Дубликаты не найдены

+2

Да, на игрушку наткнулся случайно, но она реально втаскивает тебя в атмосферу как пылесос. Я вот двухдвигательный бронедом собрал и на нем гонял по окрестностям))

0

автор, а как можно с тобой связаться?

раскрыть ветку 1
0
id13114
0

что за музыка???

раскрыть ветку 1
0
Zomboid Ost- zombie threat
0

У меня в меню почему то одни ноли, подскажи как исправить?

раскрыть ветку 1
0

Градиент в ручную делал? и в каком разрешении рисовал? просто хочу попробовать нарисовать сцену из смертельного оружия на такой вид с боку

раскрыть ветку 2
0
350×270 никакого градиента. Переход между цветами дизерингом
раскрыть ветку 1
0
ясненько. спасибо.
0

Не, у боевых хлебопечек параметр power зашкаливает за 10к. И Лазер райфлами они не пользуются, так как у них встроенный в руку термоядерный бластер.

раскрыть ветку 3
+1

После патча, ограничивающего вместимость бионики, уже так не поиграешь...

раскрыть ветку 2
0
Ну хз сейчас играю на экспериментальном билде, что-то не сильно заметна работа патча
раскрыть ветку 1
0
Судя по происходящему кто-то играет за боевую хлебопечку на батарейках)
Похожие посты
83

Праведник часть 2 (рассказ о зомбиапокалипсисе)финал

Праведник (рассказ о зомби апокалипсисе)



Автор:

Волченко П.Н.


Не глядя, не отрывая глаз от почти вывороченной петли крючка, уперевшись спиной в дверь, он, вывернув руку, пытался нашарить поворотную щеколду. Еще удар, дверь распахнулась, за нею он успел увидеть только силуэт, не вступивший еще в свет его сторожки, и тут же попалась под руку щеколда, поворот и он спиною вывалился на улицу. И снова – захлопнуть дверь, торопливо подпереть ее под ручку доскою, притулившейся тут же у стены, отступить на шаг. Удар! Нет – это вам не крючок, тут так просто не выйдет.

Если эти твари додумаются, что всего-то надо обогнуть небольшую будочку смотрителя, и вот он – Сергеич, как на ладони перед ними, бери да жри. Почему-то, отчего-то он был уверен, что они хотят именно сожрать его.

- Упыри, - тихо процедил он через зубы, и вдруг в голове его бахнуло отчетливой мыслью – ворота! Закрыты ли ворота? Когда привезли клиента, когда выгрузили его братки, закрывал ли он за ними ворота? А если…

Если нет, тогда эти упыри могут вырваться в мир, на волю, и что будет тогда?

Сергеич вздрогнул от очередного удара об дверь с той стороны, и припустился как мог быстро к забору, что окружал кладбище. Нет, конечно можно было бежать и более коротким, быстрым путем – через маленький заборчик палисадника, чего там – переступил и всего делов, да только попадется на глаза тому, который у окна, а там уж кто быстрее будет – тот еще вопрос.

Сергеич добежал до кованного забора и, стараясь все больше к нему прижиматься, заковылял к освещенным одним единственным фонарем, воротам. На ходу хотел было достать ключи, да только побоялся, что звякнут, а те упыри услышат. Найти ключ – недолго, самый здоровый, с двухсторонней бородкой, как в книжках ключи от здоровенных сундуков с сокровищами. Там у ворот и найдет. Выскочить, да через прутья, снаружи… Эх – не выйдет, понизу то, где проушины под замок, ворота железом зашиты, это уже выше они кованина, не дотянуться будет.

Сергеич остановился на краю границы света фонаря, замер. От сторожки его продолжали доноситься глухие звуки ударов, слышался треск дерева. Пропали бы они пропадом эти твари, сгорели бы адским пламенем, да вот не судьба. Ему было до жути, до дрожи страшно шагнуть в свет. Увидят, как пить дать – увидят, и побегут, а тут что бежать то – секунды, и все…

Вот только… Страшно ему было до чертиков. А может просто сбежать, раз судьба дала такой шанс, вон он навесной замок, болтается в одной проушине. Выскользнуть за ворота и бежать, бежать сколько будет сил и… И выйдут упыри за ним следом, пойдут по дороге, кто то остановится, выйдет спросить, что случилось и тогда… И тогда он – Сергеич, не кто-то, а именно он будет виновен.

- Надо, - одними губами сказал он и ринулся в свет фонаря, к замку, что висел лишь в одной проушине.

Подбежал, хватанул, ворота гулко отозвались на удар замка о железо – все, его услышали, уже бегут сюда. Не оборачивался, чтобы успеть, не застыть в страхе. Продернул душку во вторую проушину, дернул из кармана ключи, самый большой вот он – в руке, в замок его, повезло бы со стороной – повезло! Поворот ключа, рывок и… связка упала на землю, под ноги! Нет времени нагибаться, хватать ключи. Сергеич не удержался, оглянулся и увидел силуэт несущийся к нему от сторожки, а за ним – другой. Силуэты еще серебристые, не добежавшие до света фонаря, но тела будто обнаженные – стрелять! Палить!

Ухватив крепче двустволку он вместо того, чтобы вскинуть ее, сам припустился бегом вдоль забора, мимо оградок, мимо надгробий, меж тенями и серебряным светом луны, а за ним слышался безмолвный топот, и это обжигающе холодное сипение.

Бежать! Бежать, как можно быстрее… Вот только… Дыхание его срывалось тяжело и горячо с губ, легкие рвало на каждом шагу – не сможет он больше, не вытянет. Оглянулся, толком не разглядел ничего, и тут же больно, так что болью глаза застлало, ударился ногой-бедром об оградку, перекувыркнулся через голову и едва не приложился головой об надгробие, только плечом об него саданулся. Двустволка вылетела из рук, звякнули стволы обо что-то за его спиной. А вот и…

Из тьмы к оградке выскочил мертвец. Так и есть – голый мужик, пасть раззявлена, глаза на выкате мертвые, стеклянные. С разбегу тварь налетела на высокую, с пиками, оградку, ухнула через нее, но не перевалилась, а насадилась на пику, та вышла из спины мертвеца, но не убила его. Мертвец дергался, рвался вперед, вместо того, чтобы слезть, сдернуться с пики, он рвался вперед, загребал ногами землю, тянул вперед руки, клацал зубами.

За оградой, за распростертым на пике телом меж тенями уже мелькал второй силуэт и Сергеич, не отрывая взгляда от пришпиленного мертвеца, стал шарить руками за спиной, ухватил что-то холодное, длинное – рванул на себя. Двустволка, ухваченная за стволы. Перехватился удобнее, на мгновение лишь опустив глаза, чтобы снять предохранители, поднял голову и увидел как вторая мертвячка, вскакивает на тело первого, чтобы в один прыжок…

Он вскинул двустволку и саданул с обоих стволов в летящую на него оскаленную рожу. Грохнуло так, что уши заложило, больно садануло в уже отбитое об надгробие плечо. Мертвячку крутануло в прыжке и она спиною завалилась на первого, окончательно придавив его к оградке, к пике. Из стволов двустволки курился сизый дым, а Сергеич все никак не мог оторваться от мерзкого, стыдного зрелища.

Из под бесстыдно раскинутых ног мертвячки торчала обезображенная нечеловеческим оскалом голова упыря, она двигалась, дергалась из стороны в сторону, создавая иллюзию жизни этих распахнутых перед Сергеичем ног, будто пытаясь завлечь его срамным местом. Головы мертвячки, или места, где она была до дуплетного залпа, он не видел, но полагал, что там ничего не осталось.

Кое как, дрожащими руками, он вновь переломил двустволку, рассыпая патроны, выудил из кармана парочку, захлопнул ружье. Попытался подняться. Отшибленное бедро ныло, но вроде бы ничего серьезно при падении он не повредил. Поднялся кое как, шагнул к клацающему зубами мертвецу, на то что было выше шеи мертвячки он старался не смотреть. Снял один курок с предохранителя, медленно поднял двустволку, наводя ее на дрыгающегося упыря.

- Прости, - тихо, одними губами, произнес он и выстрелил.

Голова упыря взорвалась красными ошметками во вспышке выстрела, и тут же тело мертвеца обмякло, руки его обвисли безвольными плетями. Все. Добил.

- Покойся с миром, - сказал Сергеич, перекрестился, и сложился вдвое – его рвало.

Выблевав все, что в нем было, отерев рукавом грязной, сплошь в земле, фуфайки, рот, он первым делом перезарядил ствол, подобрал рассыпанные у надгробия патроны. А потом задумался. Делать что?

Сколько их там всего, в мертвецкой было? Он этого знать не мог. Разве что походить по окраине кладбища, да посчитать, сколько новых могилок накопали. Вот только ходить много сильно придется, кладбище то не маленькое, разрослось оно с тех пор, что он сюда устроился, крепко разрослось, раза в два, если не больше. Может и двое только, а может и больше.

Сергеич не стал перешагивать через оградку, вышел через калитку, приваливаясь на отшибленную ногу побрел к себе, в сторожку. Подойдя чуть ближе к мертвецкой, постоял чуть. Думал закурить, полез в карман за примой – нет пачки, выпала где-то в заполошной этой беготне.

- Ну и черт с ней, - процедил сквозь зубы, заковылял дальше к свету, что лился из распахнутой двери, разбитого окна. При этом он то и дело оглядывался на мертвецкую, прислушивался. Но вроде никто больше не лез, не скрипело стекло битое под ногами, не слышалось топота голых пяток по гулкой земле. Было тихо, только издали, из города доносились едва различимые шумы, густо перемешанная какофония едва различимых звуков, сливающаяся в общий гул.

Он зашел в свою сторожку, закрыл за собою дверь, притулил под ручку спинкой стул. Вдруг кто еще ломиться будет, так хоть немного времени у него будет. А окно… Такую раму поди вышиби, а в отдельные окошки разве что ребенок протиснется. Ну да не дай бог такому случиться, в ребенка то Сергеич выстрелить не сможет, даже в такого вот – упырского.

Телефон был конечно тут же, никуда он не делся, не испарился, упыри его не сожрали – на что он им, упырям, сдался? Сергеич снял трубку, приложил к уху. Долгий гудок – работает звонилка, не сдохла. Набрал номер местного отделения полиции. Долгие гудки, никто не берет трубку. Сброс.

Снова набрал номер, снова ждал и снова тишина. Потом подумал о маленьком красненьком огоньке, что горел над дверями мертвецкой – сигнализация. Охрана должна подъехать. Сколько прошло с тех пор, как упыри стекло высадили? Полчаса, час?

- Да господи, какие полчаса! – понял он вдруг. Все же разом приключилось. От клиента его и до сейчас от силы минут пять и прошло, это ж как все скомкалось, для него то, для Сергеича, считай как вечность с тех пор прошла, а по часикам – всего ничего. Значит подъедут скоро, значит подтянутся. И будто для того, чтобы себя убедить, Сергеич сказал вслух, - Приедут, родимые, никуда не денутся. Работа у них такая.

Достал из ящика стола запасную пачку примы, убрал стул от двери, неспешно заковылял к воротам. Подъедут, а тут ворота закрытые. Они же не черепашки ниндзя, чтобы через забор трехметровый лезть. Не, надо чтобы все по-людски, чтобы ворота открытые были, чтобы он рядышком и все им сразу честь по чести доложил, обсказал. Пускай не поверят по-первости, ну да ничего, он им тогда клиента предъявит, а дальше уж что хотят то пускай и думают. Клиент то он никуда не денется, со связанными руками куда он из могилы денется? Да никуда и не сможет.

Ключи нашел быстро, но замок открывать не торопился. Когда подъедут, тогда и откроет. Засмолил сигаретку, закашлялся. После всех этих забегов саднило у него в груди. Чай не малец, чтобы так по травке в припрыжку носиться. Оперся об ворота, ждать стал.

Тихо все же на кладбище, вона как все слышно, хоть и далеко город. Машины гудят, вон бахает что-то там, в городе, это небось мажоры катаются, пообвещаются этими буферами или как ими, и по ночам давай рассекать, и барабаны включат свои, аж стекла в окнах трясутся, а это… Сирены что ли? Да, вроде как сирены, по вызову кто поехал, спешат. Тоже где-то у людей горе какое случилось, а может за пьяным лихачом экипаж какой гонится. Жизнь, ночь, а жизнь кипит.

Когда докурил вторую сигарету, а шума подъезжающей машины так и не услышал, решил снова позвонить в полицию, тоже придумают милицию полицией назвать, как тут фашистов с их полицаями не упомнить. Может это там, в мертвецкой, так – пугач был только, для виду лампочка, а на самом деле, чего охранять, лишний раз за это деньги платить. Есть же сторож, есть кому по ночами присмотреть, так и не зачем лишнюю копеечку из кошелька выпускать. Они теперь хозяева такие, прижимистые, надо-то оно конечно надо, чтобы сигнализация была, да только это надо денег стоит.

За такими раздумьями поковылял он в свою каморку, уселся на стул, даже дверь подпирать не стал, и снова взялся за трубку телефона. Сквозь выбитое окно на улицу смотрел. Набрал номер, стал слушать гудки, а сам то и дело в окно поглядывал, да думал.

Что же это делается? Как так мертвецы подняться могли. Может и глупо это, что только сейчас думать начал, да только раньше-то все времени не было. А сейчас вот или этих вызовет, или охрана, дай бог, приедет, что говорить будет? Как такое приключиться могло-то? И, если, вдруг кто ему скажет, что это он, дед Сергеич, сам решил покуражиться, а тот, клиент который, за него же и оправдываться надо будет и он вдруг к тому времени успокоится у себя в могилке, найдет покой, то что тогда он…

Сергеич замер, гудки в телефоне прекратились, пошел один сплошной и густой. Снова набирать надо.

Может это…

Он соскочил со стула, отшибленное бедро тут же заныло болью, ухнулся на четвереньки на пол, ухватил ту самую тайную дощечку и вытащил из подпола пакетик полиэтиленовый, в котором тетрадочка в клеенчатой обложке была.

Вытащил, открыл тетрадь, прямо на полу листать стал. Записи. Много записей. Очень много записей! Почти уже вся исписана. И номера он уже перестал ставить по своим «клиентам» уж больно много их было. И строчки с их описаниями все короче и короче. Если раньше все писал: во что одет, как что выглядел, то чем дальше, тем меньше. Здоровый, маленький, лысый, пузатый, родинка на щеке что твой пятак, нос набекрень свернут, шрам, наколка – очерствел он душой. А сколько их у него тут. Считать стал, после как номеровать их перестал. Сорок, шестьдесят, девяносто… Сколько их тут по всему кладбищу поназакопано, сколько он их грешных упокоил. А почему грешных-то, он и грешен, сам он грешен. Должен был в милицию, тьфу ты ересь – в полицию пойти, номера сказать, чтобы больше те ему клиентов не привозили, чтобы их всех переловили, пересажали, сколько бы он добра сделал. А тут – вся кровь его, за деньги продался, и дано это ему во искупление, в наказание, как он к ним, так и они к нему. Не заступился, родных не нашел, весточку не передал, неотомщенными оставил, без должного упокоения. Что он, на пост что ли церковью ставленый, и наказ ему это за грех его, не всякий разбойник столько жизней упокоит, столько горя, как он, Сергеич, принесет. Хозяева его менялись, а он, Он! Сергеич вечным цербером при них был, неизменным и… Губы его вдруг сами заговорили строку, всплывшую из памяти, из той давней поры, когда он молитвы учил и по закону божьему хоронить людей учился:

- Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут.

И вот оно – наступило время ОНО, для Сергеича, посрамил его Господь за незрячесть, за глупость, за смирение его перед волками, двуличие его агнецкое перед миром явить решил. Кем его еще карать, кроме как грехом его же, делами его же – мертвецами его же!

- Прости, Господи, прости, Господи, прости, Господи! – затараторил он, и снова слезы из глаз его потекли. Не было у него других слов, кроме как прости, потому как грешен, и не деться от этого ему никуда. И только его это грех, потому и не приедут сюда ни охранники, и не дозвонится он никому, не позовет никого на помощь. Кара его, грех его, наказание – его. И только ему оно.

Поднялся на ноги. Снова взял телефонную трубку, приложил к уху. Тишина. Нет гудка. Нажал на рычажок, еще раз – тишина в трубке.

- Оно и правильно, раз понял, чего играть, - сказал себе, слезы кое как утер, и вздрогнул, отпрыгнул от стола. Из за окна, щерясь, вцепляясь зубами в деревянную оконную раму, на него пялились буркала мертвеца. Такого же голого как и те двое, только этот был древним стариком, много старше самого Сергеича. Движения у старика были медленные, не то что у тех двоих молодых да шустрых, но вот взгляд – взгляд пугал не меньше.

- Прости меня и ты, отец, - сказал Сергеич, поднял двустволку и выстрелил.

Прежде чем идти в мертвецкую Сергеич решил немного прибраться. Оттащил тело старика от сторожки на въездную дорогу. Головы у старика почти не осталось, после выстрела в упор, ошметки мяса только сразу над шеей, да челюсть нижняя. Потом стащил женщину ту с оградки, мужика насаженного, их тоже на въездную дорогу выложил в рядок со стариком. Если у старика еще что-то от головы оставалось, то у женщины, в которую он дуплетом саданул, не было ничего даже напоминающего о голове. Может оно и к лучшему – не хотел он в глаза мертвецов смотреть.

И пока таскал он их, и после, то и дело его тянуло проблеваться, вот только кроме желчи ничего из него больше не выходило, только мучил себя почем зря. А как закончил с ними, решил что надо и мертвецкую проверить, и клиента упокоить, все одно, его это чаша, и пока до дна он за прегрешения свои не изопьет, не будет ему прощения.

У дверей мертвецкой он постоял, прислушался. Тихо внутри. Ручку двери подергал – закрыто, ну а как иначе, и дверь куда как серьезнее чем в его каморке, такую так просто не высадишь - железная. Замок, как в кино, с выстрела, тут тоже не вышибешь, рикошетами всего посечет.

Достал фонарик, через окно вовнутрь посветил. Вроде нет никого: венки увидел, стулья у стены, стол большой, как в приемной и даже больше, за такими девочки во всяких офисах сидят, говорят куда идти надо, название у них еще модное, типа рецептион или еще как-то, а вот упырей – не видно. Полез через высаженные стекла, все больше пытаясь из рук двустволки не выпустить, чем себя сберечь, за что и поплатился конечно – руку распорол, едва ли не до мяса, но на боль особого внимания не обратил.

Залез. Фонарем из стороны в сторону поводил. Вот и выключатель и щит электрический открытый с кучей автоматов. Сначала свет включил, а после, когда замерцали лампы дневного освещения, уже и на щите все автоматы вверх поднял, услышал как где то за дверьми с едва слышным звяканьем зажглись такие же лампы как и здесь, в первом зале.

Две двери. Одна распахнутая настежь, там тоже уже горел свет, вторая закрыта. Подошел к распахнутой двери, держа двустволку наизготовку, отопнул сапогом попавшийся под ноги венок и тот с сухим шорохом отскользил в сторону. Уже на подходе, почувствовал, как холодом оттуда, из за двери тянет. Заглянул вовнутрь. Ясно откуда мертвецы взялись. Тут им, похоже, перед тем как в последнее упаковать, красоту наводили. Столы железные, каталки, как в больнице, только тоже, без матрацев, я прямо так – с железными столешницами. Тут же краски, наборы косметические, нитки, иголки, длинные витые рукава с лейками как в душе, пол покатый кафельный со сливом. Страшная у людей работа, мертвецам красоту наводить, как живых их делать. Сергеич знал, как страшен мертвец без прикрас, понимал, как сложно из такого сделать что-то, на что смотреть будет не страшно. А они же к ним, как к живым, и поближе наклонятся, и тряпочкой с лица лишнее уберут, и чуть не как с ребенком. Вот же кошмары им наверное снятся, когда мертвец под их руками глаза открывает.

Пять столов, все пустые, две каталки – тоже пустые. Окон в комнате, само собой, не было, а вот дверь, вернее почти ворота, были. Ну это ясно – мертвецов через них завозят с улицы. Он эти ворота не раз уже с другой стороны мертвецкой видал, и видал как мертвецов туда подвозят на их газельках-катафалках, вот только как вовнутрь тех закатывают – ни разу не видел, и видеть не хотел. Уходил, до того, как выгружали покойничков.

На всякий случай все же к двустворчатым воротам подошел, за ручку подергал. Закрыто. Поежился – холодно тут было очень. Оно и правильно, и чтобы не воняло, и чтобы уже их клиенты не портились.

Потом снова в центральный зал вернулся и к закрытой двери подошел. Шарик дверной ручки взял, медленно проворачивать начал – подалась ручка, неслышно, тихо, но подалась. Сергеич вдохнул поглубже, ручку разом провернул и дверь на себя дернул.

Мертвец выпал на него, придавил к полу, больно, едва не до крика Сергеича, вцепился ему в руку через рукав фуфайки, аж в глазах помутнело от боли. Сергеич, что было сил, вдарил кулаком по виску мертвеца. Раз. Другой! Третий! Тот вцепился, как собака, и не будь фуфайки, давно бы вырвал кусок мяса из руки.

- Да что ж ты… - он попытался подняться, но мертвец был крупнее, ужом завертелся под навалившимся на него упырем, кое как опрокинул его, перевернулся, так что тот под ним оказался и что сил было, стал неуклюже левой отвешивать мертвецу удар за ударом – без толку, а самому от боли выть хотелось.

Потянул руку, в которую мертвец вцепился, на себя, упырь рванул и тюкнулся головой о твердый, под мрамор, пол, громко тюкнулся. И Сергеич тут же ухватился за этот шанс, уже двумя руками потянул на себя мертвеца и что есть силы приложил его голову об пол, а потом еще, и еще, и еще и так до тех пор, пока вдруг не понял, что мертвец уже мертв совершенно. Плитка под мрамор под его головой пошла блестящими трещинами, голова мертвеца будто чуть сплюснулась, рот его бессильно раззявлен, глаза мертвы, уже не зыркают, не пялятся.

- Прости, за грехи мои прости.

Сказал он, и прикрыл глаза мертвеца. Этот упырь уже был не голый. Был он в черном костюме, уже и на мертвеца не сильно похожий – накрашенный похоже для похорон, для них же и приодетый.

Сергеич поднял с пола выроненную двустволку, попытался взять ее поудобнее, но правая рука, в том месте где его собачьей хваткой прикусил упырь, потянула такой жуткой болью, что он едва снова не выронил оружие.

- Вот ведь чертяга, - почти ласково сказал Сергеич, - как я теперь, а?

Он поднялся, шагнул к двери, заглянул через проем. Тут тоже было холодно, только уже не было столов железных, а стояли вдоль стен гробы, снова же венки, рохля, как на заводах, и пара гробов посреди зала. Один распахнутый, второй, поменьше, считай как для карлика – закрытый.

Ясно. Одного завтра схоронить должны были, вот он – приготовленный, второй для кого-то заготовленный.

Сергеич подковылял кое как, и нога разболелась после схватки, и руку тянуло нещадно, к закрытому гробу, откинул крышку левой рукой и…

На него смотрела девчушка совсем еще, маленькая, красивая – маленькая принцесса, малышка еще совсем. Красивая, как живая.

- Дочк… - начал было Сергеич, а девчушка уже соскочила, кинулась на него, едва ее за шею ухватить успел, не дал прыгнуть. Она сипела, как и другие мертвецы, крутила головой, пытаясь ухватить его за вытянутую руку, а он держал ее на расстоянии и не знал, что делать.

- Дочка, милая, да как же я то… - он не заметил, как из глаз его полились слезы, - как я то тебя, такую крохотную…

Двустволка выпала из его руки, звякнула об пол. Утер рукавом фуфайки слезы.

Стрелять в нее он не мог, но и без упокоения оставить ее душу терзаться за его грехи сил в нем не было. Кара его, и должен он чашу испить свою до дна, до самой капли последней, и нет ему прощения, если хоть меру греха он в каре своей оставит.

- Дочка… - он медленно потянулся второй рукой к ее шее, и она резко, быстро, как змея, ухватила его за ребро ладони, но боли он не почувствовал, хоть и брызнула кровь из прокушенной руки, - Доченька, прости старого, прости, солнышко. За все принимаю, за всю расплату Богу благодарен, за одно тебя только прошу, не обижайся, не обижайся на Сергеича старого.

Она уже вырвала кусок из него, хотела вцепиться вновь, но он уже обеими руками держал ее за горло, давил, давил что есть силы, стараясь задушить, только она все не умирала и не умирала.

- Доченька, что же ты меня рвешь то, упокойся уже, милая, к ангелам лети, в сады райские, в кущи, милая, глазки закрывай, золотце ты мое ясноокое, - все говорил он и говорил, сжимая пальцы все сильнее и сильнее. И вот уже все платьице ее белое кровью залито, багряное стало, а девочка не умирала и… щелчок, не услышал он его даже, а руками скорее почувствовал, почувствовал как ее тело в его руках обмякло, и разжал ладони, и упала она, головой прямо на пол твердый, крепко приложилась, затихла.

Он поднял ее с пола. Легкая какая она, как пушинка. И косички, и бант… кто же так хоронит-то, кто такую красоту хоронит то, как же так то… слезы текли и текли из глаз Сергеича. Он снова уложил ее в гроб. Уголком савана отер губы, подбородок, щечки ее, закрыл глаза ей.

- Спи, доченька, спи, ласковая. Не просыпайся больше, не возвращайся сюда, живи у Боженьки, там хорошо, там небушко, ангелочки…

Уселся, спиной в гроб уперся и разревелся уже по-настоящему, навзрыд, как никогда в жизни не ревел. И слышалось сквозь слезы его и всхлипы только одно: «прости… прости… прости…».

Поднялся. Поднял и двустволку. На руку посмотрел, на ладонь правую. Кусок вырван, кровь льется, только боли почти нет, саднит очень да и только. Вытащил из кармана тряпку грязную, кое как перевязал руку, пошел прочь.

Только клиент неупокоенный его и остался. Только он.

Вышел из холодного зала с гробами, вышел из мертвецкой на улицу, посмотрел на небо. Луна полная, яркая, за облаками не прячется, выглянула, чтобы во все свое белое око посмотреть на него, порадоваться его искуплению.

- Принимаю, все принимаю, - сказал Сергеич луне, и побрел в сторону могилки, где он клиента оставил.

Дорога давалась не просто. Боль ушла, но вот только слабость во всем нем появилась, ватность, будто не он это идет, а кто-то, и он в нем, в этом кто-то, просит, старается – иди, иди быстрее, не падай, не сдавайся.

И он шел. А голова его становилась все туманнее, будто кто туда облаков к нему в мысли напустил.

- Это ничего, - тихо шептал он себе под нос, - вот дела доделаю, а после и отдохну. Это ничего…

И так раз за разом, и только стволы двустволки, что он тащил за собою в левой руке, позвякивали о мелкое крошево камешков на тропке.

А вот и могила, и этот самый огромный клиент, выбирающийся из нее. Все таки он осилил путы на своих руках, ту немощную тесемку, которыми Сергеич связал руки гиганта. Теперь он уже почти вылез из могилы, еще чуть-чуть и он окажется на поверхности, но… оскользнулся, или же земля сковырнулась под его дорогими, хорошими ботинками и он снова упал, ухнул вниз с тем самым влажным, чвакающим звуком.

- Что ж ты, милый, неловко так… - Сергеич в каком-то раскачивающемся полубеспамятстве доковылял до могилы, уселся, - давай, братец, давай милый.

Он ждал, и вот белая рука выпросталась над краем могилы, хлопнулась о дерн, вцепилась, а вот и вторая рука, и вот уже следом макушка вихратая показалась, лицо белое остроносое. Еще бы чуть-чуть, мертвец снова бы не удержался, но Сергеич ухватил того за предплечье и, сколько оставалось сил в его ослабевшей левой руке, потянул мертвеца на себя.

Тот засипел, удержался, и вот уже снова раззявленная пасть упыря показалась над краем могилы, вот он уже перехватился, сам вцепился за фуфайку Сергеича, стал выпрастываться из черного могильного зева.

- Ну, давай, браток, давай, немного осталось, - Сергеич тянул его на себя, - еще чуток…

Мертвец вывалился из могилы, растянулся перед Сергеичем лицом в землю, и Сергеич, не давая упырю шанса подняться, придавил тому коленом шею к сыро пахнущей земле, кое как одной, свободной правой рукой, упер двустволку к его голове и сказав в очередной раз; «прости», нажал на курок.

Рявкнуло злое пламя и гигант, уже окончательно, затих.

Сергеич улыбнулся.

- Вот и все, Господи, вот и принял я всю чашу до дна. Прости меня, грешного, прости…

Он подобрался к краю могилы, перевалился через него, больно ухнулся об сырое глинистое дно и потерял сознание…

Когда он пришел в себя была еще ночь. Все тело болело, ныло, голова его плыла, но на душе его было легко, безоблачно. В могилу светила белая луна, облачка вокруг нее были чуть подернуты красным заревом, сверху, из зева могилы, доносился уже относительно громкий гул далекого города. Может празднуют они там что, в городе, может у них там что. По небу пробежал скорый отсвет далекого всполоха, спустя пару мгновений ухнуло тяжелым отголоском далекого взрыва. Празднуют, так и есть, салюты пускают.

Сергеич из последних сил сложил, как полагается мертвецу, руки на груди, закрыл глаза, и тихо-тихо, зашептал заупокойную молитву. И неведом ему было, что то не салют, а далекие взрывы в городе, что вокруг, во всем мире, началось творится то же, что и у него на кладбище, и что гул тот многоголосый, что едва до него доносился – крики, пальба, взрывы, вой шин машин. Сергеич тихо шептал молитву и тихо умирал, с чувством искупленного греха. Он уходил… он ушел…

Месяц спустя двое коренастых мужиков в разгрузках, в охотничьих комбезах, проходили по кладбищу. У обоих за спинами были приторочены калаши, у обоих в разгрузках торчали набитые рожки. Проходили они с рейда в город, а тут их поприжали зомбаки, и пришлось лезть через высокий забор кладбища. Кладбище уже кто-то почистил. Прямо у ворот они увидели три уже крепко подпорченных тела с отстрелянными башками.

Дальше по уже изрядно заросшей тропке, через такие спокойные надгробья в этом сумасшедшем мире, где мертвецы охотятся за живыми. Тут, на кладбище, в огороженной территории было тихо, спокойно, будто бы даже безопасно.

- Смотри, - ткнул один в сторону, - ползет вроде.

Оба перекинули автоматы, оба пошли осторожно вперед, но то был всего лишь еще один трупак уже без башни, снесли ему башку в упор. Лежал мертвец рядом с не закопанной могилой.

- Хорошо его, - усмехнулся тот, что сперва заметил мертвеца, - всю башку подчистую. С гладкоствола.

- С этого, - второй кивнул на едва заметную в траве двустволку. Подошел, поднял ее, оценивающе оглядел, - Живая, почистить – еще постреляет.

- Трофей, - усмехнулся первый, глянул через край могилы и прищурился.

- Чего застыл, пошли.

- Гля, я такой фигни не видел. Посмотри.

Второй тоже шагнул, заглянул в могилу.

На дне ее лежал мертвец. Лицо расслабленное, улыбающееся, глаза закрытые, руки сложены на груди. Из за съехавшей в сторону окровавленной до черноты тряпицы прекрасно виден след укуса, какой там след – кусок ладони откушен. Но не это главное, по бокам, из стенок могилы торчат оборванные, до костей изорванные, вяло култыхающиеся руки мертвецов, что никак не могут дотянуться до лежащего в могиле. Видать на запах крови, что землю напитал, из соседних могилок протягивались, тянулись, и вот никак дотянуться не могут.

- Башка вроде целая, - то ли спросил, то ли сказал один.

- Если целая, чего он тогда мертвый, - ответил второй, прищурился, - может бахнуть в него, для надежности.

- Не, не надо. Хорошо лежит, красиво. Может… не знаю. Пусть лежит. Смотри как улыбается, как в раю, - усмехнулся.

- Ну да, может и в раю, - грустно ответил второй, - ад то теперь здесь.

Показать полностью
53

"Счастливого Конца Света" (11-13 стр.)

"Счастливого Конца Света" (11-13 стр.) Комиксы, Счастливого Конца Света, Зомби, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост
"Счастливого Конца Света" (11-13 стр.) Комиксы, Счастливого Конца Света, Зомби, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост
"Счастливого Конца Света" (11-13 стр.) Комиксы, Счастливого Конца Света, Зомби, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост

Ещё 3 страницы "Счастливого Конца Света"


У нас, друзья, хорошая новость:

Мы с братом создали страницу сайта, где можно поближе познакомиться с миром "Счастливого" комикса, полистать его и при желании поддержать проект: http://ambrozio.ru/XDComics


А вот наши соц. сети:

"вКонтакте": https://vk.com/happydoomsday

"Facebook": http://facebook.com/XDDoomsday

Показать полностью 2
152

"Счастливого Конца Света" (история продолжается)

"Счастливого Конца Света" (история продолжается) Зомби, Счастливого Конца Света, Комиксы, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост
"Счастливого Конца Света" (история продолжается) Зомби, Счастливого Конца Света, Комиксы, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост
"Счастливого Конца Света" (история продолжается) Зомби, Счастливого Конца Света, Комиксы, Конец света, Апокалипсис, Юмор, Мультфильмы, Рисунок, Длиннопост

Приключение Оливера продолжается. Простите, что пропали так надолго, мы готовили кое-что очень большое и важное для нас)) Сами скоро узнаете.


Первые страницы "Счастливого Конца Света" смотрите ЗДЕСЬ


А вот наша официальная страница. https://vk.com/happydoomsday

и facebook: http://facebook.com/XDDoomsday


Всем любителям качественных комиксов посвещается. ;)

Показать полностью 2
34

Мир сошел с ума в полночь.

Мир сошёл с ума в полночь. А может, это я сошла. Лучше бы я, да что-то мне кажется, что мой мозг не способен воспалиться до таких масштабов.


Интернет пестрел безумными роликами о живых мертвецах. "Шок! Не монтаж! Расскажи друзьям!", "Ставь хэштег #конецсвета", "Кто придумает самое смешное объяснение случившегося, на того подпишусь и лайкну фотки! Пиши варианты в комментариях!" Серьёзно? Надо всем миром зависло такое попсовое, но оказавшееся таким жутким в реальности слово "зомби-апокалипсис".


Люди бежали из городов, люди собирались в группы и прятались в местах, которые считали убежищами. Люди грабили магазины, даже в тех городах, где ещё не появились мертвецы. С улицы я слышала звон разбивающегося стекла и визг шин по асфальту. Кажется, даже выстрелы. Сидела дома. Живые все ещё были опаснее мёртвых.


До четырёх утра я пыталась дозвониться хоть до кого-нибудь, но сеть была то ли перегружена, то ли отключена. В соцсетях тоже никто не отвечал. Так бывает, говорила я себе. Мало ли что. Просто мертвецы перегрызли интернет кабель. Перегрызли кабель и не тронули людей, очень на них похоже, ха-ха!


Двадцать минут не могла унять смех, а потом и вовсе обнаружила себя с бритвой в ванной.


- Утро вечера мудренее! - сообщила я зеркалу и легла спать. Прямо на пол, скорчившись между раковиной и стиральной машинкой.


Проснулась около шести утра. Сначала вообще не могла пошевелиться, настолько затекло тело. Кое-как, с криками и стонами, разогнулась и, морщась от боли в ногах и пояснице, доковыляла до кровати. Телефон молчал. Улица - тоже.


Проспала до полудня. Кажется, спешить в ближайшее время некуда. Принялась изучать интернет. Судя по новостям до самого города зомби во всей своей мёртвой плоти не добрались, хотя их уже видели в области.


Форумы и соцсети бурлили теориями и спорами. Люди в шапочках из фольги, потрясая заряженный водой, вопили, что они же говорили, пользуясь тем, что сейчас всем недосуг проверять, что там и когда говорили люди в шапочках из фольги. Кто-то критиковал действия администрации Путина и доказывал, что очаг заражения находится в Крыму, а деньги на вакцину своровали и увели в офшоры. Нет, серьёзно? Сейчас? Самыми полезными оказались статьи о поведении зомби. Чёткие и сухие советы. "Передвигаются медленно, убежать реально", "Лучше не дать заманить себя в закрытое пространство", "Мимо переулков проходить аккуратно: любят затаиться в укромном месте и прыгнуть из-за угла", "Если дошло до рукопашной - всеми силами старайтесь повредить им мозг", "Если вас укусили - наши соболезнования". Ну спасибо. "Помните, что от людей убегать сложнее" добавляли к своим заметкам некоторые.


Больше всего пугали учащающиеся сообщения о психах, решивших, что случившееся либо кара божья, либо благословение. Первые добровольно кидались на съедение зомби, вторые давали себя укусить, чтобы поскорее переродиться в новом виде. И те и другие старались утащить с собой несогласных. Зачем-то посмотрела видео, как спятившие родители вошли в толпу мертвецов, держа на руках плачущих детей. Мать гладила по голове и баюкала вырывающуюся девочку, пока уже успевшая наполовину сгнить тварь жадно добирались до её внутренностей. Кстати, а какой псих это снимал?


Позавтракала. Жизнь одна и это, возможно, её последние часы. Не пропадать же продуктам. Глупо выходить из города раньше времени, сначала надо понять, с какой стороны идут зомби, чтобы двигаться в противоположную от них сторону и искать убежище. Список актуальных убежищ висел онлайн и обновлялся. Надо же, одно в Икее. У них и на случай апокалипсиса есть идеи?


Я села рядом с окном, поочерёдно то обновляя яндекс, то пытаясь дозвониться хоть до кого-нибудь.


На второй час тишины и ожидания нервы кончились. Воздух тоже. Стены комнаты вдруг как-то надвинулись на меня, норовя раздавить. В груди билась о ребра паника, грозя вырваться наружу. Я сжалась в комочек, а потом попыталась уползти от стен. Стены не отставали. В глазах темнело, наступающая чернота вспыхивала розовыми и золотыми звездами. Я что, схожу с ума за неимением лучшего?


Аккуратно, на четвереньках, с опаской поглядывая на начавший как-то подозрительно сползать потолок, я добралась до балконной двери, кое-как повернула ручку и высунула голову навстречу холодному воздуху. Вдох. Выдох. Вдох. Ещё. Хорошо.


Мысль о самоубийстве никак не желала терять своей привлекательности. Жаль, в моей аптечке нет ничего, чем можно намертво нажраться. Ещё есть вариант выпить отбеливатель, но что-то мне подсказывает, что гуманнее броситься под зомби.


Из размышлений меня выдернул телефонный звонок. Дрожащими рукам я не сразу смогла удержать телефон и нажать на "принять вызов".


- Да! Але! - я даже не посмотрела на номер


- Прекрасна Екатерина, это Дима Билан! Санлайт подготовил для тебя...


Я зарычала и едва не впечатала неповинный телефон в стену. Серьёзно?!


Как ни странно, чёртов Билан вернул меня к действительности, и я обновила навигатор, мельком глянув на время в правом верхнем углу экрана. 16.09. Север города на карте был утыкан сообщениями. Началось.


Я вскочила и начала собираться. Помня о советах, куртку надела потолще. Плевать, что розовая и заметная, в нынешних условиях быстро станет серой. Долго выбирала между лёгкими кроссовками, в которых будет удобно бегать, и тяжёлыми, но крепкими ботинками. Решила, что порвавшаяся и промокшая обувь мне ни к чему. Да и снег на дворе, как-никак. Неизвестно, сколько мне придётся шататься по улице.


Брать с собой еду не видела смысла. Вряд ли успели разграбить все. А вот флягу водой наполнила. Если я ошиблась и не найду еду в ближайшие сутки, это ещё не беда. А вот без воды будет грустно. Телефон с прикреплённой к нему батарейкой. Да, этого хватит максимум на неделю. Но сейчас мне важно отслеживать, где иду я, а где люди кричат "Зомби!". Налобный фонарик, ведь однажды настанет ночь и кончится электричество. Запасных батареек дома не водилось. Не забыть достать. Сунула фонарик в рюкзак, стараясь не думать о том, кто мне его подарил. Не время, не время, не время. Просто сеть не работает, вот и все. Черт, надо как-то избегать вещей, навевающих воспоминания. Теперь нужен нож. Дедушкин. Черт.


Десять минут на слезы и новые попытки дозвониться. Впустую потраченные десять минут. Вдруг стало невыносимо оставаться дома. Я не глядя вытряхнула в рюкзак аптечку и направилась к выходу. Стоп. А оружие?


Интернет советовал иметь под рукой что-то, максимально похожее на биту, чтобы не подпускать зомби близко. Вначале мой взгляд упал на стул. Что может быть романтичнее отломанной ножки? Но от одной мысли о том, как я уйду, а стул останется лежать тут, колченогий, жалкий, сердце сжалось. Снова, пользуясь случаем, нахлынули воспоминания. Как мы покупали эти стулья, как я выбирала на них подушечки... Нет, если б не нашлось варианта получше, я бы отломала ножку, не такая уж я и нюня. Но взгляд упал на карниз для занавесок. Тяжелее и с большей вероятностью выдержит столкновение с чьей-нибудь головой.


Без штор квартира вдруг приняла голый и нежилой вид. Снова захотелось лечь под одеяло и ждать зомби. Или спасения, как повезёт. Зато в своём доме, среди любимых вещей. Как знать, может, это единственное любимое, что осталось у меня на свете. Но я решительно (хотелось бы верить, что решительно) тряхнула головой и вышла за порог.


Сразу у подъезда я поскользнулась на припорошенном снегом льду и растянулась на земле, выронив карниз.


- Чёртовы коммунальщики! - выругалась я в пустоту и рассмеялась. Теперь понятно, почему кто-то продолжал ругать Путина. Должна же в этом мире оставаться хоть какая-то константа.


В убежища из интернетного списка я решила не идти. Скорее всего, они уже переполнены или переполнятся в ближайшие часы, и я просто попаду в толпу неудачников, зажатых между закрытыми дверями и толпой зомби.


Все те, к кому бы я хотела пойти, жили на севере города. Поэтому не буду думать об этом.


Из реальных оставалось только одно место. Будете смеяться, но я решила пойти на работу. (И потребовать надбавку за преданность!) В списке убежищ нашего здания не было. Тревожных новостей из того района тоже не поступало. Плюс, там есть какой-никакой забор и, возможно, какая-никакая охрана.


У моста возле моего жилого комплекса традиционно лаял пёс. Обычно он каждое утро стоял на одном и том же месте на берегу и лаял куда-то в пустоту. Сейчас он жалобно тявкал и скулил. Я ничего не слышала, но псу явно было виднее.


- Эй, псина, не хочешь со мной? - спросила я


Пёс замолчал на минуту, посмотрел на меня, а затем, отвернув морду, вновь принялся за свой скулеж.


- Ну как хочешь, - прирос он там, что ли?


Остаток дня прошёл без приключений. Пару раз мне пришлось убегать от подозрительно неуклюжих силуэтов, показывающихся в конце улицы. Интернет не соврал, бегуны из них были так себе. Люди же сами избегали друг друга, ещё не почувствовали вседозволенности нового мира.


Около восьми часов вечера я начала дёргать двери опустевших заведений. Попытке на пятой мне поддалась целая на вид дверь брошенного салона красоты. Удачная находка. Выбитое стекло привлекло бы к моему временному убежищу лишний интерес. Зомби, может, и не обращают внимания на такие мелочи, но в городе, следуя за своими гниющими идолами, наверняка появились психи живые и, оттого, ещё более опасные.


Я закрыла дверь изнутри и подперла её стулом. Не ахти какая система оповещения, конечно. Зажгла фонарик, не доставая его из рюкзака и надеясь, что такой приглушенный свет незаметен снаружи. Осматривать в салоне было, впрочем, нечего. Столы для маникюра в первой комнате, кабинки для бог знает чего ещё чуть дальше. Главное, в кабинках нашлись кушетки и пледы. Я устроилась на одной из кушеток и погасила свет. Есть не хотелось. Спать - тоже. Я заставила себя сделать пару глотков воды.


Лежала, глядя в потолок, тревожно прислушиваясь к шагам на улице и сжимая в руке нож, а потом, сама не заметив, провалилась сначала в воспоминания, а затем - в сон.


Проснулась от резкой боли в животе. Вот тебе и «есть не хочется». Проглотила разом пять или шесть таблеток но-шпы. За но-шпой отправился дюспаталин. Заполировала всю эту смесь линексом (хуже не будет!) и рухнула обратно на кушетку, ждать, когда отпустит. Так задремала еще на пару часов. Отпустило. Я выглянула на улицу: серость, мокрый снег и пустота. Телефон показывал восемь утра. Пора было двигаться дальше.


Окрыленная первой удачной ночевкой в дивном новом мире, я забыла о бдительности и совете с осторожностью ходить мимо темных переулков. Я едва успела заметить метнувшуюся из-за угла тень, как оказалась на спине, придавленная методично подбирающейся к моей шее тварью. Боги, как же она воняла! У меня аж слезы на глазах выступили. Я завизжала и попыталась спихнуть с себя зомби. Зомби завизжал в ответ и попытался вцепиться в мое лицо. Я успела выставить перед собой левую руку, надеясь хоть на несколько секунд занять его пасть рукавом куртки. Второй рукой я уперлась в верхнюю часть хищный морды. Тварь чуть подалась назад, и я смогла согнуть колено и упереться ей в живот, отпихивать стало легче. Сквозь перчатку я почувствовала, как пальцы скользнули по чему-то округлому и податливому. «Не думать не думать не думать». Я надавила сильнее и по перчатке потекла вонючая слизь. С трудом сдерживая подкативший к горлу ком, я глубже вдавила пальцы в опустевшие глазницы и, помогая себе коленом, спихнула с себя монстра. А потом, держа его голову на манер шара для боулинга, снова и снова впечатывала его черепушкой в асфальт, пока под моими руками не образовалась комковатая каша. Тут-то меня и стошнило. Прямо на него. Получай, вражина!


Я поспешно стянула перчатки и бросила их в ту же кашу. Аккуратно, стараясь не заляпать, подняла с земли отлетевший карниз и зажала его под мышкой. Отставив как можно дальше от себя кисти рук, вернулась в салон и смыла с себя жижу. Нашла антисептик и протерла все открытые участи кожи. Прислушалась к внутренним ощущениям: хотелось жрать, но, к счастью, не мозги. Проверила содержимое рюкзака, фонарик и телефон не пострадали, им смягчили удар лекарства. Кто еще будет смеяться над моей привычкой чуть его брать с собой целую аптечку?


В первых двух встреченных по пути магазинчиках все было украдено да меня. Повезло в третьем. Я позавтракала относительно свежими булочками и набила рюкзак запасом шоколадок. Ради перчаток пришлось-таки пустить в ход карниз и разбить витрину. Что поделать, руки уже начало сводить от холода. В поисках батареек наткнулась на очередного зомби, но этого я уже не подпустила на расстояние ближе вытянутого карниза.


Сегодня дорога шла труднее. Чаще приходилось сворачивать, попалось еще два одиноких мертвяка. Кажется, у меня входит в привычку блевать на поверженных врагов. Ничего. Выживу – притерплюсь. В большие скопления зомби я не совалась. Несколько часов днем пришлось просидеть в чьей-то брошенной квартире, пережидая какой-то мертвецкий час-пик.


Стемнело, а я находилась в нескольких километрах от работы. Но решила дойти. В этом районе все еще держалось относительное спокойствие. Даже уличное освещение почти не пострадало. Я уже начала привыкать ориентироваться на слух, и сворачивала в сторону или пряталась, едва заслышав голоса. С людьми встречаться хотелось даже меньше, чем с зомби.


Одну встречу я, все же, проворонила: из темноты под фонарным столбом ко мне метнулась неясная тень. Я сначала привычно огрела ее карнизом, а потом уже стала разбираться, почему тень не рычит и не пытается подняться, чтобы сожрать меня. Тенью оказалась молодая женщина. Одна дома с годовалой дочкой, еда кончилась, муж ушел за припасами и не вернулся и бла бла бла.


- И ты решили убить и ограбить другую одинокую женщину? – перебила я.


Поскольку на моей стороне был карниз а, значит, сила, женщина понуро молчала.


- Хер с тобой – я кинула ей половину своего запаса шоколадок. Черт знает, может, там и правда дочь. Подождав, пока женщина вернется в дом, я двинулась дальше, то и дело оглядываясь. Не преследовала.


Когда я вышла, наконец, к до боли знакомому зданию, часы над входом показывали полночь. Вот уж не думала, что буду так рада оказаться здесь в нерабочее время! Облегченно вздохнув, я поднялась на крыльцо и дернула дверь. Заперто. Я настойчиво постучала. Ногой. Через несколько томительных минут за дверью послышались шаги, и в открывшемся окошке появилось недовольное лицо охранницы. Лицо было хоть и помятое и серое но, несомненно, живое, и, если охранница и хотела сожрать мои мозги, то только потому, что я потревожила ее среди ночи.


- Ну? – буркнула женщина.


- Я…я тут работаю, - я положила карниз под ноги и показала охраннице пустые руки, - можно войти?


- Пропуск, - буднично ответила охранница.


- Что? – удивилась я


- Покажите пропуск на работу.


Я растерянно похлопала себя по карманам. Серьезно?!

Показать полностью
422

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться.

Dead Island была многообещающей игрой про выживание группы людей на острове, на котором происходит эпидемия вируса, из-за которого зараженные превращаются в зомби.

Игру делала небольшая польская студия Techland известная по такой трилогии игр как Call of Juarez.


Игра позиционировала себя как обманчивая, разрушающая надежды, оставляющая игрока в постоянном напряжении и чувстве опасности. Игра должна была показать, что во время глобальной катастрофы есть особые группы риска которые мало того что пострадают сильнее всех, так еще они и станут самыми незащищенными жертвами катастрофы, и что будет не так как в обычных фантастических катаклизмах, где герои всегда выживают без царапин и им удается всех спасти. И при таком катаклизме как массовая эпидемия, делающая людей агрессивными каннибалами, в первую очередь пострадают инвалиды, животные и дети.


Особенно сильно заинтересованных игрою зацепил вот этот трейлер, который по словам разработчиков и должен был давать представление об атмосфере в игре.

Был и другой, где в начале показывали фотографии счастливых людей, которые еще не знали что их ждет в скором времени. Но я так и не смог его найти.



Но издатель игры Deep Silver заявил, на последнем этапе разработки, что им не нравится атмосфера игры, что в игре есть зомби дети и животные, слишком много умирающих на глазах игрока людей, а также слишком много мрачности и напряжения, что может не понравиться критикам, поэтому всё это нужно убрать. И разработчиком пришлось в срочном порядке вырезать из игры зомби детей, животных, инвалидов, случайные встречи с погибающими на глазах игрока NPC, и переписывать сюжет, делая его более оптимистичным. А одного из главных героев, Логана, который должен был ходить с протезом ноги, и был самым сложным для игры и выживания, переделали в просто повредившего колено, травма которого вообще никак не отражалась на игре.


Особенно резкий поворот Deep Silver был странен тем, что он возник уже после того как показали трейлер, который очень сильно понравился людям, и показали арт на котором Парна, одна из главных героев, пытается спасти пару, на которую напали зомби, и среди которых отчетливо виден ребенок. Эта семейная парочка очень похожа на парочку из трейера. И возможно, на них и основывались разработчики, так как арт появился раньше.

Вот этот арт:

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Хотя, в игре оставили девочку, которую озвучивала дочь менеджера Techland, но изменили её модельку на взрослую. Она по квесту просит найти своего мишку, и выглядит всё это странно, так как это просит взрослая женщина с голосом и поведением ребенка.



После успеха первой части Deep Silver немного ослабили хватку, и Techland приступили к созданию дополнения Dead Island: Riptide, в который они хотели вложить идеи, которые так и не удалось воплотить в оригинале. А также добавить новые, которые они хотели видеть в этой игре. Вроде создания безопасной зоны для выживших, поиск выживших и защита их от нападения зомби. А также, раскрыть тему вируса, и начать её развивать.


Был выпущен трейлер, который должен был задать атмосферу всей игре.

Но опять вмешалась Deep Silver и решила внести свои корректировки в игру, чтобы её сделали более динамичной, и непохожей на оригинал, где персонажи сражались в основном подручными средствами, а огнестрел был очень редким и дорогим.


Из-за этого Dead Island: Riptide вместо игры про исследование враждебного мира мира с элементами выживания и защиты своей базы на острове, стала экшеном-пострелушками.

Также пострадал сюжет, из которого напрочь исчезла Пациент 0, и решили больше не поднимать тему происхождения и распространения вируса на Баное, так как Deep Silver решили, что оригинальная часть была слишком скучной и однообразной, и игрокам будет больше не интересно возвращаться к этой теме, поэтому судьба острова была решена, на что намекали в оригинальной части и концовке дополнения, что противоречило найденным документам в дополнении.


Но Techland всё же удалось продавить несколько свои особых задумок в сюжет, сделав его отличным от оригинала тем, что игрокам приходится спасать и защищать выживших, своими силами ведя их из одной безопасной точки в другую, но независимо от их усилий спасти удастся не всех.


Печально, но из-за корректировок сюжета в нём образовались солидные сюжетные дыры, которые сильно бросались в глаза, и которые портили всю атмосферу игры тем, кто привык досконально изучать окружающее пространство, слушать все разговоры и собирать все документы.



Пока разрабатывалась Dead Island: Riptide, Techland параллельно разрабатывала Dead Island 2.

Когда игра была почти готова, и разработчики уже планировали привести её на выставку, то опять вмешалась Deep Silver.


Разработчики видели Dead Island 2, как выживание, но уже на улицах города захваченным новым мутированным штаммом вируса с Баное, делающих не только зомби, но и генетических мутантов. И главными героями должны были быть не только обычные люди с разными навыками боя, но и люди обладающие спец навыками, вроде паркурщиков, инженеров, спасателей, врачей, дрессировщиков и так далее.


Персонаж должен был быть быть полностью настраиваемым, от выбора пола и внешности, до выбора класса, со своими сильными и слабыми сторонами, и особых личных способностей, которые он получил в процессе жизни.


Как в Call of Juarez, с персонажем должны были ходить выборочные напарники, с которым у игрока, в дальнейшем развивались крепкие отношения что отражалась на характеристиках и мнении напарника об игроке и его действиях. Персонажи NPC, которые обладали своими историями и мнениями на счет происходящего, можно было выбрать для игры, пока главный герой отдыхает, либо для кооперативного режима, что давало новый игровой опыт, так как каждый из них обладал различными классами и личными умениями. Также, в игре была система поддержки, когда игрок мог вызвать на помощь горожан NPC, у которых не было иммунитета, и это могли быть как и персонажи управляемые компьютером, так и игроки.


Разный стиль игры, за обычного выжившего, паркурщика, или даже гибрида человека и мутанта, должен был давать совершенной разный опыт. А сам герой, в зависимости от выбранного класса, имел совершенно разную предысторию, но был свидетелем того, как началось заражение, и город, который всеми силами пытавшийся сохранить свою жизнедеятельность, потихоньку умирал.


В игре должен был быть цикл смены дня и ночи, который отражался как на выживших, так и на монстрах, а игроку приходилось приспосабливаться к постоянным изменениям, проходя путь от обычного выжившего, до бывалого выживальца, которые отражались бы и на его внешности, которая бы менялась с прохождением сюжета, и когда персонаж получал новое снаряжение, и если персонаж долго не посещал базу, не мылся и не штопал одежду.


Действия и решения игрока должны были влиять на происходящее в городе, меняя его обстановку к лучшему или худшему. В игре нужно было зачищать локации, создавая безопасные зоны для выживших, которые присоединялись к персонажу в виде особых ресурсов, у которых всегда можно было запросить помощи в виде поддержки ресурсами, тайниками или боевой помощи в очищении города от мутантов.


Но вот издатель желал, чтобы игра была похожа на своего предшественника, без радикальных нововведений, которые ещё могли бы быть не приняты игроками. Поэтому разработчикам пришлось разделиться. Одна часть переделывала игру под то, что вы знаете как Dying Light, а другая часть делала с нуля Dead Island 2, под контролем Deep Silver.


О том, что Харран, город в котором происходят события Dying Light  мог быть частью вселенной Dead Island, говорит только пасхалка в Dead Island Definitive Collection. И то, она скорее для тех, кто знает историю многострадальной разработки.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Подобная перемена сильно отразилась на сюжете Dying Light, в который разработчики пытались помимо нового сюжета, который не должен был повторять Dead Island, запихнуть еще основные сюжетные мотивы Dead Island, чтобы Dying Light был совершенно самостоятельной игрой, без очевидных отсылок и взаимодействий, но при этом с основной линией истории из Dead Island. Что привело к тому, что сюжет стал намного проще и временами напоминал разорванное в клочья одеяло, от чего в сюжете появились огромные сюжетные дыры, вроде пропадающих из сюжета важных сюжетных вещей, или персонажей.


К примеру, разработчики сделали ролик-предысторию про лидера Башни Харриса Брекена. Башня очень важна по сюжету, в неё проживает главный герой Dying Light, и персонажи которой являются важной частью мира для главного героя. Но после буквально пары встреч с Брекеном, этот важный для мира персонаж напрочь исчезает из игры, к сильному недоумению игроков, и полному игнорированию NPC.

Главный герой Dying Light переделывался несколько раз. Изначально он должен был стать обычным военным разведчиком направленным в город для определения обстановки. После главным героем должен был стать лидер выживших, которые забаррикадировались в высотном здании микрорайона. Последняя версия это Кайл Крейн, за которого мы и играем. Он стал совмещать в себя понемногу от некоторых классов из оригинальной задумки, что в конце игры делает его буквально супергероем, который может и бесконечно бегать, и создавать локальные землетрясения, и по стенам лазать, и с помощью крюка залезать на любые недосягаемые препятствия, и даже можно найти костюм-крыло, что позволит герою парить по воздуху с крюком прямо как в Just Cause.



События переделанной Dead Island 2 должны были объяснить происхождение и распространение вируса, а также добавить в игру персонажей, которые бы сильно отличались друг от друга по геймплею и своими историями. Сама история происходила в обычном приморском курортном городе, куда случайно был занесен вирус куру, и из-за чего в городе был объявлен карантин и его части были оцеплены военными. Такой была изначальная задумка Dead Island 2, которая перешла в Dying Light.


В первой части объяснялось, что вспышка на острове началось потому, что администрация острова скупала дешевый скот и мясо у аборигенов, которые были активными носителями вируса, не болея сами, они могли передавать его другим, и передавали его своему скоту. Так что Пациент 0 была не основным источником вируса, а только побочной ветвью развития от основного источника, который уже был на острове. Мифические Стражи острова, были как раз аборигенами, которые приняли вирус на генетическом уровне, и могли впадать в режим ярости, как главные герои, делая себя во много раз сильнее. И именно из-за того, что зараженное мясо расходилось дальше, а также из-за действий местной Umbrella GEOFarm, вирус распространяется дальше, и его срочно нужно остановить. И главные герои должны были стать свидетелями того, как всё начиналось с первых минут заражения.


Игра была уже на завершающем этапе, но Deep Silver заявили, что видят игру более живой и красочной, даже не смотря на солнечный и яркий город, сейчас слишком много серьезных сюжетов и хоррора, а их сюжет про зомби должен отличаться от всего этого, быть веселым и интересным, что будет их выгодно отличать от конкурентов.


Techland начала спорить с Deep Silver, что та заставляет их опять отходить от намеченной концепции, но уже в совершенно иную сторону, и игра потеряет совершенно всю мрачность и изначальную задумку. Тогда издатель решил отказаться от Techland, и заменить её на Yager Development, известную по такой игре как Spec Ops: The Line.

Разработка игры началась опять, но с нуля.


И Yager Development порадовали Deep Silver выпустив трейлер, который они хотели, и который отражал то что видели издатели:

Игра практически полностью отошла от изначальной задумки и стала вылитым Dead Rising. Главным героем второй части должен был стать игроман по имени Макс, который всю жизнь метал о том, что начнется зомбиапокалипсис и он станет выживальцем в этом безумии. (Макса видно в конце трейлера, когда тот забирает ботинки с трупа) Он, вместе со своим боевым котом, который должен был помогать ему в бою,  должен был просто носиться по городу и бесцельно убивать зомби, из-за отсутствия основной сюжетной линии, по пути выполняя побочные задания, которые рассказывают как же так вышло, что вирус с Баное попал в Калифорнию, где и происходит действие игры. А вся игра должна была происходить в различных соревнованиях и веселье в кооперативе на 8 человек.



Пока делалась игра Deep Silver решили не терять зря времени и выдавливать деньги из имени.


Они выпустили спин-офф Escape Dead Island, который должна была стать мостиком между первой и второй частью, объясняя, как вирус начал распространяться по всему миру. Играть мы должны были за троих выживших, у которых не было иммунитета, поэтому один укус должен был быть последним, и игру нужно было проходить в стелсе, и был кооператив на троих человек.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

В итоге же игроки получили то, что даже игрой по мотивам нельзя назвать. Отвратительный сюжет, отвратительные персонажи, ничего из предъявленного разработчиками в игре не появилось. А сама игра, это просто безумие главного героя от того что он увидел на острове, на который по своей воле стремился. и было совершенно не ясно, как поползли слухи о зомби в Баное, если международное правительство специально делало всё чтобы замалчивать происходящее и глушило сигналы, а на остров предположительно скинули ядерную бомбу. Но главный герой, как и все его друзья сошли с ума от того что там увидели, хотя знали о том что там будет...А также не ясно, зачем на этот остров отправилась Сян Мей, если в то время она вообще была совершенно в ином месте, и что она делала, кроме того, что активно косплеила Аду Вонг из Resident Evil, став загадочной азиаткой в красном, которая искала для кого-то какую-то информацию, ничего толком не объяснив герою, и также внезапно исчезнув.



Deep Silver это показалось мало. И они выпустили мобильный спин-офф Dead Island: Epidemic, на котором хотели и выжимать деньги из фанатов Dead Island.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Игра была в популярном жанре MOBA, и сюжетно продолжал историю Dead Island: Riptide. В ней мы узнаем, что персонажи в концовке игры приплыли на очередной архипелаг рядом с Баное, который также подвергся заражению. А помогает им, как и новым выжившим, старый знакомый Синамой, который пережил событий первой части, получил где-то новый шрам, и тоже попал на этот остров, и является рассказчиком и координатором персонажей.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Игра выполнена в нарочито смешливом стиле, совершенно отличным от мрачного и жестокого стиля первой части, и связанного со стилем второй.

В игре была взята идея из Riptide, и изначальной DI2, в которой нужно было защищать свою территорию от зомби, а новые выживальцы проходили свой путь от обычного выжившего, до бывалого выживальца, и даже становились разумными монстрами, защищающими остров. Игра вошла в открытую бету, но была не особо популярна, хотя Deep Silver старалась её активно продвигать. В итоге игра закрылась.



Тем временем, разработка игры начала подходить к завершающему этапу, но Deep Silver решила отказаться от компании разработчика Yager Development, которая на тот момент терпела убытки, и удача с Dead Island 2 могла удержать компанию на плаву.

Вот что ответили по этому поводу Deep Silver:

"Мы взвесили все «за» и «против», после чего пришли к мнению о необходимости расторгнуть контракт со студией Yager Development. Мы стремимся максимально воплотить наше видение игры Dead Island 2 в реальность, и чуть позже вы узнаете чуть больше подробностей о ситуации."


На место увядающей Yager Development была взята новая компания Sumo Digital, которая разрабатывала LittleBigPlanet 3 и работающая над Crackdown 3. Deep Silver прокомментировала это так:

"Мы гордимся своим выбором, Sumo Digital понимают ценность бренда, имеют много творческих идей и их видение совпадает с нашим. "



Игра опять начала делаться с нуля, хотя её концепция не сильно изменилась.

Теперь главный герой игры не задрот Макс с его котом, а четыре новых персонажа с иммунитетом к вирусу, которые осознали что являются невосприимчивыми к вирусу, и ради веселья убивают зомби.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Персонажи:

Райан - со специализацией Берсек(с кувалдой). Он бывший пожарный.

Эшли - со специализаций Охотница(с арбалетом). Бывшая учительница географии.

Джон - со специализаций Бишоп( с молотовым). Бывший проповедник.

Дэни - Со специализацией Спидер(с катаной). Бывший консультант-каскадёр на киностудии.



В игре не будет основного сюжета, как в прошлых частях, но будут побочные квесты, которые раскроют историю мира и объяснят происходящие события, а также раскроют персонажей. Sumo Digital обещали, что у них множество идей на игру, и они обещают много интересных DLC, вместо основного сюжета, что сделает игру бесконечной и интересной. Но их обещание, скорее всего, будет в виде различных испытаний и новых сореовновательных режимов игры.

Также, по словам разработчиков, они вдохновлялись такими фильмами как Добро пожаловать в Зомбиленд и Неудержимые, решив скрестить их вместе для эпичности.



Тем временем, пока информации об игре всё еще нет, чтобы подогреть интерес и напомнить фанатам о существовании Dead Island 2, Deep Silver решила выпустить мини игру Dead Island: Retro Revenge.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Игра про того самого Макса c его котом, из второй версии игры.


Во время вспышки инфекции кот убежал, и Макс решает начать его искать по всей Калифорнии.


Сама игра выполнена в "олдскульном стиле" а игрокам нужно только бежать вперед и разносить окружающих зомби.

Игра не понравилась фанатам, поэтому её засунули в переиздание Dead Island Definitive Collection в качестве бонуса.



Dead Island 2 находится в разработке уже 4 года, и Deep Silver решила продолжать выжимать деньги из ожидания, выпустив новый мобильный спинофф Dead Island: Survivors, в качестве замены провалившейся Dead Island: Epidemic.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

В игре есть несколько позиционирований, что Dead Island самая лучшая игра про зомби в мире.

Серия Dead Island. Или что бывает, когда разработчики желающие сделать интересную игру работают на тех, кто желает на этом наживаться. Dead Island, Игры, История, Жадность, Зомби, Апокалипсис, Видео, Длиннопост

Игра сделана опять же в нарочито забавном стиле, и напоминает теперь не Dead Rising, а другую похожую по стилистике игру Sunset Overdrive. А сам жанр игры стал Tower Defence. Игра разделена на острова, которые нужно зачищать, чтобы открывать новых персонажей и оружие.


Сюжет чем-то напоминает Survivors, только он отрезан от основного сюжета Riptide. Игра начинается с того, что Сэм Б приплывает на новый остров, в качестве разведчика, а Сян Мей управляет кораблем, на которым они вдвоём путешествуют, и спасают поселения от зомби. В качестве знакомых игровых персонажей также есть Логан из основной игры и Морган из дополнения. Судьба Парны неизвестна, может быть она там есть, но в дальнейшем по сюжету, и не в качестве игрового персонажа.



И всё это даже ни в коем разе нельзя сравнить с тем что существует такая штука для мобилок, как Companion for Dying Light. Она присоединяется к основной игре, и ты, в качестве командира разведчиков, фармишь для Крейна резкие ресурсы и вещи, которые отправляются кладовщику в Башне и Крейн может в любое время их взять.



В итоге, франшиза Dead Island сейчас как тело, в котором живёт вирус Deep Silver и пытается его разрушить, чтобы реанимировать по своим правилам. И совершенно неизвестно,  вылечится ли сдавшийся человек, или восстанет как гниющий мертвец.


Но пациент скорее мертв чем жив. И надежд на то, что кто-то сделает нечто похожее и интересное просто нет. Dying Light 2 тоже свернула с пути благоразумия на масштабирование эпидемии, так и не закрыв множество сюжетных дыр в сюжете основной игры, но уже приступив к новому городу, с новыми персонажами, и с более глобальной катастрофой, в виде умирающей цивилизации.


Остается надеяться, что может Bethesda Softworks решит взяться за зомби жанр, и создаст игру в открытом мире. Или Capcom начнет делать реткон ремейки как она сейчас делает с Resident Evil 2. Или может быть Sony отойдет от своей ванильно-сопливой концепции, и из Days Gone выйдет хорошая игра, а не мелодрама.


Остается только ждать, и смотреть, восстанет ли кто-то из окружающих трупов.

Показать полностью 9 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: