131

Интервью с врачами. 4. Челюстно-лицевой хирург Александр Карнаух

Как восстанавливают лица пострадавших в ДТП и драках, почему невылеченный вовремя зуб может привести к уродству и сколько хирургов нужно для реконструкции покалеченной челюсти, рассказывает челюстно-лицевой хирург областной больницы № 2 в г. Череповце Александр Карнаух.

Интервью с врачами. 4. Челюстно-лицевой хирург Александр Карнаух Длиннопост, Медицина, Медики, Врачи, Интервью, Челюстно-Лицевая хирургия

— Чем занимается челюстно-лицевой хирург? Что за пациенты к вам приходят?

— Процентов 40 всех наших пациентов обращаются с травмами нижней челюсти или средней зоны лица. Средняя зона лица состоит из 16 костей, и мы имеем дело с их переломами. Значительная доля пациентов приходит с воспалительными заболеваниями. Чаще всего это касается стоматологии. Люди не всегда могут получить вовремя помощь с кариесом, пародонтитом и прочими стоматологическими проблемами. Ждут, терпят, думают, что само пройдет. В результате появляются потом у нас с осложненным заболеванием. Например, очаг был в области одного зуба, а через три-пять дней мы можем получить гнойник грудной клетки. Это одно из самых коварных осложнений. За три года у нас было семь таких пациентов, всех мы пролечили и выписали. Иногда так и говорят, что болезнь пошла «от зуба».

— Вы также готовите пациентов к протезированию зубов?

— Да. В условиях стоматологических поликлиник провести большую костно-пластическую операцию невозможно. Здесь мы делаем это под контролем анестезиологов, а затем в стационаре наблюдаем за пациентом во время реабилитации. Мы имеем дело, например, со случаями длительного ношения съемного протеза: после этого имплантировать зубы уже невозможно, так как костной ткани практически не остается. Мы делаем костно-пластическую операцию, то есть наращиваем костную ткань, берем с одного места, пересаживаем в другое. Далее реабилитация и наблюдение четыре-шесть месяцев. Если кость прижилась, человек идет в поликлинику на протезирование. Если нет, все повторяем. За последний год мы сделали четыре таких операции.

— А какие травмы бывают чаще всего?

— Чаще всего к нам приходят с травмой нижней челюсти — бьют в нее чаще. Причем ломается она не из-за того, что удар сильный, а из-за того, что во время удара человек пытается сжать зубы, дабы защититься. Именно от этого происходит перелом, причем не там, куда били, а с противоположной стороны. Это такая анатомическая особенность. Реже происходит перелом средней зоны лица. Там кости более плотные, сломать их можно только тогда, когда площадь удара меньше. Например, острым предметом.

— Злокачественные опухоли встречаются в вашей практике?

— В полости рта довольно-таки часто встречаются. Если взять все опухоли, то из них 15% — это то, чем занимаемся мы. При поступлении пациента проводим диагностику. Если есть подозрение на злокачественную опухоль, госпитализируем, проводим биопсию, гистологическую верификацию, а потом направляем сразу в Вологодский онкологический диспансер, где уже пациента будут лечить.

— Отчего развиваются злокачественные опухоли на лице?

— Обычно причина таких заболеваний — вредные привычки. Например, курение. Часто причиной становятся постоянные хронические язвы. Вот человек носит съемные протезы, язва возникает в месте давления. Кушать ведь нужно, а человек думает: «Ну ладно, поболит и перестанет». А у него болит месяц или два, он приходит к нам, а язва уже большая. И на гистологии мы видим злокачественное новообразование.

— Высокотехнологичную помощь у вас не оказывают?

— Есть ряд операций, которые мы делаем каждую неделю, и они называются высокотехнологичными. Для нас же это обычные операции. Вот мы говорили о восстановлении лицевого скелета после обширной травмы: это высокотехнологичная операция, которая длится не час и не два. Для ее проведения необходима масса титановых конструкций, большая бригада хирургов, смежные хирурги, оборудование. Но для нас это обычная операция — остеометаллосинтез. То есть, если говорить о номенклатуре, то да, мы делаем высокотехнологичные операции.

— А сколько длятся ваши операции?

— В среднем операция длится около часа. А самая длительная — пять часов. Это восстановление нижней и верхней челюстей после ДТП. Остальные длятся три-четыре часа. При восстановлении челюстей мы ставим титановые пластины, они фиксируют частицы костей в правильном положении. На этих поврежденных костях находятся зубы. Нам нужно сделать так, чтобы зубы стояли так же, как и до травмы. А то сделаем операцию, а у пациента рот не закроется. Поэтому мы всегда в первую очередь ориентируемся на индивидуальный прикус человека. Ставим прикус, а потом уже восстанавливаем контуры косточек.

— Человек так и живет с титаном в лице?

— Как правило, да. Так и живет и, в принципе, не ощущает дискомфорта. Даже рамки на титановые пластины не звенят.

— Сколько пациентов у вас бывает в месяц?

— В среднем около 55.

— Какая для вас была самая сложная операция?

— Я начинал учиться на стоматолога, и самой сложной была самая первая самостоятельная операция по удалению зуба. На третьем курсе я три часа удалял один коренной зуб! Я даже не знал, как инструменты в руках держать. В учебнике-то они нарисованы… Кстати, пациент был в норме, а вот я был бедный!.. Морально было тяжело… Тогда я и принял решение, что больше стоматологией заниматься не буду — пошел в челюстно-лицевую хирургию. А вообще, все наши операции непростые, потому что очень сложный доступ для манипуляций. У нас разрезики маленькие, потому что их нужно умещать в естественные складки на лице, чтобы уродства не было. Из-за этого операции сложны.

— Почему вы вообще выбрали медицину?

— Я всегда хотел быть адвокатом: думаю, это очень интересная профессия. Ну, а в медицинский документы подал из-за старшей сестры, которая уже училась в медвузе. Так получилось, что поступил в медицинский институт в Архангельске. В Новосибирске прошел ординатуру по челюстно-лицевой хирургии. Там была очень хорошая ординатура. В основном была практика, и пациентов там было очень-очень много. В Череповце я работаю третий год. Челюстно-лицевая хирургия интересна, это одно из самых быстроразвивающихся направлений в медицине. Потихонечку мы в Череповце приближаемся к крупным клиникам.


Источник: черинфо точка ру /news/94831-celustno-licevoj-hirurg-aleksandr-karnauh-vse-nasi-operacii-delautsa-cerez-malenkie-razreziki


Предыдущее:

Интервью с врачами. 3. Врач-гастроэнтеролог Оксана Тихоненкова

https://pikabu.ru/story/intervyu_s_vrachami_3_vrachgastroyen...

Дубликаты не найдены

+3
Не только в дтп и драках. Я этим летом утром упала в обморок. Дома, лицом об ковёр плашмя. В полуметре от кровати и угла стола (был бы труп). Итог: перелом скуловой кости со смещением и веселая операция с крюком в щеке. Одно хочу сказать: медики - молодцы. Глядя на их пациентов, зарплаты и условия работы, хочется пожелать им терпения!
+1

Общалась в том году с челюстно-лицевым хирургом. Очень позитивная дама! Мы, говорит, пока друг другу не требуемся :)

+1
Интересно. И ситуации похожие, моя сестра тоже начинала учебу в Архангельске в медицинском, а продолжила в Новосибирске)
0
Интересно сколько стоит исправление кривой челюсти ?
раскрыть ветку 1
+1

Это только с хирургом общаться. И, скорее всего, нужна будет компьютерная томография (КТ).

0

он похож на американского доктора

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0
Подозреваю что в этом научно-популярном фильме тоже рот задействован.
0
Причем ломается она не из-за того, что удар сильный, а из-за того, что во время удара человек пытается сжать зубы, дабы защититься.

так, @Zapisal, тут полезная инфа)

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: