-10

Гость Юваль Ной Харари. Познер. Выпуск от 24.06.2019

Автор международного бестселлера «Сапиенс: Краткая история человечества» Юваль Ной Харари.


Он рассказывает, как нами манипулируют и почему не стоит верить в свободу воли, перечисляет главные проблемы, стоящие перед человечеством в XXI веке, и рассуждает о том, как современные технологии изменят людей.

Дубликаты не найдены

0

Жаль что история человечества, описанная Харари, краткая... Еще более грустно от того, что она действительно КРАТКАЯ ))

0

Он - один из самых влиятельных мыслителей нашего времени. К нему прислушиваются главы государств и руководители крупнейших мировых компаний. Юваль Ной Харари - 43-летний израильский историк, профессор Еврейского университета в Иерусалиме, автор ряда книг, ставших мировыми бестселлерами, а вы мыши...

раскрыть ветку 1
0

Конечно, он очень влиятельный, очень... Но Академия Наук Антарктиды полностью отвергает его учение ))

0

@moderator,  на ютубе изменилась ссылка на видео прошу воткнуть актуальную

https://youtu.be/cr2o6EWdq9A

0

И снова пост с этим чуваком. То он об опасности ИИ рассказывает, то о проблемах человечества размышляет. хватит форсить этого эксперта во всех вопросах.

-3

Минус вам.

Что бы впредь неповадно было познера постить.

раскрыть ветку 2
0
А что с Познером не так?
раскрыть ветку 1
0

Он жив и в России.

Похожие посты
30

Райкконен о своём будущем после Формулы-1

Райкконен о своём будущем после Формулы-1 Формула 1, Гонки, Авто, Автоспорт, Кими Райкконен, Интервью, Будущее, Интересное

Финский гонщик рассказал о планах на будущее после завершения карьеры в Формуле 1: он намерен участвовать в ралли и зарекается от того, чтобы занимать управленческие должности.


Гран При Венгрии традиционно популярно у финских болельщиков, да и в самой стране не так мало поклонников Кими Ракконена. Это связано, в частности, с родством финского и венгерского языков – оба принадлежат к финно-угорской группе. В ходе гоночного уик-энда в Будапеште Райкконен дал интервью местному изданию автомобильному Vezess. В котором, в частности, рассказал, почему команда Alfa Romeo не запрещает ему (в отличие от других коллективов) заниматься травмоопасными видами спорта вроде хоккея и мотокросса.


«Я не читал своего контракта, так как думаю, что он ничего не значит, – сказал Райкконен. – Когда я впервые разговаривал с людьми из Alfa Romeo, то сказал им: как только они начнут на что-то жаловаться и ныть, я тут же развернусь и уйду. В мире много опасных вещей. И конечно, нормально, когда кто-то проявляет осторожность. Но о проблемах надо говорить по мере их возникновения».


Райкконен также признался, что хотел бы возобновить карьеру в ралли после окончания выступлений в Формуле 1.


«Я не стремлюсь побить рекорд [по числу Гран При, который принадлежит Рубенсу Баррикелло]. Но у меня есть контракт на 2020 год, а там посмотрим. А после ухода из Ф1 я планирую вернуться в ралли, по которому очень скучаю. Но пока у меня с трудом хватает времени на семью и Формулу 1, так что даже поучаствовать в раллийных тестах нет никакой возможности», – сказал Райкконен.


Чемпиона мира 2007 года также спросили, не собирается ли он после завершения гоночной карьеры поработать в руководстве Ф1.


«Боже упаси, это точно не для меня! В Liberty Media и без меня чиновников больше, чем в ином государстве», – сказал финский гонщик.


https://ru.motorsport.com/f1/news/rajkkonen-otkazalsya-chita...

Показать полностью
67

Интересная биография. Часть 1.

В этом рассказе я решил немного пофантазировать на тему Дальневосточного гектара и перспектив развития этой программы. Несмотря на то, что рассказ про будущее, он сконцентрирован в большей степени на отношениях людей, а не на технологиях и фантастических загагулинах. Это произведение дало мне возможность объединить несколько идей, давно витавших в голове, но не оформившихся в отдельные рассказы, поэтому получилось длинным. К тому же этот рассказ начинает, пусть и из далека зацикливание моих героев в одну вселенную. Лавры Марвел покоя не дают)


Что почитать на Пикабу - @Oskvernytel


Интересная Биография


2076 год

Перелет до Хабаровска показался Андрею совсем недолгим, несмотря на то, что поспать в самолете так и не удалось. Да, и как вообще можно уснуть, если тебе, новоиспеченному выпускнику журфака, предлагают провести интервью с одним из богатейших людей России. Самым загадочным и, по утверждению некоторых, самым влиятельным человеком не только в нашей стране, но и, как минимум, во всей Азии. Может, и были идиоты, которые бы отказались от такого шанса, но Андрей себя к ним не относил.


По окончании института Андрей усиленно взялся за поиск работы. Еще во время учебы он периодически писал статьи в глянцевые журналы. Ничего серьезного, пустышка, чтобы заполнить свободное место между страницами рекламы. "Как приготовить Лимончелло в домашних условиях и коктейли на его основе" - вот типичный пример его публикаций. Гороскопы Андрей, конечно, не писал, хотя среди его одногруппников были те, кто не стеснялся такой работы. Они утверждали, что для потраченного времени, астрологические прогнозы оплачивались очень неплохо, давая возможность потренировать воображение и пополнить словарный запас.


На своих развлекательных статьях Андрей зарабатывал откровенно мало, ему надоело сидеть у родителей на шее, но никто не спешил брать выпускника журфака в штат. От протекции отца он гордо отказался, а редакторы журналов, с которыми он сотрудничал, не собирались нанимать человека на полную ставку, предпочитая заказывать нужные статьи за копейки студентам. И желающих хватало.


Имея уйму свободного времени, новоиспеченный журналист оттачивал свои навыки с помощью хобби, ставшего неотъемлемой частью его жизни. Вот уже три года, как он писал рассказы, рассылая их в тематические журналы. Какие-то его работы брали с удовольствием, другие оставались невостребованными и, с легкой руки Андрея, отправлялись на поиски своих читателей в сеть. Разные ресурсы, разные жанры – истории, казалось, были не связаны между собой, но всех их объединяло одно: имя автора. Фамилия Пожарский была слишком известна в Москве, да и во всей стране, и Андрею не хотелось, чтобы оценка его творческих порывов была привязана к бизнесу отца, поэтому он использовал псевдоним: Эндрю Вебер. В начале своего писательского пути созвучие этого имени с известным композитором показалось Андрею забавным, а потом уже не хотелось менять псевдоним, с которым молодой человек сроднился.


Пожарский-младший не мог представить, что именно это хобби привлечет к нему внимание со стороны Самойлова и даст шанс, о котором Андрей не мог и мечтать. Три дня назад в его квартире зазвонил стационарный телефон, но молодой человек не спешил подходить, так как считал этот аппарат рудиментом. За все те несколько лет, что он прожил в купленной отцом для него квартире ни один звонок, поступивший на домашний номер, не оказался важным. Реклама, опросы, мошенники – вот с чем сталкивался Андрей, поднимая трубку, поэтому уже около года не подходил к телефону, во всем полагаясь на мобильник.


Звонивший был очень настойчив и, прервав вызов, он повторил его через полминуты. Набрав в грудь воздуха, Пожарский подошел к аппарату и собрался грубо отшить назойливого оппонента.


- Добрый вечер, Андрей Андреевич? – начал собеседник, как только журналист поднес трубку к уху.


- Да, а с кем я, собственно…


- Меня зовут Антон Сундуков, - продолжил спокойный голос, не давая Пожарскому закончить предложение. – Я звоню по поручению Самойлова, - он сделал паузу, предоставляя собеседнику возможность осознать услышанное, - Михаила Васильевича, - с нажимом добавил человек на том конце провода, чтобы спровоцировать хоть какую-то реакцию со стороны выпускника журфака.


Андрей никак не мог понять, зачем кому-то звонить ему, представляясь помощником самого Самойлова, живущего на другом конце страны и никогда не покидающего пределов собственного города. Первая мысль, которая пришла ему в голову, что у Михаила Васильевича какое-то дело к его отцу, но подобная ошибка исключена, ведь это его, Андрея, квартира и оппонент назвал его по имени и отчеству, значит, звонил именно ему. Пожарский взял себя в руки и решил, что это какой-то прикол. Возможно, один из розыгрышей, которые с давних времен принято называть пранками.


- Эм, вы по какому вопросу? – наконец спросил он, ожидавшему ответа Антону.


- Михаил Васильевич приглашает вас в гости.


- Меня?! – удивленно воскликнул Андрей, вконец уверившись в то, что это розыгрыш. – В Самсити? Вы, наверное, ошиблись. Мы с Михаилом Васильевичем недостаточно хорошо знакомы, а, если быть точным, не знакомы совсем. С чего бы это ему звать меня, куда бы то ни было?


- Вот он и приглашает вас познакомиться, а заодно дать интервью. Это станет вашим первым настоящим интервью, да еще не абы с кем. Многие журналисты уцепились за такую возможность, да что там говорить, убили бы, - хмыкнул Сундуков.


Андрей не выдержал и рассмеялся:


- Вот им и позвоните. Тем более, все знают: Самойлов не дает интервью.


Пожарский собрался повесить трубку, но голос на том конце провода властно произнес:


- Я не закончил.


Интонация была настолько жесткой, что молодой человек на несколько секунд замер, не решаясь оторвать трубку от уха. Тем временем Антон вернулся к обычному размеренному тону и продолжил:


- Я не отниму у вас больше двух минут. Самойлов стар и хочет поделиться накопленным опытом. Он выбрал вас, потому что в восторге от ваших рассказов, господин Вебер, - Пожарский нервно сглотнул, после того, как услышал свой псевдоним. Никто, даже близкие друзья и родители, не знали о его хобби. Андрею было сложно представить, какую работу проделал Антон, чтобы его вычислить, но если представить, что слова о его работодателе – правда, то это уже не кажется такой уж трудной задачей. – Михаил Васильевич считает, что благодаря знакомству с вашим творчеством, знает вас лучше, чем других журналистов. К тому же он уверен, что ваша неопытность является преимуществом. Вы, по его словам, еще не испорчены. Так что ждем вас в гости через три дня. Билеты на самолет до Хабаровска у вас на почте, - словно в подтверждение слов собеседника мобильник в кармане брюк Андрея пропиликал, сообщая о новом письме. – Прошу сообщить мне о вашем решении перед вылетом, чтобы я мог организовать встречу в аэропорту. Мой номер так же есть в письме. Не смею вас больше задерживать, Эндрю, до свидания.


- До свидания, - пролепетал Пожарский, проверяя почту.


Сундуков не обманул: в ящике оказалось письмо с электронными билетами и номер мобильника Антона. В билетах были указаны все данные Андрея, что еще раз убедило его в реальности слов звонившего.


Говорят, что, сколько бы времени не давалось человеку на принятие решения, он делает свой выбор в течение нескольких секунд, а остальные дни тратит на то, чтобы убедить себя в его правильности. Выпускник журфака мог смело подтвердить это утверждение, за одним лишь исключением. Оставшееся до рейса время Пожарский провел в поиске информации о Михаиле Васильевиче. Сведений было много, но большинство из них являлось мнением третьих лиц и достоверные факты приходилось вычленять по крупицам. В перерывав между своими изысканиями, молодой человек спал по нескольку часов и заказывал еду на дом, чтобы сэкономить немногочисленные часы, выделенные на подготовку к интервью. Он ничего не терял и мог позволить себе провести сутки в Хабаровске, если приглашение Самсонова окажется хорошо подготовленным пранком.


Все сомнения отпали, как только Андрей вышел в зону прилета. Антон Павлович Сундуков встречал его, замерев посреди зала. Об этом человеке практически не было информации в сети. Единственное, что обнаружил Пожарский: Антон занимал пост начальника службы безопасности Самсити и всегда присутствовал рядом с Самсоновым на всех записях, освещавших публичное появление миллиардера. Интересным фактом оказалось то, что раньше этот пост занимал Павел Сундуков, передавший свой пост по наследству старшему сыну, как дворянский титул. В этом прослеживалась определенная ирония, так как империя Михаила Васильевича, разбросанная по территории России, в шутку называлась Княжеством.


- Рад, что ты решился ухватить, удачу за хвост, - сказал Сундуков, протягивая руку. – Знаешь, многим не хватает решимости и на это.


Андрей ответил на рукопожатие. Его совершенно не смутил резкий переход на «ты» со стороны Антона, потому что тот был значительно старше журналиста. Однако, просматривая видео месячной давности и увидев главного безопасника вживую, в мозгу журналиста возник один вопрос, который он не преминул задать:


- Антон Павлович, как вы понимаете, я готовился к интервью и нашел некоторую информацию о вас. По данным в сети вам должно быть лет шестьдесят, но вы не выглядите на этот возраст.


- Готовился – это хорошо, правильно. А на сколько я выгляжу?


- На сорок пять, пятьдесят от силы. Там ошибка?


- Просто хорошие гены, - хохотнул Сундуков, - а еще правильное питание. И давай просто Антон или Палыч, как будет удобнее. Это у вас там, в Москве, все расшаркиваются, а здесь люди проще.


Пожарский кивнул и улыбнулся, мысленно представив, что девяностолетний Самсонов предложит обращаться к нему просто Михаил. Следуя за Антоном, Андрей вышел на вертолетную площадку.


- Так будет быстрее, - объяснил Сундуков, помогая журналисту устроить сумку в багаже. – Если планировал погулять по Хабаровску, то, извиняй, время дорого. Можем завтра отвезти тебя сюда, чтобы ты мог посмотреть местные достопримечательности.


- Да, в Хабаровск я могу в любой день попасть, а вот в Самсити…


- А что Самсити? – перебил его собеседник, давший пилоту знак взлетать. – У нас не закрытый город. Без пропуска, конечно, не попадешь, но пропуск может получить любой, - он сделал паузу. – Ну, или почти любой. Некоторые приезжают посмотреть, да, так и остаются. Но времена, когда основу нашей общины составляли бывшие зэки, алкоголики и наркоманы позади. Вот знаешь, сколько у нас преступлений в том году зафиксировано?


- Насколько мне известно в Самсити, да и вообще в Княжестве, - Пожарский пытался уловить какую-то реакцию на это название со стороны начальника службы безопасности, но ничего не заметил и продолжил: - Своя охрана и вы подобную статистику не публикуете.


- Потому что нечего публиковать. Детишки, естественно, шалят, но это лечится трудотерапией, - Антон рассмеялся. – А насильственных преступлений не было уже лет десять-пятнадцать.


- А когда были, как вопрос решался? Ведь у вас тут ни полиции, ни прокуратуры, даже судов нет.


- Суды есть, но это больше на общие собрания похоже, и большинство же выносит решение. Раньше… это не для протокола, - жесткий взгляд серых глаз уперся прямо в лицо Андрея, заставив того кивнуть, - всякое случалось. Как говорится: тайга – суд, медведь прокурор, - Сундуков рассмеялся и снова очень серьезно добавил: - Нужно же как-то почву удобрять.


Пожарский пожал плечами, не зная, как реагировать на слова сопровождающего. Он не мог понять, когда его собеседник шутит, а когда говорит серьезно. И предпочел отвернуться к окну, пытаясь спрятаться от этого зловещего взгляда с прищуром.


Внизу проплывали поля. Разнообразные сельскохозяйственные культуры активно обрабатывались техникой и перерабатывались на построенных здесь же заводах. На бескрайних равнинах были разбросаны ветряки, крыши больших и малых зданий были усеяны солнечными батареями, а вдалеке виднелись трубы недавно построенной АЭС, обеспечивающей Самсити теплом и компенсирующую нехватку электроэнергии. Когда Самсонов начинал, большинство олигархов сконцентрировало свое внимание на углеводородах, металле и других полезных ископаемых, а он сделал ставку на продовольствие. Еда – это первое, что понадобится человечеству во время очередного кризиса, считал он. Электричество – это основа современного мира, без которого люди обходились тысячи лет, а вот без чего они не могли протянуть больше месяца – это пища. Рискованная ставка в сытое время и эпоху ГМО, но она сыграла. Иногда проскакивали фразы, типа «Самсонов кормит всю Россию», естественно это преувеличение, но были времена, когда оно являлось совсем не сильным. Задачей Андрея было узнать из первых уст, как будущему миллиардеру удалось построить такую империю за шестьдесят лет, когда все утверждали, что гектар на Дальнем Востоке – это пустая затея, обреченная на провал.


Антон вывел журналиста из размышлений, указав на небольшое строение внизу. Проследив за направлением руки начальника службы безопасности, Андрей увидел мельницу в классическом исполнении. Он улыбнулся, сравнивая ее размеры с возвышающимся недалеко ветряком. Потом он увидел еще несколько таких же построек и вспомнил, как читал пост известного блогера, посетившего Самсити:


«Самсонову удалось органично совместить высокие технологии и традиционное производство. Результаты этого просматриваются не только в индустриальных мощностях, но и в домах жителей города. Проведя день в поле, я обедал вместе с операторами машин. Мы пили чай из самовара со свежеиспеченными блинами, сидя в обычном деревянном строении, которое освещали энергосберегающие лампы, а рабочие ставили свои телефоны на беспроводную зарядку, кладя их на простой деревянный стол, к которому незаметно тянулись провода из стены. Во время нашего обеда, механик обходил технику с планшетным компьютером в руках, подключаясь к каждому трактору и грузовику и снимая диагностику систем».


- Подлетаем к городу, - проинформировал Антон, выводя сидящего напротив журналиста из размышлений.


Андрей снова прильнул к окну, пытаясь разглядеть как можно больше с высоты птичьего полета. Город не окружала стена, как любили рассказывать многие, несмотря на то, что в сети было полно фотографий, на которых было видно, что никакого забора нет. Однако, граница между Самсити и его окрестностью просматривалась очень хорошо. Кольцевая автодорога, продублированная монорельсом, окружала стоявшие вдалеке здания. Между ней и ближайшими постройками, относящимися к сельскохозяйственным угодьям, было несколько километров абсолютно пустой местности. То ли город планировали расширять, то ли это было специальной зоной отчуждения, Пожарский понять не мог. Дороги, известные по всей России, своей прочностью и долговечностью стягивались к Самсити со всех сторон, словно артерии. По ним бесконечным потоком неслись электромобили, грузовики и автобусы, под управлением автопилотов. Сельскохозяйственная техника оставалась в полях. Входя в город, дороги превращались в проспекты и улицы, пересекавшиеся под углом в девяносто градусов. Пробки, ставшие бичом почти всех населенных пунктов страны, а не только крупных, как было раньше, практически отсутствовали. Самые современные развязки, подземные и надземные переходы, грамотное распределение элементов инфраструктуры способствовали этому. Но главную роль играл небольшой центр управления движением. Десяток человек с помощью бесчисленного количества камер и системы предотвращения заторов, умудрялись поддерживать эти сосуды в чистоте, не допуская закупорок.


Андрей смотрел вниз, восхищаясь грамотным расположением административных и торговых сооружений внутри жилых кварталов. Самсити был огромен даже по московским меркам, за то он не был тесным. Постройки были разбавлены парками, игровыми площадками и культурными достопримечательностями. Пожарский ждал, что вертолет приземлится в самом центре города – в главной резиденции Самсонова, но они продолжили полет, снова пересекая границу Самсити и удаляясь в область. Взору выпускника журфака открылись небольшие города-сателлиты, отсутствовавшие со стороны Хабаровска. Такие же районы, над которыми он пролетал несколько минут назад, только стоящие отдельно, со своими школами, маленькими поликлиниками, набольшими магазинами и парками. За пределами этих районов находились заводы, фабрики и другие производства – место работы жителей ближайших городов-сателлитов.


Пролетев еще немного, Пожарский увидел дорогие сердцу каждого городского жителя дачные участки. В этих постройках не было однообразия, каждый строился на свой вкус и кошелек. Вертолет завис над большой огороженной территорией и начал снижение. Сундуков как будто спал с открытыми глазами, сидя с идеально ровной осанкой и глядя прямо перед собой невидящим взором. Андрею на миг показалось, что напротив не живой человек, а робот, выполнивший свою функцию и отключившийся для экономии энергии. Но как только вертолет коснулся земли, глава службы безопасности перевел на него тяжелый взгляд серых не моргающих глаз и сказал неожиданно добродушно:


- Сейчас устроим тебя, отдохнешь с дороги, поешь, а через два часа встреча с Михаилом Васильевичем.


- Да, я и сейчас готов, - улыбнулся Пожарский, - если у Самсонова есть время.


- Человек столько часов в дороге, а мы его с корабля на бал? Как-то это не очень гостеприимно, согласись. Хочешь в баню? Сейчас быстро организуем…


- Не люблю, спасибо. А вот просто душ принять, и, правда, не отказался бы, - Антон обвел взглядом строения, разнесенные по участку. Все они были выполнены из оцилиндрованного бревна и максимум имели два этажа, напоминая скорее деревню викингов, чем усадьбу миллиардера. А главное здание, размещенное в центре, должно было принадлежать какому-нибудь великому ярлу. – Найдется у вас душ в этих избушках?


- И душ и ванна и бассейн, если хорошо поискать, - хохотнул Антон, провожая журналиста к домику для гостей. Заходить он не стал, а просто распахнул перед молодым человеком дверь: - Все это в твоем распоряжении. Через час принесут еду, ты как к мясу относишься?


- Нормально, - усмехнулся Антон. – Даже очень положительно.


- Тогда час мы тебя не беспокоим, а потом жди шашлык, - Сундуков хлопнул гостя по плечу, развернулся и пошел по своим делам.


Традиции и высокие технологии были объединены и в этой избе. Дерево и металл представляли собой интересный симбиоз для жителя каменных джунглей. Приняв душ, Антон решил побриться. Несмотря на то, что он сделал это прямо перед вылетом, высокая аудиенция требовала максимум приготовлений. Когда принесли обед, Пожарский понял, что шашлык – это лишь малая часть, входящая в состав блюд. Борщ со свежим, только испеченным, хлебом, соленья, вареная картошка, посыпанная свежим укропом, на которой таял приличный шмат сливочного масла, шашлык свиной и куриный, стейк говяжий, и несколько видов соленой рыбы. Когда Андрей, сидя за полностью заставленным столом, разделался с борщом и взялся за шашлык, уделяя немалое внимание картошке – такое простое и вкусное блюдо, а он даже не мог вспомнить, когда ел его в последний раз – принесли блины с красной икрой, сметаной и несколькими видами варенья. Это был первый раз в его жизни, когда он пожалел, что у него нет черной дыры в желудке, как у персонажа какого-то очень старого фильма.


Наевшись от пуза, Пожарский с головой погрузился в подготовку к интервью. Он не заметил, как быстро пронеслось отведенное ему время, и в дверь постучали. На пороге стоял Антон, жестом приглашая следовать за ним.


- А можно взять диктофон?


- Бери все, что нужно, - махнул рукой Сундуков.


Пожарский схватил блокнот с записями, ручку, снял телефон с зарядки, убедившись, что тот показывает сто процентов и, положив в карман, последовал за главой охраны Самсонова. Антон предложил прогуляться по территории перед аудиенцией и журналист с радостью согласился, чувствуя тяжесть после сытного обеда.


Удивительно, но охраны на участке практически не было. Двое вооруженных людей у ворот и больше никого, если не считать Сундукова и пилота вертолета, мило общавшегося с девушкой, приносившей Пожарскому обед. Даже у отца Андрея, который считался крупным бизнесменом, но не был четой Самсонову, было больше телохранителей, не говоря уже об охране загородного дома. Он спросил об этом у Антона, и тот равнодушно пожал плечами:


- А кого здесь бояться? Никто в Самсити Михаилу Васильевичу зла не желает. Системы наблюдения работают, так что незаметно не подберешься, а группа быстрого реагирования всегда наготове. Не здесь же им глаза мозолить? Вдруг война, а они уставшие. Да, и я почти всегда рядом.


- Со всем уважением, но что ты один сделаешь?


- Вот, почему фразы показывающее неуважение, начинаются словами «со всем уважением?» - обиделся Сундуков. – Ты хоть про одно покушение на Самсонова слышал? Нет. А он их много пережил. В основном во времена моего отца еще, но тогда у нас вообще, ни хрена не было почти. А сейчас со всеми системами безопасности, ему вообще бояться нечего. По крайней мере, здесь. Ему больше девяноста лет, в данный момент все затаились и ждут, пока он сам кони двинет, но у него и на этот случай есть план.


- Я не хотел тебя обидеть. Просто сейчас такое время: бахнут ракетой из космоса и все.


- Тогда какой смысл в охране? Только побольше народу с собой на тот свет забрать, как фараон.


Андрей рассмеялся, соглашаясь с неоспоримой логикой телохранителя. Чутье подсказало ему возможность использовать этот разговор в своих целях, он не удержался и попробовал:


- А что у Михаила Васильевича за план на случай смерти?


Антон остановился, посмотрел гостю в глаза своим пугающим взглядом, заставив молодого человека пожалеть о том, что послушал чутье, и ответил:


- А вот как раз это ты сегодня и узнаешь, - он несильно, но чувствительно ткнул собеседника пальцем в грудь, в подтверждение собственных слов и добавил, меняя направление движения: - Пойдем в дом.


Последовав за Сундуковым, Андрей вошел в центральное строение – двухэтажный деревянный дворец. На входе он встретил еще одного сотрудника службы безопасности, который проводил их равнодушным взглядом, при этом крепко сжимая готовый к бою автомат. Антон провел их через коридоры и залы, делая резкие повороты и заставляя журналиста сбиться с маршрута. Сам бы гость уже не выбрался из дома Самсонова или потратил бы на это несколько часов. Наконец они вошли в просторную комнату, дверь в которую не отличалась от остальных. Это был кабинет самого главного человека во всем княжестве. Убранство зала оказалось проще, чем Пожарский мог себе представить: простая деревянная мебель, несколько мониторов, с помощью которых хозяин кабинета наблюдал за своим бизнесом, вели непрерывную трансляцию торгов на всевозможных биржах, сыпали отчетами о состоянии дел в том или ином подразделении княжества. Сколько людей без сожаления отдали бы свои конечности, чтобы завладеть содержимым маленькой коробочки, примостившейся на углу стола, хранившей всю статистику о ходе дел на предприятиях Самсонова? В комнате царил полумрак, несмотря на то, что день был в самом разгаре, окна были занавешены и пропускали только часть солнечного света.


«Чертов вампир!» - подумал Андрей, оценивая окружающую обстановку.


Услышав, что кто-то пришел, появился и хозяин кабинета. Он вышел из открытой двустворчатой двери слева. Как догадался Пожарский, это была спальня Самсонова, который почти объединил ее с рабочей зоной, чтобы держать руку на пульсе в любое время дня и ночи. Старик медленно двигался, постепенно приближаясь к удобному мягкому креслу, стоящему посреди кабинета. Оно было повернуто в сторону входа и предназначалось для встречи с гостями. Казалось, что каждый шаг этого худого, почти лысого мужчины, давался ему с трудом. Андрей был поражен, как сильно образ властного мужчины, наводящего ужас на всех врагов, который он видел в записи месячной давности, когда миллиардер открывал очередной корпус медицинского центра Самсити, отличался от полумертвого доходяги, который предстал перед ним сейчас. Он едва сдерживался, чтобы не кинуться помогать хозяину кабинета дойти до точки назначения, подхватив под руку. Но Антон не двигался, а значит, знал, что шеф этого не любит или отдавал уважение стойкости старика, готового действовать самостоятельно, пока у него остались хоть какие-то остатки сил.


Только сейчас журналист обратил внимание на что-то мигавшее в углу. Сначала он подумал, что это шкаф, накрытый зачем-то простынями, но сейчас догадался, что в углу кабинета располагается медицинское оборудование, поддерживающее жизнь в стариковском теле. Возможно, эта машина чистит кровь хозяина кабинета или переливает донорскую, даруя Самсонову несколько часов здоровья, чтобы показаться своим «подданным», а главное, врагам. Лоб Пожарского покрылся испариной, ему стало стыдно за свое сравнение старика с вампиром. Оно хоть и было остроумным, но оказалось неуместным. Перед гостем Михаил Васильевич не притворялся, строя из себя все еще готового к бою хищника… или наоборот? В любом случае, Антон решил, что предстоящий разговор покажет какого состояние Акелы, который раньше никогда не промахивался.


Самсонов занял свое место, взял с маленького столика, стоявшего вплотную к креслу, стакан с водой и сделал несколько больших глотков. Вернув стакан на место, он взял маленький пузырек, который Андрей сначала не заметил, и, сняв колпачок, отправил в рот пару капель таинственного лекарства из пипетки, закрепленной на нем.


- Хреново, когда мозги еще в порядке, а тело предает, - неожиданно бодро произнес старик. – С другой стороны, это лучше, чем когда наоборот: здоровый мужик и превращается в дебила. Ну, тут уж пусть каждый решает для себя сам, - Самсонов покрутил губами из стороны в сторону и сглотнул. – Добро пожаловать, Эндрю! Я в восторге от твоих рассказов! – он широко улыбнулся и продолжил: - Там некоторые пишут, что ты показываешь в людях самое темное, но я не согласен. Думаю, что ты пытаешься показать их целеустремленность и способность сделать выбор на пути к счастью и своей мечте, а для этого порой приходится, выражаясь политкорректно, принимать непопулярные решения.


- Спасибо за высокую оценку моего творчества, - улыбнулся в ответ Андрей, - но я просто рассказываю истории, пришедшие в мою голову. Хочу поблагодарить вас, Михаил Васильевич, за приглашение и за доверие мне, как журналисту.


- Зови меня дядя Миша. Меня все знают, все уважают, и все так зовут здесь, - Самсонов крякнул и продолжил, обращаясь к Сундукову, не дождавшись ответа от гостя, который не знал, как реагировать: - Вот, что за молодежь пошла: классики, можно сказать, не знают.


- У них еще есть время. Много времени, - ответил Антон. Он снял пиджак, обнажая кобуру с пистолетом,и сел на барный табурет, стоявший у стены, облокотившись на такой же высокий столик.


Старик протянул руку и даже немного привстал, уперевшись второй в подлокотник. Андрей сделал несколько шагов вперед и ответил на рукопожатие.


Продолжение следует.


Традиционно OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.

Показать полностью
690

Сюрпризы дальнейшей эволюции.

Разговор на тему дальнейшей эволюции человека с доцентом кафедры антропологии биологического факультета МГУ Станиславом Дробышевским.
Сюрпризы дальнейшей эволюции. Разговор на тему дальнейшей эволюции человека с доцентом кафедры антропологии биологического факультета МГУ Станиславом Дробышевским.
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: