1

Из жизни провинциального жителя

Под звездным покрывалом ночи, на мирно спящий город опустился густой туман. В этом городе все было украдено, даже воздух казался каким- то спертым. Первые лучи утреннего солнца едва могли пробиться сквозь пелену тумана. Он сидел утром у окна и неспешно и будто о чем-то размышляя, по своему обыкновению выкурил пару сигарет с ментолом. Аромат его крепкого какао едким дымом заполнил едва освещенную рассветом квартиру. Он пристально смотрел в окно. Легкий ветер трепал за окном арматуру. Он наблюдал за бомжом, который безуспешно пытался подняться на ноги из лужи, из которой он решил оросить засуху его души после ночной оргии в заброшенном доме совместно с другими бедолагами. Иногда, проходя мимо этого дома, он искренне завидовал тем убогим людям, которые веселились как на бесовской вечеринке в аду. Они пели старые зарубежные песни 70-х с режущим слухом произношением и в корне не верными словами. Они веселились всегда до самого утра, и редкий гость этих плотских игрищ мог самостоятельно покинуть это помещение без посторонней помощи. Все это забавляло его… Он молча улыбался и затягивал горькую мятную сигарету запивая ее любимым какао.

Внезапно, посмотрев на часы- он подумал : «Ёб твою мать…! Я опаздываю!» в диких судорогах начал напяливать на себя джинсы, майку и как всегда, искал второй носок- который предательски за ночь смог проделать путь в 4,5 метра и каким-то чудом оказался на люстре в прихожей. Впрочем, ничего удивительного – подумал про себя он. Одевшись он вышел из своей квартиры и попытался вызвать лифт. Из шахты лифта не слышалось ни звука. «Опять бомжи ночуют в лифте» - подумал он. Пришлось спускаться с 25 этажа пешком. Его подъезд внутри был похож на картинную галерею эпохи перестройки в Зурумбии. Проходя вниз по бетонным ступенькам и читая надписи на стенах- он узнавал интересные подробности личной жизни девушек проживающих с ним в одном доме.


Пройдя сквозь рисунки напоминающие наскальную живопись он вышел на улицу. По двору немного над землей пролетали пустые пакеты, напоминающие перекати поле в пустыне. Он сделал уверенный шаг из подъезда и наступил в лужу, ту из которой пил не за долго до этого бомж. Его правая ступня промокла, его тело ломило от простуды, его рот разрывался от того, что он постоянно зевал.


Чертыхнувшись и выругавшись на чью то мать, он продолжил свой утренний проминад по туманному как Альбион городу Энску. Пейзаж не радовал его уже давно, серые бетонные дома, напротив окон которых были вечно вывешены для сушки нижнее женское белье, по размеру больше напоминающее парашюты. Стаи бездомных собак вечно блуждающие в поисках жертвы для спаривания. Во время прогулки он выкуривал одну сигарету за другой и старался не думать о том, что его ждало впереди.


Спустя примерно 20 минут после выхода из дома, он дошел до городской поликлиники города Энска. По пути ему встречались однотипные персонажи с опухшими и заспанными лицами жаждущими умереть или похмелиться. Лишь изредка можно было встретить человека прилично одетого, с присутствием интеллекта на лице. Эти заблудшие души все до единого торопились куда- то. Словно искали выход из этого Богом забытого города и блуждали в поисках указателя с надписью «НАХРЕН ИЗ ЭТОГО ГОРОДА »


Остановившись перед входом в поликлинику он вдруг обратил внимание на звенящую тишину которая оглушила его. Он оглянулся, вокруг не было не души. Лишь ветер разгонял листву по дырявому как сыр асфальту. Шелест листьев напоминал скрип кровати. Погода портилась, черные тучи окутали без того серое небо. Казалось что наступил апокалипсис и тьма окутывала его разум… Но он привык, это обычное явление для города Энска в середине июля. Темнота заполонила все пространство вокруг, лишь тусклый огонек светлелся из окон перед ним. «ЧЕСТИЛИЩЕ» подумал он, и сделав уверенный шаг вперед открыл дверь в регистратуру поликлиники.



Часть 2 «Обратного пути нет»


Зайти в холл поликлиники с первого раза не получилось, т.к. неисчислимое число страждущих получить лечение стояли как вкопанные и числу их не было конца. Казалось, что закрылись все швейцарские и израильские клиники и бессметные полчища убогих и юродивых повалили штурмовать стены обветшалой советской медицины.


Оглядев толпу он подумал: «без крови не обойдется!» Впихнувшись в границы помещения он ощущал себя прибалтийской шпротой в банке с такими же как и он! В холле стоял стойкий запах нафталина и немытых бабушек, которые то и норовили ущипнуть его за упругие ягодицы и остаться безнаказанными.


Толпа скандировала лозунги и кричалки напоминающие скандирование футбольных болельщиков типа : «Талон! Талон! Талон!» Казалось, что сотрясались стены от неистового вопля бушующей толпы. Время от времени на дико орущих бабушек падала штукатурка, отваливающаяся с ветхого потолка. Набравшись мужества он начал пропихиваться к окну регистратуры дабы получить заветный талон. Во время протискивания между нафталиновыми бабушками он старался как можно реже вдыхать этот пропитанный гремучей смесью противных и отвратных запахов воздух. Крик оглушал его. Изо рта некоторых индивидуумов с отсутствием зубов, слова вылетали вместе со слюной, которая падала на спины впереди стоящих болезных.


Минут через сорок страстных прижиманий он оказался у окна регистратуры, свечение настольной лампы из которого, создавало впечатление паломничества верующих к святым мощам. «Один талон к хирургу на сегодня»- брезгливо сказал он. «А волшебное слово?» монотонно ответило существо бесполого вида из окна. «БЫСТРО!!!» Немного оторопев, регистратор-улитка медленно начала что то методично пробивать на древнем, как песни Валерия Сюткина, компьютере. Ор толпы нагнетал обстановку, ему казалось, что за спиной стояло 300 спартанцев во главе со своим царем Леонидом и что есть силы кричали. В таком шуме было не разобрать, что именно кричали полу люди. В роли царя Леонида была бабушка лет 175, но не смотря на то свой возраст, она громко пыталась прокричать по всей видимости слово «окулист!». Но звуки вырывающиеся из ее рта напоминали слово «онанист» (роль царя ей подходит потому, что она помнит династию Романовых, т.к. знала она их всех лично).


Появилась новая проблема! Получив заветный талон- он понял, что протиснуться сквозь напирающую толпу он не сможет. Его попытки не увенчались успехом. Его лицо было прижато крепким плечом царя Леонида к стеклянному окну регистратуры. Запах одежды царя доводил его до полуобморочного состояния. Он уже отчаялся выбраться из вонючего плена спартанского царя и его воинов, как вдруг, громом среди нихрена не ясного неба, отрылось пятое окно и мерзкий голос оттуда произнес «КАМУ НА ФЛЮОРОГРАФИЮ, ПАТХОДИМ!» Толпа ринулась в сторону, дав ему возможность расправить свои легкие и вдохнуть хоть немного проклятого воздуха. Сжимая в руке выстраданный талон, он напролом, словно медведь пробиравшийся сквозь густой лесной валежник, ринулся в хирургическое отделение.


Влетев в коридор, как пробка из под шампанского в глаз тёте Зине, на свадьбе ее племянника, он оторопел. Гробовая тишина, обветшалые стены, прогнивший деревянный пол, напоминавший больше полосу препятствий в каком-то реалии шоу и тусклое прерывающееся освещение. «Модернизация и нано - технологии» подумал он и осторожно сделал шаг вперед.


Часть 3 «ПИ#%ДЕЦ»


Запах, которым были окутаны коридоры поликлиники были противны ему. Медленно проходя по унылым коридорам здравоохранения он закурил сигарету. «Здесь не очень любят чистоту», подумал он глядя как на полу уютно, и по всей видимости уже довольно давно, устроились окурки сигарет рядом со смятыми пивными банками. В гулу можно даже было разглядеть использованные контрацептивы, с мутной жидкостью внутри. На встречу ему шли хромые, плохо одетые люди, напоминавшие персонажей из фильма Белоснежка и 7 гномов. Только, почему-то на этих людях были одеты бейджи с надписью «мэдпирсАНАЛ». Выдыхая ментоловый дым, он создавал сам себе иллюзию, что в этом помещении еще можно чем-то дышать. Видимо, персонал рассуждая так же, не стеснялся кидать на пол окурки, с остервенением тушив их о стены разлагающихся коридоров. Пройдя к лестнице, он обнаружил, что за ним никто не идет, но старые бетонные стены доносили чьи то шаги эхом откуда-то издалека. Становилось жутко! Но только не моему герою- который славился своим бесстрашием. Поговаривают, что когда то он работал в не менее злачном месте (паспортном столе) он поставил табличку ОБЕД перед Кадыровым! По этому в этой жизни он уже ничего не боится. Пуганый!


Тускло освещенная лестница с прогнившими ступенями скрипела как суставы 99 летней гимназистки. Одна за одной, он медленно и осторожно проходил их, поднимаясь все выше к заветному кабинету. Оглядывая стены он увидел знакомые рисунки из серии наскальной живописи, что красуются на стенах его дома. По стилю рисунков можно было сделать вывод, что автор у них один, а вот сюжет на этот раз иной. Так же автор посчитал нужным рядом указать на не пристойное поведение одной из его знакомой. Причем сделано это другим цветом, выделяя данный манифест среди привычных изображений. Видимо так называемая «Тося» поразила автора своими умениями а так же акробатическими этюдами, которые автор изобразил рядом схематически. Впрочем скажу я вам, автор не был далек от истины т.к. мой герой лично знал уровень физической подготовки Тоси. По этому он достал из нагрудного кармана маркер и «цареподобно» написал рядом с манифестом: «согласен».


Наконец поднявшись на третий этаж цитадели ужаса и страданий, он настороженно пошел в сторону кабинета № 317. Разбитая напольная плитка, грязные стены, застарелая грязь и кровь перемешавшись въелись в сто летнюю облупившуюся краску на стенах. Все напоминало об одном: тебе здесь не рады.


Пройдя в холл с множеством дверей он увидел, что почти все из них были заколочены досками, которые уже почернели от сырости и старости. И только два кабинета остались не заколоченными. Они находились рядом с номерами 317 и 784. Как ни странно людей в очереди возле этих кабинетов было мало. По старому обычаю, пришедшему к нам из далекого 1917 года, он громко спросил: «Кто крайний?» Толпа зашуршала и костлявая рука с обвисшей кожей поднялась из середины толпы с тонким старческим визгом был услышан голос: «Я!».


- «За мной будете!» ответил наш герой бодрым командным голосом и выкинул недокуренную сигарету в угол холла. Всего в очереди было около десяти человек. Все сидели тихо на железных скамейках с треснувшей и вытертой дерматиновой обивкой коричневого цвета. Каждый из них делал все что мог, для того чтобы отвлечь себя. Вот тот дедушка, пытался достать кончиком своего языка до своего носа, а вот та милая бабушка, протыкала иглой из под шприца дохлую муху, найденную на полу в коридоре. Мужчина средних лет с усами как у барона Мюнхгаузена выбирал из своих усов хлебные крошки, хотя на его месте необходимо было позаботиться о том, что бы хвост сушеного леща не торчал из его дырявых и черных зубов. Изредка мимо очереди проходила мед сестра которая неодобрительным взглядом окидывала очередь и тяжко вздыхала. Она была одета в медицинский халат и кокошник, который пестрил многообразием цвета и блестящих украшений. Халат был выстиран до состояния прозрачности ткани и можно было разглядеть ее нижнее белье, причем бюстгальтер был ярко малинового цвета а трусы типа микро-мини были черного. Взглядом ее провожала добрая половина очереди в то числе и бабушки, которые по своему обыкновению, после того как мед работник скрывался за дверью кабинета или за углом коридора, начинали обсуждать какая она проститутка и шалава. Вторая половина очереди молча улыбалась слушая пересуды старых маразматиков.


Часть 4 « Зло не дремлет»


В коридоре было достаточно прохладно, учитывая то, что окно на улицу было разбито и от туда задувал ниебически холодный ветер, бабушки нахохлились, натянув свои кафтаны на самые уши. И вот наконец из за угла появилась фигура высокого худощавого мужчины в черном пальто и шляпе, это был доктор. Его фамилия с инициалами была изображена как бы кровью пациентов на белой табличке красными буквами на просевшей и потрепанной двери кабинета. Его звали ТАРАКАНЧИКОВ Е М. И не известно намеренно ли или специально, кто-то стёр точки после инициалов. Но шутка удалась, учитывая размер заработной платы врачей и тот факт что этих самых тараканчиков тут хватало с лихвой.


«Сейчас начнется треш» - подумал наш герой. Как только врач в сапогах с которых отлетали комки грязи подошел к двери кабинета и не без труда провернул ключ в замке толпа болезных ринулась к нему. «Идите на хуй отсюда!»- громким басом прокричал доктор. «Пока не приглашу - всем сидеть! Твари блядь…» снизив свой тон добавил светило медицины. Очередь замерла, казалось, что в коридоре можно было услышать даже как у дохлой мухи калышатся крылья на ураганном ветре. Толпа молча разошлась по своим местом и почти шепотом начала выяснять кто в очереди должен идти первый, а кто может на прием сегодня так и не попасть. В последнем случае- неудачнику придется заново проходить 7 кругов ада и получать талон в регистратуре бок с обок с другим царем Леонидом или неуправляемой толпой викингов.


Под тихий шёпот очереди в коридоре появляется молодой человек, на вид лет 25-28 с щетиной на лице. Его большие голубые глаза обречено оглядели очередь и он четко но не очень громко произнёс: " кто последний в очереди?" к тому моменту очередники не смогли определиться с очередностью посещения кабинета и ответ парень так и не услышал! Молодой человек не теряясь таким же уверенным голосом переспросил: "крайних нет? Все первые?" Но в ответ снова был шёпот старых кошелок! "Ну раз никого - тогда я буду первым!" Толпа забурлила, ее негодование вылилось в громкие голоса возмущения и начался привычный для этих мест разбор полётов.


- я 40 лет на заводе отработал! Имей совесть!


- Вот она - молодёжь! Никакого уважения к старшим!


- Давайте повесим его за яйца! На этом предложении толпа резко замолкла и повернулась в сторону выдвинувшего это предложение! С таким требованием выступила бабушка лет 80 со старым цветным платком на голове. Она была растеряна! Никогда ещё она не попадала в такие неудобные ситуации как эта! Ее зрачки бегали по глазам как Усейн Болт челночный бег! Встрепенувшись она резко встала, выругалась: "ой! Да пошли вы нахрен! Ироды! И вообще! Мне к другому врачу нужно! Хули я тут с вами околачиваюсь?!" Бодрой походкой начала уходить, под улыбчивую тишину в коридоре. Дверь в кабинет приоткрылась и громкий голос врача разрезал тишину: " входите! Дебилы ..." Толпа снова начала выяснять имя счастливчика который первый войдёт в благословенную дверь. Наш герой, не стал участвовать в престарелой суете а скавазанул в приоткрытую дверь, которая от сквозняка хлопнула за его спиной.


В кабинете врача он увидел: разодранный до бетонных плит линолеум, кушетка лет 150 для осмотра больных. Старый деревянный стол за которым сидел и не переставая что то писал врач, ситцевые занавески, которые были белыми лет 30 тому назад, а сейчас больше напоминавшее серое покрывало из которого медленно но постоянно спускалось облако пыли. "Че надо?! " - прервал тишину Таракончиков. "Больничный закрыть" - ответил наш герой, протягивая доктору талон и больничный лист! Тот молча взял документ, долго вчитываясь в почерк своих коллег произнес: «Ну и почерк, понапишут как курица гриль лапой, нихрена ж не понятно!» Наш герой молча стоял перед врачебным столом и пристально смотрел на человека в серо-грязном медицинском халате. Врач что-то черкнул в больничном листе – молча протянул его больному. «Свободен!»- добавил он.


Не став благодарить он вышел из кабинета, под дверью которого, уже толпился народ. Оттолкнув всех дверью он смог расчистить себе проход от полу – людей, которые сразу создали шум поднимающегося из улья рой пчел, он вышел в коридор и решил изучить содержание больничного листа. Внимательно разглядывая текст документа он пытался угадать буквы и слова которые были написаны на не понятном ему языке, он словно Фродо Бегинс рассматривающий кольцо всевластия с иероглифами, смотрел на лист не трудоспособности. «Чёртов язык Мордера» - подумал он, свернув его в трубочку и положив в задний карман облегающих джинсов.


Идя по темным и мрачным коридорам он взял в руки свой айфон и пытался посмотреть погоду на ближайшие дни в Сургуте. Нет, он туда не собирался, просто смотрев на ИХНЕНУЮ погоду, он думал о том, что в Энске все не так уж и плохо. Вдруг, за одной из дверей лечебного учреждения он услышал методичный женский стон. Скрип кровати напоминал шелест деревьев. Не найдя возможности пройти мимо, он решил посмотреть, что там происходит и на память запечатлеть увиденное на камеру модного гаджета. Затаив дыхание, он медленно потянул за ручку двери. На массажном столе на животе, лежала та самая мед сестра в малиновом лифчике и черных как брови негра трусах. Но в данный момент она была без белья, над ней стоял полуобнаженный высокий парень и двигался вперед-назад в такт её стонам. Наш герой быстро включил камеру на телефоне и начал снимать этот процесс сплетения двух тел. Парень сжимал ее плечи своими волосатыми мускулистыми руками и что то тихо проговаривал про себя. Их тела были мокрыми. Мед сестра подкатив глаза стонала, закусывая нижнюю губу. Затем, они решили сменить позу соития. И когда парень отошел от стола наш герой увидел, что интимом здесь и не пахнет, т.к. он делал обычный разогревающий массаж.


Часть 5 «Финал »


Выключив камеру, он положил телефон в карман и продолжил свой путь по кулуарам Авиценны. Спустившись к регистратуре, он обнаружил, что Царя Леонида с его войском уже там нет. Только одиноко стоящий дедушка сопел возле подоконника с закрытыми глазами. Видимо он устал стоять в очереди и неудачно моргнул, раз через час. Спокойным шагом он вышел из полуразваленного здания Здравоохранения РФ и тихо побрел на работу, сдавать больничный лист.


Его радовал тот факт, что он наконец то займется делом, ибо месячное пребывание на больничном, его изрядно достало. Он был безмерно счастлив, что увидит свой коллектив, с которым он так сдружился. Волна счастья и волненья переполняла его. Он шел по городу в приподнятом настроении с блаженной улыбкой на лице. Взглянул на город будто другими глазами. Дома и дороги отражались в лужах в радужно бензиновой пленке. Все было цветным и таким красивым. «Не зря я у бабульки в очереди вытащил из сумочки ее таблетки антидеприсанты, прикольно штырит! » - подумал он

Дубликаты не найдены

0

Из жизни жителя?