1

История Бреста 69. "История Лены Золотаревой" Часть 3. Проект "В поисках утраченного времени" от 09 июля 2010

История Бреста 69. "История Лены Золотаревой"  Часть 3.  Проект "В поисках утраченного времени" от 09 июля 2010 В поисках утраченного времени, Брест, Неизвестная история, Республика Беларусь, Длиннопост

(Это все не мое, а с сайта газеты Вечерний Брест.

(ВАСИЛИЙ САРЫЧЕВ http://www.vb.by/projects/oldbrest/)

Вещь необыкновенная! Статьи постепенно собираются, и выходят отдельными книгами.

Очень много неизвестных и трагических историй. То, о чем никогда и не догадывался, и не знал. Захватывает.) Еще как...



Начало:

Часть 1: https://pikabu.ru/story/istoriya_bresta_67_quotistoriya_leny...

Часть 2: https://pikabu.ru/story/istoriya_bresta_68_quotistoriya_leny...



По городу пошел слух о гадалке, которая говорит правду, и бабушка с Леной, взяв несколько вещиц, отправились к ней.


Придя по указанному людьми адресу, они вошли в превращенную в жилье комнатушку в здании бывшего суда на улице Буденного и увидели пожилую женщину с седыми всклокоченными волосами и крючковатым носом – чисто ведьму из сказки. И здесь же наглядно знакомую Лене чернявую девочку – дочь капитана, учившуюся классом младше в школе на углу Ленина и Дзержинского. В бывшую «Мацеж школьну», из гимназии преобразованную в обычную общеобразовательную школу, ходили многие дети командиров. Лена знала, что девочку зовут Бэла. Та играла на аккордеоне, была участницей всех школьных концертов и казалась Лене такой красивой!


Бэлин отец с первыми залпами ушел в сторону крепости и пропал. Семью немцы выселили, и Пивоваровы нашли пустовавшую комнату в доме напротив пожарки. У них не было ни мебели, ни вещей, но оказалась востребована необычная внешность бабушки: к такой гадалке люди пошли, тем более что она старалась всех обнадежить. И о Золотаревых сказала, что найдутся, придут, только не очень скоро. Потом, после войны, она открыла Лене секрет своего «гадания»: «Приходили в основном люди, искавшие родных. Помочь им было нельзя, но можно успокоить. Я говорила, вижу, у вас кто-то пропал, но он вернется, и все будет хорошо».


Лена упросила свою бабушку взять Бэлину семью к ним на Карла Маркса. Квартира без мамы и папы казалась пустой, да и выживать вместе было проще.


Лена с Бэлой стали как сестры. Жили теперь через стенку. Бэла запоет – Лена подхватит. В конце оккупации, когда прятались от советских бомбежек в окопах на Буденного, петь было нельзя, и девочки выстукивали друг другу песни.


Вместе побирались по деревням. Даже в Кобрин ходили: просителей было много, и вокруг Бреста уже не подавали, приходилось расширять географию. Поднимались ни свет ни заря или вовсе шли на ночь глядя, котомку через плечо и в путь.


В деревнях с криком: «Жидовки!» – девочек не раз забрасывала камнями ребятня. Приходилось бежать. Полуармянка Бэла, которой это адресовалось, отдышавшись, оправдывалась: «Из-за меня тебе попадает…»


Потом приноровились ходить в Польшу. В крепость проникали свободно, а до Буга рукой подать. Берег патрулировали немецкие пограничники, и девочки ждали, когда те уйдут обедать. Вскоре после полудня немцы уводили псов, и Лена с Бэлой и третьей подругой Аллой вброд переходили речку. Женщины на той стороне, знавшие о собаках, с трудом верили, что девочки действительно из Бреста, но, убедившись, не могли сдержать слез: «Бедные дети…»


В левобережных деревнях за Мухавцем (Вулька-Подгородская и дальше) девочки пробовали наниматься на работы. Переправлялись на пароме, к которому спускалась Генеральштрассе (нынешняя Советская). Как-то осенью хуторской крестьянин взял их копать картошку. Копали неумело, больше оставляли в земле – хозяин посмотрел на такую работу, вздохнул, но не прогнал, придумал какую-то мелочевку, а на картофель нашел более сноровистых. По всему, добрый был дядька.


Так они прожили в батраках с неделю, после чего хозяин велел уходить, чтобы девочки не попали в создаваемое немцами гетто для восточников, а заработанную картошку он им обещал привезти в город по адресу.


Прошло еще пару недель. Лена с Бэлой уже не надеялись: обманул пан. И тут приехала на возу его жена, одетая в черное. Сгрузила обещанную картошку:


– Забили моего пана…


Не то окруженцы, не то партизаны забрали свиней, корову, теленка, а пытавшегося протестовать хозяина пустили в расход.


Возвращаясь из тех же левобережных деревень, Лена с Бэлой встретили невероятно худого заросшего еврея лет тридцати пяти, который шел из Варшавы, где его семью расстреляли в гетто. Попросил показать дорогу в Брестское гетто и, чтобы у девочек не было проблем, вызвался идти в сотне метров от них.


Предусмотрительность оказалась нелишней: через пять минут возле мужчины затормозила легковая машина. Девочки обмерли, еврей встал как вкопанный. Из автомобиля вышли немцы, перекинулись парой слов, сели и поехали дальше.


Лена с Бэлой подбежали к мужчине: что произошло? Оказалось, стучало колесо или вышла другая неисправность и немцы просто решили осмотреть.


Девочки проводили мужчину до парома, где он присоединился к группе брестских евреев, возвращавшихся с работ в гетто. Потом Лена пару раз видела его в городе идущим в колонне по проезжей части (ходить по тротуару евреям не дозволялось). Он улыбался и подавал какой-нибудь приветственный знак.



Продолжение следует.



ВАСИЛИЙ САРЫЧЕВ

История Бреста 69. "История Лены Золотаревой"  Часть 3.  Проект "В поисках утраченного времени" от 09 июля 2010 В поисках утраченного времени, Брест, Неизвестная история, Республика Беларусь, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты