4

Как поступить и чему учат в одной из лучших анимационных школ мира?

С самого детства мультфильмы завораживают наше сознание, а некоторых не отпускают до самой гробовой доски. Таким людям хочется научиться создавать такие же шедевры, которые мы видели в детстве. Что же делать? Учиться!


Может ли простой трудолюбивый и способный художник из любого российского города попасть в крутую анимационную студию за границей и снабжать людей качественными мультфильмами? В этом нам поможет разобраться наш соотечественник Кирилл Блюменкранц, выпускник престижной французской школы анимации Gobelins.

— Начнём с простого. Кирилл, откуда ты родом? С чего началось твоё увлечение рисованием?


— Родился и вырос в Москве. Я никогда не думал, что займусь анимацией как профессией. С детства меня, как и многих, увлекали игры, и мы рубились во все: от файтингов до стратегий. Мне всегда хотелось узнать, как эти игрушки делаются. Но интернет тогда только начинался, да и никаких школ геймдева не было и в помине.


Постепенно я стал погружаться в тему, и тогда выяснилось, что для создания игр, оказывается, нужны навыки программирования. И это, к сожалению, было совсем не мое. Когда пришла пора определиться с институтом, обстоятельства сложились так, что я оказался во ВГИКе на курсе «Режиссура мультимедиа». Аппетит пришел во время еды, и анимация засосала.


— Расскажи немного о вашей школе. Какие знаменитые аниматоры выпускались отсюда? Какие работы ты можешь выделить?


— «Гобелинс» (на французском произносится «Гоблан» с гнусавой «а») — французская школа изобразительных искусств. Изначально она была известна как школа фотографии, но позже был открыт факультет анимации, который и прославил её на весь мир. Сейчас она считается одной из лучших анимационных школ в индустрии.

Как поступить и чему учат в одной из лучших анимационных школ мира? Анимация, Обучение, Образование, Мультфильмы, Россия, 2x2, Видео, Длиннопост

Каждый год десятки новых «гобеленцев» разбредаются по разным студиям: от мастодонтов типа «Диснея» и «Пиксара» и до небольших анимационных ателье где-нибудь во французской провинции. А есть и такие, кто с головой уходит в авторское кино. Если бы я кого-то и выделял из них, то Эрика Бергерона — режиссера «Дороги на Эльдорадо», «Подводной братвы», Пьера Коффана — режиссера «Гадкого Я», Ива Бежереля [у нас с ним было классное интервью — прим. ред.] — соавтора комикса Lastman, Рикка Асбьорна — одного из создателей сериала Pinky Malinky, ну и, например, Томаса Ромейна — создателя «Код Лиоко», режиссера и дизайнера персонажей сериала Ōban Star-Racers.


— Как тебе удалось попасть в «Гоблу»? И почему именно туда?


— Я никогда не предполагал, что мне предстоит оказаться в «Гобелинс», потому что уровень их работ всегда казался мне запредельно крутым… Плюс мне было лень учить французский.


Но, как известно, никогда не знаешь: то ли ты выбираешь дорогу, то ли дорога выбирает тебя. В общем, после ВГИКа мне захотелось получить дополнительное профессиональное образование. Пробовал подаваться в «Калартс» — известнейшею калифорнийскую школу из Валенсии, кузницу новых кадров для «Диснея», «Картун Нетворка», «Никелодеона» и прочих. Сдал IELTS, нарисовал портфолио, отправил DHL-ом скетчбук. Не взяли.


На следующий год я нацелился на NFTS (National Film and Television School), это школа в маленьком городке Беконсфилд, недалеко от Лондона. Меня привлек зал славы выпускников, среди которых были, например, Ник Парк (создатель «Уоллиса и Громмита»), и Марк Бэйкер (автор «Свинки Пеппы»). Я отправил им портфолио, после чего меня пригласили на неделю вступительных испытаний. За пять дней мы сделали аниматики для короткометражек, состряпали в командах микро-стоп-моушен клипы и прошли собеседования. Меня не приняли.


И тут от коллег узнаю, что всегда пугавший меня своим французским «Гобелинс» открывает двухгодичную магистратуру с преподаванием на английском языке для иностранцев, уже работающих в профессии! И я понял — это то, что нужно. Фантастическая возможность поучиться в коллективе, составленном из представителей разных стран, это редчайший шанс, который не хотелось упускать. Срочно и азартно я сделал все, что требовалось: новое портфолио, мотивационное видео, прошел собеседование с несколькими педагогами. И, неожиданно, оказался там, где никогда себя не видел.


— Какие самые распространённые ошибки допускают люди при поступлении в школы вроде «Гоблы» и «Калартс»?


— Самая распространенная ошибка при поступлении — недооценка важности авторского взгляда в портфолио, которое является обязательным. Понятно, что зачастую ему неоткуда взяться, если ты только выпустился из школы. Посудите сами, ваши скетчбуки и работы будут отсматривать маститые педагоги и мастера, через которых таких портфолио проходят сотни каждый год. Почему они должны выбрать именно вас? Чтобы у них появился ответ на этот вопрос, вы должны предложить свой собственный, неожиданный взгляд на мир вокруг, заявить темы, которые волнуют именно вас, и это важнее, чем техничность в ваших работах и отточенное мастерство рисования анимешных фуррей с челками и зрачками разных цветов.


— С какими трудностями обычно сталкиваются ученики из других стран?


— Со всеми, какие только могут быть в этом мире. В первую очередь — финансовыми. Поскольку помимо оплаты школы, студентам придется снимать жилье, а еще иногда надо и что-то погрызть помимо ногтей. А финансовая поддержка для студентов (типа стипендий и грантов) в разных странах предоставляется на очень разных условиях. Например, в «Гобле», по состоянию на сегодня, иностранцы не из шенгенских стран не могут рассчитывать на стипендии от школы или правительства.


— Бывали моменты, когда ты думал, что всё, надо отсюда валить, находиться здесь больше невозможно?


— Именно так я и думал примерно каждый раз, когда упирался в очередной бюрократический затык, и моего французского не хватало, чтобы банально объяснить клеркам из разных учреждений, что мне нужно.


— Над какими проектами ты сейчас работаешь и кем?


— Сейчас я работаю аниматором на двух совершенно разных проектах, но в обоих есть динозавры. Первый — готовящийся к выходу осенью Primal — это сериал из 10 эпизодов под художественным руководством Геннди Тартаковского для канала Adult Swim. Кровавый и атмосферный сериал о совместном выживании пещерного человека и хищного динозавра.

Второй — Elliott from Earth, семейный сериал для «Картун Нетворка». История про мальчика, попадающего на огромный космический корабль-ковчег, полный различных инопланетян. Над ним трудится часть команды, ранее работавшей над «Удивительным Миром Гамболла».

Как поступить и чему учат в одной из лучших анимационных школ мира? Анимация, Обучение, Образование, Мультфильмы, Россия, 2x2, Видео, Длиннопост

— Позволяют ли эти проекты раскрыть себя творчески или же это больше механическая работа?


— К сожалению, на текущих проектах больше именно механической работы. Все концептуальные вещи уже утверждены, и теперь главное — добить картинку в срок, недаром кто-то из режиссеров заметил: любое кинопроизводство — это творчество для 5% группы, а для остальных 95% — напряженный производственный процесс. Конечно, хотелось бы оказываться в первых пяти процентах.


— Позволяют ли вам самим выбирать, какой дорогой идти? Художником фонов, раскадровщиком, дизайнером персонажей. Или же руководители сами видят сильные стороны учеников и направляют в нужное русло?


— Все студенты «Гобелинс» проходят через самостоятельные упражнения, помогающие понять основные этапы работы над анимацией: от раскадровки до композа. Таким образом, студенты учатся делать все, кроме разве что работы над звуком и музыкой. Естественно, что во время выполнения групповых заданий, участникам приходится выбирать себе роль, и логично, что если кому-то интереснее рисовать фоны, и у него это хорошо получается, то честь поработать «художником по фонам», скорее всего, выпадет ему.


По моим наблюдениям, большинство студентов хотят работать в виздеве (visual development) — важнейший этап препродакшена, когда разрабатываются дизайны персонажей и окружения. Потому что всем хочется быть авторами персонажей, которых потом будет оживлять целый полк аниматоров. Нельзя сказать, что какая-то из специальностей проще, в каждой есть свои вызовы. Незаметно схалтурить в анимации не получится, слабые моменты сразу всплывут на экране. А поскольку в индустрии существует огромная конкуренция, халтурщики быстро отбраковываются.


— Что планируешь делать после окончания обучения? Куда метишь прежде всего?


— Собственно, я уже начал, как и планировал, работать в анимационной индустрии. Обучение мы закончили прошедшим летом, и сейчас я сотрудничаю с одной из лучших современных парижских студий, которая в настоящий момент работает над масштабным сериальным проектом. К сожалению, я связан некоторыми рамками договора и рассказать подробности пока не могу. Но уверен, это будет круто.


— Каждый год ваша школа выкладывает в свободный доступ работы своих учеников. На кого это ориентировано? Часто ли после этого ученики получали крутую работу?


— Учебные работы, которые «Гобелинс» выкладывает в интернет, конечно, работают на паблисити школы и на поддержание её уровня как «одной из лучших в мире». Кроме того, эти работы подогревают интерес к ней и привлекают новых талантливых студентов и преподавателей из числа знаменитых профессионалов. Так, например, один из мастер-классов вел режиссер Альфонсо Куарон. Помогает ли такой подход трудоустройству выпускников? Конечно, да.


— И раз мы затронули тему, то расскажи о своей последней выпускной работе.


— Наш дипломный фильм мы делали группой из пяти человек, все из разных стран, у каждого свой бэкграунд и представления о жизни. Естественно больше всего времени у нас ушло на поиск истории, которая бы устроила всех. Мы перебрали дюжину вариантов. Один из первых сюжетов был сюрреалистичной новеллой про таксиста, а за ней последовали комедия про телепродюсера, сказка про охотников на драконов и трогательная история космического рыбака. В конечном итоге, мы остановились на идее фильма про братьев уличных бойцов, которую мы назвали Bound.

В этой идее каждого из нас привлекли очень разные вещи. Африканцу, например, это напомнило времена его лихого детства в Йоханнесбурге, мексиканскому коллеге очень нравилось художественное решение картинки, которое напоминало ему фильмы Гильермо дель Торо. А индуса, как и меня, воодушевляла драматургическая идея борьбы маленького, но крепкого героя против инфернального зла. Нас очень вдохновляло полнометражное аниме «Железобетон» (экранизация одноименной манги Тайё Мацумото) и реальные истории жестоких уличных ММА боев. И всех нас объединило твердое ощущение, что эта история имеет потенциал развиться в успешный сериальный проект.

Как поступить и чему учат в одной из лучших анимационных школ мира? Анимация, Обучение, Образование, Мультфильмы, Россия, 2x2, Видео, Длиннопост

— И напоследок, что можешь посоветовать желающим найти себе работу в анимационной студии?


— Подписаться на паблик Hyper Raptor Dominator. И помнить: «Кто хочет — тот добьется, кто ищет — тот найдет».



Источник: 2х2

Найдены дубликаты

0
А я люблю "рутинную" работу. Может, на первый взгляд, она не такая интересная, но именно от этих штрихов во многом зависит конечный итог.
Каким бы удивительным ни был персонаж и его история, без грамотной прорисовки текстур и фонов анимация выйдет плоской. В любом деле так, даже в праве. Без формы идея обречена если не на провал (в суде или на экране), то на неприятие.