55

«Как уговорить Духа» Записки психолога, часть 8

Мне не раз приходилось консультировать людей с ограниченными возможностями, так что я нисколько не удивилась, когда увидела молодую девушку, въезжающую в приемную на инвалидной коляске. Коротко остриженные темные волосы резко контрастировали с необычайно бледным лицом, на котором застыло мучительное выражение.

— Здравствуйте, - тихо произнесла она. – Я – Майя Зыкова, вы назначили мне прием к двум часам.

— Конечно, прошу в кабинет.

Очень хотелось сказать свое обычное «проходите в кабинет», но я сдержалась. Большинство инвалидов нормально относятся к упоминанию того, что им недоступно, но для успеха нашей совместной работы этого следовало избегать. Распахнув перед клиенткой двери, я пропустила ее внутрь и отодвинув одно из кресел, жестом предложила ей занять это место. Еще пару минут ушло на приготовление чая – это было необходимо, чтобы дать посетительнице время привыкнуть к обстановке, а мне - составить первоначальный портрет. На первый взгляд, Майе было не больше тридцати и, судя по одежде и закрепленному на спинке рюкзаку, она пыталась вести независящий от окружающих образ жизни. В глаза также бросился торчащий из кармана джинсов брелок в виде дерева - я нисколько не удивилась, если бы узнала, что девушка приехала на собственном автомобиле.

— Я вас внимательно слушаю, - легкой улыбки оказалось достаточно чтобы Майя немного расслабилась и начала говорить.

— С чего бы начать… - она глубоко вздохнула. – Сама я родом из Карелии, мать бросила нас с отцом, почти сразу же после родов – видимо ее не прельщала такая жизнь, поэтому она собралась и уехала в город. Отец, как мог, старался воспитать меня, но, когда я пошла в школу, он умер из-за сердечного приступа.

— Сколько ему было?

— Двадцать восемь. Вы, наверное, думаете, как мог мужчина умереть от проблем с сердцем в таком возрасте? – спросила она и сама же ответила. – Дело в том, что он был шаманом в нашей деревне, а это значило употребление всевозможных растений, в том числе тех что вызывают галлюцинации, ритуалы вызова духов, для которых ему приходилось доводить себя до исступления и все такое. В какой-то момент его сердце не выдержало, и он оставил меня одну со своими родителями. Бабушка все эти годы заменяла мне мать, помогала советами, и даже нашла для меня деньги на учебу здесь, в Петербурге – даже не знаю, как я жила без нее. Но речь не о ней, а деде, тоже шамане. К нему издалека приходили за советами люди, так что у нас в доме всегда были посетители. Одной из важнейших целей в своей жизни он считал переход знаний к следующим поколениям, и настоял на том, чтобы единственный сын также пошел по Пути Духов, при этом совершенно не заботясь о его здоровье.

— Должно быть потеря вашего отца оказалась для него настоящим ударом?

— Вы правы – сразу после похорон он исчез в лесу и не появлялся несколько месяцев. Тогда я очень сильно переживала за него, в отличие от бабушки, давно привыкшей к таким поступкам. Она рассказывала, что он уходил говорить с духами, чтобы успокоить разум и не дать мирским проблемам исказить его связь с ними. Однажды, после одного из таких исчезновений он вернулся и твердо решил обучить меня следовать Пути.

— Он хотел, чтобы вы тоже стали шаманкой?

— И да, и нет, - лицо девушки омрачилось. – Видите ли, по традиции, Говорящим с Духами может стать только мужчина, а женщины изначально предназначены для создания новой жизни и не подходят для общения с иным миром. Поэтому дед обучал меня исключительно теоретическим основам этого дела, не давая возможности попробовать все на себе. Моей задачей стало рождение сына, и в последствии, передача ему накопленных знаний. Знаю, вам кажется, что это какой-то бред – мне тоже так казалось, после того как дед умер и мне удалось вырваться из общины. Бабушка всегда скептически относилась к моему участию во всем этом, поэтому сама отправила внучку поближе к цивилизации.

Поступив в университет, я вскоре забыла обо всем что связывало меня с прошлым – сами знаете, какая она, жизнь в большом городе. Прошло много лет, я закончила учебу, нашла работу переводчиком в одной фирме, обжилась на новом месте. А потом все перевернулось – по дороге на работу меня сбила машина. Результатом стали почти полгода стационара и пожизненное пребывание в этом кресле. После реабилитации выяснилось, что я не смогу работать в офисе, банально из-за того, что не смогу добраться до него. Нашла работу фрилансером и что кое-как выкарабкалась в финансовом плане, хотя кредит за квартиру теперь платить оказалось гораздо сложнее. После выписки мне очень помогала одна женщина - с Верой, так ее зовут, я познакомилась, когда поступила в отделение травматологии. Она оказалась моим лечащим врачом и довольно приятным в общении собеседником. Мы довольно много времени проводили вместе – сказывалось отсутствие ее мужа, служащего по контракту в армии. Детей они не успели завести, так что все свою заботу Вера тратила на меня.

И вот, пару недель назад, посреди ночи кто-то постучал мне в дверь. Это была Вера, вся в слезах – ей сообщили что ее муж, Николай, пропал без вести во время спецоперации. Я отвела ее на кухню, достала бутылку коньяка и начала утешать бедняжку. А она продолжала рассказывать о том, как любит его и что не может жить вот так, ничего не зная о его судьбе. Я сидела рядом и рыдала вместе с ней, и тут в моей голове проскользнула мысль. Она показалась настолько кощунственной, что тут же оказалась погребена под целым слоем запретов и предрассудков. Но чем глубже я закапывала ее, тем сильнее она пробивалась наружу. И вот, сама себе не веря, я сказала ей что могу попытаться узнать жив ли Николай…

Все что нужно для обряда, осталось в наследство от деда и было привезено на память в те далекие дни, когда я еще навещала бабушку. Я разложила на столе перья глухаря - духа-проводника отца, когти волка, помогавшего деду и засушенную веточку ели, напоминавшую мне о родине. Мы потушили свет, зажгли свечи и благовония, а затем в центр образованного другими ингредиентами круга Вера положила фотографию мужа. Медленно раскачиваясь из стороны в сторону, я начала взывающий к духам речитатив. По ходу процесса голова, и так тяжелая из-за алкоголя, стала вообще неподъемной. Но потом все неожиданно прояснилось, и я увидела, как из открытого окна в комнату залетает сизый туман, настолько густой что сквозь него нельзя было ничего разглядеть. А затем послышался ужасный, пробирающий до глубины души вой и туман, закружившись на месте, обрел очертания волка с горящими голубым светом глазами. Он не отрываясь смотрел на меня, а я на него, памятуя о словах деда, что нельзя показывать страха.

— Чего ты хочешь, пропащее дитя? – голос волка звучал прямо внутри меня, повергая душу в тихий трепет.

— Узнать, жив ли этот мужчина, - дрожащим голосом ответила я, стараясь не обращать внимания на оторопевшую Веру.

— Зачем?

— Он очень дорог близкому мне человеку.

— Тогда слушай, - голос ненадолго пропал, но потом вернулся. – Он жив, но ранен, вокруг него песок, очень много песка и ярко светит луна. С ним двое братьев по оружию, они спокойны и чего-то ждут…

Он не успел закончить, исчезнув с порывом ветра, и оставив наедине с трясущей меня подругой. По ее словам, случилось нечто, похожее на припадок и Вера едва сумела привести меня в чувство. Видели бы вы ее глаза, когда я пересказала ей слова духа – это было изумление атеиста, неожиданного столкнувшегося с тем, что никак не мог объяснить. В подтверждение моих слов через пару дней пришла информация от самого Николая, о том, что он жив, но повредил плечо во время падения самолета. После небольшого лечения он должен был вернуться на родину, да еще и с наградой. Вера была вне себя от счастья и даже принесла мне довольно внушительную сумму денег - поначалу я отказывалась, но вспомнив о долгах, нехотя приняла дар.

Я помогла подруге, но с того самого дня начала чувствовать себя все хуже и хуже. Сначала, это было похоже на сон, я могла в любой момент заснуть и упасть на пол. Потом к этому прибавились странные видения, в которых мое сознание возвращалось в деревню, наполненную неизвестными людьми – они что-то говорили, но этот язык был мне неизвестен. Я позвонила Вере и попросила присмотреть за мной, хотя бы ночью, но от этого было мало толка, учитывая, что я перестала различать время суток. Она потащила меня на МРТ, кардиограмму и еще куда-то, но все что выяснилось по приборам это сильное переутомление и недостаток витаминов. Она, как врач, не знала в чем дело, однако мне было прекрасно известно, что именно происходит. Мной овладела так называемая «шаманская болезнь», поражающая всех, кто только вступил на Путь Духов. По сути, я должна была увидеть все, что происходит на той стороне реальности и почувствовать то, как она меняет меня. Это один из этапов становления и через него проходят все шаманы. Вот только от этого понимания мне легче не становилось: во-первых - я не хотела становиться Говорящей с духами, во-вторых – мне нельзя было этого делать из-за пола и отсутствия наставника, и в-третьих, я нарушила одну из главных заповедей – приняла деньги за работу. Единственным моим спасением мог бы стать другой шаман, способный помочь пройти обряд посвящения, но я, даже с помощью Веры, не смогла бы забраться так далеко в глубь Карелии в поисках подходящего человека. И даже если бы мне это удалось, вряд ли бы он взялся помочь мне. Я попыталась обратиться к тем, кто живет здесь и пишет объявления в интернете и газетах, но оказалось, что все они - обычные мошенники. Тогда я решила, что возможно, мне поможет психолог и, наведя справки, нашла подходящего специалиста – вас, Виктория Сергеевна.

Этот рассказ явно дался ей нелегко – порой эмоции били через край, и она то срывалась на крик, то переходила на шепот. Удивительно, но эта девушка действительно верила в то, о чем говорила и это здорово усложняло мне работу. В первую очередь, следовало попытаться выяснить чем грозит ей такое состояние и как долго оно может продолжаться. Требовалось убрать угрозу жизни клиентки, а потом только разбираться с остальными проблемами, хотя, я подозревала что это будет крайне непросто.

— Скажите, Майя – откуда взялось неприятие денег, получаемых за работу шамана?

— Дед рассказывал, что Духам не нравится, когда за их помощь люди расплачиваются чем-либо. Они не оказывают услуги и не желают получать за них плату.

— Но разве люди не приходят к шаману с чем-то? Он же должен на что-то жить?

— Все верно, но обычно это преподносится именно как дар, чтобы задобрить Духов. Естественно, что этими подношениями после обряда пользовался сам шаман.

— То есть разница в том, как выглядит дар – кусок свинины духам приятней чем пачка банкнот.

— Так мне это объясняли, - ответила девушка, косясь куда-то вбок.

— Хорошо, это мы выяснили, теперь дальше – вы упоминали о том, что ближайший наставник находится где-то далеко в Карелии, неужели вас осталось так мало?

— А кому захочется связать себя с такой сомнительной и опасной профессией? Молодежь уезжает из деревень, оставляя там одних стариков, которые умирают вместе со всеми традициями и знаниями предков. Моя жизнь тому пример.

— Понимаю… - задумчиво произнесла я, глядя на Майю. – Скажите, а вы сможете еще раз устроить сеанс связи с духами?

— Могу, но зачем?

— Хочу с ними пообщаться.

— И как вы себе это представляете?

— Вы же переводчик по профессии, так устройте нам разговор.

— Давайте попробуем, - устало произнесла Майя и закрыла лицо руками.

— Разве вы не должны использовать ритуальные предметы?

— Это необходимо только для вызова, - не меняя позы отозвалась она. – А сейчас в этом нет необходимости.

— Вы хотите сказать, что Дух сейчас здесь?

— Он зашел в кабинет вместе со мной, - замогильным голосом произнесла девушка, отчего я почувствовала нечто похожее на страх. – Он здесь, слева от вас, лежит на полу.

— Это Дух Волка, как и тогда, с Верой?

— Он… с тех пор как я начала одновременно находиться и тут, и там, Проводник постоянно следует за мной.

— Что же… кхм, спросите - может ли он ответить на несколько вопросов?

— Если это касается меня, то да, - спустя минуту ответила она.

— Как долго будет продолжаться эта болезнь? – сказала я в пустоту.

— До тех пор, пока он не убедится, что я готова принять свою судьбу и наказание.

— И как он узнает, что вы готовы?

— Молчит, - покачав головой, сообщила девушка.

— О какой судьбе идет речь?

— Молчит.

— Тогда, может он скажет сколько Говорящих с Духами осталось в наших краях?

— Десять.

— А сколько было двадцать лет назад?

— Восемьдесят четыре.

— Так я и предполагала – налицо сокращение числа шаманов. Он это понимает?

— Да.

— То есть, перед угрозой тотального исчезновения тех, кто должен помогать людям, используя мудрость предков, он все еще хочет блюсти старые законы о неприятии женщин и денег?

— Он не отвечает.

— А он в курсе, что в наше время женщины делают все то же самое что и мужчины и что люди, в большинстве своем, больше не держат животных, которых можно было бы принести в дар? Что теперь они просто платят шаману, и он уже озаботится о том, чтобы соблюсти все традиции.

— Молчит, но кажется, он в замешательстве.

— Надеюсь он понимает, что если ему подобные будут слепо следовать догмам, игнорируя изменения в мире людей, то скоро придет конец любому нашему взаимодействию.

— Он сказал, что болезнь прекратится, - с просиявшим лицом произнесла Майя. – Но я должна буду пообещать принести ритуальную жертву с тех денег что получила от Веры, научиться контактировать с другими духами и взяться помогать людям, подобно вам.

— Это же замечательно, -с улыбкой сказала я, искренне радуясь успеху.

— Он ушел… - прошептала девушка и взволнованно воскликнула. – Не могу поверить! Впервые за долгое время, я осталась одна. Спасибо вам! Огромное спасибо!

— Как уже и было сказано, это моя работа – помогать людям.

— Я думала, что не выдержу всего этого… но теперь, у меня просто нет выбора – придется заняться тем же чем занимались мои отец с дедом, - вздохнула клиентка. - Вас не смущает что теперь я, по сути, должна буду стать вашим конкурентом?

— Нисколько, - усмехнулась я. – Людей, которым требуется поддержка, гораздо больше чем нас - на всех хватит.

— А как же мои методы?

— Разве так важно, как именно вы будете помогать людям, если они будут уходить от вас счастливыми?

— Пожалуй, что нет, – ответила Майя и откатилась назад. – Теперь мне предстоит многому научиться…

Попрощавшись с девушкой, я вернулась обратно и подошла к окну – что-то во всей этой истории меня смущало, но что именно оставалось загадкой. Не слишком ли благосклонно отнесся к Майе преследующий ее Дух? Почему он так быстро согласился с доводами? Догадка осенила меня в тот самый момент, когда я прокручивала в голове условия, которые выставил Проводник – он даже не упомянул о необходимости родить мальчика, как того требовали традиции. Уж не потому ли он тогда пришел на зов пьяной девчонки, что знал – ей не выполнить завещания деда, поскольку авария, приковавшая ее к инвалидному креслу, также сделала ее бесплодной…

Дубликаты не найдены

+1
История хороша.
+1

Ловите плюсик, прекрасно написано.


По самой же теме - шаман от шарлатана отличается только результатом;-) Я придерживаюсь материалистических взглядов, но если вижу то, что не могу объяснить, то принимаю это за факт (были случаи). Глупо верить во всё без доказательств, но ещё глупее отрицать то, что видишь своими глазами.

+1

Надо было дедушку слушать.

+1
Ничего она не бесплодная. По своему незнанию баба вызвала низкого духа, которому больше делать нечего, как преследовать её. Она должна его выгнать, отправить учиться светлым мыслям. Сама же должна очиститься от плохих мыслей, искать связи со светлыми, высшими духами. Услышит или нет их тихий зов? Поймет ли?
0

Она общается с бесами. Как экстрасенсы, маги и колдуны.

0
Это все не выдумки?
раскрыть ветку 1
0

Духи в голове клиента - возможно и выдумки. Но она совершенно точно пришла на прием с проблемой...

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: