-1

Как я собрался книгу написать...

5

Как я уже начал говорить в прошлой главе, моя бабушка Нина родом из Латвии, а дедушка Маркус вырос здесь, в Норвегии. О бабушке узнал я из рассказов мамы. Да, было время, когда мама нам еще рассказывать что-то успевала, а не как сейчас – работа, мода, мода, работа... О дедушке же я узнал, рассматривая его фотографии из альбома, под названием «Детство Маркуса». Под всеми фотографиями были надписи «Норвегия, такой-то год». На первой странице вместо фотографий, была надпись – «Любимому сыну, Маркусу, от мамы и папы». Я ощутил ком в горле. К глазам подступили слезы.


Мы прошли в столовую. Она шла прямо за кухней. Ладно, ладно, когда я сказал, что дом небольшой, я так сказать, преувеличил в обратную сторону. Столовая была вторым по размерам помещением в доме бабушки Нины и дедушки Маркуса, первым была комната Тиффани. Здесь был гигантский стол из кедра, овальной формы, накрытый красивой кружевной скатертью, которую связала (надеюсь, что связала, потому что я не различаю вязание и шитье и т.д. и т.п.) бабуля, 10 стульев вокруг него. Все уже были на местах. Я сел за свободный стул, оглянулся. Тиф переписывалась с… С кем-то. Если бы я реально знал с кем она переписывается меня бы сейчас не существовало. Эмили отчаянно пыталась засунуть хоть ложку картофельного пюре себе в рот, но, видимо, не судьба. Дедушка, с невероятно безразличным видом медленно погружал ложки с пюре себе в рот. Кексик ел свой корм, но, когда учуял мой взгляд на себе, повернулся в мою сторону и загадочно подмигнул. Черт, то, что случилось сегодня до обеда, было действительно странно. Бабушка стояла и судорожно оглядывалась в поисках дела для нее. Она никогда не садилась за стол до того, как все сделает. Эта черта ее характера мне не нравилась. Она была очень беспокойна. Чувствовала ответственность за каждого.


-Бабушка, сядь, поешь. Я помогу тебе вымыть посуду позже.


-Это очень мило с твоей стороны, Джеймс, но я справлюсь. Не волнуйся за меня, - тихо пролепетала она, улыбаясь.


Это «не волнуйся за меня» волновало меня больше всего.


-Подлиза, - прошептала Тиффани мне на ухо, встала из-за стола и ушла. Она даже не притронулась к еде.


Дедушка бесшумно встал из-за стола, опираясь на свою трость и ушел, не проронив не слова. Мне кажется или дедушка стал каким-то замкнутым после того, как я разбил его бутылку вина. За дедушкой из столовой ушел Кексик. На полпути он остановился, повернулся и снова мне подмигнул. Как будто хотел, чтобы я пошел за ним. Эмили с трудом слезла со своего стула и побежала в свою комнату смотреть «МУИТИКИИИ!!!». Бабушка собрала все тарелки и принялась их мыть.


-Тебе точно не нужна моя по… - снова попытался я.


-Не стоит, Джеймс. Я справлюсь, - перебила она.


Ну что ж. Пойду, прогуляюсь. Еще один факт про Норвегию известный мне – тут шикарная природа.



6


Я взял Мелису… В смысле, куртку за руку… В смысле, за капюшон.


Не спрашивайте меня, кто такая Мелиса. Во-первых, я чувствую себя УЖЕ достаточно неловко. Во-вторых, я не хочу, чтобы эта книга промокла в соплях несбыточной любви. В третьих, Вы, итак уже обо всем догадались.


Я надел куртку, вышел во двор, понял, что мне холодно, вернулся, надел джемпер под куртку и вышел обратно во двор. Ну, первое, что могу сказать – в Норвегии холодно, даже в полдень. Но красиво, даже ночью. Зеленая травка… Лепота… Хочется лечь и не вставать. Уйти от всех проблем, так сказать. Но трава была мокрая, недавно был дождь. Я решил обойти дом вокруг. И все же, снаружи дом казался меньше, чем внутри. Лес был огорожен изгородью. Вот не спрашивайте меня, зачем. Просто так было, когда я первый раз здесь побывал. Меня это не особо интересует. За изгородь я никогда не заходил, но признаюсь, мне интересно, что за ней. И тут я краем глаза засек вездесущего Кексика, который, блин, еще и говорящий. Он вышел с заднего, черного выхода, из очень маленькой комнаты, загруженной всяким барахлом, которому почему-то не хватило места в подвале. Эта комната идет после столовой. Ладно, дом реально большой. Я продолжал смотреть на изгородь и попутно задал Кексику вопрос:


-Ты никогда не задумывался, что по ту сторону изгороди?


-Клишированый сюжет, - сказал он без эмоций.


-Ой, все! – обиженно воскликнул я, понимая, что отличная концепция для книги уже занята.


-Не обижайся, просто… А нет, ничего, мне все равно, - протянул Кексик.


-Мог бы хотя бы изобразить сочувствие, - сказал я, с все еще наигранной обидой.


-Изобразил бы, если б твои чувства не были мне безразличны, Джон, - с ухмылкой сказал он.


Неожиданно, я увидел бабушку и Тиффани, запирающих дверь общими усилиями. Ну как общими… Бабушка запирала, Тиффани «эсэмэсималась». Кексик уже куда-то пропал.


-Куда вы собрались? – поинтересовался я. Я реально понятия не имею, под каким предлогом бабушка вытащила Тиффани наружу. Неужели Чарли Пушер приехал в Норвегию?!


-Мы в Осло, Джеймс. Поедешь с нами?


Я не верил своим ушам. За все время, проведенное у бабашки мы ни разу никуда не ездили, только ходили до магазина в центре этой «деревухи».


-А мы сможем походить по магазинам??? – с нетерпением ждал я ответа. Желательно, положительного.


Бабушка ничего не сказала. Она молча, аккуратно кивнула в сторону Тиффани с лицом «это же очевидно!». У моей бабушки лучшее чувство юмора.


Я побежал к входу, чтобы взять свой рюкзак, как вдруг почувствовал что-то неладное. Не может все быть так гладко. Я понял.


-Бабушка, а кто будет с Эмили, пока мы будем в Осло? Неужели, дедушка? – я осознавал, что дедушка просто не в состоянии.


-Помнишь Анну-Марию, подругу твоей мамы? – спросила бабушка, с как бы извиняющимся видом.

Дубликаты не найдены