8

Интервью с Социалистическим Государством. Часть 2.

Продолжение этого поста


- И снова у нас в студии Социалистическое Государство, или товарищ Социализм, как он просит себя называть. В предыдущую встречу мы остановились на вопросе о медицине. Вы сумели организовать общедоступную бесплатную медицину, что всегда ставилось Вам в заслугу. Но зачем Вы тратили столько усилий, если относитесь к людям, как к расходному материалу?


- Люди не расходный материал, не выдумывайте. Я сразу сказал, что люди - это трудовой ресурс. Причём, ресурс уникальный, обладающий инициативой и творческим потенциалом. Это очень ценный ресурс, поэтому, его нужно беречь. Не хватало мне ещё терять ресурсы от какого-нибудь массового замора или от банальных переломов, простуд, дизентерии.


- Вместе с тем, к медицине при социализме была масса претензий. Даже шутка ходила "лечишься даром - даром лечишься". Вы, обладая огромной страной с уникальным набором природных богатств и дисциплинированным образованным населением, могли вывести общедоступную медицину на самый высочайший уровень. Почему же этого не произошло?


- И снова мы возвращаемся к вопросу об эффективности затрат. Высочайший уровень медицины – это дорого, затраты не окупаются. Дворник, которого спасали 10 врачей с помощью 10 кубометров дорогущего оборудования никогда не сможет отработать эти затраты, даже если останется трудоспособным после этой эпопеи. А если он станет инвалидом? Это новые непроизводительные затраты на поддержание его никчемной жизнедеятельности. Поэтому, медицина была общедоступная, но не дорогая. Она обеспечивала оптимальное соотношение между затратами и объёмом восстановления трудового ресурса. Естественно, всё это относилось к дешёвым элементам трудового ресурса. Наиболее полезные мне элементы, управленческая и интеллектуальная элита, получали более качественную медицину.


- Какая мерзость!


- Всего лишь осуществление моего основного принципа – с каждого по способностям, каждому по труду. Что Вы удивляетесь? Этот принцип распространялся на все аспекты существования трудового ресурса. В том числе и на медицинское обслуживание. А Вы как думали? Или Вы цитировали на каждом шагу этот лозунг, не понимая его содержания? Это Ваши проблемы, а я был честен со своим электоратом (смеётся).


- Значит Вы могли, например, повысить продолжительность жизни, но сознательно этого не делали?


- В 60-е годы была достигнута оптимальная средняя продолжительность жизни трудового ресурса, она не менялась до тех пор, пока я руководил процессом.


- Этак Вы договоритесь до необходимости утилизировать стариков и инвалидов.


- Это идеал, но он недостижим. Электорат бы меня не понял, а там и до бунта недалеко.


- Вы о понятии «гуманизм» когда-нибудь слышали?


- Игорь, не забывайте, что Вы разговариваете с Государством. Гуманизм индивидуальный и гуманизм государственный – это абсолютно разные вещи. Я заботился не о каждом, а обо всех. О здоровье популяции, если угодно. Что такое повышение средней продолжительности жизни? Это прежде всего снижение смертности от всяческих заболеваний, в том числе наследственных и вызванных ослабленным иммунитетом. Вы когда-нибудь видели волка с гастритом или сердечной недостаточностью? Не видели. Но не потому, что их не существует, а потому, что они долго не живут и не дают потомства. А что творит медицина с человечеством? Она его уродует. Она спасает субъектов, которые по всем природным законам выжить не могут. Потом они кое как существуют на таблетках и плодятся. Их потомство живёт на таблетках и плодится. И так далее и так далее. Т.е. в человечестве закрепляются отрицательные мутации, которые делают его слабым и уязвимым. В природе эти мутации устраняются естественным отбором. А кто будет этим заниматься в условиях так называемой цивилизации?


- И Вы взяли на себя функции естественного отбора?


- Умничка! Да, взял. В меру возможности, конечно. Обычный трудовой ресурс получал обычную медицину, которая не давала умирать от легкоустранимых причин, но и не позволяла плодить нежизнеспособное потомство. Ценный же ресурс – умные, инициативные, преданные – получали медицину высшего разряда для закрепления ценных свойств в популяции. Таким образом, в целом,  интеллектуальный рост ресурса не сопровождался его физической и физиологической деградацией. В итоге получалось то, что Вы называете «здоровым обществом». Вы ж не против здорового общества?


- Демагогия!


- Вы сможете это сказать лишь после того, как сумеете оспорить какие-то из моих выводов и достигнутых результатов.

Дубликаты не найдены

+2

Предыдущий понравился больше, но пишите ещё.

В универе на семинаре по философии одногруппник-фанат коммунизма тоже дошел до идеи ликвидации бесполезных, стриков и инвалидов. Всем прочим идея не понравилась

+1
Вот со многим согласен, но одного понять не могу. Мы жили херово, потому что рациональное использование ресурсов не считало нужным повышать качество жизни отдельных людей - ок. Тогда почему страны с нерациональным использованием все равно нас обогнали, при том отдельные люди жили и живут лучше.
раскрыть ветку 1
0

Потому что военный лагерь с приусадебным хозяйством. А народ как ресурс, не более, который должен маршировать в ногу, потому что если не в ногу, то тогда возникаюи мысли, чувства, желания, а это мешает службе.

+2

1987 год, поступление в институт. И один из абитуриентов, под большим секретом, рассказал мне важную тайну - основное противоречие социализма. Я не стал оспаривать его утверждение. Но запомнил. А момент "блеснуть" наступил на семинаре по "Политической экономии". Преподаватель изложил материал по основному противоречию капитализма, "между общественным характером производства, и частнокапиталистической формой присвоения", и в качестве вывода торжественно сообщил, что при социализме такого противоречия нет.

Вот тут я поднял руку, и задал вопрос, есть ли какие-то другие противоречия при социализме. Ответ был отрицательный. А я сказал, что знаю. Преподаватель пообещал зачет автоматом. И тут я выдал фразу: "Основное противоречие социализма это плановый характер производства и рыночный характер потребления".

Преподаватель зачем-то оглянулся вокруг себя.

Сказал что-то невнятное, зачет не поставил, и перешел к другим вопросам.

Меня никуда не вызывали, и ни о чем не спрашивали, уже можно было говорить на такие темы.


Вот и все, что следует знать об основном противоречии социализма.

раскрыть ветку 7
0

Прям хорошооо, да...

0
1. Противоречия в социализме есть. Социализм - это бесклассовое общество, но классы уничтожены не полностью. В этом заключается основное противоречие.
2. Наличие момента товарности в нетоварном производстве - это действительно противоречие социализма, но не основное. Основное - в первом пункте, из которого вытекают всё остальнве.
-4

Разве плановое производство неотъемлемая черта социализма?

раскрыть ветку 4
0

Кстатида! Как неизбежность планового производства следует из общественной собственности на средства производства?

раскрыть ветку 3
0

Просто феерично.
Автор, назвавшись Социализмом, рассказывает о продаже человеческой рабочей силы как товар, и в конечном итоге - превращение самого человека в товар, расчеловечивание, что является очевидным свойством капитализма (достаточно выглянуть за окно, чтобы убедиться, как о простых людях переживают и заботятся).

Расчеловечивание при капитализме было подробно объяснено ещё полтора века назад в рамках понятия "отчуждения труда".

Весь пост не содержит ни одной мысли, кроме "давайте называть белое черным, один хер никто не разбирается". И вот у нас в социализме почему-то процветает общественный дарвинизм, хотя даже школьник поймёт, что где-то у автора не бьется логика, но он делает морду кирпичом и продолжает вбрасывать убогую пропаганду.

Судя по рейтингу и уровню постов, подозреваю что ТС - выгодно проданная консерва.

раскрыть ветку 29
-1
Весь пост не содержит ни одной мысли, ...
где-то у автора не бьется логика...
вбрасывать убогую пропаганду.

Вот как надо аргументировать аргУментами! )))

раскрыть ветку 28
-1

Но конечно, замечания про дарвинизм в социализме, про рабочую силу как товар, не заметны в моем комментарии.

Объяснить сможешь или и дальше будем скобочки слать, типа хаха, это не критика?

раскрыть ветку 27
0

Странно, что ваш пост даже в плюсах..

раскрыть ветку 1
+1

Сам удивляюсь. Может, я поспешил разочаровываться в гражданах? Но бОльшая часть комментов... ой, блиииин... По принципу "не читал, не слыхал, но мнение имею".

-4

Социализм, как раз, похож на зоопарк, в отличии от дикой природы капитализма, где выживает наиболее приспособленный.

Собственно, последствия зоопарка мы и наблюдаем при выживании людей в естественной среде - отдельные особи желают вернуться обратно в клетку.

-1

Тоже такие мысли возникают после просмотра новостей.

-1
http://www.aif.ru/society/people/nasha_rasa_v_1983_g_vpervye...
все у нас хуево, особенно воспитание
Похожие посты
29

Здравоохранение в СССР или попробовали бы вы не помыть руки в советском детском саду!

А вы знали, что сегодня – международный день мытья рук?)) Кстати, объявлен он целой ООН! Казалось бы: чего только не придумают! А на самом деле, эта простая гигиеническая процедура, описанная ещё в Библии (речь об омовениях) жизненно важна, так как помогает предотвратить множество инфекционных заболеваний, в том числе смертельных. Но при этом на земле огромное количество людей её избегают: кто-то в силу сложившихся культурных и национальных традиций, кто-то – из-за низкого уровня жизни, отсутствия воды и гигиенической культуры.


Не знаю, как прививают чистоплотность в странах, где нет Мойдодыра и Доктора Айболита, а вот в Советском Союзе система была выстроена чёткая. Конечно, у каждого свой опыт общения с медициной и своё к ней отношение, но посмотреть и вспомнить, думаю, интересно и тем, кто застал СССР, и тем, кто только что-то слышал о тех временах.


Приглашаю вас в путешествие по республикам СССР (год 1973): заглянем в родильные дома, детские сады и школы, санатории и профилактории, медкабинеты и спортивные объекты на предприятиях, в санатории, учебные заведения и НИИ, станции «скорой помощи». А помните производственную гимнастику?)))


Желаем всем крепчайшего здоровья и оптимизма!!!

Источник: канал на YouTube «Советское телевидение. Гостелерадиофонд СССР», www.youtube.com/c/gtrftv

31

Владимир Алекси-Месхишвили. Интервью

Не могу не залить сюда интервью, наверное, одного из апологетов детской кардиохирургии, человека с большой буквы. Очень приятный в общении, без пафоса,  строг к себе и окружающим. Владимир Владимирович Алекси-Месхишвили.


Рекомендую прочитать на сайте оригинала.

(с сокращениями, в угоду объему поста)


Ссылка на оригинал.


«Нельзя на ходу отвечать на вопросы родителей». Кардиохирург Владимир Алекси-Месхишвили — о детях с пороками сердца.


В 1980-м кардиохирург Владимир Алекси-Месхишвили одним из первых в СССР стал оперировать новорожденных с критическими пороками сердца. Единственное в стране кардиохирургическое отделение для детей первого года жизни, которое возглавил профессор в институте сердечно-сосудистой хирургии им А.Н. Бакулева, многие годы было единственной надеждой для семей со всего Советского Союза.


С 1990 года Владимир Владимирович живет в Берлине. До выхода на пенсию он был ведущим детским хирургом Немецкого кардиологического центра, где проводил около 350 операций в год — то есть по одной-две операции ежедневно, и опубликовал около 700 научных трудов.


Профессор Алекси-Месхишвили не любит рассказывать о себе и героизировать профессию. Перед интервью просил, чтобы вопросы не были сентиментальными. Врач помог сотням детям из России попасть на лечение в Германию и до сих пор не забывает тех, кого спас: его единственная фотография в соцсетях — портрет с девочкой Катей, которую вылечили 15 лет назад.


Владимир Алекси-Месхишвили умеет исправлять сложнейшие пороки сердца и таким образом менять будущее ребенка. С грустью он смотрит на обстоятельства, которые мешают детской кардиохирургии в нашей стране развиваться по современным стандартам. На это доктор тоже старается повлиять, как может: модерирует конференции, которые проводит сообщество детских кардиохирургов России, проводит мастер-классы в разных регионах страны — за последние годы профессор посетил все главные кардиохирургические отделения для детей.

Самый маленький новорожденный весил 400 граммов

— Вы прооперировали тысячи пациентов с врожденными пороками сердца и написали около 700 научных работ по кардиохирургии. Есть ли в сердце еще что-то интересное вам?

— Сердце, как и любой другой орган, не изучено досконально. Одно время считалось, что анатомия сердца полностью изучена, но это не так. Мы все время открываем новые заболевания, значения тех или иных структур.

Допустим, электрическая активность сердца, его биомеханика. Почему страдает сократительная способность сердца, почему образуются заболевания, которые у здорового человека вроде бы не должны возникать? Очень много вопросов, связанных с генетикой.

Здесь огромное поле для научной работы, и молодым людям нужно находить на это время. Ведь все открытия сделали молодые люди, а не старики вроде меня.

— Вы сейчас что-нибудь пишете?

— Сейчас редко, у меня уже нет живого интереса к науке. Хотя недавно написал большую главу про недоношенных детей в национальном руководстве, которое издал мой хороший друг Юрий Козлов из Иркутска — замечательный хирург, который делает необыкновенные вещи.

Меня просто поразило выступление одного депутата, который сказал, что этих детей лечить не надо. Это кощунственно, не по-божески, не гуманно и просто зло. Понимаете, всем надо помогать: неважно, выживет человек или нет. Не нам решать, кому жить или не жить. Наша прерогатива — помочь больному. Я много оперировал недоношенных детей, самый маленький новорожденный весил 400 граммов.


По истории кардиохирургии написал небольшую работу на русском языке. В России, к сожалению, многие молодые хирурги плохо знают историю своей профессии. Но как можно представить себе профессионального музыканта, который не знает историю музыки? И хирургам нужно знать, кто открыл нам дорогу вперед, на чьих плечах мы стоим, какие это были смелые, умные люди. Иначе это говорит об отсутствии любознательности, а это главный движущий элемент в образовании. Если человек не любознательный, его никогда не сделаешь хорошим специалистом, это исключено. Как известно, стены и аппараты не лечат — лечат люди со знаниями. Хотя часто слышишь фразы, которые никакого отношения к врачебной деятельности не имеют: хирург от Бога, золотые руки или еще что-то.

— Про вас только так говорят.

— Одни так называют, другие, может быть, проклинают — дело не в этом. Это неправильное обозначение уровня врача. Хирургов от Бога или с золотыми руками не бывает. Есть хорошие хирурги и, к сожалению, плохие.

Вы думаете, если в Америке делаются несколько сот тысяч коронарных операций, их что, делают гении? Нет, их делают хорошие профессионалы. Кардиохирургия — это очень высокого уровня ремесло, как ремесло часовщика. Ремесло высокого полета. А хирург от Бога — я не знаю, что это такое. На Западе так никто никого не называет.


Из Владивостока везут на лечение в Москву — это ненормально

— 40 лет назад в СССР появилось первое отделение для новорожденных с пороками сердца, а вы стали его заведующим. Почему вы взялись за это направление и как в те годы лечили таких малышей?

— Я начинал как детский хирург, а потом заинтересовался детской кардиохирургией, поступил в аспирантуру, защитил диссертацию. И после академик Бураковский, директор института сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, предложил мне возглавить отделение, которое занималось бы только грудными детьми.

Эта область тогда была плохо разработана. И надо отдать должное Бураковскому — он отправил нас в США, где мы впервые увидели, как надо, и постарались перенести на советскую почву.

Конечно, наши возможности, в том числе технические, никак не соответствовали американским, мы в то время отставали очень и очень сильно. Советская медицина сильно отставала от мировой. Надо это признать и говорить прямо.

Когда мы создавали отделение, поняли, что без мамочек мы этих детей выходить не сможем, и стали пускать их в реанимацию. Это было первое отделение в СССР, где пускали родителей к детям. И это вызвало страшный гнев министерства здравоохранения, я даже получил выговор.

— Почему вы, наверняка зная о последствиях, пошли против регламентов Минздрава?

— Условия для выхаживания в то время были очень сложны, прежде всего из-за нехватки сестер. После перевода в палату детям требовался материнский уход. Кроме этого, длительное изолирование от матери — тяжелая психологическая травма для ребенка.

Мамы сидели с детьми, говорили с ними, купали, и, таким образом, дети находились в комфортном состоянии. Это и была причина, почему я стал пускать родителей в послеоперационные палаты.


В то время мы много писали, сколько помощи требуется детям, сколько из них умирает от года до трех лет. Тогда все эти данные были засекречены, получить их было очень трудно, а напечатать еще труднее. Тем не менее, это удавалось.

У нас в отделении были хорошие результаты, и к нам приезжали люди, смотрели, как мы работаем. Конечно, мы были ограничены, но многим смогли помочь. Но одно отделение на весь СССР — это капля в море, просто смешно. И когда сейчас ребенка из Владивостока везут в Москву — это ведь тоже ненормально, все должно развиваться на местах.

— Как вам кажется, это хорошо, плохо или неизбежно, что некоторые пациенты из России до сих пор едут на операции в Европу и США?

— У больных есть полное право оперироваться в той или иной клинике или стране. Это судьба человека. Как можно ему запрещать выбирать клинику, если речь идет о жизни и здоровье? Никакого разговора о гуманизме в этом случае быть не может. Нужно понимать, что все стремятся туда, где лучшие результаты, что вполне естественно.

Больных из России в нашей клинике стало гораздо меньше, чем в 1990-е годы. Сравнивать с тем временем даже нельзя. Очень многие операции стали делать на родине, есть прекрасные хирурги.


В России многие центры оперируют, говорят, что успешно, но мы точно не знаем, потому что статистики по смертности и осложнениям нет, ее не открывают. Если результаты отличные — бояться нечего. Данные должны быть в открытом доступе, чтобы люди знали, кто как работает, у кого какая смертность или осложнения.

В Германии над нами очень сильный контроль. Вся статистика по нашим операциям собрана в одном месте, и страховые компании, которые платят за эти операции — а они очень дорогостоящие, — не заинтересованы, чтобы больные шли туда, где плохие результаты. В Германии тоже не все замечательные.

К сожалению, в России почти все закрыто, нет системы контроля качества, и я знаю только несколько отделений, которые открыто показывают свои результаты. И мы знаем, что в некоторых случаях смертность такая, какой не должна быть.

— Почему так происходит?

— Это объясняется не тем, то у людей нет опыта, а тем, что недостаточно ресурсов и системной подготовки. Например, есть отдельные специалисты по эхокардиографии, зондированию. Но детский кардиолог должен обладать всеми методами лечения больного с пороками сердца, кроме хирургического. Для этого нужна определенная система обучения.


Чтобы стать детским кардиологом в Германии, надо после института изучить неонатологию, педиатрию, детскую кардиологию, сдать экзамены — и после этого ты имеешь право заниматься с детьми с врожденными пороками сердца.

На мой взгляд, детская кардиохирургия гораздо сложнее взрослой: комбинация врожденных пороков такая многообразная, что некоторые встречаются один-два раза в жизни врача.

Чтобы выбрать правильно решение, нужно обладать огромными знаниями.

В России четкой системы подготовки детских хирургов нет, и детская кардиохирургия как профессия не существует, кажется, официально не признана. Детей подчас оперируют хирурги, занимающими другими областями кардиохирургии, но я думаю, никакого отношения ко взрослой кардиохирургии детская не имеет.


Врожденные пороки сердца, особенно сложные — это проблема на всю жизнь. Пациентов нужно контролировать в течение жизни, нередко во взрослом возрасте им требуются повторные операции.

После 18 лет этих больных в России детские больницы принимать уже не хотят, а взрослые хирурги в этом мало понимают. Поэтому взрослые пациенты с оперированными врожденными пороками словно висят в воздухе. Это абсолютно неправильная постановка вопроса.

— А как помощь взрослым пациентам устроена в Германии?

— В Германии такого разделения нет. У нас нет отделения для новорожденных и детей первых трех лет жизни. Все больные с врожденными пороками сердца лечатся в одном отделении, независимо от возраста, и мне приходилось оперировать больных в возрасте 3 дней и в возрасте 80 лет. Какая разница? Ты должен уметь все, что касается врожденных пороков сердца.

Ко мне иногда обращаются больные, которых я когда-то оперировал. Они уже взрослые, у кого-то уже свои дети, и они спрашивают: что нам делать, нас нигде не принимают.

Немецкий кардиологический центр

— Что вы им обычно отвечаете?

— Приходится созваниваться с коллегами, просить, чтобы они посмотрели. Но это же не дело.

Взрослых людей, которых уже прооперировали по поводу врожденных пороков сердца сегодня гораздо больше, чем тех, которые рождаются с ними. И эти пациенты требуют постоянного наблюдения. Надо же им помогать.

В Германии существует специальный центр для взрослых, который следит за ними и направляет — по хирургической линии или кардиологической. К сожалению, в России эта проблема не решается никак: людей отфутболивают.

Нельзя на ходу отвечать на вопросы родителей

— Это правда, что в Германии вы прооперировали больше тысячи пациентов из России?

— Речь идет лишь о нескольких сотнях, но не тысяче.

— Я слышала, что родители детей поехали за вами, так как многие операции делали только вы.

— Никто ни за кем никуда не едет, это все неправда (улыбается).


В 1990-е в Германии было много благотворительных обществ для России и бывших советских республик, на кардиохирургические операции выделялись деньги — а ведь они очень дорогие, так как тут задействованы огромные технологии. Оборудование одной койки в отделении интенсивной терапии для ребенка стоит около 75 тысяч евро. В то время я через эти общества мог доставать какие-то деньги для пациентов…

Помню, однажды мне написала воспитательница детского дома из Вологды, рассказала про мальчика, которого нигде не брали. Тот мальчик поправился, вырос и отправил мне письмо, а потом мы созвонились. Его я уже не так хорошо помню, как воспитательницу. Это была необыкновенная женщина, которая… у меня даже голос задрожал… к этому ребенку относилась как к родному, все время была с ним рядом.

Попасть в детдом — это же огромная трагедия. В Германии нет детских домов. Здесь есть попечители, которые берут детей, оставшихся без родителей, к себе в семью на воспитание. Огромное количество детдомов о чем говорит? О неблагополучии каком-то, непорядке.

У нас был случай, когда отец ребенка с синдромом Дауна усыновил еще одного такого ребенка, только еще с пороком сердца. Для меня это пример человечности, прежде всего.

Мне кажется, все дети требуют внимания, любви, счастливой жизни. И все должны иметь равные условия, чтобы реализоваться. Наверное, сколько в этих детдомах способных детей! Они же не виноваты, что родители от них отказались. Посмотрите, сколько детей увезли в США и там они стали необыкновенными спортсменами!

Иногда читаю, что детей бьют, и думаю: ну как вообще можно ребенка бить? Как можно поднять на него руку, как бы он себя ни вел? Ведь ему всегда все можно объяснить.

— Врач тоже может все объяснить пациенту, или проблема коммуникации в медицине неизбежна, как вы думаете?

— Конечно, может. Если ты не можешь что-то объяснить больному, значит, ты сам не понимаешь, о чем говоришь. Любому человеку, независимо от уровня его образования и культуры, можно все объяснить.

И родитель должен понимать, что ты сделаешь для его ребенка все, что можешь. Но это не значит, что он будет здоров — это главный момент, который мама и папа должны понимать.

Многие не выдерживают.

Умение общаться, находить общий язык, слушать, доводить свои мысли до полного понимания — это признак культуры.

— Этому умению можно научиться?

— Можно научиться, если есть пример. Если видишь, как ведет себя твой старший коллега. Главное — этому нужно хотеть научиться. Нельзя на ходу отвечать на вопросы родителей — людям нужно уделять время. Если тебя спрашивают, ты должен побеседовать, успокоить. Это же их горе.


Огромным достижением последнего времени считают допуск близких в реанимацию. Не пускать — это варварство просто. Люди не хотят показывать, как они работают.

С другой стороны, сестры и врачи очень перегружены. Например, в Германии на одну койку приходится четыре сестры. У трех сестер восьмичасовой рабочий день, одна — в резерве. И сестры занимаются только больными, а все остальное, например, уборку помещения, делают специальные люди, которые никакого отношения к медицине не имеют.

В России часто одна сестра на несколько больных. Естественно, качество ухода страдает.

В Германии с сестрами тоже все непросто: они не получают какие-то необыкновенные деньги. Многие из них не хотят работать в реанимации, когда такие же деньги могут заработать в зубном кабинете. В этом году все поняли, что без врачей и сестер не обойтись.


— Как раз хотела спросить, как вы жили в карантин.

— Первые три месяца вообще из дома не выходил. Сейчас, конечно, хожу в маске, мою руки, соблюдаю дистанцию и гигиену, как полагается.

Понимаете, в чем дело… Пока человека лично не затронет, он никогда не поймет серьезность ситуации. Некоторые говорят, что вирус проходит бессимптомно, но это ничего не значит — никто не знает, какие отдаленные последствия возникнут у этих больных, что у них с легкими и другими органами. Все это только изучается, на это идут огромные научные силы.

Иногда результат операции не зависит от хирурга

— Вы приходили к пациенту пять раз в день — это стандарт в больнице или ваше правило?

— Это мое правило, особенно оно касается сложных больных. Если ты сделал операцию, это же не значит, что на ней твоя ответственность закончилась, правильно? Ты приходишь, смотришь больного и, может быть, замечаешь то, что другие не заметили.

Я волновался всегда за больных, не был уверен, что все хорошо идет. Как минимум, три раза в день проверить нужно обязательно.

— Получается, вы волновалась за 350 человек в году? Ведь столько операций ежегодно проводили.

— Врач не может умирать с каждым своим пациентом. С другой стороны, нет хирурга, у которого бы не погибали больные…

— Что делает врач, когда это происходит?

— Обсуждает с коллегами, почему это произошло. Может быть, мы что-то не так сделали? Может быть, наши показания были неправильными? Иначе никак быть не может. Чтобы снизить смертность до минимального уровня, нужна коллегиальная работа, анализ ошибок.

Было время, когда смертность при определенных пороках была 50%, то есть каждый второй умирал. Сегодня смертность в лучших клиниках где-то на уровне 2%.

— Академик Александр Коновалов, директор центра нейрохирургии им. Бурденко, в интервью часто говорит о кладбище пациентов у врачей-хирургов…

— Был такой выдающий хирург Сергей Сергеевич Юдин, он работал в Серпухове. Говорят, что там существовало кладбище Юдина. Это было начало прошлого века, когда многие вещи были очень рискованными…

Конечно, у каждого хирурга есть свое небольшое кладбище, без него никак не получается, к сожалению. Бывают очень сложные операции, результат которых не зависит от хирурга — небольшой сдвиг, и больной потерян. Иногда берешься за то, за что не надо браться, и пытаешься помочь тому, кому нельзя помочь.


Мне запомнился один смертельный случай. Это было в 1976 году. Поступил новорожденный с сложным пороком — атрезией легочной артерии с интактной межжелудочковой перегородкой. Такие дети обычно погибают вскоре после рождения. Опыта таких операций у нас практически не было. В операционной у ребенка возникла остановка сердца, мы его реанимировали более часа, но восстановить сердечную деятельность не смогли. В институте пошли слухи, что мы отправили живого ребенка в морг. Приехала комиссия из Минздрава, но все обошлось. Сегодня, наверное, возбудили бы уголовное дело…

Спустя полтора года мама родила ребенка с таким же пороком, мы успешно его прооперировали и выписали. Потом родители уехали в США, я встретил эту семью во время одной из моих командировок. Мальчику уже было 16 лет. Кардиолог, который его наблюдал, удивился, что такую операцию могли сделать в СССР.

— Вы помните, что говорили маме перед операцией у второго ребенка?

— Вспомнить детали и волнения через столько лет я не могу, но раз она согласилась на операцию, наверное, доверяла мне. А академика Коновалова я очень хорошо знаю с 1968 года. Это пример настоящего врача, врача старого толка, порода которых извелась потихоньку. Таких людей слишком мало сегодня.

— А что «входит» в эту породу?

— Честность в общении с пациентом. Любовь к больному и желание ему помочь, насколько возможно. Стремление понять не только болезнь человека, а его тревогу, заботы.

С каждым больным нужно находить что-то душевно общее, постараться создать доверительные взаимоотношения. Говорить обо всем, не пугая.

Это позволяет избежать многих неприятностей в будущем, в случае развития осложнений.


— Это правда, что некоторые пациенты из России ночевали в вашей квартире в Берлине?

— В те времена у пациентов не было денег на ночлег, и некоторых больных мы размещали у себя. Но это, конечно, единичные случаи — я никогда не устраивал у себя гостиницу (улыбается). А потом клиника построила гостиницу, где можно было снять номер за очень маленькую цену.

Многие люди, которые жили у нас, наверное, благодарны и помнят. Но больной обычно вспоминает врача, когда ему что-то нужно. Редко кто поздравляет с днем рождения. В Германии я прооперировал от шести до восьми тысяч человек. Может, человек 20 наберется, кто помнит. Хотя одна женщина даже фильм сняла.

Я считаю, что с пациентами надо иметь деловые отношения, дружить неправильно. Потому что болезнь не уходит, и сегодня человек доволен, а завтра нет.


— Бывало ли такое, что пациенты находили вас спустя годы?

— Недавно я получил письмо от одного пациента, которого оперировал много лет назад. Вот оно:

«Здравствуйте, не думал, что найду вас на фейсбуке. Мне 37 лет, и всю жизнь, почти на каждый мой день рождения, родители рассказывали и продолжают рассказывать мне историю того, как меня спасали в 1984 году в Москве. Как папа предложил вам взятку, чтобы именно вы меня прооперировали, а вы ему тогда ответили: «Если бы ты не был отец, то я бы тебя за это предложение выгнал. Не переживайте, эти операции делаю только я».

Вряд ли вы помните, конечно, наверняка у вас за всю жизнь было много подобных случаев. В любом случае огромное вам человеческое спасибо, я один из многих тех, кому вы спасли жизнь».

— Какой была ваша реакция на это сообщение?

— Для меня это приятная неожиданность. Я этого пациента не помню. Посоветовал ему обследоваться, так как после армии он у врача не был.

Письма такие получаю редко, отвечаю всегда, не отвечать — хамство.

Если чему-то у меня научились – это мое самое большое достижение

— Что еще мешает развитию детской кардиохирургии в России?

— Научные статьи из России очень редко публикуются в ведущих кардиохирургических журналах мира, а если и публикуются, то в каких-то второстепенных изданиях. Если вы возьмете ведущие англо-американские журналы, то увидите, что работы публикуют китайцы, корейцы, индусы. А где статьи из России? Их, к сожалению, единицы.


Некоторые врачи приезжали к нам в центр на стажировку, но уезжали недовольными, потому что не могли полноценно общаться по-английски. Английский — это современная латынь в медицине, без знания языка практически невозможно следить за тем, что происходит в мире. Конечно, мало кто знает язык на таком уровне, чтобы написать статью для ведущего научного журнала. В институте, где я работал, были специальные люди, которые правили наши работы.

Я все время ищу людей из России, с кем могу написать научную работу. Недавно некоторым врачам предложил темы, но особого интереса они не проявили, что меня несколько удивило. Может, кого-то и заинтересует. Ведь для того, чтобы получать знания, быть любознательным, врач должен иметь условия. А если у него мизерная зарплата, как он будет выписывать дорогие журналы? Это вопрос очень сложный.

— Поэтому вы стали одним из создателей Ассоциации детских кардиохирургов России — чтобы делиться знаниями?

— Я никакой не создатель, а один из, так сказать, доброжелателей, чтобы это общество было создано. Да, оно позволяет людям собираться на конференциях, обмениваться современными знаниями. Кроме этого, у нас есть Сердечный клуб России, в котором я один из модераторов. На нашем сайте все время стараюсь выкладывать какие-то интересные статьи, чтобы люди могли прочитать. В вотсапе мы обсуждаем всякие интересные случаи.

— Почему вам это важно?

— Это одна из форм образовательной помощи. Когда учишь других, ты должен все время самообразовываться — нельзя учить человека, если у тебя какие-то позапрошлые знания.

Я работал до 73 лет, хотя в Германии врачи в 65 уходят на пенсию. Почему я работал? Мои знания надо было передать молодым врачам. И выросли блестящие хирурги. Я очень рад и считаю, что, если люди чему-то когда-то у меня научились — это самая большая заслуга моей жизни, самое большое достижение.


— У вас не было возможности остаться в России?

— Покидать свою страну — большая потеря. Теряешь круг общения, друзей, мир, в котором ты вырос. Но я уехал, так как хотел подняться на более высокий профессиональный уровень, что, как мне кажется, мне удалось в конце концов. С сегодняшним пониманием и знаниями я вряд ли смог бы работать в той обстановке, да и сейчас тоже тяжело.

Есть система главных врачей — это такая система удельных князей, которые позволяют себе делать все, что им вздумается. Ведь на Западе нет такой системы. Больницей управляет менеджер, и он, например, не занимается закупкой оборудования — для этого есть специальное отделение. Также существуют клинический руководитель учреждения.

В институте, где я работал, есть пять отделений. У каждого свой руководитель, и руководитель клиники не может вмешиваться в работу этих отделений, назначать туда сотрудников или увольнять. Он может только давать общую стратегию развития клиники, с руководителями обсудить какие-то проблемы отделений. В России главврачи указывают, кому и как работать, отвечают за закупки — это огромное поле для коррупции.


— Что бы вы сделали, если только от вас зависело бы дальнейшее развитие медицины в России, в частности, детской кардиохирургии? Какие проблемы нужно было бы решать в первую очередь?

— Если я скажу, что я знаю, это будет очень нескромно. Я не знаю, как можно помочь. Думаю, вся система, оставшаяся после Советского Союза, требует реорганизации, но для этого надо быть человеком с большим государственным умом. Как может быть, что где-то в отдельном городе нет возможности лечить детей? Это же не дело.

Обучение надо ставить на совершенно другой уровень. Какие-то сертификаты, по-моему, большая формальность.

Не должно быть никаких главных специалистов страны. В свое время был главный фтизиатр Советского Союза — один на триста миллионов населения. Чиновник большого ранга, который указывает периферии, как нужно работать. Какие у него необыкновенные качества, что он главный специалист?

— Но пока система обучения в России не изменилась, что вы посоветуете делать молодым врачам, которые хотят стать если не главными, то просто хорошими хирургами?

— Стараться узнать как можно больше и совершенствоваться каждый день. Должен быть постоянный интерес к своей профессии. У меня нет ни дня, чтобы я не прочитал какой-нибудь статьи, хотя в принципе мне это уже не нужно, так как от больных я уже отошел. Но мне это интересно.

Блестящий хирург практически не совершает ошибки, хороший хирург совершает, но умеет быстро исправлять, а плохой совершает, но не может исправить.

— В таком случае каждый ли сможет стать хорошим хирургом?

— Это дано многим, но не каждому. Когда приходит молодой человек, говорит, что хочет стать хирургом, ты смотришь, как у него работают руки — для хирурга мануальные качества исключительно важны. И иногда говоришь: ты знаешь, это не твое дело. Тяжело им это сказать, они обижаются, но надо быть честным.


Часто спрашивают, кем бы вы стали еще…. Я бы никогда не стал врачом. Может быть, я стал бы путешественником, археологом или криминалистом — существует так много интересных профессий. Но врачом уже нет. Врач — очень тяжелая профессия. Если посмотреть, сколько лет ты провел в больнице и сколько дома… Получается, основная твоя жизнь прошла там.

Врач-хирург — это перевернутая страница моей жизни, но, к сожалению, второго раза не бывает.

— Как вам кажется, что человеку вообще важно успеть сделать в жизни?

— Люди, которые советуют другим как жить, не вызывают у меня доверия. Но, мне кажется, во-первых, надо быть честными и порядочными людьми — это самое главное. Не грубите близким, не губите свое здоровье, ведите добрый образ жизни, насколько это возможно в сегодняшних условиях. И постоянно совершенствуйтесь в своей профессии.


— Владимир Владимирович, в вашей жизни есть место для веры? Или это не путь для хирурга, который, простите за пафос, почти ежедневно сражается со смертью?

— Хирург может быть верующим человеком. Можно вспомнить знаменитого хирурга Луку Войно-Ясенецкого, который очень пострадал за свою веру в сталинские времена.

Я человек неверующий, несмотря на то, что мои предки были священниками. Часто думаешь: вот наша галактика, а что за ней? И где конец? Мы просто песчинка…

Я спрашивал очень высоких религиозных деятелей — на уровне руководителей церкви — почему страдают эти дети. Они говорят: «За грехи родителей». А причем родители тут? Почему дети должны отвечать за грехи родителей? Я этого не понимаю. И на операции приезжали очаровательные дети с замечательными родителями.

Пациенты из России часто привозили иконки, читали молитвы, одна женщина даже свечку зажгла в реанимации, где кислород циркулирует… Мне кажется, вера не помогает в хирургии. В хирургии помогают умения и знания.

Думаю, настоящий верующий человек — это прежде всего человек нравственный, порядочный, не злой. Но нравственным можно быть и без веры… Считаю, что гораздо более верующие люди — те, которые помогают близким бескорыстно и не пытаются потом напомнить, что они такого необыкновенного сделали. Это настоящие люди от Бога.

— На ваш взгляд, можно ли как-то стать человеком с большим сердцем?

— Я думаю, надо родиться таким. Только сердце — это не центр эмоций, в сердце нет души, как думали в эпоху Возрождения.

Не хочу выступать в роли всезнайки — мои знания тоже ограничены. Еще добавлю, что врач должен быть широко образованным человеком, культурным, знать литературу, много читать. Все не откладывается, конечно, но есть писатели, которых хочется перечитывать.

— Кого, например?

— Чехова. Великий писатель. Он был необыкновенной личностью. Поражает, когда видишь, что Чехов успел создать за свои годы, хотя ушел из жизни так рано.

— Не могу не спросить, кем вы себя больше ощущаете — немецким, советско-российским врачом, международным?

— Я ощущаю себя просто врачом. Приблизительно так, как писал Чехов: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения; что же национально, то уже не наука».

Владимир Алекси-Месхишвили. Интервью Медицина, Здравоохранение, Кардиохирургия, Интервью, Длиннопост

В.В. Алекси-Месхишвили.

Показать полностью 1
2481

Николай Тихонов - нищий премьер

Вчера я выложил текст про Брежнева (Леонид Брежнев - как анекдоты съели человека), в котором упомянул, что тот никогда не сдавал своих людей. В ответ получил стопиццот комментариев про "кооператив "Озеро".


Но эта аналогия не очень хорошая, потому что команда Брежнева несколько отличалась от нынешней элиты. Время было другое, страна была другой и люди в ней были другие. Некоторые - совсем-совсем другие, такие сегодня уже, наверное, невозможны.


Я только об одном брежневском ставленнике расскажу. Это Николай Александрович Тихонов, глава правительства одной из двух сверхдержав планеты, шестой и предпоследний Председатель Совета Министров СССР.

Николай Тихонов - нищий премьер История, СССР, Социализм, Власть, Биография, Длиннопост

Единственный в брежневском Политбюро потомственный интеллигент - он родился в 1905 году в Харькове в семье инженера. Сам тоже профессиональный инженер - закончил Днепропетровский металлургический институт.


Потом была традиционная карьера знающего советского "технаря" - инженер, заместитель начальника цеха, начальник цеха, главный инженер, директор завода. Еще при Сталине, в 1950 году, Тихонова забирают "на федеральный уровень" - назначают начальником Главного управления трубной промышленности, а с 1955 года — заместителем министра черной металлургии СССР.


Начинается карьера во властных структурах, которая особенно хорошо идет при Брежневе - с Леонидом Ильичом они были знакомы по Днепропетровску с молодости, с 30-х годов.

Николай Тихонов - нищий премьер История, СССР, Социализм, Власть, Биография, Длиннопост

Н. Тихонов (четвертый справа) в составе советской делегации во время визита Н. Хрущева в США.


Именно Тихонов и возглавил советское правительство после ухода Косыгина, который его чрезвычайно высоко ценил, несмотря на то, что тот был креатурой Брежнева, с которым у Алексея Николаевича были, мягко говоря, довольно сложные отношения. По крайней мере, когда в 1976 году Косыгин перевернулся на байдарке и фактически пережил клиническую смерть, он от руки написал в больнице записку для Политбюро, что исполнять его обязанности на время болезни будет Тихонов.


Но я сейчас не про политическую карьеру Тихонова, тем более, что она была не идеальной - пост премьера, к примеру, он занял очень поздно, когда уже откровенно "не тянул" по возрасту. Я про то, что случилось после политической карьеры.


Николая Тихонова, как и других "брежневских старцев", отправили на пенсию при Горбачеве. Все было прилично - Николаю Александровичу, как бывшему премьеру, оставили дачу и охрану, назначили персональную пенсию. Да ему много и не надо было, как вспоминал в интервью "Ъ" бывший управделами Совета Министров СССР Михаил Смиртюков: "Как получил трехкомнатную квартиру, когда был зампредом, так и жил в ней с женой до самой смерти. Детей у них не было, и жили они очень скромно".


Потом Горбачева свергли, Союз распался, к власти пришел борец с привилегиями Борис Николаевич Ельцин. И персональную пенсию у бывшего "партократа" отобрали, пересадив его на обычную пенсию по старости.


И тут обнаружилась интересная вещь - никаких сбережений у бывшего партократа не оказалось. По словам того же Михаила Смиртюкова, "когда он работал в правительстве, все свои деньги они с женой тратили на покупку автобусов, которые дарили пионерлагерям и школам... И ребята из охраны скидывались, чтобы купить ему фрукты".


Умер Николай Александрович уже на излете "святых девяностых", в 1997 году. Как рассказал в интервью ТАСС бывший министр геологии СССР Евгений Козловский, в последние годы жизни Тихонов написал письмо на имя Ельцина: "Прошу похоронить меня за государственный счет, поскольку у меня нет финансовых накоплений".


Похоронили, чо, не звери же. Точнее - подхоронили к матери и жене, у них теперь один памятник на троих.

Николай Тихонов - нищий премьер История, СССР, Социализм, Власть, Биография, Длиннопост

Сегодня его уже никто не помнит - в газетах о нем не пишут, и в шоу у Малахова не обсуждают. Все, что от человека осталось - две звезды Героя Социалистического Труда, девять (девять!) орденов Ленина, первый из которых он получил в 1939-м, начальником цеха Днепропетровского металлургического завода, второй - в марте 1945-го, а последний - в 1985-м, к отставке.


Еще были другие советские и иностранные ордена, и две Сталинские премии - 1943 года, "за коренное усовершенствование производства минометных труб и деталей боеприпасов", все 100 тысяч рублей которой он отдал в Фонд обороны, и 1951 года, "за разработку и освоение производства бесшовных труб большого диаметра". Еще было честно заслуженное удостоверение доктора технических наук (металлургом он был "от Бога", это все признают), да репутация абсолютно порядочного и кристально честного человека.


И больше ничего.


Сегодня таких называют "лохами".

______________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей - 2"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 3
256

Владимир Петрович Демихов - гений трансплантологии

Автор: Константин Бутенко.


Пускай меня сейчас закидают тапками, но я люблю СССР. Значительная часть потенциальной аудитории уже отсеялась, а значит, можно продолжать. Итак, я люблю СССР за все вот это имперское, величественное, за великие стройки коммунизма, за полеты в космос, за невероятную мощь ядерного вооружения, за возможность грозить всему миру с трибуны ООН. Но вот что я не люблю в СССР – это поразительную способность бездумно расходовать бесценный человеческий потенциал, поразительное пренебрежение к людям, заслуживающим быть воздвигнутыми на Олимп. Вы и сами прекрасно знаете о таких эпизодах, их масса. Сегодня же я хотел бы рассказать еще об одном таком трагическом жизненном пути, пути Владимира Петровича Демихова.

Владимир Петрович Демихов - гений трансплантологии Cat_cat, История, Медицина, Наука, Трансплантация, СССР, Видео, Длиннопост

Непосредственно герой рассказа.


Путь героя этого повествования начался 31 июля 1916 года в хуторе Кулики нынешней Волгоградской области. Интерес к естественнонаучной области, который многим покажется нездоровым, продемонстрировал еще в раннем детстве – по воспоминаниям матери, пытался разрезать грудь дворовой собаке, чтобы посмотреть на живое сердце (Джоффри Баратеон одобряет).


Первоначально Демихов учится на слесаря-ремонтника, но, не окончив учебы, приезжает в Москву и поступает на биологическое отделение МГУ. Учебе и работе юный ученый отдается с редкостной фанатичностью, которую он пронесет через всю жизнь. Так, в 1937 году, в возрасте 21 года, Владимир Петрович впервые в мировой истории пересаживает собаке самостоятельно сконструированное (!) искусственное сердце. Собака после этого проживет еще 2 часа. Вплоть до начала ВОВ Демихов продолжает экспериментальную работу.


По началу Великой Отечественной Войны Демихова направляют на фронт в патологоанатомическую службу. Именно в действующей армии происходит его встреча с хирургом Борисом Петровским, будущим министром здравоохранения СССР. Доподлинные обстоятельства произошедшего конфликта неизвестны, но он сыграет весьма трагическую роль в судьбе отечественного ученого.


После окончания войны Демихов создает небольшую лабораторию при Институте хирургии Академии медицинских наук СССР и вторую половину 40-х и практически все 50-е годы проводит там за работой. В это время он впервые в мире проводит ряд изобретенных им операций на многострадальных Рексах: в 1946 году – пересадка сердца и сердечно-легочного комплекса, 1948 год – пересадка печени, 1953 год – операция маммарно-коронарного шунтирования. Всего за эти годы Демиховым было проведено более 200 успешных операций на собаках, все они прожили от суток до 3-х лет.


Пожалуй, главное достижение его жизни (не главное по значимости, но прославившее его имя на весь мир) было осуществлено ученым в 1954 году. Владимир Петрович Демихов осуществил пересадку головы и передних ног одной собаки к телу другой, соединил их кровеносные системы и добился выживаемости подопытных образцов – и все это без использования иммунодепрессантов! Донорская голова прекрасно прижилась на теле акцептора, лакала молоко, лаяла и пыталась укусить вторую собаку. В последующие годы Демихов создаст более 20 подобных химер, самые успешные образцы проживут около месяца. Но одновременно на протяжении всех его наиболее продуктивных годов деятельности Владимир Петрович будет встречать противодействие со стороны видных академиков и профессоров СССР, получать обвинения в шарлатанстве и лженауке.

Владимир Петрович Демихов - гений трансплантологии Cat_cat, История, Медицина, Наука, Трансплантация, СССР, Видео, Длиннопост

Самая первая "химера" Демихова.

Запись с теми самыми собаками Демихова (непосредственно оригинал, увы, найти не удалось).


Приснопамятное выступление Демихова на международном симпозиуме по трансплантологии в Мюнхене в 1958 году с представлением результатов своей деятельности вызвало фурор и шок. О Демихове стали говорить как о наиболее видном специалисте в области трансплантологии. Но в Москве подобный успех был встречен с подозрением. Посыпались обвинения в раскрытии государственной тайны. Немедленно Демихов был отозван обратно в СССР и в последующие годы признан невыездным.


По пришествию 1960 года, из-за продолжающейся травли со стороны научного сообщества, Демихов вынужден сменить и без того стесненные рабочие условия на совсем уж хтонический ужас – ему выделяют подвальное помещение в Институте скорой помощи имени Склифосовского. Небольшая каморка, в которой стоят несколько столов, одинокая лампочка под потолком, доски на полу, сырость, затхлость и полное отсутствие какого бы то ни было современного оборудования – вот условия, в которых гений мировой трансплантологии был вынужден проводить революционные опыты. Дважды к Демихову на стажировку приезжал Кристиан Барнард, причем второй раз нелегально, под видом туриста, - тот самый Барнард, который в 1967 году осуществит первую в мире пересадку сердца человека, после чего сразу же позвонит Владимиру Петровичу и назовет его своим учителем. В этой же лаборатории учился у Демихова и Майкл Дебейки, ведущий мировой кардиохирург с более чем 70 годами стажа.


Провел же все эти годы Владимир Петрович младшим научным сотрудником. Его диссертацию долгие годы не допускали к защите по причине «отсутствия научной ценности». Отчаявшись получить заслуженное признание, в 1960 году Демихов выпускает сокращенную версию диссертации в виде монографии под названием «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», мгновенно переведенную на несколько языков, но незамеченную в СССР. Лишь в 1964 году, пробившись через сопротивление партийной конъюнктуры, Демихов за день проводит 2 защиты, мгновенно приобретя степень сразу доктора биологических наук.


Прямо сейчас Вы наверняка подумали, что жизнь наконец-то начала налаживаться. Если так, то Вы безнадежный оптимист. В 1965 году министром здравоохранения назначают того самого Петровского, и гонения на Демихова возобновляются с удвоенной силой. Все его предложения (одно из них, например – консервация пригодных для пересадки человеческих органов в телах живых свиней) не только не получают поддержки, но вообще отвергаются без какого-либо рассмотрения. На съездах и консилиумах Демихову не дают слова. Угрожают отнять с таким трудом полученные ученые степени и выделенную на окраине Москвы однушку. Все это не могло не отразиться на здоровье Владимира Петровича, который с этого времени начинает много болеть, в 1968 году переносит инсульт. Тем не менее, даже в таких условиях Демихов с командой верных учеников продолжает работать вплоть до закрытия лаборатории в 1986 году, сделав еще ряд изобретений.


Признание Демихов получил во всем мире. Его заслуженно называют одним из отцов-основателей мировой трансплантологии. Он получает ряд почетных званиях в ведущих иностранных академиях и научных обществах. В СССР же только в 1988 году он становится лауреатом Государственной премии, после чего надолго пропадает со сцены.


Приходит 1996 год. Новопереизбранному Борису Николаевичу Ельцину (советский и российский партийный, государственный и политический деятель. Первый Президент Российской Федерации (1991—1999). Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР 10-го и 11-го созывов (1979—1989); член Президиума Верховного Совета СССР (1984—1988). Народный депутат СССР и член Совета Национальностей Верховного Совета СССР (1989—1990). Народный депутат РСФСР и председатель Верховного Совета РСФСР (1990—1991). Член КПСС (1961—1990), член ЦК КПСС (1981—1990); в партии занимал посты первого секретаря Свердловского обкома КПСС (1976—1985), секретаря ЦК КПСС (1985—1986) и первого секретаря Московского горкома КПСС (1985—1987)) назначают операцию на сердце. Дело государственной важности. В качестве консультанта выписывают того самого Майкла Дебейки. Сразу же, по прилете в Москву, он осведомляется о Демихове. В окружении президента – недоумение, кто, мол, такой этот ваш Демихов и зачем он понадобился мировому светилу. Наконец все же находят Владимира Петровича в той самой квартирке на окраине Москвы, где он, пораженный рассеянным склерозом, живет с женой практически безвылазно долгие годы. После этого о Демихове все-таки вспомнили и даже присудили ему в 1998 году орден «За заслуги перед Отечеством» III степени. В тот же год он и умер. Такие дела.


Полная перипетий жизнь Демихова, целиком отданная науке, всю жизнь была вынуждена сталкиваться с бездушием государственной машины. Бюрократия и своеволие партийных чинов в очередной раз не дали полностью раскрыться бесценному человеческому потенциалу. Все, чего достиг Демихов, он достиг не благодаря помощи государства, а вопреки ему. Кто знает, каких грандиозных результатов мог бы добиться ученый, предоставь ему не затхлую комнатенку в подвале, а полноценную лабораторию? Возможно, пересадка человеческого сердца была бы осуществлена в СССР не в 1987 году, а на многие годы раньше, еще до Барнарда.

Владимир Петрович Демихов - гений трансплантологии Cat_cat, История, Медицина, Наука, Трансплантация, СССР, Видео, Длиннопост

Памятник на Ваганьковском кладбище.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_167358

Автор: Константин Бутенко.

Личный хештег автора в ВК - #Бутенко@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 2 1
266

Российский ученый Илья Духовлинов начал испытывать на себе вакцину от COVID-19

«У нас имеется молекула, которая представляет собой активное вещество вакцины, и мы разработали также и масштабированную технологию ее производства», – российский ученый Илья Духовлинов утверждает, что разработал собственную вакцину от коронавируса и готов отправить ее на экспертизу любым заинтересованным сторонам. О ходе исследований ученый рассказал газете ВЗГЛЯД в своём интервью.

Российский ученый Илья Духовлинов начал испытывать на себе вакцину от COVID-19 Интервью, Коронавирус, Вакцина, Ученые, Лекарства, Медицина, Гифка, Длиннопост

Сегодня научный мир ищет средство борьбы с коронавирусом – вакцину от COVID-19. О прогрессе в этой работе в США заявляет американский президент Трамп, работы ведутся в Китае, в Канаде, в Японии, в Израиле, в Европе. Ведутся такие исследования и в России.


По данным вице-премьера Татьяны Голиковой, в стране на данный момент осуществляется разработка сразу 47 вакцин на 14 платформах.


Исследования ведутся не только государственными, но и частными компаниями и лабораториями. Так, проектом по разработке вакцины занялся Илья Духовлинов, выпускник кафедры биохимии биологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, лауреат Международной премии Леонарда Эйлера для молодых ученых в области биологии. Он несколько лет возглавлял лабаратории генетической инженерии вакцин Государственного НИИ особо чистых биопрепаратов (ГосНИИОЧБ) и генетической инженерии белков Института экспериментальной медицины (ИЭМ). Сейчас - руководитель и основатель компаний «АТГ Сервис Ген» и «Фарма Ген».


В 2016-2018 годах Духовлинов выпонял контракты на разработку вакцин против ротавирусной инфекции и туберкулеза. Также его компании выполняют заказы Федерального медико-биологического агентства и сотрудничают с Минобороны.


Сейчас ученый заявляет, что достиг важных результатов в разработке вакцины от коронавируса и даже начал испытывать образец новой вакцины на себе лично.


ВЗГЛЯД: Илья Владимирович, вы полагаете, что вакцина от COVID-19 скоро будет найдена?


Илья Духовлинов: Я занимаюсь разработкой вакцинных препаратов последние 15 лет. Препараты, созданные моей командой, запатентованы во многих странах мира (США, Европа, Индия, Япония, Китай). Это вакцины против туберкулеза, гриппа, пневмонии. Опыт создания подобных препаратов у нас большой, и мы понимаем, как сделать их эффективными. Поэтому создание вакцины от коронавируса осуществлялось согласно уже имеющемуся опыту и принципам биотехнологии и генной инженерии.


Таким образом, я могу однозначно заявить – у нас имеется молекула, которая представляет собой активное вещество вакцины, и мы разработали также и масштабированную технологию ее производства.


ВЗГЛЯД: Каковы доказательства действенности вашего варианта вакцины?


И. Д.: Мы провели опыты на лабораторных животных, где показали формирование специфического клеточного иммунитета к основным антигенам COVID-19. Вакцина не имеет токсичности.


ВЗГЛЯД: Можно ли только по результатам опытов на животных оценивать действенность препарата?


И. Д.: Существуют принятые в РФ правила, утвержденные Минздравом, по испытанию вакцинных препаратов. И испытания на животных – это значительный спектр методов. Первоначально на животных выясняются параметры токсичности вакцины. Животных вводятся 10- и 100-кратные дозы препараты, оценивается состояние их внутренних органов, потомства.


Потом идут испытания на иммуногенность. Вакцина должна вызывать формирование антител и специфических Т-лимфоцитов. Это все показатели действенности препарата. Низкая токсичность, иммуногеность – это важнейшие параметры. И только после этого идет блок испытания на протективность – животных заражают вирусом и смотрят, как вакцина защищает животных от заражения. Вирус COVID-19 поражает и некоторых животных. Сейчас есть принятые в России и в мире модели. Это – хорьки.


Согласно правилам Минздрава, токсичность проверяется на лабораторных мышах и кроликах. Иммуногенность – аналогично на мышах и кроликах. Протективность – по общепринятой модели на хорьках.


ВЗГЛЯД: Сколько времени вам потребовалось на создание прототипа вакцины?


И. Д.: В теории формулу вакцины наш коллектив создал в конце февраля. Далее была проведена большая работа по синтезу самой молекулы и разработка технологии ее синтеза.

Российский ученый Илья Духовлинов начал испытывать на себе вакцину от COVID-19 Интервью, Коронавирус, Вакцина, Ученые, Лекарства, Медицина, Гифка, Длиннопост

ВЗГЛЯД: Каков механизм ее действия?


И. Д.: Вакцина представляет собой кольцевую молекулу ДНК, содержащую химерный ген. Этот ген кодирует специальный белок. Белок собран искусственно из «кусочков» различных белков коронавируса. Именно такой подход позволил сделать важнейшую вещь в конструировании вакцины. По своей природной структуре белки коронавируса имеют участки, гомологичные белкам человека. Это значит, что иммунный ответ на COVID-19 параллельно обеспечивает и иммунологическую реакцию на ткани и органы человека, меняя их функцию. Вот чем опасна эта инфекция. Вирусом можно переболеть, можно успешно выздороветь, но иммунитет на сам вирус частично направлен и на организм человека! Это опаснейшая ситуация. После инфекции и выздоровления в течении нескольких лет начинает возникать спектр других заболеваний. Кстати, аналогичная ситуация такого «перекрестного иммунитета» имеется и в случае других вирусов (гриппа, папилломы и других).


Делая вакцину, мы брали белки вируса и убирали из них участки, которые идентичны белкам человека. Поэтому химерный белок состоит из «кусочков», которые выбраны с помощью моделирования и собраны так, что не имеют ничего общего с белками человека. Это была кропотливая и сложная работа и именно она обеспечивает высокую эффективность и безопасность вакцины. Так же мы удалили участки белков, которые не только гомологичны, но и взаимодействуют с белками человека.


Благодаря генной инженерии вакцина собрана очень правильно, в ней стыкованы все необходимые иммуногенные участки и убрано все, что вредит организму человека. ДНК, кодирующая такой химерный иммуноген, вводится внутримышечно и вызывает в клетках человека синтез этого иммуногена и формирование Т-клеточного ответа в первую очередь. А это самый важный протективный параметр, который развивается быстрее, чем антительный, и при этом нет риска появления феномена антителозависимого усиления инфекции. Безопасность вакцин такого класса давно показана в мировых научных исследованиях. Она не является онкогенной и не является фантастическим «чипированием» или генетической модификацией, о которой много ложных представлений.


ВЗГЛЯД: То есть одна из главных задач была – избавиться от «кусочков» белка в вакцине, гомологичных белкам человека?


И. Д.: Да, все верно. Нужно было удалить методами генной инженерии эти участки. Это и есть современные, самые современные высокие технологии. Моделируется участок ДНК, не содержащий кодирующих участков гомологичных белков, и затем синтезируется искусственно. Наша компания с 2004 года специализируется на синтезе ДНК.


ВЗГЛЯД: Против каких болезней такие «сборные» вакцины уже применяются?


И. Д.: Например, вакцина Регевак, от гепатита В. Там используется конкретно выделенный ген из вируса, а вирус или весь его геном не используется. Есть ее аналог – Энджерикс В, широко используемый в мире. Еще один хороший пример – вакцина против онкогенной папилломы. Она тоже рекомбинантная, генноинженерная, и содержит конкретные «вырезанные» участки конкретных белков вируса. Не весь вирус.


ВЗГЛЯД: А как быть с тем, что для создания вакцины, насколько я понимаю, нужен живой штамм коронавируса?


И. Д.: Нет, это не так. Живой штамм не нужен. Технологии, когда нужен живой штамм – это устаревшие подходы прошлого. Сейчас нужно знать генетический код вируса. Этого достаточно. Возможность узнать генетический код у меня была благодаря моим международным связям и так же он был опубликован в нескольких специализированных научных базах данных.


Используя этот генетический код, мы химически синтезировали соответствующую ДНК, которая и кодирует нужные белки. Живой вирус уже не нужен. Тем более он непригоден для вакцины, как я уже объяснил выше – так как имеет гомологичные белки с белками человека и таким образом вакцина на основе живого вируса будет очень вредна.


ВЗГЛЯД: В какой лаборатории проходили работы? Это лаборатория имеет так называемый «третий уровень безопасности» для работы с опасными патогенами?


И. Д.: В лаборатории компании «АТГ Сервис Ген». Как я уже сказал, живой вирус не нужен. Современная геномика, биоинформатика, генная инженерия позволяет воспроизводить фрагменты патогена и для этого не нужны подобные лицензии.


ВЗГЛЯД: Были клинические испытания?


И. Д.: Сейчас мы оформляем пакет документов для получения разрешения на их проведение.


ВЗГЛЯД: То есть подтверждённые клинические испытания еще впереди?


И. Д.: Посудите сами. Эпидемия начала развиваться в начала года. О самом вирусе и его структуре мы получили информацию в феврале. Да и все научно-исследовательские институты получили ее примерно в это же время. Далее надо было конструировать вакцину, учиться ее синтезировать в значительных количествах. Провести клинические испытания ещё не было времени. Причём не только у нас, но и во всем мире.


Они только-только могут начаться. И мы к этому готовы. Пока мы имеем перспективные данные на животных.


ВЗГЛЯД: Вы действительно проверили вакцину на себе? Как вы себя чувствуете?


И. Д.: Да, это правда. Я вводил себе препарат дважды, с интервалом в 14 дней. Такова схема иммунизации. Внутримышечно, в дельтовидную мышцу. Чувствую себя отлично. Никаких неудобств или последствий не ощущаю.


ВЗГЛЯД: До того, как ввести себе вакцину, вы проходили тест на заболевание коронавирусом?


И. Д.: Да, он отрицательный. Тест проводился в поликлинике Приморского района Санкт-Петербурга. Это был тест на наличие генетического материала вируса в носоглотке методом ПЦР.


ВЗГЛЯД: Есть ли побочные эффекты от вакцины? Вы их фиксировали?


И. Д.: Возможно временное повышение температуры, до 37-37.5 градусов, не более. И все.


ВЗГЛЯД: Но ведь побочные эффекты могут быть выявлены не сразу.


И. Д.: Существует отработанная методология доклинических исследований. Это те же животные модели. Там изучается токсичность, аллергенность, канцерогенность. После этих исследований можно с большой уверенностью говорить, что побочные эффекты будут минимальные. Плюс я напоминаю про наш подход с моделированием иммуногена – все гомологичные участки, все элементы вирусных белков, взаимодействующие с белками человека, удалены. Это – гарантия безопасности.


ВЗГЛЯД: Кто в итоге дает конечное заключение, что, да, вакцина найдена и это именно вакцина от COVID-19?


И. Д.: Конечное заключение – это свидетельство о регистрации вакцины выданное Минздравом. И мы сейчас идем по этому пути, чтобы получить эту регистрацию. Пока еще ни одна страна в мире и ни один научно-исследовательский институт или коммерческая компания этого не достигли.


ВЗГЛЯД: Сколько времени может уйти на проверку и получение всех разрешений и проведение подтвержденных клинических испытаний?


И. Д.: От 6 до 12 месяцев.


ВЗГЛЯД: Кто-то из других ученых готов подтвердить, что вам удалось разработать вакцину?


И. Д.: Безусловно, мы много обсуждаем это с коллегами. Дискутируем. В частности, мы обсуждали вакцину с научным руководителем НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова академиком РАН Виталием Зверевым. Он не счел наш подход несостоятельным.


ВЗГЛЯД: Что это значит?


И. Д.: Виталий Зверев считает подход по созданию вакцин на основе ДНК перспективнейшим подходом будущего. Зверев называет ДНК-вакцины вакцинами будущего. Предлагаемая мною вакцина – и есть ДНК-вакцина.


ВЗГЛЯД: Кому-то из представителей ВОЗ или других «международников» вы говорили об изобретении?


И. Д.: Мы подали международную заявку на патент. Сейчас успешно прошли первичные экспертизы. Патент будет защищать нашу вакцину в 177 странах мира. Мы не обсуждали вакцину с международными сообществами.


ВЗГЛЯД: Как к вашей разработке отнеслись у нас на официальном уровне?


И. Д.: Нас включили в перечень компаний, разрабатывающих инновационные проекты для борьбы против COVID-19. Есть соответствующий документ штаба Москвы по борьбе с коронавирусной инфекцией. Мы направили соответствующие письма с дополнительным описанием вакцины. Ответ – что «все материалы» направлены в соответствующие «ответственные структуры».


Есть другие разработчики вакцин другого типа, это государственные НИИ, поддержанные финансированием со стороны государства. Мы же создавали вакцину на собственные средства. Мы готовы в любой момент предоставить любое количество образцов вакцины на экспертизу, проверку и испытания.


===


Успехов!

Показать полностью 1
35

Как я в первый раз в больнице лежал

В первый раз я близко столкнулся с медициной в декабре восемьдесят первого года - попал тогда в стационар с лимфаденитом. Пришел после работы в поликлинику с опухшим шейным лимфатическим узлом и температурой слегка за сорок.


Врачиха, увидев в каком я состоянии, взяла меня за ручку и повела по специалистам, разгоняя криком бабок в очередях под кабинетами. Минут через сорок я был уже в приемном покое стационара, а оттуда подняли на этаж, в стоматологию, и отправили в операционную.


Там  мне быстренько вскрыли и почистили узел, а потом я до ночи сидел на посту у медсестры, где мы травили друг другу анекдоты и каждые полчаса мерили мне температуру дабы в случае чего быстренько поставить капельницу.


На следующий день меня посмотрел завотделением, очкастый интеллигент с лапищами как у снежного человека. Посмотрел и сказал, что лимфаденит начался скорее всего из-за двух зубов в хреноватом состоянии и  что эти зубы он мне сейчас ликвидирует.


Сестрица поставила мне заморозку и тут начались странности. Прошло по моим ощущениям не больше пяти минут, ничего еще не онемело, а он уже торопит - давай-давай! Я такой - дак еще не обезболилось! Пофиг! Завел в процедурную, усадил не в кресло, а на обыкновенную табуретку, левой йетиной лапищей ухватил за голову ( если бы я ухватил рукой детский резиновый мячик, то примерно так же выглядело бы), а правой чпок-чпок и выдрал мне два проблемных зуба безо всякой боли. По впечатлениям меньше минуты на оба!


Иду в палату, кручу головой в недоумении и чувствую, что заморозка в полном объеме только сейчас и наступила. Мужики в отделении сказали, что он так почти всегда зубы рвет. Легкая рука - сказали.


Пошли больничные будни, процедуры, перевязки... На первой перевязке я охренел, не понимая, как полтора метра тряпичной лямки - дренажа - могло уместиться во мне. Палата у нас была большая, человек 15 с самыми разными болячками. Пятеро или шестеро наличествовало челюскинцев, тех у кого были сломаны и собраны на проволоку челюсти. Из них хреново было тем, у кого все зубы были целы, потому что с питанием проблемы были - плохо есть, всасывая жиденькое между зубами. Да и вообще.


Вот помню привезли к нам в палату глубокой ночью мужика в годах со сломанной челюстью и мордой, опухшей до размера футбольного мяча. Сел на койку, пить просит. Дали мы ему графин с водой, выпил, просит еще. Дали. Еще полграфина выглохтал и начал икать и отрыгиваться. По палате распространилось тонкое амбре парфюма. А он продолжает икать и рыгать. Тут один из наших челюскинцев заорал (ну насколько мог, конечно) - Сука, он щас блевать начнет своим Шипром, а я брезгливый, я тоже блевану тогда и что мне, глотать что ли? Вы как хотите, а я ухожу нафиг! Ушли все, кроме одного, а через пару минут и он идет, смеется. Мы ему - чего хохочешь? А вы - говорит - ушли, он еще водички намахнул, огляделся и меня спрашивает - а ты какого хрена остался? Все ушли и ты уматывай. Так и сидели в курилке, пока завотделением не приехал и не забрал этого ханурика на операцию.


Хорошо в тот раз лежал, народ подобрался душевный, можно сказать с огоньком. Две проблемы только были - первая то, что никак не мог подружиться с больничными унитазами. Приду в тубзик и никак не могу сделать свое большое дело. Раз за разом. И не то, чтобы я был домашним мальчиком,  отслужил там, где валить приходилось в самых нечеловеческих условиях, но тут приду и не могу. А вторая проблема к концу моего полуторанедельного срока нарисовалась. Я в палате лежал в углу, там аж из двух окон дуло одновременно и меня, как мне показалось, просквозило. Незадолго перед тем товарищ мне рассказывал, как у него воспаление почек было, так один-в-один симптомы. Болеть начинало вечером и ночью перед сном и спасался только тем, что растирал поясницу полотенцем жестоко.


Совсем уже собрался сдаваться и тут меня выписали. Пришел домой, встретил белого брата, вот так примерно.

Как я в первый раз в больнице лежал Больница, Медицина, СССР, Реальная история из жизни, Длиннопост

Сделал дело и кончились обе мои проблемы , в том числе и "воспаление почек"

Показать полностью 1
663

Средняя Азия

Я тогда была молодой выпускницей медицинского института, и поэтому предложение присоединиться к поезду дружбы, отправляющемуся в республику бывшего СССР, на поднятие местной медицины, было принято мною с небывалым энтузиазмом. Кроме медицины, хочу сказать, интересов у меня больше не было, потому что полиомиелит, перенесенный в детстве оставил мне на память плохо работающую правую руку и хромающую походку, да и очки с толстыми линзами не добавляли красоты. Романов не случалось, поэтому ничто меня не держало. Упаковав книги маститых медицинских светил в чемодан и расцеловав всю семью, включая кота, я отправилась на встречу подвигу во имя человечества.

Встреча с Азией во всей красе была незабываема. Орущие ишаки, громкогласные торговцы, пыль вонь и ароматы фруктов одновременно сразили меня наповал сразу по прибытию.

Встречал меня главный врач, собственной персоной. На мое робкое предложение предоставить душ, мне дали кувшин, таз и отвели в сарай. Вода полагалась из арыка.

В арыке мыли посуду, той же водой мыли себя и детей, еда была тоже варилась на той же воде.Добрый главврач поселил  меня у себя дома, к великой радости его двух жён и шести детей. Ну так ему полагалось, по статусу, две жены. И плевать на законы империи.

Женщины его перманентно находились в процессе беременности, родов, вскармливания потомства, и суетясь по хозяйству, вполне были счастливы положению дел. Ведь попади они в дремучий кишлак, и питаясь тем, что осталось от ужина мужа с друзьями, все было бы грустно. А так хорошо. Муж уважаемый человек, еда есть, младенцы разных возрастов, плотно припеленутые к люльке с дыркой под отправление детских нужд спят под алычой, все прекрасно.

И вот мое первое дежурство.Первый пациент. Трехлетний малыш с токсикоинфекцией. На посеревшем личике ввалившиеся глаза, кожа сухая, жидкий стул. Вот уж развернусь- подумала я, оправляя накрахмаленный халат.

Молодая мать с трепетом взирала на мой важный вид, наполняя меня ощущением собственной значимости.

- Систему, глюкозу! То и это, немедленно- командовала я нерасторопными сестричками.

Малыш приободрился на глазах, щёчки приобрели румянец, глазки заблестели.

Вот, вот же я молодец то!

Но на следующее дежурство малыша с мамой в палате не оказалось. Ибо их пришла проведать свекровь юной мамы, и не одобрив такого лечения, велела мамаше собираться домой.Что та и сделала, покинув отделение через окно.

Учёные мужи, написавшие толстые умные книги, в этом месте должны были бы высморкаться в свои учёные бороды, потому что мне они о таких вариантах ничего не написали.

Безумие и отвага переполнили меня с избытком и посему я резвой самоотверженно похромала по месту жительства моего пациента.

Картина, явившаяся моему взору, поразила бы даже самого отбитого циника. На достархане, на самом солнцепёке, лежал ребенок как никогда близкий к неминуемой смерти, а вокруг суетились мужики с разными частями свежеубиенного барана, готовясь к похоронам ещё живого человечка. Ещё вчера шедшего к выздоровлению. Ровно до того момента, пока не явилась добрая бабушка и не накормила его шурпой, до того момента, пока она его не забрала домой. Старая тварь.

Тут, как черт из табакерки прискакал главврач с милицией, но не для того, чтобы забрать ребенка в больницу, а для того, чтобы и меня не

разделали, как того злосчастного барана, ибо по мнению семейства, именно мое лечение было причиной его состояния, а не их вонючая жирная шурпа. Мысленно я выдернула всем учёным мужам писавшим умные книги их бороды. Это был провал.

В этот же день главврач погрузил меня на поезд, снабдив сушеными абрикосами и халвой и отправил домой. И на этом мой подвиг был закончен.

Вот такую историю рассказала мне моя преподаватель по инфекции, дымя беломорканалом и прихлебывая коньяк из чайной чашки. И за толстыми линзами ее очков глаза были наполнены слезами.

Показать полностью
99

30 лет со дня первой пересадки печени в СССР

30 лет со дня первой пересадки печени в СССР Пересадка печени, Юбилей, Хирургия, Наука, СССР, Россия, Медицина

30 лет назад 14 февраля в СССР не ассоциировалось с Днем влюбленных. Однако именно в этот день произошло событие, которое положило начало новому направлению в здравоохранении нашей страны. Многие пациенты с тяжелыми заболеваниями печени, обреченные на гибель, получили реальный шанс на жизнь.


Трансплантации печени – это настоящий рывок отечественной хирургии. Операция была выполнена учениками школы Б.В.Петровского: А.К.Ерамишанцевым, С.В.Готье и коллегами. За 30 лет технологией пересадки печени овладели десятки клиник в разных регионах РФ (за 2019 год в стране выполнено 584 пересадки печени). Под постоянным медицинским наблюдением находятся более 3000 реципиентов донорской печени, в том числе со сроком после операции до 29 лет. Эти больные демонстрируют полную физическую и социальную реабилитацию, работают, рожают детей.


В последующем, российские специалисты впервые в мире выполнили ряд уникальных операций,  в том числе впервые в мире выполнено лапароскопическое изъятие одновременно двух органов – части печени и почки у живого родственного донора; одномоментную трансплантацию печени и легких девятилетнему ребенку, больному муковисцидозом и многие другие.
289

«Не понимаю, откуда берутся данные, что у нас увеличивается продолжительность жизни»

В Свердловской области участились скандалы на медицинскую тему: увольнение врачей в Нижнем Тагиле, в онкодиспансере, в Детской областной больнице, жуткие истории и фото из больниц в маленьких городах. А чиновники рапортуют о приличных зарплатах и установке нового оборудования. О том, как на самом деле обстоят дела, рассказал фельдшер скорой помощи из Новой Ляли Алексей Коровкин. Он баллотировался в Госдуму и во время предвыборной кампании объехал несколько десятков населенных пунктов. Став политиком, он получил возможность свободно говорить о том, о чем обычные медработники рассказывать просто боятся.


-Алексей Сергеевич, в последнее время все чаще и чаще появляются новости о сильной загрузке медработников и о низких зарплатах. Насколько эти новости соответствуют действительности? Какие сейчас зарплаты в медицине? Официальная статистика вроде бы приводит вполне приличные суммы?


-Оклад у фельдшера на скорой - 13 200. К нему добавляются ночные, сверхурочные. Если есть категория, то за категорию. За высшую категорию добавляется 3 960. Раньше еще были стажевые – за стаж. Мой стаж - 20 лет, это плюс 80% от оклада. Есть еще графа за вредность – за то, что мы работаем с химическими препаратами, с контингентом, который может болеть туберкулезом и другими инфекционными заболеваниями. Мне за вредность за прошлый месяц начислили 528 рублей.


-Сколько вы в итоге получаете, с учетом всех надбавок?


-Если работать, как нормальные люди, не перерабатывая, то зарплата фельдшера скорой будет примерно 24 тыс. рублей. Это около восьми 24-часовых дежурств и один день в месяц. Но чтобы получить большую сумму, люди идут на переработки. В какой-то месяц можно получить до 42 тыс. При этом ты фактически не будешь появляться дома. Да и вообще зарплата довольно непредсказуемая. В какой-то месяц условный Иван Иванович может заболеть или уехать на учебу, и его нужно будет заменять, а в другой месяц он будет на месте, и дополнительно заработать не получится.


В отчетах чиновники указывают те суммы, которые люди получают с переработками. Вот и получается относительно приличная статистика.


-Как изменяются зарплаты в последнее время? В соответствии с майскими указами Путина, вроде бы должны расти…


-Да, был оклад 11 800, а теперь он стал 13 200 рублей. Но убрали «стажевые». У меня с 20-летним стажем и у студента, только выпустившегося из колледжа, оклад одинаковый. У меня больше на 3960 рублей только из-за категории. Убрали персональный повышающий коэффициент, который зависел от нагрузки на сотрудника.


-Ваш коллега из Краснотурьинска рассказывал про проблемы с оснащением машин скорой помощи. Есть у вас похожие трудности?


-Вот все ругают медиков. Но представьте. Медик пришел на работу, у него нет спецодежды, он ее купил сам. На свои 24 тыс. в месяц… Я не помню, когда в последний раз выдавали спецодежду. У меня зимняя одежда по скорой была выдана в 2007 году. Нам нужна настоящая спецодежда, мы иногда останавливаемся на дороге и загружаем носилки с пациентом. Без светоотражающих элементов нас могут не заметить в ночное время и сбить. Мы спецодежду просим, наверное, последние года полтора. И вроде бы нам ее пообещали. Вроде бы сказали, что объявили торги. Но зимнюю одежду мы, видимо, получим к лету. Куртку, в которой я работаю зимой, уже надевать невозможно – настолько она обветшала. Но спецодежда – это лишь маленькая деталь. Скорая помощь выезжает неукомплектованная. Нет нормальных электрокардиографов, дефибрилляторов, элементарно глюкометров – измерить сахар крови. И чем севернее, тем ситуация с оборудованием сложнее. А везти пациента зачастую нужно за 110 км. Есть такое понятие - маршрутизация…


-Что вы думаете по поводу этой маршрутизации?


-Тот, кто придумал нашу маршрутизацию, – это враг народа. Мы теряем колоссальное количество времени!


Да, у нас в больнице нет серьезного диагностического оборудования. И вот мы, допустим, забираем пациента с инфарктом. Делаем кардиограмму – это самый главный метод обследования у кардиологических больных. По кардиограмме видно все. Затем мы его везем в Краснотурьинск за 110 км в кардиоцентр. Везем примерно полтора часа, погибнуть он может в любой момент. В нашей машине 2006 года выпуска чуть теплее, чем на улице, и она в любой момент вообще может сломаться.


По инсультам. Необходимо обследование КТ и МРТ. Ближайший аппарат есть в Серове, который, кстати, часто ломается. Получается, что опять же везем в Краснотурьинск. Поскольку по маршрутизации госпитализация пациента положена все-таки в Серове, зачастую пациентов, которых за 110 км возили на обследование в Краснотурьинск, везут потом еще на 40 км обратно в Серов.


-А можно их не возить, если у вас нет диагностического оборудования?


-В принципе, таких пациентов можно спокойно вести и в наших больницах. Проблема в диагностике, но мы по клиническим проявлениям обычно и так все видим на 95%. И в любом случае диагностика нужна в ближайший час. А мы едем - полтора.


-До внедрения действующей маршрутизации было лучше?


-Все лечилось у нас в больнице. Ощущение того, что даже смертность была меньше. Может, сейчас и время такое: все стали злее, нервная система у людей больше измотана. Если можно так сказать, сейчас люди более больные. Раньше те же инфаркты как-то проще проходили, меньше людей погибало. При инсультах раньше: холод, голод и покой – просто нужно было дать вылежаться несколько дней (конечно, необходимые препараты им тоже капали). И они меньше погибали, чем сейчас, пока мы ездим туда-сюда. Не понимаю, откуда правительство берет данные, что у нас увеличивается продолжительность жизни. И ладно инсульты. Но роды! Обычные роды!


-Что поменялось в оказании помощи при родах?


-Что должна делать женщина в последние два часа перед родами? Лежать в теплой, комфортной палате, выкладывать посты в Instagram, что она скоро поедет в родовую. Но мы берем роженицу и везем в тот же Серов или Краснотурьинск. Неосложненные роды вполне можно принимать в обычной больнице. Но у нас просто взяли и закрыли роддом. Закрыли в Тавде, более крупном городе, а от нее до Краснотурьинска расстояние еще больше. Напоминаю, наша машина 2006 года. Были случаи, когда машина ломалась и мы вызывали скорую из Серова, чтобы они забрали роженицу.


-Некоторое время назад были скандалы с сокращениями медиков. Продолжаются ли увольнения?


-По-моему, всех, кого могли, уже сократили. Младшего персонала вроде бы уже не осталось - всех перевели в уборщиц. По их словам, зарплата стала меньше. Но кто, например, должен убирать биологические жидкости за пациентами? Например, привезли человека после ДТП. Врач и медсестра оказывают непосредственную помощь. А кто должен вытереть лужу крови? Это должен быть младший медперсонал, который может работать с биологическими жидкостями. Но, по сути, это делают уборщицы (переведенные из санитарок), в обязанности которых работа с биологическими жидкостями не входит.


У нас сейчас одна бригада скорой помощи. По стандарту в бригаде должно быть не меньше двух медработников. Когда пациента везут в Краснотурьинск, бригада разделяется: один везет пациента, другой остается дежурить на месте. При этом оказать помощь на вызове, когда ты один, практически невозможно. В 2014-2015 году, хотели вообще в бригаде одного человека оставить. Чтобы изначально было по одному. Помню, мне предложили тогда работать нянечкой или на пищеблоке. При том что у меня стаж 20 лет. Кстати, в Верхотурье, несмотря на приказы и законы, до сих пор в бригаде только один фельдшер...


-Ощущается дефицит кадров?


-Люди сами увольняются. У нас в последние три года уволились педиатр, терапевт и три фельдшера. Все уезжают в Екатеринбург. Как жить на наши зарплаты? Если стараться больше зарабатывать, то это сказывается уже на нашем здоровье, мы ведь не железные, и человек вообще дома не находится.


-Чиновники говорят, что активно готовят молодых специалистов и создают условия для того, чтобы они ехали в село. Это правда?


-Точно не знаю, что им обещают. Но, по моим данным, студентов-целевиков просто не отслеживают, и мало кто возвращается. Считаю, что должен быть закон, обязывающий целевиков отработать хотя бы три года в той больнице, которая направила его учиться. Сейчас это законодательно не закреплено.


Но бывает и наоборот. Помню, приехала молодая врач, которая обучалась по целевому набору от нашей больницы. Она готова была работать, но главврач тогда сказал, что в ней не нуждаются. Еще была история, когда приезжала молодая семья, оба врачи, но разных специальностей. Они говорили, что готовы остаться, если бы им помогли с жильем. Причем нужно было бы на двоих специалистов не два дома, а один. Но руководство больницы и чиновники не стали суетиться.


Получается, чиновники не заинтересованы, чтобы больницы были укомплектованы кадрами. В итоге мы плохие и для государства, у которого мы просим зарплаты, просим оснащение и оборудования. И для пациентов мы плохие, потому что не можем изначально выполнить перед ними свои обязательства. Я знаю, что практически все медики готовы пациентов и на руках носить, но они просто смертельно устали.


-Что делать в такой ситуации? Протестовать? Насколько это эффективно?


-Медики запуганы. Когда мы объезжали северные поселки, предлагали: давайте скажем о проблемах. Наши обязанности просто передадут другой скорой помощи. Мы даже сняли несколько роликов, где видно, как люди закрывают лица. Но ведь нет такого закона, чтобы сократить из-за того, что зарплата маленькая.


Когда о проблемах начинают говорить, чиновники вроде бы начинают реагировать. Например, когда я начал баллотироваться, у нас сразу на скорой ремонт сделали, который мы ждали почти десять лет. И мы даже не думали, что нам дадут сразу два автомобиля!


Финансирование – ключевое слово. Но медики боятся потерять работу. Они не будут выступать сами, пока их не поддержит общество. Представляете, до чего дошли - медик в России раньше был интеллигенцией. А сейчас это обслуживающий персонал, который всех раздражает. Отрасль медицины нужно восстанавливать, но уже не из чего.


-Алексей Сергеевич, зачем вы в медицине работаете, если все так плохо?


-Есть медики, которые просто «отработал и ушел», есть медики от Бога, а есть медики по натуре. И какая бы зарплата у него ни была, он все равно будет оказывать помощь.


-То есть вам можно еще зарплату снизить. До 10 тыс., например?


-Нет, за 10 работать я не буду – пойду тогда все-таки в KFC (сеть предприятий быстрого питания, – прим. ред.) (смеется). Но я и в KFC буду оказывать медпомощь. Мы даже когда предвыборной кампанией занимались, купили специальный чемодан, укомплектовали его по стандарту и во время агитации оказывали помощь. Медик в любом случае останется медиком, где бы он ни работал - в KFC или в Госдуме.


https://v-tagile.ru/novosti-nizhnego-tagila/obshchestvo/ne-p...

Показать полностью
703

Как еще можно обратить на себя внимание? Хирург — о массовых увольнениях врачей на Урале

В 2019 году на всю Россию прогремел скандал: из двух больниц Нижнего Тагила массово уволились хирурги. ИА Красная Весна публикует интервью с одним из действующих работников Центральной городской больницы № 1 Нижнего Тагила — врачом-нейрохирургом Алексеем Шалгиным, который рассказал, почему на самом деле происходят массовые уходы врачей.

Корр.: В Нижнем Тагиле в двух больницах уволились хирурги, что вызвало резонанс по всей стране. Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию, раз Вы работаете в одной из этих больниц? В чем была главная причина увольнения? Так ли всё на самом деле, как говорят: возросла нагрузка, мало платят?


А. Ш.: Сразу же оговорюсь: я сам узнал об этих всех событиях из средств массовой информации. Сам я находился в отпуске и с коллегами не общался. Поэтому вся информация, которая у меня была, — из средств массовой информации.


Первое, что меня задело, на что я обратил внимание, — действительно, пошел большой «бум». Казалось бы, уволились и уволились хирурги. А тут такая бурная реакция — СМИ, блогеры!


А всё потому, что любой здравомыслящий человек понимает: без хирургической помощи люди начнут массово помирать! Больные хирургического профиля и больные терапевтического профиля — они ведь умирают по-разному. Больные хирургического профиля умирают на глазах у всех — бурно, в муках — когда им не оказывается хирургическая помощь. Больные же терапевтического профиля умирают немножко по-другому — тихо, мирно, спокойненько. Никто их не видит дома. Как говорится, после долгой и продолжительной болезни. Поэтому такая бурная реакция возникла.


Еще очень меня удивило, что стали искать виновных сразу: кто виноват? Обвинять в первую очередь стали, конечно, самих хирургов: что вот они такие-растакие саботажники, не хотят работать, да им вон какие деньги платят, и так далее и тому подобное.

Как еще можно обратить на себя внимание? Хирург — о массовых увольнениях врачей на Урале Хирург, Нижний Тагил, Интервью, Урал, Медицина, Негатив, Длиннопост

Алексей Шалгин. ЦГБ № 1 Нижнего Тагила

Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Корр.: Одним из первых «обвинителей» стал депутат Алексей Балыбердин от «Единой России»…


А. Ш.: Мне хочется задать вот такой вопрос этим людям: а вы-то кем работаете? Для того чтобы стать хирургом, хотя бы более-менее каким-нибудь средним, надо, как минимум, окончить медицинский институт. Учатся там 6 лет! Закончить интернатуру, ординатуру, проработать несколько лет, хотя бы минимум 2–3 года, вот именно в пахоте этой, чтобы приобрести опыт, и тогда ты можешь называться хирургом.

Корр.: Это, как минимум, лет через десять…


А. Ш.: Да, как правило, 8–10 лет, чтобы подготовить такого более-менее хирурга, который мог бы что-нибудь делать как-то.

Корр.: Многие сразу стали обвинять главного врача больницы — якобы из-за его вины уволились хирурги.


А. Ш.: А главный врач не виноват. Не подумайте, что я его защищаю или еще что-то. Главный врач — он заложник этой системы, которая сформировалась у нас.

Корр.: В итоге обоих главврачей больниц отстранили… А кто, по-вашему, виноват в ситуации с хирургами?


А. Ш.: Самые главные виновники уже отписались — в частности, в лице [пресс-секретаря президента РФ] Дмитрия Пескова. Он же сказал, что это всё — местечковые дела ваши, региональные — разбирайтесь.


Основные виновники — это российское правительство во главе с [премьер-министром РФ] Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Вот так, а не иначе. И началась эта ситуация не месяц, не два, не три, а несколько лет назад, когда началась оптимизация здравоохранения. И я воочию наблюдал, как это оптимизируется!

Корр.: Есть ли проблемы у других медицинских работников?


А. Ш.: Меня и поразило то, что кроме хирургов как будто никого нет. А разве у нас в больнице или вообще в стране, в любой больнице нашей Родины, всё хорошо с терапией? Терапевты находятся еще в худших условиях, насколько я понимаю и вижу.


Например, в нашей больнице проблема с неврологами. В такой большой больнице есть неврологическое отделение, в котором работает всего один невролог. Больше их нет. Я разговаривал с главным врачом на эту тему. Он знает, он понимает. Но он мне говорит: «А где я тебе возьму невролога? Кто согласится пойти работать к нам, когда здесь кругом частные медицинские центры?» И неврологу, вместо того чтобы ночь-полночи дежурить или работать с этими больными, достаточно тяжелыми, ему проще сидеть в частном медицинском центре — тихо, мирно и спокойненько зарабатывать денежки. Некоторые так и говорят: «А зачем мне это надо? Я эти деньги, и даже больше, заработаю в частной конторе». Вот так вот.

Корр.: Вернемся к хирургам.


А. Ш.: Да. Их основное требование — скорректировать неадекватные зарплаты. Но, если посмотреть с другой стороны, главврач сам по себе не может платить огромные деньги персоналу, потому что у нас идет почасовая оплата. Вот сколько ты отработал времени, столько ты получишь денег. А интенсивность — это уже второй, третий, пятый, десятый вопрос… И никого это не волнует.


Главврач и сам хотел бы, может, исправить эту ситуацию, но он не может: начнешь платить парням большие деньги — и придет важная птица с проверкой. И потянут главного врача! Скажут: «А чего это ты нарушаешь?» У них же законы всякие разные, тарифы и так далее и тому подобное. Скажут: «А почему он отработал столько времени, а ты ему заплатил в три раза больше?» Что ответит главный врач? Скажет «интенсивность» — а никого не волнует эта интенсивность в принципе. Поэтому главный врач в этой ситуации, как я считаю, не шибко виноват.

Корр.: То есть такое понятие как нагрузка, по сути, отсутствует?


А. Ш.: Оно есть. Действительно, есть какие-то стимуляционные выплаты. Честно скажу, я не вникаю в это дело. Просто не вникаю. Работаю и всё. Платят деньги — с голоду не пухну, одет, обут.

Корр.: А ведь хирурги говорили, что оплата — это не главное, что их не обеспечили даже необходимым инструментом, оборудованием…


А. Ш.: Сначала насчет нагрузки. Всё оптимизировали. Было — на примере 25-й больницы — два отделения. Как правило, первое отделение больше второго, и первое занимается неотложкой. С неотложкой всё понятно и ясно. Вот у меня тоже больные, которыми надо заниматься очень срочно. Второе отделение — как правило, это плановое отделение, в которое больные приходят и лечатся. Одно отделение на 60 коек — первое терапевтическое, неотложка, второе — на 40 коек. В общей сложности 100 коек терапевтических было. Когда произошло слияние, оптимизация, осталось 70. То есть 30 коек оптимизировали. А больные-то никуда не делись! Больные идут, те же самые плановые, те же самые неотложные. Они никуда не подевались. Кстати, из второго отделения, которое было полностью укомплектовано персоналом, не осталось ни одного врача, ни одного сотрудника. Это к вопросу об этой оптимизации.


Я думаю, что оптимизировали не только терапию, хирургии тоже досталось. И в первую очередь, я думаю, «оптимизировались» люди, которые на самом деле «болели» этим, хотели работать, помогать людям, оказывать помощь медицинскую, лечить их. Огромное количество вот этих людей «оптимизировалось». То есть их уже просто нет в медицине, а может быть, даже и в жизни.

Корр.: Как это сказалось на тех, кто всё же остался работать? И на пациентах?


А. Ш.: Так вот, нагрузка-то сохранилась на сокращенный штат врачей. Каким-то образом приспособились. Да, стали как-то работать, выживать. Но, учитывая, что плановая помощь пошла, грубо говоря, побоку, потому что сказали: «Пусть идут к терапевту в поликлинику». В поликлинику как они придут? Допустим, те же самые старенькие бабушки. Для того чтобы скорригировать ту же самую гипертонию, доктор хотя бы раз в день должен измерять давление. Бабушке этой придется ходить в поликлинику каждый день! Смотрите, она прошла какое-то время, что это там, какие цифры давления, непонятно. Понервничала, автобус, еще что-то… неважно.


Нагрузка осталась, она же есть, и она усиленная. А люди же не автомат Калашникова, чтобы стрелять, стрелять, стрелять и больше ничего не делать. Они утомляются, они озлобляются, начинают страдать, с другой стороны. И когда-то приходит конец… Почему-то молчим о том, что приказ главного врача скорой помощи прошел. В июне, по-моему, в мае ли. О стопроцентной эвакуации в стационар больных. Всех, кто вызвал, всех везти в стационар. Дополнительная нагрузка. Она сразу же почувствовалась, дополнительная эта нагрузка. Та нагрузка, которая в течение нескольких лет шла на хирургов, — тут еще нас «скорая» добила.


Как оказалось, никто же не знал даже об этом, что из Демидовской больницы вдруг уволились все хирурги. Взяли и перекинули поток больных. А парни-то не железные! Конечно, они возмутились этим делом. Поэтому насчет нагрузки — это правильно, что высказывались такие требования.

Корр.: После этого реакция властей выглядит еще более странной.


А. Ш.: Во всей этой истории случай с хирургами — это только маленькая толика того, что происходит в стране. Наши парни только показали, что может быть, как это может происходить, — вздрогнули.


А наши власти показали, опять же, верх своей некомпетенции. Вместо того, чтобы открывать закрытые отделения, искать врачей, как-то их привлекать или еще что-то, просто сказали: «Мы пришлем других!». Ну прислали вам бригаду из Центра медицины катастроф, вот они работают здесь. А у нас что — катастрофа? А у нас на самом деле катастрофа случилась. И одним центром медицины катастроф нас не спасти. А если на самом деле техногенная ситуация какая-то случится? А эти ребята, которые обязаны по роду своей деятельности, должны ехать — а они работают здесь, перекрывают? То есть они соберутся, уедут — и Тагил вновь останется без помощи. Вот, понимаете, затыкание дыр.

Корр.: А как можно было бы наладить ситуацию с кадрами?


А. Ш.: Вот куда подевалось распределение? Ведь прекрасная вещь была. Отучился ты в институте, отработай, три года, будь добр, отработай. Так ведь и люди оставались на местах.


Вот человек после института приехал куда-то там. Он если рукастый, головастый, если неплохо учился там, да даже если и плохо, но он соображающий парень и руки растут из нужного места (к хирургам опять возвращаемся), приезжает в какую-нибудь область, в какую-нибудь деревеньку. Начинает там жить-поживать, и начинает там обрастать.


И ведь понимаете, всё время говорится о том, что хирурги требуют денег, требуют денег — да не только денег! Почему-то мало обращается внимания на то, что они требуют того, чтобы юридическая защищенность была.


Побудьте в приемном покое, пожалуйста, хотя бы денек, сутки побудьте, посмотрите, как там обращаются пациенты, какими словами они ругаются. Как они себя ведут. И ведь ничего им не сделаешь. Он может матом тебя обругать. [Впрочем, это] отдельная история…

Корр.: После истории в Тагиле пошла волна по всей стране …


А. Ш.: А в Каменске-Уральском что происходит? Там точно такая же история: в хирургическом корпусе так же уволилось много хирургов, и второе плановое хирургическое отделение, насколько я знаю, сейчас занимается и «неотложкой». А плановые пациенты идут кто куда может: как правило, они едут в Свердловск или куда-либо еще.

Корр.: Просто этим воспользовались: одних специалистов из одного города, причем небольшого, могут не услышать, а на этой волне уже все стали заявлять о своих правах.


А. Ш.: Эта история Тагила — это первая ласточка, одна из первых. Просто дальше будет только хуже. Потому что как еще можно обратить на себя внимание врачу?

ИА Красная Весна, 11.11.2019

Показать полностью
169

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ и ВИКТОР ЦОЙ

Артемий Троицкий, хотя и уехал из России, по-прежнему остается одним из самых сведущих специалистов русского рока. Особенно золотой эпохи конца 80-ых и начала 90-ых. Троицкий каким-то невероятным образом отслеживал все мало-мальски интересные группы и явления, которые появлялись на просторах Советского Союза. И самое главное, - Троицкий мог аргументированно объяснить, чем группа хороша, а чем плоха; что ее ждет впереди и надо ли вообще продолжать музыкальные потуги дерганья струн и открывания рта перед микрофоном. Его мнение о русской музыке и рок-эпохе и сегодня остается актуальным и интересным.


- где Виктор Цой жил в Москве?

- кто придумал миф про кассету с последними песнями, которую увезли с места аварии?

- мог ли Виктор Цой стать звездой мирового масштаба?

- почему группу "Кино" слушают до сих пор?

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ и ВИКТОР ЦОЙ Виктор Цой, Рок, Интервью, СССР, История, Культура, Санкт-Петербург, Музыка, Длиннопост

ВОПРОС: Как Цою удавалось жить вне законов? Или это только легенда?

ОТВЕТ: Цой был не то, чтобы асоциальным или антисоциальным элементом, - Цой, скорее, жил в своем мире, - мире, который он и его друзья построили. И при этом с советскими законами это мир особого конфликта не имел. То есть, если бы Цой был настоящим бродягой-доходягой и так далее, он и не стал бы работать в котельной истопником. Это не самая интересная в мире работа. Но чтобы не быть тунеядцем и не попасть под уголовную статью, он работал. Ну, как там было в песне у Гребенщикова: «поколение дворников и сторожей». Вот, собственно, так ребята и работали. Кто – дворниками, кто - сторожами, кто – истопниками, кто – подметателями теннисных кортов, как скажем, Сева Гаккель из того же «Аквариума». Так что, конфликта с законом у Цоя и других ребят его круга не было. Во всяком случае, я не припомню, чтобы у кого-то из них были проблемы с милицией. То есть, они периодически возникали, но совершенно по иным поводам. Скажем, панков могли замести в отделение за какие-нибудь легкие дебоши или за странный внешний вид, или за появление в нетрезвом виде в публичном месте. Но это бывало и с самыми, что ни на есть, нормальными, обычными и скучными советскими гражданами.


ВОПРОС: Каким бы сейчас мог быть Цой? Он бы был социально активным?

ОТВЕТ: В отличие от большинства своих собратьев по рокерской тусовке, тогдашней питерской, Цой не был полностью сосредоточен или зациклен, как сейчас говорят, на музыке. То есть, он умел делать и другие вещи тоже, он любил эти вещи. То есть, был художником и он создавал очень симпатичные картины. Он в конце своей жизни стал актером. Поэтому у меня вообще нет стопроцентной уверенности, что будь Цой жив сегодня, хотя в каком-то смысле он, несомненно, жив сегодня... но если бы он телесно был бы сегодня жив, то он необязательно был бы музыкантом или, тем более, рок-музыкантом. Очень может быть, что он ушел бы в визуальное искусство, может быть, стал бы полновесным актером, как это, скажем, с Петром Мамоновым случилось. Так что сказать сложно. То есть, у Цоя в этом смысле ситуация более запутанная, чем у большинства рок-музыкантов, которые, кроме как играть на гитарах, барабанах и петь песни, в общем-то, ничего в жизни не умеют. Что касается его социальной позиции: ну, я предпочел бы эту тему не трогать, поскольку приписывать Цою гипотетически то, чего могло бы вполне и не быть, мне очень сложно. То есть, я лично думаю, и мне кажется, что Цой, скорее, был бы социально ангажированным музыкантом, и я думаю, что нынешняя политическая и общественная ситуация его не оставляла бы равнодушным. И он бы каким-то образом эту ситуацию комментировал так же, как это делает, скажем, тот же Шевчук или Гребенщиков, или Макаревич. Каким образом он ее комментировал – тут уже сказать сложно.


ВОПРОС: Почему есть большое количество молодых людей, которые слушают Цоя сегодня?

ОТВЕТ: Нынешняя молодежь слушает Цоя, потому что Цой был реально очень хороший. У него были, на самом деле, очень и очень мощные песни. Мы об этом можем довольно много говорить. Музыка Цоя, может быть, на сегодняшний день не настолько актуальна, да. То есть, если разбирать это все стилистически, то можно сказать, что группа «Кино» играла такой пост-панк. В принципе, стиль пост-панк, он и сейчас достаточно актуален, - время от времени даже становится очень моден. Скажем, в начале нулевых была невероятно популярна такая английская группа под названием «Франц Фердинанд». Так вот музыка «Франц Фердинанд» - это просто буквально под кальку местами снятые песни группы «Кино». То есть, этим я не хочу сказать, что Алекс Капранос и его коллеги когда-то наслушались «Кино» и стали заниматься банальным плагиатом. Нет, я думаю, что они абсолютно самостоятельно к этому пришли. Но я просто говорю это, - привожу как пример того, что музыка «Кино» она актуальности, нас самом деле, не потеряла. Это, конечно, не хип-хоп, и это, конечно, не какой-нибудь дабстеп, тем более, не попса голимая. Музыка его хороша и тексты его понятны, доходчивы, притом, что они не глупы и не банальны. То есть, у Цоя очень, очень сбалансированные песни. В отличие, скажем, от многих рок-песен, которые, может быть, очень умны, но при этом занудны, песни Цоя – они тоже умны и глубоки, но это песни, под которые прекрасно можно и танцевать тоже. Если говорить о его лирике, о том, что называется, мессейдж, то опять же очень много в рок-н-ролле таких драйвовых песен с каким-то протестным мессейджем. Но при этом они звучат довольно глупо и банально, - как какие-то агитки. У Цоя это все гораздо более убедительно. Ну, и, в конце концов, Цой был естественно, красавцем, героем с трагической судьбой. Такому человеку просто положено быть героем культа. И, естественно, в поклонении Цою и в любви к группе «Кино» имеется огромная доля вот этого культа личности Цоя. То, что со многими другими рок-музыкантами нашими было бы вряд ли возможно, просто потому, что ну, не было у них такой героической внешности, и не было у них такой драматичной биографии.


ВОПРОС: Почему не было безысходности и пели песню «Дальше действовать будем мы»? (отсыл к фильму «Последние каникулы»)

ОТВЕТ: Ну, если говорить о киевских съемках Сергея Лысенко, то тут необходимо помнить еще и о том, что происходило это буквально через пару недель после взрыва в Чернобыле. Так что сама по себе эта история была довольно стремной. И я помню, что ребята из «Кино» мне рассказывали, что они уже будучи в курсе того, что в Киеве повышенный уровень радиации, но поскольку им хотелось в этом фильме сняться, они выяснили, что красное вино вроде бы хорошо выводит радиоактивные элементы. Поэтому они там набухивались, как могли, этого самого красного вина, ради выведения изотопов из организма. И в таком виде снимались. Да, история, конечно, забавная. Почему не было безнадеги? – потому что время было очень динамичное, то есть это был 86-ой год, - начало Перестройки. В стране тогда, на самом деле, абсолютно реально очень многое менялось. То есть, вся страна практически встала на дыбы и развернулась в каком-то новом направлении. Поэтому энтузиазма было очень много и, действительно, было такое ощущение, что история Советского Союза начинает двигаться совершенно иным курсом, причем курсом таким интересным и интригующим. Поэтому ощущение «Дальше действовать будем мы!» и «Перемены наступают», и «Мы идем, мы сильны и бодры». Это я все цитирую, естественно, песни «Кино». Вот, эти настроения стояли в полный рост.


- зачем Цою нужны были телохранители?

- почему Цой не умел давать интервью?

- мог бы Цой сделать карьеру, как художник?

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ и ВИКТОР ЦОЙ Виктор Цой, Рок, Интервью, СССР, История, Культура, Санкт-Петербург, Музыка, Длиннопост

ВОПРОС: Изменился ли Цой, когда к нему пришла слава? Подпускал ли к себе людей? В каких случаях открывался?

ОТВЕТ: Когда Цой стал невероятно популярен, ну, я бы сказал, что это на него подействовало несомненно... Бывают люди, на которых слава, деньги и известность не действуют никак. На Цоя это все-таки подействовало. Не могу сказать, что он отоварился какой-то неприятной звездной болезнью, но тем не менее. Я помню один раз в Питере, году, наверное, в 89-ом, я его увидел в сопровождении двух телохранителей. Ну, надо сказать, что от этой картины мне стало очень смешно. У меня было такое ощущение, что Цою самому было не очень удобно и комфортно ходить с таким конвоем. Но, по всей видимости, это было требование директора группы Юрия Айзеншписа. Он считал, что статус Цоя как супер-звезды обязывает его к максимальному пафосу. Хотя, конечно, Цой был отнюдь не какой-нибудь Тимати, чтобы бравировать своей популярностью и ходить с телохранителями. И тем более накачивать свою популярность вот таким глупым образом. С точки зрения доступности: ну, это обычная история, когда знаменитого человека все кругом донимают и всем он нужен. А нужен он, в общем-то, огромному количеству абсолютно бесполезных и неинтересных людей, и, естественно, приходится выстраивать какие-то барьеры, приходится соблюдать какую-то дистанцию. И у Цоя это, несомненно, было. Потом важно еще отметить, что в конце 80-ых годов у Цоя появился помимо его, скажем так, помимо его натурального образа, еще и некий сделанный образ. Вот эта классическая молодежная картинка, Цоя такого сумрачного всего в черном, такого врубелевского демона отстраненного. Это, конечно, не то каким я знал Цоя в начале и середине 80-ых годов. На самом деле он был парень очень веселый, очень смешливый, очень общительный, чуточку застенчивый, но при этом никакой этой мистической потусторонности в нем не было. Насколько я понял, этот образ он культивировал специально. Возможно, даже не без каких-то советов извне. У него тогда была подруга Наташа Разлогова, такая киношная девушка. Вот она, по-моему, очень блюла его образ. Ну, естественно, Айзеншпис тоже имел место со всеми его этими шоу-бизнесовыми повадками. Поэтому общаться с Цоем мне было в то время не очень привычно.


ВОПРОС: Считается, что ни одного полновесного интервью Цой так и не дал. Так ли это?

ОТВЕТ: Артисты бывают разные. Бывают артисты, которые прекрасно рассказывают о самих себе, прекрасно говорят о своем творчестве, очень любят свое творчество интерпретировать: вот что они тут хотели сказать, и почему вот это должно быть интересно. Более того, я знаю некоторых музыкантов, которых слушать гораздо интереснее в разговоре или в интервью, чем слушать их музыку и песни. У Цоя было все прямо наоборот. То есть, он целиком и полностью выражал себя именно в своих песнях, именно в своих песенных текстах. Он не был мастером разговорного жанра, и все известные мне интервью с Цоем, в общем-то, не дают о нем полного представления. У меня был очень печальный случай как раз такого рода. Я писал свою вторую международную книгу, которая называлась «Тусовки», - писал я ее в 89-ом году. И я планировал сделать Цоя одним из героев этой книги. С этой целью я поехал к нему в Коньково, - он тогда уже жил в Москве. И мы записали с ним три девяносто-минутные кассеты. То есть, интервью длилось три с половиной часа. Это было очень большое, очень дотошное интервью. И, думаю, это было самое большое интервью из всех, которые Цой когда-либо давал. Уже во время интервью мне показалось, что вряд ли я смогу многое из этого интервью использовать. Потом, когда я это интервью расшифровал, стало мне совсем скучно. И поскольку Цоя очень любил и группу его очень любил, я решил, что - нет, - что не буду я это интервью вообще использовать, - Цой в нем выглядит намного скучнее, чем он есть на самом деле. А прочие герои моей книги как раз были такие довольно яркие ребята именно в плане разговорном. То есть, это был, скажем, Сергей Курехин, это был Боря Гребенщиков, Петя Мамонов, Жанна Агузарова. То есть все они как раз очень весело и интересно говорили, вспоминали какие-то занятные истории и развивали какие-то интересные теории и так далее. А Цой ... он так довольно скучно отвечал, отчасти нехотя. Я его прекрасно понимаю. Он был человеком в большей степени мифологически настроенным. И для всякого такого человека, который получеловек-полулегенда, и который привык к тому, чтобы о нем судили именно по его песням, а не по каким-то его банальным человеческим проявлениям. Конечно, ему вот все эти интервью давать – это было не слишком интересно.


ВОПРОС: Действительно ли Цой был очень органичен для киноиндустрии? Почему?

ОТВЕТ: Не будучи специалистом в области кино, могу, конечно, предположить, что Цой был прирожденным актером. Во-первых, надо сказать, что он очень любил кино, я имею в виду не группу «Кино», а кино как жанр искусства. Очень много он этих фильмов смотрел, очень этим увлекался, - и кинофильмы, и видеоклипы. Его любимым жанром был, это я, кстати, помню, еще из интервью вот этого огромного с ним, - его любимым жанром были восточные фильмы со всеми этим кунг-фу, каратэ и так далее. Его абсолютным кумиром в этом смысле был Брюс Ли. Но помимо этих фильмов он смотрел и все остальные фильмы тоже. То есть, к кино он был не чужд. Как актер он, несомненно, был очень фактурен, - у него яркая, раз увидишь – больше не забудешь, внешность. У него было что-то в его движениях, что-то от каратэ, кунг-фу, что-то было в нем такое то ли тигриное, то ли кошачье, то ли еще какое-то. В общем, пластика у Цоя тоже была очень выразительной и довольно своеобразной. Поэтому я думаю, что он вполне мог бы быть актером, тем более, что, в отличие от огромного большинства наших рокеров, он был парень красивый, привлекательный в чувственном плане. Конечно, большинство наших артистов, они выглядят просто как такие интеллигентные, умные, милые ребята, а вот немного такого даже звериного такого сексуального магнитизма в них нет.


ВОПРОС: Мог бы из Цоя состояться художник? Что Вы скажете о его картинах?

ОТВЕТ: Я видел картины Цоя, - и в огромных количествах. Более того, без труда мог бы быть обладателем довольно большого даже количества этих картин, поскольку делалась эта живопись в то время просто так. То есть, писались эти картины, а потом Цой и ребята из его круга, - они их просто раздавали друзьям. Они валялись штабелями в каких-то квартирах общих знакомых. К сожалению, ну, как-то не удалось, неудобно мне было эти картины забирать. Поэтому в коллекции у меня ни одной картины Цоя, увы и ах, нет. Но картины были хорошие, - это была такая группа питерских художников, выходцев из панк-среды, называли они себя, по-моему, «Новые дикие». Ну, и картины у них были, соответственно, такие максимально брутальные. Находились эти художники под влиянием с одной стороны – наших авангардистов начала 20-ого века, - супрематистов, того же Малевича, Филонова, с другой стороны – естественно, они насмотрелись уже и современной западной живописи, в первую очередь, нью-йоркская школа. И вот где-то на пересечении этих двух стилей были их работы. Я думаю, самым талантливым из всех этих ребят был Олег Котельников, но он, собственно, и стал профессиональным художником. Цой тоже был, несомненно, способным художником. Не думаю, что он стал бы великим, но он вполне мог бы стать заметным художником. Тем более, что один из участников группы «Кино», Георгий Гурьянов, барабанщик «Кино», собственно, тоже стал профессиональным художником. Более того, в высшей степени успешным.


ВОПРОС: Говорят, Цой разочаровался в западных гастролях.

ОТВЕТ: Для начала, я не сказал бы, что Цой разочаровался в иностранных гастролях. Да, он ездил в конце 80-х годов довольно много по заграницам. Я сам лично возил его в пару-тройку таких гастролей, - в частности в Италию. И да, разумеется, выступать в небольших клубах по контрасту с огромными стадионами, в которых он выступал в России, конечно, это было некоторым разочарованием. С другой стороны ему было интересно гастролировать за границей, встречаться с тамошней публикой, в конце концов, и как турист он тоже получал большое удовольствие от лицезрения всех этих новых экзотических городов. Поэтому я не сказал бы, что он разочаровался в западных гастролях и иностранной публике. Более того, насколько мне известно, он имел определенные планы, даже предпринимал конкретные шаги по продвижению группы «Кино» на Восток. То есть, сам, будучи наполовину корейцем, у него были какие-то знакомые и поклонники в Японии. И если бы не эта трагическая гибель, то, насколько мне известно, уже в конце 90-го года «Кино» должны были поехать на первые гастроли в Японию и Южную Корею. А как там сложилось бы, вообще непонятно, очень может быть, что он стал бы там огромной звездой.


ВОПРОС: Как Вы можете объяснить то, что молодые люди из разных стран слушают Цоя?

ОТВЕТ: Что касается иностранных людей, которые любят песни «Кино» и учат русский язык ради этого. На самом деле, как мне кажется, абсолютно нормальная и логичная история. Скажем, мы все русские рокеры, битломаны и так далее, мы полюбили Beatles и Rolling Stones, Doors, Джимми Хендрикса вовсе не из-за их лирики. Тем более, что зачастую лирика эта была предельно глупая. А полюбили их из-за того, что это была прекрасная музыка, что это были веселые и такие невероятно симпатичные ребята. И мы слушали их, и лишь немногие из нас, ну, вот я, скажем, утруждали себя, чтобы учить английский язык и понимать, о чем это все эти Битлы и Роллинги поют. Я думаю, что точно так же какие-то люди иностранные, западные и восточные, услышав песни «Кино» вполне могут влюбиться в эти песни. Ну, а дальше уж, будут они учить русский язык или нет - это, конечно, их дело. Но песни эти полюбить очень даже можно.


ВОПРОС: Кто придумал миф про кассету с последними песнями, которую увезли с места аварии? Нужен ли был этот миф? Зачем его развенчивать?

ОТВЕТ: Я думаю, что легенду о том, что кассету с новыми песнями извлекли из разбитого автомобиля погибшего Виктора, придумал Юра Айзеншпис. Не могу утверждать это стопроцентно, но думаю, что это он, и сделано это было, естественно, для того, чтобы взвинтить еще больше ажиотаж вокруг релиза нового посмертного альбома группы «Кино». Поэтому, как маркетинговый ход, это было абсолютно четко продумано. То, что это не соответствует действительности, вот честно говоря, мне лично нет особого дела до того правда это или неправда. Главное, что записи эти сохранились и были изданы, и это прекрасные песни. А то, что они не оказались извлеченными из искорёженной машины, - ну, так и что с того? В принципе, естественно, вокруг больших звезд вообще витает большое количество легенд. А если эти звезды еще и трагическим образом погибают, то мифов, легенд и конспирологических теорий становится просто невероятное количество. Такие теории окружали и смерть Элвиса Пресли, и смерть Мерлин Монро, и смерть Джима Моррисона, и Витя Цой, в этом смысле, не исключение. То есть, какие только слухи не ходили о его гибели. И то, что его убили, и то, что авария была подстроена. Ну, в общем, много всякой красивой и романтичной иногда зловещей ерунды по этому поводу говорили. Думаю, что тем, кому надо знать правду и Цое и его жизни, они легко эту правду смогут найти. А тем, кто предпочитает, чтобы было все максимально красиво, трагично и загадочно, ну, они могут следовать своим конспирологическим теориям.


- был ли Виктор Цой первым рокером в паутине шоу-бизнеса?

- можно ли назвать Виктор Цоя эталоном русской рок-звезды?

- мог ли Виктор Цой стать звездой мирового масштаба?

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ и ВИКТОР ЦОЙ Виктор Цой, Рок, Интервью, СССР, История, Культура, Санкт-Петербург, Музыка, Длиннопост

ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой был первым рокером, попавшим в шоу-бизнес?

ОТВЕТ: Я думаю, что Цой, действительно, был первым из рокеров, кто попал в такой реальный шоу-бизнесовый конвейер. Потому что до того, как за дело взялся Юра Айзеншпис, гастроли все проходили абсолютно сумбурным образом. То есть, были группы, у некоторых из этих групп были какие-то директора, администраторы, им звонили из разных мест и говорили: «Вот, не хотели бы Вы к нам приехать?» Группа, если могла, если не мучился в это время их лидер от похмелья или не путешествовал где-нибудь, или не было других выступлений, говорила: «Ага. Давайте, сколько Вы платите? Вот такая вот предоплата или даже без предоплаты. Мы к вам приезжаем». Гастроли проходили хаотичным образом и не обставлялись всем тем антуражем, какой принято. То есть, не шло там никакой продажи сопутствующей сувенирной продукции, не устраивались пресс-конференции. Главное, сами по себе, гастроли не были логически связанными. Вот это все впервые опробовал на себе Виктор Цой, который поехал с «Кино», я думаю, это было в первые, наверное, где-то в конце 88-го года или в начале 89-го – точно не могу сказать. Который поехал на такие фот профессионально сработанные такие конвейерные гастроли, - из города в город по четкому графику, минимум свободного времени, максимум пахоты. Естественно, система эта была не нова, - еще в Советском Союзе популярные эстрадные артисты, та же Алла Пугачева, те же всякие ВИА и так далее, они занимались, так называемым, чёсом. Тоже ездили, значит, по областным центрам, да и даже по райцентрам. И там давали вплоть до нескольких концертов в день. С рок-музыкой, которая только-только вышла из подполья, этого не было, - там все было как-то так по-братски, по-дружески, по-человечески. Но Цой первым угодил в эту достаточно бесчеловечную, хотя и очень эффективную, в коммерческом отношении, мясорубку.


ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой – эталон русской рок-звезды?

ОТВЕТ: Я думаю, что Цой – это, вообще говоря, это эталон рок-звезды. Ну, эталон не в том смысле, что все звезды такие, а эталон в том смысле, что он хоть и нетипичен, а он представляет собой такой идеальный исключительный пример. Дело в том, что большинство наших рок-звезд – это все-таки, в первую очередь, авторы, - авторы песен, композиторы и поэты. Будь это Андрей Макаревич, будь то Юра Шевчук, будь то Борис Гребенщиков, Костя Кинчев, Гарик Сукачев и прочие, и прочие. Притом что они авторы, они вовсе не обязательно выдающиеся артисты. Цой был артистом, а не только автором. Цой был статен, красив, сексуален, он прекрасно смотрелся, от него исходила некая ... вот если про Борю Гребенщикова популярная фраза гласит, что от него сияние исходит, как от гуру, например. От Цоя исходила, помимо сияния, еще и такая мощная энергетика и мощный сексуальный драйв. И в этом смысле Витя Цой был гораздо ближе к рок-звездам мирового масштаба, чем именно к русским рок-звездам. В этом смысле Цой ближе к Мику Джаггеру, ближе в Игги Попу, ближе к Джиму Моррисону, весьма им любимому и уважаемому. То есть, ближе к таким западным героическим сексапильным звездам, а не нашим рок-звездам, которые как бы с одной стороны – рокеры, а с другой стороны – ботаники.


ВОПРОС: Тогда получается, что русские поклонники Цоя – часть мировой системы поклонников, и это никакой не совок?

ОТВЕТ: Думаю, что нет, потому что Цой все-таки не успел раскрутиться за границей. Я совершенно не исключаю того, что он мог бы стать рок-звездой, ну, если не мирового, то, по крайне мере, такого серьезного регионального уровня. Скажем, евразийской рок-звездой. Не уверен, что он смог бы, скажем, сделать большую карьеру в Америке, но стать известным в Европе, в Японии, Корее, помимо России, я думаю, он вполне мог бы. И в том числе именно потому, что никакого такого совкового начала в нем не было. В общем-то, Цой, кончено, был человеком интернациональным. У нас вообще таких артистов в стране – раз, два и обчелся. Я лично, помимо Цоя, могу, пожалуй, назвать только Жанну Агузарову. Вот второй персонаж, который если бы обстоятельства сложились благоприятным образом... вот Жанна, я думаю, тоже могла бы стать звездой мирового уровня. Ну как, скажем, та же Бьёрк или какая-нибудь еще экзотическая девушка. Вот она и Цой. Больше я никого не вижу на нашей сцене из артистов такого класса.


ВОПРОС: В чем феномен Цоя, - почему его слушает молодежь?

ОТВЕТ: Я думаю, что секрета тут нет. То есть, секрет лежит на поверхности: это, во-первых, мощная фигура лидера, фигура романтичная, трагичная, красивая, невероятно обаятельная, магнитическая. И второе – не менее важное, а, может быть, и более важное, - это прекрасные песни. Песни, которые не утратили ни своей музыкальной актуальности, ни своего мессейджа. Все то, о чем пел Цой двадцать с лишним лет тому назад, все это поется и сегодня, и смысл от этого ничуть не девальвируется.

Показать полностью 2
207

ВИКТОР ЦОЙ, АЛЕКСАНДР ЛИПНИЦКИЙ И КИНО

Евген Второй в молодости был в восторге от группы "Кино" и при случае до сих пор интересуется подробностями жизни Виктора Цоя у тех, кто знал его лично. Однажды Евген сумел задать несколько вопросов культовому человеку - Александру Липницкому - основателю и бас-гитаристу группы "Звуки Му", культурологу и вообще очень интересному дядьке.

ЧАСТЬ-1

- как Цоя изменила популярность?

- как на это реагировали другие музыканты?

- был ли Цой отзывчивым?

- насколько Цой был асоциальным?

ВИКТОР ЦОЙ, АЛЕКСАНДР ЛИПНИЦКИЙ И КИНО Виктор Цой, Фильмы, Рок, Интервью, СССР, История, Культура, Санкт-Петербург, Длиннопост

ВОПРОС: Насколько Виктор Цой был отзывчивым? Был ли какой-то случай, в котором Виктор удивил Вас своим поведением, отзывчивостью на чужое горе? Были ли какие-то поступки, которые удивили Вас своей человечностью?

ОТВЕТ: Ну, достаточно сказать, что в марте 1985 года именно Цой провожал в последний путь моего младшего брата. У меня есть фотография, где Цой поет несколько песен, любимых моим братом младшим Владимиром, с которым дружил, и приехал единственный, наверно, из ленинградского рок-клуба. Еще Сева Гаккель из «Аквариума», тоже мой ближайший друг, приезжал. Ну, вот Цой и Гаккель самые были отзывчивые к моей семье люди, так получилось, среди ленинградцев.


ВОПРОС: Насколько изменился Виктор Цой после того, как пришла слава? Появилась ли дистанция? Насколько близко Цой подпускал к себе людей? А если подпускал, то в каких случаях? Как он открывался и когда?

ОТВЕТ: Мания величия, безусловно, на короткое время посетила Виктора. То, что называется звездная болезнь. Как-то все вместе это совпало. Фильм «Игла», фильм «Асса», гастроли за границей, десятки тысяч людей на стадионах. Естественно, любому человеку в его возрасте это бы вскружило голову. Тем более, что популярность все-таки нахлынула довольно резко. Он не шел к ней так долго, как, например, там, Булат Окуджава или Владимир Высоцкий. И поэтому, конечно, на время вообще на группу «Кино» мы так взирали с некоторой иронией. Потому что мы знали, что это пройдет. Они, конечно, старались делать вид, что они такие же, как прежде, но, безусловно, вот это зазвездили.

Ну, например, я помню, как когда мы были вместе на гастролях во Франции, должны были французские телевизионщики снимать, по-моему, и Мамонова, и Цоя. Так вот, Мамонов опоздал тоже на полчаса, он тоже уже зазвездил, уже был фильм «Такси-блюз». А Цой так просто опоздал на час. Я думаю, что если бы еще 2-3 года назад какое-нибудь малейшее интервью с Джоанной Стингрей на домашнюю камеру, никто бы из них не опоздал.


ВОПРОС: Цоя, да и в целом рок-музыкантов периода СССР, часто называли асоциальными элементами. Хотя сегодня как раз понятно, что у них была ярко выраженная социальная активная позиция. Как Цою удавалось жить вне законов? Или это снова только легенда?

ОТВЕТ: Во-первых, я не согласен, что это была нормальная социальная позиция. Если вы говорите, что тогда Цой и вся наша компания воспринималась, как асоциальная группа людей, то мы такими и были. Потому что мы исходим из того, что социум советский был совершенно особым. И мы были в нем абсолютно асоциальными элементами. В принципе, мы сделали все, чтобы этот социум был разрушен, - вот. И приложили к нему все силы. И я, и Цой косили от советской армии, чтобы нас не послали, там, подавлять какое-нибудь восстание, типа пражского, пражской весны, или просто какую-то абсурдную авантюру в Афганистан. Или даже, как в начале 60-х, расстрел своих же сограждан в Новочеркасске. Понимаете, мы знали историю, поэтому мы были к тому социуму асоциальны.


ЧАСТЬ-2:

- Почему Цой разочаровался в зарубежных гастролях?

- Можно ли назвать Цоя классиком?

- Когда молчание "Кино" важнее слов?

- Правда о "Черном альбоме" и зачем придумали миф?


ВОПРОС: Вы однажды говорили, что Цой разочаровался в зарубежных гастролях после поездки в Италию и Францию. Потому что зарубежная публика не понимает, о чем поет группа, а значит, и нет смысла выступать перед ней. Однако, сегодня существует очень много фанатов группы в разных странах. И при этом нерусскоязычных фанатов. Парни и девушки из Кореи, Австралии, Японии, Канады, США начинают учить русский язык, чтобы петь любимые песни со своим кумиром. Как можно объяснить такое увлечение?

ОТВЕТ: Ну, группа «Кино», можно сказать - классики русского рока. И их статус воспринимается не сразу. Классическая поэзия, она же становится классической по истечению определенного времени. Пушкин же не при жизни стал классиком, и уж Высоцкий точно. Но сейчас это воспринимается, многие их песни, как абсолютно классические произведения русской словесности. Кто бы мог подумать, что погибший в 88-ом году прошлого века Александр Башлачев, не имевший за душой ни копейки и ходивший с котомкой просто, в которой были его стихи и переводы Джима Моррисона, будет признан классиком и в родном городе, на Вологодчине, и вообще в России. И его, как и Цоя, изучают лингвисты, филологи. Творчество Виктора Цоя, Башлачева, Высоцкого является объектом изучения во всем мире. Слависты Англии, Америки, Франции они все заняты защитой всяких диссертаций, докторских и прочих. Так что это совершенно заслуженный статус классика.


ВОПРОС: В своем фильме «Дети минут» Вы безуспешно пытаетесь разговорить участников группы кино – Юрия Каспаряна и Георгия Гурьянова. И замечаете, что они впадают в коллективный ступор при виде телекамеры, и сетуете, что и Вас в итоге постигает неудача. А вот, Виктор Цой в этом плане отличался или нет? Впадал ли и он в ступор?

ОТВЕТ: Нет. Я говорю не об этом. Не при виде телекамеры. А когда разговор их подводит к самому страшному событию в их жизни, они впадают в ступор. Что они этот рубеж психологически не могут перейти. Именно вместе. Потому что потом отдельно я разговорил прекраснейшим образом и Каспаряна, и он там есть в этом фильме, где он разоблачает эту историю с кассетой в разбитом автомобиле «Черного альбома». Да и Гурьянова я потом очень хорошо разговорил, и сделал с ним почти часовую передачу для радио в программе «Содержание». Просто вместе, когда я им ... они почувствовали, что этот вопрос будет первым, о том, как сложилась их жизнь после этого события 15 августа 90-ого года прошлого века, вот тут они замолчали. И мне кажется это очень важным кадром в моем фильме. Ничего лучше в нем нет. Потому что, когда Наташа Разлогова сумела их разговорить в своем фильме для Первого канала, мне это не понравилось, честно говоря. Особенно, потому что Гурьянову, мне кажется, он многозначительнее молчит, чем говорит в камеру. Притом, что он человек очень умный, но камеру он действительно не любил, и говорит часто всякую чепуху в таком каком-то ёрническом тоне. Вот. Так что я доволен тем, что они у меня промолчали вместе.


ВОПРОС: Вы развенчали миф с якобы сохранившейся после аварии кассетой с последними песнями Цоя. Ее на самом деле за день до трагедии увез Каспарян, который приезжал к Цою с портастудией. Но миф уже настолько прочно сидит в головах у людей, что вытряхнуть его очень непросто. Кто придумал этот миф? А надо ли вообще его развенчивать?ОТВЕТ: Я могу сослаться только на тот разговор, который у меня записан на камеру в программе «Дети минут». Можно верить Каспаряну. Потому что нет других участников основных, - ни Цоя, ни Айзеншписа нет. Значит, мы можем ссылаться на версию участника. Каспарян не из тех людей, кто вообще может солгать. Он очень такой честный и молчаливый при этом человек. Лишнего никогда не скажет. Я во всяком случае не подвергаю это сомнению. Но, как я уже сказал, Каспаряну тоже в камеру, что историю придумал Айзеншпис хорошую, которая действительно улучшила продажи альбома. Тем, кому по-настоящему нужна именно скрупулезная истина, они посмотрят мою передачу и всей поймут. Она весит в ю-тубе. А тем, кому не надо, пусть они и другими мифами питаются. Что, например, Цой где-то и живет до сих пор.

ВИКТОР ЦОЙ, АЛЕКСАНДР ЛИПНИЦКИЙ И КИНО Виктор Цой, Фильмы, Рок, Интервью, СССР, История, Культура, Санкт-Петербург, Длиннопост

ЧАСТЬ-3:

- Кто познакомил Цоя с Айзеншписом?

- Почему Цой снимался в кино?

- Получился бы из Цоя комедиант?

- Почему песни Цоя всегда будут популярны?


ВОПРОС: Короткая, без слов, но ярчайшая роль в «Ассе», главная роль в «Игле»... «Советский экран» признал Виктора Цоя лучшим актером 1989-ого года. Цой действительно был очень органичен для киноиндустрии?


ОТВЕТ: Спросите у Сергея Соловьева, насколько Цой кинематографичен. Потому что это особый дар режиссера художественного кино, увидеть в человеке вот эту кинематографичность. Вот я могу сказать, что у меня в семье две красавицы бабушка Татьяна Окуневская, актриса знаменитая. И мама, ее дочь, - увы, обеих нет в живых. Но в жизни они конкурировали по красоте. А в кино мою маму, кто только не пробовал снимать, - вот близко нет того очарования, которое есть вот у Окуневской, которую на улице увидел режиссер, - и всё. Вот поэтому, я думаю, что у Цоя это было. Раз он так успешно отснялся во всех кинопроектах, в том числе и «В конце каникул» он очень органичен. Вот и даже маленький эпизод в «Йаххе", да. Просто он, так получилось, что в двух своих больших, можно сказать, киноработах - в «Ассе» и в «Игле» у него такая героическая, героическая просто по сценарию, роли - и там, и там. Поэтому он таким запомнился. Но мне кажется, он блестяще бы сыграл в комедии. У меня в третьей серии, если вы посмотрите «Дети минут». Они сидят втроем Каспарян, справа Цой, по центру слева Африка. Болтает все время и говорит хохмы Африка, как самый разговорчивый. А Цой, я почему оставил эти кадры, их довольно много... Потому что Цой там невероятно хихикает все время. Ему невероятно смешно, и он как раз настолько обаятельно улыбается, что я вот ради этого оставил. Чтобы люди увидели, какой он веселый, легкий и красивый человек.


ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой первым из рокеров попал в тяжелый мир шоу-бизнеса – и отсюда пошли первые телохранители, которых не было ни у кого тогда? Даже у БГ.

ОТВЕТ: Да я бы не назвал это жесткий шоу бизнес, - просто шоу бизнес. Потому что до встречи с Айзеншписом «Кино» уже были популярной группой и уже собирали стадионы. Но Юрий, которого я и познакомил, как известно, в саду Эрмитаж с группой «Кино» и в частности с Цоем, поставил это дело на коммерческий конвейер, который уже, конечно, заставляет музыкантов, что называется, кряхтеть и работать. Уже тебе работа эта не в радость. Поэтому Цой помрачнел, конечно, в последние годы. Именно в связи с тем, что из этого конвейера трудно вырваться. Потому что это большие деньги, которых до этого не было. Так что это такая обоюдоострая история. С одной стороны, деньги дают свободу. А с другой стороны, постоянное зарабатывание этих денег тебя порабощает. И настроение вот этой лучезарности, которая есть на съемках Джоанны Стингрей, оно уже редко потом встречалось. Особенно переживал Георгий Гурьянов, который вообще богемная личность. И, по-моему, эти гастроли не очень любил, он и летать не любил, а тут приходилось. Ну, и Цой просто уставал.


ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой, по меткому выражению Сергея Лысенко, это эталон русской рок-звезды?

ОТВЕТ: Он не так говорит. Он говорит, - для меня Цой эталон звезды, - вот. Это разные вещи, - не рок-звезды, а именно звезды. Что он настолько был, как считает Лысенко, безупречен и в своей музыкальной деятельности, и в жизни. Искренен. Вот, наверно, это имел в виду Сергей, когда он говорил это в моем фильме. Просто какая-то в нем была, вот действительно эталонная, как показывает, как эталон вот этот золотой, кусок четко очерченного металла.


ВОПРОС: Почему песни "Кино" популярны и актуальны до сих пор?

ОТВЕТ: Ну, я старался понять для себя самого причину такого эвергрина, - вечно зеленого влияния песен Цоя и на последующие поколения, и на моих детей, которые тоже слушали вовсю. Наряду с песнями "Битлз". Можно сказать, что русские дети, если в детстве ты им поставишь песни "Битлз" и группы "Кино". Они выделят и то, и другое из всего остального. Так у меня вот в семье, во всяком случае, было. Вот. Значит, песни группы "Кино" обладают такой какой-то вечной ценностью для юных душ, какой-то искренностью, какой-то бодростью. И, видимо, даже каким-то новаторством, да. У них какая-то есть звенящая такая первобытная любовь, стихийность, неистовство молодой крови, вот. То же самое, что в лучших песнях Башлачева. А объясняется это во многом стечением обстоятельств становления группы "Кино" и в частности Цоя. Потому что попав в компанию к талантливым панкам по жизни, представителям настоящей контркультуры, то есть лидерам "Автоматических удовлетворителей" Андрею Панову "Свину", Евгению Юфиту со всей их компанией. И там повеселившись, как следует, набравшись такого панковского веселья, я бы даже сказал, вызывающего поведения... Потому что никогда не забуду, - это тоже написано в книгах... Когда мне позвонил Троицкий, после прогулочки в метро московском с "Автоматическими удовлетворителями" аж в 1980-ом году, и Цой уже тогда приехал с ними, он много, в общем-то, повидавший хиппарь, но такого я, он заикался, я просто до сих пор в таком шоке от их выходок в метро. И Цой во всем этом участвовал. Их забирали за то, что Цой тащил какую-то дохлую утку. А прохожие за это советские, советские прохожие тут же вызывали милицию, чтобы вот таких вот негодяев, которые где-то замучили птицу, вот... Или потом, да и при этом очень удачно, опять-таки попав под покровительство сначала Майка, потом группы "Аквариум", где были замечательные люди... И у них, безусловно, у них был и педагогический дар передавать человеку, который на 10 лет младше, свой музыкальный опыт. Все это вот сплелось в какой-то замечательный такой ну, хороший такой летний салат, где все ингредиенты были. И временно подружившись с Джоанной Стингрей, откуда тоже было много информации, хороших инструментов, настоящих струн... Все как-то у них совпало.

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: