39

Как доверять людям: дилемма заключённого, история McDonalds и притча о дружбе

«Нужно совершить много хороших поступков, чтобы заслужить доверие, и всего лишь один неверный, чтобы феерически все просрать». Многие люди строят доверительные отношения именно так: «я доверяю, пока человек не ошибётся» вместо «я доверяю несмотря ни на что». В теории такая тактика эффективна, на практике – не всегда.


Один из моих самых любимых экспериментов – дилемма заключённого. По условию двух грабителей поймала полиция и каждому предложила сделку: чтобы вас выпустили, нужно дать показания против вашего напарника. Далее есть четыре варианта развития событий:


1. Вы соглашаетесь и даете показания. Напарник молчит. Тогда он получает десять лет, а вы выходите на свободу.

2. Вы колетесь, и ваш напарник колется. Тогда вы оба получаете по два года.

3. Вы молчите, но подельник дает показания. Тогда на свободу выходит он, а вы получаете десять лет.

4. Вы оба молчите, и через шесть месяцев вас отпускают за недостатком доказательств.


Математика подсказывает, что наиболее выгодный вариант – молчать обоим. В этом случае каждый получит по 6 месяцев. Единственная загвоздка – мы не знаем, как поступит второй участник.


Проще говоря, действуя в общих интересах, мы выигрываем. Но как велик соблазн предать, если на кону свобода. В бизнесе это работает очень эффективно.


Рэй Крок, основатель Макдоналдса, без ведома братьев Макдоналд основал отдельную фирму, через которую в конечном итоге завладел правами на имя сети. Дик Макдоналд пытался переубедить его, но Крок не хотел ждать. Они могли договориться и оба остаться в выигрыше, но тогда выгода для Крока, возможно, была бы меньше.


Математики говорят, что выиграть в дилемме заключённого можно, следуя правилу «глаз за глаз». С каждым следующим напарником поступать так, как с нами поступил предыдущий. Это значит, что нужно предать, если тебя предали, и поверить, если в тебя поверили.


В бизнесе польза будет очевидна, потому что будет достаточно возможностей проверить это правило в действии. Только в жизни не приходится так часто сменять друзей и партнёров, и нужно тщательнее выбирать, кому можно доверять, а кому нет.


Один из вариантов – доверять своим принципам. Об этом есть отличная притча.


В далёкой стране жили два друга, о дружбе которых говорило всё королевство. Однажды сам король узнал о них и решил проверить истинность слухов. Он посадил их в тюрьму и сказал, что первый, кто сдаст другого, получит несметные сокровища и будет обеспечен до конца дней. Прошло несколько месяцев, но друзья продолжали молчать. Король отпустил их, даровал обоим золото и сказал:

– Я не верил в доверие между людьми, но вы доказали мне, что настоящая дружба существует. Скажите, почему вы так стояли друг за друга?

Один из друзей вышел вперёд:

– Друг за друга? Мы стояли не друг за друга, мы стояли за принципы, которые разделяем. Будь на его месте любой другой человек, я поступил бы точно так же. Дело не в награде и не в наказании, а в основах поведения, которые мы для себя выбрали.


Как же поступать правильно? Следовать правилу «глаз за глаз» или полностью полагаться на принципы, даже если из-за них мы можем пострадать?


Я думаю, всего понемножку. Ошибаясь в выборе людей, мы создаём для себя критерии последующего выбора: доверять или не доверять, работать вместе или не работать, любить или не любить. В итоге критерии становятся принципами, и мы безоговорочно им следуем.


Получается, единственное, что нам нужно для счастливых отношений – положительный опыт в выборе людей. Окружённые доверием, мы учимся доверять, окружённые любовью – любить.


Для этого нужно задавать себе следующие вопросы:

1. Почему я доверяю/не доверяю этому человеку?

2. Вызываю ли я у него доверие?

3. Почему?


Корень наших отношений показывает, какие мы на самом деле и почему люди склонны или не склонны нам доверять.


Пару лет назад на основе дилеммы заключённого я проводил игру со студентами. Мы вели счёт, и задачей каждого было получить как можно меньший срок. Однако, один студент с полной серьёзностью заявил, что не будет никого сдавать. Так продолжалось даже после того, как несколько участников воспользовались его молчанием. Самое интересное, что после этого все, кто попадали к нему в пару, тоже молчали, хотя имели возможность накинуть ему несколько лет.


Научиться доверию просто – нужно пробовать доверять, искать корень своего отношения к людям, и не предавать чужого доверия. Это касается любых отношений. В итоге всё сводится к принципам, в которые мы начинаем верить.


Помните, как было в сказке «Ёжик в тумане»:

— Я обязательно, ты слышишь? Я обязательно, — сказал Медвежонок. Ежик кивнул.

— Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда.

Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал.

— Ну что ты молчишь?

— Я верю, — сказал Ежик.


Источник - https://vk.com/putevoditell

Найдены возможные дубликаты

Отредактировал FoxWithoutAName 11 дней назад
+12

2. Вы колетесь, и ваш напарник колется. Тогда вы оба получаете по два года.


За группу лиц по предварительному сговору по любому больше дадут.

+5

Эту проблему мафия решила лет 200 назад. Своих - поддерживаем и доверяем, чужих - кидаем.

+7

Нихуа!
Математика говорит по другому
Если есть четыре варианта развития событий:

1. Вы соглашаетесь и даете показания. Напарник молчит. Тогда он получает десять лет, а вы выходите на свободу.

2. Вы колетесь, и ваш напарник колется. Тогда вы оба получаете по два года.

3. Вы молчите, но подельник дает показания. Тогда на свободу выходит он, а вы получаете десять лет.

4. Вы оба молчите, и через шесть месяцев вас отпускают за недостатком доказательств.


Если вероятности того что партнер заговорит/промолчит одинаковы, то:
Вы молчите:
- партнер колется - ваш срок 10
- партнер молчит - срок 0,5
среднее 5,25 года

Вы колетесь:
- партнер колется - срок 2
- партнер молчит - срок 0
среднее 1 год

Теория игр говорит, что выгоднее колоться
раскрыть ветку 5
+1
Вы путаете. Это теория игр, а не теория вероятностей. Учитывается не одномоментная вероятность, а решения, принимаемые с учётом логики.
Имитации, как компьютерные, так и на людях, показывают, что всегда колоться невыгодно.
раскрыть ветку 4
+3

Как бы теория игр и теория вероятностей очень тесно связана. Если хотите, давайте увеличим долю теории веротности в примере товарища @Pterosvin. И возьмем вероятность того, что партнер колется не c вероятностью 0,5, а с вероятностью x.

Тогда "мат. ожидание длительности срока" если молчать: 10x + 0,5(1-x)

А если расколоться: 2х + 0.

При этом помним, что х лежит в пределах от 0 до 1.

Посмотрим, при каких значениях Х будт выполняться неравенство "10x + 0,5(1-x) > 2x" (т.е. мат. ожидание срока за молчание больше чем за рассказ):

10x + 0,5(1-x) > 2x

10x + 0,5 - 0,5x > 2x

10x - 2,5x > -0,5

7,5x > -0,5

x > -0,06 (но x лежит в пределах [0..1])

Т.е. неравенство верно при любом допустимом х. И вот уже и теория вероятности говорит о том, что колоться выгоднее
раскрыть ветку 1
+1

Что с вами?
В моем тексте нет слов "теория вероятностей"
Более того, буду настолько нескромен, что процитирую сам себя: "Теория игр говорит, что выгоднее колоться "

раскрыть ветку 1
+6
Математика подсказывает, что наиболее выгодный вариант – молчать обоим. В этом случае каждый получит по 6 месяцев. Единственная загвоздка – мы не знаем, как поступит второй участник.

Математика не может ничего подсказать, так как неизвестна "вероятность раскола товарища". Если же предположить, что она равна или близка к 1, то любой математик скажет, что выгоднее также расколоться и получить 2 года.


з.ы. Дальше не читал, туфту впаривают какую-то)

+2

Есть "мини-игра" по теореме заключенного и эволюции доверия https://notdotteam.github.io/trust/ Хотя и упрощено, но довольно интересно.

+2

Стратегия Павлова. Побеждаешь - повторяй, проигрываешь - меняй.

0

Не предашь никогда того, кого любишь. Даже если он тебя предаст, и ты знаешь об этом. Все равно выберешь свои 10 лет, чтоб только его отпустили.

-2
Еще один бесполезный текст.
Похожие посты
154

Как работает социальное доказательство?

Один из шагов к переменам психики – понять, что можно жить по-другому. Жить без тревоги, без ревности, без воспоминаний о пережитой боли. Лучше всего с этим помогают примеры, которые доказывают, что это возможно.


Мы следуем деструктивным убеждениям, потому что однажды поверили, что это единственно возможное поведение. Так нам говорили примеры родителей и окружающих людей. Говорили, что нужно прятать свои желания, нужно не выделяться, говорили, что боль и насилие нужно терпеть. А мы поверили им, потому что не видели доказательств обратного.


Силу социальных доказательств в своё время наглядно показал американский психолог Роберт О'Коннор. О'Коннор изучал замкнутых детей дошкольников, робких детей, которые обычно стояли в отдалении от других мальчиков и девочек. О'Коннор понимал, что такое поведение сформировано примерами, которые дети скорее всего усвоили в ближайшем окружении и теперь боялись нарушить привычный порядок.


В ходе эксперимента учёный снял для детей фильм продолжительностью 23 минуты из 11 сцен в детском саду. Каждая сцена начиналась показом замкнутых детей, которые сначала просто наблюдали за своими сверстниками, а потом присоединялись к ним, а те их с восторгом встречали. После этого он показывал этот фильм замкнутым детям и наблюдал за результатом. Как вы догадались, посмотрев фильм, замкнутые до этого дети стали чаще играть и общаться со сверстниками. Самое же интересное произошло через 6 недель после показа фильма. За это время замкнутые дети, которые не видели фильма, не изменили своего поведения, а те, кто посмотрел фильм, стали лидерами в своих группах. Одного видео продолжительностью 23 минуты хватило для того, чтобы повернуть вспять детскую психику.


С одной стороны, это важное доказательство силы положительных примеров. Многие пишут мне после того, как заметили в своём окружении людей, со здоровой психикой и тоже захотели измениться. Один парень, который поддерживал самооценку через помощь окружающим обратился ко мне после встречи с другом, который вёл себя противоположным образом. Он всегда говорил о том, что ему не нравится, держался небольшого, но верного круга друзей и ни перед кем не заискивал. Парень понял, что хочет вести и чувствовать себя точно также.


С другой стороны, эксперименты О'Коннора доказывают силу всех (!) социальных примеров. Если бы он показывал фильм о том, как замкнутые дети пытались преодолеть стеснительность, но их отвергали, они бы сильнее ушли в себя. К сожалению, именно это происходило с большинством взрослых, которые сегодня страдают от неврозов. В детстве они видели ссоры и насилие, слышали упрёки и требования, и в итоге решили, что так устроен весь мир.


Положительные социальные примеры важны и сегодня. Именно на них строится психотерапия. Только тут взрослые сами становятся для себя примером. Они говорят о том, что им не нравится, и понимают, что мир от этого не рухнет. Они отказываются от собственничества и замечают, что это только укрепляет их отношения.


Грустно, что в детстве нам не показывали фильмы О'Коннора. Грустно, что сегодня эти фильмы не могут помочь нам также хорошо, как детям. С другой стороны, механизм остался прежним – здоровые примеры вокруг помогают нам менять свою психику. Мы можем искать эти примеры. Мы должны их искать. И, возможно, мы сами станем для кого-то примером.

Показать полностью
83

Выученная беспомощность нелюбви

Один из главных вопросов, которым я задавался, когда начал изучать психологию:


– Почему одни люди пытаются изменить свою психику, а другие нет?


Ведь психологические проблемы есть у всех. Каждому человеку полезно порефлексировать на свои мысли, желания и страхи. Но при этом кто-то готов это делать, а кто-то нет. Сегодня я знаю ответ на этот вопрос – выученная беспомощность.


Выученная беспомощность – это психологический феномен, открытый и доказанный психологом Мартином Селигманом полвека назад. Чтобы лучше объяснить суть феномена, я кратко перескажу самый известный эксперимент Селигмана.


Итак, группа учёных под руководством Селигмана взяла три группы собак и поместила их в большие клетки. Первая группа собак получала лёгкие удары током через пол клетки, при этом рядом была кнопка, на которую собака могла нажать носом, чтобы отключить ток, что она и делала спустя какое-то время. Вторая группа также получала удары током, но не могла самостоятельно отключить ток, он отключался только если собака из первой группы нажимала свою кнопку. Другими словами, собаки из второй группы никак не контролировали свои страдания. Собаки из третьей группы не подвергались никакому воздействию тока, а просто сидели в клетке.


После этого всех собак поочереди помещали в одинаковый бокс, на пол которого также подавался ток, но в этот раз каждая собака могла выпрыгнуть из бокса через перегородку в другой бокс, где тока не было.


Как же повели себя собаки из разных групп?


Собаки первой группы (из клеток с кнопкой) сразу перепрыгивали через перегородку, чтобы избавиться от боли. Собаки третьей группы, которые не получали тока, также перепрыгивали в другой бокс. Интереснее всего поступали собаки второй группы, которые в первой части эксперимента не могли остановить удары током. Эти собаки даже не пытались перепрыгнуть через перегородку бокса, сначала они просто ходили по боксу, а потом ложились на пол и продолжали терпеть удары током.


Так Селигман открыл феномен выученной беспомощности, который можно описать следующим образом – беспомощность вызывают не сами неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Другими словами, мы становимся беспомощными, если привыкаем к тому, что от наших активных действий ничего не зависит, и мы никак не можем повлиять на проблемы вокруг нас.


Теперь отвлечёмся от собак и поговорим о людях.


Мы приобретаем негативные психологические убеждения о допустимости жестокости, своей непривлекательности или неспособности в детстве, когда видим соответствующие подкрепления. Будучи маленькими мы чаще всего неспособны повлиять на отношение к нам и поэтому смиряемся с тем, какое есть, а когда вырастаем и получаем возможность разобраться со своими демонами уже считаем это бесполезным.


Например, если родители в детстве применяют физическое насилие к детям, первый раз ребёнок может даже попробовать что-то сделать, но чем чаще его будет постигать неудача, тем больше он будет склоняться к тому, что проще смириться со своей судьбой. Когда же он вырастет и будет способен дать отпор родителям и другим обидчикам, он не сделает этого, потому что беспомощность плотно въелась ему под кожу.


Тоже касается более простых убеждений. Берём родителей, которые с детства навязывают ребёнку свои желания, говорят, как нужно себя вести и не поощряют самостоятельность. Предположим, что иногда ребёнок даже пытался сопротивляться. Но опять же, видя бесполезность своих усилий, со временем он решает, что это не имеет смысла. И когда он вырастет и будет иметь возможность следовать независимым «хочу», он не сделает этого, потому что уже слишком привык, что это ничего не изменит.


Важно понять, что выученная беспомощность – это тоже внутренний механизм борьбы с тревогой. Когда ребёнку в детстве причиняют боль, у него есть два варианта:


– Пытаться бороться и получать ещё больше боли.

– Считать, что он заслужил это, и смириться.


С точки зрения мозга второй вариант более предпочтительнее, потому что тратит меньше психической энергии. Проблема в том, что во взрослой жизни уже первый вариант становится менее тревожным, потому что мы обладаем большим выбором и самостоятельностью, чтобы не испытывать душевную боль. Мы можем говорить о своих желаниях и уйти от любого человека, который их не принимает. Мы можем самостоятельно нести ответственность за свои решения и учиться на своём опыте. Но… Нас уже научили беспомощности.


Я не могу дать один совет, как это исправить. Хотя и очень хотел бы. Чтобы начать менять свою психику важно сделать несколько шагов: понять, что ты страдаешь, найти источник этих страданий и путь наружу. Осознание выученной беспомощности помогает сделать первые шаги. Но главное, оно помогает понять:


Мы не рождены беспомощными. Мы этому научились. А это значит, что можно научиться быть сильными.


Источник.

Показать полностью
66

Когнитивные искажения

Когнитивное искажение — это систематические отклонения в поведении, восприятии и мышлении, вызванные субъективными убеждениями и стереотипами, социальными, моральными и эмоциональными причинами.


Недооценка бездействия — одно из когнитивных искажений, проявляющееся в тенденции людей недооценивать последствия бездействия в сравнении с действием с аналогичным результатом. Примером такого феномена является антивакцинаторство, когда родители предпочитают риск получить осложнения от болезни риску получить осложнения прививки. Хотя риск осложнения от прививки намного ниже риска заболеть — вакцинация требует активного действия.


Гало-эффект — когнитивное искажение, результат воздействия общего впечатления о чём-либо (явлении, человеке, вещи) на восприятие его частных особенностей. Примером может служить впечатление, что у людей с привлекательной внешностью большие умственные способности

Иллюзия конца истории — люди любого возраста считают, что их личность сильно изменилась в прошлом, но слабо изменится в будущем.


Эффект фрейминга — когнитивное искажение, при котором форма подачи информации влияет на ее восприятие человеком. Так, одно и то же утверждение, в зависимости от формулировки и смысловых акцентов, может быть представлено как в негативном, так и в позитивном свете («Стакан наполовину пуст или наполовину полон»), в качестве выгоды или потери.


Сопротивление — потребность человека делать нечто противоположное тому, что некто побуждает его делать, из-за потребности противостоять кажущимся попыткам ограничить свободу выбора. При сопротивлении индивид часто действует себе во вред.


Ошибка меткого стрелка́ — понятие из методологии, описывающее заблуждение, при котором берутся только сходные данные, тогда как отличные от них игнорируются, что приводит к неправильным выводам. Например "исполнение" пророчеств  Нострадамуса  подгоняются под свершившиеся события.


Предвзятость подтверждения — тенденция искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся ранее идеи.


Эффект ложного консенсуса— это склонность проецировать свой способ мышления на других людей. Иными словами, люди склонны полагать, что все остальные думают точно так же, как они сами. Эта предполагаемая корреляция, не подтверждающаяся данными статистики, вызывает впечатление несуществующего консенсуса. Такое логическое заблуждение затрагивает группу людей или отдельных личностей, предполагающих, что их собственные мнения, верования и пристрастия значительно более распространены в обществе, чем это есть на самом деле.


Искажение при описании черт характера — тенденция людей воспринимать себя как относительно изменчивых в отношении личных качеств, поведения и настроения, одновременно воспринимая других как гораздо более предсказуемых.


Феномен «справедливого мира» — тенденция людей верить, что мир «справедлив» и, следовательно, люди получают «то, что они заслуживают».

Ошибка игрока — тенденция полагать, что отдельные случайные события испытывают влияние предыдущих случайных событий.


Эффект недавнего (аберрация близости) — тенденция оценивать значение недавних событий выше, чем более ранних событий.


Эвристика доступности — оценка как более вероятного того, что более доступно в памяти, то есть уклонение в сторону более яркого, необычного или эмоционально заряженного.


Иллюзорная корреляция — когнитивное искажение преувеличенно тесной связи между переменными, которая в реальности или не существует, или значительно меньше, чем предполагается. Типичным примером могут служить приписывание группе этнического меньшинства отрицательных качеств. Иллюзорная корреляция считается одним из способов формирования стереотипов.


Искажение самовозвеличения — тенденция признавать большую ответственность за успехи, чем за поражения. Это может проявляться также как тенденция людей преподносить двусмысленную информацию благоприятным для себя образом


Отклонение в сторону позитивного исхода — тенденция переоценивать при предсказании вероятность хороших вещей.


Эффект сверхуверенности — одна из многих позитивных иллюзий человека. Это когнитивное искажение основывается именно на необъективной оценке своих действий и, как следствие, превозношении себя над окружающими.


Искажение уже определённого места — тенденция запоминать себя самого как показавшего лучшие, чем у других индивидов, результаты в тех заданиях, наши способности в которых мы оцениваем как «выше среднего»; также и тенденция запоминать себя самого как показавшего худшие, чем у других индивидов, результаты в тех заданиях, наши способности в которых мы оцениваем как «ниже среднего»


Феномен Баадера-Майнхоф или иллюзия частотности — недавно узнанная информация, появляющаяся вновь спустя непродолжительный период времени, воспринимается как необычайно часто повторяющаяся.


Предвзятость относительно экономии времени — это человеческая склонность к ошибочной оценке времени, которое может быть сэкономлено (или потеряно) в результате увеличения (или снижения) скорости (в области дорожного движения и других сферах). В целом, люди недооценивают экономию времени в результате увеличения сравнительно низкой скорости (напр., 40 км/ч) и переоценивают экономию времени в случае повышения сравнительно высокой скорости (напр., 90 км/ч). Люди также склонны недооценивать потери времени в результате уменьшения низкой скорости и переоценивать эти потери в случае уменьшения высокой скорости.


Противление — проявление ментальной инерции, неверие в угрозу, продолжение прежнего курса действий в условиях настоятельной необходимости переключиться: когда откладывание перехода чревато ухудшением состояния; когда проволочка может привести к потере возможности улучшить ситуацию; при столкновении с экстренными ситуациями, неожиданными возможностями и внезапными помехами.


Эффект авторитета — тенденция приписывать более высокую оценку мнению авторитетной фигуры и в большей степени зависеть от этого мнения.


Приукрашивание прошлого — тенденция оценивать прошлые события более позитивно, чем они воспринимались в тот момент, когда на самом деле происходили



Предпочтение нулевого риска — склонность выбрать стратегию, при которой один из нескольких рисков исчезает полностью, вместо стратегии, которая частично снижает несколько рисков, даже если в этом случае общий риск окажется ниже. Это когнитивное искажение проявляется в таких областях принятия решений как инвестирование, здравоохранение, экология или общественная безопасность.


Иррациональное усиление — психологический поведенческий шаблон, при котором индивидуум или группа лиц, наталкиваясь на негативные последствия принятия какого-либо решения или действия, всё равно продолжает его делать. Экономисты  используют термин «ошибка невозвратных затрат» для описания явления, когда продолжается инвестирование во что-либо вопреки тому, что затраты превышают потенциальные выгоды.


В следующем посте расскажу про когнитивные ошибки, из когнитивной психотерапии.

Мой канал с интересным и полезным в телеграмме https://t.me/prizma_psy

Показать полностью
38

Три интересных психологических эффекта и 1 эксперимент

1) Эффект Бенджамина Франклина — психологический эффект, заключающийся в том, что человек, сделавший что-то хорошее для другого человека, с большей вероятностью еще раз поможет этому человеку, нежели если бы он получил помощь от него. Объяснением этому может быть то, что наш мозг видит причину, по которой мы помогли, в том, что этот человек нам симпатичен. Противоположным также считается случай, когда мы ненавидим человека, с которым поступили неправильно. Мы обесчеловечиваем его, чтобы оправдать плохие поступки, которые мы ему сделали.
Было высказано предположение, что солдаты, которые убили вражеских военнослужащих в боевых ситуациях, впоследствии ненавидели их, потому что этот психологический маневр помогал «уменьшить диссонанс убийства».
Другими словами, «эффект Бенджамина Франклина» — это «результат того, что в каждом человеке формируется личность, которая сама себя подкрепляет; по этой причине любые несоответствия в вашей личной истории переписываются, редактируются, и перетолковываются»

2) Эффект растормаживания в Сети— это эффект ослабления психологических барьеров, ограничивающих выход скрытых чувств и потребностей, который заставляет людей вести себя в Интернете так, как они обычно не поступают в реальной жизни. Это ослабление зависит от множества факторов, среди которых: диссоциативная анонимность, невидимость, асинхронность, диссоциативное воображение, минимизация власти, а также личные качества пользователя. Эффект растормаживания был проанализирован американским психологом Джоном Сулером.
Различают два вида растормаживания: положительное и токсическое.
Благодаря эффекту положительного растормаживания люди чувствуют себя свободнее, дают волю скрытым эмоциям в интернет-пространстве и даже проявляют неожиданную доброту и великодушие. Благоприятное растормаживание дает людям возможность заняться самоисследованием и самосовершенствованием, находя новые пути существования и способы решения проблем. Если же они тяготеют к темной стороне интернета, посещая соответствующие сайты (например, пропагандирующие насилие), на волю выходят грубость, агрессия, ненависть, и такое растормаживание уже следует называть токсическим. Токсическое растормаживание, как правило, связано с желанием удовлетворить сомнительные потребности, не направленные на личностный рост человека.

3) Угроза подтверждения стереотипа — психологический эффект, изучаемый в рамках социальной психологии и заключающийся в том, что стереотип может оказывать негативное влияние на поведение человека, который считает себя принадлежащим этому стереотипу. В некоторых ситуациях человек может чувствовать, что другие судят его по негативному стереотипу, присущему его социальной группе, или опасаться сделать что-то, что может подтвердить образ стереотипа. Как следствие, это может привести к снижению производительности этого человека в областях, в которых он лично заинтересован.
Эффект был обнаружен Клодом Стилом и Джошуа Аронсоном в 1995 году. Они исследовали случаи недооценки интеллекта у представителей этнических меньшинств, таких как афроамериканцы. Долгое время в США был стереотип о том, что белые люди умнее темнокожих. Стила и Аронсона интересовало, насколько это убеждение влияет на интеллектуальные достижения самих представителей стереотипа. Их исследование показало, что результаты выполнения сложной устной задачи были хуже тогда, когда темнокожие студенты считали, что эта задача предназначена для измерения их интеллекта.


Эксперимент Аша.
В ходе экспериментов, проводившихся Соломоном Ашем, студентов просили поучаствовать в «проверке зрения». В действительности цель была в проверке реакции одного студента на ошибочное поведение большинства.

В экспериментах все участники, кроме одного, были «подсадными утками». Испытуемый и семь «подсадных уток» были усажены в аудитории. Им демонстрировались по порядку две карточки: на первой изображена одна вертикальная линия, на второй — три, только одна из которых такой же длины, что и линия на первой карточке. Задача студентов  — необходимо ответить на вопрос, какая из трёх линий на второй карточке имеет такую же длину, что и линия, изображённая на первой карточке. Студенту предстояло просмотреть 18 пар карточек и ответить на 18 вопросов, каждый раз он отвечал последним в группе.
На первые два вопроса все дают одинаковые, правильные, ответы. Но на третьем этапе «подсадные утки» дают один и тот же неправильный ответ.  В каждом эксперименте на 18 вопросов 12 раз все «подсадные утки» отвечали неправильно, но в некоторых случаях один или несколько подставных участников были проинструктированы отвечать правильно на все 18 вопросов.

В итоге 75 % испытуемых подчинились заведомо ошибочному представлению большинства, по крайней мере, в одном вопросе.
Общая доля ошибочных ответов составила 37 %.
Когда независимых испытуемых было двое или когда один из подставных участников получал задание давать правильные ответы, количество ошибок падало более чем в четыре раза. Когда кто-то из подставных давал неверные ответы, но также не совпадающие с основным, ошибка также сокращалась до 9−12 % в зависимости от категоричности «третьего мнения».

Показать полностью
123

Про выученную беспомощность

Выученная беспомощность, или синдром выученной беспомощности — это феномен, когда человек, оказавшись в сложной ситуации, сталкиваясь с препятствиями, отказывается от активности и поиска решения сложившейся ситуации. При этом, что характерно, люди с выученной беспомощность полагают, что неудачи — это дело их рук, а позитивные происшествия в жизни это просто такое стечение обстоятельств, которое от них не зависит.


Изучением и описанием данного явления занимался Мартин Селигман. Он с группой других учёных пытался найти причины депрессии в сбоях в когнитивной обработке информации.

Им и с соавторами был проведён следующий эксперимент: было две группы собак — контрольная, с которой ничего не делали, и экспериментальная — на которых проводилось предварительное воздействие.


Собак их 2 группы (экспериментальной) помещали в специальную камеру, к полу которого было подключено электричество — собачек били током (электричество не наносило вреда здоровью, просто было неприятным). И, соответственно, как-то воздействовать на ток животные не могли, как не могли и выбраться из этой камеры. Со временем, когда подавался ток, они просто забивались в угол и выли.


Во второй части эксперимента, этих же собак помещали в такие условия, что они, при ударе током, могли запросто покинуть камеру просто перепрыгнув через небольшое ограждение. Однако собаки из экспериментальной группы продолжали демонстрировать старое поведение — просто забивались в угол и выли. Животные из контрольной группы запросто справлялись с экспериментом и находили выход из этой ситуации. Был сделан вывод о том, что беспомощности можно обучить.


Позже похожий эксперимент был проведён на людях. Результаты экспериментов на животных и выводы учёных были полностью подтверждены.


В последствии взгляд на причину выученной беспомощности претерпел некоторые изменения. В частности, было установлено, что выученной является не беспомощность, а контроль. То есть беспомощность — это базовая черта развивающегося человека (от первобытного общества до современного этапа развития цивилизации, от ребёнка до взрослого): когда мы поначалу беспомощны, не можем контролировать некоторые ситуации, которые с нами происходят, но, постепенно, развиваясь, обучаемся этому и можем прогнозировать и противостоять более сложным явлениям. Важным здесь является ощущение контроля — того, что мои действия на что-то влияют. Если этого ощущения нет, то вся деятельность по преодолению сложившейся ситуации становится бессмысленной.


Так формируется активность или пассивность в какой-либо ситуации: когда человек не может связать свои действия с результатом, не понимает, как он может повлиять на развитие ситуации — развивается пассивность, выученная беспомощность. Но вот когда человек может осознать свой вклад в ситуацию, увидеть, хотя бы минимальный, результат своих действий, развивается активность и возможность прогнозировать и противостоять негативным ситуациям и воздействиям.


Эти данные важно учитывать не только при проведении психотерапии, когда специалист учит клиента устанавливать взаимосвязи между действием и результатом, решать проблемы, но и при воспитании детей — обучать устанавливать взаимосвязи между действием и результатом важно уже с детства. Не получится так, что вы сначала воспитывали безынициативного ребёнка, а потом он, вдруг, стал инициативным, активным и успешным. Так, к сожалению, не работает. Исправить это, изменить установки и научить не терять энтузиазм в сложных ситуациях, можно и в более взрослом возрасте — собственно говоря, до старости. Но сил на это уйдёт гораздо больше.


Спасибо за внимание!

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: