мастером в дивизии.

Внизу покорно застыли в ожидании справедливого суда три перепачканные, жалкие и перепуганные фигуры.

Старпом, надо отдать ему должное, находясь в не совсем привычном для него положении — ногами вверх, принял поистине соломоново решение. Превозмогая острую боль в правой ноге, защемленной между ступенями трапа, он выдавил из себя:

— Испеките пирог в виде поросенка… А с Петром… я сам… переговорю.

…Лодка плавно скользила по глади залива к пирсу, бережно ведомая буксиром. На мостике, рядом с командиром, виднелась ссутулившаяся фигура старпома, очень напоминавшая знаменитого Сильвера. С той лишь разницей, что вместо деревяшки он держался на закованной в гипс ноге, опираясь на искусно выполненный экипажными умельцами, костыль. Только попугая на плече не доставало – не водились в северных широтах эти экзотические птицы.

Петр Иванович внизу, в центральном отсеке горько переживал неудачу. Откуда ему было знать, что на пирсе, по приказу командующего флотилией сюрприз был подготовлен всему экипажу. Упитанный, аппетитно приготовленный, с подрумяненными боками, украшенный зеленью поросенок, дожидался атомохода.

Продолжались победы, жили традиции.

© Островной Демьян

Поросенок стал разительно похож на электрического ската, только грязно-розового цвета и покрытого щетиной Рассказ, Армия, Флот, Подводная лодка, Длиннопост
Показать полностью 1
62

Северный фронт капитана Тураева

Василий Тураев воевал на Балтийском флоте, потом на Северном. Но бороться ему приходилось не только с силами кригсмарине. Каким был боевой путь легендарного подводника в арктических водах и почему он не получил заслуженную звезду Героя, — сейчас расскажем.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Крысы не бегут с корабля


Небольшой остров Лавенсаари весной 1943 года был самым западным форпостом Балтийского флота в Финском заливе. Всего в нескольких милях от него начинались вражеские воды. Каждая советская подводная лодка останавливалась на острове по пути в большую Балтику или обратно.

25 мая на Лавенсаари пришли С-12 во главе с Василием Тураевым и Щ-406 Героя Советского Союза Евгения Осипова. Обеим лодкам предстоял прорыв на немецкие коммуникации. Настроение экипажей и их командиров было далеко от радостного, обреченность повисла в корабельных отсеках. И на то были причины.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Подорвавшаяся на противолодочной мине Щ-406, найденная в 2017 году (фото: Иван Боровиков)


1 мая на выходе из Морского канала в Ленинграде из-за ошибки экипажа и плохой организации перехода субмарина Щ-323 вышла за пределы протраленной полосы и подорвалась на донной мине. 22 мая Щ-408 послала свою первую и последнюю радиограмму — о том, что ее преследуют противолодочные силы противника и она не может заряжать батареи. Спустя три дня ещё одна лодка — Щ-303 — доложила: Финский залив перегорожен противолодочной сетью, и изувеченная «Щука» пытается вернуться. Ещё через четыре дня исчезла в морской пучине Щ-406 Осипова.

Моряки С-12 верили, что смерть их обойдет: в трюме лодки нашли крыс. На ушедшей вперед лодке Осипова крыс не было.


Балтийский тупик


Кампанию 42-го года балтийские подводники могли осторожно занести себе в актив. Реальные цифры побед были, конечно, ниже заявленных, но в итоге балтийцам удалось уничтожить 18 судов противника и повредить десять. Ещё четыре транспорта стали жертвами мин, выставленных подводными лодками. Но даже такие потери для страдающих от нехватки судов немцев были неприемлемы.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Минные тральщики кригсмарине в Балтийском море


Весной 43-го года они усилили корабельные и воздушные патрули, поставили поперёк Финского залива двойные стальные противолодочные сети и дополнительно около 10 тысяч морских мин всех типов.

Залив стал действительно непреодолимым для советских подводных лодок.

С-12 в конце мая повезло: её вернули назад в Кронштадт в ожидании новой возможности для прорыва.

Настроение экипажа было подавленным. Опять, как и в 41-м, началось пьянство и нарушения воинской дисциплины.

Сам Тураев в это время не скрывал своего мнения о новом командире бригады подводных лодок Сергее Верховском.

Капитан 1-го ранга, возглавивший подводные силы на Балтике весной 43-го года, был однокашником Тураева и сделал стремительную карьеру в годы репрессий на Тихоокеанском флоте. И, по мнению многих балтийских командиров, ни в коей мере не соответствовал своей должности.

Недовольство руководством дошло до ушей высоких командиров, и 10 июля 1943 года Тураева сняли с должности с целой серией убийственных формулировок, вроде: «при проверке показал низкие знания оперативно-тактических вопросов. Плохо и медленно ориентируется в сложной обстановке». И отправили с понижением на Северный флот.

26 июля С-12, которая в 42-м под командованием Тураева установила несколько рекордов, ушла в поход с другим командиром и пропала…


В водах Арктики


На севере к Тураеву отнеслись настороженно. С одной стороны, опытные подводники им были нужны как воздух, с другой — его личное дело украшали две отрицательные характеристики от 41-го и 43-го годов.

Войны в северных водах хватало: вся заполярная группировка вермахта снабжалась морем, а в обратную сторону суда везли стратегически важную никелевую руду. Каждый потопленный немецкий транспорт имел важное значение.

Первый боевой поход на новом для себя театре Тураев совершил в качестве старпома С-102 и почти сразу по возвращении был назначен командиром новой лодки М-200 «Месть». На ней подводнику добиться успеха не удалось: все три боевых похода закончились безрезультатно — немцы мимо него не проходили. Однако эти походы закрепили за ним статус агрессивного и умелого командира, и ему решили дать подводный корабль побольше.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

ПЛ С-104


С-104 считалась более чем проблемной лодкой. Она чуть было не пошла на дно в первом же боевом походе в январе 1944-го. Причем без всякого участия немцев. В течение всего плавания не прекращались технические неисправности, случавшиеся в основном по вине экипажа. К примеру, едва прибыв на позицию, лодка начала погружение с не закрытым до конца рубочным люком.

Его заклинило из-за попавшего в механизм наглазника окуляра бинокля.

В центральный пост водопадом полилась вода, а весь экипаж во главе с командиром застыл в нерешительности. Ситуацию спас обеспечивающий поход командир дивизиона Егоров. Он приказал аварийно продуть балласт — к этому моменту лодка уже успела погрузиться на глубину в 10 метров, а вода в отсеке доходила до колена.

После возвращения капитан С-104 ушел в натуральный запой. Дело кончилось его снятием, судом военного трибунала и тремя месяцами штрафной роты.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

С-104, уже под командованием Тураева, выходит в боевой поход


В марте 44-го Тураеву приказали привести в чувство и корабль, и его экипаж. Новый командир решительно взялся за дело. Всех поражали его выносливость и преданность делу. Когда корабль шёл в надводном положении, командир почти всё время, невзирая на погоду, проводил на мостике. Когда же лодка шла под водой, он сидел либо в центральном посту, либо в рубке гидроакустика.

Девизом Тураева было — «побеждает тот, у кого нервы крепче, и кто умеет ждать».

И он дождался своего звёздного часа. В июне потопил большой немецкий «охотник за подводными лодками» UJ-1209. C-104 была единственной, которая сумела найти обнаруженный авиацией конвой. Но это была не последняя победа североморцев — в октябре субмарина записала на свой боевой счет транспорт «Лумме» с грузом разборных деревянных бараков для немецких войск.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Противолодочный корабль UJ-1209


Не Герой


В конце октября 1944 года конечной точкой немецких конвоев стал норвежский город Тромсё, находившийся уже в британской оперативной зоне. Война для Тураева закончилась.

С двумя повреждёнными и двумя потопленными судами противника он по праву стал одним из самых результативных советских подводников. Однако к высшей награде его, кавалера рекордных пяти орденов Красного Знамени, даже не представили. Считается, что Героя подводнику не дали из-за двух скандалов на Балтийском флоте и общего неумения налаживать отношения с начальством.

Тураев прослужил в советском флоте до 1964 года и вышел в отставку в звании капитана 1-го ранга.


Осенью 1942-го, командуя подлодкой С-12, Тураев установил несколько рекордов. Осенний поход балтийцев стал самым длительным среди боевых походов наших субмарин в Великую Отечественную. Хотя само по себе возвращение корабля на базу — после многочисленных бомбёжек, поломок и подрывов — уже рекорд.


Кирилл Копылов

warhead.su

Показать полностью 4
437

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка"

На субмарине многое делается не так, как привычно обычному человеку. К примеру, посещение туалета — ещё та операция. О том, как подводники Второй мировой справляли нужду, на примере немецких «серых волков», — в нашем материале.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

В море у людей те же потребности, что и на суше. В том числе и естественные. Но как справляли нужду во время походов, учитывая, что на корабле нет привычного нам туалета?

Корабельный туалет, или по-морскому — гальюн, спроектирован с учётом пребывания в море. Поэтому отхожее место действует по иным законам, чем на суше. К примеру, унитаз там должен оставаться сухим, пока им не воспользуются. Иначе при качке вода из него просто выльется. А после того, как моряк сделал своё дело, плоды трудов нужно смывать с помощью ручного или электронасоса, отправляющего их в специальную цистерну‑отстойник.

Можно сказать, что гальюн — это целая сантехническая система, где унитаз играет далеко не главную роль. Она работает на всех кораблях, включая и подводные лодки. Но по сравнению с надводными собратьями, ежедневная рутина моряков-подводников, включая походы в туалет, намного труднее.

Когда субмарины появились на свет, их гальюны были несовершенны и трудны в эксплуатации. Поэтому, если лодки находились под водой, их экипажи или испражнялись в ведро, или ждали всплытия, чтобы сходить по нужде на верхней палубе. Но время шло, техника развивалась, и к началу Второй мировой войны гальюны на подлодках стали более совершенными. Правда, пользование ими требовало навыков и чёткого следования инструкциям. Хороший тому пример — правила хождения в гальюн на немецких субмаринах.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

«Труба № 7»


Подлодки VII и IX серий были рабочими лошадками кригсмарине в Атлантике. И «семёрки», и «девятки» имели два гальюна, но в походах использовался лишь один, так как второй служил «провизионкой».

В результате на полсотни человек экипажа приходился один унитаз.

Но даже его можно было использовать по назначению, лишь соблюдая три условия. Во-первых, не ходить в гальюн, когда лодка находится на глубине свыше 45 метров, так как забортное давление могло вывести систему смыва из строя.

Во-вторых, не использовать его, когда лодка ведёт бой в подводном положении. Считалось, что акустик на вражеском корабле может засечь субмарину по звукам, издаваемым «туалетными» насосами.

И в-третьих, каждый зашедший в гальюн член экипажа субмарины был обязан записать своё имя, дату и время в специальном журнале. Если что-то пойдёт не так — все будут знать, кого нужно звать на уборку сотворённого безобразия.

Но подводники не теряли присутствия духа. Гальюн становился предметом для шуток экипажей подлодок. К примеру, команды «девяток» иронично именовали его «Трубой № 7» или «7-м торпедным аппаратом» — вдобавок к шести реальным, имевшимся на лодках данной серии.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

Гальюн на подлодке U-995


Сантехника подлодки


Прежде чем рассказать, что ждало подводника в «трубе», обратимся к описанию её устройства.

Изначально немецкие ватерклозеты на подлодках состояли из чаши унитаза, соединённой с накопителем фекальных вод, которые выбрасывались за борт сжатым воздухом либо ручным насосом. Но на некоторых лодках немцы додумались установить «сифонные» фаянсовые унитазы со сливными бачками. Нечистоты при этом спускались в «гигиеническую» цистерну, которая периодически продувалась за борт.

Накопители нечистот находились на лодке в носу и корме, соединённые трубами с унитазами. Они были небольшого размера, поэтому сбросы фекальных вод за борт производились часто, чтобы не вызвать обратного хода.


Как дуть «трубу»


Если подводник захотел «до ветру», думаете, он сломя голову нёсся в гальюн? А вот и нет. Как бы ему ни приспичило, сначала он должен был доложить о своём желании инженер-механику лодки и, только получив «добро», отправлялся по надобности.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

И ничего удивительного тут нет. Ведь инженер-механик контролировал все технические процессы на подводном корабле, включая работу его сантехнической системы.

После того как моряк завершал свои «дела» в гальюне, он должен был проделать следующие манипуляции. Сначала проверял, что забортный клапан цистерны-накопителя закрыт, а внутренний, соединявший унитаз с ней, открыт. Затем он начинал работать ручным насосом, перекачивая содержимое унитаза в накопитель. После закрывался внутренний клапан, а забортный переводился в положение «открыто». И только тогда нужно было продуть накопитель, сбрасывая нечистоты за борт.

После завершения операции клапаны приводились в прежнее состояние, и довольный собой подводник делал запись в журнале, покидая гальюн.


U-1206: быль или небыль?


Вероятно, эта тема вызовет у читателей ассоциацию с гибелью подлодки U-1206. «Как же! Помним, как её командир утопил лодку с помощью гальюна!» — воскликните вы.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

Всё верно. Однако эту историю из книги Йохана Бреннеке не стоит воспринимать иначе, чем байку. Писатель приукрасил реальные факты гибели лодки своими выдумками, которые опроверг командир U-1206 Карл-Адольф Шлитт. Версию Бреннеке критиковали и другие ветераны немецкого подплава:

«Утонула из-за унитаза — под вопросом! Да, такое возможно, но маловероятно. Все посетители гальюна должны были предварительно доложить инженер-механику. Каждый член экипажа получал хороший и подробный инструктаж по использованию этой мечты сантехника. Там были клапана — внутренний, наружный и воздушный для смыва унитаза. Но сначала надо было пятью барашковыми гайками прикрутить крышку к «трону» (…) Но глубже 45 метров — ни-ни. «Терпи, парень, или беги к „медовой бочке“. Это мы так называли ведро для испражнений. Ну, надеюсь я дал вам, экспертам, повод посмеяться, но это чистая правда».

Причиной гибели U 1206 стала неисправность её сантехнической системы. Вероятнее всего, она вышла из строя из-за бракованных деталей и некачественной сборки при строительстве лодки на верфи. Но командира в тот момент в гальюне не было.

Как ходили в туалет на подводной лодке: гальюн  и "медовая бочка" Флот, Подводная лодка, Туалет, История, Длиннопост

Круче космонавтов?

Вот такая нелёгкая служба у подводника — даже в туалет без инструктажа не сходишь. А если гальюн использовать было нельзя, то его заменяли ведром. Неудивительно, что на подлодке порой стояла неописуемая вонь — грязные тела, испорченная провизия, сырость… вносила свой вклад в эту гамму ароматов и «медовая бочка».

Условия на подлодках времён мировых войн были такими, что живи члены их экипажей в эпоху космических полётов, они бы легко могли стать космонавтами. А вот любой ли космонавт мог стать подводником — ещё тот вопрос.


Владимир Нагирняк

warhead.su

Показать полностью 5
50

Военно-морской языковой юмор

Во время войны один командир немецкой подводной лодки попал в плен к англичанам. Сидеть в лагере военнопленных было нудно, но имелась возможность устроиться на работу. В конце-концов командир изъявил такое желание.


Его спросили: "А что ты вообще умеешь делать?"


Дальше идет замечательная игра слов на английском:

Командир: I am the Commander of a submerged ship! - Я командир подводного корабля!

Ему: OK, then you will submerge the sheep. - Хорошо, тогда ты будешь погружать овец. (Есть такая процедура для профилактики от паразитов в антисептическом растворе).

Военно-морской языковой юмор Флот, Юмор, Англия, Армия, Германия, Подводная лодка, Овцы, Английский язык
121

Фото испытания построенной в 1917 году подводной лодки

Фото испытания построенной в 1917 году подводной лодки Подводная лодка, Николаев, Судостроение, Война, Флот, Фотография

Фото пробного погружения подводной лодки «Орлан», построенной в 1917 году на Николаевском судостроительном заводе.


Снимок, датированный 1917 годом, разместили в группе Старий Миколаїв у кольорі.

«1917 год. Подводная лодка «Орлан» в акватории завода «Руссуд» (сегодня - Николаевский судостроительный завод). Пробное погружение. На фоне - канатный завод.


Строительство лодки началось в 1915 году на эллинге отделения Балтийского завода «Наваль» в Николаеве по проекту подводных лодок типа «Барс» для Черного моря. Спущена на воду в 1916 году, вступила в действие в октябре 1917 года.


«Орлан» не успел принять участие в Первой мировой войне. В мае 1918 года после вступления немецких частей в Севастополь перешла в боеспособном состоянии под контроль германского командования и вскоре под наименованием «US2» включена в состав ВМС Германии на Черном море. 24 ноября 1918 после капитуляции Турции и Германии и оставления Севастополя немецкими частями, перешла под контроль союзного англо-французского командования. 26 апреля 1919 года по приказу союзного командования выведена буксирами из порта, и затоплена подрывными патронами на внешнем рейде Севастополя».

356

В гальюн на флоте ходят по инструкции.

Об этом есть отдельная история.


Капитан 1 ранга Юрий Николаевич Барышев – начальник тыла Рижского военно-морского гарнизона, проводит разбор полетов. Злой, как тысяча чертей. Потому что приехала комиссия из штаба флота, а у кого-то из тыловиков инструкция по чему-то там оказалась хреново написана. Барышев ходит перед строем офицеров-тыловиков. И учит их писать инструкции:


– Я, мать вашу, не понимаю, в чем тут проблема? Какие, на хрен, сложности? Это же элементарно. Даже инструкцию о том, как офицер должен ходить на толчок, можно за пять минут составить.


В строю нервный смех. Барышев:


– Всем через пять минут собраться в учебном кабинете, при себе иметь секретные тетради и ручки.


Через пять минут в кабинете:


– Я вас научу правильно срать! Итак, всем записывать. Пункт первый. При первом позыве офицер должен выяснить, в каком направлении находится гальюн, и следовать к нему кратчайшим курсом. Пункт второй. Зайдя в гальюн, офицер должен проверить наличие пипифакса, то есть газеты «Страж Балтики» в ящичке рядом с дучкой. Пункт третий. Перед тем как принять позу орла, офицер должен сделать все, если он при оружии, чтобы не утопить в говне пистолет. Пункт четвертый. Избавившись от говна, офицер берет правой рукой газету «Страж Балтики» и тщательно мнет ее… При этом он встает в позу сорвавшего со старта спринтера и…


В общем, диктовал нам инструкцию Барышев не менее получаса. Он ни разу не запнулся. Мы добросовестно записывали…


© Андрей Рискин

435

Как теперь лечат на судах в море

Как теперь лечат на судах в море Флот, Моряки, Интересное, Истории из жизни, Длиннопост

Да никак. Если среди читающих есть мамонты вроде меня, то они должны помнить фильм "Коллеги", трое героев которого собирались стать судовыми врачами. И двое таки стали. Теперь это в прошлом, никаких врачей на судах нет.


У старпома есть набор медикаментов, градусники, тонометр, может, шины какие-нибудь на переломы наложить, наверняка всё можно вот в такую специальную сумку уложить.


Мой аппендикс воспалился как раз между контрактами, дома, провидение было ко мне милостиво. А если бы припёрло посреди Атлантики или Индийского океана, которые на буксире мы пересекали месяцами? Вот интересно, выкинули бы за борт или привезли домой в холодильной камере, она у нас размером с комнату была, местечко бы нашлось. Я, кстати, именно в ней чуть дуба не врезал


Особых травм в общем-то не помню. Лично у меня была пара случаев. Как-то стармеху приспичило продуть индикаторные краны. На каждом цилиндре установлен специальный кран, из которого торчит короткая труба вроде водопроводной, с резьбой на внешней стороне. На резьбу наворачивается специальный прибор, кран открывается и в зависимости от типа прибора можно видеть давление сгорания в цилиндре на циферблате или получить диаграмму на бумаге.


Этот кран иногда забивается продуктами сгорания и желательно его периодически продувать. А ведь сажа полетит по машине. Дед и говорит - вы тряпки перед краном растопырьте, чтобы вся дрянь в них осталась. Что ж, есть балбесы, отдающие приказания, а есть, - их выполняющие. Температура газов там где-то между 300 и 400 по Цельсию была.


Тряпку мощным хлопком у меня вырвало, пытаясь удержать её, я подставил левую ладонь под краешек газовой струи. Короче, всё основание большого пальца и часть ладони ниже приобрели такой исключительно сухой и поблёскивающий вид, поначалу даже не больно было. Но это сперва:) через некоторое время там стал наливаться могучий пузырь и день ото дня всё больше и обширней, потом какие-то кровяные разводы стали просвечивать.


Я ждал, что постепенно усыхать начнёт, неделя прошла, но какой там. А между тем, работать ведь надо.


Плюнул, прокалил иглу на огне и в нарушение всех рекомендаций пузырь в нескольких местах проколол. Эх, и потекло ж оттуда! Но в итоге всё окончилось благополучно, заросло, как на собаке.


Другой раз стал обтягивать гайки на шпильках дейдвудного сальника. Это устройство, которое не даёт воде просачиваться в отверстие, через которое выходит наружу гребной вал. Но уплотнение постепенно истирается о вал и надо гайки подтягивать, чтобы его поджать. Место это в самом низу, ну, и так понятно, ведь на этом валу винт насажен. Вал проходит по так называемому коридору гребного вала, место длинное, узкое, сырое, в нижней части специальный колодец, в который собирается просочившаяся вода, а из него она откачивается насосом.


Кстати, там я видел удивительную вещь - в этом колодце, в замасленной воде, плавал мёртвый стриж. Вот как он туда попал?


До тех гаек, которые снизу вала, дотягиваться неудобно, приходится покорячиться. Ключ специальный, с длинной изогнутой рукояткой. С одной из гаек с зализанными гранями он сорвался, а тянул я усердно, и с маху разрубил мне рукоятью правую бровь. Много крови хлынуло, но какое счастье, что удар пришёлся не парой сантиметров ниже! Зажал я рану футболкой и как циклоп, кинулся в пост управления, окропляя путь каплями крови. Там тоже небольшая аптечка с бинтами и ватой была.


Чуть уняв кровь, поднялся к старпому. Тот предложил шов наложить, но я не рискнул отдаться в его руки, перекисью протёрли, пластырем залепили и все дела. На этом месте долгие годы залысина была, а потом постепенно стала невидимой. Но это так, мелочи.


Многие моряки в стремлении уйти в море и заработать, дают взятки врачам, чтобы пройти медкомиссию. Окончиться это может плохо. Однажды, уже перестав работать на этом буксире, я встретился с бывшим начальником радиостанции, он в штурманы переквалифицировался, радистов, как и врачей, помножили на ноль. И он рассказал, что сменивший его в последнем рейсе начальник как-то не вышел на завтрак. Ну не вышел, так не вышел, может проспал. Не появился и на обед. А стояли в порту в Австралии, не очень-то он и нужен, вахту он не несёт.


Но когда не появился и на ужин, пошли к нему в каюту. А он уж холодный лежит. Сердце.


Всё же рисковое это дело, по морям ходить.


А это ссылка на описание моего подвига в холодильной камере. https://pikabu.ru/story/kak_ya_chut_ne_zamyorz_nasmert_v_tro...
Показать полностью
291

Как "пернатые друзья" убивали упавшего в море голубя

Как "пернатые друзья" убивали упавшего в море голубя Флот, Моряки, Животные, Истории из жизни

Убивают ли животные для развлечения?
Существует вполне укоренившееся мнение, будто только человек - это такая скотина, что может убивать живые существа для собственного извращенного удовольствия. Типа, вот лев убивает только для пропитания, а так ему эти антилопы пофигу.Может быть, может быть. Я не помню, как там объясняют, почему волк при случае перережет столько баранов, сколько взбредёт в голову, при том, что сожрать может только одного. Про игры кошки с пойманной мышью и говорить нечего.

Как-то при выгрузке зерна в грузинском порту Поти наблюдал я такую картину...Там масса голубей-дармоедов носятся тучами, лезут и в трюмы, и на вагоны, садятся на фальшборты - и иногда таки падают в воду. А с воды взлететь уже не могут, перья сразу же намокают - гребет, гребет крыльями, в итоге все равно загнётся от переохлаждения и упадка сил. Лишь однажды, в том же Поти, один, бешено заработав крыльями, поднялся над водой, но дело было ночью, он вылетел из света прожекторов, и итога этого подвига я не видел.

Так вот, очередной голубок попал в воду и медленно греб по направлению к причалу. Тут же появились две вороны и начали пикировать на него, по очереди долбя в голову. Это продолжалось несколько минут, но пловец не сдавался. Вскоре это безобразие заметила здоровенная чайка, которых теперь почему-то стали называть бакланами, хотя баклан чёрен, как эфиоп, и на чайку похож только наличием крыльев.

Поскольку из-за своих размеров виться вокруг голубя ей было неудобно, она просто села на воду, подплыла к несчастному и упокоила его двумя мощными ударами. Присмотритесь по случаю к её клюву!

Как "пернатые друзья" убивали упавшего в море голубя Флот, Моряки, Животные, Истории из жизни

Фото из интернета
Голубь распластал крылья, и его голова погрузилась в воду. После этого пернатые друзья разлетелись в разные стороны, клевать его тушку никто не стал.Вот и подумайте над ответом на заданный в первом предложении вопрос...
А на верхнем моём снимке парень спасает голубя, смытого волной прямо у Памятника затопленным кораблям в Севастополе.
Источник: мой журнал https://zen.yandex.ru/media/amico/jurnal-o-moriakah-i-flote-...

Показать полностью 1
2464

Не стреляйте в офицера флота, он еще не утонул!

Но зато я теперь знаю, почему вахтенные у трапа со штык-ножами.


Корабли, стоящие у причала, обязаны иметь вахтенный пост у трапа, состоящий из командира вахтенного поста (младшего офицера) и вахтенного у трапа (старшину или матроса срочной службы). До 1984 года на кораблях нашей эскадры и командир вахтенного поста, и вахтенный у трапа вооружались пистолетами Макарова. После события, о котором я хочу рассказать, вахтенный у трапа вооружался только штык-ножом.


Так вот, Североморск, зима, время около двух часов ночи. На одном из кораблей из «бригады погибших адмиралов» (большие противолодочные корабли «Исаченков», «Исаков», «Макаров», «Юмашев» и т.д.) на вахте у трапа один из командиров групп – командир вахтенного поста у трапа лейтенант Иванов и вахтенный у трапа старшина 2-й статьи Петров. Оба в тулупах, валенках, у каждого на ремне кобура с пистолетом. Мороз градусов 15. Но, как известно, Кольский залив не замерзает при таком небольшом морозце. Тишина, полный штиль, парение над водой. Офицер начинает засыпать стоя и для удобства опирается на поручень трапа в районе фалрепа. Старшина заметил неловкую позу офицера и хотел было предупредить об опасности такого маневра, но не успел. Офицер полетел в воду с высоты пяти метров. Тулуп намокает не сразу, поэтому Иванов всплывает.


– Что делать? – орет старшина вниз в темноту.


– Стреляй! – раздается из воды голос командира вахтенного поста у трапа.


Старшина, недолго думая, достает «макаров» и стреляет в черноту воды между бортом и причалом.


– Да не в меня, в воздух стреляй, лопата!


На выстрел с соседнего борта, стоявшего через причал, прибегают старший лейтенант и матрос, несшие вахту у своего трапа. Тонущему бросают провод полевого телефона, который он успешно намотал на рукав, поэтому вполне сносно держался на плаву. Прибежал дежурный по кораблю, рассыльный и еще несколько любопытствующих бездельников. Так как полевым проводом купальщика никак было не вытащить, решили буксировать его вокруг корабля в нос, на осушку. Что и было проделано за несколько минут с учетом опыта бурлаков на Волге. Когда бедолага оказался на причале, он первым делом снял тулуп, валенки и легкой трусцой побежал на борт, к трапу. У трапа его ждал старшина 2-й статьи Петров, с которого уже сняли снаряжение, заодно и отобрав пистолет.


Первым делом Иванов залепил громкую оплеуху Петрову, добавив при этом, что, мол, хорошо еще, что тот стрелять не умеет, сопроводив свои действия трехэтажными эпитетами. Легкий переполох рассосался довольно быстро. Телефонную связь с причалом восстановили, доложили о происшествии всем кому положено, у вахтенных у трапов позабирали пистолеты, выдали им штык-ножи от автоматов Калашникова.


На следующий день все получили по заслугам. В приказе по эскадре была отмечена, как ни странно, решительность старшины 2-й статьи Петрова при спасении упавшего за борт разгильдяя лейтенанта Иванова.


Сергей Витальевич Черных – капитан 3 ранга запаса

Показать полностью
26

Деньрожденное

- Пэкас, давай пройдемся по пунктам? – спросил старпом, и я тяжело вздохнул. А он пошел проходиться.

- Три года назад, 9 октября 1990 года, мы потеряли доктора…

- Александр Викторович, но мы же его нашли!

- Ага, через две недели! И не мы, а патруль. И не на корабле, и даже не в заводе, а в городе. Но не в Калининграде, а в Брянске. Понимаешь, пэкас, в Брянске! Возьми у штурмана карту с линейкой… Нет, возьми лучше у зама глобус и посмотри, где у нас Калининград, а где Брянск.

- Александр Викторович, но мы же тогда не знали, что ему пить нельзя и его по пьяни на родину тянет…

- Пить-то ему можно, просто он не умеет. Идем дальше? – и я вздохнул еще тяжелее. А старпом продолжил:

- Два года назад, 9 октября 1991 года, доктор как раз был занят. Не напомнишь мне, беспамятному, чем он был занят?

- Ну…

- Хер гну! Он зашивал головы Писареву и Судоплатову. Которых ты, пэкас, под покровом темноты увел с корабля.

- Александр Викторович, я же докладывал: там расчеты не оправдались.

- Какие в жопу расчеты?

- В кабаке на двадцать человек было заказано, а пришло только семеро.

- И что, Писарев с Судоплатовым от огорчения стали биться головами об стол?

- Нет, просто пойла тоже было заготовлено на двадцать человек. А выпить пришлось всемером, вы же командиров боевых частей не отпустили и сами не пошли.

- То есть, это я виноват, что на следующий день, в 6.00, был выход в море, всем дробь на сход, а вы сбежали с парохода и нажрались, как суки? Что Писарев разбил Судоплатову голову бас-гитарой «Урал», а Судоплатов колол об Писарева посуду?

- Александр Викторович, ну они поиграть хотели, когда ансамбль ушел. В конце-то концов, все же вовремя вернулись.

- Тогда да. Но не подскажешь ли ты мне, милый пэкас, сколько человек мы вынимали из комендатуры 9 октября 1992 года?

- Со мной – шестерых. Александр Викторович, но там гражданские сами начали!

- Да ты что?

- Вот ей-Богу! Мы мирно сидели, никого не трогали…

- Да-а-а, мля? А как тогда Писарев на столе со спущенными штанами оказался?

- Я же говорю: гражданские к нему прицепились. А Борисыч сказал, что вертел их на... Они попросили конкретизировать, как именно, ну он и… это… конкретизировал, то есть показал.

- И после этого бравые офицеры, вместо того, чтобы тихо уйти в ночь, еще полчаса сидели и ждали, когда за ними приедет комендатура. Не так много в мире полных идиотов, но почему они все собрались на моем пароходе?

- Мы не могли уйти, Александр Викторович.

- Это почему же?

- Не смогли выбить дверь в туалете, она дубовая, а там Кизенко с официанткой заперся…

- Ну да, мы же своих не бросаем! И после всего этого ты на голубом глазу приходишь ко мне и просишь отпустить завтра целое стадо диких старлеев? В иностранном порту! Стесняюсь спросить: пэкас, ты окуел?

- Ну не стадо, а всего-то 15 человек. Так ведь день рождения, Александр Викторович! Даже, можно сказать, юбилей: 25 стукнет…

Можете верить или нет, но старпом всех отпустил. Как и когда мы возвращались – это уже другая история. Даже другие истории. Всё это было, и пройденных миль у нас уже никому не отнять.

Только мне уже скоро под полтинник. А детство в жопе иногда играет…

(с) Максим Лебедев

Сайт legal-alien.ru, крайне рекомендую. Там достаточно много весёлых, интересных и просто добрых историй. А ещё там очень классная тусовка авторов-комментаторов))

Показать полностью
487

Страшной человеческой глупости пост

Этот комментарий #comment_95390685 напомнил мне как я чуть не попал в похожую ситуацию, и чуть не стал жертвой поражения электрическим током. В 2005 году я работал электромехаником на плавкране КПЛ-5-30, вроде вот такого.

Страшной человеческой глупости пост Длиннопост, Электричество, Глупость, Флот, Истории из жизни, Техника безопасности

В ходе навигационного периода нас часто перемещали при помощи буксира и мы выполняли различные работы вроде добычи или перегрузки песка или разгрузки барж. Однажды мы стояли возле причальной стенки в своем порту приписки и практически все члены экипажа были на берегу, по домам. На судне болтались двое холостых крановщиков алкошей, которых на берегу никто не ждал. Я приехал что бы произвести ремонтные работы в распределительном устройстве в кабине управления. Прошел в жилые помещения плавкрана что бы предупредить алконавтов о перерыве электроснабжения, но они спали и я не стал их тревожить. Как положено, спустился в машинное отделение, и на главном распределительном щите отключил вводной рубильник, повесив табличку:  

Страшной человеческой глупости пост Длиннопост, Электричество, Глупость, Флот, Истории из жизни, Техника безопасности

И спокойно начал подниматься на верх что бы приступить к работе. Поднявшись, я не спеша снял защитную панель со щита, и передо мной показались токоведущие алюминиевые шины. Спасибо моим преподавателям и наставникам, которые научили меня всегда перед тем как коснуться токоведущих частей проверять наличие напряжения. Я проверил и нецензурно удивился наличию 380 вольт  там где их не должно было быть. Пулей спускаюсь в машинное отделение, и обнаруживаю что табличка висит на месте, а вводной рубильник включен! Подозреваемых было двое, и я решительно направился в жилое помещение да бы выяснить причины столь грубого нарушения правил эксплуатации электрооборудования. Обнаруживаю в кают компании тело крановщика, который на мой вопрос "какого х*я?!" ответил еле разборчиво, что хотел посмотреть телевизор, а табличку не заметил.

Страшной человеческой глупости пост Длиннопост, Электричество, Глупость, Флот, Истории из жизни, Техника безопасности

Я ему доступно объяснил, что бы он, нехороший человек, ближе двух метров к машинному отделению не подходил. А про себя задумался, что если бы он немного позже спустился и включил рубильник, то зажарило бы меня с корочкой.

Показать полностью 2
41

Горец

А скажите- ка, положа руку на сердце или на тот орган, которым вы больше дорожите, часто ли вам в голову приходят лихие идеи с неясными для науки очертаниями их результатов? Не эти детские «скрестить ужа и ежа», а по-настоящему лихие - без компромиссов и оглядок на гуманность и правила устройства Вселенной? Не настолько безумные, как не подарить своей девушке веток серебристой акации на восьмое марта, а в пределах некоторой разумности: что, например, будет, если добавить к телу кролика удаль ягуара и мозг дельфина?



Мне вот эта точно в голову не приходит уже давно по причине того, что результат этого генетического эксперимента я наблюдал воочию в течении нескольких лет – и звали этот эксперимент Кирилл по записи в документах и Горец по жизни.


С виду абсолютно невозможно было угадать в нём мутанта: обладал он банальной деревенской внешностью, был средненького росточка, невероятно бледен, худ почти на грани приличия, сутул и лохмат даже тогда, когда стригся ёжиком; учился только на пятёрки и красный диплом светился на его лбу с первого курса так ярко, как не у всех прыщи горят в юношеском возрасте.



Триггером, включающим у него супер - способности служил алкоголь: Горец с ним не дружил, а вернее, он-то с ним дружил и очень уважал, а вот алкоголь взаимностью не отвечал и напрочь сносил ему крышу чуть не с первого стакана. Делая при этом бессмертным.



Тихий и спокойный в повседневной размеренной жизни, необычайно добрый и приветливый Кирилл нравился всем – начальству за то, что не имел замечаний по службе, товарищам за то, что безотказно помогал в курсовых, рефератах и лабораторных, а преподаватели так вообще на руках его готовы были носить из аудитории в аудиторию за светлый пытливый ум, вежливость и таланты к любым, без разбора, наукам. Но коварный алкоголь загонял личность Кирилла на самые дальние задворки его сознания, выпуская наружу Горца и это был форменный пиздец, кратко доложу я вам, чтоб не заводить рака за камень.


Горец, в отличии от Кирилла, не видел границ вообще – ни моральных ни физических и обладал буйным нравом дикого мустанга с тягой к приключениям и опасностям, как у героев Жюль Верна, только сильнее. Намного сильнее. Вырываясь наружу из тщедушного тела Кирилла, Горец бешено вращал красными глазами, рычал, брызгал пеной отовсюду и перманентно искал, чем бы себя убить, по всей видимости, не находя уюта в своём бессмертии. Горец разбивал об голову военные телефоны, рассчитанные на прямое попадание артиллерийского снаряда, перекусывал электрическую проводку под напряжением, прыгал по балконам четвёртого этажа, дрался с патрулями, милиционерами и всеми, кто казался ему подозрительным, плавал в море в любую погоду и рвал на себе одежду. Ох, как он любил рвать на себе одежду!


На следующий день, вернувшийся из заточения Кирилл, ничего не помнил, удивлённо хлопал глазами на рассказы о своих подвигах и обречённо вздыхал, глядя на свои разорванные тельняшки, фланки, бушлаты и шинели.


- Вы всё врёте? – с дрожью надежды в голосе уточнял Кирилл, - на мне ведь ни синячка, ни царапинки… Это-то и было самым удивительным. Горцу не причиняли вреда ни кулаки, ни дубинки, ни гравитация, ни даже всемогущий электрический ток! Мало того, даже эбонитовые телефоны не оставляли на нём ни малейших отметин. - Это что такое? – спрашивал утром командир, тыча пальцем в тушку очередного разбитого телефона.

- Упал, - докладывал дежурный по роте.

- Кто упал?

- Телефон упал.

- Куда упал? В Марианскую впадину?

- Никак нет. С тумбочки на пол.

- Вот с этой тумбочки вот на этот пол?

- Так точно!

- Сочно! Я что, на дебила похож? Вот скажи мне, я похож на дебила?


И в подтверждении своих слов, не дожидаясь ответа, сбрасывал телефон с тумбочки на пол. Даже разбитый, этот телефон, ожидаемо не получал дополнительного вреда, чего нельзя было сказать о линолеуме, на который он падал.


- Или ты сейчас показываешь мне новую дырку в асфальте под окном и приводишь тушку того, кто его скинул, или готовься заступать сегодня по второму кругу.


И приходилось заступать по второму кругу, да, а как иначе? Потом уже телефоны прятали от него, если успевали и, поняв, что появление альтер эго – это инвариантная традиция, стали назначать ответственного дежурного по Горцу вытягиванием спичек.


В обязанности дежурного по Горцу входило сидение с компанией в абсолютно трезвом состоянии, при этом делая вид, что он пьёт и притворяться пьяным, потому как Горец не выносил абсолютно, когда в его компании сидели и не пили, а потом бегать за Горцем и страховать его от увечий, начальства и разорванной одежды. С последним было особенно сложно, хорошо, что тогда уже появились степлеры и можно было оперативно привести его в более-менее приличествующий вид. Да и с остальным не очень выходило – если бы не демоническое везение Горца, то всё неизвестно чем и закончилось бы.


Шли мы однажды с ним по улице Гороховой под утро, то ли из Вислы, то ли из ещё какого, не менее аристократичного места, но точно несколько заплетающимися ногами, как Горец увидел машину на тротуаре: машина была чёрного цвета, не то мерседес, не то бмв и спереди сидели два классических «братка»: слюнявя пальцы, они сосредоточенно считали американские деньги, которые пачками были разложены везде, вперемешку с пистолетами.


- Ааааааа!!! – заорал Горец, - пидарасы!!!!


И ринулся к машине.


Схватив пальцами пустой и стылый питерский воздух, в тот же миг ставший неожиданно неуютным, там, где только что была его куртка, я моментально начал трезветь, наблюдая как он бегает вокруг машины, бьёт её по колёсам ногами и по капоту руками, непрерывно вызывая на бой «безмозглых животных», «рогатых тварей» и «одноклеточных амёб». Да, точно это был мерседес – горец прицел же ему пытался отломать. До сих пор не понимаю, отчего нас тогда не убили, - видимо, бандитам было просто лень прерывать счёт и заново потом всё перемусоливать и перетягивать резиночками. Они только лениво помахали, мол, проходите, детишки, ну что вы, в самом-то деле, безумства какие-то вытворяете в столь прекрасное раннее утро. Очнувшись, я подхватил Горца на руки и побежал с ним в училище, как Прометей с огнём бежал к людям, а может даже и быстрее.



Хотя это ещё не самая замечательная история с его участием, это просто зарисовка – самую замечательную сейчас расскажу.


Учились мы тогда в Обнинске, о чём я уже несколько раз упоминал и учёба эта была несколько странной – заточен учебный центр был под определённые проекты лодок, но попадём мы на них после выпуска или нет не знал ещё никто. Я, например, точно знал что буду проситься на Акулу и в старые советские времена меня уже на этом этапе отправили бы в Палдиски, но – где сейчас был тот СССР и тот Палдиски? Ну и сидели мы там, вяло изучая устройство подводной лодки не скажу какого проекта. От скуки и бурлящей во всех местах тяги к героизму, конечно же приходилось, в основном, пьянствовать. Ну не то, что постоянно, конечно и не то, что прямо все, ну на выходных –то да, старались не покрываться мхом и катились кто куда мог.


В один из очередных понедельников нас неожиданно выстроили всех в холле общежития и приказали ждать начальника учебного центра. Не, ну ждать не мешки ворочать – спина не болит, правильно? Отчего бы и не подождать. Ждём, шушукаемся и строим версии, что сейчас будет-то: может медалями награждать станут или именным оружием, например, а может паёк увеличат или там телевизор цветной в холле поставят вместо этого чёрно-серого рубина и как только разговоры дошли до падших женщин (а любые разговоры юношей всегда доходят до падших женщин) пришёл начальник учебного центра. Был он мрачен, как черничный кисель из чего сразу стало понятным, что ни медалей, ни телевизора нам не видать. Походя вдоль строя и насверлив в нас дырок глазами он, наконец, остановился посерединке и, посмотрев некоторое время в пол, начал удовлетворять пожар нашего любопытства:


- Жизнь сложная штука, да?

-Даааа…

- Пизда! Откуда вам знать-то, дрищи малолетние? Слушайте молча стойте: дакают они как дятлы. Ты – выйти из строя!


Кирилл вышел из строя и немедленно сделал виноватый вид: покраснел ушами и опустил глаза.


- Вот служишь ты такой, служишь, гниёшь на северах, потом в академии учишься, в штабе штаны просиживаешь, получаешь полковника и назначение начальником учебного центра. Ну скажите же: довольно серо и обыденно, правда? Что за жизнь такая без ярких лучей света, правильно? И тут. Приезжают к тебе очередные курсанты, типа учиться: по служебной необходимости и от чувства глубокой ответственности за выполняемую работу, ты листаешь их личные дела с выписками всякими и табелями и тут: оргазм! Натуральный, доложу я вам, оргазм предвкушаешь когда попадаются документы этого. Там пятёрками прямо насрано везде: куда ни плюнь сплошные грамоты, благодарности, поощрения и эти пятёрки по всем предметам и такие знаете жирные уверенные пятёрки – шестёрки почти, а не то, что хиленькие, натянутые оценки. Вот, думаешь ты себе, вот он – смысл твоей никчёмной жизни: взять под крыло этого самородка и уберечь его от пагубного влияния военно-морского флота, затребовав немедленно после выпуска назначить его преподавателем, чтоб научить, наконец, этих подводников как правильно клапана крутить и кнопки нажимать. Окрылённый вновь обретённым предназначением ходишь неделю, другую, уже черновик рапорта набрасываешь Главкому ВМФ, как звонит телефон. Кто говорит? Начальник ОВД города Обнинска! Что он говорит? Он, хлюпая слезами в трубку, говорит, что не соизволю ли я быть так любезен и не выслушаю ли от него рапорт дежурного наряда милиции, который он прямо сейчас держит потными пальцами. Ну отчего же не соизволить, например? Может человеку душу излить некуда, а для чего ещё нужен офицер военно-морского флота, с точки зрения сухопутного населения? Конечно, говорю, зачитывайте, выслушаю со всем возможным вниманием, несмотря на крайнюю занятость. Ну он говорит, что весь зачитывать не будет так как он на четырёх листах, а зачитает основными фрагментами, чтобы передать суть. А эта самая суть заключается в том, что вчера вечером дежурный патруль, прогуливаясь у ресторана «Версаль» обнаружил там трио крайне выпивших молодых людей, в чём не заметил ничего подозрительного, так как для чего ещё ходить в ресторан, как не выпивать? Ну не поесть же марципанов, в самом деле! Люди эти курили в мусорку, чем даже импонировали милиционерам и те двинулись было дальше, следить за порядком, но не тут-то было! Самый худой, бледный и не опасный с виду юноша неожиданно обратился к ним с вопросом, отчего же они, такие все стражи правопорядка, не сделают им, хотя бы, замечания за нахождение в общественном месте в непристойном состоянии? Патруль ответил, что видали они и непристойнее состояния и посоветовал ребятам отдыхать дальше, не отрывая их от несения дежурно-постовой службы по плану. Ах так, скотины, прокричал им тот самый юноша, а это вы видели – и с этими словами разорвал на себе рубаху. Чего там видеть-то, ни сисек, ни наколок, удивились патрульные. Ах так, снова закричал тот самый юноша и бросился к ним с явным намерением вступить в бой. Двое остальных пытались его удержать, просили не обращать внимания и вели себя вежливо. На тот момент. Но удержать у них не получилось и дежурным пришлось вступить в неравный бой и, на всякий случай, они вызвали себе подкрепление. Когда подкрепление подъехало, бой уже кипел вовсю: милиционеры вместе с товарищами нашего дАртаньяна пытались угомонить этого самого дАртаньяна, ловя его и лениво отмахиваясь дубинками. Но, несмотря на свой, тщедушный вид, он оказался вообще неугомонимым: наносил разрозненные удары всем подряд, ловко маневрировал и, при этом ещё давал советы бить его дубинками по ногам, а не по голове потому, что по голове его бить бесполезно, а если по ногам, то у них, хотя бы, будет шанс завалить его и скрутить. Увидев подъехавший уазик, друзья дАртаньяна, очевидно Атос и Арамис, закричали, ах так?! Все на одного?! И началось. Как будто до этого и не начиналось. Дрались уже все со всеми и чтоб не дать ситуации выйти из-под контроля, вызвали ещё милиционеров в подкрепление. В итоге четыре. Четыре! Наряда милиции общим количеством в одиннадцать человек скрутили наших трёх мушкетёров и загрузили их в дежурный уазик. Далее цитирую дословно: «После этого дежурная машина с песней про усталую подлодку направилась в отдел милиции». Хули вы ржёте? Это ещё не всё! Утром, придя на службу, начальник ОВД, по счастливому стечению обстоятельств мой хороший знакомый и, в некотором роде, даже друг, обнаружил что бы вы думали? Что все они сидят дружно в дежурке и пьют чай, макая в него печеньки, при этом разучивая песни про подводников. И только что не целуются. На удивлённо поднятые брови, милиционеры слёзно просили сурово ребят не наказывать потому, что ребята-то хорошие оказались, душевные такие, из Севастополя и на подводников учатся. И вот что мне делать? Это он у меня спрашивает, а не я у вас – не надо тут рты разевать. Я бы, конечно вас….


И начальник учебного центра потряс сжатым кулаком показывая как бы он их, что - то там.



- Ты, - обратился он к Кириллу, - испытываешь горькие сожаления от бездарно профуканой карьеры преподавателя в тёплом учебном центре близ Москвы?

- Никак нет! Я не хочу преподавателем. Я на флот хочу.

- В ебеня?

- А хоть даже и дальше.

- Глубже.

- Что глубже?

- Говорить надо не дальше, а глубже, когда речь про флот идёт. Вот отличник круглый, а такой дурак. Итак. Моё решение. В субботу у милиционеров субботник по случаю наступления весны. Ты и двое твоих подельников, отправитесь туда с самого утра и отмоете там все окна на втором этаже так, чтоб мы с женой щурились от нестерпимого их блеска, прогуливаясь там перед закатом. А если щуриться не будем то рапорт этот я лично направлю дальше по инстанциям. Всё ясно? Стать в строй!


Конечно никуда бы он рапорт не отправил, что точно знали и мы и он и он знал, что мы это знаем, но что это меняло? Конечно же ничего и Горец с подельниками драили те окна всю следующую субботу, благо у милиционеров тоже есть обязательная подписка на какую-то их газету и было чем.


Окончив училище с красным дипломом, Горец отправился служить куда-то на Камчатку и следы его там для меня со временем растаяли, но, пока были видны, то и там всё было сплошь в пятёрках, условно говоря, куда ни плюнь. Правда я ни одного милиционера из тех мест не встречал, так что про остальное сказать не могу.


Какую основную мысль следует вынести из этого рассказа? Пить – вредно, а дружить – полезно, то есть, если пить с друзьями и следить за мозгом, то не так уж и вредно это выходит. Плюс на минус даёт минус только в математике, открою вам такой секрет, а в осязаемой жизни –иногда даже и восклицательный знак может получиться.

Показать полностью
381

Внезапная проверка

Внезапная проверка I legal alien, Акулы из стали, Подводная лодка, Проверка, Аврал, Уборка, Незваные гости, Длиннопост

Вот вы, например, когда делаете дома генеральную уборку сколько на это тратите времени? Причём, не просто уборку, а по поводу, - ну там тёща любимая приезжает, свекровь, а может даже и вовсе министр какой-нибудь пожелал на ваше жильё посмотреть. И как у вас уборка эта считается – процессом или событием?


Процесс, для синхронизации нашей терминологии, - это то, что можно начать, но нельзя окончить – процесс может только протекать к своему, казалось бы, завершению, но в конце всегда поставит запятую или многоточие, как бы вы не старались впихнуть в него, хотя бы, вопросительный знак. А событие это что – началось и закончилось, хотите вы того или нет и, даже более того скажу, событие закончится даже в том случае, если вы не будете прилагать к нему ровно никаких усилий. Например, любая неприятность в вашей жизни – это событие и, поэтому, нет никакого смысла волноваться по поводу того, что оно случится – если оно ещё не случилось, то волноваться ещё не о чем, а если уже случилось, то, в любом случае, разрешится и волноваться уже не о чем. Чувствуете всю глубину? Процесс же – совсем другое дело.


- Большая приборка – это процесс! – говаривал наш старпом, - это вам не реакция деления ядер урана или ещё какая мелочь! Это то, что можно начать, но окончить это можно только на время всяких ненужных мероприятий по боевой подготовке и ,прости меня хосподе, какого-то отдыха, будь неладен тот, кто его придумал! Вот поэтому не надо у меня спрашивать отчего мой голос дрожит, когда я объявляю окончание большой приборки! Это как рвать зуб живьём для меня – мучительно больно!


Если вы что-то делаете или участвуете в процессе, то должны это делать с удовольствием а, иначе, - зачем вообще это делать? Удовольствие можно получить от любого процесса, без исключения, практически, главное – иметь богатую фантазию и бурное воображение, которое не сдерживается условностями и рамками приличия.


Проверка одна у нас была настолько внезапной, что было решительно непонятно как к ней готовиться, а на флоте, если не знаешь, что делать – делай большую приборку! Морской закон такой наравне с «кто последний – тот и папа» и «поел – посуду за борт!». Внезапные проверки бывают, конечно, но они довольно редкое событие, - в основном это всегда плановые мероприятия, когда заранее известна дата и план проверки, ну или если приезжает проверка после какого-то несчастного случая, то тоже понятно, что будут проверять – несчастные случаи доводятся сразу, а бюрократическая проверочная машина довольно неповоротлива и пока раскрутит свои маховики – все уже ко всему готовы: все журналы инструктажей заполнены на пять лет в обе стороны, все огнетушители проверены и все флаги зашиты и постираны, то есть боеготовность выше чем звёзда Пласкетта раза в два, примерно.


- К нам едет внезапная проверка из ГШ ВМФ! – объявил командир на подъёме флага, - к сожалению, денег на самолёт у них нет и выезжают они на поезде, на сутки их обещал задержать командующий флотилией в своей бане, то есть у нас они будут…старпом, какой сегодня день недели по гражданскому календарю? Среда? Значит у нас они будут в пятницу.

- Тащ командир, а почему к сожалению? – не выдержал старпом.

- Что к сожалению?

- Ну вы сказали, что к сожалению денег на самолёт у них нет.

- А. Ну как по мне, так приехали бы вот прямо сейчас, отодрали нас да умотали в свою златоглавую. А с нас и спроса, вроде как, никакого – времени же на подготовку не было.

- Так, а сейчас что у нас время есть? Два дня же всего.

- Не два дня, а двое суток! А это – в два раза больше, чем два дня!

- В любом случае, будет по ихнему! – не выдержал замполит (это был тот, который «крайний») и вставил свои пять копеек.

- Не будет.

- Почему же?

- А потому же, что нет такого слова в русском языке! Всем вниз, командирам боевых частей собраться в центральном!


Командиры боевых частей с ещё красными от мороза лицами, но уже переодетые в уютное РБ и дырявые тапочки собрались с блокнотами и ручками, как положено, чтоб конспектировать ценные указания.


- Таааак, - начал выдавать ценные указания командир, - чего они едут непонятно, поэтому готовить будем всё. Значит проверить и откорректировать тетради боевой подготовки команд и групп, журналы боевой подготовки боевых частей, журналы инструктажей по технике безопасности, журналы эксплуатации технических средств, журналы проведения ППО и ППР (в этом месте механик перестал записывать), конспекты по самостоятельной подготовке офицеров…


- Конспекты по воспитательной работе! – гордо вставил замполит.


Командир молча посмотрел на него, потом посмотрел на старпома – старпом молча пожал плечами.


- …конспекты по воспитательной работе, - продолжил командир, - проверять не надо, откорректировать контрольные листы, проверить ход выполнения плана обучения и результаты предыдущего. Старпом, что там у нас ещё?


- Эх, - вздохнул старпом, - вот бы в море сейчас сходить!

- Чего это?

- Чувствую, как оно без нас волнуется, Сан Сеич, душа не на месте прямо.

- Ну, в море не в море, а проверку проходить надо как-то и поэтому, что Сей Саныч?

- Да не успеть нам всё подготовить, тащ командир.

- И какие будут предложения? Забить вообще?

- Большая приборка и ужу понятно!

- Хм. Большая приборка в смысле Большая приборка?

- Да. Чтоб прямо вот знаете блестело всё у нас, как у скота яйца после бани! Чтоб вот прямо зашли офицеры Главного штаба на борт и ослепли от этой нестерпимой красоты подводного крейсера!

- Это мечта твоя, да?

- Давно хотел, да, а тут такой повод – грех не воспользоваться!

- А механик это знал и поэтому меня не конспектировал?

- Нет, тащ командир, он просто хитрожопый!


Командир подумал, посмотрел в подволок, пожевал губами.

- Да. Давай так и сделаем Сей Саныч, заодно хоть и крейсер отдраим. И это, боцманам скажи, чтоб концы белые повытаскивали и перевязались, чтоб, как телега на свадьбу мы выглядели с высоты птичьего полёта!


- Так! – старпом встал со своего кресла и даже, кажется, стал выше ростом, - раз я сейчас за главного тут, писать ничего не надо – учите наизусть! Два часа даю на подготовку, после этого дробь сходу, всех строю, считаю, унижаю и начинаю Большую приборку. Прибираться будем с одиннадцати ноль ноль и до послезавтра с короткими перерывами на еду! Вопросы? Вопросов нет и не надо тут рты раскрывать – что вы тут мне пантомиму «рыбы» показываете? Не надо – я далёк от высокого искусства, как свет в конце тоннеля от вашей беспросветной жизни. Время пошло!


Ровно через два часа (и как он столько выдержал?) старпом объявил «Большой сбор», построил всех на ракетной палубе (заодно помогли боцманам белые концы вынести), пересчитал, проинструктировал, сказал «Поехали!» и взмахнул рукой.


Приборку на подводной лодке делают абсолютно все, невзирая на ранги и выслугу лет. «На моём корабле один годок и это – я!» - железная поговорка нашего командира была. Негде прибираться только операторам пультов, поэтому они, то есть я и управленцы, во время приборок сидят на своих пультах и протирают их ветошью и хоть «Молибден» довольно большой пульт, но протирать его два дня – занятие, конечно, не пыльное, но и мало увлекательное. Остальные же взялись за дело с размахом. Первым делом свинтили и помыли все плафоны всех систем освещения, поменяли все лампочки, для чего распотрошили запасы на соседних кораблях, потом всё завинтили обратно и всё включили, чтоб горело.


- Ееееебаааать! – не выдержал такой подсветки недостатков прошлых приборок старпом – в полутьме-то всё намного приличнее выглядело! Пожалуй, придётся отменить короткие перерывы на приёмы пищи!


Потом взялись за стены и борта, для чего незаконно слили часть запасов из системы пожаротушения ВПЛ (воздушно – пенной) – уж больно хорошо ею всё отмывалось. Отскребли все стёкла на манометрах до хрустальной прозрачности, надраили всё, что можно было надраить, кое-что подкрасили красным, в черновую помыли проходные палубы и взялись за трюма.


Трюма. Не знаю даже как объяснить, что такое трюм на подводной лодке и с чем таким сравнить, чтоб вы поняли, что такое «Убрать трюма под ветошь и если хоть каплю воды там найду – лучше сразу бегите от меня в закат!». И ладно там ещё трюм первого отсека – его можно вообще не убирать, в него не то, что проверяющие из ГШ ВМФ не знают как попасть, но и не каждый член экипажа обладает этим сакральным знанием. А седьмой? Там же ход в трюм – вот он, чуть не прямиком с проходной палубы и каждая тварь норовит туда залезть и картинно ужаснуться открывающейся картине экономики и социальной сферы страны на диораме, которую тут кто-то зачем-то изобразил. Но и трюма вылизали так, что хоть чебуреки с них прямо ешь голыми руками без брезгливого отряхивания. Под конец надраивали проходные палубы в чистую. Это уже вторые сутки шли, я дежурным по кораблю заступил и прямо вот стыдно мне стало, что не принимаю я участия во всей этой задорной битве с хаосом и энтропией на отдельно взятой подводной лодке. Мой боевой товарищ, командир седьмого – спит, натирая палубу щёткой, а я, вроде как, и не устал даже: чо там, пару стихов всего написал.


- А чего у него глаза-то закрыты? – спросил старпом у старшины отсека, удивлённо махая рукой перед лицом человека, который в это время водил шваброй туда-сюда вдоль стенок кают.

- Да уснул, бедолага. Пол часа уже так.

- Так вставьте ему спички в глаза! Всему вас учить надо!

- Вставляли, Сей Саныч – ломаются!


Как же, думаю я себе, внести мне свою толику в общее дело прохождения это проверки? Не придумав ничего лучше, я вызвал двоих подсменных верхних вахтенных, постелил простынку на планшете БИП и приказал начисто отдраить и обильно смазать автоматы, пистолеты, стереть пыль с патронов, приклеить на пластилин головки у пуль, которые поотваливались и убрать паутину из пирамид с оружием. Даже выпросил у штурмана кусочек красивого красного пластилина, чтоб пирамиды потом опечатать. Всё, чем мог, в общем-то.


Из флотилии поступил сигнал «Едут», командир оставил в центральном за старшего старпома и убыл к себе в салон читать журнал «Вокруг света». Первым на борт прискакал командир дивизии:

- Где командир? У себя? Концы белые повязали, ну очковтиратели!

Комдив выскочил из центрального, что –то проорал в девятнадцатом отсеке и минуты через три вернулся обратно:

- Я не понял! А что происходит-то? Куда я попал? Где мой любимый, уютный крейсер полутёмно-полугрязного состояния? Вы что тут два дня приборку ебашили?

- Да прям там, - отмахнулся старпом, - так, за часок палубы проходные протёрли.

- Ну. Ага. Рассказывай мне, Ганс Христиан, рассказывай, ну очковтиратели! Такое ощущение, что вы на парад на Красную площадь смобрались, честное слово, аж противно!

- А Вы в корму, в корму сходите. В трюмы поспускайтесь, например.

- В седьмой, ещё скажи.

- Всенепременно в седьмой! Именно в него в первую очередь!

- Заманчиво, но нет! Поберегу своё слабое сердце от таких потрясений!


Проверка состояла из двух вежливых и прилично одетых офицеров с красными полосками на погонах. Офицерам было тяжело после вчерашней бани – их изнеженные московские печени, видимо, плохо восприняли северное гостеприимство, но они старались держаться и выдыхать в себя. Старпом им предложил пройти в салон, но они вздрогнули и робко предложили, что может потом, а сначала дело? Командир с комдивом пришли в центральный, пока офицеры доставали дрожащими пальцами бумаги из своих портфелей и раскладывали их на столе. Все друг с другом раскланялись, поинтересовались всё ли в порядке в семьях и на службе, и перешли к проверке.

- Что будете проверять? – вежливо поинтересовался командир.

- Оружие! – бодро доложили офицеры.

- Оружие? Какое оружие? Торпед у меня нет на борту, с ракет головы сняты…

- Стрелковое оружие. Мы прибыли с целью проверить содержание стрелкового оружия на кораблях.


Комдив с недоумением посмотрел на командира, командир с недоумением посмотрел на старпома, старпом с недоумением посмотрел на помощника, помощник охуевшими глазами посмотрел на меня.


Эх, ребята, да что вы знаете о Звёздном Часе? Вы когда-нибудь чувствовали себя крутым, как Клинт Иствуд, ловким, как Джеки Чан и уверенным, как Арнольд Шварценнегер? Я надел пилотку, так чтоб кокарда была аккурат промеж бровей, расправил повязку, чтоб всем сразу стало понятно, кто тут сейчас будет звездить и покрутил на пальце ключи от пирамид с оружием (хотел, конечно, пистолет покрутить, но побоялся, что могут неправильно оценить ширину этого жеста):

- Я готов!


Офицеры поразбирали автоматы и пару пистолетов, посветили фонариками вглубь пирамид, понюхали смазку и сказали:

- Хорошо! Очень хорошо! Вот вчера, в другой дивизии проверяли лодку – там намного всё хуже. А у вас вот прямо хорошо!

- Тогда в салон? – предложил командир

Офицеры жалобно посмотрели друг на друга, горестно вздохнули и кивнули головами.

- Слушай, Серёга, - комдив даже завис на секунду, что для него было крайне нехарактерно, - первый раз на моей памяти из Москвы приезжают люди, чтоб посмотреть на наши два автомата и три пистолета! В чём подвох-то? Проверять больше нечего?

- Да какая в жопу разница? Главное же, что всё хорошо!

- На удивление. Как так вышло-то? Как ты додумался автоматы в порядок привести?

- А они у нас всегда…

- Ой, всё! Не пизди мне больше одного раза за сутки! По хорошему прошу! – и комдив убежал в салон.

- Эдуард, - старпом переключился на меня, - как так вышло-то?

- Не знаю, Сей Саныч! Как –то неудобно стало – все работают, а я на обочине опять груши околачиваю!

- А, так вот где у тебя кнопка, ладно потом с тобой разберусь.


Не наказал даже, - добрейшей души человек, потому что! А корабль сиял некоторое время, как кремлёвская ёлка, что делало его даже несколько неуютным и неродным – от нас до Кремля как до большого Магелланова облака было. Не, вру – ещё дальше, пожалуй, как до малого.

Внезапная проверка I legal alien, Акулы из стали, Подводная лодка, Проверка, Аврал, Уборка, Незваные гости, Длиннопост

Сайт автора: http://legal-alien.ru/legal-alien

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: