17

Как в китайском банке

Все солдатские денежные переводы получал замполит.

Получит деньги, и сделает об этом запись в блокнотик. А солдату не сообщает.

Зачем солдату деньги?! Еще исхитрится водки купить, чего доброго...


Мама в письме написала, что отправила мне перевод 10 рублей. Подхожу к замполиту:

- Таарищ старший лейтенант, разрешите обратиться?

- Чего тебе?

- Мне перевод не приходил еще на десять рублей?

Он листает записную книжку, кивает:

- Да, приходил. Все нормально.

Поворачивается, и уходит.

Я ему в спину кричу:

- Товарищ старший лейтенант!

- Чего тебе?

- Так деньги дайте.

- А тебе зачем?

- Как зачем... Это же мои деньги.

- Да зачем они тебе?

- Ну, в чайную схожу, куплю продукты - мы сегодня в дальний караул заступаем.

- В дальний... Ну, на, возьми рубль.


Вот так по рублю, редко по два всю десятку у него и выпрашивал в течение месяца.


Он любил говорить:

- У меня, как в китайском банке, - не пропадет, но и не получишь!

***

Впервые опубликовано здесь - https://www.anekdot.ru/id/383782/

Дубликаты не найдены

+1

Хех. В иных местах бывало что замполит сам с тобой в чепок или в солдатский магазин ходил. Чтобы удостоверится что ты действительно печенюшек купишь или подшиву и лезвия, а не деды у тебя этот рубль отожмут.

+2
Впервые опубликовано здесь

Вот там и нужно было оставить.

раскрыть ветку 11
-1

Скажи это тем, кто ворует сюда с анру тексты, не указывая ссылку на источник. Тебе дать ссылки на посты в пикабу с текстами, ворованными с анекдот.ру? Ты поругаешься там на пиратство?

раскрыть ветку 10
0

Нет.

раскрыть ветку 9
0

Замполит как обычно правильно понимает политику партии. Срочнику положен МРОТ по Конституции РФ. МРОТ сейчас около 12 тыс руб, срочник получает 2 тыс руб. На вопросы где остальное офицеры обычно отвечают, что разница уходит на форму, питание, проживание срочника. Мол это все равно, что срочнику зачислили на счет 12 тыс рублей, а 10 тыс списали на еду и берцы.

Разберем почему это не так:

Без основания списать деньги нельзя, статья УК РФ грабеж. Основанием для списания может быть договор купли продажи или оказания услуг. Вот только договор купли продажи может быть только добровольным, иначе по Гражданскому кодексу он ничтожен. (Ст. 179 Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств). Так что договора купли продажи между МО РФ и срочником нет, а если его и пытались бы заключить под давлением, то он был бы ничтожен.

Во вторых форма, автомат, еда, место на койке не переходят в армии в собственность срочника. На этот счет есть перечень вещных прав из того же Гражданского кодекса. Вещь находится в собственности если владелец имеет право на отчуждение т.е. право продать, подарить, выкинуть. Этих прав у срочника на эти вещи нет, значит это не его собственность, деньги с него списывать не за что.

То есть по факту в лице Министерства обороны имеем славного продолжателя действий замполита открыто завладевшего чужим имуществом - УК РФ Грабеж.

раскрыть ветку 4
0

если вы не юрист и ничего в этом не понимаете, то зачем пытаетесь квалифицировать действия/деяния?

раскрыть ветку 1
0

Что не так?

По ст.161 УК РФ и Постановлении Пленума Верховного суда РФ №17 определяют данное преступление, как открытое хищение чужого имущества. У него есть несколько квалифицирующих признаков, которые отличают его от прочих:

- виновник нанес именно материальный ущерб потерпевшему; 

- объект преступления — это чужой объект собственности; 

- его мотив — корысть.

Таким образом, можно заключить, что грабеж — это один из видов хищения, которое трактуется, как противоправное и безвозмездное изъятие чужого объекта собственности в пользу другого лица.

-1

Этот мой разговор с замполитом состоялся в апреле 83 года. МРОТов не было. Тысяч - тоже.

раскрыть ветку 1
0
... а уж желающих отстаивать свои права в суде - тем более ... (ибо УК всё же был , и под статью такое вполне попадало)
0

Ну,даже и не знаю,что сказать. Нас замполит на почту водил группой за переводами и посылками. Там каждый сам получал своё. Единственное,что он делал,так это посылки проверял на наличие алкоголя. Если находил,то забирал и приговаривал - Пусть еще шлют. ))

0
Я на срочной службе сдружился с одним сверчком и мама стала на его адрес переводы слать, а он передавал мне, в обход шакалов и дедов. Сколько раз предлагал ему долю в качестве благодарности - ни в какую... Вот такая многоходовочка )
0

Ну так то норм

Похожие посты
197

Случай в Белянке

Эта, почти что фантастическая история, случилась в конце девяностых, прямо в центре нашей страны...


Капитан Савельев, возвращаясь на служебной машине из районного центра, и проезжая мимо деревни Белянка, заметил старика, сидящего на камне. Прямо на обочине дороги.

- Андрей, останови! - попросил он своего водителя.

- Есть, товарищ капитан!

Уазик, грязно-зелёного цвета, заскрипев тормозами, остановился, проехав метров десять от старика.

- Дед Сергей? Сергей Иванович? У тебя всё хорошо?

- А... Сашка... Здравствуй.

- Дед Сергей, у тебя что-то случилось? - встревоженно спросил капитан, увидев слёзы на щеках старика.

- Случилось Саш... Не обращай внимания, езжай, тебе в часть наверное надо.

- Да что такое? Говори, дед Сергей!

- Бабку я похоронил... То и случилось.

- Да ты что? Как же так... Болела?

- Палками её забили.

- Погоди, не понял... Ты что такое говоришь?

- Выселяют нас. Не будет больше Белянки. А моя Валька то видишь как... Против была. Приехали на джипах, сволочи... Ну люди вышли к ним навстречу: что мол, нужно? А они бумагой помахали, сказали собирайте монатки. Вон оно как. А наши против были... Многих палками разогнали. Витька - соседа, избили. Но тот живой покамест. А Вальку мою... - зарыдал дед, обхватив голову руками.

- Ничего не понял, дед Сергей! Кто приехал? Это они убили бабушку твою?

- Да.

- Что за... В милицию обращался?

- Обращался, звонил. В район ездил. Заявление приняли, но сказали - "глухарь скорее всего".

- А опознать? Ты или соседи их запомнили?

- Меня в деревне не было, я к свояку тогда на пасеку ходил. А тут... Соседи ни черта не помнят, говорят.

- Что за беспредел то такой! Только вас выселить хотели?

- Нет Саш, всю деревню. Так и сказали - всех. В "Красное", там бараки уже построены.

- Так. Дед Сергей - садись в машину, мы тебя до дома довезём. Я попробую разобраться.

- Не хочу я домой, Саш... Холодно одному.

- Садись, деда, хватит...


- ... А вот и они. - сказал дед, указывая на большой чёрный внедорожник, стоявший на въезде в деревню.

- Ну-ка Андрюха, останови...

Александр не спеша подошёл к тонированной машине. При его приближении опустилось стекло автомобиля, и в окно высунулась бородатая физиономия:

- Чё хотель? - с характерным азиатским акцентом, спросил обладатель бороды.

- Вы кто такие? Что вам здесь нужно? - еле скрывая злость, спросил капитан.

- Э, не понял... - удивлённо ответила "борода", и добавила ещё несколько слов на непонятном языке. Через несколько секунд перед Александром построились пятеро бородатых "бугаёв", один из них, по-видимому старший, крутя в руке чётки, спросил:

- Э, "шапка с погонами", ти чё борзый что-ли? Под кем ходищь?

- Не под кем. Твои абреки бабушку убили?

- А это... - переглянувшись со своими, и добавив с усмешкой, - Так она старый был. Лезла куда не надо. Ми не виноваты, сердце у неё схватился. Наверное. Гы! - Гы!

- Вы... Вы ответите.

- Э, ти на кого рот открываешь? Мы - люди Сулейман - Ака. А ти кто? Пыль...

Руку капитана, которая уже почти коснулась наглой физиономии, вовремя перехватил подбежавший Андрей:

- Не нужно, товарищ капитан. Они все со стволами... Пойдёмте.

- Иди иди "шапка"! И забирай отсюда свой старый пердуны. Завтра утром деревни не будет... Бульдозером пройдем, и всё спалим. Я отвечаю.

- Мы вам не позволим.

- Э, тяни сюда кого хочещь! Завтра здесь все наши будут.

- Хорошо...


- ... Вот такие дела, братья - командиры. В районном управлении милиции, меня, проще говоря, "послали". "Не с теми вы связались" - говорят, "там всё законно, и под подписью губернатора".

Несколько офицеров, друзей Александра, молча слушали его рассказ, собравшись вечером у него дома.

- Коль, а ты помнишь, как мы у деда Сергея малину воровали? Когда приезжали туда на каникулы?

- Помню Саш...

- А он тогда, хоть и надовал нам по задницам, дал потом с собой целый таз этой малины?

- Да хорош тебе... И так не по себе. Думай лучше, как помочь.

- Я думаю - дело серьёзное, этот самый Сулейман... Я слышал про него. Так вот он - шишка крупная, и боевиков у него немерено. - сказал Костя Кравцов - командир одного из подразделений. - Долго не разговаривают, сразу стреляют.

- Так всё и оставим? Старики сейчас все в деревне, уезжать никто из них не захотел. - сказал Александр.

Молчание длилось несколько секунд.

- Есть одна идея... - сказал Пётр, старый командир, повидавший всякого на своём веку. - Только если мы согласимся - потом все пойдём под трибунал.

...Как только Пётр закончил излагать свой план, в комнате вновь воцарилась гробовая тишина.

- Вы все спятили... - сказал Николай.

- Кто "за"? Кто не согласен, ничего, мы все поймём... - спросил Александр.

Ответом был лес из поднятых вверх рук. Все, как один...

- А я поговорю с нашими бойцами. Найду добровольцев... - закончил Пётр.


- ... Докладывай! - сказал Савельев, подошедшему лейтенанту. Капитан перед этим рассматривал в бинокль противоположный край поля, что раскинулось сразу за деревней. В предрассветной дымке различались многочисленные внедорожники, и толпы людей в чёрном. Все с оружием.

- Всё готово товарищ капитан!

- Что с людьми?

- Подразделение капитана Кравцова закончило эвакуацию жителей в три - ноль ноль.

- Хорошо... Что там Пётр Андреевич?

- Развёртывание в 36 квадрате закончено в четыре - ноль пять.

- Всё, ждите моего приказа.

- Есть!

В это время земля задрожала от тяжёлой дорожной техники. К внедорожникам подъезжали бульдозеры...


- А "шапка", салам алейкум! Что, кроме твой шофёр, никто больше не пришёл? - спросил "бригадир", которого Александр видел вчера. Он встретился с ним и с его "быками" прямо посреди поля.

- Видищь, там? Двести моих братьев! А твои очко что-ли? - продолжил бородатый.

- Если вы не уберётесь отсюда - вы все будете уничтожены.

- Аа! По кустам ещё есть твой помощеник?

- Я всё сказал. Убирайтесь!

- Слушай "шапка", как только сюда приедет Сулейман - Ака, ви все сдохнете! И твой деревня тоже!

- Ну вот и поговорили...


К скоплению внедорожников подъехал былый "крузак". Александр, наблюдая в бинокль, сказал:

- А вот и хозяин...

Между тем, к "крузаку" подбежало несколько человек. "Бригадиры, скорее всего" - подумал Савельев.

Толстая рука, с золотым браслетом на запястье, махнула из окна авто в сторону деревни. Бригадиры поклонились, приложив руку к груди, и разбежались. Завелись бульдозеры.

- РПГ! Вижу гранатомёт! - прошептал лейтенант.

- Тоже вижу... Три гранатомёта - минимум... Всем в укрытие! Приготовиться! - воскликнул Александр.

- Есть!

С противоположной стороны поля, к деревне, из гранатомёта полетела граната. Секунда, две - взрыв! Уазик капитана подлетел в воздух, горя и распадаясь на части.

- Андрей! Андрей здесь? - крикнул Александр.

- Здесь!

- Внимание! Вторая летит! - крикнул сержант.

Вторая граната угодила прямо в дом на краю деревни. Ужасный взрыв, море огня...

- Вот суки! Они же не знают, что людей в домах нет! - Александра от злости всего трясло.

Третья граната попала в соседний дом. Взрыв... Со стороны противника пошли одобрительные визги и улюлюкание. Бойцы капитана Савельева крепко сжали скулы - у многих из них ведь жили родные и близкие... Точно в таких же деревнях.

- Товарищ капитан, ждём вашего приказа! - дрожащим от злости голосом прошептал лейтенант.

- Подожди Лагутин, не время...

Бульдозеры пришли в движение. Они выстроились в ряд, и приопустив ковши, двинулись в сторону деревни. Между ними шли толпы боевиков Сулеймана, поливая вперёд огнём из автоматов. Через поле, в несчастные дома.

- Как в кино про немцев, твою мать... - прошептал Савельев, укрываясь от пуль. - Всем внимание! Демаскировать орудия! - крикнул он.

Бойцы боевых расчетов скинули ветви деревьев, и после, стянули маскировочные сетки со своих "шестидюймовок". Двенадцать пушек нерушимой стеной заслоняли теперь Белянку.

- Кумулятивными!... По транспорту противника!...

- Первый расчёт готов! Второй, третий, четвёртый... Готовы!

По рядам наступавших пошла волна смятения, пару бульдозеров даже остановилось. "Бригадиры" начали орать на своих нукеров, угрожая оружием.

- ... Прямой наводкой!... Не в ту деревню вы сунулись, - прошептал Александр. - Огонь!!!

Артиллерийский залп... Земля больно отдала по стопам. В ближайших домах вылетели стёкла. С поля пошёл гул разрываемых снарядов. Бульдозеры просто рвало в клочья...

- Перезаряжай!!! По транспорту - огонь!!!

Залп... Гул выстрелов разнёсся на многие километры. От тяжёлой строительной техники практически ничего не осталось. С поля, в одно из орудий прилетела граната. Рванула, вырвав колесо у одной из наших пятитонных махин.

- В кого попало? - крикнул Александр.

- Четвёртый расчёт, товарищ капитан!

- Живы?

- Один ранен, вроде.

Ещё один выстрел из РПГ... Взрыв раздался метрах в десяти от Александра.

- Твою мать! - крикнул лейтенант Лагутин, прижимая окровавленное плечо.

- Как ты? - спросил капитан.

- Нормально, немного задело...

- Осколочно-фугасными... Перезаряжай! По живой силе противника... Огонь по готовности!

На поле начал творится кромешный ад. Бойцы славного Сулеймана метались между столбов вздымающейся земли. Их осталось совсем немного, те, кто были ещё живы, с криками и воем бежали к своим автомобилям. Через несколько мгновений, по краям поля, заработали по целям тяжёлые пулемёты капитана Кравцова...


- Алло! Алло! Это командующий округом?

- Так точно, Валентин Иванович!

- Ты знаешь что у тебя происходит, твою мать?!

- Никак нет... Всё в порядке.

- Всё в порядке, говоришь?! Ты знаешь что сейчас под Воронежем идут полномасштабные боевые действия?! С применением артиллерии, мать твою?!

- Да вы что... Откуда у вас такие сведения?!

- Со спутника, сука!!! Немедленно прекратить!!!

- Есть!


- ...Боевым расчётам взять на прицел легковой транспорт противника!

- Есть! Есть! Готовы!

- Огонь!!!

С дороги, у края поля, стали исчезать в огненном ливне все, кто пытался скрыться от возмездия. Вместе со своими джипами. Несколько машин, во главе с белым "крузаком", всё же, успели скрыться за деревьями. Александр схватил рацию:

- "Сокол", я - "Рассвет"!

- На связи!

- Принимай гостей, Пётр Андреевич!

- Вижу их! Батарея - по легковому транспорту...

Александр ясно увидел, как грянул залп орудий, развёрнутых у кромки леса. Ещё залп, и ещё один... Через минуту всё было кончено.

Над пылающим полем показался вертолёт военного начальства...

- И что теперь, товарищ капитан? - спросил лейтенант.

- Раньше надо было думать, дядя... - устало похлопал его по плечу капитан Савельев. - Как рука?

- Жить будем.

- А как там командир части?

- Уже развязали... Злой. Обещает всех расстрелять.

- Эт точно. - улыбаясь, ответил Александр фразой товарища Сухова.

Лейтенант улыбнулся ему в ответ и отдал честь.


Диктор одного телеканала:

"Вчера, в район проходивших возле деревни Белянка военных учений, случайно попало несколько автомобилей с туристами. С нашей стороны потерь нет. Простите... Пострадавших, к счастью, нет. Инцидент будет расследован военной прокуратурой..."


- Подсудимые - встать!

В зале суда не было свободных мест. Казалось, высшие военные чины собрались туда со всей страны...

- Подсудимые: Савельев, Кравцов, Онищенко, Игнатьев... - военный судья перечислил ещё около десятка фамилий.

- ... За неподчинение командованию... За оставление части без приказа... Приговариваются...

- Что вы несёте? А убийство Сулеймана Ибрагимовича?! - воскликнул один генерал.

- Молчать! - рявкнул судья. - Конвой! Вывести его отсюда к чертовой матери!

- Чтоо? Вы ещё ответите! Я до генпрокурора дойду! До президента! - кричал брыкающийся на руках конвоиров генерал. Судья молча проводил его взглядом, и повторил ещё раз:

- Приговариваются...

Если бы в зале по стене ползла муха, все бы приняли её шаги за топот слона.

- ...К снижению в звании на одну ступень. С правом реабилитации. Дело закрыто. Конвой - снять наручники...

Все сидящие в зале встали. И отдали честь, повернувшись в сторону бывших заключённых.


- Ну так что Сашка? Уезжаешь, говоришь?

- Уезжаю дед Сергей. Переводят в другую часть, на Урал.

- Урал - хорошо, красиво там... - сказал дед, вытирая слезу.

- Ну что ты, деда? Не нужно... Ладно, пойду я, оформить ещё документы нужно.

- Саш, стой!

- Что?

- Пока ты здесь, зайдите ко мне вместе с Колькой. Обязательно зайдите! Малины в этом году - просто море...

Показать полностью
77

На страже вселенной

Лёша всегда мечтал о письме из школы магии, и когда ему исполнилось 18 лет, письмо всё-таки пришло. Но, видимо, кто-то из магической элиты что-то напутал, и почему-то вместо Хогвартса на письме значился адрес октябрьского военкомата. Вместо рукописного поздравления на желтом листе бумаги печатными буквами было написано «повестка» и дата прибытия в приемный пункт.


Но, несмотря на это, Лёша, будучи кладезем неисчерпаемого оптимизма, был рад любым приключениям и с нескрываемым восторгом принял повестку.

Родители сына очень любили, но беспокоились за него, так как парень он был хоть и хороший, но с придурью.


Вопреки легкой дистрофии, позвоночнику в виде знака вопроса, зрению минус три и особой страсти Лёшки к эльфийскому языку, на котором он пытался объяснить психотерапевту, что его настоящие родители остались на Криптоне, медкомиссия признала Лёшку годным по всем пунктам.


— Да на таких, как ваш сын, вся наша армия держится! — убеждал военком Лешкиного отца, когда тот пытался отмазать сына, убеждая, что Лёша умрет от одного запаха портянок.


Пока автобус вёз молодых солдатиков в часть, у Лёши трижды шла носом кровь, из-за чего пришлось расчехлить водительскую аптечку, лежавшую нетронутой с 1985 года. А еще он дважды терял сознание от духоты, в итоге автобус прибыл в часть в сопровождении скорой.


В армии Лёше сразу понравилось. Стоило ему услышать, что отныне он и весь его призыв считаются «духами», как он чуть ли не расцеловал командира роты, за что был тут же отправлен на ответственное задание — наведение чистоты в месте общего пользования. Он принял приказ с честью и с тех пор намывал уборную чуть ли не каждый день, притом часто вызывался на эту работу добровольно, как только узнал, что лишь так можно остаться «духом» на неопределенный срок.


Ко всем офицерам Лёшка обращался строго с приставкой «мой»: мой капитан, мой лейтенант, мой генерал, чем ужасно всех бесил. Все попытки переучить его так обращаться к старшим по званию терпели неудачи, не помогали даже угрозы, наряды вне очереди и чрезмерные физические нагрузки. В итоге офицеры старались избегать общения с «чудо-солдатом» и всячески обходили его стороной.


Оружие Лёше никто доверять не решался, а потому на все полевые учения ему в руки давали исключительно швабру, из которой он и вёл прицельный огонь, чему был несказанно рад.

— Автомат — оружие маглов, — говорил с нескрываемым пафосом Лёша, — в то время как из швабры можно не только стрелять заклинаниями, но и при желании использовать её как летное средство, и инвентарь для игры в квиддич.


Строевая подготовка оказала сразу двойной эффект. Благодаря ей у Лёшки наконец-то выпрямился позвоночник, но вместе с ним выпрямились и колени. После первого же трехчасового занятия Лёшкины ноги больше не сгибались, он стал ходить и бегать исключительно строевым.


Марш-броски и полевые вылазки давались солдатику с трудом. Причиной тому были не только выпрямившиеся ноги, но и маленький вес, из-за которого Лёша имел плохую сопротивляемость ветру, и когда рота бежала в поле, его часто сдувало в траву, где из-за камуфляжной формы парня трудно было отыскать. Бронежилет весил больше, чем сам Лёша, грозя переломить ему позвоночник. В итоге было принято решение нагружать бойца картошкой, перловкой и овощами, которые он расфасовывал по карманам и нагружал в вещмешок. Так он мог спокойно передвигаться на открытой местности. По прибытии на место картошка запекалась на костре, а из всего остального варился суп, которым обедал весь взвод.


В наряд Лёша шел как на праздник. Стоя на тумбочке, он часто поднимал всё расположение по тревоге внезапного вторжения, почуяв что-то неладное в воздухе или услышав посторонний шорох за стенами.


Один раз вторжение было межгалактическим. Так Лёша ознаменовал появление в части командира войск, который нагрянул с внезапной проверкой, прилетев в часть на вертолете.

Дело было раннем утром. На истеричные крики Лёшки о начале космической экспансии солдаты вооружились за рекордное количество времени. Генерала встретили, как настоящего захватчика, кто-то даже пару раз стукнул его прикладом, но тот, к всеобщему удивлению, похвалил поднявшего на уши часть бойца за бдительность, приказав повысить в звании.

Новоиспеченному сержанту не нашли должности лучше, чем назначить его начальником угольного склада, где ему до конца службы вверили охранять стратегические запасы черного «криптонита», неиспользуемого вот уже десять лет — с тех пор, как в часть провели газ.

Лёша принял должность с честью и обещал обезглавить любого, кто посягнёт на эти сокровища. Как он это будет делать, никто выяснить не решался.


Раз в неделю бойцу привозили бочку перловки, два ведра рыбных консервов и пачку масла. Всё это оставляли у ворот, так как Лёшка нес свою службу ответственно и, крича из кустов: «стой, кто идёт?», тут же делал предупредительный бросок кирпичом в голову.

Вспомнили про Лёшку лишь спустя неделю после дембеля, когда в часть пришло письмо от родителей.


Склад угля пришлось брать штурмом. Так как одичавший от одиночества и чрезмерного употребления перловки боец совсем потерял связь с реальностью.


Когда сержанта удалось обезвредить, он с пеной у рта кричал о том, что вокруг одни изменники, он обязательно доложит обо всём в министерство магии и галактический сенат.

По приезду домой Лёшка немного успокоился и на радость родителям снова стал прежним. Он пересмотрел все фильмы про супергероев и перечитал все комиксы, выпущенные за время его службы, а также освежил память по вселенной Гарри Поттера.


Спустя месяц Лёша вдруг заявил, что собирается получить высшее военное образование и стать офицером.


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Показать полностью
25

СКАНДИНАВСКИЙ ПАРОВОЗ ИЛИ ПОЛТОРА ГОДА ДО ДЕМБЕЛЯ

Не так давно, я возвращался из Бобруйска в родимый Минск. И глядя на железнодорожное полотно мне вспомнилась моя последняя поезда из Гомеля домой случившаяся в далёком ныне 2013 году.... А дело было так.
В 21:50 я уже был на Гомельском вокзале и ждал прибытия своего ночного поезда Гомель - Минск, отправление которого было назначено на 22:06. Этот поезд в народе называли "кругосветным", потому как расстояние в 310 километров он преодолевал...за без малого 8 часов, делая длительные остановки во всех крупных городах, которые встречались ему на пути. Иного способа добраться в ту ночь домой у меня не было и я ждал этот ночной поезд, ждал, чтобы выспаться. За 7 минут до отправления на вокзал ввалились две сотни парней призывного возраста в сопровождении десятка офицеров. И после недолгой паузы, вся эта ватага начала грузится...в мой вагон...и в следующий за моим...и в вагон перед моим вагоном. Когда я оказался в своем плацкарте я убедился, что долгая дорога домой не будет простой. Кроме призывников и офицеров, в моем вагоне, ехала в Минск компания жриц любви. Девушки не скрывали своей принадлежности к древнему ремеслу и обильно заливали "горькой" свою не менее горькую долю. Стоило поезду тронуться, как три вагона из пассажирских превратились в вагоны-рестораны. Столы с разнообразием деревенских блюд, колбас, холодцов, сала, свежих овощей и конечно же самогона манили к себе "ночных бабочек", проводниц и младший офицерский состав. На каждой из станций-остановок, несмотря на поздний час, к окнам вагонов совершалось настоящее поломничество из родственников. В форточки передавались сигареты, самогон и конечно же еда, море еды. Подвергнувшись подобной заправке, поезд устремлялся к новой станции, а внутри тем временем все нарезалось, чёкалось и лилось рекой в стаканы и глотки. Я искренне, до последних сил противился этому балу Сатаны, но не устоял и, раскинув руки в стороны, с головой нырнул в творившуюся вокруг вакханалию. Мы пели, пили, плакали. На смену падающим, приходили немного поспавшие и все начиналось по новой : хлеб, сало, самогон и клубы табачного дыма...В какой-то момент, захмелев, я подумал, что именно так должна выглядеть знаменитая "Вальхалла". Войны пируют за столом пока не упадут с граненым стаканом в руке, а на их место приходят новые и через несколько часов, прежние воскреснут от короткого пьяного сна и продолжат пир...а вагоны один за другим, гонимые Одином, несутся в последнюю теплую ночь ранней белорусской осени...во время поездки я не сомкнул глаза.
В 5.50 утра за окном показался Минск. По счастливой случайности я оказался единственным, у кого к этому времени остался табак. Я вышел из вагона. Во рту было сухо, в голове мутно. Следом выскочил будущий солдат, я угостил его сигаретой. Он затянулся, выдохнул, сделал несколько глотков свежего утреннего воздуха и плашмя упал на перрон. Его быстро подняли и отволокли в сторону, где нехотя горланили офицеры. Я думал о том, что у меня впереди душ и мягкая кровать, а у ребят - полтора года в сапогах. На секунду я задумался о том, как следующие полтора года проведут путаны...и после этого думать мне в этот день больше не хотелось. Последним теплым утром наближающейся осени я приехал домой.

284

Испугался

В 2012 году я попал в 72 гвардейский объединенный учебный центр или по народному "печи". В школе специалистов связи меня должны были научить быть механиком-телеграфистом ЗАС (засекречивающая аппаратура связи). Школа была недавно отремонтирована и в оружейках еще не было оружия, однако солдат было уже около пятисот человек.


На второй или третий день пребывания в печах я уже во всю постигал искусство засекреченной связи. Возвратившись с занятий из учебного корпуса в компании двух спецназовцев из известной в Беларуси пятой бригады, которые так же были отправлены в печи обучаться секретной связи, мы застали в расположении нашей роты интересную картину. На полу, прямо у входной двери лежала гора различного вооружения, в основном это были АК-74, автоматов наверное сто, так же несколько РПГ-7, парочка РПК-74. Вторая куча состояла из драных и очень тажелых армейских бронежилетов, стопки касок и подсумков с магазинами к автоматам. Дневальный на тумбочке, весьма бледный, но стойко переносящий тяжести воинской службы выслушивал из телефонной трубки ор дежурного по части и бешено вращал глазными яблоками.


- Товарищ прапорщик! - позвал дневальный командира нашего взвода и протянул ему трубку.


Далее состоялся весьма напряженный телефонный разговор командира взвода с дежурным, после которого прапор кинул трубку на телефонный аппарат и повернулся на пятках к нашему трио зависшему в дверях. Прапор выглядел напуганным.


- Давайте сыночки, быстрее, экипируйтесь! - не тратя времени на излишние объяснения начал тараторить комвзвод.


Прапор схватил первый попавшийся в куче АК и всучил его мне. Выдал по автомату и растерянным от такого поворота событий моим товарищам десантникам, напялил на нас броники, каски, приказал прицепить на ремни подсумки с магазинами, на шею каждому повесил по противогазу.


- А теперь бегом ребятушки.


Надо сказать, что такая бесцеремонная процедура получения боевого оружия обескуражила нас, молодых солдат, только прошедших курс молодого бойца в своих частях, где процесс получения вооружения выглядел совершенно иначе. Сначала роту новобранцев вели в казармы, где располагались основные силы части, там старшие товарищи получали под роспись закрепленное за ними оружие из оружейной комнаты, ставили в журнале свои росписи, после передавали оружие "духам", которые в свою очередь так же расписывались в журнале.


А тут все иначе, на тебе Петя автомат и бегом получать к нему патроны.


Странной показалась и интонация с которой говорил комвзод, которого за предыдущие дни мы успели узнать как человека весьма жесткого и не особо любезного с бойцами.


И вот мы вчетвером гремя ботинками по лестничным пролетам сбегаем с четвертого этажа школы и сломя головы несемся за нашим командиром в штаб. Студеный январский воздух морозит волоски в носу и жжет легкие, я пожалел что выкурил две сигареты перед возвращением в роту. Забежали на второй этаж штаба, за решеткой помощник дежурного уже открыл сейф и вынул из него деревянные дощечки с насверленными отверстиями, в отверстиях торчали патроны, по шестьдесят штук в каждой дощечке.


- Заряжай! - крикнул мне помощник дежурного и я косолапо прямо в солдатских варежках принялся вытаскивать из подсумка магазин.


Сзади по каске прилетела затрещина от прапора.


- Да кто так делает, слоняра, шапку сними!


Я снял шапку, прапор вытряхнул в нее патроны из дощечки и оттолкнул меня от окошка выдачи. Десантники получили свои порции патронов в шапки и мы втроём расположившись на столике принялись шпиговать магазины боевыми патронами, которые я видел второй раз за службу. Пока мы снарядили себе по одному полному магазину прапор натолкал патронов уже в четыре и рассовал их нам по подсумкам.

Напряжение росло, информации больше не становилось. Суматоха нагоняла странные мысли, странно было и то что во всей дивизии куда то пропали все военнослужащие. Казалось нас тут было всего шесть человек, я с двумя спецназовцами, прапор и дежурный с помощником, для двух часов дня было поразительно тихо.


Мы снова вчетвером выскочили из штаба и побежали. Бежали долго. Становилось тяжело дышать и было очень жарко в зимней форме. Из нашей четверки казалось только прапор был достаточно хорошо подготовлен к подобному сценарию, потому что даже у крепышей-десантников уже сбилось дыхание и автоматы болтались где то на сгибе локтя.


- Давайте родненькие, поднажмите! - подбадривал прапор.


Перед мысленным взором вставали картины из увиденных в детстве фильмов про великую отечественную войну. Вот мы вчетвером с автоматами калибра 5.45 лежим в чистом заснеженном поле, а на нас катят лязгая гусеницами и коптя небо черным дымом вражеские танки.


"Хрен-ли мы сделаем-то с автоматами?! Хоть бы противотанковое ружье выдали!" проносилось у меня в голове.


"Они сражались за Родину" в полной мере разыгрался в моих мыслях, даже воображаемая картинка стала черно-белой.


- Ну давайте, давайте! Еще немного!


В конце пути нас ждал толстый генерал в каракулевой шапке и с секундомером в руках.


- Долго, очень долго. Моя бабка быстрее реагирует. - сказал генерал недовольным тоном.


Я плюнул на асфальт. Сегодня стать героями нам не выпало шанса. Почувствовал себя глупо. Мы уставшие и разочарованные поплелись назад в штаб отдавать патроны. Хорошо хоть противотанковое ружье не дали, а то еще и его на себе переть пришлось бы.


Конец.

Показать полностью
154

Алко-поезд, продолжение "Госпитальные будни"

Алко поезд


Парни уехали раньше, я остался на вокзале один. Поболтал с лейтенантом, начпатруля, что подошли проверить мои доки; дал пендаля цыганенку, что пытался залезть ко мне в вещмешок. Потом выдержал осаду пятнадцати орущих цыганок, и одного ромале, который пытался мне объяснить, что я не прав. Посылал их поодиночке и скопом - весело и задорно.

Я еду домой!!!

Билет, который мне выдали в воинской кассе, был до Самары. Под ней базировалась наша часть. Два дня езды, если мне память не изменяет…

Проводник, здоровый накачанный мужик, лет тридцати, встретил меня на перроне, дал в ухо одному из самых наглых цыганят, что никак от меня не отставали. Удостоился от меня спасибо, я от него хлопка по спине, и фразой, что «всё путем».

Вагон, как ни странно, был пустой- человек десять всего народу. На боковушке, рядом с моим местом скучал душок.

-Здорова! – я протянул руку и представился. –Откуда сам?

Пацана комиссовали спустя месяц после призыва. Не помню уж, чего за болезнь у него была. Одно плечо выше другого, очки в пару сантиметров толщиной, в общем, как его вообще призвали – было непонятно.

- Что, похаваем? –я достал из вещмешка банку каши с мясом.

-Давай! –кивнул пацан, и тоже достал банку каши.

-Тебе хлеб дали? – я перочинным ножом, зажатым в левой руке, мучил банку. Потом осознал, что я сержант, и старше по сроку службы, заставил открыть банку «духа».


Тут я вспомнил, как после операции на руку через пару дней, пошёл в столовую. Если первое и второе я левой рукой срубал нормально, то с вареным яйцом была засада. Правая рука была в гипсе по самые пальцы, а левая отказывалась нормально счищать скорлупу. Посмотрев на мои мучения, парнишка без правой руки, сидевший за одним со мной столом, за пять секунд левой рукой очистил яйцо и положил мне на тарелку.


-Неа. – он ловко отогнул крышку и поставил банку передо мной. –Только кашу дали.

Ну да, в одном госпитале лежали, в разных отделениях. Я его и не видел, вроде, ни разу…

Каша без хлеба – не самое лучшее, что можно нормально есть солдату, избалованному госпитальными харчами. Потому, «со свойственной всем солдатам смекалкой» (с)ДМБ, я подошёл к гражданским, что сидели через купе, и попросил хлеба. Хлеб мне дали, а через пару минут сердобольная молодая женщина, лет тридцати, принесла нам помидорки, огурчики, яйки и курку))). Отказываться мы не стали, даже из приличия. Срубали всё, закусив кашей.

После сытного ужина я пошёл в тамбур покурить. Курю, смотрю в степь, мелькающую за окном, слышу хлопок двери, оборачиваюсь. Стоит чернявый пацан, лет двадцати, в гражданке. Смотрит на меня внимательно.

- Откуда?

- С Краснодара. –затягиваюсь сигаретой. После затяжки поудобнее перехватываю трость. Чуть поворачиваюсь, чтоб было свободнее…

- С госпиталя? С Чечни? –не унимается парень.

- Да. – слышал я, как грабили и убивали дембелей и комиссованных в 94-95 годах. Боевые тогда на руки давали. И попробуй, доберись с МинВод до дома… С деньгами…

-И ты тут стоишь? – уже реально с наездом спрашивает он. –Мы тут оккупировали вагон- ресторан! Пошли!

Хватает меня за руку, тащит, невзирая на мои отмазки. Через вагон, попадаем в ресторан, там всё рябит от камуфляжа. Дембеля со 131 бригады домой катят…

- Мужики! –вопит мой провожающий. – Братан наш!

Калейдоскоп:

Водка в стаканах, на закусь тушняк и грудинка. Пьяные базары в тамбуре, какая-то девчонка (старше восемнадцати), которую я целую в щечку, и что-то рассказываю…

Утро… Или обед… Я просыпаюсь на своём месте, раздетый и укрытый. Форма, аккуратно сложенная, лежит на столе. Трость на полу, рядом с ботинками. Сушняк. Одеваюсь, ползу со стаканом к проводнику. Он, ухмыляясь, протягивает мне бутылку Ессентуков. Хорошо пошла солёненькая…

Пытаюсь сказать спасибо, но он вдруг перебивает:

-Знаю, знаю, довезу до Уфы…

Я вопросительно смотрю на него, и он объясняет. Привели меня два дембеля, и сказали, что если проводник меня не довезет до Уфы, то они его, проводника, самого в Самаре высадят.

Бреду в вагон-ресторан, он уже наполовину пустой. Каждый час два, несёт потери ресторан. Растаскивают дембелей однополчане, по своим вокзалам. Обнимаются долго на перронах, обещают приехать, вот только родных повидают, и сразу!

-Ты же сам вчера сказал, что сначала домой на пару дней, потом в часть?! – удивляется Валерка, килограммов под сто весом. – Вот мы и попросили твоего проводника, чтоб довёз! Он и согласился!

- Попробовал бы он вам отказать, -бурчу себе под нос, размышляя… А чего, тож нормально. Три дня дома, потом в часть. Там всё равно в отпуск по ранению, уж не отдадут под трибунал… Поднял налитый до краев стакан, и мужественно отхлебнул половину.

Мама жила в посёлке под Уфой. Там поезд не останавливался. Пришлось проехать до Аши. Благо там у меня сестренки двоюродные жили. Поднимаюсь на пятый этаж, а там моя сестренка(лет 16 тогда ей было) с парнишкой в подъезде обнимается. Я как гаркну, кто такой, почему сестру за попу трогаешь! Тут и дядька выбежал… Водочка, закуска, разговоры… Первая ночь в гражданской постели…

На следующий день бреюсь, купаюсь. Электричка. Перрон. Мама встречает!!! Дядька всё-таки предупредил сестру!

Я дома! Мама, младшая родная сестренка, бабушка с дедом! Все меня обнимают, целуют, и плачут…. И я плачу. Я вернулся домой. Живой. И не калека. Это уже хорошо. У меня всё будет хорошо!

Показать полностью
588

Госпитальные будни 7

Госпитальные будни 7

продолжение Госпитальные будни 6



Иду по коридору, никого не трогаю. Навстречу травматолог.

-Стоять. Выпрями ногу.

Ага, выпрямишь её. Я с подогнутой ногой месяц уже, сустав застоялся.

-Не могу.

-Пять дней тебе даю. Не сможешь сам выпрямить – я помогу. Тогда согнул, сейчас разогну. Понял? –Понял. –поплёлся к себе в палату.

Сел, ногу на край кровати, и давлю руками на колено, враскачку. Раскачал, дней за пять как раз.

Спустя ещё недельку, может и две опять он меня в коридоре встречает. Как назло.

-Ты ногой собираешься работать?

-Так я на неё толком наступить не могу! – удивлённо говорю я. – Боль дикая.

-Дай-ка… -забрал у меня костыли. –Ещё раз на костылях увижу… Ну ты понял. На ногу наступать нужно.

Стою я, как цапля, на одной ноге, посередине «взлётки» и думаю, как мне до палаты добраться. Допрыгал до стенки, опираюсь рукой, опускаю больную ногу на пол. Пока слегка давишь, больно, но терпимо. Но стоит перенести вес на неё, сразу боль шибает с ноги и в голову. Иду, короч, со скоростью десять метров в час, страдаю. Тут парнишка подходит, костылём одним со мной делится. Допрыгали до палаты.

Достал я заначку на обратную дорогу, что батя оставил, дождался Анюту. Попросил палку купить, батажок. Трость короч. Купила.

Врач, видел, но ничего не сказал. Так что, ходить я стал медленно, перенося весь вес тела на руку. Но постепенно, день за днём, всё быстрее. Прав был доктор. Иначе, так и бегал бы на костылях.

Через какое-то время позвал меня зав отделением к себе в кабинет.

-Что сержант, на выписку идёшь. Ходишь уже более-менее бодро, в часть приедешь, деньги боевые заберешь. Потом в отпуск, по ранению. Отпуск отгуляешь, в госпиталь по месту жительства ляжешь. А там и комиссуешься, скорее всего.

- Хорошо. – я поднялся, упершись тростью в пол. – Руку уже там чинить будут?

-В смысле? – он удивлённо поднял бровь, цапнул меня своей лапищей за руку. –Зажило нормально.

-Ну, так у меня пальцы не разгибаются! –не менее удивлённо выпучил глаза я. – Сжать могу, разжать нет.

-А чего ты молчал?

-В смысле молчал, я ещё в хирургии всё рассказал. –и так бывает, оказывается. Забыли.

-Готовься к операции.

Проснулся после операции, рука в лангете. Болит, но по сравнению с ногой –тьфу. Можно и не обращать внимание. Честно. Но распахали знатно. Шов пятнадцать сантиметров – не могли сухожилия достать. Достали, сшили. Вот только потом оказалось, что пальцы разгибаются только вместе. То ли сшили сразу вместе, то ли срослось так. Но, госпиталь мне уже надоел. Хотелось на свободу, к девчонкам и веселым пьянкам!

Вот и настал день выписки из госпиталя. Я получил новую афганку, белье и деревянные берцы. Или ботинки? Вот ведь, память уже и не та… Наверное, ботинки. Но самое ужасное, зелёный ватник! Вещмешок и на два дня сухпая – восемь банок каши. И всё. Обидевшись за ватник, я на складе «нашел» новый, и абсолютно ненужный никому тельник. И пошли мы вчетвером за ворота госпиталя. Инвалидная команда, млять. Двое с палками, хромают, один с дыркой в голове, у третьего кисти нет. Куда мы пошли? Да в кабак, конечно! Время два часа дня, поезд в одиннадцать вечера.

Идём по Краснодару, на теплое ноябрьское солнце щуримся. Девчонок разглядываем. На улице тепло, градусов двадцать наверное. А я представляю, что у меня там дома творится. Метели, ветра… И я в фуфайке. Блин!

Замечаю воинскую часть, рядом на скамейке около входа сидит дембель, загорает.

-Здоров. –подхожу и сажусь рядом. –Как оно?

-Нормально, -жмёт протянутую руку. –С госпиталя?

-Ага. Домой.

-С Чечни?

-Да. Слушай, братан, бушлат на меня нужен. Стыдно в этом ехать. Сам понимаешь.

- На пузырь дашь?

-Не вопрос, и фуфайку оставлю.

- Мирон! –кричит дембель.

Из двери проходной вылетает дух, слушает приказ старшего… И через пять минут у меня офигенный офицерский бушлат! Да, бушный, да, по три дырки в погонах, да пофиг! Вот теперь я счастлив! Хоть на человека стал похож!

Зашли в кафешку, довольно приличную. На остатки денег купили пожрать, и бутылку 0.7 водки. Хорошо сидим! Мясо кушаем, водочку пьём. За соседним столиком сидят длинноволосые парни, либо нашего возраста, либо на пару лет старше. Богатый стол, коньячок, балычок… И тут…

-Вот Костик, учись хорошо, или вот как эти –один из той компании кивает головой на нас. –Кирза и дешёвая водка тебе обеспечена.

И хохот… Было обидно.

-Лучше в армию сходить, чем как вы, девочки, на родительской шее сидеть.

И тут началось. Слово за слово, хером по столу. Началась драка. Победили мы, так как у нас трости были. Страшное оружие, я вам скажу. Но уйти не успели. Приехал наряд милиции.

Я отозвал старшего, в сторону, объяснил ситуацию. Повезло, он сам в Чечне служил.

-Так, ноги в руки, и на вокзал. Оттуда ни ногой до поезда!

Я окинул взглядом стол, грустно посмотрел на недоеденный шашлык, недопитую водку.

-Как скажешь, командир.



На этом заканчиваются госпитальные будни. И так написал в пять раз больше, чем хотел)))

Впереди был алкопоезд с дембелями с Майкопа, родная часть, выбивание денег с фин отдела, весёлый отпуск, и снова госпиталь, в котором, в принципе, уже ничего не было интересного…

Фото слепое над коленом

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Рука - видно узлы на сухожилиях

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Под коленом - резекция нерва

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ

Здесь был осколок

Госпитальные будни 7 Армия, Госпиталь, Больница, Боевое ранение, Травма, Длиннопост, Текст, Авторский рассказ
Показать полностью 4
181

Госпитальные будни 6

Продолжение Госпитальные будни 5



Госпитальные будни 6



Кожа на стопе начала стремительно желтеть, твердеть, лопаться. Врач сказал, что норм. Ну ладно… Через некоторое время эта чешуя слезла, обнажив розовую и мягонькую, как у младенчика кожу.

Забыл добавить. Наложили мне на ногу лангету, от пальцев ног, до поясницы, что бы я, значит, сшитый нерв себе не оторвал. А уколы в жопу никто не отменял. А делали мне их три раза в день, да по четыре штуке зараз. А булка то одна! Скоро мягкие места на левом полужопии закончились, покрылась оно твёрдыми шишками, и больше не пропускала в себя тупые госпитальные иглы. Гнулись они.

-Ну что, куда колоть то? –Анюта задумчиво созерцала мою заколотую в хлам булку, снимая гнутую иглу со стеклянного шприца.

-Какие есть варианты? – со вздохом спросил я.

-Вариантов два, но они тебе не понравятся. –сестричка села ко мне на кровать. – В плечо, и в бедро.

-Давай в плечо… - поворочавшись, я стянул с себя госпитальную куртку.

В общем, скажу я вам, это было очень больно. Уж до чего я был привычный к тому моменту к боли, но калиевый пенициллин в руку, как и в бедро, это полная жесть. Слёзы вместе со звёздами из глаз выбивало на раз, и потом ещё час ломило всю конечность.

Сестрички как могли, находили мне натриевый пенициллин, но его было очень мало, он в основном уходил на офицеров. Так что, к появившейся в стопе прострельной боли от прорастающих нервов, подключилась боль от уколов.

Как назло, случилось ещё кое-что…

- Ну что, боец, готов перейти с просидола на анальгин? – поинтересовался травматолог на следующем осмотре. –Я больше не могу тебе его назначать. А других сильных препаратов у меня просто нет.

-Нет, -говорю,- абсолютно не хочу, потому как у меня сейчас прострелы такие начались, что я и через час после укола на ночь просидола от боли просыпаюсь. А от анальгина мне не жарко, ни холодно. Вы же знаете, что анальгин на нервы не действует…

-Знаю. Но сделать для тебя больше ничего не могу. Просидол колют при постоянном болевом синдроме. А у тебя прострелы пошли. Это значит, что ты наркоманом станешь. –врач помолчал, и продолжил.- Есть в аптеке Тромал. Он чуть послабее, чем просидол, тоже с группы «А» и привыкания к нему гораздо меньше. Но стоит он очень дорого… Напиши матери, пусть купит, пришлёт.

Попросил я через местных, узнать сколько стоит лекарство, и приуныл. Выходило, что маминой зарплаты санитарки хватит на десять дней моей относительно безболезненного существования…

Матери я ничего писать не стал, естественно… Родни богатой у меня не было. Да и время такое было, девяносто шестой год… Всё развалили, но ничего не создали.

И начались у меня суровые будни. В болевом тумане пролетело снятие лангеты, принудительное сгибание травматологом моего закостеневшего коленного сустава в распрямлённой ноге. Я отказался от анальгина, потому как он тоже болюч, а смысла колоть его не было. За этот месяц я похудел со своих шестидесяти пяти кг до пятидесяти четырёх.

Нервы прорастали всё стремительнее, и ногу дергало ежеминутно. Дергало так, что я валился с костылей, если в этот момент передвигался.

В общем, лежу я, только что принесённый парнями с коридора, мрачную мысль думаю. О том, как мне всё это до чёртиков надоело. Тут парнишка с соседней палаты заходит, шебутной такой, дерганный. Наверняка на гражданке бандитствовал.

-Пошли, -говорит,- со мной, покурим.

Подмигивает мне. А у самого в бочине дырка, оттуда трубка, на ноге бутылка. Только от наркоза отошёл, глаза стеклянные.

-Пошли…

В туалете он жестом фокусника достает из-под куртки баночку с резиновой крышечкой, и шприц.

- Я на гражданке кололся часто. –сноровисто набирает в шприц кубик жидкости. – Я еще на операционном столе очнулся. Смотрю рядом на столике стоит (название не помню), ну я его и прихватил. Мощная штука. Гарантию дам, всю ночь проспишь как младенец. Давай руку…

Так меня первый, да и последний раз ширнули.

Боль прошла мгновенно. Просто раз, и ноги отказали, я пытаюсь встать, и понимаю вдруг, что я просто разучился ходить.

Ору, значит, мужики, я ходить разучился, научите меня! А им всем весело. А у меня трыдец. Окна сами собой хлопают, пол под ногами кренится, и я скольжу к окну, и понимаю, что сейчас просто выпаду из окна. Падаю на пол и пошевелиться не могу. Вообще. А желто-белая плитка перед глазами начинает проваливаться, а там чернота. От дикого ужаса хочется орать, я проваливаюсь, и лечу в темноту…

Как тот парнишка и обещал, всю ночь я лежал в отрубе…

На следующее утро я проснулся, и дал себе зарок, что больше никогда в жизни я колоться не буду. И вот уже двадцать четыре года держу обещание.

***

Через какое-то время приехал батя(царстве ему небесного, рак доконал). Лежу я значит, ногой подёргиваю в экстазе от того, как у меня нервы срастаются… Заходит мужик в палату. Фигассе, батяня с Казахии приехал. Они с мамой уже как лет восемь в разводе были. У него уже другая семья, ребёнок от второго брака.

Батя, как всегда, когда не на работе, прибуханый слегка. Всю жизнь по сменам работал. Ни одного прогула, ни одного прихода на работу с похмела. Но, почти все свои выходные под «синим газом». Не, бывали и у него трезвые выходные. На коде несколько раз был.

-О, батя! –я сел на кровати. –Привет, ты как сюда?

-Сынок! –у самого из глаз слёзы льются. –Ты как? Нужно чего?

Батька всегда жутко сентиментальным был. Поговорили, поболтали. Он украдкой сунул руку в карман, вытащил чекушку, сделал большой глоток, с усилием загнал порцию водки в желудок. Сморщился, нюхнул рукав куртки.

-Бать ну ты чего? Ты зачем здесь то бухаешь? –укоризненно так ему сказал.

-Как я могу не пить, если сын мой единственный, раненый тут лежит… -

Всё понятно, был бы повод. А тут такой повод! Как не выпить? Озадачил его Тромалом, съездил, купил. Отпросил меня у врача, свозил в общественную баню, в отдельный номер. На руках положил в ванную, помог помыться, где я не доставал. Я лежу в горячей ванне, после укола Тромала, ничего не болит. Батя сидит рядом, прибухивает и плачет. В общем, походил он ко мне дней пять, еды на всю палату затаривал, сигарет. Подружился со всеми, провожали его домой всей палатой.

-Мировой он у тебя мужик. –старлей легонько стукнул меня в плечо. –цени…

Показать полностью
242

Госпитальные будни 5

Продолжение Госпитальные будни 4


Госпитальные будни 5


Вот и настало время для операции по резекции нерва. Пришла сестричка, говорит, давай, готовься. Послезавтра клизма, и вперёд, на операцию.

-Анют, я не хочу клизму. Я её боюсь! – я умоляюще сложил руки.

-Один раз не педераст! –хохотнул Гриша. Ему пуля попала в грудь, прошла навылет, но фрагментировалась внутри. – Главное не привыкни!

-То-то ты зачастил на операции! – оборвала его медсестра, и обратилась уже ко мне. –Если ты обосрёшься на операционном столе, кто отвечать будет? Я?

- Анют, я жрать не буду эти два дня! Честно! –я истово закивал головой. – Мамой клянусь!

Девушка задумчиво поправила халат, и приняла решение.

-Хорошо. Но если обосрёшься, месть моя будет страшна. Ты не представляешь, как мы сможем тебе осложнить жизнь. –мило мне улыбнулась. –Запомни.

-Нене, всё будет норм. –я облегченно выдохнул. Ну вот не хотел я клизму. Да и выслушивать потом плоские армейские шутки, хоть и беззлобные, не было особого желания.

Аня вышла в коридор, но тут же вернулась обратно. Окинула взглядом палату.

-Так, к вам школьники идут. Лица делаем бодрые, от боли не морщимся.

-Не получится у меня. –замотанный в бинты по глаза прапор Саня издал короткий хрип. Смеялся походу.

-Тебе и не нужно, лишенец. –припечатала та.- Даже рот не открывай.

Я задумчиво почесал ухо и ногой задвинул костыли под кровать. Прапора привезли из реанимации не так давно, говорить ему было больно, потому он больше молчал.

-Почему лишенец? –спросил кто-то из парней.

-А как его ещё назвать? –зло ухмыльнулась девушка. –Сосед мой. Самогон ночью гнал, стал флягу с плиты снимать, или поправлять, крышка и открылась. Вот, теперь красивый такой здесь лежит, а парнишка без ноги в коридоре.

-Ань, ну зачем… -прогундосил Саня.

-А затем! Чтоб знали все, кто ты есть! Сволочь. Мы всей коммуналкой после тебя тридцать литров браги с пола тряпками собирали. Все вещи провонялись. –её глаза метали молнии, грудь вздымалась.

В дверь робко постучались, и она приоткрылась.

-Можно к вам?

- Проходите! – Анюта широко открыла дверь.

- Здравствуйте, мы из 6А класса, школы номер такой-то! –бодро начала девочка с бантиками. – Мы пришли вам сказать, как мы ценим, что вы воюете против бандитов, что бы они не могли приехать к нам и похищать людей!

Пришлось нам всем рассказать кратенько, как мы сюда попали. Ну кроме Мотоциклиста, что притворялся спящим, и Самогонщика, прилипли потом к ним эти клички…

-А вы, наверное, в танке горели? – обратилась она к прапору Сане. Тот что-то горестно промычал, что можно было интерпретировать по-всякому. Мы напряглись, сдерживая рвущийся их груди смех, и дали ему волю, как только за последним ребёнком закрылась дверь. Хохотали так, что Гриша через пару минут закашлялся…

-Всё, прекратили ржать! –метнулась к нему Аня, перевернула его на бок, и в руки сунула банку, куда он сплёвывал красные сгустки.

Я держал в руке полиэтиленовый пакет с яблоком и апельсином, а на кровати лежала открытка. Вспоминал слова этой девочки. Мы все не раз задавались этим вопросом, за что мы воевали. За что гибли. Теперь я знаю, за что.

***

Настал день операции, мне сделали укол, я разделся до гола, завернулся в простынь, и стал ждать каталку. Приехала, я неловко взгромоздился на холодное железо(или алюминий?), прикрытое лишь простынёй в один слой.

-Полотенце снимай. – Люда требовательно протянула руку. – Оно тебе больше не понадобится.

Я аккуратно снял с ноги полотенце, морщась от боли, вызванной падением температуры кожи, и мы поехали. Над головой пролетали светильники, оставляя за собой длинный шлейф. И вот я в операционной, на соседнем столе уже пластали какого то парня, но мне, по большому счёту, уже было наплевать, сознание после укола стало мутиться.

-Видишь? – врач показал мне тонюсенькую прозрачную трубочку.

-Да, -заплетающимся языком ответил я.

-Смотри. Сейчас мы сделаем разрез на пояснице, засунем туда трубку, и по ней будем подавать обезболивающее прямо на нерв отходящий от позвоночника, -глаза внимательно следили за моей реакцией,- потом… Ты меня слышишь? Сколько пальцев?

Он махнул рукой перед моим лицом. Я хотел ответить, что явно больше пяти, но не смог.

-Начинаем!

Отходил я от наркоза тяжело. Может, сказалось то, что нужный срок между операциями не выдержан? Не знаю. Пацаны рассказывали, что им жутко было. Я орал на несколько голосов, метался на кровати так, что им приходилось меня держать, а когда ставили капельницу, то привязывали меня бинтами к кровати. Грозился всех убить, за то, что они не дают мне встать. Затихал лишь тогда, когда они вставляли мне в губы незажжённую сигарету. Я честно её пытался курить.

На следующее утро я проснулся. Солнышко ласково светило в окошко, и у меня ничего не болело.

Я был счастлив. В голове было пусто.

-Как дела? – здоровый как медведь, заведующий травматологией, полковник, пришёл на обход. Значит понедельник

-Хорошо. –ответил я. –Ничего не болит.

-Наслаждайся пока. –перешёл с следующей кровати, - скоро начнёт.

Вот как… Блииин…

-Тебе когда аппарат сняли? –сел на кровать к Сереге. У того было ранение в голень, с раздроблением кости. Аппарат сняли, и теперь он аккуратно ходил по коридору с палочкой. –Уже (сколько то) недели? Ну ка, дай ка сюда. Он положил Серёгину ногу себе на бедро, взялся одной рукой за колено, с другой застопу. И стал гнуть. Твою ж мать! Голень реально сгибалась! Я аж вспотел. Когда раздался хруст, у многих из нас в груди похолодело. Серега придушенно замычал, пуча глаза.

-Не срослась. А я уж тебя выписывать хотел. На рентген его. И в гипс, если смещения нет. -стал пальцами  прощупывать место перелома.-Но вроде нет.

Когда он ушёл, Мотоциклист вытер вспотевший лоб:

-Да ну нахер. Надо с мамой поговорить, может, переведёт меня в гражданскую больницу.

Я хмыкнул.

Мама. Ну да. А то сначала мамашка была.

Показать полностью
2242

ПЕРЕДОЗ

Вика, дочь моего питерского приятеля, как-то пошла потусить в ночной клуб и конечно попала в историю.

Все началось с того, что Вика мыла в туалете руки, отложила ридикюль рядом с раковиной и, будучи слегка под парами, просто забыла его там.

Через минуту хватилась, прибежала, а ридикюля, конечно и след простыл.

Бедная Вика даже все мусорки в туалете переворошила деревянной палочкой для суши, а вдруг воровка хоть паспорт, или права скинула. Ничего. Ничего не нашла. Походила по залу, вдруг там, что валяется. Тоже ничего кроме мусора. А спустя час после пропажи, когда Вика уже упрашивала гардеробщика выдать ей пальто без номерка, внезапно смолкла бронебойная музыка и диджей объявил:

- Внимание! Виктория Наумова, потерявшая сумочку, подойдите к диджею.

И музыка снова забумкала.

Счастливая Вика, по головам пробилась к диджею и тот указал на очень сердитую девушку.

Девушка взяла Вику за руку и потащила в дальний уголок, где было чуть потише.

Тут же на полу в позе эмбриона страдал какой-то парень. По гримасам на лице, было видно, что страдал он очень сильно.

Девушка протянула Виктории ее ридикюль и крикнула в ухо:

- Проверяй быстрее. Все на месте?

Вика стала перебирать содержимое:

- Паспорт, хух, слава богу! Права! Ура! Банковская карточка. Ес! О, номерок в гардероб и даже в кошельке тысяча рублей сохранилась. Спасибо вам большое, все на месте. Я уж думала, что забрала какая-то сука и с концами. Спасибо. А то…

Девушка перебила ее:

- Только не делай из меня идиотку, Ведь мы обе знаем что это не все из того что было в сумочке. Услуга за услугу. Я вернула тебе сумку с твоим барахлом и даже с деньгами, а ты мне быстро скажи – что у тебя там были за «колеса»?

- Какие колеса, там не было никаких колес.

- Ну, дуру из меня не делай. Три таблетки, довольно большие, упакованы в отдельные розовые пакетики без всяких надписей. Ну? Шустрее соображай.

- Да не было таблеток, клянусь вам, я вообще не по этим делам. Вы что-то перепутали.

- Короче, считаю до трех. Если что, он отмажется, скажет что не знал, а ты сядешь за хранение и распространение (при этом, сердитая девушка показала на корчившегося в муках мужика).

Мой парень просто заглянул в твою сумочку, там было три таблетки. Ну, вспоминай. Он хотел только попробовать, подумал, что это витаминки. Проглотил одну,не вштырило, потом вторую и третью. И вот. Он умирает. Говори, сука, что это были за «колеса» и от чего его спасать? А то я вызываю «мусоров». А это не нужно ни нам, ни тебе.

- Девушка, вы что-то путаете, у меня в сумочке вообще не было никаких таблеток.

- Ну, все, тогда будет по-плохому. «мусорам» будешь рассказывать. Стой на месте, я звоню в скорую.

Девушка достала телефон, а Вика что-то вспомнила и вытащила из заднего кармана джинсов белую таблетку, упакованную в розовый целлофанчик:

- Посмотрите, может такие были таблетки?

- Да – это они! Что это за дурь?

- Это не совсем дурь – это прессованные салфетки. Еще раз спасибо, всего хорошего и берегите своего парня…


© Грубас

103

Командир с "интересной" фамилией

***

Знал бы Лешка при рождении, с какой фамилией ему придется жить и что ему придется перенести, может и не рожался бы и отсиделся бы в животе у мамки. Да видно судьба у него такая, чтобы режущая при случае ухо фамилия досталась именно ему. В детстве еще ничего. Кого из пацанят и девчоночек в детском саду интересует фамилия мальчишки, с которым вместе в песочнице играешься да по горке на попе скатываешься, а вот с приходом в школу стало Лешке неуютно со своей фамилией. Был бы к примеру Соколов или скажем Орлов, так бы называли бы промеж собой или Соколом или Орлом. На первой же перекличке одноклассник взял да посмеялся над его фамилией, озвученной учительницей. Дать бы ему в ухо, за то, что переиначил его фамилию в кличку, да уж больно здоров был одноклассник с абсолютно бесцветной фамилией Иванов. Такому чтобы дать в ухо Лешке надо бы встать на табуретку, ведь ростом Ленька был чуть больше метра, хотя и шел ему уже восьмой год. Лешка неодобрительно посмотрел на забияку и сделал на обидчика первую зарубку. «Поквитаюсь потом!»- пообещал себе Леха.- «Вот подрасту немного и дам ему в ухо, чтобы не обзывался!»


***

Лешка чуть не часами на турнике висел, а ввысь организм подростка лезть не желал. Видно генами он пошел в своих родителей, где мама, не смотря на свои тридцать годков, покупала платья в детских отделах магазинов промтоваров, а отец носил костюм, купленный ему еще в выпускном классе средней школы. С упражнениями на турнике у Лешки развилась мускулатура и Алексей, как его уважительно стал называть физрук, не смотря на свою мелковатость, уже с третьего класса стал командовать одноклассниками на уроке физкультуры. Тут-то Лешка отыгрался на Иванове за обидную кличку. Загнав его на турник, Алешка назвал его грушей, которую нельзя скушать и тюфяком на проветривании, от чего классный заводила Иванов, немного тучный для своего возраста, под взглядами одноклассников покраснел. Он, проболтавшись немного на гимнастическом снаряде в попытке хоть раз подтянуться, в итоге сорвался с турника, и неудачно упав на четвереньки, заслужил своим комическим приземлением смех всего класса, в том числе и тех, над кем он потешался и присваивал обидные прозвища. Иванов поднялся с пола и, потирая руки, в предвкушении скорой расправы, попёр буром на «недоучителя». Лешка уже был не тот пацан, на которого можно было «крошить батон». Он сам пошёл на встречу к давнему обидчику и два парнишки остановились в шаге друг от друга в ожидании давно назревшей схватки.

- Иванов! – Спросил Лешка, слегка напрягшись.- Чего- то хотел?

Иванов, растерявшись от необычного поведения одноклассника, смотрел сверху вниз на Лешку и немного потоптавшись, протянул ему руку.

- Мир?- Вопросил Иванов.

- Мир!- Произнес Алексей и пожал протянутую руку товарища.


***

Вновь назначенный командир части в сопровождении начштаба и заместителей принимал дела.

- Товарищи офицеры!- Не допускающим возражений голосом произнес полковник.- Душно тут. Пройдемся по части да посмотрим, чем занимается наш личный состав. Заодно и посмотрим, что за часть я принимаю под командование, а то мне в штабе округа много разных небылиц про Вас нарассказывали. Вот и проверим байки это или как!


***

На спортивной площадке солдаты, в полном обмундировании, в касках с вещмешками и автоматами, парами бежали по полосе препятствий. После преодоления препятствия за ней следовала следующая пара бойцов. У лабиринта образовалась небольшая «пробка» солдат.

- Бицоев! Шевели ногами!- Командовал какой-то щуплый офицер с писклявым голоском.- Над упражнением «лабиринт» всем телом надо работать. Шевели задом, а то из-за твоей неспешности товарищей задерживаешь. А у них впереди еще бурелом не щупанный простаивает.

Рядовой Бицоев, как-то зацепился за стойку автоматом и судорожно пытался его вырвать из зацепа.

- Рота стой! Лейтенант Иванов! Подтолкни своего бойца, а то видишь, как раскорячился, не пройти, не обойти. Тьфу! Бицоев! Вылазь! Смотри, как лейтенант Иванов будет проходить препятствие.

Иванов, однокашник по школе, не бросил своего школьного приятеля, и поступил с ним в одно военное училище и вместе они прошли и «Крым и рым». Взрослея он потерял свою природную пышность и вытянулся в отличии от приятеля, отчего в военном училище из-за своей нескладности получил прозвище «Циркуль». Но этого знать бойцам не следует, дабы не ронять авторитет командира.

Старлей подошел к «лабиринту» и положил руки на входные ворота, показал командиру, что готов к выполнению упражнения.

- Лейтенант Иванов!- Громко произнес офицер.- К выполнению упражнения пристуу - Выдержав длинное «у» командир, отдал команду.- Пить!

Иванов быстро переставлял свои длинные ноги, завертелся ужом в лабиринте.

- Как циркуль!- Негромко произнес Бицоев.

- Молчать! Семь секунд!- Подвел итог офицер.- Бицоев!

Хмурый сын кавказских гор смотрел на командира.

- Чего молчишь?

- Я!- Ответил солдат.

- Видел, говорю, как командир проходит препятствие?

- Видел!- По лицу солдата было видно, что что-то в манере прохождения офицером препятствия его беспокоит.

- Пройти так же сможешь?

- Никак нет, товарищ капитан.- Бицоев явно нарывался на неприятности.

- Это почему же? - С некоторой ноткой металла вопросил офицер.- Я Вас спрашиваю милостивый государь.

- Я, так как товарищ старший лейтенант вертеть задницей не смогу, да и не дай аллах люди увидят. Со стыда сгоришь. Я же мужчина, а не…

- Бицоев! А скажи-ка мне боец, когда ты по-пластунски ползешь, ты задницей вертишь?- Вопросил офицер.

Бицоев стоял, как лом проглотивший. Он понял, что еще одна реплика с его стороны и командир дабы доказать прямо сейчас положит его- Бицоева на землю и ползти перед всеми заставит.

- То- то же!- Осклабился командир.- Задницей вертеть тоже уметь надо. - И он, явно философствуя, согнул правую руку с вытянутым вверх указательным пальцем.- Не для всякой пахабщины или дурости, а для дела! Война - это наука и либо ты учишься или тебе задницу отстрелят, а вот тогда и поговорим, кто потом будет мужчиной. Ясно?

- Так точно, товарищ капитан.- Солдат проглотил насмешку низкорослого офицера.

- А теперь вперед на препятствие и верти задницей так, чтобы уложиться в семь секунд, как это сделал перед тобой твой командир!

Бицоев, горестно взглянул на снаряд, но зная, что спорить с капитаном себе дороже, он, пытаясь подражать старшему лейтенанту Иванову, под смех и улюлюканье сослуживцев прошел препятствие за десять секунд.

- Говорил же тебе,- Смеясь вместе со всеми, произнес офицер.- Верти задницей. А теперь все последующие вспоминаем прохождение командиром взвода упражнение «лабиринт» и вертим задницами, чтобы уложиться во время рядового Бицоева. Продолжаем упражнения.


***

- Это кто там козлами скачет?- Спросил полковник зама по воспитательной работе. Офицеры, сопровождавшие от вопроса командира стали давиться от смеха.

- Я что-то смешное сказал?- Грозно вопросил командир части.

- Первая рота, товарищ полковник.- Сдерживая смех, вымолвил начштаба.- Физподготовка у них - внеплановая. И рота лучшая, но с их командиром не забалуешься. Строг он больно к подчиненным, вот их дурость правит полосой препятствий. Летом то хорошо играться, а вот зимой он то - от Гондураса отбивается, то Голландию воюет.

- Чего воюет?- Удивленно вопросил полковник.

- Голландию.- Подобострастно вымолвил зам по тылу. – Так Нидерландские штаты называют.

- Это как?- С интересом спросил полковник.

- На лыжах марш-бросок на двадцать километров делают. И походную кухню ему дай, и поваров кормить организуй, и раненных и замерзших в госпиталь свези.- Уже недовольно произнес начальник тылового обеспечения.- Устраивает, не пойми что. Прямо как Гитлер перед захватом Франции. Слава Богу, что хоть танки не просит, а то на горючем бы разорились.

- А Гондурас это как?- Все больше заинтересовываясь своим новым подчиненным, вопросил полковник.

- Собирает со всей округи снежные горы высотой где-то под двадцать метров и давай по ним туда- сюда всей ротой скакать. Один взвод в обороне, а два его штурмом берут.- Начштаба доложил командиру.

- И как успехи?- Уже с одобрением спросил полковник.

- Синяки да царапины, но тактику действий в гористой местности знают назубок.- Также спокойно сообщил майор. – У него не забалуешь. Увидит ошибку и заставит обороняться отделением, вот тогда бывает дело и до крови доходит.

- Интересный командир.- Произнес командир.- Пройдемте, познакомимся.


***

- Паниковский!- Закричал коротышка, одетый в выцветшую от солнца гимнастерку.- Ты сперва ножку в окошко суй, а потом и сам туда сигай! Что? Опять застрял? Да чтоб тебя, Вини- Пух! Макаров и ты, Белкин берите нашего вечно застрявшего за руки и тащите его наружу.

Он подошел к солдату, вытащенному из окна сослуживцами.

- Паниковский! И как ты умудряешься в окне застрять? Ручки вытянул, ножкой шагнул, рыбкой нырнул и вот ты уже на другой стороне.- Уже с укоризной выговаривал командир.- Рота, стой!- Громко отдал он команду.

Солдаты прекратили движение и замерли, где кто был, застигнутые командой командира.

- Может тебе через гранатное окошко проползать?- Обратился он к красному, как рак солдату.- Хотя ты и там из-за своих габаритов застрянешь. Вот гляди как я!

Офицер щучкой нырнул в окошко в кирпичной стене и мгновенно оказался на другой стороне.

- Вы, товарищ капитан, щуплый, а я…-Поведя плечами, смущенно произнес широкоплечий и ростом под два метра солдат.

- Иди-ка сюда, голубь мой сизокрылый.- Подозвал солдата офицер. Услышав обращение к сотоварищу, бойцы хохотнули, но под взглядами взводных офицеров мигом замолкли.

- Руки вытяни над головой. -Солдат чуть не в полтора раза возвышался над головой командира. -Так. Теперь вместе с руками суй в окно ногу и перешагивай за стену. Руками тянись к ноге. Вот! Вываливайся!

Паниковский озираясь смотрел на стену, которую впервые с легкостью преодолел.

- Что плечи уже не жмут?- Со смехом спросил офицер обалдевшего от простоты прохождения препятствия солдата.

- Не жмут товарищ капитан.- Пробурчал устыженный солдат.

- Рота! Продолжить упражнение.- Отдал команду ротный.


***

- Рота! Смирно!- Отдал команду ротный, завидев приближающееся начальство.

Офицер побежал к высокому начальству и, не дойдя пару метров, перешел на строевой шаг.

- Товарищ полковник! Первая рота занимается физподготовкой. Командир роты Козлов.- Алексей докладывал командиру части о занятиях своей роты на полосе препятствий, умышленно пропустив свое звание. Это было его больное место. Он переслужил это звание еще три года назад, но присвоение звания старшего офицера все откладывалось и откладывалось.


***

Капитан, ловко командовавший солдатами на полосе препятствий, был щуплым и малорослым, но седина на висках показывала, что заработана им не на паркетных коридорах, а тяжелой и упорной службой. Он кого-то сильно напоминал, но вот кого, как то не вспоминалось. На вид ему не дашь больше шестнадцати лет, ибо строен, даже немного женственен, но чувствуется какая-то сила и некая дерзость в его стойке. Глянув в глаза офицера, полковник прочитал в них умудренного жизнью командира, за плечами которого огромный опыт и который, не смотря на свой юношеский вид, и мустанга твердой рукой взнуздает, а доверь ему часть, и тут не подведет.

- Вольно.- Произнес полковник и протянул руку офицеру.

- Вольно.- Откликнулся он, отдавая распоряжение подчиненным.

Капитан протянул свою жилистую с огрубевшей кожей ладошку и вложил ее в лапищу командира. - Так вот ты, какой «командир козлов»! Я-то думал, что это прозвище такое, а оказывается это твоя фамилия.

Капитан насупился и потянул руку из командирского хвата.

- Ну, извини брат. Не знал!- Почувствовав себя неловко полковник.- Продолжайте упражнения. Товарищи офицеры, а теперь пройдем те в штаб.

Полковник со свитой удалялся от спортплощадки.

- А за командира козлов, я еще спрошу.- Тихо буркнул Алексей Иванович и, обернувшись к замершим солдатам, громко прокричал.- Рота закончить упражнение. Становись.


***

- И как Вам Козлов?- Вопросил начальник тыла.

- Кого-то мне напоминает, а вот кого, хоть убей, не помню. Начштаба, дай его личное дело.

Офицеры сидели за столом и молчали, пока командир части читал личное дело Козлова Алексея Ивановича, вечного капитана за свой острый язык и ершистый характер.

- Так он орденоносец?- Задал вопрос командир.

-Трижды.- Подсказал зам по кадрам.

- А почему до сих пор не майор, ведь выслуга и должность позволяет?- Вновь обратился к офицерам, собравшимся за столом полковник.

- Язва он,- Негромко произнес начштаба.- Вот и не дают ему майора. Он бы давно бы и «подпола» получил за свои заслуги, кабы в плен на прошлых учениях не взял все командование игравших за «наших».

- А он за кого был?- Удивленно вопросил начальник части.

- Известно за кого. За козлов! Горных!- Зампобой, пренебрежительно высказался о чем-то своем наболевшем.

- За кого?- Обратился к нему командир.

- За террористов.- Несколько смутившись, ответил зам по боевой работе.

- Он Вас в плен взял вместе с командованием?- Рассмеялся полковник.- Потому и называют его за глаза «командиром козлов»?

- Не знаю, кто его так называет, но козел он еще тот. Такой же упрямый, вредный и злой, как все его рогатое племя.

Тут пришло к полковнику озарение. Он понял, кого ему напоминает этот офицер в просоленной и выгоревшей под солнечными лучами гимнастерке.

- Зам по кадрам!- Обратился он к подчиненному.- Готовьте на Козлова представление к майору. Заместитель по боевой, задержитесь!


***

Вечернее построение части было первой встречей личного состава части с новым командиром. Полковник вышел на плац, где выстроился его полк в полном составе.

Он представился и кратко изложил свою биографию. Затем внутренне собравшись, он вызвал к себе командира первой роты капитана Козлова.

- Представляю Вам моего заместителя по боевой работе капитана Козлова.

Алексей был ошарашен такой новостью.

Полковник продолжил.

- Капитан Козлов!- Обратился он к своему вновь испеченному заму.- Передать роту старшему лейтенанту Иванову, а сами после развода зайдите ко мне в штаб. И ещё.- Командир повысил голос, переходя на рык.- Если я от кого услышу, что у нас полк козлов,- Полковник обвел взглядом замерзших под его суровым взглядом подчиненных.- мигом того козлом скакать заставлю. Запомните и зарубите себе на носу. Наш полк не козлы, а козловцы! Как суворовцы или нахимовцы! И это Вам скоро товарищ майор Козлов докажет. А сейчас, полк равняйсь! Смирно! В походную колонну! Первый батальон прямо, остальные направо. Шагом марш!


***

Солдаты, построенные в маршевые «коробки», проходили мимо, пока еще капитана Козлова печатая шаг, равняясь на него и стоявшего чуть впереди командира части.


***

- Хана нам братцы.- Произнес после отбоя сержант взвода обеспечения Мышкин.- Теперь Козлов нас всех своей физкультурой забодает. Тогда у него всего рота была, теперь целый полк козлов…- задержавшись на окончании, произнес Мышкин.-…цев.


Февраль 2020 года

Показать полностью
70

Ответ на пост «День Рождения в Офисе !!!» 

Было это не в офисе, а в артиллерийской бригаде, но смысл тот же. Была у нас "традиция" скидываться всей батареей имениннику по полтиннику и покупать на собранную сумму подарок: курящим, обычно, пару блоков сигарет, некурящим по разному. В течении полугода я добросовестно скидывался на каждый день рождения. Но в январе, как раз после новогодних праздников черед дошел до меня. Служившие знают, а для тех кто не знает я расскажу: каждого 10-ого числа на карточку капают денежки за прошедший месяц, а в конце года МО закрывает отчетность, поэтому в декабре денежка приходит и за ноябрь, и за декабрь, а в январе кукиш с маслом из столовки. В общем, за праздники все прое... проели и прокурили всё, что можно и скидываться было нечем. В итоге мне и еще двоим ребятам на ДР досталось по пачке ротманса.

207

Записки инспектора ДПС. Часть шестьдесят седьмая

Первая глава здесь:

Записки инспектора ДПС. Часть первая.

Предыдущая глава здесь:

Записки инспектора ДПС. Часть шестьдесят шестая



Глава 67

Несколько часов «Гром-32» барражировал по району. Вся работа у них была сделана, даже с лихвой, поэтому гаишники сосредоточились на поимке «синяка». Они выборочно останавливали для проверки «подозрительные» машины, стараясь не обращать внимания на мелкие нарушения.

Человек, который пьяным садится за руль, прекрасно понимает, что он совершает серьёзное правонарушение, поэтому, как правило, остальные мелочи он тоже опускает: не пристёгивается ремнём безопасности, не включает фары, может зимой ехать с открытым настежь окном. Ну, и стиль вождения меняется, конечно, тоже. Нетрезвый водитель ведёт машину неаккуратно: «вихляется» по дороге, не объезжает неровности, в повороты входит по слишком малому или наоборот, слишком большому радиусу. Ну, и, конечно, не выдерживает скоростной режим, разумный для данного участка местности. Речь даже не идёт о превышении максимально допустимого порога скорости: «синяк» может мчать по дворовой территории 40 км/час (что много для прилегающей территории) или наоборот, ехать с той же скоростью по крайней левой полосе оживлённого проспекта. Свежие повреждения автомобиля, такие как разбитый задний фонарь, болтающийся на проводах или оторванный глушитель, тоже «сигнализируют» о том, что с водителем не всё в порядке в плане состояния.

Обращая внимание на эти признаки, и останавливая такие автомобили для проверки, «синяка» можно поймать практически гарантированно. А если ещё для патрулирования выбирать не центральные улицы, а меленькие тихие переулки, через которые не совсем трезвые водители пытаются «проскочить», то вероятность успеха, вопреки законам математики, превышала 100%. Конечно, такая работа была очень кропотливой: можно было проверить не один десяток машин и прокататься безрезультатно не один час, но, как показывала практика, рано или поздно, «синяк» попадался.

«Оку» с выключенными фарами, выезжающую со двора на улицу Ессентуки, первым заметил Меланин:

- Смотри, табуретка бешеная, без света едет – сказал он напарнику

- Вижу – ответил старший лейтенант А. и прибавил скорость.

Приблизившись к «Оке» инспектор, включил проблесковые маячки и через «матюгальник» потребовал остановки. Водитель, управлявший чудом отечественного автопрома, никак не отреагировал. Он продолжал не спеша ехать вверх по улице, не увеличивая и не снижая скорость.

Старший лейтенант А. повторил требование несколько раз – никакой реакции не последовало, хотя в сгустившихся сумерках и на тихой улице, не видеть и не слышать гаишников, водитель «Оки» просто не мог.

Меланин уже было потянулся к рации, что бы сообщить на «Тайгу» о преследовании, как «Ока» свернула во двор и, проехав несколько десятков метров, остановилась на примыкающей к многоэтажному дому парковке.

Старший лейтенант А. остановил «патрульку» таким образом, что бы она перекрыла выезд «Оке», если её водитель неожиданно надумает продолжить движение и гаишники выбежали из служебного автомобиля.

В «Оке» находилось двое молодых людей: парень и девушка. Причём девушка, лежавшая на откинутой назад спинке пассажирского сиденья, была абсолютно голой, видимо она успела раздеться за время недолгого преследования. Парень, сидевший за рулём, был голым по пояс и продолжал лихорадочно раздеваться. Понимая, что разуться он не успевает, парень просто спустил штаны вместе с трусами вниз и лёг сверху на девушку, демонстрируя инспекторам свой худосочный зад. Парочка начала активно делать вид, что занимается любовью.

Старший лейтенант А. дёрнул водительскую дверь – она ожидаемо была заблокирована, как и пассажирская.

- Уважаемые, цирк заканчивайте и выходите из машины – громко

сказал Меланин

Реакции от молодых людей не последовало, только девушка стала усердно и громко стонать. Старший лейтенант А. достал из кобуры пистолет и несильно ударил рукояткой по боковому стеклу.

- Я сейчас окно выбью – крикнул он

Ответом ему были только усиливающиеся стоны. Тогда инспектор стал бить рукояткой пистолета по стеклу уже в полную силу. После третьего удара окно пассажирской двери «Оки» высыпалось внутрь, равномерно покрыв филейную часть юноши осколками. После этого игнорировать происходящее он уже не мог:

- Вы что делаете? Кто вы? – наигранно завопил парень

- Ещё раз повторяю, цирк заканчиваем и выходим из машины – ответил ему Меланин

Девушка начала громко и истошно кричать. Старший лейтенант А. поморщился – представление стало ему надоедать.

- Ты или выходишь сам или мы тебя вытаскиваем, одеваем наручники и везём в РОВД в таком виде – спокойно, но с угрозой в голосе сказал он парню. Тот видимо понял, что шутки кончились, вышел из машины и натянул на себя штаны, оставаясь голым по пояс.

- Документы где?

- В «бардачке»

Меланин открыл перчаточный ящик и достал оттуда «файлик» в котором, перетянутые резинкой от бигудей, лежали водительское удостоверение, паспорт и документы на машину.

Старший лейтенант А. усадил парня на заднее сиденье «патрульки», сам сел вперёд и взял, протянутые наперником документы. По тёплому салону служебного автомобиля расползался явственный запах перегара. Судя по документам парню было девятнадцать лет, проживал он в одном из районов области, примерно в 150 километрах от Н-ска, а вот в свидетельстве о регистрации «Оки» в графе «Собственник» значилось женское имя.

- Машина чья? – спросил инспектор

- Её – юноша кивнул в сторону машины, видимо, имея ввиду свою спутницу

- Тут ещё и восемь два (12.8 ч.2) будет – сказал старший лейтенант А. напарнику, попроси у девушки паспорт

Та, кстати сказать, уже оделась и спокойно сидела на пассажирском сиденье «Оки». На просьбу Андрея представить документ, удостоверяющий личность, достала из сумочки паспорт и протянула его инспектору.

- Мужики, - парень вдруг стал более разговорчивым – давайте решим что-нибудь. У меня есть триста рублей и полторашка пива, почти полная. Могу вам всё отдать, - потом немного подумал и добавил - правда, нам ещё на заправку нужно немного денег оставить.

- Да ты бизьнесьмен прям – хохотнул Меланин

Однако юноша иронии не уловил и продолжал «договариваться»:

- Не, ну я серьёзно, нам сегодня очень нужно домой попасть. Возьмите двести рублей и пиво. Больше нет ничего, правда!

Различные вариации фразы «У меня больше ничего нет» старший лейтенант А. слышал регулярно. Люди почему-то считали, что она волшебная и, после её произнесения, гаишники, так и быть, заберут что есть и сразу их отпустят. По принципу «С паршивой овцы хоть шерсти клок».

- Нет, уважаемый – ответил инспектор – мы сейчас вас оформим, машину поставим на штрафстоянку и, часика через полтора, вас отпустим

- А как мы до дома доберёмся? – с вызовом спросил парень – Вы понимаете, что электрички уже не ходят, а на такси у нас денег нет!

- Вы считаете, что это мои проблемы?

- А чьи? Это вы же нам не дали до дома доехать нормально!

Продолжать диалог было бессмысленно

- Оденетесь или так поедете? – спросил старший лейтенант А. у парня

- Оденусь – буркнул тот.

Меланин сел за руль «Оки» и через пятнадцать минут они уже парковались у крыльца РОВД. Андрей взял у напарника выписанное направление на медицинское освидетельствование и ушёл с водителем к доктору, где уже официально было установлено опьянение юноши.

Старший лейтенант А. составил на парня материал по ст. 12.8 ч.1 и материал по 2 части этой же статьи (за передачу управления лицу, находящемуся в состоянии опьянения) на девушку.

Материалы по ст.12.8. ч 2 составлялись довольно редко, т.к. для этого нужно было, чтобы собственник (вписанный в свидетельство о регистрации или имеющий нотариально заверенную доверенность) находился рядом с водителем в машине, иначе суды такие протоколы отклоняли. Тем не менее, материал по ст. 12.8 ч. 2 засчитывался за отдельного «синяка», поэтому их писали всегда, если была такая возможность.

«Оку» поставили на штрафстоянку и отпустили «сладкую парочку» восвояси.

- Вот и зачем они весь этот перформанс устроили? – спросил вслух старший лейтенант А. когда гаишники выезжали со стоянки

- Дебилы потому что – Меланин был как всегда немногословен и категоричен – поехали сдаваться

Разоружившись, списав материалы и поставив «патрульку» в гараж, разъехались по домам.

Старший лейтенант А. вошёл в подъезд дома, где они с Мариной снимали квартиру и, поднимаясь по лестнице на нужный этаж, обнаружил у себя в кармане куртки пару мандаринок, про которые он и забыл. Их, ещё днём, почти насильно, вручила инспектору одна из нарушительниц, которую, в честь праздника, отпустили без штрафа, ограничившись устным предупреждением.

Инспектор открыл дверь и вошёл в квартиру – в комнате горел свет, Марина не спала.

- Как смена? – спросила девушка

- Да, думал никогда уже не кончится – улыбнулся старший лейтенант А. – любишь мандаринки?

- Люблю – ответила Марина

- Мандариинка тебя тоже любит, держи.

По-быстрому перекусив, инспектор лёг спать. Часов в пять утра «булькнула» СМСка от Митряшина: «2:3». «Хрен вам, 4:3» - написал в ответ старший лейтенант А. и снова уснул.

Показать полностью
577

Как Петя про автоматический обмен налоговой информацией узнал.

Продолжаем выдуманные истории про Петю и его сложную жизнь. Как стало известно из предыдущих выдуманных историй, Петя живет нынче в Швейцарии в маленьком городке Хорген, работает он в Цюрихе на скучнейшей корпоративной работе. Он взял ипотеку, трудится на «дядю» и практически забыл все свои приключения на ниве предпринимательства в России. Зарплаты его хватает на небольшие радости в виде жареной курицы, свежего воротничка и поездок по Европе. Изредка он выбирается с друзьями на Средиземноморье, где они плавают на яхте и делятся последними новостями из российской жизни, которые чаще всего состоят из того, кого из их общих знакомых все еще таскают в налоговую, а кто уже сидит. Василий Израилевич также иногда навещает Петю, т.к. у него есть поставщики, сидящие в Базеле, поэтому по прилету в Цюрих они обязательно выпивают две бутылки белого вина, после чего один из них едет отсыпаться домой, а второй садится в поезд полностью заряженным на долги интеллектуальные переговоры.

В один из осенних вечеров Пете позвонил старый товарищ из Москвы по имени Родион и после обмена любезностями невзначай спросил:

- Петя, а как вообще ты решил вопрос с бабками?

- В смысле? – Петя напрягся. Товарищ был известен своим расслабленным отношением ко всему мирскому, поэтому бизнес общественность недоумевала, как он не только не сидит, но даже не знает, что такое проверка.

- Ну у тебя всё вроде как в Цюрихе лежит, за что я тебя безмерно уважаю, но вот сегодня прочел, что Швейцария начинает обмен информацией с Россией по поводу счетов российских граждан. Как ты это обошел? Мне просто для друга надо узнать. У него по счастливой случайности в Швейцарии три миллиона лежит.

- Давно лежит?

- С 2012. Причем они вроде как белые, официально переведены со счета на счет, задекларированы, с них уплачены все налоги, банк о них никому не сообщал. Ты ж знаешь, как я, т.е. друг, работаем. И теперь неясно, что делать с этим всем. Обратно что ль везти?

Петя знал, что Родя делает простую арматуру и имеет гешефт порядка 30 млн рублей в год чистыми. Завод каким-то чудом не привлек ни рейдеров, ни налоговую и управлялся по какому-то наитию. Сам Родион утверждал, что вообще ничем особо не занимается, оно все как-то само. При этом жил он в Мытищах в однокомнатной квартире, что его абсолютно не парило, периодически нюхал кокаин, читал Кастанеду и уходил в наркотрипы на целый вечер. Видимо, Родион все это время потихоньку переводил все деньги в Швейцарию мелкими траншами и скопил какую-то абсолютно неприличную для себя сумму.

- Господи, зачем тебе деньги, Родя. У тебя же нет воображения, - подумал Петр. Его мучила легкая белая зависть, которую приличному человеку можно испытывать только к чужому здоровью и хорошо отмытым деньгам в надежной юрисдикции. – Я тебе напишу, только узнаю все сам.

Петя действительно держал все деньги в Цюрихе. После того, как он взял ипотеку, там осталось вполне себе достаточно, чтобы сделать счастливыми нескольких налоговиков в Москве. Поэтому Петя начал звонить своему банкиру Густаву, с которым любил выпивать по пятницам, чтобы прояснить ситуацию не столько для Роди, сколько для себя. Густав внимательно выслушал Петра и почти с отеческой нежностью сказал:

- Петя, когда ты был у нас в банке, ты видел табличку «информационное бюро для налоговой службы по гражданам России»?

- Нет.

- А знаешь почему?

- Почему?

- Потому что информировать российскую налоговую службу о гражданах России – это не наше дело.

- В смысле?

- В смысле того, что ты Петя, хоть и гражданин России, но не ее резидент. Ты живешь в Швейцарии, у тебя тут жилье, ты открыл счет как резидент, указал адрес в нашем кантоне. Нам абсолютно все равно, какой у тебя паспорт. Главное, что ты резидент Швейцарии. Ты платишь налоги здесь, значит, единственная налоговая, в которую мы о тебе в теории можем написать, это местная налоговая. И мы этого не делаем, кстати. Потому что ты абсолютно никому не интересен.

- А если бы я не был резидентом Швейцарии?

- Тогда мы бы прислали тебе уведомление о том, что нам необходимо знать, резидентом какой страны ты являешься. Ну и, конечно, дали бы тебе достаточно времени подумать. Заодно предоставили телефоны людей, с которыми можно было бы проконсультироваться по данному вопросу. Резидентство – это как определение своей национальности. У этого есть юридические последствия, но есть также большая свобода трактовки.

- И что ж это получается, весь этот обмен обходится элементарным получением нужного резидентства?

- Ну не элементарным, конечно. Это сложный вопрос. Или нет. Зависит от уровня твоего юриста и валютных резервов. По идее ты можешь быть резидентом нескольких стран одновременно. И это ведет к интересным конфликтам и сложным налоговым декларациям. Ведь законы о статусе везде разные. Одна страна может считать тебя своим резидентом по факту пребывания в течение 183 дней, вторая – по факту отсутствия не более 90 дней, третья – просто по факту заявления, что ты хочешь платить налоги именно здесь, четвертая – по факту указания недвижимости в этой стране как основного дома. Или по основному месту работы. Или рождения. Вот ты кто сейчас? Резидент Швейцарии или России?

- Швейцарии.

- А два года назад ты был резидентом России, проживающим в Швейцарии. Срок в 183 дня тогда ведь не вышел. Но в Швейцария уже считала тебя вполне себе своим резидентом. Это было не очень кошерно, но для нас приемлемо. Потому что ты не имел оснований предполагать, что уедешь из Цюриха. Ты тут зарплату получал и налоги платил. Поэтому мы в нашем банке думаем так: человек в анкете указывает то резидентство, которое считает правильным. Особенно, если их у него много. Если он ошибся, не имея злого умысла, то за такое никак наказывать нельзя. Верно?

- Верно. Спасибо тебе, Густав. Гора с плеч.

- Как ты там мне переводил вашу мудрость: спасибо не наливается?

- Не булькает, Густав. Спасибо не булькает.

- Вот! Моя жена обожает эту фразу. Поэтому до встречи в пятницу. И помни: если где-то принимается закон против богатых людей, значит, уже есть, по крайней мере, несколько легальных путей его обхода. Иначе бы его не приняли.

- Да, кстати, а что будет, если человек не указывает свое резидентство, не смотря на рекомендации банка?

Густав помолчал, вздохнул и ответил:

- Тогда мы попросим его закрыть счет. Наверное. Понимаешь, тут ведь как… Человек не обязан нам сообщать свое резидентство пост фактум. Мы обязаны спросить, он не обязан отвечать. Все регулируется только самим банком и человеком. Мы бы, наверное, просто закрыли его счет и перевели деньги в указанный им банк. Или выдали наличные. А еще лучше, предложили бы оформить траст.

- Понял, спасибо.

Петя нажал отбой, открыл телеграмм и напечатал Родиону сообщение:

- Твоему другу просто нужно другое резидентство, на гражданство в банке даже не смотрят. Кстати, Андорра выдает резидентство за деньги, - нажав отправить, Петя бросил телефон на диван, открыл дверь балкона своей квартиры и вышел. Вдали между домиками синело Цюрихское озеро, ветер пах свежими левкоями, в небе кружились редкие чайки. Вечерело.

Показать полностью
319

О замполите.

В начале 2000 -ных они назывались уже заместителями командира по воспитательной работе. Но по привычке в войсках их всё равно звали по старому - замполиты. Или замполлитры. Как говорится, если на пьянке присутствует замполит, то это не пьянка, а мероприятие.

Служил в звании майора замполит батальона. По возрасту к нему уже относились примерно, как к Гусману в жюри КВН. Замполит  дослуживал свои года до предельного возраста. Родом он был откуда то из Средней Азии, и к нему прикрепилась прозвище Бек.

История 1.

Обычно замполитов ставят ответственными по воскресеньям. И вот в одно такое воскресенье Бек вышел проконтролировать развод суточного наряда. И вдруг один из стоящих в строю матросов вынул из кармана завёрнутое в бумажку лезвие "Нева" и начал этим режущим предметом демонстративно елозить по запястью. Во МХАТ бы его с такими актёрскими способностями.

Матроса с наряда сняли и отправили в кабинет к Беку. Бек начинал служить ещё в советское время, когда нормальной работе с личным составом не мешали разные психологи и комитеты "нерожавших матерей", основной обязанностью своей считавших доказать, что оружие бойцу доверить можно, а спрашивать, как со взрослых нельзя - "онижедети". Так что методы у замполита были своеобразные.

В кабинете Бек достал из сейфа, подаренный ему кем-то и когда-то кубачинский кинжал (одни говорили, что оружие было сувенирным, другие, что настоящим) и предложил матросу:

- Чего ты этим лезвием ковыряешь? Давай я сейчас рубану, так сразу и нет полруки! Дёшево и сердито!

Боец, как ошпаренный выскочил из кабинета. На несколько месяцев он стал самым дисциплинированным матросом в батальоне.


История 2.

- Разрешите? - В кабинет к Беку заглянул матрос. - По личному вопросу.

- Заходи! Рассказывай!

Ничего сверхнового в повествовании бойца не было. Ну достала служба, надоело. И если замполит не отнесётся с пониманием к тонкой ранимой душе, то матрос пойдёт и повесится.

Бек устало вздохнул:

- Ну ты с суицидом минут десять потерпишь? Я потом разберусь что и как.

- Потерплю, товарищ майор!

Матрос вышел из кабинета, а Бек пошёл в каптёрку.

Через десять минут рота по приказу замполита построилась. Бойцы увидели, что к узорной решётке, которая обрамляла вход в кубрик, была привязана верёвка с петлёй, а под этим приспособлением стояла табуретка.

Бек приказал потенциальному самоубийце выйти из строя и объявил:

- Товарищи матросы! Вы все в курсе, что если человек удавится где-нибудь втихую, то нас военная прокуратура задолбает. будут виновных искать, дембелей трясти. Оно нам надо? Поэтому предлагаю вот что: сейчас матрос Имяреков сам повесится, а у меня будет почти сто свидетелей, что его никто не заставлял и не подталкивал.

Батальон в итоге получил ещё одного дисциплинированного бойца.


История 3.

По выходным в армии среди срочников проводился (ну должен проводится). Матросов рассаживали в комнате досуга, и они писали письма домой.

Бек любил ходить между пишущими и говорить:

- Вчера в субботу ваши девушки сходили на дискотеку, нашли себе парней, весело провели ночь, а сегодня проснулись и сели писать о том, как они вас любят.

На одном из таких часов встал боец:

- Товарищ майор! Мне через неделю на ДМБ. На фига мне эти письма?

Бек оглядел говорящего и парировал:

- Понимаешь в чём дело: дембель - он, конечно, неизбежен, но для каждого по разному. А вдруг тебя завтра на губу отправят! А арест в срок службы не идёт. И вообще, можешь написать, что на улице прекрасный день, а эта сволочь в звании майора заставляет нас ерундой заниматься. Можешь так про меня и написать - я читать твои письма не буду. Только в конце добавить не забудь, что ты жив и здоров.

Показать полностью
161

Алла и вертолеты. Выделенные на концерт Пугачевой средства госкорпорации могли быть частью коррупционной схемы

Алла и вертолеты. Выделенные на концерт Пугачевой средства госкорпорации могли быть частью коррупционной схемы Армия, Технологии, Музыка, Алла Пугачева, Деньги, Концерт, Коррупция

40 млн рублей, которые дочернее предприятие компании «Вертолеты России» (входит в состав госкорпорации «Ростех») выделило на юбилейный концерт Аллы Пугачевой, могли быть частью коррупционной схемы.


Об этом заявил глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Он также не исключил, что помощь артистке может быть формой «отката» — например, за выступление на корпоративном мероприятии.По мнению зампреда комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолия Выборного, оценку спонсорской помощи 69-летней артистке должна дать Генпрокуратура.

В «Ростехе» подчеркнули, что «Вертолеты России» являются акционерным обществом и осуществляют расходы из чистой прибыли холдинга — спонсорство следует рассматривать как расходы на рекламу. Кроме того, по словам представителя госкорпорации, часть билетов на концерт будет распространена среди работников предприятий «Ростеха» по всей стране.


Единственный отечественный разработчик и производитель вертолетов — «Вертолеты России» — ранее решил оказать спонсорскую помощь в организации юбилейного концерта Аллы Пугачевой. Предприятие холдинга, входящего в госкорпорацию «Ростех», выделит на празднование 70-летия артистки 40 млн рублей, следует из письма гендиректора «Вертолетов России» Александра Богинского на имя управляющего директора компании «Роствертол».


«Прошу Вас оказать финансовую помощь ИП Пугачева Алла Борисовна в размере 40 млн рублей (без НДС) за счет лимита на спонсорство федеральных мероприятий», — говорится в документе. В письме подчеркивается, что «Вертолеты России» при этом должны быть указаны на всех рекламных носителях в качестве спонсора юбилейного концерта. В «Ростехе» подтвердили, что вертолетостроительный холдинг окажет спонсорскую поддержку певице.


— Решение о поддержке юбилейного концерта — это часть большой системной работы корпорации, в которую помимо финансирования культурно-массовых мероприятий входит поддержка молодежных проектов и спорта, — сообщили в пресс-службе госкорпорации.


Логотипы «Ростеха» и «Вертолетов России» уже размещены на афишах концерта в интернете.

Показать полностью
64

Чинарик

В тундре несколько складов и избушка – это наш дальний караул ВВ.

Склад артвооружений и боеприпасов нашей части, склад взрывчатых веществ «Тиксистроя», и еще какие-то.

Караул состоял из сержанта – начальника караула, и троих рядовых – караульных («штыки» по-нашему).

Паек в дальние караулы завозили на десять дней, а караул – на сутки.

Если начиналась пурга, караул не меняли до её окончания. Потому что во время пурги снег летит стеной. Бывает, что вытянув вперед руку, не видишь рукавицу на ней.

Большую часть суток начкар спал. В остальное время писал письма, болтал по телефону с другими начкарами, «дрючил» штыков.

Штыки готовили еду на встроенной в печь плите, наводили чистоту, кололи дрова, по очереди заступали часовыми, и спали тоже по очереди.

Два часа стоишь на посту, потом два часа в бодрствующей смене, и два часа в отдыхающей смене – спать не раздеваясь, но можно разуться. В «бодряке» - поддерживать огонь в печи, отвечать на телефонные звонки, готовить ужин/завтрак/обед, мыть посуду. В оставшееся время, а его в «дальнике» хватало, - читать, писать, мечтать.

На посту курить нельзя, а в остальное время – смоли, сколько влезет. Если курево есть.

Рассказывали, что в старые времена солдатам было положено табачное довольствие. В казарме на тумбочке дневального всегда стояла коробка с махоркой, и лежала пачка нарезанной бумаги для самокруток.

В начале восьмидесятых, когда я служил, этого уже не было.

А денежное довольствие было – семь рублей в месяц.

Два рубля сразу сдавали старшине на ротные нужды, а на остальные могли шиковать, ни в чем себе не отказывая.

Сигареты без фильтра стоили 14-18 копеек, «Беломор» - 25, «Ява» в мягкой пачке – 30, Болгарские «Аэрофлот», «Стюардесса» и «Opal» - 50.

Хотелось и в «Чайную» сходить. Там продавались пирожные «Полоска» за 22 копейки, пряники, печенье, сгущенка, другие деликатесы.


Дальние караулы мы любили. Там не чувствовалось давления армейской системы.

Просто делаешь свое дело, и как будто сам себе хозяин.

Однажды мы заступили на «ВВ», с одной пачкой «Беломора» на четверых. Ну, так получилось. Может, перед получкой дело было. Все оказались без денег, и не у кого было занять. Поэтому курили очень экономно, - втроем одну папиросу. Каждый делал две затяжки, и передавал следующему. Втроем, - потому что один же на посту.

Начкар Андрюха Линьков пару раз позволил себе выкурить целую.

В четырнадцать часов сменившийся с поста Савинов сообщил, что начинает «задувать».

Встревоженный Линьков вышел наружу и вернулся помрачневший, - мороз упал, и ветер гнал злую поземку. Именно так пурга всегда начиналась. У нас оставалось две папиросы. А пурга могла задувать и один-два дня, и две недели.


Была еще надежда, что до восемнадцати часов, когда должна приехать смена, пурга не успеет разгуляться, но уже через час, увидев, что ветер усиливается, а снег все гуще, Линьков вызвал с территории поста Томского, чтобы тот не потерялся в тундре. Во время пурги часовые дальних караулов не выходили на посты, а отстаивали смену в тамбуре караульного помещения.

Позвонил дежурный по части и сообщил, что смены не будет.

Время тянулось медленно и скучно.

Служба шла заведенным порядком. Караульный третьей смены кулинарил, первой – мыл посуду и производил уборку. В свои смены выходили на «пост» в тамбур.

Очень хотелось курить.

Обшарили все углы, заглядывали в щели у плинтусов, в надежде отыскать уроненные кем-нибудь раньше, или заныканные чинарики.

К сожалению, предыдущий караул чем-то прогневал своего начкара, и он их заставил сделать генеральную уборку. Всё помещение было вылизано, кафель, которым была обложена печь, сиял чистотой, нигде не было ни соринки.

Скрутили «козью ножку», насыпали в неё чай, но он был негодной заменой табаку.

Пурга мела третьи сутки.

Я отсидел свои два часа в «бодряке», разбудил Савинова.

Он надел полушубок, зарядил автомат и сменил в тамбуре Томского.

Линьков спал.

У меня началась отдыхающая смена.

Прежде, чем завалиться на топчан, я обычно отодвигал его на несколько сантиметров от печи, чтобы потом, привалившись к ней боком и с головой укрывшись полушубком, дышать прохладным воздухом из щели между печью и топчаном.

В этот раз я решил, что хватит уже пролеживать правый бок, и развернул топчан изголовьем в другую сторону, чтобы теперь спать на левом.

Лёг, укрылся, и увидел, что чуть ниже изголовья уголок одной кафельной плитки отколот. За плиткой пустота, а из образовавшегося на сколе отверстия выглядывает сигаретный фильтр.

Я сразу восхитился белизной его набивки. При курении ведь фильтр желтеет, а этот был почти девственно белый. Значит, бычок должен быть больше, чем в полсигареты!


Затаив дыхание, протянул к торчащему кончику фильтра руку.

Представил, как мы будем отбивать кафель от печи, и сколько потом будет мусора, если сейчас неловким движением столкну окурок глубже.

Осторожно взялся за фильтр, и потянул его вверх и на себя.

Я все ещё не дышал.

Томский позвякивал кастрюлями на кухне. Савинов громыхнул прикладом о дощатую стену тамбура. Повернувшись во сне, скрипнул топчаном Линьков. В печи гудел огонь, и потрескивали дрова. Снаружи, сотрясая стены и вбивая снежную пыль в мельчайшие щели, завывал ветер. А я все вытягивал эту обыкновенную болгарскую сигарету из-за скверно положенной плитки.

Она – сигарета - казалась мне длинной, как железнодорожный состав.

Вот она вся у меня перед глазами.

Совсем целая.

Только краешек бумаги на кончике опален.

Линь! Линь! – позвал начкара.

Линьков рывком поднялся.

Показал ему сигарету, держа её, как восклицательный знак.

Не сводя с неё глаз, он вытащил из кармана спички.

Я прикурил, и после второй легкой затяжки, чувствуя приятное головокружение, протянул сигарету ему.

Из кухни выглянул Томский.

- Табуретку захвати, - посоветовал Линьков. Томский подсел рядом, и воспользовался своей очередью затянуться.

Савинов в тамбуре перестал топотать ногами, и, скрипнув дверью, заглянул в помещение.

Линьков позвал и его.

Мы сидели. Сделав по две лёгкие затяжки, передавали сигарету друг другу, провожали её взглядом, и снова делали две затяжки…

«Курение вредит вашему здоровью». Но вот так было.

Тундра. Пурга. Жарко натопленная печь. Четверо возле одной сигареты…

***

Впервые опубликовано здесь - https://nemolodoj.livejournal.com/26583.html

Показать полностью
378

Салага-жена или как выжить в офицерском общежитии. Замполит и самоволка.

Как же хорошо-то на майском солнышке греться, хоть мурлыкать начинай, а то уже две недели в обнимку с методичками, конспектами, сессия мать ее, а у меня еще половина учебников недочитанная стоит… ой, о чем это я?

— Сдаешься? - нетерпеливо подергал меня муж за прядку над ухом. — Зеркало заднего вида - это совокупность узлов и агрегатов, предназначенная для подачи вида из-за спины в глаз водителю! - он победоносно ухмыльнулся и отгрыз половину моего мороженого.

Я взвыла от восторга.

—Абсолютно серьезно, я тебе конспект цитирую.

— Гениально... - я утирала слезы, выступившие от хохота.

— И я о том... Это тебе не какой-то экзистанс с определением на две страницы, это военная краткость и точность в действии! – высокомерно задрал нос представитель технического образования.

— Эскзи... Эк-зис-тен-ци-ализм! Да фиг с ним, давай еще! - я затаила дыхание в ожидании очередного словесного фокуса.

— Ну... ну-ка дай определение подножке грузовой машины? - хитро прищурился супруг. — Нет вариантов? Эх ты, философ! Подножка - это совокупность узлов и агрегатов, предназначенная для подачи водителя в кабину средства передвижения!.. Ну блин, кому я еще понадобился...


В наши ожесточенные дебаты техника с гуманитарием беспардонно вклинился телефонный звонок. Взглянув на экран мобильного, муж резко посерьезнел: — Да, товарищ полковник?... Понял, товарищ полковник!.. Исправлю, товарищ полковник. Так точно, товарищ полковник!


Повесив трубку, он виновато покосился на меня: — Моя, ну новости две, не очень хорошая и совсем не очень хорошая… Первая – Васе мои таблицы не нравятся, надо срочно «бля еще вчера нах переделать бля». И вторая – Андрюха с утра нализался где-то, надо в наряд заступить сегодня. Зато потом на неделе не пойду… Расстроилась?


Эх, а ведь как хорошо сидели, солнышко, мороженое, воскресенье. Я со вздохом поднялась и потянулась за велосипедом:

— Ну надо так надо, поехали. А надолго? Может, потом еще покатаемся, потом домой на обед и пойдешь обратно уже на ночь? - обратно к заумным учебникам не хотелось категорически. — Я тебя подожду, можно так?


— Да, давай! - муж оттолкнулся от скамейки и покатил вперед по брусчатой мостовой. Я в очередной раз вздохнула об отсутствии задних амортизаторов велосипеда - выбрала же себе красненькое наказание - и постаралась если не догнать супруга, то хотя бы не потерять из виду.

Железных коней пришлось парковать у КПП — я категорически отказывалась демонстрировать на территории части свою оригинальную технику управления «по синусоиде, но доезжаю же».


Как у мужа голова не отрывается, кивать на каждое «Здра жла!», пока до казармы дошли, я со счета сбилась. На втором этаже за распахнутыми деревянными дверями стоял на чем-то солдатик, при виде нас вскинувший руку и резко втянувший воздух, грозясь обрушить на наши несчастные головы Образцовое Воинское Приветствие. Муж неприветливо отрицательно мотнул головой, солдатик побагровел и закивал, одновременно пытаясь стравить лишний воздух из легких. Под эти сипящие звуки супруг впустил меня в неприметный кабинетик и усадил на скрипучий стул возле рабочего стола. Пока я с интересом осматривала полированные советские полочки, заставленные какими-то справочниками, вымпелы на стене, идеально ровные стопочки бумаг на потертом временем столе, муж сперва терпеливо ждал загрузки натужно гудящего компьютерного франкенштейна, а после принялся что-то сосредоточенно отстукивать на клавиатуре.


Вымпелы, полочки…За два выходных кабинет прогрелся так, что воздух в нем казался плотным и горячим, несмотря на то, что солнце уже ушло из окон на противоположную сторону казармы. Душновато как-то… Полочки…Вымпелы… Комп шелестит, воздух стоит, а вот шкафы поплыли…вслед за потолком…

- Зай, блин, ты чего молчишь-то!!! – муж рванулся к окну и с грохотом его распахнул. Затем подтащил мое обмякшее тельце поближе к потоку свежего воздуха. – Легче? Пакет дать?

- Мммммм…не надо пакет, нормально уже все. – с наслаждением я втянула прохладный аромат сиреневых кустов под окнами. Убедившись, что пациент скорее жив, чем мертв, муж вернулся к своим табличкам. Медитировать на подоконнике оказалось гораздо приятнее. На этой стороне казармы стояла тень, поэтому даже в солнечный день потягивало сыростью, как из деревенского колодца. До крыши военкомата, по которой вальяжно бродили голуби, было рукой подать – всего-то сиреневая поросль, бетонный забор и вот уже почти гражданская жизнь. В ответ моим размышлениям кусты от противоположного угла казармы деловито зашуршали и заволновались, и этот странный «сквознячок» подбирался все ближе. Я оглянулась на мужа. Он даже ухом не повел на шорохи за окном.

- Муж! – заговорщически прошипела я.

Он со вздохом повернулся от монитора и вопросительно поднял брови. Я кивнула на оконный проем, приглашая его полюбоваться на странное поведение кустарника. Но уж чего точно не ожидала, так того, что супруг бесшумно и легко взовьется над стулом, выдернет из-за сейфа что-то черное и, стремительно подлетев мимо меня к окну, с ловкостью индейского воина швырнет это в центр поросли. Кусты взвыли и замерли. Муж, свесившись из окна почти по пояс, удовлетворенно их оглядел и втянулся обратно в кабинет.

- ДНЕВАЛЬНЫЙ! – неожиданно гулко рявкнул он, возвращаясь к столу. На пороге кабинета мгновенно возник давешний солдатик и опять лихо втянул воздух, готовя Ответ на Обращение Старшего по Званию. Муж не дал ему начать: - Замполит упал.

Солдатик кивнул и исчез. Муж спокойно вернулся к клацканью по клавиатуре.

- Муж, это что сейчас было?

- Самоход. – буркнул он. – Зай, дай доделать, чуть-чуть осталось.

Снова скрипнул порог: дневальный аккуратно поставил черный предмет у косяка и также аккуратно притворил за собой дверь. Я потянулась посмотреть: черенок от лопаты был покрашен в черный цвет, с одного конца аккуратно крупными белыми буквами было выведено «ЗАМПОЛИТ». Внушительно…

- А если бы попал? – взвесив Замполита на руке, поинтересовалась я.

- В задницу целился, в задницу попал. Все знают, что не хрен тут лазать. Это функция замполита – воспитывать личный состав.

Я не успела высказать свое человеколюбивое недовольство, потому что в дверь аккуратно постучали.

- Разрешите обратиться, трщ стрш летент? – на пороге застыл угрюмый паренек с кирпичным деревенским румянцем во всю щеку. Обнаружив кроме трща старлея в кабинете еще и неуставное живое существо в виде меня, парнишка стал смотреть совсем уж исподлобья.

- Разрешаю. Чего надо?

Солдатик переступил с ноги на ногу, покосился на меня и побагровел уже до самых ушей. Муж выглянул из-за монитора: - Ну?

Парень насупился.

- Я пойду к Але, ладно? – решилась я на самостоятельную вылазку по территории части, глядя на его моральные страдания. Мало ли, что спросить надо человеку. Муж удивленно кивнул – ему-то известно, что для меня передвижение по неизведанным территориям в отсутствии супруга приравнивается к личному подвигу, да и планы Вальков на поездку к родственникам в выходные нам были прекрасно известны. Я аккуратно закрыла за собой дверь кабинета, кивнула дневальному и побрела к выходу. Чего не сделаешь ради счастья отдельно взятых человеков…

Альки дома ожидаемо не оказалось. Усевшись на скамеечку у семейного общежития я бесконечно долгих пятнадцать минут отвечала на приветствия незнакомых офицеров, чувствуя себя крайне неуютно.

- Ну, я все. Полетели дальше? – наконец-то явился товарищ старший лейтенант.

- Пошли… Слушай, а почему ты на дежурства в роту ходишь, ты же за автомобили отвечаешь, или я что-то путаю? – вдруг осенило меня.

Муж, отстегивающий велосипеды от поручней КПП, согнулся от смеха: - Ох, моя… Ну не прошло и девяти месяцев со свадьбы, как ты решила уточнить, где муж ночами шляется.

- Ну фиг вас, военных, знает. Надо, значит – надо. – надулась я.

- Суточный наряд это называется. А за этими велено присматривать, потому что у них командира роты нет пока, а у меня кабинет у них в расположении.

- А мальчик этот чего хотел? – полюбопытствовала я.

- А мальчик этот хотел секса. – в тон мне ответствовал супруг. Полюбовавшись на мои вытаращенные глаза, он опять рассмеялся: - Да барышня к нему приехала, соскучилась видите ли. Два дня на поезде, сюрприз, дура, хотела сделать. Ну вот себе сюрприз и сделала. Отпрашивался он.

- В увольнение?- уточнила я формулировку.

- Какое увольнение, у него дисциплинарка, никаких увалов. – пожал плечами муж.

Я застыла, убитая драконовской жестокостью. Да как так можно-то! Человек два дня ехал, чтобы под забором постоять?

- Что, жалко, да? – фыркнул муж. – Не будет в другой раз залетать по ерунде. А другая звонить будет предварительно.

- Жалко все равно… - расстроилась я. Мальчишка молоденький, вряд ли у него девушка может себе постоянно позволить такие визиты.

- «Жалко» ни хрена не меняет… - покосившись на меня, муж смягчился. – Но если он уйдет в самоход, сегодня я его искать не буду.

- То есть… - не поверила я своим ушам. Муж многозначительно усмехнулся.

- А если вдруг тревога?

- Да не будет тревоги. Ну если будет – то ему абзац, конечно. Ну и мне на словах, так-то я за него не отвечаю, главное, чтоб машины выехали. А будет ли тревога, он сейчас по своим каналам и так прекрасно узнает.

- А чего это ты такой добренький? – прищурилась я с подозрением.

- Долг платежом красен. Милая моя, сколько раз по-твоему, меня к тебе в увал реально отпускали? Вот точно также и сваливал. Так что… – муж потянулся и схватил меня в охапку, обняв покрепче. – Но только сегодня добренький! И только потому что у самого такая же барышня добренькая. Мороженое будешь? Тогда по коням!

- А Замполит?

- А Замполита не выкину, не настолько добренький.

Показать полностью
1171

О зарплатах и доходах

Давно это было… Мы тогда ещё жили в одном большом и дружном государстве. Наш молоденький лейтенант Жорка женился на красавице армянке. Рано или поздно, но пришло время ехать знакомиться с новой роднёй.


Армения встретила молодых традиционным гостеприимством, чистейшим горным воздухом и, конечно же, коньяком. От всего этого у Жорки произошло такое воспарение чувств, что он просто летал, а не ходил. Пока на столы носили очередную вкуснятину, кто-то из многочисленных армянских дядюшек жены пригласил Жорку на свежий воздух – покурить.


Разговоры у мужчин шли о разном, но вдруг один из дядюшек спросил: «Георгий, а сколько ты получаешь в месяц?» Вконец расслабленный Жорка решил маленько приврать, чтобы поразить всех присутствующих высотами материального благополучия, доставшимися его молодой жене. Вспомнив, что командир подводной лодки получает рублей 900 (это в то время при нормальной зарплате инженера или рабочего в 150-170 рублей), а командир эскадры – больше тысячи, Жорка выдал: «950 рублей!».


В воздухе повисла напряжённая тишина. Жорка, быстро трезвея, похолодел: «Сейчас поймут, что я соврал и засмеют…» После томительной пауза дядюшки заговорили между собой по-армянски. Они сокрушённо покачивали головами и тяжело вздыхали. Жорка ждал позорного приговора. Наконец дядюшки умолкли. Старший из них подошёл к Жорке и, по-отечески прижав его к себе, очень ласково сказал:


«Ну, Георгий… Ну, ничего… Ничего… Мы же все будем вам помогать…»

25

Про зарплаты, надбавки и обеспечение военных

1. Как я чуть-чуть на службе задержался... (https://pikabu.ru/story/kak_ya_chutchut_na_sluzhbe_zaderzhal...)

2. Про службу по контракту

(https://pikabu.ru/story/pro_sluzhbu_po_kontraktu_5537550)

3. Как я чуть-чуть на службе задержался… продолжение

(https://pikabu.ru/story/kak_ya_chutchut_na_sluzhbe_zaderzhal...)


Денежное довольствие складывается из

1. Оклад по должности

2. Оклад по воинскому званию

3. Надбавка за выслугу лет

4. Иные виды надбавки, такие как особые условия службы и так далее.

5. Ежемесячная премия


Соответственно в зависимости от разных факторов зарплата будет сильно отличаться. Например, ты рядовой, на должности стрелок, очень молодой, но стараешься, то зарплата будет от 16000 р.


Если же ты уже послужил, по должности занимаешься ответственными задачами, а также стараешься и получаешь премии, то зарплата будет порядка 29000р.


Надбавки бывают разные, так называемый ОУС (раньше называлась «сложность/напряженность), секретка, дополнительное стимулирование за отличную физическую подготовку, за руководство личным составом и т.д.


Раз в год в любое время можешь попросить выплату, называется «материальная помощь» она не очень большая, обычно ее берут перед отпуском, очень выручает, раньше еще оплачивали проезд к основному месту проведения отпуска, но с 2012 года отменили.


Под конец года премия, честно сказать это лотерея, ты можешь получить 0 рублей, а можешь и 50000р. и больше.  На все воля командира, а точнее командиров, большого числа командиров, как повезет.


Пожалуй, про зарплату больше особо нечего рассказать, в интернете полно калькуляторов зарплат, там можно все посчитать.


Обеспечение жильем.


С квартирами, конечно, все так же не просто, служебное жилье я получил всего полгода назад, то есть 6 лет службы я снимал. За это есть компенсация, но не сказать, что особо большая, что на сдачу можно купить танк))). Квартира, в которой я живу не плохая, двухкомнатная, ремонт после другого военнослужащего не очень, но жить можно, экономия большая)


Сейчас многие решили брать квартиру по военной ипотеке, вещь заманчивая, но не однозначная, если есть где жить и ты уверен, что в государстве ничего сверх глобального не произойдет, то можешь служить через 20 лет выслуги заберешь накопившиеся деньги. Тогда можно купить все, что угодно душе. Но это отдельная тема. Про ипотеку скажу лишь то, что через 6 лет службы, решив всю свою жизнь отдать службе, можно обзавестись своим жильем и спокойно делать в нем ремонт и т.д.


Вещевое обеспечение.


В момент прихода на службу были большие проблемы с обеспечением, мы должны были быть одеты по форме, но она выдавалась с большими перебоями. Приходилось покупать. Сейчас тоже бывают проблемы с выдачей формы, но все же проще, я давно ничего не покупал.


Про питание на службе.


Когда я служил на срочке готовили еду солдаты под присмотром старших, как вы уже наверное догадались, они не очень смотрели. С приходом гражданских в столовые еда стала лучше, но не могу сказать, что ресторан))) есть можно, голодным не будешь, наешься, иногда прям даже вкусно, но не всегда. Дома лучше))) Тем кто на смене выдают суточный паек, мне повезло, на мой объект приезжает выездная кухня с официанткой, так как народу очень много и все в одном месте)

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: