-3

Игры для взрослых. Треугольник судьбы (треугольник Карпмана).

Игры для взрослых. Треугольник судьбы (треугольник Карпмана). Созависимость, Зависимость, Жертва, Спасатели, Преследование, Длиннопост

Иногда наша жизнь и все, что в ней происходит напоминает сумасшедший дом или какой-то спектакль, как минимум. И в этом спектакле, если присмотреться, у всех есть роли. Вынужденные или добровольно взятые. И люди настолько поглощены этим действом, что теряют связь с реальностью. Соответственно, не понимают, зачем они это делают, что получат в итоге, надо ли это вообще и какой вред они себе этим наносят.


Согласно Эрику Берну и продолжателю его идей Стивену Карпману все многообразие ролей, которые люди разыгрывают в своей повседневной жизни можно свести к трем основным: Спасатель, Преследователь, Жертва.


Карпман объединил эти роли в треугольник, который означает взаимосвязанность этих ролей и постоянную смену. Мы видим себя либо щедрыми Спасателями, которые помогают Жертве, которая может быть благодарной или нет. Преследователями, которые, исполненные праведного гнева, преследуют нечестивцев. Или Жертвами жестоких Преследователей. Этакая упрощенная модель мелодраматического существования, отражающая психологическое и социальное взаимодействие между людьми.


Нужно отличать термины - Спасатель, как роль и истинный спасатель, который спасает человеческие жизни, находясь в экстремальных условиях.

Говоря о треугольнике Карпмана, мы имеем в виду термин Спасатель, как роль, которую человек разыгрывает в отношениях.


Вся правда в том, что Спасатель в треугольнике – это не тот, кто спасает, а тот, кто имеет скрытый или смешанный эгоистичный мотив спасать. Это тот, кому выгодно спасать. Он спасает не столько ради помощи спасаемому, сколько исходя их своих мотивов. То есть, Спасателю «выгодно» спасать.


Как это выглядит: на внешнем фоне человек-Спасатель берется помочь решить чью-то проблему, развивает активные действия, прилагает значительные усилия. На самом деле в этом присутствует скрытый мотив к достижению успеха таким образом, который будет осознанно или нет, но выгоден для него: поднять свою самооценку за счет ощущения себя «всемогущим», выше того, кому помогает: «Он ничего не может без меня сделать, он слаб, а я могу все решить!».

Здесь и подпитка своей значимости за счет того, что принимающий помощь теперь зависим от Спасателя, он ему обязан, должен. Спасатель может испытывать чувство самоуважения и наслаждаться тем, что ему доверяют, от него зависят, к нему бегут за советом и помощью.

Зачастую в спасательстве такого рода имеется и мотив неразрешения проблемы спасаемого, чтобы продлить ситуацию и удовлетворить свои скрытые потребности (надо сказать, что это не здравый способ поднимать свою самооценку, значимость и самоуважение.)


Декларируя помощь, Спасатель, на самом деле, на более глубинном уровне играет с Жертвой.

Поэтому в треугольнике власти Спасатель не такой уж и спасатель, а Жертва не так беспомощна, как хочет казаться, а Преследователь на самом деле не имеет реальных претензий.

Что происходит далее. Происходит переключение ролей, люди начинают движение по треугольнику. Спасатель, вложив свои силы в Жертву жаждет отклика, для удовлетворения своих скрытых потребностей: благодарности, зависимости, почитания, подчинения и так далее. А Жертва не спешит быть благодарной, у нее свои скрытые мотивы продолжать быть беспомощной, она требует, обижается, манипулирует. Спасатель исполняется «праведным» гневом и начинает осуждать неблагодарную Жертву. Таким образом, он переходит в роль Преследователя. Он преследует Жертву, которая не спешит удовлетворить его потребности.

Либо, Спасатель, видя тщетность своих попыток делает движение выйти из треугольника и превращается в Жертву: «Моя помощь никому не нужна, всем наплевать на меня, они неблагодарные, я для них все отдал, а они…». (Помните словарь Жертвы?).


А Жертва тем временем может переключиться в Спасателя или Преследователя.

Например, мать ругает сына-наркомана за воровство денег, он идет к отцу и жалуется на мать. Отец поддерживает мать и вваливает сыну по полной программе. Мать кидается на защиту сына, отец начинает ругаться с матерью, потом в отчаянии хлопает дверью и уходит из дома. Мать рыдает, сын кидает ей обвинения, зачем она все это начала.

На этом примере видно, как участники конфликта динамично проходят роли. Мать: Преследователь – Спасатель – Жертва. Сын: Жертва – Жертва – Преследователь. Отец: Преследователь – Преследователь – Жертва.


Надо понимать, что у каждого игрока есть скрытый мотив и причина его нахождения в этой ситуации, что каждый удовлетворяет скрытые, невысказанные, часто бессознательные потребности. Причем такими способами, которые находит приемлемыми.

Каждый участник действует не из личной ответственности, он не альтруист, а из меркантильных потребностей, пусть даже и не осознаваемых.


Сам треугольник зарождается, как только кто-то берет роль Жертвы или Преследователя.

Например, если вдруг на вашем горизонте возникла печальная Жертва, держите ухо востро. Вас вовлекают в треугольник, ибо Жертва может «нечаянно» переродиться в Преследователя и погонит вас по всем углам треугольника.


Как же выбраться из этого треугольника взаимоотношений?


Главное и основное, что нужно знать, так это то, что вы не должны там находиться. Ни при каких обстоятельствах, какую бы роль вам не предлагали и как бы комфортно вы в ней себя не ощущали. Долгое нахождение в треугольнике ведет к разрушению участниками своей жизни, взаимным манипуляциям и разрушению отношений. Основная характеристика состояния, находящихся в таких взаимоотношениях – это страдание.


Человек помимо чувств обязан жить и головой. Любые перекосы в ту или иную сторону не здравы. Чем более разумен и здравомыслящ человек, тем больше у него шансов стать хозяином своей жизни, он знает и помнит свои задачи и цели, он способен двигаться к их осуществлению обдуманно, осознанно. Поэтому у него меньше шансов быть вовлеченным в треугольник Карпмана и сделать из своей жизни сумасшедший дом.

Треугольник запускается, когда люди начинают разыгрывать игру «А что я еще могла поделать?» и берут роль «Беспомощной жертвы обстоятельств». Ваша задача взять паузу и не кидаться стремглав в обсуждение ситуации. Пока вы видите ваши варианты действий, вы еще вне игры.

Самое разумное – сохранять адекватный нейтралитет, думать головой, не вовлекаться. Быть наготове по всем позициям восприятия.


Спросите себя:

Как вы видите эту ситуацию со с стороны?

Какие у вас цели в этой ситуации?

Во что все это выльется? Прокрутите ситуацию дальше в мыслях. К чему все это приведет?

В чем может заключаться ваша настоящая, реальная помощь?


Ваши действия:

- не переживайте по поводу чужих слез, стенаний. Это театр драмы Жертвы. Проявите здоровый скепсис. Жертве нужны ваши эмоции и внимание. Рассудите здраво: жизнь трудна, но кто-то выбирает действовать, а кто-то ныть и снимать с себя ответственность за свои же проблемы

- не торопитесь с утешениями. Попытки не сработают, так как Жертва настроена не успокоиться, а отомстить своему Преследователю, на которого она вам жалуется. И попытки успокоиться будут иметь прямо противоположный эффект. Жертва будет распаляться все больше. Хотя в нормальной ситуации на попытки утешить наступает успокоение. Жертва на вас обидится и сочтет предателем, ведь вы не хотите мести вместе с ней, а всего лишь успокаиваете.


- сохраняйте моральное спокойствие. Если ваши чувства вам говорят, что вы недостаточно сделали для человека, не верьте им в этой ситуации. Ваша совесть чиста.


- предлагайте перейти к конкретике и конструктиву. Предлагайте реальные планы действий и цели. Этот пункт важнейший и показательный. Он сразу выявит, у человека настоящее горе или это его манипулятивные игры. С обсуждения чувств и эмоций переходите к конкретному формулированию проблемы. Что нужно человеку? Формулируйте цель. Переформулируйте ее максимально конкретно. И следующий шаг – это планирование реальных действий по достижению обозначенной цели.

В результате вы увидите: вы действительно помогли человеку, либо вам все ясно и понятно с треугольником.

И еще рекомендации, если вы уже поняли, что оказались вовлечены.

Осознайте свою роль, перестаньте ее играть.

Преследователь


1) Прежде чем предъявлять претензии, требовать, винить и стыдить, осуждать других людей, хорошо подумайте, действительно ли вам нужен результат, или вы просто разозлились и хотите сорваться на других.

2) Принимайте себя такими, какие вы есть. Признайте, что вы несовершенны и можете ошибаться.

3) Перестаньте обвинять в своих проблемах других людей.

4) Необходимо понять, что другие не обязаны соответствовать вашим представлениям о том, что правильно.

5) Найдите другие, более здравые способы поднятия самооценки и самоутверждения.

6) Если вам необходимо чего-то добиться от другого человека, попытайтесь направить его в нужном направлении без эмоционального и физического давления или насилия.


Спасатель

1) Не навязывайте помощь и не давайте советы, о которых вас не просят.

2) Перестаньте считать, что лучше знаете, как другим нужно жить.

3) Не обязывайтесь сделать то, чего не можете выполнить.

4) Не ждите благодарность – все, что вы делаете, вы делаете, потому что сами этого хотите, совершенно добровольно и бескорыстно.

5) Если все же рассчитываете на ответные услуги, стоит заранее оговорить все условия.

6) Найдите другие, более здравые способы поднятия самооценки и самоутверждения.

7) Если есть непреодолимое желание кого-то спасать, делайте это, но будьте честны перед собой

– действительно ли ваша помощь так необходима и эффективна?


Жертва

1) Вместо того, чтобы жаловаться и обижаться на людей, испортивших вам жизнь, попытайтесь сами найти способ свою жизнь улучшить или изменить.

2) Перестаньте думать, что другие люди должны и обязаны решать ваши проблемы.

3) Не перекладывайте ответственность за свои действия на кого-то. Всё, что вы делаете, это ваш собственный выбор.

4) Не стоит рассчитывать на безвозмездную помощь. Если вам предлагают услуги, заранее выясните, чего от вас ждут взамен.

5) Бросьте оправдываться, просто делайте так, как считаете нужным.

6) Если вам помогают, утешают, сочувствуют, обсуждают ваши проблемы и предлагают решения, постарайтесь извлечь из этого что-то действительно полезное для себя, ведь люди делятся опытом и знаниями, а это дорогого стоит.


Удачи и успехов!

Дубликаты не найдены

0
Мне кажется, или это пересказ товарища Н. Козлова?
0

- Подхожу и спрашиваю: мадам, разрешите вам впердолить?

- Но поручик! Так можно и по морде получить.

- Можно. Но чаще впердоливаю.

Похожие посты
89

Cепарация и индивидуация ребенка. Как и когда формируется зависимость и контрзависимость

Сепарация – это психологическое рождение личности, это процесс отделения ребенка от матери, который начинается еще в возрасте 2-3 лет. Именно в это время ребенок начинает освобождаться от опеки, формируя свое независимое самоощущение.


Если у родителя была повышенная тревожность, он очень беспокоился и контролировал малыша , то это не позволит ребенку успешно пройти фазу сепарации , и во взрослом возрасте человек будет чувствовать себя очень неуверенно.


При сепарации речь не идёт о физическом, пространственном отдалении от родителей или о разрыве отношений с ними, речь идёт о развитии внутреннего чувства возможности нормального и полноценного психического функционирования , независимо от матери.

Если вовремя не произошла сепарации, то происходят искажения , когда восприятие другого строится целиком на идентификации с ним ( ты все равно что я, мы думаем одинаково..), то есть как будто я и другой это одно и тоже.


И тогда мнение мамы становится моим мнением, что не даёт развивать своё собственное отношение, все, что говорит мама, правильно!

-Она лучше знает .

-Мама хочет как лучше.

-Мама плохого не посоветует.

-Хорошо все то, что нравится маме, а я маленькая и ничего не понимаю.

Только что человеку что-то очень-очень нравилось, но как только мама сказала "какая ерунда", вещь уже не кажется такой привлекательной.


Важно формировать свою собственную идентичность, веру в себя, в своё "Я МОГУ!"


Безгранично веря маме,  человек не находит себе своего места в жизни , переживает потерянность, останавливается в своем развитии, не может оценить кто он и какой он есть.


Отсутствие знания о себе делает его не самостоятельным, у него отсутствует базовое доверие к миру, инициативность и компетентность.


И, когда такой человек вырастает и начинает жить один, то идёт постоянный поиск значимого другого, кто "умнее, кто лучше знает, кто подскажет что мне нравится и поможет справиться с жизнью" .


Человек как бы застревает в детстве, не набираясь храбрости, чтобы по-настоящему начать жить.


Что делать?


Опять же терапия и психотерапевт в помощь. В процессе терапии, значимого взрослого заменяет психотерапевт. Но его цель отличается от маминой цели, которая всю свою жизнь прожила на благо дочери или сына и совсем не заинтересована чтобы они  сказала маме " Спасибо.Теперь я сам(а).  Я теперь сам(а) могу принимать решения и выбирать что мне подходит, а что нет".


В процессе терапии происходит психологическое взращивание, а терапевт учит полагаться на себя и делать свои собственные выборы. Именно с терапевтом может произойти символическая сепарации отделения "ребёнка" от значимого взрослого.


Далее размещаю для вас очень хорошую и полезную статью со стадиями сепарации и индивидуации Магарет Малер. Это венгерская врач-психиатр и психоаналитик. Она разработала собственную теорию объектных отношений, основанную на роли сепарации и индивидуации в процессе развитии ребенка.

Cепарация и индивидуация ребенка. Как и когда формируется зависимость и контрзависимость Сепарация, Развитие детей, Зависимость, Созависимость, Любовь созависимость, Галина Никишина, Длиннопост

Теория объектных отношений - психодинамическая модель развития, подчеркивающая важность взаимодействия со средой в противоположность внутренним психическим инстинктам и биологическим импульсам, не связанным с восприятием окружающего мира.


Согласно этой концепции, отношения ребенка с «объектами» (людьми и вещами) его окружающей среды определяют его последующую функциональность. Другими словами, модели поведения и отношений людей во взрослой жизни закладываются их семейным опытом в младенчестве.


Существует несколько психоаналитических теорий объектных отношений различных авторов (Зигмунд Фрейд, Анна Фрейд, Мелани Кляйн, Рене Спитц и др.).


Первичная модель объектных отношений на ранних стадиях развития была разработана Маргарет Малер и ее коллегами. Они утверждали, что первые один-два месяца жизни характеризуются игнорированием всего, кроме себя (аутистическая фаза). В следующие 4-5 месяцев, названные фазой симбиоза, ребенок начинает узнавать других людей, присутствующих в его мире, но не как отдельных существ, а как продолжение себя.


В последующий период сепарации и индивидуации, продолжающийся в возрасте 2-3 лет, ребенок начинает отделяться и освобождаться от своего основного опекуна, формируя независимое самоощущение. Малер и ее сторонники считают способность ребенка успешно пройти эту фазу критичной для его дальнейшего психического здоровья.


На протяжении всего времени сепарации — индивидуации развивающийся ребенок очерчивает границы между собой и остальными, и эта задача осложняется двумя конфликтами: желание автономии противостоит близости и зависимости, а страх поглощения борется со страхом одиночества.


Следующий осложняющий ситуацию в этот период фактор заключается в том, что развивающийся ребенок часто воспринимает каждого из окружающих его людей как две разные личности. Например, когда мать чувствительна и утешительна, она кажется «абсолютно хорошей». Если же она в какой-то момент недоступна или не может утешить и успокоить, она кажется другой, «абсолютно плохой» матерью. Когда она выходит из поля зрения, ребенок считает, что она исчезла навсегда, и кричит, чтобы облегчить отчаяние и панику.


По мере развития ребенка на смену этому нормальному «расщеплению» приходит более здоровое понимание положительных и отрицательных качеств матери, а тревога расставания вытесняется знанием о том, что мама все равно существует и она вернется, — это явление общеизвестно как константность восприятия объектов. Однако развивающийся мозг ребенка в некоторых случаях может саботировать нормальную адаптацию.


Маргарет Малер разделяет стадию сепарации и индивидуации на четыре частично пересекающиеся подфазы.


Фаза дифференциации (5-8 месяцев). В этой фазе развития младенец осознает существование мира, не связанного с его матерью. Появляется «социальная улыбка» — реакция на окружающую среду, но направленная по большей части на мать. К концу этой фазы ребенок проявляет обратную сторону той же реакции — «тревогу при встрече с незнакомым», то есть распознает незнакомых людей в своей окружающей среде.


Если отношения с матерью благоприятные и спокойные, реакция на незнакомцев преимущественно характеризуется любопытством. Если же отношения неблагоприятные, тревога становится более заметна; ребенок начинает разделять позитивные и негативные эмоции по отношению к другим людям, полагаясь на такое расщепление, чтобы справиться с противоречивыми чувствами.


Фаза практики (8-16 месяцев). Фаза практики отмечена возрастающей способностью ребенка отделяться от матери — сначала он учится ползать, потом ходить. Эти краткие периоды разлуки прерываются частым воссоединением, чтобы «напомнить о себе» и «подзарядиться», и такое поведение демонстрирует первые проявления амбивалентности ребенка по отношению к своей развивающейся автономии.


Фаза воссоединения (16-25 месяцев). В фазу воссоединения расширяющийся мир ребенка зарождает в нем признание обладания своей идентичностью, отдельной от других. Воссоединение с матерью и потребность в ее одобрении формируют постепенно углубляющееся понимание того, что она и все другие — отдельные, реальные люди.


В это время роль матери заключается в том, чтобы поощрять эксперименты ребенка с индивидуацией, но в то же время обеспечивать постоянный источник поддержки и подпитки. Нормальный двухлетний ребенок не только имеет крепкую связь с родителями, но также учится временно отделяться от них, испытывая при этом скорее печаль, чем ярость или гнев. При воссоединении с родителем ребенок, скорее всего, будет чувствовать себя счастливым, но также и злиться из-за расставания. Заботливая мать сопереживает ребенку и никак не наказывает за его злость. После множества расставаний и воссоединений у ребенка формируется устойчивое самоощущение, любовь и доверие к родителям, а также здоровая амбивалентность по отношению к другим людям.


Однако мать может реагировать иначе: либо слишком рано отталкивает ребенка и препятствует воссоединению (возможно, из-за собственного страха близости), либо настаивает на тесном симбиозе (возможно, из-за собственного страха одиночества и потребности в близости). В любом из этих случаев ребенок обременяется чрезмерным страхом быть покинутым и/или поглощенным, который отражается от страхов его матери.


В результате этого ребенок может так никогда и не вырасти в эмоционально независимое человеческое существо. Проявляющаяся в более поздней жизни неспособность личности достигать близости в отношениях отражает эту фазу развития в детстве. Когда взрослый человек сталкивается с близостью, он может воскресить из детства воспоминания либо об опустошающем чувстве одиночества, всегда преследовавшем все его бесплодные попытки установить близкий контакт, либо ощущение удушья от постоянного присутствия матери. Тот, кто игнорирует ее, рискует лишиться материнской любви; тот, кто потакает ей, рискует лишиться себя.


Этот страх поглощения хорошо проиллюстрирован Т. Э. Лоуренсом (Лоуренс Аравийский), который в свои 38 лет писал о страхе близости со своей чрезмерно властной матерью: «Я испытываю ужас при мысли о том, что она узнает что-то о моих чувствах, убеждениях или образе жизни. Если она узнает, они будут повреждены, разрушены, больше не будут моими».


Фаза установления константности объекта (25-36 месяцев). К концу второго года жизни, если предыдущие уровни развития были пройдены успешно, ребенок вступает в фазу установления константности объекта, когда он понимает, что отсутствие матери (и других опекунов) автоматически не означает их полную пропажу. Ребенок учится переносить амбивалентность и фрустрацию. Признается временная природа материнской злости. Он также начинает осознавать, что его собственная ярость не уничтожит мать. Он начинает ценить понятие безусловной любви и принятия и формирует способность сочувствовать и сопереживать. Ребенок начинает больше реагировать на отца и других людей в своем окружении. Его самоощущение становится более позитивным, несмотря на аспекты самокритики, проявляющиеся в зарождающемся сознании.


Справляться со всеми этими задачами ребенку помогают переходные объекты — знакомые вещи (плюшевые медведи, куклы, одеяла), которые как бы олицетворяют собой мать и которые ребенок везде носит с собой, чтобы облегчить себе разлуку. Форма, запах и текстура такого объекта — физические заменители утешающей матери. Переходные объекты — это один из первых компромиссов, на которые идет развивающийся ребенок в попытке разрешить конфликт между необходимостью укрепить свою автономию и потребностью в зависимости. В конце концов при нормальном течении развития переходный объект оставляется за ненадобностью, когда ребенок усваивает постоянный образ успокаивающей и защищающей материнской фигуры.


Проблемы сепарации-индивидуации повторяются в подростковом возрасте, когда вопросы идентичности и близости с другими вновь выходят на первый план. Во время фазы воссоединения как в младенчестве, так и в подростковом периоде ребенок скорее реагирует на других, и особенно на родителей, чем сам совершает действия по отношению к ним.


В то время как двухлетний малыш пытается завоевать одобрение и восхищение родителей, копируя их идентичность, подросток пытается копировать сверстников и перенимает поведение, осознанно отличающееся — и даже диаметрально — от поведения родителей. В обоих случаях в основе ребенка в меньшей степени лежат независимые внутренние потребности и в большей — реакции на важных для него людей в ближайшем окружении. Поведение становится формой поиска новой идентичности, а не укрепления уже сформировавшейся.


Взрослые люди порой продолжают искать успокоение с помощью переходных объектов из-за того, что обречены на непрекращающуюся борьбу за достижение константности объектов, доверие и собственную идентичность.


Например, принцесса Диана находила утешение в переходных объектах, содержа зверинец из 20 мягких игрушек на своей кровати, — она называла их «моя семья». Как отмечал ее любовник Джеймс Хьюитт, они «сидели в ряд, около тридцати милых зверей. Эти звери были с ней в детстве, она укладывала их спать в свою кровать в поместье Парк Хаус, и они утешали ее и давали ей чувство некой безопасности». Отправляясь в поездки, Диана брала с собой любимого плюшевого медвежонка.


Ритуальные и суеверные действия, доведенные до крайности, могут представлять для акт использования переходных объектов. Футболист, надевающий одни и те же носки или отказывающийся бриться, когда несколько игр подряд совершает серию удачных ударов, может быть просто подвержен суевериям, распространенным среди спортсменов. Граница нормального поведения пересекается лишь тогда, когда оно повторяется компульсивно и жестко заданным образом, мешая обычной жизни.


Источники:


Малер М.., Пайн Ф., Бергман А. Психологическое рождение человеческого младенца: симбиоз и индивидуация. — М., Когито, 2011.

Крейсман Дж., Страус Х. Я ненавижу тебя, только не бросай меня. Пограничные личности и как их понять. — СПб.: Питер, 2018

Показать полностью 1
108

10 признаков нездоровых зависимых отношений в сравнении с нормальными и здоровыми

10 признаков нездоровых зависимых отношений в сравнении с нормальными и здоровыми Созависимость, Зависимость, Отношения, Семья, Психологическая травма, Травма, Длиннопост

О зависимости


Сразу уточним: говоря про отношения в этой статье, мы имеем в виду разные отношения. Не только личные, но и любые другие - деловые, дружеские, семейные, отношения бизнес-партнеров и пр. Любые из этих видов отношений могут стать плохими и разрушительными, и в них будут проявляться все 10 признаков, о которых речь пойдет ниже. Несмотря на то, что в личных, близких отношениях эти признаки проявляются особенно отчетливо, механизмы идентичны для любых отношений. (Важно также пояснить, что зачастую в литературе используются термины "созависимость" или "созависимые отношения" - так обычно характеризуют отношения с человеком, имеющим какую-либо зависимость. В данной статье мы будем использовать более широкий термин "зависимые отношения", включающий в себя понятие созависимых отношений).


Также скажем пару слов о зависимости в принципе. Совсем коротко, чтобы пояснить некоторые общие моменты.


Причина любой зависимости состоит в том, что мы перекладываем ответственность за наше внутреннее состояние на что-то внешнее. Приведем очень простой пример. Допустим, есть внутреннее состояние расслабления и спокойствия, но человек не может попасть в него просто так, по своему желанию - тогда он приходит домой, открывает бутылку пива, выпивает и расслабляется. Пока у нас есть выбор из множества вариантов, мы свободны. Например, чтобы снять напряжение и расслабиться после работы, можно было бы пойти на йогу, или помедитировать, или поиграть с друзьями в футбол, или сходить на сеанс массажа, или поработать со своим состоянием на сессии с коучем. Зависимость становится деструктивной, когда мы теряем все другие способы попадать в желаемое состояние, и в нашем распоряжении остается только один - в данном случае, алкоголь.


С зависимостью от отношений происходит примерно то же самое. Только желаемое состояние и удовлетворение важных потребностей мы связываем не с действием или веществом, а с человеком. Мы проецируем на другого собственные качества, которых, как нам кажется, лишены мы сами, и затем начинаем верить, что мы не найдем эти качества нигде, кроме как в этом человеке. Только этот человек сможет нас защитить, будет нас любить, даст нам опору в жизни и т.д. Чем сильнее мы в это верим, тем больше теряем способность удовлетворять эти свои потребности по-другому, не только через этого человека, и тем более зависимыми становятся отношения. И, как с любой зависимостью, со временем то, что раньше помогало, уже начинает нам вредить. Сначала алкоголь помогал войти в желаемое внутреннее состояние, но если зависимость прогрессирует, то вся жизнь начинает катиться по наклонной, и от хорошего внутреннего состояния не остается и следа. Так же и в отношениях - надежды на счастье, любовь, поддержку и т.п. со временем оборачиваются отчаянием, депрессией, озлобленностью, разочарованием.


При этом отметим все же, что зависимость в отношениях - это не что-то однозначно плохое. Нормальный уровень зависимости необходим для отношений, иначе мы не могли бы формировать длительные устойчивые эмоциональные связи и привязанности. Проблемы возникают тогда, когда зависимость становится чрезмерной.


Для того, чтобы уметь вовремя замечать деструктивные тенденции в отношениях, и уметь отличать здоровые отношения от зависимых, необходимо знать о 10-ти признаках зависимых отношений.


1.Спутанная ответственность


В здоровых отношениях каждый участник в первую очередь сам несет ответственность за свое состояние и удовлетворение своих потребностей (материальных, эмоциональных и экзистенциальных), не пытаясь взять на себя больше или переложить ответственность на другого. Каждый отвечает прежде всего за себя.


В зависимых отношениях ответственность спутанная. Мы хотим, чтобы кто-то взял ответственность за нашу безопасность, материальное благополучие и счастье. Или же сами склонны брать чрезмерную ответственность за другого. В некоторых отношениях это проявляется в распределении ответственности. Например, женщина ожидает, что мужчина будет ее материально обеспечивать и содержать, а за это она будет отвечать за дом, быт и детей - это типичный пример спутанной ответственности, пусть и настолько распространенный, что почти является вариантом нормы. В более тяжелых случаях мы перекладываем на партнера ответственность за все аспекты своего благополучия, или сами взваливаем на себя ответственность за спасение другого. Или, что также нередко встречается, и то и другое одновременно. Например, женщина может годами спасать мужа-алкоголика, страдая в этих отношениях, однако надеясь, что рано или поздно муж бросит пить и возьмет ответственность за нее и семью.


2. Размытые границы


В здоровых отношениях мы чувствительны к психологическим и физическим границам партнера и способны отстаивать свои границы. Мы вовремя чувствуем, когда наши действия или слова переходят границы допустимого для другого человека. При этом сами мы хорошо ощущаем свои границы и способны сказать «нет» в тот момент, когда нам не нравится то, что делает или говорит другой человек. Этот принцип работает одинаково во всех сферах. В сфере сексуальных отношений это способность своевременно сказать «нет», если партнер предлагает что-то, что нам не подходит. В деловых - это наша способность отстоять свою точку зрения в отношениях с бизнес-партнером.


В зависимых отношениях границы размываются. Мы теряем способность понимать, где заканчивается моя территория и начинается территория другого человека. Формируется слияние, в котором зачастую мы следуем по одному из двух сценариев: мы либо жертвуем своими потребностями и самостоятельностью и теряем способность говорить нет, - и тогда наши границы систематически нарушаются; либо мы сами, не встречая сопротивления, все сильнее нарушаем границы другого человека и лишаем его права на самостоятельность. Эти деструктивные процессы развиваются постепенно и могут зайти очень далеко, вплоть до полной потери границ.


3. Иерархия ролей



В здоровых отношениях все очень просто - они строятся на равных, из позиции «взрослый - взрослый». Большую часть времени участникам таких отношений удается уважать своего партнера, считаться с его мнением. В таких отношениях мы всякий раз договариваемся друг с другом как два взрослых независимых человека. Мы вынуждены искать компромисс, хоть это и не всегда приятно.


В зависимых отношениях происходит поляризация. В нас включаются детско-родительские роли - один из партнеров занимает роль беззащитного и слабого ребенка, второй становится сильным, опекающим взрослым. Поначалу такая игра бывает довольно приятной и волнующей - доминирующий партнер ощущает свою власть и силу, подчиненный - уютную защищенность и отсутствие необходимости что-либо решать, ведь обо всем позаботится главный. Но если такое распределение ролей закрепляется и становится хроническим, то в отношениях выстраивается жесткая иерархия доминирования-подчинения. В таких условиях взрослый превращается в агрессора, а ребенок - в жертву. Сильная рука очень быстро начинает не защищать, а калечить, потому что нижний партнер потерял способность отстаивать свои границы, а верхний, не встречая сопротивления, уже не может справиться с неконтролируемой агрессией. Так развивается бытовое физическое насилие в семейных отношениях и психологическое насилие в дружеских и деловых.


4. Запрет на осознавание и выражение чувств



В здоровых отношениях чувства легализованы, партнеры могут свободно говорить друг другу о своих эмоциональных реакциях. При этом легализованы все чувства - как позитивные, так и негативные. Партнеры способны напрямую выражать друг другу раздражение, обиду, ревность и другие эмоции в тот момент, когда они их испытывают, без чрезмерного подавления или игнорирования своих реакций. При таком подходе негативные эмоции не застаиваются, а свободно циркулируют в паре и оздоравливают отношения: опираясь на свои эмоциональные реакции и реакции другого, партнеры выстраивают границы и учатся договариваться. В идеале, это приносит в отношения больше позитивных переживаний - партнерам становится легче испытывать и проявлять по отношению друг к другу и подлинные позитивные чувства - любовь, благодарность, уважение, интерес и пр.


В зависимых отношениях эмоции подавляются. Говорить о своих истинных реакциях запрещено или небезопасно. Честный разговор про чувства и переживания воспринимается как невозможный, или недопустимый. Более того, в таких отношениях зачастую действует запрет не только на выражение, но даже на осознавание своих чувств. В результате партнеры систематически подавляют свои эмоциональные реакции, в отношениях накапливаются залежи непереработанных, невыраженных негативных эмоций. Поэтому время от времени происходят неконтролируемые эмоциональные выбросы - ссоры, скандалы, эпизоды насилия и т.п. Однако они не приводят к реальному разрешению эмоционального напряжения, а только усугубляют ситуацию, так как к накопленным негативным переживаниям добавляются чувства стыда и вины, которые, в свою очередь, тоже подавляются и еще больше отравляют отношения.


5. Искаженная коммуникация



Это особенно показательный и при этом трудно диагностируемый для неспециалиста пункт, поэтому на нем мы остановимся чуть подробнее.


В здоровых отношениях коммуникация прямая, открытая, честная. В ней мы взаимодействуем как взрослые, независимые люди, каждый из которых готов принять позицию и точку зрения другого. При этом значительная часть коммуникации происходит по поводу чувств - мы обозначаем свои эмоциональные реакции и стоящие за ними потребности. Мы говорим о том, что для нас важно, не пытаясь явно или скрыто манипулировать партнером.


В дисфункциональных и зависимых отношениях формируется искаженная коммуникация. Мы не находимся в контакте с собой и поэтому не можем контактировать с другим. Мы говорим не то, что на самом деле чувствуем, не заявляем напрямую о своих потребностях, поэтому нам остается только более или менее бессознательно манипулировать партнером, стремясь «подвести» его к нужному нам решению или поведению. Из-за отрезанности от чувств мы плохо понимаем свои желания, однако бессознательно стремимся их реализовать, поэтому в коммуникации происходит расщепление, индикатором которого становятся так называемые двойные послания.


Двойное послание (double bind) - это такое сообщение в коммуникации, в котором одновременно транслируются два противоречащих друг другу требования, или команды. Первым двойные послания описал Грегори Бейтсон. Он считал, что двойные послания являются причиной развития шизофрении (он даже ввел термин «шизофреногенная мать», относящийся к женщинам, коммуникация которых с их детьми изобиловала двойными посланиями). Впоследствии теория об определяющей роли двойных посланий в развитии шизофрении не подтвердилась, однако было установлено, что двойные послания являются важным признаком дисфункциональных и разрушительных отношений. Длительное нахождение в отношениях, построенных на двойных посланиях, приводит к стрессу и хронической психологической травматизации («длящаяся травма»).


Итак, что же такое двойное послание?


Это такая ситуация, в которой от нас требуют двух противоположных вещей одновременно. Большая часть коммуникации в таком случае происходит на невербальном, полуосознаваемом уровне и как бы «подразумевается». Части послания могут озвучиваться частично или не озвучиваться вообще, но при этом они присутствуют в поле и влияют на человека, которому адресованы. Некоторые примеры типичных двойных посланий:


В детско-родительской коммуникации:


1. "Тебе уже давно пора стать самостоятельным и взрослым"

2. "Ты еще ребенок и не сможешь прожить без нашей опеки"


В личных отношениях:


1. "Ты должен больше работать, чтобы обеспечивать семью"

2. "Ты должен уделять мне больше внимания и проводить время с семьей"


Или:


1. "Ты должна быть красивой женщиной и следить за собой"

2. "Ты ведешь себя неприлично, когда позволяешь другим мужчинам обращать на тебя внимание"


В бизнесе:


1. "Ты вечно встреваешь со своими предложениями и пытаешься все контролировать"

2. "Ты безответственный, когда уделяешь проекту мало внимания"


У двойного послания есть несколько отличительных характеристик:


1. Две части послания противоречат друг другу. Это значит, что невозможно выполнить требования одной части послания, не нарушив при этом требования второй.


2. Следовательно, за какой бы частью послания вы не последовали, в результате вы в любом случае оказываетесь плохим. Поэтому каждую из частей послания можно переформулировать следующим образом: «Ты плохой, когда...» или «Ты плохой, если...»


"Ты плохая, когда плохо выглядишь и не следишь за собой"

"Ты плохая, когда другие мужчины обращают на тебя внимание"


3. Особое коварство двойных посланий проявляется в так называемом параличе осознавания. Его испытывает человек, ставший жертвой двойного послания. Конфликт требований вытесняется, про него невозможно думать. Иными словами, очень трудно заметить двойное послание, если не знать заранее, на какие особенности коммуникации и отношений необходимо обращать внимание.


4. Про двойное послание невозможно говорить с тем, кто нам его транслирует. В этом смысле иногда выделяют третью часть послания - бессознательный запрет на честное обсуждение происходящего: «Ты плохой, когда пытаешься говорить со мной о моем двойном послании».


6. Травмированная идентичность


Наше «Я» формируется в отношениях с другими людьми. Как говорит один из наших учителей Стив Гиллиген, «мы приходим в этот мир через других людей». И не только в физическом смысле, когда соединяются две клетки наших родителей, но и в психологическом - когда мы рождаемся, у нас еще нет личности, и задача первых месяцев и лет жизни состоит в том, чтобы сформировать эго и здоровое восприятие себя. Это происходит только в контакте с другими людьми, в первую очередь, с родителями и людьми, выполняющими родительские функции (бабушками, дедушками, старшими сиблингами и пр.) Если нам повезло, и эти первые отношения были здоровыми и наполненными любовью и поддержкой, то у нас формируется здоровое Я и позитивный образ себя. Если же первые годы жизни мы провели в дисфункциональных нездоровых отношениях, в которых взрослые сами находились в тяжелом психологическом состоянии, то наше Я будет глубоко травмировано.


Удивительно, но аналогичные процессы происходит с нами и во взрослом возрасте, только гораздо медленнее и не так заметно. Наше Я не только формируется, но и продолжает существовать исключительно в отношениях с другими людьми. Это подтверждается многочисленными трагическими историями людей, которые на долгое время остались в изоляции - их примеры свидетельствуют о том, что без человеческого контакта личность разрушается. Сегодня психологи и нейрофизиологи знают, что наше Я не индивидуально, а, по меньшей мере, интерперсонально - то есть зависит от отношений с важными людьми, и на каком-то уровне является прямым продолжением этих отношений.


Поэтому то, как вас видят самые важные люди в вашей жизни, влияет на то, каким человеком вы сами себя чувствуете. Немного упрощая, можно сформулировать это правило следующим образом. Если важный для вас человек, с которым вы находитесь в близких отношениях, тесно сотрудничаете или даже живете на одной территории, считает вас глупым - то вы начнете глупеть. Если вас считают непривлекательным - то вы сами начнете разочаровываться в своей привлекательности и в конечном итоге потеряете красоту и обаяние. Если коллеги и руководство считают вас плохим специалистом, то все начнет валиться из рук, и сначала вы сами не будете понимать, куда подевались ваши навыки и таланты, а потом будете вынуждены согласиться с ними (если только вовремя не выйдете из этих отношений). Это не мистика, а эффект поля, основанный на явлении, которое в психоанализе называется «отзеркаливанием», а в НЛП третьего поколения - «спонсорством» (не путать с материальным или финансовым спонсорством).


В зависимых отношениях мы становимся жертвами так называемого «негативного спонсорства». Нас видят слабыми, непривлекательными, некомпетентными, ни на что не способными - и в результате, если такие отношения продолжаются в течение достаточно длительного времени, мы сами начинаем воспринимать себя именно так, и именно такими становимся в реальности.


В здоровых отношениях мы получаем достаточно поддержки, внимания, принятия. Такое отношение на уровне идентичности мы называем «позитивным спонсорством». В результате мы оказываемся способны интегрировать те качества и ресурсы, которые в нас видит другой человек, и они начинают проявляться в реальности и жизни.


7. Плохое внутреннее состояние



В здоровых отношениях наше состояние большую часть времени хорошее. К партнеру мы испытываем преимущественно позитивные эмоции - любовь, благодарность, нежность, уважение и пр. Однако это совершенно не значит, что мы вообще не расстраиваемся, или не ссоримся с партнером. Как раз напротив, способность отстаивать свою позицию, выражать агрессию, конфликтовать и конструктивно разрешать конфликты - все это характеристики здоровых отношений. В таких отношениях возникающие конфликты и кризисы не игнорируются, а своевременно решаются, что позволяет отношениям развиваться и переходить на новый уровень.


В зависимых отношениях большую часть времени мы находимся в плохом состоянии - подавленном, депрессивном, тревожном, озлобленном. При этом из-за влияния предыдущих факторов (спутанная ответственность, размытые границы, запрет на осознавание и выражение эмоций, двойные послания и пр.) нам сложно дифференцировать свои чувства и соотнести их с потребностями. Иными словами, нам плохо, но мы не понимаем, что именно мы чувствуем и не понимаем, почему. Все, на что способен человек в таком состоянии - это сутками спать или заниматься рутинными непродуктивными действиями.


Впрочем, рассматривая дисфункциональные отношения в качестве причины депрессии, или иного расстройства настроения, необходимо исключить влияние гормональных или иных физиологических факторов, поэтому в таких случаях необходимо проконсультироваться с врачом. Однако следует учитывать, что при длительном воздействии психогенных факторов гормональный фон и биохимия организма постепенно перестраиваются, поэтому при аффективных расстройствах в длительных дисфункциональных отношениях психологические факторы влияют на физиологию, а физиология подкрепляет негативное эмоциональное состояние и мешает преодолеть психологические факторы. Формируется замкнутый круг, приводящий к состоянию «выученной беспомощности».


8. Изоляция



Здоровые отношения поддерживают нас и помогают развиваться. При этом наша жизнь не ограничивается только этими отношениями. В здоровых отношениях у нас сохраняются семейные, дружеские и профессиональные связи за пределами отношений. Мы живем полной жизнью, общаемся с людьми, которые нам интересны и дороги, и реализуем себя в важных для нас сферах жизни, помимо отношений. Мы включены в социальные и профессиональные сообщества и перед нами не возникает дилеммы - семья или работа, отношения с женой или с друзьями. Здоровые отношения гармонично вписываются в нашу жизнь и не изолируют нас от других людей.


В дисфункциональных отношениях мы выпадаем из жизни и теряем способность находить и получать поддержку за пределами отношений. Постепенно наши контакты с другими людьми сводятся к минимуму, поддерживающие семейные, дружеские и профессиональные связи разрушаются, и мы оказываемся в изоляции. Это приводит к тому, что из нашей жизни исчезают люди, которые могли бы поддержать нас. Зачастую мы не можем ни с кем поделиться тем, что на самом деле происходит с нами в плохих отношениях, так как боимся чувств стыда, вины, или просто считаем, что люди нас не поймут. Это еще больше отдаляет нас от окружающих и усиливает ощущение одиночества.


9. Страх выйти из отношений


В здоровых отношениях мы чувствуем, что свободны в любой момент прекратить их по своему желанию. Единственная причина, по которой мы продолжаем оставаться в этих отношениях - это потому в них нам хорошо и мы сами хотим, чтобы они продолжались. В хороших отношениях два человека каждый день заново принимают решение быть вместе.


В зависимых отношениях нам плохо, однако мы не чувствуем себя свободными выйти - мы ощущаем, что связаны этими отношениями. У нас нет другого выбора, кроме как оставаться в них, или остальные выборы, которые мы видим, кажутся нам еще менее приятными. Например, мы уверены, что другой человек не справится без нас, и именно поэтому принимаем решение спасать его, оставаясь с ним в отношениях (спутанная ответственность). Или мы сами боимся, что вне отношений мы не сможем выжить и справиться с жизнью. Так происходит потому, что наша идентичность и способность опираться на себя к этому моменту уже травмированы, а социальные связи, которые могли бы поддержать нас вне отношений - почти полностью разрушены. Поэтому из зависимых отношений всегда страшно выходить, даже если боль и негативные переживания очень сильны.


10. Потеря веры в будущее



Из здоровых отношений будущее воспринимается позитивным и полным возможностей. Мы чувствуем, что свободны сами в каждый момент выбирать свой путь. Мы чувствуем себя хозяевами своей жизни, и верим, что в будущем нас ждет много ярких и прекрасных событий.


В зависимых отношениях, из-за влияния всех предыдущих факторов, будущее представляется мрачным и бесперспективным. Мы чувствуем, что в этих отношениях мы обречены, однако верить в то, что вне отношений все сложится хорошо, нам также уже не удается. Возникает ощущение, что самое хорошее в жизни уже позади, мы чувствуем себя «отработанным материалом». Такая потеря веры в будущее является следствием и важным индикатором длительного нахождения в деструктивных зависимых отношениях и не зависит от возраста - при неблагоприятных условиях такое состояние может возникнуть и в 25 лет, или даже раньше.


Диагностика отношений


Все 10 факторов, отличающих здоровые отношения от дисфункциональных и зависимых, мы для наглядности свели в одну таблицу.


Вы можете протестировать свои отношения и определить, насколько здоровыми и гармоничными они являются (как мы уже упоминали, это могут быть личные, семейные, деловые, дружеские или любые другие отношения). Для этого достаточно оценить каждый параметр по шкале от -10 до +10.

relations

Есть несколько правил, которые мы рекомендуем соблюдать при оценке:


1. Оценивайте честно. Возможно, в своих отношениях вы привыкли систематически игнорировать или оправдывать какие-то свои проявления или действия партнера. Используйте этот тест в качестве возможности честно посмотреть правде в глаза.


2. Оценивайте интуитивно. При ответе опирайтесь не только на рациональный анализ ситуации, но и на эмоциональные реакции, которые возникают у вас в ответ на тот или иной параметр. Чрезмерная рационализация зачастую помогает нам до последнего не замечать проблему. А отношения - это в первую очередь эмоциональная связь.


3. Оценивайте быстро. Ответ, который вы найдете в течение первых 30 секунд, скорее всего, будет самым близким к реальному положению дел. (Впрочем, это не мешает пройти этот тест еще раз через некоторое время, когда вы понаблюдаете за тем, что реально происходит в ваших отношениях, и возможно, начнете замечать больше).


Важный комментарий


Конечно же, вряд ли существуют идеально здоровые отношения, в которых все параметры находились бы на отметке +10. Пока что, к сожалению, мы таких отношений не встречали. Но, к счастью, отношений, которые находились бы по большинству параметров на самых нижних отметках шкалы, также совсем немного. Абсолютное большинство отношений находятся примерно посередине, в пределах от -5 до +5 по большинству параметров. Если ваш средний результат оказался выше, то можете себя поздравить - вы в группе счастливчиков. Если ниже - то, скорее всего, самое время что-то менять. Также полезно сделать этот тест одновременно с партнером, но независимо друг от друга, и затем сравнить результаты. Это хороший способ понять, как ваш партнер оценивает ваши отношения и происходящее в них. Конечно, в идеале, при существенно несовпадающих или негативных результатах, продолжением диагностики должно стать конструктивное обсуждение происходящего, или работа пары с семейным коучем или психотерапевтом.


Что делать, если я понял/поняла, что нахожусь в деструктивных зависимых отношениях?


Во-первых, этот вопрос слишком масштабный и ответственный, чтобы на него можно было компетентно ответить в рамках одной статьи, даже такой объемной, как эта. В одном из будущих материалов мы подробно расскажем о долгосрочных терапевтических стратегиях при работе с зависимыми и дисфункциональными отношениями. Это будет статья, адресованная в первую очередь именно профессионалам - коучам, психологам и психотерапевтам.


Поэтому сейчас лучшая рекомендация, которую мы можем дать - это обратиться за помощью к компетентному специалисту: семейному психотерапевту или коучу, специализирующемуся на работе со сложными и зависимыми отношениями. Без профессиональной внешней помощи разобраться в происходящем и принять правильное решение чаще всего бывает трудно.


Специалист поможет вам, прежде всего, определиться - стоит ли работать над улучшением отношений (в идеале это должно быть совместное решение обоих партнеров), или необходимо работать над постепенным, максимально экологичным выходом из этих отношений. При этом важно понимать, что работа с многолетними запущенными дисфункциональными отношениями - процесс чаще всего длительный и постепенный, так как для безопасного выхода из зависимых отношений необходимы, с одной стороны, перестройка и исцеление внутреннего мира клиента, а с другой - восстановление поддерживающих связей с миром внешним.


Такая работа, к сожалению, не бывает быстрой.


Источник: https://ru.sott.net/article/3578-10-priznakov-nezdorovykh-za...

Показать полностью
61

Хоть бы ты умер. Про насилие и зависимость в семьях.

О семьях где есть зависимые от героина люди. На мой взгляд истории характерны для любых зависимостей - алкогольной, игровой. Может быть степень производимого треша поменьше.

Человек с зависимостью — неважно, алкогольной или наркотической — всегда оставляет отпечаток на всех членах своей семьи. Те, кто живут ближе к нему, впадают в созависимые отношения, которые либо оставляют их в итоге с травмой, которую нужно залечивать, либо меняют безвозвратно. Практически во всех случаях близкие видят двух разных людей: монстра и родного человека, хотя эта трансформация может иметь минимальные интервалы.

Хоть бы ты умер. Про насилие и зависимость в семьях. Реальная история из жизни, Зависимость, Созависимость, Невроз, Длиннопост

Оплеухи и тычки в бок прилетают один за другим, и в какой-то момент я перестаю на них реагировать, а просто изучаю окружающую обстановку. На стене рисунки, нарисованные моим братом для своей дочери, моей племянницы: герои Диснея, воспроизведённые с удивительной точностью, серые обои, в углу лежит пыльная плюшевая панда-седушка. Интересно пахнет шерстяное одеяло — в нём смешались запахи живущей здесь таксы и стирального порошка. Комнату освещает только полоска света из приоткрытой двери в гостиную. В голову продолжают лететь оплеухи, в живот — кулаки.

Всё поменялось довольно быстро этим вечером: мы с братом и его женой весь день гуляли по летней Москве, прошли пешком через Большой Каменный мост, где брат садился на парапет, а я не решался подойти ближе, поскольку боялся высоты. Мне двенадцать лет, сегодня я остаюсь у брата дома и мы будем смотреть, кажется, первый «Звонок». По дороге домой захватываем несколько бутылок пива под ворчание его супруги. Брат выпивает их дома, пока мы с его женой режем помидоры в салат.

На вид трезвый, но что-то в нём поменялось. Язык не заплетается, глаза не стекленеют, просто что-то не так. Когда его жена в очередной раз отпускает какую-то критическую реплику, он вдруг вскакивает и замахивается на неё. Всё происходит довольно быстро: мне почему-то кажется, что я могу это остановить, поэтому пытаюсь схватить брата за руку. Я, конечно, ошибаюсь: жена получает оплеуху, а я через секунду оказываюсь в комнате своей племянницы, на её кровати, и получаю урок уважения к старшим. Не знаю, сколько длится избиение, но после него он явно остывает, а я беру и там же засыпаю, хлюпая разбитым носом.

Не менее мерзкие сцены я буду наблюдать все последующие годы, пока мы практически не перестанем общаться. За это время вся семья успеет не один и даже не десять раз взвалить на себя вину за происходящее с ним, дать второй, третий, сто пятьдесят третий шанс, искренне веря в каждый конкретный момент, что вот сейчас они точно слышат правду и всё это было неким наваждением. Но всё это закон жанра. Одинаковый для любой семьи, где есть алко- или наркозависимый.

2014 году в журнале «Медицинская психология в России» было опубликовано исследование, которое провели Виктор Бочаров и Александра Шишкова из лаборатории клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева. Они попытались описать основные психологические особенности родственников героинозависимых. Для этого сотрудники института изучили поведение 152 родителей (104 матерей и 48 отцов) людей с героиновой зависимостью. Как пишут Бочаров и Шишкова, трудная жизненная ситуация, складывающаяся с таких семьях, в итоге вовлекает в деструктивные отношения всех, а финалом становится созависимость — и неважно, беспробудно пьёт родной или употребляет наркотики. В зависимости от того, какое место занимает человек в такой семье, варьируется и форма созависимых отношений

Фотограф Эллис Гергедава ровно поэтому все двадцать лет, что её отец употреблял героин, боялась уехать из дому и начать жить одна. «Я была зависима от обстановки в семье, до последнего боялась уезжать и начинать жить своей жизнью. Я была уверена, что однажды ночью мне позвонят из полиции и попросят приехать домой на опознание», — вспоминает она. Ей казалось, что пока она дома, ничего в конечном счёте не случится ни с ней, ни с матерью

Хоть бы ты умер. Про насилие и зависимость в семьях. Реальная история из жизни, Зависимость, Созависимость, Невроз, Длиннопост

Сейчас Эллис 26 лет, в её инстаграме, наполненном студийными съёмками, написано: «Да, снимаю, да, дорого»; у неё есть муж и дочка Лука. Она до сих пор не может точно сказать, из-за чего отец, владевший собственным бизнесом по транспортировке овощей и фруктов, а ещё текстильной фабрикой в Тверской области, сел на героин. «Я так понимаю, просто попал в совсем неудачную компанию», — пожимает она плечами и начинает вспоминать. Вот она просыпается от звона битого стекла: отец в исступлении расколотил окно и гоняется за ней и матерью (брат и сестра стали жить отдельно, как только им стукнуло восемнадцать) по всему дому. Вот она не спит до утра: в гостиной отец посреди ночи внезапно начинает мыть полы и кричать, как он любит и ненавидит свою жену. Нужно подгадать момент, когда от криков он перейдёт к ударам, и вовремя вмешаться.


Свою созависимость и последствия детской травмы она почти поборола, хотя ещё недавно готова была накинуться на человека за шутку про героин или любые другие наркотики. «У меня крайне высокие запросы на отношения между мной и другими людьми, потому что родители недодали, потому что было некогда. Тяжело было просыпаться ночами и залипать за кухонным столом, смотря в одну точку и копаясь в прошлых фрагментах и криках», — говорит она, но добавляет, что сегодня ей стало гораздо проще. Правда, не так давно, неожиданно для себя самой, она очень разозлилась, прочитав новость о приложении, призванном помочь жертвам домашнего насилия, которое запустила певица Манижа. «Я пыталась сформулировать, что меня так бесит, а потом поняла: меня ужасно разозлило, что сегодня всё это есть, а в моё время ничего такого не было», — признаётся она.

В её время были только милиционеры, которых Эллис вызывала в самые критические моменты, когда казалось, что отец прикончит всю семью. Они приезжали, неспешно заходили в квартиру, добродушно жали отцу руку и уводили его в свою машину. Через полчаса он возвращался, и всю ярость, с которой он разносил дом, можно было умножать на три.

Несчастливые семьи иногда притягивают себе подобных. В какой-то момент вокруг семьи Эллис стали появляться похожие пары, но там созависимость выходила на следующую стадию — буквальную: «Я видела, как ровесницы моей мамы, красивые и сильные женщины, садятся на героин вслед за мужьями. Кто-то от отчаяния думал, что муж увидит со стороны, как это ужасно, и прекратит, кто-то думал, что так лучше поймёт своего мужчину и узнает, как его из этого вытащить. Все они сгорали, одна под конец жизни не могла даже встать с кровати, а их мужья даже не видели, что происходит». По словам Эллис, она и свою мать в какой-то момент начала подозревать в чём-то подобном: та стала всё чаще смотреть в одну точку, у неё потускнел взгляд. Тревога оказалась ложной, просто мать начала ломаться и выгорать от того, что точно так же не могла уместить в голове двух разных людей. «Это и было два разных человека. Я бы так не скучала по отцу — тому безумно доброму и скромному папе, который помогал всем, кому мог, который в этом смысле был для меня примером», — объясняет Эллис.

ВИКА И КУРТ

Одна из самых тёплых бесед у нас с братом случилась наутро после избиения. Он безостановочно извинялся и трепал меня по голове, подарил голубую бейсболку с логотипом Ucla, мы вместе смеялись и дурачились, замазывая мои фингалы тональным кремом, чтобы я поехал домой к родителям. Я тогда был абсолютно уверен, что произошла какая-то нелепость и я как хороший младший брат обязан не допустить того, чтобы мама с папой хоть что-то заподозрили. Ведь он отличный старший брат: от него в наследство мне достались кассеты Doors, Depeche Mode и Бека. Это он научил меня ловить рыбу. Перед тем как съехать из комнаты, в которой мы жили вместе, и переехать в отдельную квартиру, он нарисовал для меня на стене огромного Бэтмена и Женщину-кошку, а ещё индейца из альбома художника Ремингтона. Просто иногда с ним происходит что-то странное, но я не могу его предавать, поэтому весь следующий после избиения день я прохожу в голубой кепке Ucla даже дома, перед родителями — мол, слишком нравится, чтобы снимать. Едва ли моя маскировка имела какой-то смысл, и наверняка они тут же позвонили брату, но я был уверен, что моя миссия — не заложить. В моей голове тоже прекрасно укладывается концепция, что накануне вечером и сегодня утром передо мной были два совершенно разных человека. Один может травить тебе анекдоты и играть Гребенщикова на гитаре, а другой — разносить квартиру к чертям и кричать тебе и вашим общим родным жуткие, полные ненависти слова. Но как только второй начинает наносить физический вред первому, вы всей семьёй отправитесь им обоим на помощь, что бы он ни делал накануне.

Так это и работает. В другом исследовании Бочарова и Шишковой, посвящённом эмоциональному выгоранию в созависимых отношениях, говорится, что разрушительные последствия стресса у родственников по уровню выраженности сопоставимы с тем, что можно наблюдать у беженцев. Просто основой тут выступает совсем другой подход: своих больных родственников они видят как тех, за кого должны сражаться и кого должны спасать — неважно, от чего.


Спасением своего молодого человека на протяжении трёх с половиной лет занималась журналистка Вика Аракелян. Ей было пятнадцать, когда они познакомились. Её семья — мама, бабушка и кот, её будни в то время — дорога из Западного Дегунино на Красносельскую в частный лингвистический лицей пять дней в неделю. Её досуг — тусовки около ТЦ «Метрополис» и вечеринки в FM Club по случаю дней рождения участников любимой группы Placebo. Любимая песня Placebo — Protect me from what I want. Своего будущего молодого человека она встретила на одной из таких вечеринок: ей было пятнадцать, ему двадцать три.

Он на сцене с бас-гитарой, она в зале, они поверхностно знакомы — виделись раньше в том же FMClub. У неё рыжие волосы и кеды с лого AC/DC на язычках, он уверен, что похож на Курта Кобейна (и окружающие разделяют эту уверенность), кажется ей недосягаемо прекрасным, и сегодня у него с собой есть спиды. «Когда на той вечеринке он сам ко мне в какой-то момент подошёл и предложил отлучиться в туалет занюхнуть пару дорог, мне он показался буквально принцем на белом коне. В общем, эту вечеринку мы провели вместе: нюхали, танцевали, потом снова нюхали, потом я прыгала с ним на сцене. Для меня это было что-то нереальное: моя жизнь стала похожа на настоящий sex, drugs, rock ‘n’roll — и меня это очень захватило», — вспоминает Вика. Под утро он поцеловал её, а потом взял номер её телефона. После этого они не виделись пару недель, может месяц, пока он однажды не позвонил поинтересоваться: «Есть ли чего?»

«А у меня, совершенно внезапно, было. Он приехал ко мне часов в шесть утра, мы пошли нюхать дороги на пятый этаж моего дома, причём бабушка понимала, куда и зачем я иду. Потом гуляли по Москве, потом поехали к нему в Подмосковье, там он играл The Cure на гитаре, потом вместе заснули. Я думала, он такой типичный тусовщик — нюхает по выходным». О том, что её новый молодой человек сидит на героиновой системе, Вика узнала по дороге из того же ТЦ «Метрополис»: ехала на маршрутке из магазина Topshop со свежекупленным розовым платьем, когда он прислал ей смс, в котором странно и путано объяснял, что сейчас встречается с другом, и упоминал что-то под аббревиатурой H. О том, как до Вики дошло, что она встречается с наркозависимым, останется запись в её дневнике: «Блядь, только не гер. А, нет! Именно гер. Интересно, сразу застрелиться или порезать вены?»

Родные и близкие людей с зависимостью от алкоголя или наркотиков часто бывают уверены, что именно они способны вытащить их из болезни, а в том, что происходит с дорогими им людьми, виновато окружение. У Вики тоже не было мысли немедленно расстаться со своим молодым человеком, наоборот — они съехались, когда она поступила в нелюбимый вуз. Бабушка с мамой поначалу были против, но она заявила, что иначе бросит учёбу. Те сдались, а Вика начала свою миссию по исцелению любовью, на которую заложила месяц.Первое, с чем она столкнулась, погрузившись в опыт ежедневной совместной жизни с наркозависимым, — это постоянная ложь, по поводу и без: «Он зачем-то врал, что у него подруга беременна, врал, что был на собеседовании, что написал для меня стих, но стих гуглился на раз-два, а автором был не он, врал по поводу денег, занимая 500 рублей на корм для кота». Страшнее всего, по её словам, было не физическое насилие, которое тоже вскоре началось, а то, что он может исчезнуть. Однажды они договорились встретиться на вокзале, чтобы на электричке вместе поехать домой, но парень Вики не объявился ни в назначенное время, ни через час, ни под утро: «Я еду в его квартиру одна, звоню ему час, второй, третий. На часах уже пять утра, ответа нет, слышу в трубке только что-то невнятное. Всю ночь я не сплю, курю и трясусь от страха, а потом он приходит в десять утра абсолютно убитый и рассказывает нелепые сказки».


Верить тому, что рассказывает человек с зависимостью, и объяснять себе, что его обещания — правда, а во временных просветлениях видеть необычаный героизм — характерно для подавляющего большинства родственников и близких. В исследовании Бочарова и Шишковой говорится, что к такому обычно склонны матери, испытывающие огромное воодушевление во время «чистых» периодов. В то же время отцы обычно раньше всех начинают задаваться вопросом, что они сделали не так, затем испытывать гнев и пытаться порвать любые связи с зависимыми сыном или дочерью.

Моя мать стала задаваться вопросом, что она сделала не так, относительно недавно: спустя гектолитры капельниц, бесконечные кодировки и тысячи обещаний устроиться на новую работу и тут же вернуть деньги. Отец, кажется, всегда знал, что всё это чушь, но был частью этого процесса: иногда я слышал, как он в очередной раз чертыхается на кухне или посылает брата по телефону. Правда, спустя месяц мы всё равно оказывались на одном семейном ужине, где отец делал вид, что всё хорошо, а брат пил морс и отлично шутил, и все не то чтобы стеснялись заговаривать о прошлом — скорее радовались тому, что теперь жизнь наладится.

«В какой-то момент я убедила себя, что он просто герой: иногда не колется вообще, а это ведь такая сила воли. Торг и самообман были бесконечные. Стоило ему после пары месяцев жести накрыть на Новый год стол, салат самому нарезать — это была стопроцентная гарантия того, что началась новая жизнь», — продолжает Вика. Иногда наркозависимые бывают убедительны в своём стремлении порвать с героином даже для себя самих, но тем больнее в итоге для всех родственников и близких оказываются срывы. Всю неделю перед домашним ужином с подругой молодой человек Вики делал себе апельсиновый фреш и рассказывал, насколько лучше себя чувствует. За окном — зима 2011 года, в назначенный день они вместе запекают курицу и покупают бутылку красного вина. Он выпивает бокал, а уже через час подруга сочиняет отговорку, чтобы поскорее уйти и не видеть, как молодого человека Вики всё сильнее и безобразнее развозит. Подруга уходит, а Вика наблюдает, как возлюбленный докуривает косяк и высыпает в себя пачку феназепама, чтобы потом позвонить другу с просьбой что-нибудь привезти. Семейный ужин заканчивается слезами и лежащим посреди кухни телом без сознания.

«Ты же сама всё видишь, уходи от него», — говорила Вике мать её молодого человека. Она то привозила пачками продукты к ним домой, то, натыкаясь на запрятанные на кухне шприцы, уезжала расстроенная и ставила крест на сыне, чтобы потом вернуться. В какой-то момент Вика так и сделала: собрала вещи и уехала обратно к бабушке с мамой. Говорит, что её просто не хватило, — психологи называют это эмоциональным выгоранием, и это то, с чем в какой-то момент сталкиваются почти все живущие рядом с алко- или наркозависимым.


«ХОТЬ БЫ ТЫ УМЕР»

Родители Алины Белобровой встретились в 1995 году в Удмуртии, куда её будущего отца, «осатанев от всех выходок», отправила служить в армии и слезать с ханки другая полностью выгоревшая женщина — его мать. «Папа сбежал из части к каким-то знакомым, к которым приехала мама за оверлоком, и всё. Как позже мама говорила, он очаровал её, когда бежал за ней босиком по мартовскому льдистому и колючему снегу, чтобы узнать номер телефона. Закрутилось, они поженились, переехали в Шахты, и только там мама и узнала, что он плотно торчит и временами спрыгивает на синьке. Как он кололся в пах. Как он унёс и не принёс мамино кожаное пальто и настольную лампу — мама назвала это „ушло по вене“», — вспоминает она.

Анна, как и многие другие, говорит об отце, как о двух разных людях, но обладающих одним качеством: с той же лёгкостью, с которой он очаровывал окружающих и заставлял подставлять живот самых агрессивных дворовых собак, он сбегал из лечебниц, расставался с имуществом, находил новые дозы и избивал трёх своих женщин — двух дочерей и жену. Когда он был чист, то это был лучший отец на свете: играл с дочерьми, учил их дрессировать дворнягу Макса, а иногда мама готовила морковный торт — и все отправлялись на пикник к водохранилищу. «Нам казалось само собой разумеющимся, что папа хороший, а вот он пропадает, тащит в дом странных людей, и по квартире расползается запах уксуса и ацетона. Такая аксиома: солнце встаёт на востоке, заходит на западе, а папа бывает в двух состояниях: хороший — и когда надо защищать от него маму и сестру».

Почти каждый близкий или родственник человека, страдающего зависимостью, иногда произносит одну и ту же фразу: «Вот бы ты сел или уже умер». Я слышал, как это говорила моя мама, я слышал это от отца, когда на его телефон в очередной раз приходил град смс с проклятьями и угрозами. Герои этого текста тоже признаются, что если не произносили вслух, то думали то же самое. Например: «Когда он пил или торчал, мы ненавидели его так, что плевали в суп и желали, чтоб он умер». Только даже смерть или разрыв отношений с алко- или наркозависимым не всегда помогают.

Когда отец Алины Белобровой умер, случайно передознувшись, её мать выла и билась головой об стену, об отце в семье вообще не говорят, а сама Алина теперь перебирается из одной клиники неврозов в другую и точно знает, что всё это связано с папой.


Отец Эллис, как и любой человек с подобной болезнью, был склонен к картинным жестам, поэтому в последнюю неделю своей жизни, когда понял, что у него начинают отказывать ноги, пересел на крокодил. «Помню, что я, как обычно, присела около него, стала шутить шутки, которые он любит, чтобы рассмешить его, а он как-то безучастно смотрел, будто что-то задумал», — говорит фотограф. В выходные, пока Эллис не было дома, он попросил жену сходить за водой, а сам в это время покончил с собой, введя себе тройную дозу «крокодила».

«Я благодарна ему за то, что он позаботился о нас всех и сделал так, чтобы никто из нас этого не видел», — признаётся она. По словам Эллис, только совсем недавно она перестала вздрагивать, когда заговаривает об отце, но впереди ещё не один сеанс терапии.

Относительно безболезненно из своих отношений с наркозависимым вышла, по её же словам, только Вика: она замужем, бывший парень до сих пор в друзьях во «ВКонтакте», иногда просит занять 500 рублей. Пару лет назад она даже оказалась в гостях у его новой девушки из старой общей компании. На стене в её комнате висел листок со стихами: «Это были стихи, которые писала ему я, и захотелось её как-то предостеречь. Она ответила, что это он ей написал, потом выяснилось, что с ней происходит то же самое, что со мной, вплоть до точных цитат». Новая подруга бывшего в итоге пополнила список тех женщин, что окружали семью фотографа Эллис, тоже сев на героин.


Я дописываю этот текст, будучи 31-летним взрослым мужчиной, моему брату скоро пятьдесят, вместе с уже третьей семьёй он переехал за Урал, сдав свою московскую квартиру. Последний раз мы общались в прошлом году на поминках по отцу. Я ума не приложу, где там голубая кепка, Бэтмен и индеец закрыты несколькими слоями краски и обоев. Последний раз фингал мне ставили на спаррингах, на которых я стараюсь бывать не реже двух раз в неделю, — с тренировками приходит осознание, что получать в лицо не так уж страшно, особенно когда можешь и знаешь, как отвечать.

Однако когда я в очередной раз смотрю на архив голосовых сообщений, пришедших в Whats’app, в которых слышны те же бессвязные слова об уважении к старшему брату и угрозы, которые я слышал, когда он мутузил меня на кровати, то чувствую ужасную гадливость и злость от того, что они всё ещё заставляют меня вспоминать те же страх и беспомощность, что я чувствовал в тот вечер.



Текст Григорий Туманов, Москва
https://batenka.ru/unity/family/5-heroin-codependency/

Журнал исследует тему героиновой зависимости: https://batenka.ru/heroin/

Показать полностью 1
296

Созависимость

СОЗАВИСИМОСТЬ, психолог, нейропсихолог Картункова Виолетта Викторовна.


В связи с тем, что многие психологические сообщества наполнились различными статьями про созависимость, написанными видимо людьми (не хочется думать, что психологами с дипломом - "специалистами"), без понимания глубин психотерапевтического процесса, необходимо расставить точки над "и", итак - что же такое эта пресловутая "созависимость", как функционирует созависимый человек и возможно ли это корректировать ?


Начнем с мифов о восприятии созависимости :


"Созависимый это добрый, несчастный человек, наивный, который постоянно пытается спасти своего плохого, зависимого партнера, поэтому ему нужно "открыть глаза" на это, что его партнер не изменится и помочь уйти в свое светлое будущее, отдельное от этого гадкого, зависимого партнера."


Созависимый - это человек, который ПООЩРЯЕТ И СОЗДАЕТ зависимость, уничтожая самооценку партнера, стремясь к контролю и власти, даже путем разрушения своего супруга/ребенка.


Если вы наблюдаете, как вполне обычный здоровый молодой человек после нескольких лет брака стал употреблять хим. вещества, превратился в ленивого мазохиста, чуть ли не бомжа, - неприятно пахнущего субъекта со сгорбленной спиной - это история про созависимость его жены.


Если ребенок при отсутствии четких органических дисфункций, заболеваний (эпилепсии, психоза) приобретает статус психопата - у него развивается краевая психопатия (ядерная - врожденная, краевая - приобретенная) , так же становится алкоголиком - наркоманом - игроманом, эта история про созависимость его матери.


А не переборщили ли вы, уважаемая Виолетта Викторовна, с категоричностью ? Получается, что проживание с определенным партнером напрямую влияет на психотип, работу мозга, не слишком ли жестоко - обвинять человека в уничтожении своего партнера ? Да, мои дорогие, это жестоко, но это правда. Если вы пройдете тюрьму, войну, гетто провинциального городка - ваше мышление, нормы, восприятие изменится, причем на бессознательном уровне, который и будет управлять вами в 90 %. Именно поэтому социопатия и психопатия считаются неизлечимыми, потому что все что происходит с человеком - формирует его структуру личности, и воздействуя определенное время - мы формируем нервную цепочку, переводим происходящее в рефлекс. Именно поэтому котенок из психологического опыта, который полгода жил в круглой комнате, не смог выжить в обычном мире - так как ходил кругами и натыкался на предметы, и впоследствии короткого отрезка времени умер. Именно поэтому бывших наркоманов не бывает.


Если вы живете с созависимым человеком, вы станете зависимым, краевым психопатом или бомжом.


Что же делает такого этот страшный созависимый человек, этот тихий убийца ?


Один из ярких литературных образов созависимости описан в рассказе "Бессмертные" Алексея Артемьева. Если исключить красивую трагическую нотку о "великой жертве бабы Маши", и посмотреть на факты , получится вот что :


"И не было случая, чтоб он ограничился двумя-тремя стаканами.

«Опять нажрался, сатана!» – сетовала Мария Васильевна. Материлась она редко, но и без того могла выразиться крепко. Когда деда приводили домой под ручки, она проклинала больше не беспутного супруга, а его спутников. Мол, напоили. А по правде была им благодарна. В этом она признавалась себе, когда Иван Николаич был обмыт, переодет и уложен в постель. И не нужно искать его по канавам, позориться.

....

Мария Васильевна приволокла его домой под утро. «Мань, прости ради бога! Не хотел я, вот те крест!» – лепетал он, но внятно перекреститься не получалось. И как бы ни злилась и ни ругалась супруга, на другой день она кормила его, давала чистую одёжку, наливала холодный стакан самогонки и ласково говорила: «Выпей, Ванюша. Глядишь, полегче станет». Она знала, что всё повторится и ей опять придётся вызволять его чугунные ноги из тыквенных плетней.

...

Надежда на перемены появилась после несчастного случая. Иван Николаич как-то вызвался разгружать машину с газовыми баллонами. И, так получилось, уронил баллон на ногу. Мужики свозили его в больницу и вернули домой с загипсованной ногой. Мария Васильевна выхаживала мужа и не могла нарадоваться тому, что он всё время рядом. Перед обедом подносила ему стакан: организм требовал, это она понимала. Вечерами они сидели рядышком на диване. Она вязала носки, он читал газету, смотрел телевизор. В один такой вечер Мария Васильевна мечтательно проронила: «Эх, сидел бы ты на этом диване и ввек никуда не уходил». Эти слова она потом вспоминала с горечью."


То есть, говоря по факту - ОЖИДАНИЯ Марии Васильевны были такие : подконтрольный партнер, который "лежит рядом на диване", "всегда рядом", за которым - вообще отлично ! - можно ухаживать, подчеркивая свое превосходство над его беспомощностью и никчемностью.


Ей НЕ НУЖЕН был успешный, здоровый партнер, для которого необходимо было бы стараться соответствовать, работая над своими ресурсами, возможностями, вместо этого легкого способа почувствовать себя королевой на фоне этого "гадкого алкоголика".


Именно поэтому (БЕССОЗНАТЕЛЬНО !) Марья Васильевна упорно приносила ему "стаканчик водочки" с похмелья, чтобы не дай бог не прочувствовал всю опасность своего выбора, и обстирывала-одевала во все свежее - чтобы его зависимость БЫЛА КОМФОРТНОЙ, на радость его созависимой женушке.


И естественно, что по такому пути он пришел к инвалидности - сосуды не выдержали нагрузки, случился инсульт, и "гадкий алкоголик" превратился в НАСТОЯЩИЙ ПОДАРОК СУДЬБЫ для своей жены - и она "не могла нарадоваться, что теперь он сидел рядом с ней", НУЖДАЮЩИЙСЯ В НЕЙ.


И кто тут жертва - Марья Васильевна, которая "героически спасала мужа" - без уточнения деталей "спасения", или муж, который ПРИНЕС СЕБЯ В ЖЕРТВУ, позволив себя уничтожить, чтобы жене было приятно реализоваться в образе "спасателя" ?


Надеюсь, теперь вы понимаете, почему психотерапевты практики при обращении зависимого всегда требуют терапию для его матери, хотя бы группу для созависимых, почему при виде ребенка психопата, который эмоционально нарушает границы окружающих, всегда изучают ТОГО, КТО ЕГО СОЗДАЛ - ЕГО РОДИТЕЛЯ.


На группах для созависимых идет работа над ИХ МОТИВОМ, их токсичным самоутверждением за счет своего близкого, а не "развенчивание "наивности " - спасите себя - вы такая хорошая, а он такой плохой".


Работа над тем, НЕ ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕК ЭТО ВЫБИРАЕТ - А ПОЧЕМУ ОН ЭТО СОЗДАЕТ.


Пожалуйста, дорогие коллеги, прежде чем написать что-либо во славу "несчастных созависимых", придите на реальную группу и посмотрите на них в реальности, на их детей/партнеров, которые уничтожают себя, уходят из этой реальности ( в том числе и в хим. зависимость), чтобы, опять таки, "порадовать любимую мамочку-спасателя", а не плодите ванильные тексты о том, "как хорошей женщине увидеть все плохое в своем партнере".

Созависимость Психология, Отношения, Зависимость, Созависимость, Алкоголизм, Родители, Дети, Семья, Длиннопост
Показать полностью 1
568

Во время операции по спасению детей в Таиланде погиб дайвер

Для тех кто не в курсе: https://pikabu.ru/story/spasennyim_v_tailande_detyam_vozmozh...

В Таиланде в пещере Тхам Луанг, где готовят к выводу на поверхность запертых там подростков и их тренера, погиб дайвер, сообщил капитан Апхакон Юнгкео, командир подразделения боевых пловцов. Пресс-брифинг транслировал телеканал Thai PBS.
"Погибший дайвер, отставной военнослужащий, бывший "морской котик", участвовал в операции как доброволец. Он погиб от недостатка воздуха в его акваланге во время выполнения задания по доставке в дальние камеры пещеры баллонов с кислородом", — рассказал офицер.

Он уточнил, что дайвер погиб на обратном пути к выходу из пещеры после выполнения задания.

"Несмотря на гибель нашего товарища, мы продолжим прилагать все усилия, чтобы вывести детей на поверхность", — пообещал капитан Юнгкео.


Источник: РИА Новости https://ria.ru/world/20180706/1524056564.html


Первая жертва спасательной операции =\ Надеюсь, что последняя. Теперь повышается вероятность того, что детей не станут подвергать риску и эвакуировать в спешке до воскресенья.

Во время операции по спасению детей в Таиланде погиб дайвер Таиланд, Школьники, Трагедия, Жертва, Новости, Пещеры, Дети, Спасатели
105

Как я потеряла 1,5 года жизни ( часть 2)

В первой части я описала как столкнулась с наркотической зависимостью близкого человека, собственной созависимостью от него и, как итог, с реабилитационным центром.

Так как разлюбезый мужчина наплевал на свои обещания поехать на лечение в назначенный день самостоятельно, было принято коллегиальное решение во главе с его родителями вызвать службу мотиваторов. Если быть честной, то к их приезду я попрятала дома все колюще-режущие предметы, опасаясь его реакции, собрала сумку вещей, которой бы мне хватило месяца на три комбинировать наряды и ни разу не повториться. Мотиваторы и родители были рядом, им пришлось разговаривать и общаться. Хоспадя!!! Какое же это было счастье, слышать как двум половозрелым людям предпенсионного возраста открывают глаза на проблему, о том что их 20летней давности развод сынуле не встрался никуда и он лишь имеет безотказный предмет манипуляции ими для откачки денег. Кстати, наркоманы охрененные психологи, они будут долго выжидать твое нестабильное эмоциональное состояние, как это действовало с его родителями: "Мамуль, ты ж знаешь, у меня сейчас не очень хорошо с работой, Тане я этого сказать не могу, надо б холодильник забить ну и мы линолеум хотели на кухне поменять...Я б тебя даже не тревожил, спросил у папы, но у него ж ЕЩЕ СЫНОЧКА ЕСТЬ" (у папы сын от второго брака есть, а для мамы он единственный).

Не буду на этом всем заострять внимание, прождали его возвращения домой всей честной компанией часа три, разговор с ним от начала до согласия лечиться продлился всего лишь один перекур, пара подписанных бумажек, клиент в машине, по коням и разьехались....Оставшись дома одной, в моей "героической" голове даже мысли не промелькнуло, что самый треш только начинается...По документам я являлась заказчиком услуг, так как мама живет не в РФ, а папа не имеет возможности ездить в центр, эта почетная функция легла на меня, т.е. заниматься вопросами оплаты (отдам должное, ни копейки своих денег я в это не вложила, родители тянули сами), возить передачи, ездить на "родительские собрания", они же собрания созависимых... Как он сам в пылу ссоры и заявил родителям, что я ему за маму, за папу, за друга, за жену, чему родители были рады, ведь вот оно, вот она нянька нашей мечты. Все это совмещалось с работой и подработкой, за первый месяц покатушек, контроля и отчетности перед его родными я похудела на 10 кг.

Теперь, по прошествии времени, минимальном вмешательстве психологов, видеолекциону Новиковой, до меня дошло, что я прям кайфовала от осознания своей значимости, своей "пиздатости", от своей жертвенности, мол, я все смогу, мне все по плечу. Мне как дочери алкоголика был нужен такой, ведь папе-то не получилось помочь, он мамин мужчина, но вот того я точно исправлю....ага, щаз....исправился...

Таким незамысловатым способом я провела полгода. Центр находился в 180 км от дома, весь курс лечения пришелся на холодное время года (с октября по апрель), так что накатала километража, научилась чинить мелкие поломки по своему ВАЗу.  К его выписке я была преисполнена надежд, голова ломилась от знаний, осталось только взяться за руки и шлепать в фееричное светлое будущее....Светлое будущее наступило через три часика в виде бутылочки пива, через пару месяцев срыв по лакосту, чуть позже я заметила и упала в режим "овчарки", вариться где-то или приходить домой с готовым раствором стало чревато, раза три прятала в соседний город в наркологию, но хватало недельки на три и все вставало на круги своя...А потом в его жизнь пришли соли, не кайф, а мечта, варить не надо, водой из под крана разводи да коли(как я поняла позже там еще сам факт прокола был важен) Ушло все мое золото, которое было успешно выкуплено его мамой, дабы он смог положить его на место и сохранить мужское достоинство, да что уж говорить, много чего ушло за месяц употребления солей и я вам скажу ого-го какая разница, я прям дезоморфиновые адекватные времена с грустью вспоминала. Месяц. Ровно месяц употребления этой херни убили и без того нестабильную личность. Ровно месяц я ждала, живя с ним, когда все вновь соберутся чтобы положить его обратно. Впервые в жизни я начала его бояться. Я засыпала с ужасом, но находилась там. Я полными пакетами выкидывала удавки. Я ждала родителей.

И вот он в центре, я выдохнула...поговорила с ними, мол, вместе нам не быть, лечите сына, чем смогу, я помогу. Какое-то время со мной общались как с помощницей, а не снохой. Осознание того, что нянька-то срывается с крючка, привело маман к тому что нужно гнуть свою линию, завязывать меня на сынульке, а во мне что-то сломалось, не знаю что именно: кончилась ли жалость к ним, хотя какая жалость, дожили ж они без меня почти до 60. Любовь к нему, да нет уже любви, она из любви к своему мужчине трансформировалась в любовь как к сыну. Жалость к себе, да, похоже она, отрезок жизни прошел мимо, а я нихрена доброго/хорошего и не видела.

Я благодарна лишь за опыт, теперь наркозависимых я вижу за версту, могу определить употреблен или перекумаривает, перекумаривает ли добровольно или просто не может найти средств, если употреблен, то примерно чем я тоже могу сказать. К вопросам в комментариях  к первой части: да, теперь я испытываю панику и непреодолимое желание свалить подальше лишь услышав запах варки.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: