Дубликаты не найдены

0

Поржал или пожрал?

-1

хрень какая то

-1

А Лев Николаевич тут при чём?

раскрыть ветку 2
+1

Так это Дарвин, просто похож

раскрыть ветку 1
+1

Это Лев Николаевич Дарвин

-1

Всем вагоном метро ржем!😇😇😇😇  Сарказм если что

раскрыть ветку 6
+2

Ох уж этот ваш омский юмор!

раскрыть ветку 5
+1

Как вы поняли,что это Омск?

раскрыть ветку 3
-1

от такого в нашем поселке даже эскалатор остановился

Похожие посты
486

Как работает эволюция

Это самая мистифицированная идея науки. Она обросла таким количеством мифов и предрассудков, что многие ведут споры о ней, не понимая самого предмета дискуссии. Я надеюсь этим постом показать, что в теории эволюции нет ничего сверхъестественного — она максимально логична!

Главное заблуждение

Начну немного отвлечённо, а затем перейду к основам. Многие воспринимают эволюцию, как что-то осознанное, имеющее цель

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Это в корне неверно. Эволюция — это просто процесс, протекающий совершенно естественным образом при соблюдении некоторых условий, о которых мы поговорим далее. Воспринимайте её как, скажем, гравитацию. Она не имеет цели, она просто есть. И работает совсем не созидательным способом

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

На этом отступление закончилось, теперь поговорим более структурированно

Основы

Здесь я опишу достоверно известные науке факты, которые пригодятся нам в дальнейшем. Уверен, многие из них вам знакомы!

1. ДНК несёт наследственную информацию. Все эукариотические (с ядрами в клетках) организмы строятся на основе информации в ДНК их клеток. ДНК можно воспринимать, как книгу, написанную всего четырьмя буквами — нуклеотидами, в которой содержится инструкция по сборке и работе тела

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

2. Живые организмы обладают наследственностью. Это значит, что дети рождаются не совершенно уникальными, а получают генетическую информацию от родителей. Поэтому дети похожи на своих родственников

3. Каждая особь уникальна. Каждый ребёнок (не считая близнецов) рождается с уникальным набором признаков. Даже несмотря на то, что признаки эти наследуются от родителей, их настолько много, что в целом получается совершенно новый организм! Это происходит вследствие рекомбинации — случайного перемешивания генов при оплодотворении

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Есть и другая причина:

4. В ДНК происходят мутации. Наш организм состоит из огромного числа клеток. Большинство из них постоянно обновляются — делятся. При этом в каждой клетке содержится полный набор хромосом, который вновь воспроизводится при делении. Представьте, что нашу книгу-инструкцию постоянно перепечатывают! Кроме того, её ещё и постоянно используют — читают. Рано или поздно случаются ошибки

Например, в книге написано "Ток бежит по проводам"

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Но при переписывании книги (не один, а десятки и сотни раз) рано или поздно происходят ошибки. Где-то теряется буква, где-то вставляется новая, а где-то буквы могут поменяться местами. Чаще всего получается, конечно, нечитаемый бред. Но очень редко получаются и осмысленные «фразы», которые довольно сильно меняют смысл написанного. Например, мы можем получить вместо исходной фразу «Кот бежит по проводам»

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Такие случайные ошибки, называемые мутациями, также играют свою роль в уникальности организмов

5. Работают законы логики и причинно-следственные связи. Новая запись в ДНК по-новому влияет на работу целого организма — это понятно. Но я бы хотел сказать о другом. Проведём мысленный эксперимент. Представьте остров, на котором из съедобного растут только бананы. А также, группу обезьян, живущих на этом острове. Обезьяны живут в этом раю годами, наслаждаясь едой и размножаясь. Но однажды происходит случайная мутация и в новом поколении рождается обезьяна с аллергией на бананы. Но больше еды на острове нет! Что произойдёт с такой обезьяной? К сожалению, она умрёт в детстве. Это называется естественным отбором — неприспособленные к условиям погибают. Предположим, аллергия была бы генетически обусловленной и, появившись после мутации, смогла бы передаваться потомкам. Но особь с этими генами умерла в детстве! Так естественным образом из популяции ушли неподходящие гены. Здесь нет никакой осмысленной силы, желающей, чтобы обезьяны ели только бананы — только суровое стечение обстоятельств. Остаются только обезьяны, способные питаться едой вокруг

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Если вы согласны со всеми условиями, описанными выше, то вы легко поймёте и теорию эволюции — она является всего лишь выводом!

Как это работает


Жизнь в реальных условиях не так проста, как в банановом раю. Жизнь — это конкуренция. Нужно постоянно бороться с условиями окружающей среды. Необходимо добывать еду. За неё приходится конкурировать с особями других видов, а также своего! На всех пищи может и не хватить. Среди двух голодных львов выживет тот, кто первый схватит добычу — самый быстрый. Другой погибнет и гены более быстрого льва передадутся потомству. Здесь также видно, что едой может быть и ваш вид — тогда нужно бороться за свою жизнь уже иначе!

Откуда вообще берутся новые виды?


Путём постепенного очень медленного изменения текущих. Представьте океан, полный рыб. Еды катастрофически не хватает, многие погибают от голода. Но некоторые особи случайными мутациями получили то, что помогает искать пищу вне воды — конечности. Сначала в зачаточном состоянии, что могло позволить продвинуться чуть-чуть. Но те, кому это удалось, выжили и смогли передать гены конечностей потомкам! И так постепенно появлялись новые мутации, которые позволили живым существам выйти на сушу. Рыбы при этом никуда не делись: они также остались в океане! Но группе живых существ удалось покорить сушу и в этом раю, полном пищи, произвести также много потомства. А затем еды снова стало не хватать…

Почему мутации такие полезные?


Это ещё одно заблуждение! Мутации в абсолютном большинстве вредные. Исправлять что-то в инструкции по сборке организма — не лучшая идея (предложите программисту случайно изменить код и посмотреть, что будет). Чаще всего мутации летальны и особь с ними погибает ещё в зародышевом состоянии. В самом деле, какая польза от кошек в проводах, если нам нужно электричество? Небольшая часть мутаций — нейтральные. Например, изменение цвета глаз не очень поможет добывать пищу. И лишь крохотная часть от оставшейся доли процента мутаций могут принести какую-то пользу

И как же они тогда образуют столько новых видов?


На это есть две причины. Первую мы разобрали выше. Бесполезные мутации устранятся естественным образом — особь не выживет или не сможет оставить потомство. Зато полезные мутации закрепятся и распространятся. Представьте особь, которая получила доступ к огромному количеству пищи в океане голодных рыб! Она будет чувствовать себя прекрасно, найдёт пару для размножения и распространит свои гены.


Вторая причина — временные рамки эволюции. Это то, чего не понимают очень многие люди. Эволюция не измеряется сотнями или даже тысячами лет. Её время действия — сотни тысяч, миллионы и миллиарды лет. Жизни на Земле — два миллиарда лет. Вот как иллюстрирует Ричард Докинз в книге "Расплетая радугу" эволюционные рамки:

Раскиньте вширь руки в широком жесте, чтобы вместить всю эволюцию от начала у кончиков пальцев вашей левой руки, до сегодняшних дней – у правой.
На всём пути, проходящем через середину и дальше правого плеча, жизнь состояла только из бактерий.
Многоклеточная беспозвоночная жизнь расцвела где-то около вашего правого локтя.
Динозавры берут начало в середине вашей правой ладони, и вымирают в районе последней фаланги пальца.
Вся история Homo Sapiens и нашего предка Homo Erectus умещается на кончике ногтя.
Что же касается записанной истории, как шумеров, вавилонян, еврейских патриархов, династий фараонов, римских легионов, христианских отцов, неизменные законы мидян и персов; как Трои и греков, Елены и Ахиллеса и смерть Агамемнона; как Наполеона и Гитлера, Битлз и Билла Клинтона, их и всё что нам известно - сдуваются в виде пылинки от лёгкого прикосновения пилочки для ногтей.

Эволюция не стремится создать что-то прекрасное или совершенное. Она вообще не стремится ничего делать! Её метод — это метод слепого котёнка, перебирающего все варианты. Большинство вариантов погибают, но часть остаётся и оказывается способна распространить свои гены. Здесь нет никакого умысла, только прямая логика и жестокость окружающего мира. Мутации, наследственность и естественный отбор сливаются в то, что называется эволюцией. Приспособленные — отбираются, остальные — погибают. Эволюция не происходит по щелчку пальцев, она длится миллионы лет и достигается ценой миллионов смертей

И это ужасно! Такая суровая логика мира, «Приспособишься — выживешь», приводит к появлению существ самым мерзким образом цепляющихся за жизнь. Большая часть видов на планете — насекомые. 50% видов живых существ хотя бы на одной стадии развития являются паразитами

Как работает эволюция Биология, Эволюция, Естественный отбор, Чарльз Дарвин, Человек наук, Наука, Длиннопост

Я бы хотел жить в мире, который создало доброе и любящее существо, и чтобы после смерти нас ждало райское место. Но реальность, к сожалению, не такова

Больше постов про науку, учёбу и IT можно найти в моей группе ВК

Показать полностью 7
68

Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике

Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике История, Наука, Биология, Эволюция, Чарльз Дарвин, Естественный отбор, Генетика, Мендель, Длиннопост

Отношение Дарвина к Ламарку


Дарвин не уставал повторять, что его взгляды не имеют ничего общего с ламарковскими, и на протяжении жизни не переставал дурно отзываться о своем великом предшественнике. Возможно, сама мысль, что он — не первый и что за 50 лет до него те же мысли уже были высказаны французом, тяготила его.


В 1840-е гг. в письмах к Гукеру он не раз писал об этом: «...не знаю никаких систематических сочинений об этом предмете, кроме книги Ламарка, но это — настоящая дрянь»; «Ламарк... повредил вопросу своим нелепым, хотя и умным трудом»; «Да сохранит меня Небо от глупого ламарковского «стремления к прогрессу», «приспособления вследствие медленного хотения животных» и прочего». Правда, последнюю фразу из приведенных цитат он вынужден был продолжить словами: «Но выводы, к которым прихожу, не отличаются значительно от его выводов, хотя способы изменения вполне различны».


В одном из писем к Лайелю, отправленных почти двадцатью годами позже, он писал, обсуждая значение труда своего предшественника: «Я смотрю на нее (на «Философию зоологии» — прим. авт.), прочтя ее старательно два раза, как на жалкую книгу, из которой я не извлек никакой пользы. Но я знаю, что вы больше воспользовались ею».


В общем, как писал русский исследователь дарвинизма Вл. Карпов, первоначально «Ламарк был чужд и мало понятен Дарвину, как представитель другого склада ума, круга идей, другой национальности». Тем не менее принципиального сходства в книгах Ламарка и Дарвина было больше, чем различий. Оба автора были едины в центральном вопросе — провозглашении принципа прогрессивного развития видов, и оба заявляли, что именно необходимость лучше соответствовать требованиям внешней среды понуждает виды прогрессировать.


Даже основные группы примеров, использованных Дарвином, совпадали с примерами Ламарка (породы собак, домашних птиц, садовые растения). Только Дарвин старался привести как можно больше примеров, пусть и однотипных, но создающих у читателя впечатление солидности, основательности; Ламарк же ограничивал себя одним-двумя примерами по каждому пункту.


«Вымирание видов, по Дарвину, — явление, коррелирующее с происхождением новых видов:


«Так как с течением времени деятельностью естественного отбора образуются новые виды, то другие должны становиться все более редкими и, наконец, исчезать. ...В главе, посвященной борьбе за существование, мы видели, что наиболее ожесточенная конкуренция должна происходить между формами, наиболее близкими — разновидностями одного вида или одного рода или ближайших друг к другу родов, так как эти формы будут обладать почти одинаковым строением, общим складом и привычками»»

В чем мысли Дарвина сильно отличались от мыслей Ламарка, так это в попытке объяснения причин эволюции. Ламарк искал их внутри организмов, в заложенной в них способности изменять устройство тела в зависимости от упражнения органов (и во второй половине XIX в. это положение Ламарка расценивалось как чрезвычайно важное, ибо подавляющее большинство ученых полагали, что живым существам имманентно присуще свойство самосовершенствования). Дарвин же первоначально исходил из того, что свойства организмов могли изменяться из-за случайных причин, а внешняя среда исполняла роль контролера, отсекающего менее приспособленные особи. Но поскольку Дарвин не понимал, что могло изменяться в организмах, что собой представляют наследственные структуры, эти его мысли были целиком и полностью гипотетическим философствованием.


Парадокс заключается в том, что, начав с категорического отрицания «глупых» взглядов Ламарка, Дарвин постепенно стал менять свои взгляды и говорить о возможности непосредственного наследования приобретенных за время жизни признаков. Главной причиной такой перемены стало важнейшее обстоятельство, которое мешало и Ламарку, а именно: отсутствие сведений о законах наследования признаков, незнание того, что в организме существуют особые структуры, несущие наследственную информацию.


Однако если во времена Ламарка наука была еще далека от постановки вопросов, связанных с обнаружением законов наследственности, и было бы нелепо бросить даже тень укора в адрес Ламарка, то ко времени публикации «Происхождения видов» положение в корне изменилось.


Геммулы вместо генов


Первые подходы к познанию законов наследственности, правда еще в достаточно аморфном виде, сложились в результате работ немецкого исследователя Йозефа Готлиба Кёльрёйтера (1733–1806), несколько лет работавшего в Петербурге, и ряда других европейских ученых. Кёльрёйтер в 1756–1760 гг. провел первые опыты по гибридизации и сформулировал понятия о наследуемости.

Англичанин Томас Эндрю Найт (1789–1835), скрещивая разные сорта культурных растений, пришел к выводу, что в поколениях гибридных растений признаки, по которым исходные сорта различаются между собой, «рассыпаются» и проявляются индивидуально. Причем он отметил, что существуют мелкие индивидуальные отличия, которые далее не «делятся» при скрещиваниях и сохраняют свою индивидуальность в поколениях. Тем самым уже в начале XIX в. Найт сформулировал понятие об элементарных наследуемых признаках.


Француз Огюст Сажрэ (1763–1851) в 1825–1835 гг. сделал другое важнейшее открытие. Следя за найтовскими «элементарными признаками», он обнаружил, что некоторые из них при комбинировании с другими подавляют проявление этих признаков. Так были открыты доминантные и рецессивные признаки.

В 1852 г. другой француз, Шарль Нодэн (1815–1899), более внимательно изучил эти два типа признаков и, подобно Сажрэ, установил, что в комбинациях доминантных и рецессивных признаков последние перестают проявляться. Однако стоит скрестить между собой такие гибриды, как у части их потомков они снова проступают (позже Мендель назовет этот процесс расщеплением признаков). Эти работы доказывали важнейший факт — сохранение наследственных структур, несущих информацию о подавляемых (рецессивных) признаках даже в тех случаях, когда внешне эти признаки не проявлялись. Нодэн попытался открыть количественные закономерности сочетания доминантных и рецессивных признаков, но, взявшись следить сразу за большим их числом, запутался в результатах и не смог продвинуться вперед.


Дарвину были хорошо известны результаты работ этих ученых, но он не понял их значения, не оценил той великой пользы, какую несли ему открытия элементарных наследственных единиц, закономерностей их комбинирования и проявления у потомков. Следовало сделать еще один шаг — упростить задачу и анализировать количественное распределение признаков у организмов, различающихся одним или максимум двумя признаками, и тогда законы генетики были бы открыты.


Этот рывок в науке совершил чешский естествоиспытатель, блестящий экспериментатор Иоганн Грегор Мендель, в 1865 г. опубликовавший гениальный труд, в котором изложил выводы экспериментов по выявлению законов наследственности. Схему своих опытов Мендель построил именно путем упрощения задачи, когда он решил скрупулезно следить за поведением в скрещиваниях сначала лишь одного наследуемого признака, а затем — двух. В результате он доказал, теперь уже окончательно, наличие элементарных единиц наследственности, четко описал правила доминирования, открыл количественные закономерности комбинирования единиц наследственности у гибридов и правила расщепления наследственных признаков.


Дарвин, следовательно, мог сам эти законы открыть (он продвинулся вперед в понимании важности выяснения законов наследования, к тому же прогресс науки в то время был столь ощутим, что сделанное Менделем было в принципе доступно любому задумывающемуся над проблемами наследования). Но Дарвин не был экспериментатором. Конечно, он мог просто прочесть опубликованный Менделем труд на немецком языке, однако этого тоже не произошло.

Вместо этого Дарвин принялся придумывать гипотезу (он претенциозно назвал ее теорией) пангенезиса о том, как осуществляется передача наследственных свойств потомкам. Он допустил наличие в любой части тела

«...особых, независимо размножающихся и питающихся наследственных крупинок — геммул, собирающихся в половых продуктах, но могущих быть рассыпанными и по всему телу... каждая из которых может восстановить в следующем поколении ту часть, которая дала им начало».

Гипотеза эта была отнюдь не оригинальной: ту же идею выдвинул в своей 36-томной «Истории природы» Жорж Луи Леклерк Бюффон за сто лет до Дарвина. Многие крупные ученые, в их числе и те, кто помог Дарвину укрепить свой приоритет в провозглашении роли естественного отбора в эволюции (Гукер и Лайель), советовали Дарвину не публиковать его «теорию пангенезиса». Он на словах соглашался с ними, но на деле решил не отступать от своего и включил соответствующую главу в книгу «Изменения животных и растений под влиянием одомашнивания», опубликованную в 1868 г. (тремя годами позже труда Менделя).


До конца своей жизни Дарвин сохранял убеждение, что его теории пангенезиса уготовано великое будущее. Хотя в письмах к тем, от чьей помощи он всю жизнь зависел (Лайелю, Гукеру, Гексли), он кокетливо называл это свое детище «опрометчивой и недоработанной гипотезой», говорил, что «заниматься такими умозрениями — «чистейший вздор"» и обещал «постараться убедить себя не печатать» изложение своей «теории», но обещание это он выполнять не собирался, а только критический запал его высоких друзей старался пригасить. Другим адресатам в это же самое время он писал совершенно иное: «В глубине души я считаю, что в ней заложена великая истина» (письмо А. Грею, 1867 г.), или: «Я предпочту умереть, чем перестать защищать от нападок свое бедное дитя» (письмо Г. Спенсеру, 1868 г.). Те же нотки звучали и позже: «В отношении пангенезиса я не собираюсь сворачивать знамен» (письмо А. Уоллесу, 1875 г.); «Мне пришлось много думать по этому вопросу, и я убежден в его большом значении, хотя придется долбить годы, пока физиологи дотумкают, что половые органы лишь собирают воспроизводительные элементы» (письмо Дж. Ромэйнсу, 1875 г.).


Бесхвостую кошку нельзя получить упражнениями


В большинстве случаев при обсуждении гипотезы пангенезиса Дарвина принято говорить, что ее автор не ушел далеко от своего времени, а, дескать, Мендель опередил свое время на 35 лет (недаром его законы действительно переоткрыли 35 годами позже). Но можно сказать и по-другому: в понимании механизмов наследования признаков Дарвин не дорос до своего современника Менделя.


А между тем вопрос этот был для Дарвина важнейшим. В первом издании «Происхождения видов» он исходил из предпосылки, что изменения у живых существ возникают часто и что они неопределенны: некоторые несут какую-то пользу организму, остальные — вредны или бесполезны. Он считал, что в отношении полезных признаков все ясно — они в основном наследуются.


«Всякое изменение, как бы оно ни было незначительно, и от каких бы причин оно ни зависело, если оно сколько-нибудь выгодно для особи какого-либо вида — всякое такое изменение будет способствовать сохранению особи и большею частью передастся потомству», — писал он.

Он считал, что в самой изменчивости не содержится предопределенности, изначальной пользы. В этом пункте он видел коренное отличие своих взглядов от ламарковских. Никакого «внутреннего стремления к совершенству», никакого вложенного в живые существа свойства предопределенности в «улучшении вследствие медленного хотения» не существует (слова «медленное хотение» принадлежали самому Дарвину).


Однако, несмотря на демонстративное отвергание ламарковского постулата, Дарвин, как показывает приведенная выше цитата о наследовании «всякого изменения, как бы оно ни было незначительно, и от каких бы причин оно ни зависело», лишь бы оно «было выгодно для особи какого-либо вида», был даже в этот начальный момент не слишком далек от Ламарка. Он также приписывал организмам вложенную в них (то есть предопределенную) способность сохранять в наследственной основе любые полезные уклонения. Гипотеза о геммулах, воспринимающих полезные стимулы, существа дела не меняла. Ни одного факта в пользу своей гипотезы у Дарвина не было, и в этом смысле Ламарк с его «упражнением органов» был ничуть не слабее в аргументации, чем Дарвин.


Отказавшись от ламарковского наследования благоприобретенных признаков, Дарвин ничего реального взамен не предложил, а просто обошел вопрос о том, что, как и когда наследуется, разделив возможную изменчивость на два типа. Первый — определенно благоприятные изменения, которых «жаждет» организм и которые являются результатом прямого ответа на действие среды (такое наследование он отрицал). Второй тип — неопределенные изменения, которые могут возникать и не под прямым влиянием внешней среды (они наследуются). В этом пункте он видел главное отличие своей доктрины от взглядов Ламарка, относимых им к ошибочным.


Но почему первые изменения не наследуются, а вторые возникают и наследуются? Что собой вообще представляют наследственные структуры и как они передаются потомкам, он себе не представлял. Назвав их геммулами, он ни на йоту не приблизился к пониманию их природы. Интуитивно он, возможно, догадывался, что, сколько ни отрубай хвосты кошкам, чтобы те, прыгая с комодов, не сбивали веджвудских статуэток, приплод от бесхвостых котов и кошек все равно будет с хвостами.


«Кошмар Дженкина»


Единственное убеждение, которое Дарвин разделял с большинством своих современников — это то, что передача наследственности сродни слиянию жидкости, скажем, крови. Кровь матери-рекордистки сливается с кровью обычного, ничем не выделяющегося отца — и получается полукровка. А если идентичные организмы (родные брат и сестра) дают потомство, то потомство это будет «чистых кровей» (их назовут позже чистой «линией»).


Дарвин полностью придерживался этих взглядов, поэтому на него так сокрушительно подействовала критика, высказанная в июне 1867 г. инженером Флемингом Дженкином в журнале «Северное Британское обозрение». Дженкин был крупнейшим специалистом по электричеству, электрическим сетям, при его личном участии были проложены кабели в Европе, в Южной и Северной Америке, он считается отцом телеграфа, всю жизнь был ближайшим другом Уильяма Томсона, позднее ставшего лордом Кельвиным. За год до публикации своей разгромной статьи о главном принципе, примененном Дарвиным для обоснования естественного отбора, Дженкин стал профессором инженерной школы Лондонского Университетского Колледжа. Своей блестяще написанной статьей, не содержащей ни одного лишнего слова, Дженкин, как считалось, одним ударом подрубил под корень дарвиновское объяснение наследования полезных уклонений.


Допустим, Дарвин прав, объяснял Дженкин, и есть неопределенная изменчивость, благодаря которой какой-то одиночный организм приобрел полезное для него уклонение (обязательно одиночный, иначе это — массовое ламарковское изменение под влиянием среды). Но скрещиваться этот счастливчик будет с обычной особью. Значит, произойдет разбавление «кровей» — признак у потомства сохранит только половину полезного уклонения. В следующем поколении от него останется четвертинка, затем — восьмушка и т. д. В результате вместо эволюции произойдет рассасывание полезных уклонений (Дженкин употреблял термин swamping «заболачивание» или засасывание неизменными наследственными потенциями измененной потенции).


Критика профессора-инженера вызвала у Дарвина чувства, которые он называл не иначе, как «кошмар Дженкина». Как признал Дарвин в одном из писем, верность рассуждений оппонента, «едва ли может быть подвергнута сомнению». В письме Гукеру от 7 августа 1860 г. Дарвин написал: «Знаете, я почувствовал себя очень приниженным, закончив чтение статьи».

В конце концов, после долгих размышлений, он увидел только один способ ответа на критику: признать, что среда влияет прямо на наследственность и тем самым ведет к изменению сразу большого числа особей, обитающих в новых условиях. Только в этом случае «рассасывания» новых признаков не должно было происходить. Такое признание роли массового прямого влияния среды в прогрессивной эволюции означало решающее сближение с позицией Ламарка и признание принципа наследования благоприобретенных признаков.


Согласившись с доводами, содержавшимися в разгромной статье Дженкина относительно дарвиновского механизма наследования полезных признаков, Дарвин решил внести исправления в очередное, пятое, а затем и шестое издания книги.

«...Мне так грустно, — писал он Гукеру, — но моя работа ведет меня к несколько большему признанию прямого воздействия со стороны физических условий. Наверное, я потому жалею об этом, что оно уменьшает славу естественного отбора».

А между тем спасительный выход для Дарвина уже существовал. Грегор Мендель за несколько лет до этого доказал, что наследственные структуры ни с чем не сливаются, а сохраняют свою структуру неизменной. Если единица, отвечающая за передачу наследственности (позже ее назвали геном), изменена, и в результате контролируемый ею признак формируется по-новому, то все потомки этого первого наследственно изменившегося организма будут нести такой же новый признак. «Кошмар Дженкина», попортивший так много крови Дарвину, рассеивался полностью, и эволюционная теория приобретала законченную форму. Но Дарвин не знал работу Менделя, а сам до его выводов не додумался.


Литература:

1) Loren C. Eisley. Charles Darwin, Edward Blyth, and the theory of natural selection // Proc. Amer. Philosoph. Soc. 1959. V. 03, N. 1. P. 94–115.

2) Edward Blyth. An attempt to classify the «varieties» of animals, with observations on the marked seasonal and other changes which naturally take place in various British species, and which do not constitute varieties // The Magazine of Natural History (London). 1835. V. 8. P. 40–53; On the physiological distinction between man and all other animals, etc. // The Magazine of Natural History (London), n.s.. 1837. V. 1. P. 1–9, and P. 77–85, and P. 131–141; отрывки из работ Блита, также как воспоминания о нем Артура Гроута, опубликованные в августовском номере журнала Journ. of Asiatic Society of Bengal, 1875, приведены в виде приложения к статье Эйсли (см. прим. /1/, с. 115–160).

3) Уоллес А. Р. Дарвинизм. Изложение теории естественного подбора и некоторые ее приложения. Перевед с англ. проф. М. А. Мензбира. Библиотека для самообразования. М.: Изд. Сытина, 1898. Т. XV.

4) Fleeming Jenkin. Review of The Origin of Species // North British Review. 1867. V. 46. P. 277–318.


Первая часть - https://pikabu.ru/story/charlz_darvin_i_yevolyutsionnaya_teo...

Вторая часть - https://pikabu.ru/story/charlz_darvin_i_yevolyutsionnaya_teo...

Третья часть - https://pikabu.ru/story/charlz_darvin_i_yevolyutsionnaya_teo...

Чтобы читать все части, подписывайтесь на наш блог здесь(на пикабу), также подписывайтесь на наш паблик вк: https://vk.com/loonyscience и ютуб канал https://www.youtube.com/channel/UCc1vIgxxnzkz8-YhGuVYYYQ

Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике История, Наука, Биология, Эволюция, Чарльз Дарвин, Естественный отбор, Генетика, Мендель, Длиннопост
Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике История, Наука, Биология, Эволюция, Чарльз Дарвин, Естественный отбор, Генетика, Мендель, Длиннопост
Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике История, Наука, Биология, Эволюция, Чарльз Дарвин, Естественный отбор, Генетика, Мендель, Длиннопост
Чарлз Дарвин и эволюционная теория. Часть 4. Отношение Дарвина к Ламарку и генетике История, Наука, Биология, Эволюция, Чарльз Дарвин, Естественный отбор, Генетика, Мендель, Длиннопост
Показать полностью 4
1324

Премия Дарвина

Решил написать пост о людях, у которых, в отличи от тебя, есть хоть какая-то премия. Но для начала я поясню, что же из себя представляет премия Дарвина.

Премия Дарвина Премия Дарвина, Премия, Чарльз Дарвин, Нелепая смерть, Глупость, Естественный отбор, Смерть, 1995, Длиннопост

Премия названа в честь Чарлза Дарвина(да ладна)—популяризатора естественного отбора в качестве основного механизма эволюции. Это виртуальная премия, ежегодно присуждаемая лицам, которые наиболее глупым способом умерли или потеряли способность иметь детей и в результате лишили себя возможности внести вклад в генофонд человечества, тем самым потенциально улучшив его. У премии нет жюри, есть пять требований к кандидатам на Премию Дарвина:

1. Размножение — сделанная кандидатом глупость лишила его возможности произвести потомство;

2. Совершенство — сделанная кандидатом глупость была выдающейся;

3. Самостоятельность — глупость кандидат сделал добровольно и только над собой;

4. Зрелость — кандидат по возрасту и психическому состоянию мог принимать ответственные решения;

5. Правдивость — история кандидата подтверждается надежным источником (это очень важный пункт).

И так, начнём с исключений. В некоторых случаях, если человеку удавалось совершить впечатляющие действия, в течении которых он мог нанести себе ущерб здоровью/умереть, даже без как такового этого самого ущерба, он мог стать номинантом на премию Дарвина. Есть 3 исключений.

1. Случай присуждения Премии Дарвина, несмотря на некоторые нюансы, вору, убегавшему от погони и самолично по невнимательности перелезшему за забор тюрьмы. В этом случае произошла не утрата репродуктивных способностей организма (1 пункт), а только потеря возможности её использования.

2. Пожилой бельгийский инженер, которому простили наличие 14 детей и 37 внуков (1 пункт) и вручили таки премию. Он был убит одной из смертельных ловушек, которые самостоятельно установил в своём доме, проиграв суд за этот дом одной из своих дочерей и опасаясь выселения.

3. В 1982 году Ларри Уолтерс, житель Лос-Анджелеса, решил осуществить давнюю мечту — полететь, но не на самолете. Он изобрёл собственный способ путешествовать по воздуху. Уолтерс привязал к удобному креслу сорок пять метеорологических шаров, наполненных гелием, каждый из которых имел метр в диаметре. Он уселся в кресло, взяв запас бутербродов, пиво и дробовик. По сигналу его друзья отвязали верёвку, удерживавшую кресло. Ларри Уолтерс собирался плавно подняться всего на тридцать метров, однако кресло как из пушки взлетело на пять километров. Совершенно окоченевший Уолтерс не рискнул стрелять по шарам на такой высоте, чтобы спуститься. Горе-воздухоплавателя долго носило в облаках, пока наконец радары лос-анджелесского аэропорта не засекли его. Уолтерс все-таки решился выстрелить в несколько шаров и сумел спуститься на землю. Но веревки, на которых висели сдутые шары, запутались в высоковольтных проводах, что вызвало короткое замыкание. Целый район Лонг-Бич остался без электричества. Когда Уолтерс оказался на земле, его немедленно арестовали. На вопрос полицейских: «Зачем вы это сделали?», — он ответил: «Ну нельзя же всё время сидеть без дела».

Как вы понимаете, за такое ни дать премию Дарвина невозможно (несмотря на нарушение 1-го пункта).

Теперь перейдём людям, которые являются номинантами или лауреатами премии без исключений! (Ситуаций, которые соответствуют всем 5-ти пунктам не так много). Начнём с 1995 года (первые упоминания о премии Дарвина были ещё в 1985 году, но мне лень искать и, скорее всего, переводить первые случаи получения премии Дарвина. Может быть, запилю в следующем посте).

1. 29 ноября, 1995. Австралия

Номинант на Дарвиновскую премию

Ужасные останки были обнаружены на причале возле озера Toolondo. Смерть Нейла из Мельбурна была окутана в тайну и в… костюм рыбы.

Местные власти заявили, что мужчина был облачен в прорезиненный костюм, представляющий из себя «тяжелое, водонепроницаемое зеленое трико», которое он собственноручно скроил из подручных материалов. Этот костюм, имел всего лишь одну застежку-молнию на всю длину тела, и плотно облегая туловище заканчивался рыбьим хвостом, в который упаковывал свои ноги Нейл. Помимо этой застежки, в костюме не было других отверстий за исключением лишь дырок для глаз.

Странное одеяние плотно облегало тело и значительно затрудняло дыхание и сковывало движение. В последний раз Нейла видели менее чем в километре от озера Toolondo. Видимо он пытался в своем рыбьем костюме доплыть до берега… Второй подобный костюм был обнаружен позже у Нейла в гараже.

О причинах, побудивших австралийца к этой нелепой вылазке до сих пор неясно. Хотя по мнению местных жителей, Нейл просто всегда хотел быть… рыбой.

2. Март, 1995. Мичиган

Лауреат премии Дарвина

34-летний Джеймс Бёрнс из городка Аламо погиб, поскольку решил починить свой грузовичок для перевозки скота. Ему, видите ли, не понравился подозрительный шум, идущий из-под днища машины. Поэтому он залез под грузовик и попросил своего друга выехать на шоссе, дабы он мог воочию обнаружить причину стуков у своей колымаги. Друг не мог отказать другу. Одежду Джеймса намотало на карданный вал и… сделало его одним из лауреатов Дарвинской премии. Посмертно.

3. 31 Августа, 1995. Египет

ЛауреатЫ премии Дарвина

Лауреатом Дарвиновской премии 1995 года стали сразу шесть человек, жителей деревни Назлат Имара на юге Египта. Событие, которое привлекло к ним внимание сначала агентства Reuters, а потом и Дарвиновского комитета, произошло 31 августа 1995 года.

Молодой фермер Ахмад очень любил своих цыплят, которых он выращивал на продажу. Когда один цыпленок случайно свалился в колодец глубиной в 18 метров, Ахмад не долго думая бросился на помощь, крикнув домашним, чтобы они тоже не мешкали. Плавать Ахмад не умел и быстро захлебнулся. Буквально через несколько секунд та же участь постигла его сестру и двух братьев: они тоже не умели плавать.

Последними в колодец спрыгнули два друга Ахмада. Они тоже утонули. Тела погибших удалось вытащить из колодца лишь через несколько часов. Вытащили и цыпленка. Живого.

З.Ы. Если народу понравится, то, возможно, напишу ещё пару постов на эту тему.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: