78

Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне

(Шейкдаун- тестовый участок ралли, проходящий обычно за день до начала «главного» соревнования)


В Псковской области в мае 2017 года состоялся третий этап чемпионата России по ралли «Сургутнефтегаз Пушкинские горы». Около восьми лет чемпионат не проводился на Псковщине, гонку ждали и спортсмены, и зрители, по случаю мероприятия организаторы готовили большой праздник.


Однако долгожданная гонка омрачилась страшной трагедией, произошедшей накануне, и два главных претендента на победу вынуждены были отказаться от участия в заезде. Подробности — в материале Федерального агентства новостей.


Буквально за день до ралли на тренировочном заезде в Новосокольническом районе (Псковская область) лоб в лоб столкнулись два гоночных автомобиля «Мицубиси-Лансер» под управлением пилота Алексея Лукьянюка (Лукаса) и пилота Вячеслава Кучерова. В результате столкновения на огромной скорости произошло возгорание мотора и салона автомобилей, спорткары превратились в бесформенные куски искореженного металла.


В аварии погиб штурман Кучерова — опытнейший спортсмен Алексей Лядухин. Остальные раллисты получили серьезные травмы различной степени тяжести. На следующий день после аварии в местных органах внутренних дел по факту было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека») в отношении неустановленного лица.


Следствие посчитало, что на тренировочном заезде по ралли, организованном Федерацией автоспорта Псковской области, на специально оцепленной и подготовленной для тренировок трассе, со специальными дорожными знаками и расставленными вдоль всего маршрута лицензированными судьями и волонтерами, спортсмены должны были руководствоваться правилами дорожного движения.


То есть пилотам гоночных автомобилей, прибывшим оттачивать свои умения перед чемпионатом, следовало вести себя на гоночной трассе ровно так же, как и на проезжей части в городе: не превышать допустимого скоростного режима, двигаться строго по своей полосе с соблюдением необходимой дистанции. Оказалось, что на момент аварии попросту не существовало каких-либо задокументированных инструкций, специальных правил, регламентирующих проведение тренировочных заездов. Российская автомобильная федерация приняла такие правила только спустя несколько месяцев после смерти Лядухина.



Через полтора года после гибели штурмана у следствия появился основной и единственный подозреваемый — первый российский чемпион Европы по ралли в абсолютном зачете 38-летний Алексей Лукьянюк. Автоспортсмену на последних сроках следствия было предъявлено обвинение и поданы гражданские иски о возмещении вреда и морального ущерба на сумму около 12 миллионов рублей. Уголовное дело, которое множество раз было приостановлено, возвращалось на «дослед» прокурором из-за допущенных в ходе следствия нарушений, но в марте 2019 года все-таки было передано в суд для рассмотрения по существу.


Федеральное агентство новостей выяснило детальные обстоятельства трагедии, унесшей жизнь штурмана Лядухина, и разобралось, каким образом на специальной гоночной трассе, вдоль которой стояли члены судейской бригады, следившие за безопасностью заезда, одновременно оказались два движущихся навстречу друг другу экипажа. И почему по результатам расследования к ответственности был привлечен титулованный пилот, сам пострадавший в автокатастрофе, а организаторы вроде как остались ни при чем.


Нашим журналистам удалось получить материалы уголовного дела, результаты экспертиз, ознакомиться с показаниями свидетелей, организаторов, членов судейской бригады, потерпевших, самого подозреваемого и провести собственное журналистское расследование.


Итак, теперь по порядку.


17 мая 2017 года в Новоскольническом районе Псковской области в рамках подготовки к чемпионату России по ралли «Сургутнефтегаз Пушкинские горы — 2017» состоялись так называемые тренировочные сборы. Для этого была выбрана дорога регионального значения «Брагино — Пехово» протяженностью около четырех километров. Учебная трасса была схожа с той, где планировалось проводить чемпионат: тот же грунт, примерно та же ширина, схожие извилистые повороты и трамплины.


Подобные тренировки являются нормальной и обыденной практикой, когда экипажи оттачивают свое мастерство, проверяют технические (в том числе скоростные) характеристики и настройки автомобиля. Организатором тренировочных сборов выступил уважаемый в мире гонок человек, президент Федерации автомобильного спорта Псковской области Олег Мыслевич. В тренировочных заездах изъявили желание поучаствовать три экипажа спортивных команд:


— пилот Кучеров и штурман Лядухин,


— пилот Травников и штурман Гергель (тренер команды — Алексей Лукьянюк),


— пилот Казаков и штурман Максимов.


Областной федерацией автоспорта к дате сборов было получено разрешение от владельца участка дороги «Брагино — Пехово», были проинформированы органы местной Госавтоинспекции, приглашены сотрудники скорой помощи и назначена судейская бригада.


Организаторы перекрыли с двух сторон дорогу, чтобы исключить въезд и вход посторонних, расставили на старте и финише судей (маршалов), на всем участке для обеспечения безопасности тренировочного заезда были расставлены еще как минимум четыре человека. Все члены судейской бригады обладали средствами радиосвязи. На протяжении всей трассы были установлены временные дорожные знаки, используемые только при проведении ралли.


Мастер спорта международного класса по автомобильным гонкам Алексей Лукьянюк, помимо регулярного личного участия в спортивных соревнованиях, занимался тренерской деятельностью, к «Пушкинским горам» он готовил экипаж в составе Станислава Травникова и Никиты Гергеля. В день трагедии Лукьянюк прибыл на тренировочный участок к тому моменту, когда заявленные в сборах экипажи уже успели совершить по несколько заездов.


Отметим, что тренировочные заезды, как правило, проводятся по двум схемам движения — круговой и челночной. Круговой маршрут начинается на точке «Старт», заканчивается на точке «Финиш», и в дальнейшем экипаж возвращается на исходную по другой (объездной) дороге, избегая в принципе возможности столкновения с другими участниками.


Челночная схема движения начинается на точке «Старт». Доехав до «Финиша», экипаж должен развернуться и по тому же самому маршруту вернуться на исходную к первоначальной точке. Иными словами, тренировочные заезды могут проходить в двух видах — «старт — финиш» и «старт — финиш — старт». На тренировочном сборе «Брагино — Пехово» использовали челночную схему движения.



Ниже приведены показания президента Федерации автоспорта Псковской области Мыслевича.


«Я вместе с Вяткиным (старший судья. — Прим. ФАН) составил карту безопасности, в соответствии с ней предусматривалась челночная схема движения. Были предусмотрены точки старта и финиша, места нахождения судей в оцеплении, направление движения автомобилей.


При проведении тренировочных заездов предполагалось, что будут использоваться правила гонок на специальном участке».


(Специальный участок (СУ) — хронометрируемое скоростное дополнительное соревнование, проводимое на участках дорог, полностью закрытых для постороннего движения и, как следствие, не являющихся на момент проведения СУ дорогами общего пользования. Главным фактором для определения результата на СУ является время прохождения его дистанции. Источник: правила организации и проведения ралли 1-й категории (ПР-05/18). — Прим. ФАН.)


По прибытии к месту сборов Лукьянюк начал работу со своей командой. От членов экипажа Алексею поступило предложение улучшить настройки автомобиля. Чтобы прочувствовать поведение спорткара в «боевых» условиях, командой было принято решение проехаться по тренировочному участку под управлением тренера.



Из показаний Лукьянюка:


«В мире автоспорта это является обычной практикой, так как более опытный спортсмен может наиболее быстро и точно прочувствовать нюансы управляемости автомобиля, для того чтобы настроить подвеску и трансмиссию для достижения лучших результатов. После этого я, а также штурман Никита Гергель сели в автомобиль, отрегулировали ремни безопасности и далее направились к зоне старта.На старте мы остановились, к автомобилю подошел маршал (судья) и сказал, что сейчас на трассе находится автомобиль другого участника и, как только тот покинет тренировочный участок, туда возможно будет ехать. Машина вернулась не быстро, через 4-5 минут. Автомобиль другого участника тренировочных заездов вернулся с участка на место старта, то есть туда, где находился наш автомобиль.Таким образом, данный автомобиль с места старта доехал до конца тренировочного участка, развернулся там и вернулся на место старта, откуда покинул тренировочный участок. После того как машина предыдущего участника вернулась к месту старта и покинула трассу, судья жестами показал, что мы можем стартовать».

То есть Лукьянюк перед стартом видел, как экипаж перед ним совершил именно «челночный» заезд. В дальнейшем, по словам Лукьянюка и Гергеля, их автомобиль доехал до финиша, обозначенного дорожными конусами, а в 100 метрах от него поперек дороги стоял автомобиль организаторов. По каким-то причинам судья на финише не встречал экипаж, а сидел в машине и не подавал никаких знаков.


Из показаний Лукьянюка:


«В данном автомобиле находился человек, пока он был в поле моего зрения, из автомобиля не выходил, никаких жестов не делал. Медленно подкатившись к этой точке, перед автомобилем организаторов, я увидел следы разворота других автомобилей. <…> Я развернулся в несколько приемов в 10-15 метрах от машины организаторов, наш автомобиль был развернут для движения в обратную сторону (сторону старта).В связи с тем, что я обладаю достаточно большим опытом участия в автомобильных соревнованиях, тестах, тренировках и т. д., проводимых под эгидой федераций автоспорта России, Европы и мира, участвовал в сотнях подобных мероприятий и заездов, то для меня было очевидно, что при используемой схеме расстановки судей на трассе команды отдает один человек — судья на старте.
Так как в момент, когда экипаж спортивной машины готов начать движение, данный маршал находится в зоне видимости пилота и может управлять ситуацией. Экипаж имеет постоянный визуальный контакт с судьей на старте и ждет команд и указаний. На другом конце трассы был просто тупик в виде перекрытой автомобилем судей дороги, и судья, находившийся в автомобиле, лишь контролировал дорогу, чтобы на тренировочный участок не въехал посторонний автомобиль, а автомобиль гонщиков не выехал за пределы трассы. Если в том месте нельзя было разворачиваться, у судьи было достаточно времени, чтобы дойти до нашего автомобиля и не допустить дальнейшего движения.После разворота, перекинувшись с Никитой Гергелем парой слов, мы дождались, пока осядет пыль, оставленная автомобилем, и поехали в обратном направлении. При этом Никита не выразил никаких замечаний или возражений, хотя проезжал уже по этому маршруту. <…> Проехав примерно половину дистанции, в конце длинного левого поворота, обзор в котором был ограничен росшими на обочине кустами, я шел со скоростью около 90 км/час, и, когда стал открываться обзор, я увидел белый автомобиль в нескольких десятках метров перед собой. Через мгновение произошло столкновение, удар. Дистанция была настолько мала, что никакие действия, направленные на то, чтобы избежать столкновения автомобилей, произвести было невозможно».

Из материалов дела следует, что старший судья Евгений Вяткин (находился на старте) получил сигнал от судьи Глейникова (находился на финише в автомобиле) о завершении заезда экипажа Лукьянюка и Гергеля (красный «Мицубиси»). Получив сигнал, Вяткин дал разрешение на выезд экипажу Кучерова и Лядухина (белый «Мицубиси»). Практически одновременно два спортивных «Лансера» выдвинулись навстречу друг другу. Никто из членов обоих экипажей и не подозревал об опасности.



Водитель красного автомобиля был уверен, что едет по пустой трассе, ведь он получил разрешение от судьи. А на конце участка стоял лишь перегородивший дорогу автомобиль, никаких запрещающих сигналов ему не подавали, судья находился в своей машине. Вдобавок гонщики, что прошли трассу перед Лукьянюком, следовали именно по такому маршруту — «старт — финиш — старт». Пилот белой машины также не мог представить страшные последствия заезда: маршал на старте только что показал ему большой палец вверх, что означало разрешающую команду.


Из показаний судьи Глейникова (находился на финише):


«Чаще всего машины ехали по трассе друг за другом сначала в одном направлении с необходимым интервалом, а затем, также друг за другом, — в обратном направлении. Но иногда мы выпускали одну машину после финиша сразу же в обратном направлении. В этом случае я и Вяткин по рации согласовывали, что на трассе больше никого нет. Около 16 часов Вяткин сказал по рации, что на трассу вышла красная автомашина «Мицубиси», следом тот собирался выпустить белую машину и сказал, чтобы я сообщил, когда финиширует красная.
Через некоторое время я увидел, что красная машина проехала линию финиша, и он сразу же сообщил об этом по рации. Затем он увидел, что красная машина, не доезжая его машины, развернулась и не остановилась, как обычно, а поехала в обратном направлении. Он стал кричать и пробежал некоторое расстояние в обратном направлении. Экипаж его не услышал, он сообщил об этом по рации. Затем по рации член судейской бригады сообщил, что произошла авария, нужна скорая помощь».

Позднее на очной ставке Глейников скажет, что он сообщил по рации судье на старте о том, что «красная машина финиширует», еще в тот момент, когда машина только подъезжала к финишу. То есть он не убедился в том, что машина пересекла финишную линию, а также жестами не запретил экипажу какое-либо движение.


Из показаний старшего судьи Вяткина (находился на старте):


«...по радиостанции я предупредил Глейникова о том, что стартовал красный автомобиль (Лукьянюк и Гергель. — Прим. ФАН), старта ожидает белый автомобиль (Кучеров и Лядухин. — Прим. ФАН). Примерно через минуту Глейников сообщил мне, что красный автомобиль финишировал и может стартовать белый автомобиль. Я дал разрешающий сигнал белому автомобилю.Белый автомобиль сразу стартовал. Однако сразу после его старта, секунд через десять-пятнадцать, Глейников сообщил по рации, что красный автомобиль стартовал без разрешения и едет в мою сторону. К тому времени белый автомобиль скрылся из виду. Позже я узнал, что произошло столкновение вышеуказанных автомобилей».

Напомним, на протяжении всей трассы для тренировочных заездов, помимо Вяткина и Глейникова, были расставлены еще четыре члена судейской бригады, два молодых человека и две девушки. Основными их задачами являлось обеспечение безопасности на дороге, для этого каждому были выданы радиостанции. Но никто из них не сумел передать сигнал об опасности экипажам.


Из материалов уголовного дела следует, что все четверо членов судейской бригады не проходили специального обучения, а также не имеют лицензии Российской автомобильной федерации. На тренировочный сбор они были приглашены по знакомству. В момент, когда красный и белый автомобили уже мчались навстречу друг другу, член судейской бригады Корнеева (находилась в 200 метрах от старта) не слышала ни переговоров, ни каких-либо указаний.


Член судейской бригады Жигачева, стоявшая в 400 метрах от старта, также не услышала переговоров судей, так как, по ее словам, у нее шипела рация. У стоявшего в 300 метрах от финиша судьи Осипова внезапно на радиостанции сели батарейки. Четвертого члена судейской бригады по фамилии Горячев старший судья Вяткин нашел во «ВКонтакте». В социальной сети Горячев принял предложение поучаствовать в обеспечении тренировочных заездов по ралли, в день катастрофы он стоял примерно на середине участка дороги.


Исходя из материалов дела, Горячев — единственный, кто слышал по рации указания от судей остановить автомобили. Однако, по показаниям самого же Горячева, он находился на расстоянии 15 метров от дороги в лесополосе, так как не хотел, чтобы на него попадали песок и камни от проезжающих мимо автомобилей. Получив команду остановить спорткары, Горячев попросту не успел подать сигнал. Пока он по кустам преодолевал расстояние, один из экипажей промчался мимо него.


Некоторые свидетели по уголовному делу, в том числе заинтересованные лица, сетовали, что Лукьянюк не мог находиться на месте Травникова, так как не был изначально заявлен в тренировочных заездах. Якобы тот не прошел специальный инструктаж, проводимый судейской бригадой. Но выступивший организатором мероприятия президент Областной федерации автоспорта Олег Мыслевич в разговоре со следователем отметил, что на тот момент не существовало каких-либо обязательных инструкций, регламентирующих проведение тренировочных заездов, были просто спортивные обычаи. По словам Мыслевича, никаких запретов на замену членов экипажа при проведении тренировочных заездов не существовало.


Из показаний президента Федерации автоспорта Псковской области Мыслевича:


«Для судей-организаторов специальной инструкции не было разработано. Но с судьями, принимающими участие в организации и проведении раллийных гонок, не реже одного раза в год проводились семинарские занятия, на которых регулярно повторялись меры безопасности, доводились изменения в правилах. Но семинары строились таким образом, что по их итогам контроль знаний не осуществлялся».

Что же касается инструктажа, на который ссылаются несколько свидетелей в своих показаниях, если он и был, то только устный, то есть только на словах, никаких документов о наличии инструктажа и утвержденной схеме заезда в материалах дела не имеется. Автор статьи считает, что в случае, когда речь идет об опасном для жизни спорте, проводить только устный инструктаж как минимум легкомысленно. Ведь даже в любом офисе, на потенциально неопасном предприятии работники обязаны пройти противопожарный инструктаж и поставить под ним свою подпись в качестве подтверждения.


Но и это еще не все противоречия в деле. Например, пилот Станислав Травников в показаниях утверждает, что с ним до начала тестовых заездов вообще никто не обсуждал схему движения и как таковой инструктаж не проводился, даже устный.


По словам судьи Вяткина (находившегося на старте), он не знал, что место Травникова занял Лукьянюк, все спортсмены находились в шлемах и определить, кто есть кто, было невозможно. Отметим, что спортивный шлем Алексея Лукьянюка имеет яркую окраску и является уникальным в своем роде. Одеты пилоты были также совершенно по-разному: Травников в комбинезоне,а Лукьянюк в майке. По словам Лукьянюка, судья на старте предупредил только лишь о том, что на трассе работает другая машина и, как только она завершит заезд, он даст разрешение на старт.


Возникает немало вопросов и о процессуальной стороне уголовного дела. Его возбудили 18 мая 2017 года в следственном отделе МВД «Новосокольнический» по части 3 статьи 264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека») в отношении неустановленного лица.


Как случайность на гонках под Псковом подвела под уголовное дело чемпиона Европы по ралли

Как случайность на гонках под Псковом подвела под уголовное дело чемпиона Европы по ралли

Федеральное агентство новостей / Степан Яцко


Двадцать первого июня 2017 года прокуратура Новосокольнического района истребовала дело у полиции и направила его в районный следственный комитет. Отметим, что статья, по которой изначально возбуждалось дело, не является подследственностью Следственного комитета.


Из постановления прокуратуры:


«Согласно постановлению об изъятии и передаче уголовного дела по подследственности, исполняющий обязанности прокурора Новосокольнического района Щемелев указал на то, что имеются достаточные основания полагать, что в действиях президента Федерации автомобильного спорта Псковской области Олега Мыслевича имеются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека»).

Прокурор указал, что «преступление по настоящему уголовному делу подлежит переквалификации с ч. 3 ст. 264 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. С учетом данной квалификации, в соответствии с правилами подследственности, расследование уголовного дела надлежит осуществлять следователю Следственного комитета РФ».


Однако, когда материалы дела попали в СУ СК России по Псковской области, несмотря на указания прокуратуры, процессуальная ситуация не изменилась. Изначально дело попало к следователю Бизюлеву, он допрашивал Лукьянюка в качестве свидетеля и назначил автотехническую экспертизу в экспертной организации при Минюсте РФ. Данная экспертиза показала, что невозможно установить место столкновения и скорость автомобилей, так как при осмотре места происшествия не изъято и не зафиксировано каких-либо следов, с помощью которых можно было бы это сделать.


Но самое главное — эксперт отдельно указал, что он не может определить вину кого-либо из водителей, так как описываемая ситуация не относится к правилам дорожного движения, а значит, не входит в компетенцию эксперта по автотехническим экспертизам. Во время производства экспертизы произошла смена следователей (следователь Бизюлев стал мировым судьей), а уголовное дело передали старшему следователю Великолукского межрайонного следственного отдела лейтенанту юстиции Виталию Тенюге.


Несмотря на указания прокуратуры, следователь Тенюга не увидел в действиях президента Областной федерации автоспорта Мыслевича признаков преступления и продолжал расследовать «нарушение правил дорожного движения». И 8 февраля 2018 года уголовное дело по подследственности было вновь возвращено в следственный отдел МВД «Новосокольнический».


Менее чем через три недели, 26 февраля 2018 года, уголовное дело было истребовано из полиции и возвращено в СУ СК России по Псковской области к следователю Тенюге. За это время квалификация уголовной статьи не изменялась, после «пинг-понга» с уголовным делом в материалах вырисовался единственный и основной подозреваемый. Первое процессуальное обвинение Алексею Лукьянюку было предъявлено только в июле 2018 года (спустя почти полтора года после трагедии), второе обвинение по той же самой статье предъявили только в феврале 2019 года (спустя почти два года).


Помимо обвинения в «нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда и смерти человека», Лукьянюку предъявлено два гражданских иска на возмещение морального вреда и материального ущерба. Первый на сумму 3 миллиона 650 тысяч рублей от вдовы Лядухина, второй — от пилота Кучерова на 8 миллионов 200 тысяч рублей. Оба проходят в деле потерпевшими.


Несмотря на то, что расследование уголовных дел в сфере нарушения правил дорожного движения не представляет особой сложности, следователю СУ СК России по Псковской области Тенюге потребовалось почти два года на сбор доказательной базы, выйдя за все разумные сроки, чтобы в итоге свести суть обвинения к «нарушению допустимого скоростного режима» и «выезду на встречную полосу движения».


Следователь допросил порядка 14 свидетелей (большая часть из которых — члены судейской бригады и организаторы), но не посчитал нужным допросить сотрудников ГИБДД по поводу законности проведения такого мероприятия, а также руководства владельца автодороги ГБУ «Псковавтодор» на предмет выдачи согласия на проведение данных тренировочных сборов, как на то указывал прокурор района в своем постановлении о направлении дела на дополнительное расследование.


В этой драматичной и сложной истории слишком много вопросов и обстоятельств, которым не помешало бы дать правовую или хотя бы моральную оценку.


По какой причине у членов судейской бригады, выставленных на точках для обеспечения безопасности, в момент, когда еще можно было попытаться предотвратить трагедию, рации фактически были в непригодном состоянии? Почему о «шипении» и «севших батарейках» члены судейской бригады не сообщили организаторам до заезда? Почему единственный, кто якобы слышал указания об остановке экипажей, боялся испачкаться и находился на расстоянии 15 метров от гоночной трассы и в самый нужный момент оказался беспомощным?


Почему опытный судья на старте убедился в том, что ремни у гонщиков пристегнуты, шлемы надеты, но лишний раз не проговорил: «Ребята, доезжаете до финиша, останавливаетесь и ждете команды»? Почему маршал на финише сидел в своем автомобиле, а не вышел встречать экипаж и жестами не показал: «Стоп»? Почему тот же маршал, не убедившись на 100% в том, что автомобиль остановился, а пилот не планирует двигаться дальше, передал сообщение о финишировании экипажа? Где он был, когда экипаж на его глазах разворачивался в несколько приемов? Почему судья на старте получил сообщение о том, что на трассе два экипажа, только спустя 10-15 секунд?


По какой причине в опаснейшем виде спорта на момент трагедии не существовало в принципе задокументированных в РАФ правил и инструкций проведения тренировочных заездов? Если СК решил привлечь Лукьянюка за «нарушение правил дорожного движения», то по такой же логике почему не были привлечены к ответственности (например, административной) другие пилоты, нарушившие как минимум допустимые скоростные режимы согласно ПДД? Отметим, что одна из экспертиз особо указала, что скорость потерпевшего Кучерова была гораздо выше скорости Лукьянюка.



Исходя из материалов уголовного дела, большая часть из вышеуказанных вопросов была проигнорирована следствием. В марте 2019 года два тома уголовного дела были переданы в суд по территориальности для рассмотрения по существу.


Как стало известно ФАН, из материалов дела был выделен отдельный материал проверки относительно действий организаторов тренировочных заездов, который находился в СК по городу Пскову. По материалу было вынесено постановление об отказе в возбуждении дела.


Следователь, у которого в производстве находился материал, в данном постановлении указал, что «смерть Лядухина наступила вследствие нарушения правил дорожного движения РФ со стороны водителя Лукьянюка А. В.», совершенно «забыв» о презумпции невиновности. Получается, что следователь уже за суд решил, кто виноват, а кто нет, и сделал вывод о том, что раз виноват Лукьянюк, то в действиях Мыслевича как организатора данного мероприятия нет состава преступления. Материал рассматривался быстро — в буквальном смысле всего за несколько дней по нему был принят отказ в возбуждении уголовного дела.


От источника в Следственном комитете наши журналисты получили информацию, что следователь Виталий Тенюга, расследовавший и направлявший дело в суд, в настоящий момент уже не работает в органах. Об истинных причинах его увольнения из СК России сейчас говорят пока только в кулуарах ведомства, указывать их в статье автор расследования посчитал неэтичным.


источник:https://riafan.ru/region/pskov/1164469-kak-sluchainost-na-go...

Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост
Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост
Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост

Алексей Лядухин (погибший штурман)

Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост

Организатор заезда, президент федерации автоспорта Псковской области Олег Мыслевич

Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост

Обвиняемый по уголовному делу, чемпион Европы по ралли Алексей Лукьянюк

Как чемпиона Европы по ралли сделали крайним за нарушение ПДД на смертельном шейкдауне Ралли, ДТП, Гонки, Псков, Расследование, Смерть, Видео, Длиннопост

Штурман Никита Гергель (экипаж Лукьянюка)

Найдены возможные дубликаты

+20
следаки не знают, как квалифицировать, а скрипты в их голове подсказывают "дтп=пдд", а что касается бардака с организацией, удивляться нечему - псковская глушь, все вроде под контролем, пробные заезды, все на расслабоне, думают о предстоящих гонках. Я считаю, что гонщика надо отпустить, никого не сажать, а материальную ответственность возложить на организаторов. Это спорт, бывает всякое.
раскрыть ветку 3
+1

Там и не должно быть пространства для творчества. Вопрос только как квалифицировать.

раскрыть ветку 2
+6

Организаторы виноваты.

Чё тут квалифицировать

+3
возможно, "халатность, повлекшая.. ", но поскольку нет документов о проведении, выходит, что и нет ответственного за организацию, значит, надо подгонять под любую подходящую статью.. да им насрать просто
+12

второй — от пилота Кучерова на 8 миллионов 200 тысяч рублей.

То есть, он понимая(наверное), что творится хуйня, решил нажиться на этом?

+7

Предлгагаю вообще на гоночных трассах поставить радары и штрафовать всех.

А ещё можно на юниорсаие состязания прихлдить и отбирать транспортные средства, потому что у водителей прав нет.

+7
Ну всё как обычно. Козёл отпущения назначен. И всем им насрать, что это не лезет ни в какие рамки.
+4
Так ПДД распространяется на дороги общего пользования. К обособленным соревнованиям они не имеют отношения
+2

Организовано всё через жопу было, а гонщика крайним объявили.

-2

Какая же дерьмовая страна всё-таки. Что ни власть, то мразь на мрази: и следак и судья и всё дерьмо.

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: