559

"Граждане, у меня холера". Фельдшер — о том, зачем бомжи пугают прохожих.

— Зря увольняешься, — заведующий подошёл к фельдшеру. — Чего тебе не хватает? Работаешь хорошо, зарплата хорошая. Неужели дома так платить будут, как здесь?


— Не будут, — фельдшер механически отстранился, читая карту вызова. — Зато человеком себя чувствовать буду, а не быдлом выездным. Не всё в деньги перевести можно. Так что адью. Утром на дембель.


— Ну, как знаешь, как знаешь, — заведующий спускался по лестнице вслед за фельдшером. — Гляди. Обратно уже не возьмём. Желающих много.


— Ну-ну, — фельдшер усаживался в кабину "газели". — Молодым втирать будешь. Прям очередь к вам стоит…


***


Бомжевал Лёха давно. Уж и не помнил, сколько именно. Пропив к тридцати пяти семью и квартиру, он вышел в свет, чтобы никогда больше не обременяться делами насущными, а жить как птица — вольно, весело. На хлеб хватало и подачек от сердобольных прохожих, и того, что успевал подворовать. На выпивку скидывались, собрав поутру кто бутылки, кто алюминиевые банки и сдав их в ближайшем приёмном пункте. Одеться привозили волонтёры. Жизнь шла своим чередом.


Но иногда накатывала ностальгия. Хотелось выспаться в чистой постели, поесть чего-нибудь из прошлой жизни, почувствовать себя как дома. Как в те года, когда семья ещё была важнее водки и свободы.


В приют особо не принимали. Так, дня на три-четыре. Там своя иерархия. Да ещё пить не разрешают. Не всем, конечно. Некоторым можно, которые рангом бомжовым повыше. А таким, как Лёха, нельзя. Нет. Приют напрочь отпадал. И тогда Лёха шёл на помойку. Выбрав из контейнера выброшенные за испорченностью продукты, Лёха съедал их и, почувствовав приближение развязки, выходил на трамвайную остановку.


— Граждане!!! — дребезжащий фальцет заставлял многих обернуться. — Граждане!!! У меня, наверное, холера!


Лёха распахивал замшелый зипун, под которым ничего, кроме немытого тела, не было. По ногам мерно сочились отходы жизнедеятельности организма, придавая Лёхе особый колорит. Те из граждан, которые сразу не убегали, зажав себе рот и нос, торопливо тыкали кнопки мобильного телефона, призывая к страждущему скорую медицинскую помощь.


Лёха всегда был покладистым бомжом. С приехавшими фельдшерами не ругался, в полемику не вступал. Покорно заворачивался в большой чёрный полиэтиленовый мешок и, усевшись на пол, терпеливо сносил тяготы путешествия в рай, который непосвящённые называли просто инфекционной больницей.


Там его мыли в ванне, обрабатывали ему гниющие раны, выводили вшей. После этого помещали в отдельный бокс, где Лёха с комфортом и бесплатно отдыхал не менее 10 дней. Подлечившись, он уходил. Точнее, его выписывали. Как правило, за нарушение режима, ибо пить в больнице тоже не разрешалось, а достать себе водки он умел. Сказывался опыт бродяжничества и вселенская заботливость всё тех же доброхотов.


За год таким образом Лёха попадал в больницу не раз и не два, а каждые пару месяцев регулярно. Медики ближайших к метро подстанций знали его в лицо и, увидев в карте вызова знакомую фамилию, бежали в аптеку — требовать у дефектара лишний полиэтиленовый мешок чёрного цвета, в простонародье называвшийся трупным, что, собственно, и было сущей правдой.


***


— Ну чо, гнида. Опять про холеру всем втираешь? Ты достал уже, Лёха. Реально уже всех достал.


Лёха был покладистым бомжом, а потому с фельдшером в конфликт не вступал, терпеливо ожидая, когда ему велят обернуть себя в чёрный полиэтилен и определят угол на полу машины.


— Залазь, — фельдшер бросил бомжу мешок и указал угол. — Здесь сядешь…


***


"Газель" остановилась раньше времени. Сколько ехать от метро до больницы, Лёха знал. Боковая дверь открылась, и четыре мощные руки в технических перчатках вытащили его из машины прямо с мешком. Оглядевшись, Лёха понял, что скорая стоит на какой-то тупиковой дорожке лесопарка, куда вечером (а он это точно знал) боятся забредать даже менты. Сгустившийся сумрак придал месту ещё больше зловещести. Рядом с Лёхой в землю воткнулась сапёрная лопатка.


— Копай.


Голос был не фельдшера. Судя по всему, это сказал водитель.


— Ребят! Вы что? — бомж вспотел от нехорошего предчувствия. — Вы что удумали?


— Зароем тебя здесь. Достал уже. И нас, и больничку, — фельдшер подсветил фонариком место, где воткнулась лопатка. — Копай. В карте напишу, что убежал, пока мы на светофоре стояли. И искать никто не будет.


По взгляду фельдшера Лёха понял, что тот не шутит.


— Не надо, мужики. Ну пожалуйста. Я уйду. Честное слово. Уйду и больше в вашем районе не появлюсь. Только не надо… копать.


Лёха поднялся на ноги.


— Не надо, говоришь? — фельдшер резко выдернул из земли лопатку, из-за чего бомж вздрогнул и попятился. — Ладно, — он передал водителю орудие труда и сделал шаг в сторону, открывая проход к машине, — я сегодня добрый. Полезай обратно. Мешок не забудь. Последний раз тебя в больницу везём. В следующий раз вызовешь — точно закопаем. Всё понял?


***


— Может, зря мы так с ним? — водитель переключил скорость, из-за чего "газель" задёргалась, как раненый зверь.


— Может, и зря, — фельдшер, открыв окно, меланхолично курил сигарету, пряча яркий её огонёк в кулак. — Хрен теперь поймёшь.


***


После больницы Лёха исчез. Через месяц его место в районной иерархии бомжей занял другой. Свято место пусто не бывает.  Автор - Дмитрий Беляков.

Дубликаты не найдены

+12
Этот бомж и был фельдшером-дембелем?
раскрыть ветку 2
+1

Тоже хотел спросить?

раскрыть ветку 1
+1

Наверно хотел. Нам почём знать?

+6

Объясните мне связь между началом рассказа и самим рассказом

+5

Закопали всё-таки.

+1

От таких вот бомжей в инфекционках пиздец творится...


Невольно задумываешься о поголовном мед. Страховании.

раскрыть ветку 6
0

Или о поездке в лес с лопатой и бомжом

раскрыть ветку 5
0

Их не убудет. Только копать за*бешься.

раскрыть ветку 4
+1

С одной стороны жаль таких людей, а с другой ведь сами выбрали такую жизнь

-3
Мораль сей басни какова?
раскрыть ветку 2
-1

От тюрьмы да сумы не зарекайся.

-1

Просто рассказ.

Похожие посты
447

Кровавое дежурство

После смены старшего врача с Викентича на Диму Кураева, работа нашей психиатрической бригады стала налаживаться. Теперь мы исполняем, в основном, «свои», профильные вызовы, но бывает всякое. Бывает, что и не на профильный вызовок направят, но это когда уже совсем край. Это значит, что по-другому нельзя никак, даже при всем желании. Мы же все-таки, врачебная бригада-то.

Больше половины дежурства прошло. Хорошо прошло, без эксцессов. Карточки написаны, сданы, а значит никто до меня «докопаться» не сможет. Я свободен, я ничей! Вечер. Великолепный теплый летний вечер. Начало десятого. Нас пригласили на Центр. Ну мы же не дураки, чтоб отказываться, правильно? Здесь хорошо, тихо. Все бригады «в разгоне». Во дворе стоят лишь несколько сломанных машинок. На «скорой» тишина. Так, значит можно чайку заварить, телевизор посмотреть, покурить на скамеечке. Кто на «Скорой» не работал, тому не понять все прелесть этих нехитрых удовольствий. Мои фельдшера Толя с Герой, сейчас чайку хлебнут и спать завалятся. Проверено уже. Вот, кстати, интересные у молодых и старичков чувства сна и бодрствования. Молодежь поколбасится, в койку ляжет и все. Сон. Потом на вызов, хрен добудишься. А у нас, старичков, все по-другому: перед телевизором или на конференции, мы можем с наслаждением клевать носом и даже всхрапывать, но стоит только лечь в койку, как сна ни в одном глазу. Во как!

И вдруг слышу я в коридоре, ближе ко входу в наш медицинский корпус, толи приглушенный крик, толи громкий всхрап. Выхожу – смотрю мужичок какой-то в темной рубахе пару раз шатнулся и от все души, на каменный пол грохнулся. Ну, у меня, конечно, матерное слово вырвалось. Вижу, что ненормальное что-то происходит. Подошел ближе, свет включил дополнительный, смотрю, е-мое, это же мужик лежит не в темной рубашке, а с голым торсом, просто окровавленный весь. Кричу: «Гера, Толя!», сюда, ко мне быстро! Мужика осмотрел, а у него слева от грудины две ранки колото-резаные и в солнечном сплетении три таких. Такие ранки хорошо видны, они, знающему человеку маленькие веретенца напоминают. Ни с чем ты их не спутаешь. Мужик и не дышит, а так, слегка нижней челюстью дергает. Тут к гадалке не ходи, понятно, что и сердце и аорта пробиты. Вся кровушка вытекла. Не жилец мужичок. Сердечно-легочную реанимацию провести можно, но для этого нужно объем циркулирующей крови восстановить. Парни кое-как вкололись катетерами в вены на руках, а я еще и в яремную вену впился. Прям азарт какой-то охватил! И кааааак давай лить того мужика! Со всем, с чем только можно. Парни качают и дышат «Амбушкой». Адреналин, кроме положенных мест, колем и под язык и в трахею Вот-вот… Вроде-вроде… Ну-ка – ну-ка… Нет, хрен там… Труп трупецкий. Без вариантов. Чудес на свете не бывает. Ну и все. В морг не повезли, ведь он же не в машине у нас помер-то. Димка вызвал следственно-оперативную группу. А как же, видимо прямо возле "Скорой" зарезали-то! Ждали их часа два. Ну и чего? Приехали, осмотрели, опросили. Но главная наглость с их стороны состояла в том, что они так и вынудили нас на нашей машине труп в судебку везти. Мол сегодня обе труповозки сломаны. А у нас, кстати говоря, трупных мешков нет, только простыни одноразовые. Козлы, б…дb!

Да, вот тебе и попили чайку…

Не успели от судебки отъехать «Шестая бригада, пишем вызов!». «А нам, говорю, вообще-то на Центр надо, машинку помыть, мы труп везли кровавый!» - отвечаю. «У вас и вызов будет кровавый. Пишите, адрес такой-то, порезала вены, Ж., 41 г. А после этого вызова – сразу на Центр мыться!».

Понял я по адресу, кто вены порезал. Алка это. Вместе с Колей сожительствуют. Оба вичевые. В прошлом наркоманы. Потом в алкашей переквалифицировались. В частном домике живут. И не знаю почему, но к ним, к обоим, отношусь я хорошо, по-доброму. Наверно потому, что они и сами-то люди не злые. Душевные, что ли, хрен его знает, как и выразить-то правильно. Приехали. Да, порез хороший. Локтевую вену на левой руке от души распахала. Это уже явно не демонстративное поведение. Видать, прямо по-взрослому хотела… Пока мои парни занимались перевязкой, я вел задушевные беседы со своими непутевыми любимцами.

- Ал, ты чего это удумала-то? – спрашиваю.

- А вы знаете, чего он мне сказал-то? Я вообще не резаться, а удавиться хотела! – рыдая ответила Алла.

- Да чего уж можно такого сказать-то? – Недоумеваю я. – Вы ж столько лет душа в душу живете.

- А он выпил и сказал мне, мол, надоела ты мне, я от тебя к проституткам уйду! – выпалила Алла.

- Коля, говорю, ну ты и придурок! – Говорю – Да без Алки-то ты окочуришься и моргнуть не успеешь!

- Да все я понял, Иваныч, ну дурак я такой, дурак! Аллочка, прости меня, пожалуйста! –разнылся Коля.

- Ладно, говорю, хорошо, что понял, поехали в Девятку, шиться!

- А обратно как? – обалдевшим голосом спросил Коля.

- А обратно, говорю, своими ножками или на такси.

- Иваныч, взмолился Коля, так Девятка-то на Институтской улице, а мы в Сарычево живем. К нам и днем-то не доберешься ни на каком транспорте. А сейчас ночь. Тем более, Алка-то слабая, столько крови потеряла!

- Вот ты Коля, говорю, paзъeбaй конченный! Порылся в кармане, нашел триста рублей. На, говорю, на такси вам как раз хватит.

Вместо благодарности, Коля по-бабьи разревелся, увлекая за собой Аллу. Вот так и привезли мы двух рыдающих вичевых голубков в приемник.

Ну, теперь, на Центр, мыться, пить чай, а может и вздремнуть.

«Центральная - шестой!»

«Слушаю!»

«Нам на Центр, срочно мыться, вся машина в крови!»

«Шестая, Иваныч, дорогой еще один кровавый вызов и тогда точно на Центр!»

«Надя, ну ты соображаешь вообще?!»

«Иваныч, родной, ну ни одной свободной бригады нет, веришь? Все на вызовах, абсолютно все, а там кровотечение сильное, мужик стеклом руку распорол!»

«Ладно, Надя, уж издеваться, так издеваться, диктуй!».

Кровотечение у мужичка действительно было сильное. Представьте себе открытый на среднюю мощность водопроводный кран. Никакой пульсирующей струи. Никакой темной или ярко алой крови. Просто кровь. Обычная. Красная. Только сильно текущая. Сын больного пытался зажимать руками рану, но толку было мало. Мужик орал, угрожал и матерился. Выяснилось, что пришел он пьяный, поругался с сыном и рукой разбил стекло в межкомнатной двери. Умница! Гера наложил жгут, а я, несмотря на вопли мужика, жестко затампонировал ему рану стерильными салфетками. Поставили было капельницу, но пьяный идиот, незамедлительно выдрал ее. Зубами. Вы так не можете? Ну тогда завидуйте! И, каюсь, получил от меня чувствительную оплеуху по роже. Вроде помогло. В приемник сдали спокойно.

Ну и наконец-то, нас запустили на центр. Медицинский дезинфектор Татьяна Михайловна, женщина скромная и культурная, увидев салон машины, который ей предстояло вымыть, лишь укоризненно спросила меня: «Юрий Иваныч, вы oxyeли?». А что я мог сказать? Я сделал виноватую физиономию, развел руками и пошел на лавочку курить…

Стырено тут: https://m.vk.com/wall-147947594_132553

Показать полностью
936

Настоящий врач

Дело было в 2001 году, когда наша страна трещала по швам и медицина выживала как могла, лекарств в больницах и на скорых не было.

Бабушке моей (ныне покойной) шёл 89 годик, умирать она не собиралась, была бодра и весела. Астма и куча перенесённых операций на её душевное состояние совершенно не влияли. Был у неё один грех - любила внимание привлечь, когда скучно, поблажить и устроить помирание для узкого круга приглашённых.

Январский вечер, мороз -20°, сугробы по пояс... Бабуле стало плохо: астматические приступы, ингалятор не помогает. Жалобы на "в груди щемит".

Б:- Вот и все... Помираю я... ээхх (смахивая скупую слезу). Чаво вы замерли, как истуканы? Машите, машите шибче!

Мы с мамой усердно обмахивали газетами бабулю уже минут 30, руки начали неметь...

Б:- Ещё чаво! Скорую вызвать удумали. Не нужна она мне, нехай к молодым ездют.. Мой век кончился (трагически). Машите, не лучшает мне...ээх...

Перспектива всю ночь работать опахалом нас не радовала, скорая помощь была вызвана.

Минут через 40 приехал врач. За 50 лет, седая борода, седые волосы по плечи, старый застиранный халат и добрые улыбающиеся глаза. Очень тщательно он осмотрел бабулю, выслушал все её жалобы:

- С сердцем у вас все в порядке, как у молодой, сердце долгожителя я сразу слышу. Давление в норме...Покажите ваш ингалятор.

Оказалось, что ингалятор был пустой, бабушка воздухом в рот пшикала. Доктор откуда-то извлёк нужное лекарство, приступ был купирован.

От денег доктор вежливо отказался:

- Не надо, это моя работа. Вы бабулю берегите, мало их осталось...

Прошло 19 лет, а того врача я помню. Глядя на него появлялось чувство, что все будет хорошо, все под контролем... СПАСИБО, ДОКТОР!

2439

Ответ на пост «По поводу распространённой претензии к медикам на счёт "плохо уговаривали госпитализироваться"» 

Снится мне, что плыву я по реке где-то посреди Южной Америки, а навстречу мне змея плывет - подныривает и кусает прямо в брюхо. И больно так кусает. Настолько больно, что просыпаюсь я и начинаю ощупываться. Змеи нет, а боль вроде как есть. Но если только надавить на брюхо справа и внизу. Но кто ж в здравом уме будет себе на брюхо справа и внизу давить? Я вот точно не из таких. Да и до будильника час остался. Умылся, оделся, сижу. И брюхо щупаю. Справа внизу. Слева внизу. Сверху и по центру. Нигде не болит, а справа внизу болит.

Где-то я читал, что аппендицит именно справа внизу воспаляется. Даже читал, как советский врач при помощи зеркала сам себе его вырезал. А раз сам себе, да еще при помощи зеркала, значит последствия возможны такие себе. Сижу, сомневаюсь. Самодиагностика - тоже такое себе. А что делать? Ну, позвоню-ка я в скорую. Там люди умные, им такие, как я, каждый день названивают.


И вот на той стороне девочка с милым голосом трубку снимает и спрашивает, что у меня случилось? А я ей, мол, так и так, болит внизу и справа, как аппендикс воспалился, но я не уверен, что именно аппендикс, и именно воспалился (про змею южноамериканскую вообще молчу, ибо личное). А она мне отвечает: да мол, очень, знаете ли, похоже на воспалившийся аппендикс. Вам машинку надо? А я что, а я же в порядке. Зачем мне машинка? Да и вдруг это вовсе и не аппендикс. Вдруг вовсе и не воспалился. Но тем не менее. Я и спрашиваю: а что, если это вдруг аппендицит, а я не поеду никуда и резать себя не дам? А мне милая девочка милым же голосом и говорит: а вот если это не аппендикс, то и ничего страшного, а вот если таки аппендикс, ТО ОН ТАМ ЛОПНЕТ СКОРО, ЗАБЬЕТ БРЮХО НЕХОРОШИМ, ПОЙДЕТ ЗАРАЖЕНИЕ И ЕСЛИ ВРАЧИ УСПЕЮТ, ТО ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРИЕДУТ, ТО ВСКРОЮТ БРЮХО ПОВДОЛЬ И ПОПЕРЁК, ВЫНУТ ВСЕ КИШКИ, В ТАЗИК ПОЛОЖАТ И МЫТЬ НАЧНУТ. И ЕСЛИ УСПЕЮТ ОБРАТНО ВСЁ ПОЛОЖИТЬ, ДО ТОГО, КАК ТЫ УМРЕШЬ, ТО И ВСЁ ОБОЙТИСЬ ЕЩЕ МОЖЕТ. А МОЖЕТ И НЕ ОБОЙТИСЬ.


И спрашивает обратно нежным голосом: так я машинку-то вызываю? Адрес какой? А я сижу, пораженный собственным воображением и картиной мною воображаемой - тазик, а в нем змеи южноамериканские. Но собрался в кулак и говорю: да не. у вас вызовов много - вдруг сейчас кто от сердечного приступа умирает, а я тут сижу и брюхо щупаю. неловко как-то. Давайте пока без машинки, а я сам к доктору схожу, ибо когда я брюхо внизу справа не щупаю, то ощущаю себя полностью здоровым. Девочка вздохнула и попрощалась.


А я позвонил на работу и сказал, что, кажется, заболел. Потому я сейчас в больницу, а потом отзвонюсь. И в поликлинику пошел. Взял талончик, отсидел очередь и пришел к терапевту. Говорю ему: мол, щупаю брюхо внизу справа, а там больно, но вот если не щупаю, то не больно (про змей вообще ни слова опять). Терапевт смотрит на меня странным взглядом и говорит: а от меня-то тебе чего надо? А я ему: хочу, говорю, направление. Куда? В хирургию, пусть мне там точно скажут - аппендикс или воспалился. Терапевт тоже вздохнул, написал что-то на бумажке, печать поставил и сказал: иди вот по этому адресу. Там с торца вход в приемный покой. Вы машины скорой помощи обойдите и дайте направление кому угодно в белом халате. Вам там помогут.


Утро. Лето. Птички поют. Пришел я по адресу, а это местное БСМП. Я же умный, я знаю, что это расшифровывается, как "больница скорой медицинской помощи". Зашел я в неё, а там люди бегают. Поймал девушку и дал ей направление. Она меня отвела в кабинет и там мне кровь с пальца взяли. Посадили в коридоре и сказали ждать. Сижу. Жду. На работу не хочу. Хочу домой. А тут та же девушка говорит: пройдемте, таки аппендикс, и таки воспалился. А я сижу и сомневаюсь. Говорю ей: а вы почем знаете? А она мне: так у вас лейкоцитов в крови очень и очень много. Вот вам бритва - идите и брейтесь. И протягивает бритвенный станок советского вида.


Взял я станок и пошел в туалет. Стою. Смотрю в зеркало на свою бороду и думаю - странно это всё. Вот на работе мне говорят побриться. Вот девушка намекает, что с бородой я старше и некрасивее. И это я понимаю. А вот как моя борода может воспалившемуся аппендиксу мешать - вот это я вообще не понимаю. Но раз надо, так надо. Рожу намылил и думаю. А вдруг усы оставить можно? Пошел с намыленной рожей в кабинет и спрашиваю: а усы оставить можно?


В кабинете девушка та самая и тетенька незнакомая. Посмотрели на меня. Переглянулись и начали смеяться. Я смутился и ушел обратно в туалет со станком. А девушка меня догнала и говорит: лицо брить не надо. Надо брюхо брить. Давайте я вам сама все сделаю. Подумала, видимо, что я глупый. А я и правда глупый. Мне сейчас брюхо любимое резать будут, еще и бриться заставили. Это я начальству и девушке могу сказать, что с бородой мне точно лучше. А девушке, которая меня под нож отправит, я такого сказать уже не могу. Обидно мне. А еще и больно. Если справа внизу щупать. Вот и не надо щупать, а не получается. Вдруг всё прошло и я сейчас скажу хирургу: всё, перестало болеть, выздоровел я. И пойду домой с бритым брюхом. А уж завтра на работу.


В общем, побрили мое любимое брюхо. Подогнали каталку и говорят: раздевайтесь и ложитесь. Мы вас в операционную отвезем. А мне неловко совсем: я ж и сам могу на ногах ходить, не надо меня везти. Давайте, говорю, я в операционную сам приду и там уже разденусь и всё такое прочее. А мне в ответ: не-а, не положено. Раздевайтесь и ложитесь.


Господи, как же страшно-то. Меня же вот сейчас незнакомый человек будет тыкать в брюхо скальпелем, доставать из меня пусть и воспалившийся, но такой родной мой аппендикс. Накрыли мне срам тряпочкой белой и покатили. Смотрю и вижу: как в кино лампы на потолке мелькают. Только звука пикающего не хватает. И музыки драматичной.


Приехали. Переложили на стол операционный и очень взрослый (почти старый) мужчина посмотрел на меня усталыми глазами. Что ж ты белый-то такой? - говорит он мне. А ассистентки его с меня белую тряпочку сняли и стали мне брюхо моё любимое мазать чем-то. И даже ниже мажут. А я лежу и думаю о своей эректильной функции, чтобы она сейчас вот как раз не начала работать, а то ситуация и так максимально неловкая, так и еще более неловкой в любой момент стать может. И начинаю я шутить. Шуточки у меня и в обычные дни не очень такие смешные. А уж в такой день вообще. В общем, говорю я: а это, доктор, потому что я уже умер. А доктор смотрит на меня своими усталыми глазами и начинает рассказывать, что у него на столе еще никто и никогда не умирал. Тем более, от такого обычного и банального аппендицита. А потом дает мне дыхнуть чем-то из маски кислородной и просит досчитать до десяти. Я считаю, что считать до десяти - это еще банальнее, чем аппендицит и пытаюсь объяснить это доктору. Но даже осознать не успеваю, что сплю. Змеи мне уже не снятся, а снятся стены из красного кирпича. А возле стен прыгают воробьи. Наглые, но бесшумные.


А потом выясняется, что это не воробьи, а черные колеса белых больничных кроватей в моей палате, а я лежу как раз таки в этой самой палате и хочется мне пить. И домой. А на работу не хочется. И я изо всех сил начинаю кряхтеть. Ибо это единственное доступное мне в данный конкретный момент действие. После этого передо мной возникает медсестра и объясняет, что кряхтеть мне можно, а вот пить еще два часа нет. И что операция прошла хорошо, но домой мне пока нельзя.


Через некоторое время меня попускает и я решаю, что самое время позвонить родителям и сказать, что у меня всё хорошо. То есть, у меня всегда всё хорошо, но теперь у меня всё ещё лучше, так как мне аппендицит вырезали и я теперь заживу особенно счастливо, так как теперь у меня аппендикса нет и он никогда больше не воспалится.


Как итог: живу я не так счастливо, как мне представлялось в момент отходняка от наркоза, но аппендикс меня больше никогда не беспокоил. Ибо где теперь я и где теперь он.


И спасибо той девочке в телефоне, хирургу и всем причастным, что я обошелся без тазика.

Показать полностью
549

Есть ещё такой фактор, как человеческая ложь

Вот я работаю в поликлинике, на выходных на дежурстве слышу, как регистратор принимает вызов "у ребёнка температура 40, хрипит", еду на вызов, а ребёнок на улице носится довольный и не выдаёт ни малейших признаков болезни, а мамка говорит, что вызвала врача в выходной, чтобы его послушали, а то она чего то боится.

А когда спрашиваешь, зачем мол обманываете, отвечает, что вообще такого не говорила!

А в скорую ещё хуже врут, чтобы побыстрее приехали. Как от одной мамки слышала "скажи, что у ребёнка температура 39, и примчатся как миленькие, потому что обязаны".

Лучше бы вместо 100500 педерач про то, как правильно хлебнуть ссанины и приложить подорожник, стоило бы рассказывать населению, как сбивать температуру, как оказывать прочую помощь на уровне простого пореза пальца и с чем вызывать скорую помощь.

источник

"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""  По данным Минздрава, примерно в половине случаев бригады скорой помощи выезжают на вызовы, которые оказываются необязательными или вовсе ложными. Проверка случаев, когда бригада не успевает доехать до пациента с экстренным случаем, часто показывает, что медицинская помощь могла бы быть оказана своевременно, но все машины находились на вызовах, часть из которых была ложной.

Граждан, которые вызывают скорую помощь без причин, предупреждают, что экстренный вызов предназначен в случаях, когда неотложная помощь действительно необходима, а вызовы ради шутки вовсе недопустимы. Но что же за них может быть?

Ответственность за ложный вызов по закону

В соответствии со статьей 19.13 КоАП РФ, ложный вызов скорой помощи или иной специализированной службы наказывается штрафом от 1000 до 1500 рублей. Статья существует в таком виде уже очень давно. Представьте, сколько же штрафов налагается по ней.

Ответственность за ложный вызов на самом деле

На деле статья применяется крайне редко. Несмотря на то что все поводы, по которым к гражданам должна выезжать скорая помощь, перечислены в приказе Минздрава, практически невозможно привести доказательства, что бригада была вызвана без веской причины, если гражданин вызвал ее на свой адрес, заявляя о сильном недомогании.

Да и любители телефонных «розыгрышей» за вызов скорой несут ответственность лишь в исключительных случаях. Закон попросту не работает как надо.

Что пытаются поменять

В конце прошлого года в Государственной думе РФ поднимался вопрос об ужесточении ответственности за ложные вызовы, при помощи создания страховыми компаниями отдельной системы ответственности. Логично, что каждый выезд скорой помощи стоит денег. Предлагалось в случае ложного вызова все понесенные из-за него расходы возлагать на совершившего его гражданина. Судьба этой идеи пока не определена.

Но что бы она принесла? Проблема с разбором, был ли вызов ложным, никуда не исчезнет. А это означает, что более строгая ответственность не даст никакого результата.

А что если игнорировать такие звонки?

Передавать ли вызов скорой, решает принимающий его диспетчер. Это простой человек, и он может совершать ошибки, которые иногда стоят очень дорого.

Самый известный такой случай – перевернувшаяся в 2016 году на озере в Карелии лодка с 47 детьми. Первое сообщение о бедствии поступило в районную ЦРБ. Принявшая его сотрудница посчитала, что это попытка розыгрыша, поскольку звонил несовершеннолетний. Фельдшер не стала передавать это сообщение в диспетчерскую службу МЧС.

В результате, о трагедии стало известно только на следующий день. За это время утонуло 14 детей. Эксперты выяснили, что время их смерти сильно разнится. И вовремя переданная информация могла бы спасти много жизней. Проигнорировавшая звонок женщина была привлечена к уголовной ответственности.

Поэтому большинство сотрудников отправит бригаду на вызов даже в том случае, если будут веские основания полагать, что это розыгрыш, устроенный детьми или пьяной компанией.

То же самое касается и регулярных необязательных вызовов от одного и того же человека. По телефону просто невозможно определить серьезность ситуации при каждом отдельном вызове, а речь ведь идет о человеческой жизни. Поэтому скорые продолжают выезжать на ложные и необязательные вызовы, оставляя меньше шансов пациентам с экстренными случаями.

Итог

Как видите, штраф действительно имеется. Но случаи, когда его приходится платить – настоящая экзотика. Как вы считаете, что могло бы изменить ситуацию? И разделяете ли вы мнение, что ее необходимо менять?  "

Показать полностью
117

Виктор Кандинский: жизнь, болезнь и врачебный подвиг

Автор: Алина Говенько.


Когда говорят о выдающихся врачах - наших соотечественниках, то кого обычно вспоминают в первую очередь? Николая Пирогова, вклад которого в развитие военно-полевой хирургии и топографической анатомии сложно переоценить. Подумав, припоминают и Сергея Боткина - без сомнений, гениального терапевта и диагноста. А вот Виктора Хрисанфовича Кандинского, человека невероятной силы воли, которому была уготована, к сожалению, довольно трагическая смерть — назовут очень немногие. Именно его именем (и именем французского психиатра с в чём-то сходной судьбой) назовут синдром в психиатрии — синдром Кандинского-Клерамбо. Почему? Дело в том, что Виктор Хрисанфович сам страдал психическим заболеванием, и именно на своем опыте описал ощущения, которые испытывает человек, будучи в состоянии психоза. Впрочем, обо всем по порядку.

Виктор Кандинский: жизнь, болезнь и врачебный подвиг Cat_cat, История, Врачи, Психиатрия, Российская империя, Длиннопост

Виктор Хрисанфович родился в 1849 году в селе Бянкино Нерчинского района Забайкальской губернии. Отец его, Хрисанф Кандинский, был купцом первой гильдии и почётным гражданином. Когда Виктору исполнилось 14 лет, его семья перебралась в Москву. Там он сперва окончил с отличием 3-ю московскую гимназию, затем - медицинский факультет Московского университета. На 4 курсе ему была присуждена серебряная медаль за работу о желтухе. После окончания в 1872 году университета Виктор Хрисанфович поступил на работу во Временную больницу в Москве в качестве сверхштатного, а затем - штатного ординатора. Там он работает в течение следующих четырех лет. Так же в годы работы во Временной больнице Виктор пишет и переводит статьи для журнала "Медицинское обозрение", в чем ему помогают эрудиция и выдающееся знание иностранных языков. Уже тогда, ещё не будучи психиатром, Виктор Хрисанфович публикует ряд как своих, так и переводных статей по психиатрии.


С 1876 года Виктор поступает на военную службу. В частности, он участвует в Русско-Турецкой войне 1877-1878 в качестве младшего судового врача. И именно во время войны у Виктора Хрисанфовича случается дебют психического заболевания. В состоянии депрессивного возбуждения он, стремясь покончить с собой, бросился за борт судна, на котором проходил службу. В мае 1877 года Виктора списывают, и он сходит на берег, где его ожидает длительное лечение. Его выхаживает сестра милосердия Елена Карловна Фреймут, на которой впоследствии, войдя в ремиссию, он женится. А в октябре 1879 года он вновь попадает в больницу с психозом.


После выписки Виктор Хрисанфович пишет статью "К учению о галлюцинациях", где описывает свое психическое расстройство. Он ставит себе два диагноза - "первичное помешательство" и "галлюцинаторный первичный бредовый психоз". Вся дальнейшая его жизнь состоит из активной практической и научной деятельности, а ещё - борьбы с болезнью и внимательного и непрестанного наблюдения за своим состоянием и ощущениями, и это был поистине уникальный опыт: «…имея несчастье в продолжение двух лет страдать галлюцинаторным помешательством и сохранив после выздоровления способность вызывать известного рода галлюцинации по произволу, я, естественно, мог на себе самом заметить некоторые условия происхождения чувственного бреда».

Работая в больнице Святого Николая в Петербурге, Виктор Хрисанфович пишет основной труд своей жизни - "О псевдогаллюцинациях". В 1882 году он первым в России предлагает классификацию психических расстройств. Ещё - он предлагает критерии невменяемости и таким образом становится одним из основоположников отечественной судебной психиатрии. Ещё - стоит у истоков учения о психопатиях… При этом продолжает переводить труды зарубежных психиатров на русский. И всем этим, я напомню, Виктор Хрисанфович занимается, страдая тяжёлым психическим расстройством.


Его жизнь трагически оборвалась 3 июля 1889 года, когда во время очередного приступа психоза Виктор Хрисанфович принял смертельную дозу опиума. Вот что пишет современник о последнем дне этого выдающегося врача: "Под влиянием позыва к самоубийству, бывавшего у него обычно в переходном периоде к здоровому состоянию, он взял из аптечного шкафа в больнице опий и по возвращении домой принял безусловно смертельную дозу этого яда. Уменье и склонность к научному самонаблюдению не покинули его и в эти минуты. Он взял лист бумаги и стал записывать: «Проглотил столько-то граммов опиума. Читаю „Казаков“ Толстого». Затем уже изменившимся почерком: «читать становится трудно». Его нашли уже без признаков жизни."


Вклад Виктора Хрисанфовича в развитие отечественной психиатрии сложно переоценить, а то, с каким мужеством он не просто боролся с болезнью, а стремился обернуть ее на благо медицины - можно считать настоящим врачебным подвигом.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_198461

Автор: Алина Говенько.

Живой список постов, разбитый по темам)


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 1
144

Чумной доктор или врачеватель чумы

Автор: Сергей Имашев.

Чумной доктор или врачеватель чумы Cat_cat, История, Чума, Болезнь, Доктор, Врачи, Средневековье, Длиннопост

Процесс распространения чумы от блохи к человеку продолжался до тех пор, пока крыс не травили. Голодные же блохи прыгали на людей, передавая им сказочный привет с Востока, по итогу ни одна страна Европы не избежала «великого мора». Во время пандемии погибло от 25 до 40 миллионов человек – 1/8, либо 2/3 от общего числа жителей в зависимости от региона. От чумы умер художник Тициан, король Людовик, император Гюнтер и многие другие.


Врачи того времени не могли ничего поделать с чумой. Предполагалось, что чума передаётся во время физического контакта, через постель или одежду, например. Отсюда и пошёл самый знаменитый костюм Средневековья – костюм чумного доктора, в состав которого входили: маска с птичьим клювом, чёрный плащ, кожаные штаны, перчатки, трость. Каждый чумной врач был обязан носить данный костюм, поскольку считалось, что данные приблуды отлично защищают от «чёрной смерти».


Однако важно учитывать, что костюм чумного доктора в своём окончательном виде появился только в 1619 году, когда французский врач де Лорм предложил полный комплект защитной одежды для врачей, имеющих дело с больными чумой. До этого времени единого защитного костюма не существовало, и чумные доктора носили разнообразную одежду, что подтверждается различными изображениями.


Птичья маска защищала от трупных запахов, которые преследовали врача повсюду, где он пытался лечить заражённых. В клюв маски помещались травы, укус и масла, которые не давали проникнуть запахам в дыхательные пути врача. И защищали от чумы, якобы и врачи постоянно жевали чеснок. Данная маска является прототипом противогаза – в ней имелись также два отверстия, чтобы врач не задохнулся в ней от запаха чеснока, трав и трупных зловоний. Плащ или плотная длинная куртка обрабатывалась воском, либо жиром, чтобы блохи не кусали врача. Завершала костюм шляпа чёрного цвета с широкими полями, под которую надевался капюшон с пелериной, останавливающий блох от укуса в стык между маской и костюмом.


В арсенале «чумных врачей» были «мортусы», горящие жаровни, молоко и уксус. Мортусы предназначались для того, чтобы собирать тела умерших от чумы. В состав мортусов набирались осуждённые, либо переболевшие чумой, поскольку первые таким образом выплачивали свой долг родине, а вторые поднимали неплохие деньги. Горящие жаровни использовались для «очищения» заражённого воздуха, посему они горели повсюду. Применялось также окуривание помещений смолистыми веществами. При расчёте с врачом монеты опускали в уксус, который обеззараживал монеты.


Лечением врачи занимались с помощью пиявок, жаб и ящериц, которых использовали для «высасывания» бубонов из тел заражённых. Вскрытие бубонов и их прижигание производилось раскалённым железом, естественно без обезболивающих, потому что дороха. Так что, не стоит удивляться, что смертность от лечения составляла практически 100%. Для лечения открытых ран использовали свиное сало и масло. А вообще, излюбленным советом врачей для здоровых был «беги, не оглядывайся и не возвращайся».


Из-за их оригинального внешнего вида врачеватели чумы оказали заметное влияние на европейскую культуру, что отлично прослеживается в итальянской комедии «Комедия дель арте», появлении венецианской маски с клювом, напоминающей маску доктора и SCP-049. Такие дела.

Чумной доктор или врачеватель чумы Cat_cat, История, Чума, Болезнь, Доктор, Врачи, Средневековье, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_32690

Автор: Сергей Имашев. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257670074

Наш Архив публикаций за май 2020


А вот тут можно покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 1
189

Трудно быть... умным

- Мам, ты с улицы пришла, руки помыла?    — Помыла!
— С мылом помыла?   
— С мылом, с мылом!
— Тридцать секунд мылила или как всегда? — Да, задолбал ты, своей гигиеной! Я уже даже икаю мыльными пузырями!

Если вдруг кто думает, что гигиена — это скука и занудство, то щас будет вам триллер с летальным исходом, где в конце все плачут и плюются.
«Пророков нет в Отечестве своём,
Да и в других Отечествах негусто...»
В.С. Высоцкий
Всё началось в Вене. В той самой, где вальс и стулья с гнутыми спинками. Но мы сейчас не про мебель и дискотеку, а за медицину и Венский медицинский университет 1365 года учреждения, в частности. Ну и заодно, об университетской клинике при нем, 1784 года открытия. 
В той клинике последовательно служило полчище великих докторов и Фрейд там не был замыкающим. А в 1846 году с неё начал свою карьеру ещё никому неизвестный, но упрямый и как выяснилось позже,  чрезвычайно одаренный ординатор Игнац Филлип Земмельвейс. Это был очень сообразительный серб (брат славянин по папе) и дотошный немец (истинный ариец по маме).
Игнац Филлип Земмельвейс, он же Игнат Филиппович Булочников (в вольной транскрипции славянского вокабуляра) был приставлен, в том числе, к процессу родовспоможения и всяко старался, чтоб бабы в родах и после них, мёрли реже. Бабы тоже этого хотели, но каждая пятая — таки отправлялась на следующий уровень.
Классической версией скоропостижной смерти считалась родильная горячка (для справки: в то время, родильной горячкой называли любое воспаление родовых путей, возникшее после родов по причине, ВНИМАНИЕ: эмоционального потрясения в родах, скопившейся и «слежавшейся» менструальной крови и даже инфицированной спермы). Ой, чуть главную причину не упустили — «так угодно господу»! 
Вот эту горячку и вписывали в свидетельство о смерти роженицы. 
Однако, наш Игнат Филиппович был против такого диагноза и упрямо пытался выяснить истинные причины катастрофичного убытка населения. 
Собрав статистику и проведя аналитический обзор, он вычислил, что падёж мамочек набирает максимальное количество очков в том отделении, где врачам помогали студенты-медики. 
Как показало дальнейшее расследование упрямого Игната Филипповича, студенты, вволю напрепарировавшись трупов в анатомическом театре, не сменив одежды и поплевав, чистоты ради, на руки, шли в родильный зал (здравствуй синегнойка и добро пожаловать дифтерийная палочка).  
Конечно, всё это стало ясно не сразу. 
Доктор Булочников (Земмельвейс по ихнему) проделал тщательную и кропотливую работу. Он сравнивал условия родов в тех клиниках, где заболеваемость и смертность от родильной горячки была высока, с теми, где она была значительно ниже. 
Игнат Филиппович высчитывал буквально все параметры, начиная от сравнительного устройства вентиляции и заканчивая положением рожениц в родах (угол наклона спинки и высота задранных ног тоже была учтена). 
Теорию «эмоционального потрясения» он проверил экспериментальным методом, для чего пригласил священника, который каждый день с колоколом обходил палаты и соборовал умирающих. Лежащие на соседних койках женщины были в ужасе, однако на смертность это никак не повлияло. 
Единственным совпадением с высокой смертностью рожениц оказалось присутствие неподалеку патологоанатомического отделения, в котором студенты проводили вскрытия.
Для подтверждения собственной теории, доктор Булочников (Земмельвейс) заставил засранцев студентов и прочий обслуживающий персонал, мыть руки в растворе хлорной извести со щёточкой и дезинфицировать все инструменты по пятнадцать минут, прежде, чем подойти к женщине. А осматривать роженицу, разрешалось только спустя сутки после работы в морге, не ранее!
Смертность, естественно, снизилась с 18% до 1%! 
Думаете, кто-то обрадовался или заценил? Ну уж нет! Начальство занервничало (невозможно же признать, что оно прошляпило столько смертей только из-за немытых рук), а медперсонал заголосил, что у него кожа на ручках портится и вообще, дисциплина бесит, а руки мыть нужно не до гинекологического осмотра, а после, «как наши деды мыли и их деды от Адама». 
Одним из главных оппозиционеров Игната Филипповича стал его прямой руководитель — профессор Клейн. Он уже собирался выходить на почётную пенсию с повышенным бонусом, а тут этот, со своим открытием и критикой устоявшейся традиции плевать на руки перед обходом. 
Собрав вокруг себя партию таких же старпёров-консерваторов, он устроил Булочникову железный занавес, бойкот и западный фронт.
Игнат Филиппович не стал играть по их правилам и ждать принудительной дисквалификации. Забрав в отделе кадров трудовую книжку, он уехал в венгерский Будапешт и открыл там частную практику. А заодно, подал заявление в больницу Святого Роха с предложением занять неоплачиваемый пост главного акушера.
Там ситуация была настолько хреновой, что администрация просто не могла отказаться: треть поступивших рожениц умирала от родильной горячки. 21 мая 1851 года он был утверждён в должности и проработал до июля 1855-го, добившись небывалого прежде снижения смертности — до 0,85 %.
Думаете, кто-то обрадовался или заценил? Ну уж нет! Только не старпёры от медицины, привыкшие курить сигары, стряхивая пепел на пузо рожающей бабы. Они объединились и продолжили работать над своей теорией о вреде чистых рук и пользе засаленных пиджаков, ну и заодно, над стратегией уничтожения репутации независимого доктора Булочникова.
В ответ, Игнат Филиппович разослал поздравительные открытки коллегам, в которых открытым текстом и непечатными словами поздравил их с продуктивным убийством рожениц. 
Научно-медицинское общество обиделось и единогласным решением определило у Булочникова (Земмельвейса) прогрессирующую шизофрению и прочие расстройства мозговой деятельности. Для подтверждения своего диагноза, они организовали ему «психиатрический» консилиум из хирурга и двух терапевтов, который рекомендовал венскую больницу для душевнобольных. Куда его скоренько и прописали.
Через две недели усиленного психиатрического лечения, 13 августа 1865 года, в возрасте неполных сорока семи лет, Игнат Филиппович скончался. 
Психиатрия, в ту пору, считала лучшим способом излечения психбольного — крепко приложенное к пациенту физическое воздействие и лоботомию. Так вот! Есть обоснованное предположение, что недовольного принуждением доктора просто насмерть забили санитары.
И теперь вы знаете, откуда пошла школа принудительного психиатрического лечения в СССР.
После смерти Игната Филипповича его труды по асептике и дезинфекции  были преданы остракизму и анафеме. А венгерские и австрийские бабы принялись помирать в прежнем порядке по уважительным на то причинам, типа, миазмов и воли бога. 
И только через восемнадцать лет вспомнили о гигиене. Джосеф Листер вдохнул вторую жизнь в асептику и дезинфекцию в клиниках. Жизнь миллионов пациентов наконец-то была спасена.

P.S. Современное австрийское общество очень извинялось за индивидуальный подход к жизни доктора Игнаца Филлипа Земмельвейса и в 2008 году чеканило именную золотую монету весом в десять грамм, номиналом пятьдесят евро и тиражом в пятьдесят тысяч экземпляров. 

Трудно быть... умным Гигиена, Врачи, Медицина, Длиннопост, История

(С) https://otrageniya.livejournal.com/2842894.html

Показать полностью 1
882

Ответ на пост женская ерунда

Женская ерунда

У меня тоже прекрасная история эту на тему.
Мне было лет 16, стояло жаркое лето, конец августа и ничто не предвещало. Мы гуляли с подругами, играли на турниках и мне стало нехорошо, то есть я отчётливо помню что мы болтали о какой-то ерунде, а потом у меня начинает темнеть в глазах и тошнит. Едва слезла с железяки, отошла в сторону, стошнило, едва дошла домой. Дома вроде стало полегче, только низ живота болел и я думала что это отравление. С мамой дошли до терапевта на другой день, та ничего не нашла и отправила к гинекологу, добрая тетя даже смотреть и спрашивать ничего не стала - половой жизни нет, значит не беременна, просто начинаются месячные иди отсюда деточка. Той же ночью мне поплохело настолько, что я просто разогнуться и хоть что-то сказать не могла, мама утром меня обнаружила и вызвала скорую. К животу даже просто прикасаться было больно, а потом еще осмотр на кресле и узи, где весьма ощутимо надавливают. Мне ничего особо не говорили в больнице, просто шпыняли как дворняжку иди туда, иди сюда, потом вручили бритву - иди, мол, брейся, оперировать будем. Итог - киста и перекрут яичника. Вот такая женская ерунда и ничего страшного гуляй отсюда.

11847

Беслан

Георгий Ильин, тот самый мальчик, чья фотография стала символом жертв теракта в Беслане, теперь врач.

После школы он выбрал профессию врача, поступив в Осетинскую медицинскую академию. После начал работать медбратом в "красной зоне" в РКБ. Первым вызвался спасать людей с ковидом.

Беслан Беслан, Врачи, Выживший, Длиннопост, Теракт, Коронавирус, Россия, История
Беслан Беслан, Врачи, Выживший, Длиннопост, Теракт, Коронавирус, Россия, История
Беслан Беслан, Врачи, Выживший, Длиннопост, Теракт, Коронавирус, Россия, История
Показать полностью 2
253

Контакт

Великий карантин накладывает свой отпечаток на всё. На общение с врачами в первую очередь.


Врач:

-У вас за последнее время контакт был?


Я задумываюсь. Какой контакт - мне не совсем понятно.


С одной стороны: врач-гинеколог задаёт вопрос беременной женщине на девятом месяце. С другой стороны: с началом пандемии слово "контакт" приняло совершенно другой смысл. Прошу уточнить. Получаю вполне резонное:


-Контакт был? Ну, с подозрительными...


И знаете. После уточнения легче не стало. На всякие случай промямлила, что вот именно с подозрительными - контакта не было.


А у вас был контакт?

43

Первое средство от коронавируса. Жестокое начало

Игнац Земмельвейс в середине XIX века трудился хирургом-акушером в одном из венских родильных домов. Однажды он обратил внимание на странную статистику: в первом отделении смертность пациенток была на порядок выше, чем во втором. Изучение ситуации привело доктора к выводу, что во всём виноваты студенты, приходившие на практику в первое отделение прямо из расположенного по соседству морга. Земмельвейс предположил, что будущие врачи, ассистировавшие при операциях, заносят в организм пациенток какую-то смертельную заразу. Он заставил практикантов и весь персонал тщательно мыть руки в слабом растворе хлорной извести. Как по волшебству показатели смертности в отделении упали более чем в десять раз.

Земмельвейс написал статью о своём открытии, но она неожиданно встретила резкое неприятие со стороны его коллег. Директор роддома запретил хирургу публиковать статистику смертности в больнице, назвав её доносом, а потом и вовсе уволил пропагандиста гигиены. Другие врачи высмеивали Земмельвейса. Ему пришлось уехать в родной Будапешт, но травля настигла его и там. Хирург читал лекции, писал книги и статьи, но это походило на битьё лбом о стену: врачи всего мира отказывались стерилизовать руки, а пациенты продолжали умирать от сепсиса.

Активность Земмельвейса закончилась трагично. Летом 1865 года разозлённые постоянными призывами к чистоте рук коллеги состряпали бумагу о психическом заболевании будапештского акушера. Один известный врач под предлогом инспекции заманил Игнаца в клинику для сумасшедших под Веной. Когда доктор понял обман и попытался уйти, его избили и нарядили в смирительную рубашку. Две недели Земмельвейса лечили большими дозами слабительного и обливанием холодной водой. После таких процедур он умер. По некоторым данным, доктора просто забили насмерть санитары.

Метод асептики, придуманный Земмельвейсом, получил признание и распространение спустя пару десятилетий после его смерти. Сколько людей умерли от сепсиса за эти 20 лет — неизвестно. За прошедшие полтора века личная гигиена и уж тем более стерилизация рук хирургов стали общепринятой нормой. В сегодняшней тревожной ситуации единственным, помимо самоизоляции, средством противодействия коронавирусу является тщательное обеззараживание рук, придуманное доктором Земмельвейсом.

Автор: Дмитрий Карасюк

855

Госпитальные будни 3

В продолжение поста Госпитальные будни 2


Прошло несколько дней, уж не вспомню сколько. Приходит хирург.

-Знаешь, -говорит, -что я думаю?

-Нет. –отвечаю. –Откуда же мне знать?

-Я думаю, что ты косишь!

У меня от удивления глаза на лоб полезли.

- Эм… А как? –смотрю на руку, в которой до сих пор стоит, впрочем как и в ноге, дренаж. Мелко нарезанные полосками медицинские перчатки. Вот, эти самые полоски мне каждый день медсестра достает, берёт стальную спицу, наматывает на неё вату, и мы играем в фокусников. Фигачим насквозь сквозь руку. В ране даже видно кость. Потом запихивает эти полоски обратно, и бинтует.

- Нет, ты косишь, что у тебя ступня болит. –он подымает палец вверх. –Потому как болеть она не может. Не из-за чего. И с сегодняшнего дня отменил тебе просидол.

-Так вы же осколок не нашли! –от обиды сводит скулы.

-Нет у тебя там осколка! – разводит руками. –Рентген мы тебе сделали, всё чисто.

- То есть, вы считаете, что я сам себе эту дырку проковырял??? –тыкаю пальцем в колено. –Чем тогда её пробило?

Хирург вновь пожимает плечами: -Возможно землёй, потом кровью вымыло. –Встаёт, собираясь уходить.

-Я конечно не врач… -медленно говорю я. – Но. Вы мне рентген стопы сделали, рентген колена тоже. А голень? Может он там?

-Как не делали? –неподдельно удивляется он.

-Так, -отвечаю я,- Чисто логически, либо в голени, либо в бедре.

Вот катят меня на каталке в рентген кабинет. Перекладывают на стол, и спустя пару минут хирург, держа мокрый снимок, равнодушно говорит:

-Думал, ты косишь… А у тебя тут приличный кусок металла.

Прямо на рентгеновском столе он делает укол новокаина в икру, потом вгоняет туда здоровенную иглу, нащупывает ей осколок. Интересные ощущения, скажу я вам…

Отхожу от наркоза. Перед моим затуманенным взглядом хирург, вытаскивает из пробирки мой осколок, кладет мне в ладонь. Что-то говорит, но я не понимаю. Отрубаюсь.

Просыпаюсь ближе к вечеру, от боли. Парни зовут медсестру. Она приходит, сноровисто делает укол, и уходит. А боль не проходит! Нет ощущения «прихода», боль только сильнее. Опять зовут медсестру.

-Мне больно, просидол не помог. – ещё чуть чуть, и зубы осыпятся, так сильно я их сжимал.

-Извини, хирург отменил тебе просидол. –она разводит руками. – Анальгин с димедролом только.

-Позови его. –прошу я. – Он забыл вновь назначить!

-Во-первых, он давно дома, во-вторых, он не мог забыть!

Ну да, конечно… Последняя попытка.

-Посмотри в моей истории, во сколько он отменил, и во сколько меня на рентген увезли! – мысль о том, что я останусь один на один без наркоты против боли, просто сводила меня с ума.

-Хорошо, посмотрю..

***

Через два часа я стал подвывать. Через три начал периодически терять сознание. Через четыре- наконец привели дежурного врача. Здравствуй, мой любимый просидол! Я так скучал по тебе…

Утром пришёл хирург. Нет, не подумайте, зачем перед солдатом извиняться. Ну забыл он. У него, таких как я, сотня…

- Ну что, боец, с вещами, и на выход! Каталка в коридоре.

-Куда едем? –слабо удивился я. Утренняя доза просидола ещё действовала. –Мне и тут хорошо.

-А поедешь ты на один этаж вниз(или вверх, ну не помню я –прим. Авт.), в травматологию. – он сел рядом со мной. –Короче, осколок наковырял там у тебя под коленом… -он вытащил из нагрудного кармана халата две авторучки и карандаш, сложил сместе, зажав в кулак. –Вот, это нервный ствол. Только таких нервов там не три штуки, а сотни… осколок прошёл вдоль нервного ствола, и снял, так сказать стружку. Процентов десять. Разлохматил их, и нервы вросли в мясо, понимаешь? Потому на любое изменение атмосферного давления тебя крючит.

-Да, понимаю. –я заторможено кивнул. –И что делать будем?

-Тут не я решаю, а травматолог. Но в любом случае, недели через две три, будет ещё операция. Думаю, резекцию сделают. Обещаю, боль сразу отпустит.

-Это ещё что? –загрустил я. –Что за резекция? И просидол не отменят?

-Резекция… Ну, грубо – тебе вырежут кусок повреждённого нервного ствола, потом состыкуют. И оно срастётся.

До армии я работал монтёром (и на полставки кабельщиком) в телефонной сети. Соединял кабеля на пятьдесят пар. Потому сразу ему не поверил. И высказал сомнения в данном способе лечения. Типа, один шанс из тысячи, что они попадут куда нужно, после состыковки, а цветовой маркировки у нервов в ноге нет. Да и на счёт прозвонки нервов мне не верилось.

Хирург поржал, даже ткнул от избытка чувств мне в бочину.

-Не ссы, они сами знают, куда и как прорастать… Тут кабельщик не нужен… И стопа твоя наконец шевелится начнет, и болеть перестанет. Не сразу конечно, но ходить без костылей сможешь, обещаю. Всё, езжай, такси заждалось.

Показать полностью
153

Здравствуйте, Скорую вызывали ?

Оно ведь раньше как было? Кто за ухо шпанца поймал, тот и педагог! Но не каждому быть Сухомлинским, Макаренко или Песталоцци. И мочь воспитать хулигана словом. Потому пользовали подручные педагогические средства. Разной степени воспитательного травматизма. В деревнях вообще самой целебной травой была крапива, приложенная к молодой вертлявой заднице. Высоконравственный пендель в думательный механизм молодого придурка иногда запускал неведомые эволюционные процессы. И, печально известный всему району хулиган и лоботряс, вдруг с наслаждением нырял в школьную науку или становился примерным гражданином и рукоделом. Хотя некоторые продолжали удовлетворять жажду познания окружающего мира за счет собственного здоровья. Изучали законы механики Ньютона прыжками с недостроенного третьего этажа в сугроб с кирпичами, достижения Шварца, Лавуазье и Бертолле взрывами разных смесей между гаражами… Хорошо, что работы Кюри и Курчатова оставались у них за пределами обрывчатого образования. Потому «скорой» хватало работы с поломанными конечностями, с полу- и совсем оторванными пальцами и обожженными физиономиями.


Давеча юный интеллектуальный хулиган углубился в историю и сумел намешать в каком-то горшке почти настоящий «греческий огонь». Правда, в порыве естествознания, материал до конца не дочитал, а потому попробовал тушить возникшее пламя снегом. Полыхнуло столбом метра в четыре. Хорошо, что рядом проходил какой-то строгий мужик. Тот вытряхнул юного и оглушенного Герострата из тлеющего тулупчика, подергал за ухо, освежил ему сознание целебным матом и вызвал «Скорую». Кожа на руках пошла пузырями, да и лицу немного досталось.


Украсив припалёную «елочку» бинтиками и аэрозолем «Пантеноля», не вникая в его хныканье и невнятные объяснения, погрузил поджигателя в салон. Тот замер в кресле и вдруг обратился ко мне с неожиданной просьбой:


- А можно мы поедем с сиреной и мигалкой?


«Дурилка ты тряпочная! Не приведи господи тебе с такой иллюминацией по-настоящему поводу кататься…!»


- А что, Михалыч, уважим выпускника крематория?


Мыхалыч взглянул на сияющие шальной надеждой глаза на чумазой физиономии, хмыкнул в бороду и шлепнул по двум клавишам на передней панели. Гнать мы, разумеется, не стали, но пацаненок сполна вкусил приоритетную дорогу до травмпункта. Все по-настоящему, в синих сполохах маяков, с солидным рявканьем ревуна на перекрестках… Думаю, что и попаленные руки в эти минуты его так не занимали, как ощущение причастности к службе «скоропомошников», пусть даже и в качестве пострадавшего. Столько восторга было в его улыбке и глазах, хоть на хлеб намазывай …


* * *


В городском театре состоялась премьера нового творения местного невыносимого таланта. Режиссера Закукуева-Донского. Местный «Шекспир» и сопельменники, наблюдая за благостными лицами контролеров-инструкторов из горкома, радостно всхрюкивали и повизгивали. Вожделея признания, премий и холодной водки. Постановка идеологически выверенного спектакля удачно умещалась между двумя позывами на дефекацию и потому не доставляла особого дискомфорта критикам. Было видно, как, плавными шагами, приближалась к дальновидному режиссеру норковая шапка, поездка в Болгарию и приглашение на новогодний банкет в Горкоме.


Драматичная любовь доярки-рекордсменки и заслуженного металлурга достигла апогея. Металлург, не смыв с себя окалину, сажу и копоть рекордной плавки, целомудренно подтолкнул актрису-доярку к широкой театральной постели. По сюжету, героиня должна была возрыдать и отдаться за закрывающимся в тот момент занавесом. К сожалению, общего у актрисы и доярки был только рекордный вес. А потому толчок, распаленного сценическим перевоплощением, актера оказался сильнее необходимого. Тихо вякнув, пышная дама приземлилась спиной на бутафорскую кровать. Кровать сложилась и мстительно хлопнула изголовьем по шиньону примадонне. Что скажет нормальная русская артистка, внезапно получившая по голове ? Правильно! Во всем виноваты сексуально-неразборчивые самки собак. О них и прозвучала, во весь неслабый голос, последняя, под занавес, реплика. Зал в первое мгновение онемел от столь новаторского решения режиссера. А потом разразился аплодисментами. Ибо - не фиг! Соцреализм должен быть реальным! Экономика – экономной, наука – мудреной, трава – зеленой. И никак иначе.


Зал ревел, свистел, топал ногами и требовал артистов «на бис»! Примадонну-доярку за занавесом срочно выковыривали из обломков и обрывков реквизитной кровати. Герой-металлург размазывал грим по лицу, стараясь стать еще неузнаваемее, чем прежде. Режиссер икал и косил глазами к носу. Критики-контролеры зависли в вакууме. С одной стороны - скандал, с другой - лютое признание пролетарской тематики публикой. «Шо делать ?..» Сделав умное лицо, похлопали в ладоши. Без фанатизма, но и без ненависти. Режиссер обмяк и расправил глаза по горизонту.


Примадонна, не смотря на сломанный черепом реквизит, нюх на удачу не потеряла. И немедленно заявила претензию на часть заслуженной славы. Подкрепив требование сценическим этюдом «Я щас умру уже…Зовите мне доктора, печальных подруг и нотариуса». Примчавшись на ржавом стаде лошадей, я с интересом просмотрел учебный моно-спектакль на тему «Травмы головы и окрестностей» и, обнаружив мозг, с чистой совестью поставил диагноз «О его сотрясении». Приятного фиолетового оттенка шишка на лбу, пробила театральный макияж и подтверждала косвенно диагноз.


Судя по многозначительным взглядам и драматическим паузам, этот диагноз обойдется режиссеру, как минимум в премию и путевку на санаторно-курортное лечение в Крыму.


* * *


Шикарные веснушки на белокожей мордахе с пушистыми ресницами и золотым облаком кудрей казались сейчас пятнами серых чернил. Волею случая набрызганными на карандашный портрет с бездонными глазами. Размытый контур бледных, мелко дрожащих, губ. Неловкие пальцы нервным танцем касались то глаз, то губ, то волос. Запрещая себе увиденное, подавляя истошный крик ...


............! ......?? .....!!! ...........?!


-...! Не ори на нее, моль лысая!!! Девка первый раз в мясорубке побывала. «Автодорожка» на трассе. Ребеночка там… напополам…


Как можно выглядеть взлохмаченным вороном в, белом с утра, халате? Нависая над Старшим врачом смены, шипел, легендарный в своем пофигизме, фельдшер «шоков». «Старший» был безусловным «авторитетом» и не занимал бы своего места, если бы не был способен мгновенно разруливать конфликты и катастрофы вверенного ему непростого племени. Поймал жестким взглядом борзанувшего сотрудника, немо жевнув твердыми губами мат, сморгнул и, повернувшись к оцепеневшей девчонке, проскрипел:


- … ! Так. Быстро взяла тряпку, швабру и ведро! Мой пол!


- … ??


- ...Пол мой! Прямо сейчас! Прямо вот тут!! Кому сказал?!! Бери швабру и вперед! Со всем, едрить тебя, старанием!!! Приду, проверю!!!


Выкатился термоядерным колобком из комнаты отдыха и тут же заорал свирепо на неудачника, попавшегося ему по дороге под раздачу…


…Расскажите мне о медитациях, дзэн-буддизме, релаксирующих процедурах, расслабляющих массажах в легкой дымке благовоний, растворяющей музыке в кабинете психотерапии… Расскажите этой девочке, которая сейчас, с остервенением, срывая судорожные всхлипы, пытается затереть тряпкой на битом полу станции всплывающие картины увиденного. Что не забыть уже никогда. Что в одно мгновение заклеймило ее душу. Пропахало плугом границу «до» и «после». Это потом, спустя годы, такие картины хотя и бьют, но ложатся уже поверх старых шрамов. Но хотя бы не так больно… как в первый раз.


«Стра-а-ашно стало? А не желаете-ли мармеладку, шевалье? А то ежели чо, так сильвупле сердечное... Нам тут на вызове обломилось счастья кусочек.»


© Дмитрий Федоров aka DoctorDima

Показать полностью
2044

Ответ на пост ««Знали, куда шли»» 

На заре своей карьеры довелось 4 года подрабатывать на скорой. Так вот ,насчёт вызовов.Считаю, выезжать нужно на все и бесплатно , за исключением некоторых случаев ( о них позже).


Да, часто приезжали на 37,2 и скучающих бабок. Но вот вспоминается один случай...


4 утра, спать хочется до безумия. И когда уже вроде можно подремать на подстанции , поступает вызов "шла в туалет, закружилась голова, 40 лет". Ооо,какие мысли в адрес пациентки крутились у меня в голове, пока доехали. Я ее уже практически ненавидела:"Истеричка, голова кружится, видите ли, чего не спится..." и т.д.


По приезду я с недовольным видом ( пусть простит меня та женщина) начинаю опрос. В это время фельдшер снимает ЭКГ. И тут я вижу как у него вытягивается лицо...


На ленте-кошмар и ужас: желудочковая тахикардия с множественными политопными экстрасистолами... Вот тут и мне поплохело. Даме оказываем помощь и бегом в реанимацию прямой наводкой. Пока везли, я уже почти сама поседела- женщина давление сбрасывает, отключается. Довезли. Потом оказалось, что у нее редкая опухоль сердца, которая и проявилась впервые в ту ночь.


А насчёт исключений: вызывает женщина, сыну плохо, называет возраст, имя, всё,как положено. Жалобы на сильные боли, похоже на почечную колику.


Приезжаем , а там кот!!! Он же ей как "сыночка", ну снимите колику, вам что, сложно! (Если что, я сама кошатница и дома у меня живёт одна усатая моська ))Ох подгорело у меня тогда, еле сдержалась. Так вот в таких случаях я бы трехкратную стоимость взыскивала с вызывающих.


У меня все, будьте здоровы.


P.S.И да, я ушла с этой собачьей работы, но не из медицины.

1879

История от врачей.

Была тогда еще интерном в терапии в одной из ЦРБ. Поступила как - то раз бабка в глазное отделение, и не то чтобы очень надо было.... так, "глазки покапать ну и от дачи-огорода отдохнуть", как сама потом сказала.


Любила бабка прогуляться по тихим, ночным коридорам, воздухом подышать. Так гуляли она и нагуляла себе пневмонию. Окулисты, заметив такое дело, радостно переводят ее в терапию. Освоившись в терапии, бабка возобновляет ночные прогулки, и в одну из таких ночей падает, запнувшись о линолеум. Вызванный травматолог ничего страшного не находит, ставит ей ушиб "чего-то там".

Отлежавшись пару дней, бабка опять пошла гулять. Опять падает на том же самом месте, опять вызывают травматолога, далее Re, Ds перелом лучевой кости левой руки. Утром набегают разгневанные родственники: "Вы наверно бьете ее здесь! Или не смотрите за ней!" И что-то еще в таком духе. Заведующий принимает решительные меры по охране бабки, а именно - был вызван слесарь, который прибивает линолеум намертво, медсестрам даны указания седатировать бабку и никаких ночных вылазок! Казалось бы...но нет! Бабка во сне падает с кровати и ломает себе лодыжку! Утром все отделение в шоке, ржут только травматологи и забирают бабку с собой. Я этим же днем спускаюсь в травму с бабкиной выпиской.


И что я вижу: бабка рассекает по отделению в коляске, подкатывает ко мне и забирая выписку философски так изрекает:"Ни х..я себе глазки покапала... " Злой медик ".

648

История от врачей.

В очередной свой рабочий день. Я приехал на подстанцию, покушал, попил чай, выкурил сигарету, переоделся, принял наркотики, смену. И лёжа на кушетке я ждал свой вызов. По селектору кричали разные бригады, очередные пустые вызова. И тут в долгой тишине, объявили мою бригаду.


Я поднялся подошёл к диспетчерской, прочитал вызов, попутно обдумывая диагноз, тактику лечения, осложнения возможный. Вышел на улицу и закурил очередную сигарету, к слову курю очень много. Дождавшийся своих помощников я сел в машину, водитель посмотрел адрес вызова, и со звуком разрывающийся сирены, мы поехали в сторону нашего пациента. Пациентом оказалась девочка 7-ми лет. Без всяких хронических заболеваний. Во время расспроса выяснилось, что придя со школы болела голова, общая слабость, недомогание. Родители подумали что это банальное ОРВИ.


В принципе я тоже так же подумал, но в душе было как то не спокойно. Проведя осмотр заметил, что состояние какое-то не стабильное. Буквально через несколько секунд, у девочки проявились менингиальные признаки, после чего девочка выдала СОПР, по шк. Глазго 4 бала. Проводя терапию попутно уточнял есть ли какие-то заболевания. Может на что-то ещё были жалобы. Но они так и не вспомнили ничего, из за волнения. Каждой секундой ей становилось все хуже и хуже. После загрузки в машину, она начала постепенно угасать, будто свеча.


Я понимал глубоко в душе, что задета ССС но в голове у меня была мысль, что ещё возможно спасти. Мои помощники начали автоматически набирать необходимые препараты, я в это время проводил интубацию, и прочие свои обязанности. С каждой секундой, злая коса забирала ее все дальше и дальше от нас. Ее дыхание замедлялось, сердце билось все реже, и реже.


Спустя минуты, на кардиограмме я увидел изолинию, с малыми подъемами. Я понимал, что реанимационные мероприятии безуспешны. После очередной снятой кардиограммы, я вышел из машины подошёл к родителям девочки. Они смотрели на меня с надеждой и искрой в глазах, конечно я хотел сказать что состояние стабилизировано, девочке нужен покой, ее госпитализируют и вылечат. Но у моей профессии как и многих других есть минусы. Я вздохнул, и произнёс давно заученную фразу. На лицах родителей был заметен шок, и растерянность. Отойдя в сторону я в очередной раз закурил, уже тысячную сигарету, задумался о ее жизни. Что она могла стать ведущим врачом, учителем, в конце концов чей то мамой.

По приезду на подстанцию, в автомобиле скорой помощи была по прежнему тишина, она была ощутимо тяжелой, словно груз оставался на плечах у всех.


Я постоянно слышу о каких то реформах, о повышении заработной платы, о реконструкциях здравоохранения. Но меня гложет дикое недоумение почему работу Врача (фельдшера), так недооценивают наши власти. Неужели министр здравоохранения не знает о тяжелых психологических, физических нагрузках, смертоносных рабочих буднях, о загруженности и о многом другом...


Ежедневно на работников СМП, участковых, дежурных врачей, сыпятся угрозы, нападения, оскорбления. При разбирательствах винят медиков, заставляют увольняться. Лишают всевозможных премий, который очень трудно назвать «премией». Так что дорогие пациенты уважайте работников медицины, иначе их скоро будут записывать как вымирающий вид в красные книги.

" Злой медик ".
Показать полностью
508

Прогулка. Фельдшер о — начальстве.

— Я ведь не сам ушёл, — врач разговаривал спокойно. Эмоции за пару месяцев безработной жизни уже поубавились, уступив место хлопотам существования. — Сам же знаешь, как это делается.


— Да знаю! — фельдшер понимал всё, что хотел сказать врач. Он сам тройку лет назад отказался уходить "по собственному" и прекрасно знал, что следует за этим отказом.


— Ну вот. Теперь и до меня очередь дошла.


— Ты толком расскажи. До меня только слухи доходят. Хотелось бы из первых, так сказать, рук. Что? Как?


Мужчины медленно прогуливались по Коломенскому.


— Ну, что сказать. В конце лета всё случилось. Дали нам вызов. Я с молодым фельдшером тогда работал, он только-только из училища. Вызов как вызов. Девушка, ВСД (вегетососудистая дистония), стресс. Приезжаем. Дверь бабка этой девочки открыла. Войти толком не успели, как она начала: и такая, внучка, и сякая, и гуляет направо и налево, и сцены закатывает, и прочее, и прочее в таком же духе. И мать она свою не то погубила, не то в неё пошла. В общем — старая ведьма. Уж не знаю, правду она говорила или наговаривала на внучку, только та стояла ни жива ни мертва в комнате.


Я говорю, давайте хоть в комнату пройдём, что ж мы на весь коридор-то?


И начинаю в комнату заходить. Фельдшер за мной. Девочка как увидела, что мы входим, с места сорвалась — и на балкон. Никто и мяукнуть не успел, как она через перила вниз кинулась. У меня волосы на голове встали. А бабка, доселе оравшая, враз замолчала и тоже на балкон. Вниз смотрим, а что там смотреть. Одиннадцатый этаж. Только силуэт распластанный на асфальте. Так и погибла.


Врач горестно вздохнул.


— Понятно, — кивнул фельдшер, — а уволили-то за что?


— Да за это самое и уволили. Точнее, как уволили: заведующий меня сразу, после вызова с линии снял и к себе в кабинет. Я объяснительную написал, фельдшер мой тоже. А потом заведующий фельдшера из кабинета выпроводил и говорит: " Пиши заявление по собственному желанию. Это всё, что я для тебя могу сделать, чтобы шум не поднимать".


Я спрашиваю, о каком шуме речь? Моей вины здесь нет. А он мне говорит, увольняйся и всё тут. Сейчас и прокуратура за тебя возьмётся, и главврач тоже по головке не погладит. А нам работать надо. Чтоб люди себя спокойными чувствовали. А теперь и у них начнётся: и проверками замучают, и подстанция наша на контроле будет у руководства. Так что уволься лучше по-хорошему.


— А не уволишься, я тебе такую же жизнь устрою, как фельдшеру твоему старому, помнишь? Зря он тогда сам не ушёл, пришлось под статью подвести. Ты ж знаешь, у нас любого можно убрать, если нужно. И где он теперь со своими статьями? Уж точно никуда работать не возьмут. Сколько я с ним мучился. Чуть самого не уволили, а мне внуков ещё на ноги ставить. Пиши заявление. Так у тебя хоть статьи не будет. Врач ты хороший, устроишься где-нибудь. Пиши.


Я и написал.


— Ну и зря, — фельдшер укоризненно посмотрел на врача.


— Может, и зря. Только я не боец, как ты. У меня мама старая, за ней уход нужен.


— Подстраховался заведующий. Как бы чего. Мразь конченая, — фельдшер сплюнул. — А вообще, последствия были какие?


— Не было никаких последствий. Оформили как суицид вроде. Даже бабку вроде не обвинили.


— И из наших никто не заступился? А, кстати, фельдшера тоже уволили?


— Фельдшера не получилось. Он молодой специалист, его просто так не уволишь. Ну, надбавки все по зарплате, конечно, сняли. На голый оклад на год посадили. Может, заведующий решил, что сам уволится, чем за такие деньги пахать. А остальные? Остальные молчат. Каждый, как заведующий, за свою шкуру трясётся. Каждый своего часа ждёт, когда пинком под зад с работы выпихнут.


— Выпихнут, — фельдшер помолчал. — Говорил вам…


Фельдшер с врачом гуляли неторопливо, но умудрились пройти весь Коломенский парк и выйти на Затонную улицу.


— Ладно. Не грусти, — фельдшер достал ключи от машины. — Если желание есть, приходи к нам работать. Нам врачи нужны. Подвезти тебя?


— Сам доеду. Спасибо. А насчёт работы… Не знаю. Подумаю. Пока дома посижу. Муторно пока как-то. Но всё равно спасибо.


Врач обменялся с фельдшером рукопожатием и пошёл в сторону автобусной остановки. Фельдшер, оставшись один, закурил, а затем бодрым шагом двинулся к стоянке.


Проходя мимо подстанции скорой, он инстинктивно поднял голову. Там, в кабинете на третьем этаже, горел свет.


Фельдшеру очень захотелось подобрать с земли кусок собачьего дерьма и кинуть его в приоткрытое от духоты окно кабинета заведующего. Но он пересилил соблазн, сел в свой джип и уехал домой. Отдыхать.


Ведь завтра на смену. Надо выспаться. И это так здорово, когда спишь спокойно.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
330

Сигареты. Фельдшер — о скрытых врагах.

Катя пила понемногу, но часто. Особенно в последние годы. Каждый день пиво, и не по одному разу. Угар прерывался всё реже. Куда-то исчез муж, взрослые дети уже давно жили своими семьями и вниманием пьющую маму не донимали. Но нечто женское в ней ещё было живо, и иногда Катю охватывали приступы кипучей домашней деятельности. Вот и сегодня её настигла неожиданная мысль об отсутствии чистого белья. Не откладывая дело в долгий ящик, Катя вооружилась тремя бутылками "Жигулёвского" и, забив в стиралку все найденные трусы, нажала "Пуск". Машина проснулась от долгой спячки и исправно заурчала. На душе стало тепло и комфортно. Устроившись на любимом стуле у окна, Катя в очередной раз отхлебнула пенного напитка и нащупала пачку сигарет в кармане халата…


Жизнь несправедлива. Пачка оказалась пустой.


Дальнейшие её действия нам могут показаться абсурдными, но Катя прожила всю жизнь в трёхэтажном бараке, стоящем в кругу таких же убогих строений. Все соседи Катю знали, и она знала всех. Катя открыла окно и, несмотря на холод, высунулась из него почти по пояс…


(Уже потом она долго и путано уверяла меня, что нет ничего странного в том, чтобы в полночь стрельнуть сигаретку у прохожего, выглядывая из окна третьего этажа.)


Улица, как назло, была пуста. Пьяная женщина тоскливо орала в темноту, что лично она сигареты раздаёт направо и налево, когда они есть. А тут все специально попрятались, чтоб не ответить ей взаимностью. Короче, все кругом гады.


Во время одного из особо эмоциональных пассажей её мозг настолько отяжелел, что перевесил корму, и барышня тут же кувыркнулась из окна. Молча, не успев завершить тираду, пролетела положенные вниз метры и сильно ударилась чем-то родным об обледенелый асфальт. Но сразу вскочила на ноги и в горячке стресса побежала в подъезд, а там по лестнице к себе на этаж. На лестничной площадке у двери собственной квартиры Катя внезапно остановилась и ошеломлённо задумалась. Её логическое мышление, приправленное лёгким пивным алкоголем, стремительно нарисовало на коре головного мозга картину произошедшего. Затем логика столь же стремительно покинула пьяный организм, оставив его самостоятельно додумывать остальное.


Додумала Катя следующее: "Я здесь. Дверь заперта. Из-за двери доносится шум работающей стиральной машины. Значит, в окно меня выкинули враги. Они и сейчас находятся в моей квартире и неизвестно чем там занимаются".


Через 10 минут сосед, вышедший на вопли и звуки ударов, застал Катю за странным занятием: она барабанила по двери собственной квартиры руками и ногами, материлась и требовала кого-то неведомого впустить её. Кое-как добившись от Кати чего-то по существу, сосед разобрался в ситуации и вызвал "03".


Приехав на "падение с высоты", я осмотрел пострадавшую и, как ни странно, не обнаружил у неё никаких видимых телесных повреждений. Но опыт говорил, что повреждения быть должны. Всё-таки третий этаж, обледеневший асфальт…. Поэтому на всякий случай Катю в ближайшую больницу я всё-таки отвёз.


Всю дорогу её волновала только одна мысль: кто остался в её квартире.


Повреждения у Кати в больнице отыскались. Но это уже другая, исключительно медицинская история. История болезни, охраняемая от разглашения законом о врачебной тайне.


*В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
482

Раз! Два! Взяли! Фельдшер о взаимопомощи.

Произошло это на Пасху 199… года. Вызовов было море. Сограждане гуляли, веселились, выпивали и закусывали. Периодически давали друг другу тумаков, но не со зла, а лишь из лихой удали, так присущей нашим людям.


И лишь известная своим постоянством часть населения, которой что праздник, что война, как обычно, вызывала скорую, дабы проконтролировать состояние пошатнувшегося здоровья посредством приезда вашего покорного слуги.


Получив вызов к подобному "постояльцу", бригада скорой начала движение сквозь всеобщее веселье, не подозревая о приближающейся засаде.


Да, забыл сказать. Ездила тогда скорая помощь не на "газелях" и "фордах", а на "рафиках". И хотя они были тесными, но лёгкими и легко протискивались через любые дворы и дорожки, шириной вообще не предназначенные для проезда. И вот, выезжая из одного переулка по узкой, слегка асфальтированной тропинке, мы почувствовали, что наша машинка внезапно присела на задний мост и остановилась. Из матерных воплей вышедшего на свежий воздух водителя стало понятно, что случилось нечто страшное — ядерная зима по сравнению с этим была бы просто диснеевским аттракционом. Оказалось, "рафик" провалился задними колёсами в разлом асфальта и "сел на брюхо". Причём произошло это в таком тихом и негабаритном месте, где и машины никогда не ездят, подогнать было нельзя, дабы зацепить и вытащить. Теперь мы ожидали "техничку", а потом и смену машины. В общем, настроение было испорчено. Сидим в салоне, грустим. На улице народ гуляет. Тут откуда ни возьмись в салон просунулась рожа. Обдала всех перегаром и тошнотворно-весело проорала:


-- Что, доктора, случилось?


-- Да, вот, — говорю, — на брюхо сели.


Рожа радостно, но без издёвки осклабилась и гаркнула:


— Ща решим проблему. Только из машины не выходите.


Обернувшись к стоящей неподалёку компании, счастливый обладатель пьяной рожи весело заорал:


—- Мужики! Айда сюда, поможем! Всё-таки "скорая".


От помощи пьяных, особенно на улице, я давно уже ничего хорошего не ждал. Поэтому напрягся. Но тут мы почувствовали, что наша машина… поднимается с лёгким покачиванием, как гондола воздушного шара, давая сидящим в ней насладиться тишиной полёта. Толпа мужиков разного возраста обступила автомобиль и, просто подняв его на руки, перенесла вместе с нами, сидящими внутри, на дорогу. Там, так же бережно поставленный на асфальт, "рафик" ещё пару раз качнулся на подвеске и затих.


Сказать, что я был удивлён, — это ничего не сказать. А мужики, не останавливаясь и загорланив на все лады что-то бравурное, пошагали дальше. Сообразив, что надо бы хоть спасибо сказать людям, я вышел из кабины, намереваясь пожать каждому из них руку. Но тщетно. Они меня уже не видели и не слышали. Они уходили в праздник, им уже было хорошо и без моих благодарностей.


А я сел обратно в кабину и долго смотрел им вслед, думая о чём-то своём, пока водитель не толкнул меня в бок, переспрашивая адрес вызова.


*


— Помочь скорой — святое дело. Только попробовали бы они сейчас "газель" на руках отнести, — фельдшер улыбался. Он любил работать с этим врачом. Врач мог интересно рассказать о многом. А главное, видел то, на что обычный человек никогда не обратит внимание.


— Они сейчас не то что "газель" или "рафик" вытащить не могут, они сейчас в большинстве своём носилки помочь до машины дотащить отказываются. Не их это, видите ли, дело. Даже когда родственника нести. Это теперь наши проблемы — не их. Их дело — пользоваться услугой. Они теперь только потреблять могут.


Потре… Потребители, прости Господи.


* В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
439

Ночные покатушки. Фельдшер — о странных авариях.

— Аварии, они разные бывают. Как и те, кто в них участвует. Большие, небольшие, с пострадавшими, без пострадавших. Но такой дебилизм я первый раз видел. Авто.


Короче, дают нам ночью вызов.


Пострадавший — велосипедист на трамвайных путях. Несёмся быстрее собственного визга. Мы ж по-другому не можем. На всякий чих как подорванные. Тем более на авто. Приезжаем… и ничего не находим. Пусто. Ни машин, ни трамваев, ни пострадавших. Что за чёрт? Объезжаем всю округу — пусто. Зря только окружающих сиреной пугали.


Отзваниваемся. Диспетчер требует ещё поискать. Мы ж поисковые, блин… Объясняем: ночью трамваи не ходят. Без толку. Ищите, говорит.


Ну ладно. Будем искать. Не торопясь, заглядывая за каждый куст. Хоть чуток передохнём. Если что — скажем, сильно искали.


И нашли ведь!


Неподалёку, на бордюре у трамвайных путей, сидят угрюмые двое и обиженно зыркают друг на друга. Рядом велосипеды валяются. Лет по двадцать. Да не велосипедам! Мальчик и девочка. Нет. Это ты не прав. Это в наше время в 20 лет были юноша и девушка. А сейчас и в тридцать девочка и мальчик. Так я ж не по физическому развитию сужу. По умственному. Ну так вот. Сидят грустят. У девочки нос расквашен. Но кровь уже остановилась.


— Где пострадавший?


— Я пострадавшая!


— Где авария (на жаргоне СМП — АВТО)?


— Нет никакой аварии.


Тут и гайцы подъехали. Тоже с маяками, с сиреной. Как настоящие.


Полчаса всей командой выжимали показания, пока получилось что-то членораздельное. Вот так, они теперь и в скорую звонят. По-моему, их и в школах говорить нормально не учат.


***


У них любовь. И они очень любят кататься по ночам на велосипедах. Обычно по тротуару ездили, по дорожкам специальным. Но в этот раз кому-то из них пришла идея.


— А давай по рельсам, пока ночь! Трамваи же как-то ездят!


Полнолуние в действии.


Сказано — сделано. Поехали. Прям по железному рельсу, друг за дружкой. Довольные. Счастливые, как трамваи. Мальчик вырывается вперёд, девочка отстала. Кричит: подожди! Мальчик тормозит, разворачивается и разгоняется навстречу подруге по той же трамвайной рельсе. Девочка затормозила, но слишком поздно, да и ширина рельса не оставила свободу для манёвра. Мальчик вообще не тормозил. Короче, лобовое. Велики в одну сторону, велосипедисты в другую. Девочка носиком об рельсу бух! В итоге: нос распухший, девочка плачет. Мальчик бегает вокруг пострадавшей, охает и не находит ничего умнее, как вызвать скорую на ДТП. А там диспетчер сразу: где произошло? Что произошло? Сколько пострадавших?


И завертелась машина оперативного действия.


Нос я у барышни, кстати, посмотрел. Ничего страшного. Кость цела. Ну, чуток покровил и всё. Распух, конечно, немного, но через день как новый будет.


Лейтенант гаишников выругался на влюблённых чуть не матом, плюнул и уехал. А мы ещё минут двадцать девицу успокаивали.


— А успокаивали-то зачем? — слушатели веселились: — Взяли бы с гаишника пример, плюнули да тоже уехали.


— Злые вы, — врач подлил в остывающий чай кипятку. — Добрее надо. Это ж любоффь! А поговорить? А успокоить? А уверить, что и с кривым носом многие живут долго и счастливо? А мальчику нашатыря дать понюхать после того, как ему мой фельдшер рассказал, что кривоносая жена, по преданию, всегда приносит семье удачу.


*В содружестве с Дмитрием Шишковым, коллегой и другом.


Автор:



Дмитрий Беляков.

Фельдшер скорой помощи.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: