470

Госпитальные будни 4

Продолжение Госпитальные будни 3

Госпитальные будни 3


Госпитальные будни 4

Травматология

Между операциями под общим наркозом должно пройти некоторое время. Я не знаю, сколько именно. Но явно не три месяца прошло, думаю, недели три, может четыре… Можно конечно найти эпикриз, но лень. Да и не сильно это важно.

Я стал привыкать к постоянной боли, приспособился спать, не держа ногу в руках – подставлял под икру свёрнутое одеяло, выпрошенное у сестер.

Уже бодро передвигался на костылях по «взлётке» коридора, даже один раз занял почётное третье место в соревнованиях по бегу на костылях. Правда, после этого сильно болели подмышки… Ведь бег на костылях, он такой. Кто не знает: отталкиваешься здоровой ногой, и посылаешь тело вперед, выбрасывая костыли, и весь удар приходится на подмышки, опять отталкиваешься, и по новой. При наборе определённой скорости начинаешь махать костылями, как крыльями, инерция несёт тело вперед, и удары через костыли слабее передаются на подмышки. Весело было. Особенно, если кто-то падал.

Пока не забыл… 16 или 17 августа приезжали женщины с комитета солдатских матерей. Я ещё в хирургии лежал. Спрашивали, что могут для меня сделать. Я попросил отправить маме телеграмму(кто не знает что такое телеграмма, иди в гугл, ты слишком молод)… У неё 15 августа было день рожденья. Текст телеграммы был такой: «Мама, поздравляю тебя с днем рожденья, у меня всё хорошо.» Что самое удивительное, оно так и дошло. Никто из них не прибавил, что я в госпитале.

(Пока не забыл 2 – ни одно (из десятка) письмо из Чечни не дошло до адресата.)

И тут приехала мама. Коллективный деревенский сбор проанализировал текст телеграммы, и было вынесено решение. Раз я в Краснодаре, значит, был в Чечне, меня ранило, и теперь я в госпитале. Не скажу, что сильно логично, но верно ведь?)))

Мама сняла у какой-то старушки комнату, и в течение недели закармливала всю палату, пока не кончились деньги… Запомнился один момент)))

Мыться мне было нельзя, влажных салфеток тогда в России на тот момент не существовало, потому мама взяла спиртовой огуречный лосьон, платок, и со словами, как ты загорел, сынок, провела по моему лицу…

-Нет, ты не загорелый, ты грязный!

-Ма, да я каждый день умываюсь, с мылом! -Возмутился я.

-Смотри! –мне под нос сунули белый платок с черным пятном. –Это что?

- Это копоть. –с нами лежал контрактник Лёха. Четырнадцать месяцев отвоевал. Потом решил из патрона МДЗ сделать авторучку на память. Вытащил пулю, зажал её в тиски (в ремроте) сточил напильником носик, и гвоздиком попытался проковырять дырочку под кончик стержня. Итог – минус четыре пальца на правой руке. –Копоть от дизеля въедается, фиг отмоешься. А он на броне сколько катался.

А ведь верно, выхлопная решётка на БМП спереди, дыма глотали немерянно…

Всё хорошее быстро проходит… Мама уехала домой.

***

Привезли новенького в палату - аппараты Елизарова на обеих ногах. Подвешенные к стойкам. Всю ночь орал, спать не давал. Наутро мама к нему приехала. И началось…

- Ты чего мне привезла, старая, я это не ем! (пельмени млять!) Сигареты не те купила, ты чего, долбанулась? Ты вообще, башкой своей думаешь? Ты нахрена им (нам) продукты даешь?

И тд и тп.

Сказать, что мы были в шоке, это не соответствовало ситуации. Мы просто были в охренении. Мама для срочников –это икона. Никто в здравом уме такого маме не то что не скажет, даже не напишет…

Я поковылял в сестринскую.

-Анют, привет. –улыбчивая девочка лет двадцати пяти. Мы с ней нашли общий язык, и частенько я у ней зависал вечерами, мы пили кофе и болтали. Нет, любители клубнички, мы просто болтали. –Ты не знаешь, кого нам подселили?

-Мажорика. –сразу ответила она. –Местный, Краснодарский. Мама пристроила по знакомству в городе служить. Он в самоходе с другом на моцике катался, и разбились.

-Понял…- я собрался уходить, обдумывая планы воспитания данного индивидуума.

-Погоди, померь мне давление, что то голова болит. –она сняла с головы косынку, и засучила рукав халата. А мне что, я умею. 90\60.

- Давай кофеинчику мне кольни. –снарядила шприц, придирчиво выбрала иглу. Скинула с плеча халат. Я сглотнул слюну, и дрожащими руками протёр место укола ваткой, что она сунула мне в руки. Лямка бюстгальтера, белокурый витой локон, спускавшийся по маленькому розовому ушку вниз, на спину. Белая гладкая кожа… Стоп, стоп! Я взял себя в руки, раздвинул себе пальцы на правой руке, вставил в них шприц. Ввел подкожно кубик кофеина.

- Анют, ну тебя нафиг, с твоими приколами! – увидел её хитрую улыбку. – Нафиг! В следующий раз через одежду вколю!

Поковылял к себе, в палату. А там уже вовсю шла воспитательная работа.

-Слышь, пацан, -гаечный ключик в руке Лехи выстукивал какой-то военный марш по кольцам аппарата Елизарова,- ты как с матерью базаришь?

-Как хочу, так базарю, моя мать! –огрызался тот. Зря он это. –Не стучи, ****!

Я сел к нему на кровать, взял металлическую армейскую кружку с тумбочки.

-Нет, душок, ты ошибаешься. –я стукнул по аппарату Елизарова донышком так, что звон пошёл. –Мы мам чтим. Даже чужих. Даже тех, у кого, такие как ты, сволочь, сыновья. А ты нам доставляешь моральные страдания. Своим неподобающим отношением.

В общем, всей палатой взялись за его воспитание. Даже кружку повесили на дужку его кровати. Идёшь в туалет –бааммм. И говоришь обязательно -Маму нужно любить. На маму нельзя кричать. Маму нужно любить.

Через пару дней пришла его мама. Ведь совсем другой человек стал! Понял, видать, что мама у него одна! Всё скушал, что мама ему принесла. Мамочкой называл. Даже прощенья попросил, что в прошлый раз нагрубил. Ушла его мама счастливая. Видимо, давно он так себя не вёл. Ну и хорошо, мамы должны быть счастливы.

Дубликаты не найдены

+19

Эпизод про маму очень эмоциональный. Любопытно, изменилось ли его отношение к ней после больницы.

раскрыть ветку 2
+9
С вероятностью в 90% - нет. Даже если и изменилсь, то после выписки, по прошествию времени, всё вернулось на круги своя.
раскрыть ветку 1
+4
Скорее, наоборот. После выписки всю злость за воспитательные меры на матери и сорвал. Такие не меняются.
+26

Ясен пень, что "телеграмма" - это сообщение в Telegram!

+4
Братан, сам был там неоднократно (95-96). Две контузии и лёгкое ранение. Уже 25 лет не чувствую запахов. Совсем никаких. Но, мне повезло - жизнь без запахов и вкусов это не без руки или ноги...
+6

Обязательно продолжай!

+2

...при советах ежели в самоходе травмировался, то могли за уши членовредительство притянуть. Со всеми вытекающими. А "мажорчики", вообще, не служили.

Когда я сам валялся в госпитале, то к нам кинули парнишку из "бригады Язова" (в/ч 61899). С собой у товарища был сухпай (наверное на несколько суток), даже сгущенка в тюбике примернл на поллитра... и он это дело по ночам под одеялом (реально) втихаря жрал. Мы как-то сговорились и устроили ему бенефис: пока он под одеялом с головой чем-то там хрустел-шуршал, включили в палате свет, сели на кроватях и уставились на него. Чувак реально минуты две чего-то там жевал, а когда вынырнул на свет божий, то оказался весьма сконфужен. Мы стали вполголоса ржать, но тут вошла дежурная с поста, и, малость вломив нам словесных трендюлей, погасила освещение. Всё равно полночи ещё ржали. К герою приклеились клички Хомяк, Хозя и Фунтик. Хоть он, вроде, исправился...

+4
Низкий поклон вам, ребята, за то, что парня воспитали. Жду продолжения! Интересно!
раскрыть ветку 1
+11
Он увечный на башку, его не перевоспитаешь. Попритворятся немного.
+1

Пуля может рвануть раз он пальцев лешился? Я думала там внутри просто порох, а он взрывается только если поджечь.

раскрыть ветку 1
-1
Мдз. Разрывная пуля.
+1
Завтра ждём продолжение. Спасибо.
+1
Очень легко читается. Спасибо
0
Продолжай писать, братишка, мы тут все у ожидании. Лишний раз конечно не хочется вспоминать все это дерьмо, но и память не отключишь
Похожие посты
151

Советский Снайпер с Противотанковым Ружьём- ПОДВИГ ГЕРОЯ СССР ИЛЬИ КАПЛУНОВА

История подвига советского солдата, Героя СССР, Каплунова Ильи Макаровича. Сумевшего в одном бою подбить девять немецких танков из противотанкового ружья. Будучи тяжелораненым позицию не оставил, оружия не бросил и остановил продвижение немцев...

562

Нефтяная политика нацистской Германии

Автор: Eric Lora.


В ходе Второй мировой Германия испытывала постоянные проблемы в связи с дефицитом топлива. Военный конфликт в век моторов без топлива для них - очевидное самоубийство. Тем не менее, стремление к реваншу затмило всякое здравомыслие нацистского руководства. В этой статье мы разберем, на какие авантюры шли немцы для заполучения столь желанной нефти.


Паровые машины XIX века сменили двигатели внутреннего сгорания, которые потребляют нефтепродукты. Вслед за этим появляются новейшие виды вооружений — самолеты, стремительно развивающиеся танковые и транспортные войска. Они становятся главными потребителями горючего. XX век заключает собой век моторов. Каждое десятилетие добыча черного золота возрастала как минимум в два раза. Это сформировало две категории стран — импортеры и экспортеры нефти.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Емкости для топлива вермахта


По итогам Первой мировой Германия потеряла все свои колонии, а потому не могла относиться к экспортёрам. Кроме того, немцы были вынуждены отказаться от крупных нефтяных концессий в Турции и Румынии, а их часть акций в «ИПК» (Iraq Petroleum Company) была передана Франции. Эти обстоятельства создали необходимость поиска решения сложившейся ситуации.


Первостепенной задачей нацистов являлась поддержка отечественных проектов по поиску и добыче горючего топлива внутри самой Германии. Основные месторождения находились в Тюрингии, Шлезвиг-Гольштейне и Ганновере, но результат не оправдал своих вложений. Ведь объем производимой нефти был ничтожно мал.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Благодаря появлению более совершенных технологий с 80-х годов прошлого века в нефтяном поле Шлезвиг-Гольштейна ежегодно добывается около 2 миллионов тонн нефти


Так как первая попытка не увенчалась успехом, немцы предприняли отчаянный шаг: участвовали в заведомо неудачной кампании “British Oil Development”. Как и следовало ожидать, кампания потерпела крах из-за постоянного давления со стороны американо-британских компаний. Причина проста: они не могли позволить себе суверенность Германии в сфере нефти и газа потому, что это было отличным способом прессинга на НСДАП.


Тщетность предыдущих попыток заставила немецкое руководство задуматься о переходе к автаркии (самообеспечению). С апреля по сентябрь 1936 бюрократическим аппаратом нацистов был разработан «Четырёхлетний план» — план развития в условиях автаркии и перевода германской экономики на военные рельсы. В том же году его официально представили на Нюрнбергском съезде НСДАП. Герман Геринг возглавил новообразованное управление по четырёхлетнему плану, в него вошло значительное число прусских чиновников. Они осознавали, что план является лишь временной мерой — синтетическое производство требовало колоссальных затрат, которые в долгосрочной перспективе экономика Третьего рейха позволить себе не могла.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Завод по производству синтетического топлива в Лойне (неподалеку от Лейпцига)


«Если нам не удастся в кратчайший срок превратить наши вооруженные силы в самую сильную армию в мире, то Германия погибнет» — Гитлер в меморандуме о «Четырехлетнем плане».


Первые два года велось широкое планирование во всех областях, связанных с промышленными ресурсами. С момента аннексии Австрии и вторжения в Польшу — разработка синтетической базы, производство легких металлов и материалов для армии. В последующем проблему снабжения разрешали помощь союзников и молниеносная оккупация большей части Европы.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Заседание проходило в этом помещении. Оно также известно как меморандум Хоссбаха.


В ноябре 1937 года на длительном совещании высших чинов рейха Гитлер охарактеризовал складывающееся международное положение и поведал о своих будущих планах, при этом подчеркнув, что ни политика автаркии, ни квоты в международной торговле не удовлетворят потребностей Германии. В конце заседания фюрер ясно обозначил цель — овладеть чужими месторождениями.


Оккупация Чехословакии оказала огромное влияние на сроки начала войны. Так, менее чем за год только заводы чешской «Шкоды» произвели такое же количество военной продукции, сколько и вся британская военная промышленность за аналогичный период.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Немецкий истребитель танков «Хетцер», захваченный союзниками на заводе фирмы «Шкода» в Пльзене, Чехословакия. Май 1945.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Советские военнослужащие осматривают захваченную в районе Красного Села немецкую повозку лафета 240-мм пушки производства фирмы «Шкода». Январь 1944.


В мае 1939 года генерал Томас (глава экономического управления вооруженными силами Германии) представил доклад, в котором было отмечено, что в вопросах вооружения рейх опережает западные державы как минимум на 2 года. Тем не менее, основная проблема — нехватка горючего, все ещё стояла поперёк горла.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Генерал вермахта Георг Томас встречает министра иностранных дел СССР Молотова в отеле «Кайзерхоф». На этой встрече обсуждалась возможность присоединения Советского Союза к Оси. Берлин, 13 ноября 1940.


Попробуем разобраться в том, как Германия оставалась доминирующей силой Европы в условиях тотального дефицита горючего:


1) Аннексия (Австрия, Судеты)

2) Военный союз (Словакия)

3) Протекторатство (Богемия и Моравия)

4) Соглашения с союзными странами, предусматривающие обеспечение рейха нефтепродуктами. Наиболее важным являлось заключение подобного соглашения с Румынией, однако на момент начала войны в ней были сильны позиции западного капитала — Франции, Англии, Нидерландов.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

(в тысячах тонн) Как можно заметить по первому столбцу, импорт топлива ожидаемо падает, но в противовес ему растёт синтетическое производство. В период с 1941 по 1943 годы почти вся импортируемая Германией нефть являлась венгерской или румынской. Польская кампания (1939) не принесла немцам топлива (четвёртая графа), в отличие от французской (1940) и советской (1941) кампаний. Они добавили в топливные активы Третьего рейха 745 тыс. тонн и 112 тыс. тонн топлива соответственно. После оккупации Италии в сентябре 1943 немцы заполучили их нефть — около 140 тыс. тонн.


Так или иначе, немцы продолжали выказывать свои притязания к месторождениям на Ближнем Востоке — как раз в это время на Аравийском полуострове обнаружили огромные залежи нефти, что вызвало обильный поток желающих заполучить там свои концессии. Особенно это было интересно Японии, Италии и Германии, что логично — у них не было нефтяных месторождений. В 1937 году на фоне англо-американских противоречий в регионе они сблизились с Саудовской Аравией. Однако, очередное вмешательство британцев разрушило немецкие планы.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Первая частная нефтяная скважина в Саудовской Аравии. Даммамское месторождение, вышка №7, март 1938.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Нефтяная скважина в Саудовской Аравии. 1938.


К 1939 году гигантские военные расходы Германии поставили её перед выбором — финансовая катастрофа, которая, очевидно, приведёт к ослаблению, а быть может и вовсе к падению нацистского режима, или же вступление в войну. Нацисты предпочли второй вариант.


Благодаря завоеванию Польши, Дании и Норвегии германская военная экономика существенно пополнила свою ресурсную базу. Этому также помогла образовавшаяся на Западном фронте пауза, прозванная Странной войной. В ходе этой 8-месячной паузы немцы сумели поглотить Польшу, перебросить войска на Запад и заключить новые соглашения, обеспечив себя румынской нефтью и шведской рудой. Бездействие союзников привело также к тому, что немцы в этот период израсходовали лишь малую часть своего топлива.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Немцы закрепляют репродуктор на границе с Францией для психологического воздействия на врага. Период «Странной войны».


Удача часто благоволила рейху. Так, например, незадолго до аншлюса в Австрии нашли нефть. После разгрома Польши был заключен нефтяной договор с Румынией, по которому Германия должна была ежемесячно получать 130 тыс. тонн нефти. Но, из-за влияния короля Кароля II, который придерживался британской ориентации, обязательства румынской стороны не выполнялись в полной мере. Фашистский переворот во главе с прогермански настроенным Антонеску меняет ситуацию. Вскоре британские эксперты были вынуждены покинуть Румынию.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Антонеску и Гитлер выходят из Фюрербау. Мюнхен, 10 июня 1941.


Быстрые и сокрушительные удары положительно повлияли на ситуацию с топливом. Трофейное горючее значительно превосходило израсходованное. Захваченные страны не успели вывести объекты нефтедобычи из строя. Склады с запасами горючего, запчастей и прочими прелестями также оказались нетронутыми и достались захватчику.


Проделанные успехи, очевидно, оказали влияние на форсирование многих процессов, в том числе и нападение на Советский Союз. Согласно «Барбароссе», конечной целью вермахта являлся выход к линии «Астрахань-Архангельск». Быстрая оккупация Украины и занятие Донецкого бассейна было важно для скорейшего выхода на Кавказ и его нефть. Задача эта была возложена на группу армий «Юг». Завязавшаяся под Киевом битва вызвала затруднения с дальнейшим продвижением. Скорее всего, именно по этой причине в августе 1941 Гитлер остановил наступление на Москву, и танки Гудериана повернули на юго-восток. Это подчёркивает жизненную важность ресурсов Украины и Кавказа для проведения дальнейших наступательных операций.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Карта ресурсов СССР на 1941 год


Директива №32 от 11 июня 1941 года «Подготовка к периоду после завершения «Барбароссы» стала основополагающим документом для действий немецкой армии после нанесения поражения СССР. Победное завершение кампании на Востоке сделало бы Германию доминирующей силой в Европе. Следующим шагом немецкой экспансии стало бы вытеснение британцев из их колониальных владений. Помощь в этом должны были оказать Испания и Вишистская Франция. Для достижения поставленных целей немцы собирались предпринять концентрическое наступление из Болгарии через Турцию и из Ливии через Египет. В случае необходимости — из Закавказья через Иран, тем самым охватив британские силы с двух или более сторон.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Первоначальный успех советской кампании породил уверенность нацистов в скоротечной победе и взятии Кавказа уже осенью 1941. Потому летом Геринг подписал план «Ольденбург» — овладение и поставка на службу Третьему рейху ресурсов из оккупированных территорий, в особенности продовольствие и нефть. Для этого были созданы специальные команды, занимавшиеся эксплуатацией нефтяных залежей в Эстонии, Украине и Галиции. В своем дневнике Геринг писал:


«На Востоке я намерен грабить, и грабить эффективно. Всё, что может быть пригодно для немцев на Востоке, должно быть молниеносно извлечено и доставлено в Германию. Использование подлежащих оккупации областей должно производиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании».

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Хранящийся в Бундесархиве план «Ольденбург»


В октябре стало ясно, что наступление затягивается. Немецкое командование начало обсуждение оперативных задач. В результате него было принято решение отрезать Баку и лишить советов снабжения кавказской нефтью.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Бакинский нефтяной фонтан


Поражение в Битве за Москву и дальнейшее отступление привели к существенной потере материальной и боевой части. Немцы начинают терять контроль над ситуацией. Усиливается проблема нехватки топлива, появляются затруднения с его транспортировкой. Война на Востоке, словно болото затягивало ресурсную базу германской военной экономики.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

Карикатура: Призрак Наполеона отступающему Гитлеру: “Ну, я хотя бы сначала взял Москву”


Зимой командование разработало дальнейшую стратегию, планируя закончить войну до конца 1942 года путем взятия Сталинграда, захвата и последующей эксплуатации нефтяных залежей в Майкопе, Грозном и Баку. В ходе длительного наступления, 9 августа, был взят Майкоп, а за ним пали Краснодар и Моздок. Однако все буровые установки были заблаговременно ликвидированы. Отсутствие времени и средств на их восстановление вместе с сокрушительным поражением под Сталинградом похоронили все немецкие надежды на завоевание кавказской нефти.

Нефтяная политика нацистской Германии Cat_cat, История, Германия, Война, Великая Отечественная война, Нефть, Длиннопост

В дальнейшем немцы существенно увеличат объёмы производства синтетического топлива, что все равно не сможет компенсировать тотальный дефицит горючего. Главная экономическая цель советской кампании была провалена, и это в значительной мере предопределило последующий крах нацистской Германии.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_166479

Автор: Eric Lora.

Личный хештег автора в ВК - #Lora@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 17
53

Алексей "Гюрза"  Ефентьев - Чечня: Поучительные воспоминания

Очередным видео порадовал канал Александра Сладкова. Одна легенда приехала в гости к другой + знаменитое архивное видео

180

«Любой офицер, идущий в бой без меча, вооружён неправильно»

Автор: Дмитрий Мельничук.


Если исходить из старой цитаты «тяжёлое времена порождают сильных людей», то мне лично неизвестно, ЧТО породило эту горячую голову. Встречайте – Безумный (здесь это слово почти что титул, наравне с Сэр ) Джек Черчилль, живое знамя чести и достоинства британского офицера, но еще и долбанутости, пожалуй.


Начиналось все довольно неплохо, родившись в Гонконге и после отучившись в колледже короля Вильгельма, он довольно скоро понял, что ему скучно, поэтому решил пойти по военной стезе. В результате чего оказался в Бирме, в Манчестерском полку. До отправки в дальние края ему пришла в голову идея сняться в кино, что он и сделал, сыграв маленькую роль в фильме "Багдадский вор".


На дальних берегах Джек главный образом доводил до сумасшествия вышестоящее начальство и не расставался с мотоциклом. После того, как недоведенных командиров не осталось, он уволился в запас и занялся было мирным делом, редактируя статьи в газете.


Неизвестно, насколько это ему нравилось, но тут, к несчастью для будущих противников нашего храбреца, началась Вторая Мировая Война. Недолго думая, Черчилль вместе со своим полком отправляется во Францию, где решает, что английские лучники заслуживают реванша на этих землях. Видимо, поэтому убивает противника из лука, дав сигнал к нападению из засады на немецкий патруль. Увы, Черчилль был в единственном экземпляре и поэтому союзникам пришлось спешно отступать.

«Любой офицер, идущий в бой без меча, вооружён неправильно» Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Но бравый вояка не отчаялся, где-то узнал, что организовывается новое подразделение со звучным названием «коммандос» и тут же записался в него. Как потом говорил, чисто из-за названия. Понятное дело, что Рембо еще не существовало, поэтому примера для подражания в плане офигительной крутости у старины Джека не было, так что он решил сам стать таковым. Иначе последующее объяснить сложно.


Для начала он решил дать пару концертов немецким военнослужащим в Норвегии, где, не дождавшись аплодисментов после игры на волынке, решил угостить противников гранатами. При этом, вместо сцены у Черчилля в распоряжении была только палуба десантного бота и делал он все это непосредственно при высадке. Командование решило, что его чарующая музыка способствовала успеху и от греха подальше наградила его Военным крестом, дабы он не проделал столь взрывное выступление с ними.


Гастроли продолжились. Вот Джек смело высаживается на Сицилии, в Катании. После этого, по привычке захватив с собой лук, палаш, волынку, как полагается любому английскому джентльмену, он решает, что ему не достает слушателей. И по этой причине в одиночку берет в плен сорок два человека. Решив, что задаром кормить их в лагере будет непозволительной роскошью, он еще и нагружает их минометами и прочими полезными мелочами. Командование опять было несколько шокировано поведением безумца, поэтому снова решило задобрить его орденом «За выдающиеся заслуги».

«Любой офицер, идущий в бой без меча, вооружён неправильно» Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

А вот в Югославии, где он занимался организацией местных партизанских отрядов, кое-что пошло не по плану - его отряд попал под минометный обстрел. Не теряя бодрости духа Черчилль сыграл мелодию «Неужели вы уже не вернётесь», после чего потерял сознание, оставшись единственным в живых. В таком состоянии его нашли немцы.


Узнав, что пленный – Черчилль, они решили, что он родственник премьер-министра, а, значит, его нужно допросить на высоком уровне. И решили переправить его в Берлин. Видимо, в полете было холодно, так что бравому Джеку пришла в голову мысль поджечь самолет. Что он и сделал. После чего, свалил все на пилотов, мол, курят.


На месте, все же, разобрались, кто он. Поэтому и отправили куда подальше, в концлагерь Заксенхаузен. Там он решил, что лучше все же оказаться на воле, чем дожидаться, пока война закончится, и сбежал, практически добравшись при этом до Балтийского моря. Был схвачен и позже переведен в Тироль под охрану войск СС. Напряжение нарастало, британские офицеры начали серьезно опасаться за свою жизнь. Поэтому они сказали о своих опасениях немецким офицерам, и те встали на их сторону, при этом отпустив на все четыре стороны. Далее был маршбросок до своих позиций в 150 км.


Но война еще не закончилась, Черчилль рвался на Тихий океан, но как только он достиг Бирмы, оказалось, что американцы доставили японцам два больших подарка. А те так растрогались, что капитулировали. Черчилль бы в бешенстве, заявил, что: «Если бы не эти проклятые янки, мы могли бы воевать ещё 10 лет».


После войны успел отметится в Палестине, где руководил операцией по эвакуации семисот человек из зоны горячей точки, до этого отбивал медицинский конвой.


В мирной жизни вояка устроился неплохо – преподавал науку десантирования, увлекся серфингом в Австралии. Вернувшись, решил продолжить это дело в Англии и стал первым, кто катался по волнам реки Север. Прожил он восемьдесят девять лет, снялся в Айвенго, после чего тихо-мирно ушел на вечный покой и оставил после себя двоих сыновей, тем самым выполнив свой долг еще и в гражданской сфере. Не знаю, садил ли он деревья, но за свою жизнь он повеселился как надо.


P.S. Говорят, что письмо, которое оставил растроганный Черчилль немецкому офицеру, что отпустил его, спасло тому жизнь, но это уже из разряда легенд. А вот все что выше - суровая, но, все же, реальность.

«Любой офицер, идущий в бой без меча, вооружён неправильно» Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_174864

Автор: Дмитрий Мельничук.

Личный хештег автора в ВК - #Мельничук@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 2
236

Режим Вархаммера в древнем Риме

Автор: Владимир Герасименко.


В мире далёкого прошлого есть только война. Да и как ей не быть. Тот, террариум единомышленников, каким была Италия в начале первого тысячелетия до н.э., не мог не привести к иному. Либо ты - либо тебя, иного не дано, особенно если ты маленький, но хочешь обязательно выжить. Возникший довольно поздно на стыке территорий обитания сразу 4 различных народов, Рим с самого начала продуцировал в своих гражданах довольно специфичный набор идей. Народу в Лациуме жило немало, торговля вся была в руках у более развитых греков и этрусков, а потому главной ценностью становилась земля - она кормила и не давала умереть с голоду. Но каждый норовит эту землю отнять у своего слабого соседа, а потому римляне живут с мироощущением осаждённой крепости, где все враги, а кто не враг сейчас, будет обязательно врагом потом. Какой ответ на это дают римляне? Они вводят режим вархаммера. Всё для фронта, все на фронт - римский военный коммунизм позволяет маленькой, но дерзкой общине постоянно воевать с куда более сильными противниками. Рим ведёт ежегодно оборонительные войны - отбивает нападения соседей на свою землю, переходит в контрнаступлние и делает землю врага, а заодно и его население, своим. И так каждый год. Иногда, а точнее часто, в рамках проактивной обороны римляне ходили сами в гости к врагу, но смысл оставался всегда один - мы защищаем СВОЮ землю, а значит война всегда справедливая, наше дело правое, победа будет за нами.

Режим Вархаммера в древнем Риме Cat_cat, История, Рим, Римская империя, Древний Рим, Война, Длиннопост

А потом к римлянам буквально из ниоткуда пришли галлы и жестоко их изнасиловали, уничтожив армию, взяв город и наложив тяжелейшую контрибуцию. Причем римляне реально вообще ничего о галлах не знали, а угроза неизвестная во сто крат страшнее известной. Это нашествие на многие столетия поселит в римлянах страх - "никогда больше" поклянутся они и начнут оборонительно выбивать по одному, а то и пачками, всех своих соперников. Защитить свои земли, обеспечить продовольствием, отодвинуть максимально границы от Рима и не допустить больше ТАКОГО! Кадия не просто стоит, Кадия переходит в контрнаступление в Око ужаса. Страх - хороший мотиватор. За пару десятилетий Рим выносит некогда могучую Этрурию, в следующие десять лет подчиняет всю центральную Италию, а к концу века выходит на южную оконечность итальянского сапожка - всё в рамках обеспечения обороны римской земли. Юг - это надёжный тыл и продовольственная база, которые должны были снабжать заслон от варваров на севере. Но. Тут интересы Рима вступают в конфликт с недавним союзником - Карфагеном. Пуны влезли в дела Сицилии, а также искали союза с греческими полисами юга Италии, чем нагло вмешивались в область жизненных интересов Рима. Юг Италии и в особенности Сицилия были ключевыми поставщиками зерна, не раз спасали Рим от голода, а потому попытки взять их под контроль римляне воспринимали, как атаку на себя. Война была неизбежной. А вот победа в противостоянии с топ-1 державой Средиземноморья была довольно тяжёлой и во многом неожиданной, но зато Рим получил полный контроль над югом и мог сосредоточиться на галльской проблеме.

Режим Вархаммера в древнем Риме Cat_cat, История, Рим, Римская империя, Древний Рим, Война, Длиннопост

Да вот только была малюсенькая проблема - Карфаген ничего не простил. Ганнибал сын Гамилькара собрал огромную армию из наёмников, ливийцев, иберов, галлов и даже римских союзных племён, поставил на колени Рим и чуть не устроил второе жестокое изнасилование, которого Республика Квиритов уж точно не пережила бы. Но Рим вывез, да так, что после победы Карфаген, как значимая величина, перестал существовать. И вот тут началось неожиданное. Пока обычные римляне радовались, что война закончилась и охреневали от количества добра, что привезли из Карфагена легионы, у нобилитета начало срывать крышу. Кроме того, что Рим внезапно стал колониальной державой, получив немалую часть Испании во владение, так ещё он стал самым сильным бойзом на районе. Перед патрициями был буквально шведский стол, где на выбор были разнообразные средиземноморский деликатесы - бери не хочу. Одна беда: нобили то хорошо понимали зачем оно им - ради денег и славы, а вот квириту-ополченцу это было решительно непонятно. С Карфагеном он воевал, защищая землю Рима, с галлами тоже, а вот что он забыл в Испании или Греции было решительно непонятно. До эпохи Мария было еще 100 лет, а потому в армию всё еще шли из долга перед родиной, а не за наделами земли - каждый прирост территории Рима сулил каждому квириту возможность её получить, но не в Греции же, и уж тем более не в Испании, которые далеко, а землю ещё надо "освободить" от её владельцев.

Режим Вархаммера в древнем Риме Cat_cat, История, Рим, Римская империя, Древний Рим, Война, Длиннопост

И вот в этот момент старая идеологема про оборонительные справедливые войны даёт сбой. Нобили тянут на войну с Македонией, плебс воевать не хочет, но ему подсовывают мысль, что македонцы вообщет с пунами в союзе были, надо их наказать, а то они завтра сами на нас нападут. Народ идёт, но как-то неохотно, римляне подустали от постоянного вархаммера и хотят немного насладится свалившимся на них богатством и процветанием. И тут случаются две закономерные вещи: во-первых римляне победили и невзначай завоевали Грецию, что с их, прокачавшейся в ходе пуники, армией неудивительно, а во-вторых греки их встречают как героев-освободителей. Греки. Те самые за которыми римляне тайком подглядывали и которым пытались подражать. В этот момент у римлян случается натуральная революция сознания - так значит мы герои освободители, защитники цивилизованного мира от варваров-македонцев, мы теперь хранители цивилизации, да чего уж там - там где Рим, там цивилизация. Мысль эта, почерпнутая у самих греков, своей простотой и глубиной сносит римлянам бошки. Да, на её полное осознание потребуются десятилетия, но в сознание народа она вошла уже крепко. Теперь у всего этого вархаммера был высший смысл, Рим оказывается вёл Великий крестовый поход за защиту цивилизации и освобождение от варварства, а боги благословили их на это. Всё, с этого момента последний кирпичик римского имперского проекта был установлен на место. Есть средства, есть мотив эгоистический (нужно больше золота), есть мотив духовный-оправдывающий (мы хранители цивилизации) и есть цель - защитить цивилизованный мир (то есть римский мир), от окружающего варварства (то есть от вообще всех). Теперь Рим было не остановить, ибо амбиции куда опаснее, если они подкреплены святой верой в собственную великую миссию.

Режим Вархаммера в древнем Риме Cat_cat, История, Рим, Римская империя, Древний Рим, Война, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_177007

Автор: Владимир Герасименко (@Woolfen).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_267960839

Личный хештег автора в ВК - #Герасименко@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 3
63

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА

Автор: Евгений Норин.


Участие 62-й гвардейской Молотовской танковой бригады (далее – 62-я гв. тбр) в сражении за западную Украину весной 1944 г. – малоизученная тема. Однако в настоящий момент существует возможность проследить боевой путь 62-й гв. тбр с использованием рассекреченных оперативных документов как самой бригады, так и других соединений. Темой настоящей статьи являются боевые действия 62-й гв. тбр с 21 марта по 8 апреля 1944 г. В этот период бригада действовала в составе 10-го гв. танкового корпуса (далее 10-й гв. тк) при прорыве к г. Каменец-Подольскому, а затем – при противодействии попыткам прорыва немецких войск, окруженных в ходе этой операции.

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

В ходе первого этапа Проскуровско-Черновицкой наступательной операции войска 1-го Украинского фронта вышли на подступы к Тернополю и Проскурову, освободили Жмеринку, и таким образом, заняли охватывающее положение по отношению к 1-й танковой армии вермахта, оборонявшейся фронтом на север и восток от Каменец-Подольского. Целью второго этапа операции стало ее окружение и выход на рубеж государственной границы СССР. В докладе Г. К. Жукова верховному главнокомандующему от 10 марта 1944 года предлагалось, в частности, следующее: «4-я танковая армия наносит удар параллельно 1 ТА из района Волочиска в направлении на Гусятин, Каменец-Подольск и овладевает районом Каменец-Подольск, Хотин» [1, с. 278].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Ближайшую задачу 62-й гв. танковой бригады конкретизировал приказ штаба 10-го гв. тк № 12 от 20 марта. Бригада наступала на юг в направлении м. Гжималув восточнее шоссе Скалат-Гжималув [2, л.д. 225]. Наступление шло в неблагоприятных стартовых условиях. 62-я гв. тбр, по состоянию на 19 марта 1944 года располагавшаяся на южной окраине с. Бела Корчма, имела численность, далекую от штатной: в составе бригады имелось 23 танка Т-34, 40 автомашин, 3 76-мм орудия и 3 82-мм миномета, а также 684 человека личного состава. Еще 7 танков находились в пути, кроме того, 1-й танковый батальон и одна рота моторизованного батальона автоматчиков находились в распоряжении 7-го гв. тк, а 22 танка было потеряно в боях. Бригада была неплохо обеспечена дизельным топливом (1,5 заправки) и боеприпасами (1,5 б/к к танкам и 1,7 – к стрелковому оружию), но имела всего 0,1 заправку бензина [3, л.д. 18]. Таким образом, бригада начинала наступление в ослабленном составе. Отдельной проблемой было обеспечение бригады продовольствием. Из-за весенней распутицы провиант подвозился медленно, и к началу наступления бригада питалась «из местных ресурсов» [4, л.д. 32].


Благоприятствовала успешному наступлению слабость противника. Напротив 10-го гв. тк располагались части 68-й пехотной и 7-й танковой дивизий вермахта. Как указывалось в документах штаба 10-го гв. тк, «Противник вследствие понесенных больших потерь не сможет оказать длительного сопротивления в его главной полосе обороны. Его оборона строится главным образом методом опорных пунктов и узлов сопротивления с использованием населенных пунктов и выгодных естественных рубежей и не является сплошной» [4, л.д. 34].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

7-я танковая дивизия вермахта насчитывала на 20 марта 6 боеготовых средних танков Pz-IV, 5 тяжелых танков «Тигр», 1 командирский танк и 17 противотанковых самоходных артиллерийских установок [5, стр. 183]. 68-я пехотная дивизия была серьезно потрепана в операциях, проведенных советскими войсками перед началом общего наступления. «Боевая численность» её полков, т.е., численность солдат, непосредственно участвующих в боевых действиях, составляла в общей сложности лишь 1755 человек [5, стр. 183]. Таким образом, состояние войск противника было правильно определено штабом 10-го гв. тк.


Далее штаб корпуса резонно указывал, что подход крупных оперативных резервов в первые три дня операции маловероятен. Однако беспокойство вызывала местность – в полосе наступления текло много мелких ручьев и рек, которые создавали трудности танкам и особенно автотранспорту. Кроме того, предстояло наступать в условиях распутицы, а состояние коммуникаций описывалось оборотом «бездорожье, кроме одной полевой дороги местами шоссированной» [4, л.д. 34].


Тем не менее, начало наступления прошло для 62-й гв. тбр успешно. Наиболее упорное сопротивление противник оказал 3-му танковому батальону 62-й гв. тбр, наступавшему на Скалат с бригадным моторизованным батальоном автоматчиков (МБА) в качестве танкового десанта. Колонна танков была обстреляна из засады северо-восточнее н.п. Скалат-Старый и потеряла 2 танка [6, л.д. 16], после чего противник был оттеснен атакой стрелков МБА.

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Хотя в журнале боевых действий корпуса отмечалось упорное сопротивление противника [4, л.д. 38], в 10:00 части корпуса перешли в наступление, а в 17:30 62-я гв. тбр совместно с 29-й гв. мотострелковой бригадой освободила г. Скалат, что было первой задачей операции. Потери бригады были умеренными и составили 2 танка сожженными, 1 подбитым, 6 человек убитыми и 12 ранеными (все потери убитыми понесены в засаде у Скалат-Старый и в последующем бою). Сама бригада сообщила об уничтожении 1 танка «Тигр», 2 орудий и 50 солдат и офицеров вермахта [3, л.д. 19]. Такие потери сторон говорят о малочисленности противника и слабом сопротивлении. 68-я пехотная дивизия попала под удар смежных флангов 4-й и 1-й гвардейской танковых армий, поэтому не могла оказать серьезного сопротивления.


Тем не менее, командование 1-го Украинского фронта не было довольно действиями всей 4-й танковой армии. К концу первого дня операции от армии ожидался выход к Гжималуву [7, л.д. 65], в действительности это произошло только на следующий день. В очерке, составленном Отделом по использованию опыта войны Оперативного управления штаба 1-го Украинского фронта по итогам операции значилось, что 4-я танковая армия наступает медленно, и командование фронтом недовольно темпами операции [7, л.д. 68]. Наступление 62-й гв. тбр в этот момент сдерживалось бездорожьем. Характерно, что МБА, наступавший в пешем строю, должен был ждать подхода танков для возобновления наступления, и обычно выступал в качестве передового отряда бригады.


К 16:00 22 марта танки 2-го и 3-го танковых батальонов с двумя ротами МБА на броне ворвались на станцию Гжималув, и с 16:30 атаковали само местечко с севера, связав боем гарнизон. При этом 29-я гв. мсбр и 56-й тяжелый танковый полк совершили обходной манёвр северо-западнее Гжималува, и таким образом к 23:00 вынудили противника оставить поселок. Потери 62-й гв. тбр можно признать незначительными: было убито 2 человека, ранено 3, повреждено 2 танка, в Гжималуве противником были брошены 12 неисправных танков и САУ [3, л.д. 19]. Вероятно, эти машины вышли из строя ранее и были собраны в Гжималуве для ремонта или эвакуации. Были взяты 33 пленных.

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

23 марта к основным силам бригады присоединилась прибывшая из района Проскурова рота танкового десанта. Задачей дня стало овладение г. Гусятин. Гусятин – город по дороге к Каменец-Подольскому, причем 62-я гв. тбр должна была составить гарнизон городка и перейти к обороне [4, л.д. 41]. Остальные части корпуса должны были продолжить наступление на Каменец-Подольский.


К этому моменту в документах армии уже появляется формулировка «преследование отходящего противника» [8, л.д. 26]. Однако наступление вели только танки с пехотой на броне – автотранспорт до вечера оставался в Гжималуве у взорванной переправы через р. Гнила. МБА вел бой у села Товсте, но в течение дня его вывели из боя, и бригада начала марш в направлении на Гусятин. Батальон сдал позицию у Товсте 29-й мсбр, и после 17:00 силы бригады перешли в наступление в направлении на Гусятин. К 20:00 62-я гв. тбр овладела Гусятином [4, л.д. 41] во взаимодействии с частями 61-й гв. тбр и 29-й мсбр. В журнале боевых действий бригады занятие Гусятина относят к 25 марта [3, л.д. 19], что является явной ошибкой – в документах других частей днем освобождения Гусятина называется именно 23 марта, а в ЖБД МБА имеется схема обороны батальона в Гусятине 24 марта [6, л.д. 26]. В городке были взяты 20 пленных и «большие трофеи» на станции [6, л.д. 27].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

В Гусятине 62-я гв. тбр располагала только 12 танками Т-34, однако ей были подчинены некоторые другие части, в том числе моторизованный батальон 61-й гв. тбр, 4 ленд-лизовских танка Мк-9 (из состава 7-го гв. мотоциклетного батальона), батарея 76-мм орудий 63-й гв. тбр и другие части [3, л.д. 20]. Задача бригады состояла в том, чтобы удерживать Гусятин при попытках противника прорваться на запад. Остальные части корпуса продолжали наступление на Каменец-Подольский. На этом этапе перед 62-й гв. тбр встала новая по характеру задача. Общим результатом наступления войск 1-го Украинского фронта стал глубокий охват войск немецкой 1-й танковой армии с тыла. Фактически для противника речь шла уже о прорыве из намечающегося «котла». Как образно описывает события с точки зрения вермахта Д.Гланц, «25 марта фон Манштейн убедил разъяренного Гитлера дать 1-й танковой армии разрешение на бегство из окружения» [9, стр. 229]. Соответственно, в ближайшие дни 62-й гв. тбр предстояло сдерживать попытки прорыва противника на запад. 24 марта 1-м Украинским фронтом отмечен прорыв в район южнее Гусятина крупных немецких сил с бронетехникой [7, л.д. 73].


62-я гв. тбр не ограничивалась обороной в Гусятине. 25 марта группа в составе танковой роты 3-го батальона, танкодесантной роты МБА, противотанкового взвода и взвода ПТР атаковала по направлению к станции Закупна [6, л.д. 28], т.е., на северо-восток от Гусятина. Интересно, что в документах корпуса эти действия обозначены как разведка [4, л.д. 43], но в документах МБА задача дня обозначена как атака шоссе Чемировцы - Каменец-Подольский. Командование этой «боевой группой» осуществлял капитан Лысак, командир МБА. 26 марта 62-я гв. тбр заняла Закупну, где были захвачены ценнейшие трофеи – 5 паровозов, 120 вагонов, включая 54 груженых боеприпасами, 12 цистерн, склад боеприпасов, 2 зенитных орудия, а также 240 тонн продовольствия и фуража [6, л.д. 20]. Потери противника оценили в 60 убитых и 6 пленных.

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Пока шли эти бои, основные силы 10-го гв. тк освободили г. Каменец-Подольский. Это означало неизбежное полное окружение основных сил 1-й танковой армии вермахта в ближайшие дни и, соответственно, попытки прорыва крупных сил противника из котла. С 25 по 27 марта 62-я гв. тбр потеряла 6 танков сгоревшими и 17 человек погибшими. Таким образом, вести дальнейшие бои предстояло лишь очень ограниченными силами. На 27 марта состояние 62-й гв. тбр было не блестящим: в бригаде имелось только 12 исправных танков (включая 4 Мк-9) [4, л.д. 51]. Тем не менее, обстановка требовала активных действий. Бригада получила приказ сдать свой участок фронта и выходить маршем в район Каменец-Подольского через н.п. Езержаны и Борщув. Езержаны (нынешние Озеряны Тернопольской области Украины) находятся на юго-запад от Гусятина. Борщув (современный Борщев) – на северо-запад от Каменец-Подольского и на юго-восток от Озерян. Таким образом, маршрут бригады описывал полукруг с севера на юг и с востока на запад. Однако фактически события развивались иначе.

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Окруженные в районе Каменец-Подольского немецкие силы перешли к попыткам прорыва. Советское командование неверно определило маршрут этих ударов. Первоначально ожидался удар на юг через Днестр, причем разведка интерпретировала некие действия противника как уже идущий прорыв к югу [7, л.д. 79-80]. Однако в действительности немцы избрали другой маршрут прорыва, и фактически прорывались по нескольким маршрутам на запад. 31 марта Борщув был отбит противником (7-я танковая дивизия вермахта) у маленького отряда 20-й мехбригады 1-й танковой армии [10, л.д. 149]. Путь 62-й гв. тбр оказался перерезан. Еще одна группировка наступала вдоль дороги через деревни Лосяч и Давыдковцы. Оба этих населенных пункта находятся севернее Борщува и северо-восточнее Езержан. В этот момент 62-я гв. тбр находилась на марше. 31 марта она прошла Езержаны и проследовала на Констанцию – деревню в 7,5 км к северо-западу от Борщува и около 45 км на северо-запад от Каменец-Подольского. В 14:00 выяснилось, что Борщув занят противником [3, л.д. 21].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Каменец-Подольск.


Согласно журналу боевых действий МБА, Борщув был занят буквально на глазах у разведки бригады [6, л.д. 31]. Для противодействия прорыву немцев на запад, на юг, к перекрестку дорог у деревни Глубочок, еще на 2,5 км к югу, было выдвинуто охранение в составе батареи противотанковых пушек под командованием старшего лейтенанта Лапчука и взвода автоматчиков под командованием старшего сержанта Юманова [6, л.д. 32]. Однако это охранение, разумеется, не имело никаких шансов сдержать наступление входившей в Борщув немецкой 7-й тд, хотя бы и потрепанной. Уже вечером противник вытеснил охранение назад к окраинам Констанции. Попытка немцев войти в Констанцию не удалась, поскольку в лесополосе южнее деревни заняли оборону основные силы 62-й гв. тбр. Положение батареи ст. л-та Лапчука характеризовали как «безвыходное» [6, л.д. 32]. Однако после многочасового боя, в темное время суток батарея Лапчука и взвод автоматчиков, потеряв три орудия и один автомобиль, ночью вышли на Езержаны кружным путем через поля и деревни западнее перекрестка с единственной оставшейся пушкой. Старший сержант Юманов погиб в бою.


День 1 апреля ознаменовался двумя событиями. В район Езержан прибыли части 155-й стрелковой дивизии. Сами Езержаны занимались подразделениями 316-й стрелковой дивизии. Из частей 62-й гв. тбр в этот момент МБА находился в Констанции, а танки бригады находились в Езержанах и восточнее окраины села [11, стр. 64]. Однако силы противника также резко возросли. В дополнение к 7-й танковой дивизии, действовавшей южнее Езержан и 16-й и 19-й танковой дивизиям севернее, немцы вели прорыв через сами Езержаны силами 1-й танковой дивизии. Таким образом, 62-я гв. тбр в Езержанах оказалась между двумя маршрутами прорыва окруженной 1-й танковой армии немцев и сама перекрывала третий. За время предшествующих боев обе стороны понесли очень тяжелые потери в технике, поэтому танковый парк 1-й танковой дивизии вермахта был невелик: 8 танков Pz-IV и «Пантера». Кроме того, дивизия располагала некоторым количеством самоходных орудий типа «Мардер», и главное, насчитывала 13 тысяч человек в строю, причем мотопехотные части дивизии усиливали, массово ставя в строй солдат тыловых служб [5, стр. 248-250]. Надежда остановить такое соединение силами потрепанной танковой бригады и частей стрелковой дивизии была, конечно, призрачной. Тем более, что подразделения 316-й стрелковой дивизии (1075 стрелковый полк и отдельные артиллерийские части) – входили в Езержаны почти одновременно с авангардами противника [12, л.д. 109].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Тем не менее, первая атака на Езержаны провалилась, причем во время неудачного штурма немцы потеряли большую часть остававшихся на ходу танков (сами они заявили об уничтожении в Езержанах 6 советских танков) [5, стр. 248-250]. К утру 2 апреля части вермахта второй атакой овладели Езержанами. Части 316-й дивизии отступили на позиции в 800 м севернее поселка, 62-я гв. тбр совместно со 155-й сд – к югу.


2 апреля положение 62-й гв. тбр продолжало ухудшаться. Части 155-й стрелковой дивизии вели бой за Глубочок, но не имели успеха, исчерпали боеприпасы и отступили. Немецкие части, наступавшие с юга (скорее всего, 7-я танковая дивизия) заняли Констанцию и соединились с 1-й тд в Езержанах. 62-я гв. тбр и 155-я сд располагались в лесном массиве в 1 км к западу от Констанции и 2,5 км к юго-западу от Езержан, примыкающем к небольшой деревне Пеньки. В течение 3-4 апреля части бригады наблюдали движение по дорогам вокруг леса и авиацию немцев, сбрасывавшую предметы снабжения для окруженных. Возможности огневого воздействия на них были невелики. Уцелевшие танки и мотострелки вели бой, обстреливая противника, выходящего из окружения южнее Констанции. 8 апреля части 8-го стрелкового корпуса РККА вновь взяли под контроль Езержаны и обеспечили выход из окружения как стрелков 155-й дивизии, так и 62-й гв. тбр. Боевые действия 62-й гв. тбр в рамках Проскуровско-Черновицкой операции подошли к концу.


9 апреля 62-я гв. тбр передислоцировалась в Гжималув. К этому моменту она насчитывала 619 человек в строю, 4 танка Т-34, 1 76-мм орудие и 3 82-мм миномета. Боеприпасов бригада не имела. Людские потери по данным штаба бригады составили до 90 человек убитыми и ранеными. Однако согласно поименным картотекам, содержащимся в ОБД «Мемориал», приведенные сведения неполны, и с 21 марта по 9 апреля бригада потеряла ровно 60 человек только убитыми [13].

Действия 62-й гв. танковой бригады на завершающем этапе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в свете оперативных документов РККА Cat_cat, История, Красная Армия, Война, Великая Отечественная война, СССР, Длиннопост

Действия 62-й гв. танковой бригады в марте-апреле 1944 года дают пример наступательной операции, проведенной небольшими силами в сложных условиях. Несмотря на малочисленность бригады и сложные погодные условия, она нанесла тяжелые потери противнику, и ее наступление серьезно способствовало успеху всей операции РККА в районе Каменец-Подольского. Сама Проскуровско-Черновицкая операция недооценена в качестве одной из крупных побед Великой Отечественной войны. Однако сражение на западе Украины существенно повлияло как на ход боевых действий на Советско-Германском фронте, так и в рамках Второй мировой войны в целом. Как отмечал, в частности, Грегори Лидтке, «коллапс немецкого фронта на Украине в марте-апреле 1944 года был гораздо более вредным для общего стратегического положения Германии, чем до сих пор признается» [14, стр. 216]. Потери вермахта, особенно в снаряжении и технике, оказались столь велики, что немцы были вынуждены массово перебрасывать резервы на южный фланг Советско-Германского фронта за счет Белоруссии и Нормандии, где летом 1944 года развернулись катастрофические для Германии сражения. 10-й гв. тк и 62-я гв. тбр сыграли существенную роль в этом общем успехе Антигитлеровской коалиции.


Оригинал статьи — https://vk.com/@norinturm-deistviya-62-i-gv-tankovoi-brigady...

Источники:

Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы 1944-1945. Т. 16 (5-4). М.: Терра, 1999

2. Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО), Фонд: 3411, Опись: 1, Дело: 35

3. ЦАМО, Фонд: 3160, Опись: 1, Дело: 2

4. ЦАМО, Фонд: 3411, Опись: 1, Дело: 69

5. А.В.Исаев, «Котел Хубе. Проскуровско-Черновицкая операция 1944 года». М., «Яуза», 2017

6. ЦАМО, Фонд: 3160, Опись: 1, Дело: 28

7. ЦАМО, Фонд: 236, Опись: 2673, Дело: 1256

8. ЦАМО, Фонд: 323, Опись: 4756, Дело: 46

9. Д. Гланц, «Битва титанов. Как Красная армия остановила Гитлера. М., АСТ, 2007

10. ЦАМО, Фонд: 299, Опись: 3070, Дело: 345

11. А.С. Шелемотов, «Брони горячей след». Пермь, книжное издательство, 1989

12. ЦАМО, Фонд: 1626, Опись: 1, Дело: 7

13. https://obd-memorial.ru/

14. Gregory Liedtke. Lost in the Mud: The (Nearly) Forgotten Collapse of the German Army in the Western Ukraine, March and April 1944. The Journal of Slavic Military Studies, Volume 28, 2015


Автор: Евгений Норин (@NorinEA).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257696437

Личный хештег автора в ВК - #Норин@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020

Показать полностью 10
133

Российская Закавказская компания

Автор: Олег Дмитриев.


Для людей мало-мальски сведущих в русской истории не является новостью, что Кавказ всегда представлял собой большую головную боль для как имперских властей в Петербурге, так и для наместников (или командующих Отдельным Кавказским корпусом, название должности менялось, суть оставалась прежней). Проблем было натурально вагон и маленькая тележка: начиная с культурных и религиозных различий, заканчивая очень недружелюбными соседями в лице Османской империи и Персии. То есть одной рукой кавказским наместникам приходилось наводить порядок у себя на заднем дворе, в то время как другой отбиваться от внешней угрозы. Но при упоминании слова «Кавказ» в памяти обычно всплывает Северный Кавказ и история конфликтов с этносами, его населяющими, более известная как Кавказская война (1817 — 1864), широко известная как по огромному количеству научных работ, так и благодаря классикам русской литературы. Между тем, Северный Кавказ составляет только половину региона, есть ещё совокупность территорий к югу от Кавказского хребта, называемых Южный Кавказ — или, более распространённый вариант, Закавказье. Этот край известен публике гораздо меньше, но в имперской политике играл не меньшую, а большую роль: достаточно упомянуть, что резиденция кавказского наместника (а, следовательно, и центр административной и военной власти) располагалась в городе Тифлисе, современной столице Грузии. Об одном любопытном проекте по освоению этого края, предложенном не кем-нибудь, а лично А.С. Грибоедовым, и пойдёт речь в статье.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Дворец наместника Кавказа. Тифлис, 1865.


Предыстория вопроса


После победоносной русско-персидской войны (1804 — 1813) по Гюлистанскому мирному договору Персия признала переход под власть Российской империи Картли-Кахетии, Имеретии, Гурии, Менгрелии, Абхазии и ханств Гянджинского, Карабахского, Шекинского, Дербентского, Кубинского, Бакинского, Ширванского и Талышского.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Карта региона, дабы читателю хоть что-то говорили вышеназванные топонимы.


Присоединить присоединили, и… фактически забыли. Генерал П.Д. Цицианов, который и сыграл решающую роль в присоединении означенных территорий, трагически погиб, предательски убитый на переговорах с бакинским ханом в 1806 году. Деятельность его преемников на посту командующего Отдельным Кавказским корпусом лучше всего характеризует А.П. Ермолов: в частном письме графу М.С. Воронцову он называл И.В. Гудовича «гордейшим из всех скотов» , а Н.Ф. Ртищева – «созданием совершенством неспособности отличным» . Сам Алексей Петрович, вступивший в должность в 1816 году, уже в следующем году приступил к наступлению на горцев Северного Кавказа и созданию осадной системы — его внимание будет приковано к этой борьбе до самого конца наместничества. Закавказье же интересовало «проконсула Кавказа» только с чисто стратегической точки зрения, а именно — чтобы не было внутренних возмущений, и территория находилась под контролем русских войск. Тем не менее, первые шаги в направлении хоть какой-то интеграции региона в империю были сделаны именно Ермоловым. В Грузии, имевшей собственные древние традиции государственности, Ермолов настоял на учреждении депутатского дворянского собрания, официально даровав грузинским князьям положенные сословные привилегии, но взамен поставив их на службу империи. Контроль со стороны русской администрации был чисто номинальный, выражавшийся в назначении для наблюдения приставов из числа отставных офицеров, которые не знали даже названия народов, за которыми надзирали, не говоря о языке или каких-то местных особенностях и обычаях. Толку от такого «управления» не было никакого. Ермолов постановил, что впредь на должности приставов должны назначаться только строевые офицеры, владеющие татарским языком и знающие обычаи, либо, по недостатку таковых, грузинские дворяне (которые имели богатый опыт общения с татарами). В более крупных татарских ханствах – Ширванском, Кубинском, Шекинском – Ермолов также не мог потерпеть сохранения власти ханов, при которых они являлись фактически суверенными правителями, а российские законы вовсе не действовали. Показателен следующий случай, описанный Потто:

«Летом 1816 года в деревне Ханабади был убит семилетний мальчик, сын тамошнего муллы; малютке нанесено было несколько ран кинжалом и перерезана шея. Никто не знал, кем было совершено зверское преступление, и лишь несколько женщин сказали, что в этот день через их деревню проехали трое евреев из Карабалдыра. Этого было довольно, чтобы евреев привлекли к ответу. Измаил-хан, явившись сам на судилище, приказал пытать их; несчастных били палками, рвали клещами тело их, выбили им зубы, и потом зубы эти вколачивали им в головы. В беспамятстве и исступлении, терзаемые оговаривали других евреев, которых сейчас же хватали и предавали таким же истязаниям. Еврейские деревни Карабалдыр и Варташены были опустошены, женщины и мальчики изнасилованы. Такова была самостоятельность ханств и их самоуправление» .

Естественно, дальше таким образом дела идти не могли. Но разгоравшаяся Кавказская война, а также русско-персидская (1826 — 1828) и русско-турецкая (1828 — 1829) войны отвлекали всё внимание и ресурсы, имевшиеся в распоряжении Ермолова и его преемника — И.Ф. Паскевича.


Проект Грибоедова


Вновь к вопросу об освоении и интеграции Кавказа власти вернулись только после заключения Адрианопольского мира с Османской империей. В этот момент командующим Кавказским корпусом был уже И.Ф. Паскевич, любимец и друг императора Николая I. Ему-то и было поручено две задачи: во-первых, окончательно решить вопрос с непокорными горцами, во-вторых — заняться, наконец, гражданским устройством Кавказа. Поскольку на Северном Кавказе продолжались военные действия, экспериментировать Иван Фёдорович решил на Закавказье.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Иван Фёдорович на мирных переговорах с персидским царевичем Аббас-Мирзой. Если приглядеться, в свите можно найти и А.С. Грибоедова.


А.С. Грибоедов на Кавказ попал практически одновременно с Ермоловым, быстро став человеком весьма приближённым к командующему. С 1822 года Александр Сергеевич стал при Ермолове секретарём по дипломатической части. Впрочем, после падения всесильного «проконсула», карьера Грибоедова ничуть не пострадала — главным образом потому, что новый наместник приходился ему роднёй (Паскевич был женат на двоюродной сестре Грибоедова). Но, помимо этого, Паскевич быстро оценил способности, которыми обладал его родственник: Грибоедов, бесспорно, был превосходным дипломатом, кроме того, он свободно владел фарси и мог изъясняться с персами без переводчика (согласимся, вещь для дипломата полезная). Именно Грибоедов посоветовал при заключении Туркманчайского договора не верить Аббас-Мирзе на слово, а потребовать выплаты части контрибуции авансом, что вскрыло обман Персии в части выполнения своих обязательств и позволило принудить к их соблюдению. Кроме того, Паскевич обязан Грибоедову своим титулом « граф Эриванский», поскольку Александр Сергеевич написал от его лица столь блистательную реляцию о взятии крепости Эривань, что император пришёл в полный восторг. Доверие Паскевича доходило до того, что он не читая подписывал всё, что подавал ему родственник. Собственно, именно благодаря тёплым отношениям между Паскевичем и Грибоедовым столь смелый план мог вообще появиться на свет. Без личного одобрения наместника дело не двинулось бы дальше чистых фантазий.


Итак, основная мысль, на которой строится весь проект А.С. Грибоедова — частная инициатива является двигателем прогресса, а стремление к прибыли является общим качеством для всех без исключения людей, стирая национальные и религиозные различия эффективнее всего на свете. Закавказье обладало весьма благодатным для сельского хозяйства климатом, а также имело достаточный запас природных ресурсов, единственное, что мешало их освоить — это недостаточный объём оборотных капиталов и инвестиций. Грибоедов настаивает на двух обстоятельствах: местное население в силу своего азиатского менталитета никогда не будет использовать богатства края, государственный аппарат также не в силах заставить его сделать это, по крайней мере, без контроля на уровне частных домохозяйств. Объединив усилия и капитал множества частных инвесторов в лице единого экономического агента можно решить как задачу экономического развития региона со всеми вытекающими отсюда выгодами для России в виде поставок колониальных товаров и увеличившихся налоговых поступлений, так и проблему ассимиляции местного населения, вовлечения его в активную экономическую деятельность, и перехода к оседлому образу жизни вольных горских обществ.


Российская Закавказская компания (в дальнейшем РЗК) должна была создаваться по образцу Ост-Индской или Русско-Американской торговой компании, с монопольным правом на добычу, обработку и продажу всех природных ресурсов сроком на 50 лет. Условием сохранения привилегий было развитие за срок в 15 лет тех отраслей хозяйства, на которые они были получены; в случае невыполнения данного условия привилегии утрачивались. Уставной капитал компании складывался из продажи акций, а также предусамтривалась передача в её собственность всех пустующих и заброшенных казённых земель по символическим ценам. Порт Батуми планировалось сделать основной торговой гаванью (правда перед этим его нужно было аннексировать у Турции, но это так, мелочи). При этом роль Закавказья как колонии не сводилась к сырьевому придатку и рынку сбыта: проект предусматривал создание собственной фабрично-заводской промышленности в крае. Рабочую силу должны были составить вольнонаёмные, в первую очередь из армян, массово бежавших с территорий Турции; в случае, если рабочих рук окажется недостаточно, акционеры могли закупать крепостных в России и переселять их в Закавказье с тем, чтобы по истечении срока в пятьдесят лет те получили свободу и земельный участок. При этом Грибоедов не мог не понимать, что в российских реалиях самодержавный император никогда не дозволит даже намёка на то, что он поступился хоть частицей своей власти и передал целую провинцию империи в частные руки. Но Александр Сергеевич предусмотрел и это: в отличие от Российско-Американской Компании, директоры которой избирались на собрании акционеров, руководство РЗК формировалось из представителей государственной власти имперского и регионального уровня: управление РЗК должно было осуществляться четырьмя президентами: министрами финансов и внутренних дел империи, главнокомандующим в Грузии и тифлисским военным губернатором. РЗК не претендовала на осуществление военной или административной власти, не имелось у неё никакой собственной колониальной администрации или армейских соединений, дипломатические сношения с иностранными державами были запрещены. Все военные и гражданские чиновники, назначаемые Петербургом, оставались бы на своих местах. Единственное, что изменялось — они должны были стать держателями акций РЗК. Главным держателем непременно становился сам командующий Кавказским корпусом. В этом Грибоедов видел залог успеха всего проекта:

«До сих пор заезжий русский чиновник мечтал только о повышении чина и не заботился о том, что было прежде его, что будет после в том краю, который он посетил на короткое время. Он почитал Тифлис, или какой-либо другой город за Кавказом, местом добровольной ссылки. Сперва корысть (ибо в общем деле Компании всякий вкладчик будет видеть частную свою пользу) заохотит многих из них и более познавать, и самим действовать. Таким образом, просвещение появится как средство вспомогательное, подчиненное личным видам; но вскоре непреодолимым своим влиянием завладеет новыми искателями образования, и чувство лености, равнодушия к наукам и искусствам, бесплодное, всему вредящее своелюбие уступят место порывам благороднейшим — страсти к познаниям и стремлению самим быть творцами нравственно улучшенного бытия своего. <…> Ничто не скрепит так твердо и нераздельно уз, соединяющих россиян с новыми их согражданами по сю сторону Кавказа, как преследование взаимных и общих выгод.»

Таким образом, ЗРК должна была походить на современную госкорпорацию: учреждённая и управляемая государством, она сочетала в себе частные капиталы и государственный административный и военный ресурс.


Судьба проекта


Смелому замыслу Александра Сергеевича, как известно, не суждено было осуществиться. После его трагической гибели Паскевич, обещавший покойному не бросать его детище на произвол судьбы, употребил всё своё влияние и сумел добиться высочайшего утверждения проекта. ЗРК была учреждена, и в январе 1831 года «Ведомости» даже напечатали первый список акционеров, куда вошёл сам И.Ф. Паскевич. Однако в 1830 году началось восстание в Польше, и Николай поспешил отправить своего любимца руководить его подавлением; вслед за этим под влиянием поляков и грузинские князья в 1832 году организовали заговор с целью свержения русской власти, в котором участвовал и Александр Чавчавадзе, тесть покойного Грибоедова. Заговор, конечно, был раскрыт, никого из заговорщиков даже не казнили, ограничившись ссылкой, но осадочек остался. Вскоре после этого российские власти приступили к масштабной административной реформе в Закавказье, пойдя при этом по пути (как тогда казалось) самому простому: попросту скопировали уже существовавшую в Центральной России форму административно-территориального деления (губернскую систему) и распространили на Закавказье (а затем и на весь Кавказ) действие свода законов Российской империи. Местное население ни того, ни другого не восприняло, тем более, что кавказские чиновники и интенданты продолжали воровать и вымогать взятки в масштабах поистине невообразимых (например, один военный губернатор Тифлиса Сипягин растратил в общей сложности 276 504 рублей, что было позднее обнаружено сенаторской ревизией). Культурная и идеологическая пропасть между народами Кавказа и Россией продолжала увеличиваться.


Список источников и литературы

Цимбаева Е.Н. Грибоедов. М., 2011. 560 с.

Маркова О. П. Новые материалы о проекте Российской Закавказской Компании // Исторический архив. М.-Л. 1951. Т. 6. С. 324–390.

Записка об учреждении Российской Закавказской компании

Потто В.А. Кавказская война: Ермоловское время. Т. 2. Ставрополь, 1994. 685 с.

Зульхарнеев А. Закавказье для России: «колония» или «губерния»? Имперские проекты освоения региона 1820-30 гг // Уральское востоковедение. Екатеринбург, 2008. №3. С. 74–82.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_159786

Автор: Олег Дмитриев.

Личный хештег автора в ВК - #Дмитриев@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 2
310

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства

"Сначала был мрак, потом появился дух камня Иньян. Из своего тела он сделал землю. Он вскрыл свои вены и потекла вода по земле. Потом он поместил свое сердце в центр земли. Это место называется черные холмы и оно начало всех начал"

Миф о сотворении племени Оглал Лакота


Кратко: Напряжение между севером и югом Америки, разные взгляды на колонизацию и торговлю не давало США долгое время начать полномасштабное освоение западных территорий континента. В итоге это вылилось в гражданскую войну, которая закончилось победой севера. После этого начались перемещение поселенцев на запад, постройка жд дорог и фортов на пути следования. А путь пролегал через горный район, в котором приходилось пробивать тунели при помощи динамита. Этим оказались крайне не довольны индейцы племен Лакота, который стали мешать проведением работ, нападать на форты и поезда, срывать работы по строительству жд. Их агрессия начинала выходить за пределы гор, что стало настоящей проблемой для правительства. Истощенные гражданской войной, они не могли дать им отпор и тогда в ход пошла дипломатия.

покуда текут реки и растет трава, а на деревьях появляются листья, эта земля будет принадлежать индейцам
Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост

В 1868 году, Соединенные Штаты официально признали район Блэк-Хиллс владениями индейцев лакота, подписав с ними мирный договор. Форты и дороги на их территории были уничтожены, но зато в ближайшие земли пришел мир и порядок. И так продлилось до конца времен

Однако скоро в отданных землях было найдено золото. Многие золотоискатели приходили на территорию Черных холмов в поисках золота, некоторые даже начинали строить там перевалочные хижины. Лакота не желала продолжать кровопролитную войну, понимая, поэтому лишь отгоняла незадачливых копателей. Слухи дошли до Вашингтона и уже в 1874 году была отправлена вооруженная экспедиция, что уже было прямым нарушением договора не со стороны жадных граждан, а самого правительства США. По окончанию было понятно - ЗОЛОТО ЕСТЬ. Правительство уже было не так слабо, как в 1868 году, а значит время дипломатии прошло, началось время ультиматумов.


6 декабря 1875 года предъявило индейцам, что те должны были до 1 февраля 1876 г явиться в специальные агентства, к которым они приписаны для отправления в резервации. Требования были проигнорированы. А уже в мае этого же года были введены войска, которые грабили и сжигали поселения и стойбища Лакоста. Пока армия пыталась уничтожить максимальное количество индейцев, вождь племени Сидящий бык провел ритуал, в котором он вырезал 50 кусочков своей кожи и увидел скорую победу на бледнолицами. К сожалению он не увидел, к чему эта победа приведет.

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост

Через год племя Лакоста вместе с другими племенами смогли собрать внушительную армию в несколько тысяч воинов. Отпор был настолько решительных и жестким, что армии США пришлось отступить и ждать подкрепления. Однако подкреплению тоже не поздоровалось. Напав на лагерь индейцев одновременно с севера и юга, надеясь окружить лагерь неожиданным нападением, они попали в ловушку. Сотни солдат США умерли от жажды и стрел, из тела были оскальпированы и изуродованы. Это была самая большая победа для индейцев. И последняя.


Индейские племена вели кочевой образ жизни, с наступлением осени им было необходимо уйти на зимовку. Что сыграло в плюс для американского правительства. Всю осень, зиму и весну они жестко истребляли стойбища индейцев, заставляя вождей подписывать отказные от земель под угрозой пыток и голодной смерти.


Лакота потеряла Черные холмы, реки Паундер и Биг Хорн. Земли Лакота были все еще велики, но и это продлилось не долго. После 1881 года Лакота уже немогла вести какие либо военные действия, вождями были подписаны договора, по которым за ними закреплялись земельные участки, на которые США не претендуют, если первые не мешают добыче золота на близлежащих территориях, в замен США обещает помощь с продовольствием и не допустит золотоискателей на территории племен. Уничтожая "опасных" для США вождей, правительство продолжало забирать земли Лакота. Но самым действенным способом в геноциде Индейцев сыграли... охотники на бизонов.

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост
Пирамида из черепов бизонов, уничтоженных в середине 1870-х годов. Костяной мукой удобряли поля.

Как понятно, индейцы не получили помощи с едой, золотоискатели продолжали ходить по территории Лакота. 1888-89 год выдался неурожайным как для индейцев, так и для белых. А уничтожение Бизонов на шкуры сократило популяцию в несколько раз, из-за чего индейцы начали голодать, так как это был их основной источник мяса. В результате в резервациях индейцев нарастало напряжение[7]. Среди племён распространилась новость о пророке племени пайютов по имени Вовока, основавшем религию Пляска духов. Пророк имел видение, что христианский мессия Иисус Христос вернулся на землю в облике индейца


Мессия спасёт всех верующих индейцев на земле. Белые люди исчезнут, стада бизонов и других животных вернутся в изобилии. Также на землю вернутся и духи предков, чтобы жить в мире — таково происхождение названия «Пляска духов». Всего этого можно добиться исполняя Пляску духов. Послы индейцев лакота узнали у пророка Вовока, что исполнение пляски дарует им также особую рубашку духов, которая защищает от пуль[8].

Белые американцы были встревожены религиозным возбуждением и распространением Пляски духов среди множества племен Великих равнин и полагали, что за этим последуют вооружённые атаки. Обеспокоенная администрация, желая предупредить насилие, планировала арестовать некоторых вождей, в частности, Сидящего Быка — вождя индейцев, разгромившего в 1876 году  полк США.


15 декабря 1890 года 40 полицейских-индейцев попытались арестовать Сидящего Быка в его доме. Это вызвало массовый протест и перестрелку в момент задержания. В результате были убиты Сидящий Бык, 8 его сторонников и 6 полицейских. После смерти вождя 200 членов его племени хункпапа, опасаясь репрессий, бежали и частично присоединились к племени миннеконжу.

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост

Пресса начала усиленно раздувать истерию в умах граждан США. Пляска духов подавалась исключительно как военная подготовка к нападением на белых. Местные жители в виду кризиса из-за неурожая, были очень заинтересованы в том, чтобы правительство присылало армию, а в последствии и вливало деньги в регион. В результате, они присылали журналистам фантастические статьи о жестокости индейцев, которые незамедлительно печатались, без каких либо доказательств. Народ требовал решения индейской угрозы как можно быстрее.


29 декабря 1890 года 500 солдат и четыре пушки 7-го кавалерийского полка США окружили лагерь Лакота. Разделив мужчин и женщин, было озвучено требование сдать все оружие. Однако индейцы не хотели отдавать оружие, так как большая его часть предназначалось для охоты, а когда племя было измождено зимними переходами, то охота была последним способом добыть пищу. Полковнику 7-го кавалерийского не понравился такой ответ и тот приказал начать досмотры и обыск жилищ. Индейцы не предпринимали сопротивления, начали молится и петь песню Пляски духов, бросая комья земли в воздух. Солдаты же, посчитали, что это приготовления к бою, прозвучал выстрел, после которого начался залп из всех орудий.


В ходе сражение погибло до 150-300 индейцев и только 25 солдат США, считается что большинство было убито своими же. По некоторым свидетельствам огонь из пушек проводился по женщинам с детьми, так как часть солдат находилось среди индейцев мужчин (изымали оружие) Сбежавших индейцев преследовали на конях и без разбору отстреливали. Немногие смогли уцелеть, спрятавшись во время преследования. Но и их в скором времени поймали и выслали в резервацию.


За это «сражение» как минимум 20 военнослужащих полка были награждены высшей воинской наградой США — Медалью Почёта[

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост
Солдаты с тремя из четырёх пушек Гочкиса, участвовавших в бойне. Надпись на фотографии гласит: «Славная Батарея Е 1-го Артиллерийского. Эти смелые ребята и пушки Гочкиса, которые индейцы Большой Ноги считали игрушками, вместе с уцелевшими ребятами 7-го полка ген. Кастера отправили 200 индейцев на Небеса, столь милые этим плясунам духа. Так покончили с индейским гвалтом, и ген. Майлз со штабом вернулся в Иллинойс.»

Последующее время стало для племени временем бедности, голода, алкоголизма и болезней. Климат Южной Дакоты плохо подходит для фермерства. Жара и торнадо летом сменяется сильными холодами и метелями зимой. Религия и порядки белых разрушали общество Лакоты, лишь мало мифов и легенд дожило до наших дней. Детей индейцев забирала насильно и отправляли в интернаты для получения образования. В итоге дети забывали свой язык и обычаи. А по возвращению не находили себе места среди племени. И приходилось либо уезжать в города, окончательно порвав последние узы или становится изгоем и безработным на родине.


Лакота принимала участие в обеих мировых воинах и других вооруженных конфликтах США. Путь Воина считался в племени почетным, однако почета в рядах армии им было невозможно получить, по итогу ветераны возвращались обратно в нищету резервации.


В 1924 году, во многом из-за индейского участия в Первой Мировой войне, был принят Закон о Гражданстве Индейцев, предоставивший им право на гражданство США.

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост

Исторически Гора Рашмор на языке Лакота называлась “Шесть праотцов“, а свое современное название она получила в 1930 году в честь американского бизнесмена Чарльза Рашмора, организовавшего экспедицию в этот район в 1885 году для того, чтобы засвидетельствовать право на землю для горнодобывающей компании. По легенде, когда он оказался у горы вместе с местным бизнесменом Уильямом Чаллисом, то спросил у него о том, как она называется. Чаллис, который хотел произвести на столичного гостя впечатление, воодушевленно ответил: “Никогда не имела имени, но с этого момента мы будем называть ее Рашмор”. Так с тех пор и повелось, а мнения индейцев никто не спрашивал. Спустя почти полвека, в 1930 году, Совет США по географическим названиям официально утвердил название горы Рашмор


Идея создания монумента четырех президентов США принадлежит Доану Робинсону – историку и краеведу в администрации штата Южная Дакота. Работы по созданию фигур велись с 1927 по 1941 год под руководством скульптора Гутзона Борглума. Осуществляя проект «Гора Рашмор», Борглум хотел создать нечто великое в честь этих четырёх президентов. Но, кроме того, он хотел напомнить о тех высоких идеалах, которые каждый из них принёс в Соединённые Штаты Америки. Как он сам говорил, эти люди были выбраны потому, что «их имена связаны с основанием, ростом, сохранением и развитием Соединенных Штатов Америки».


Таким образом, Джордж Вашингтон был выбран потому, что он, по мнению Борглума, привёл нацию к демократии, Томас Джефферсон — потому, что создал Декларацию Независимости, Авраам Линкольн — потому, что он положил конец рабству в США, а Теодор Рузвельт, который был выбран самим Борглумом, — потому, что способствовал строительству Панамского канала, а также охране государства и бизнеса.

Гора Рашмор символ свободы и лжи американского правительства США, Гора Рашмор, Индейцы, Война, История, Длиннопост

Для индейцев же данный памятник вечное оскорбление и напоминание об унижении. Вашингтон и Джеферсон были крупными рабовладельцами, в том числе и индейцев. Линкольн приказал повесить индейцев Лакоты в 1862 году, а Рузвельт вообще в открытую говорил что "лучшие индейцы - это мертвые индейцы"


источники

https://gorets-media.ru/page/koloss-indejskij-kak-gora-obrel...

http://www.indeanshow.ru/history2.htm

https://www.golos-ameriki.ru/a/5487965.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Война_за_Чёрные_Холмы

Показать полностью 6
182

Твардовский. Жизнь и борьба

Автор: Тимофей Бердикин.


21 июня 2020 года исполнилось ровно 110 лет со дня рождения великого советского поэта и писателя, фронтовика, главного редактора журнала «Новый мир», автора знаменитой поэмы «Василий Тёркин» — Александра Трифоновича Твардовского. Взлётам и падениям, постоянной борьбе, творчеству, жизни и памяти этого человека посвящена данная статья.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост
Примечание: для удобства читателей на многие упоминаемые произведения даны ссылки.


Детство и юность. «На хуторе Загорье росли мы у отца…»


21 июня 1910 года в семье Твардовских произошло радостное событие — на свет появился ещё один ребёнок, которого любящие родители, Трифон Гордеевич и Мария Митрофановна, назвали Сашей.


Детство маленького Сашки проходило в простой деревенской атмосфере — на хуторе Загорье Смоленской губернии. Дед его, Гордей Васильевич, служил раньше в Польше бомбардиром, оттуда и принёс шутливое прозвище «Пан Твардовский». Позже соседи и местные жители называли так всю семью — в шутку, не иначе. Однако позже нашлись и те, для кого это была совсем не шутка…


Впрочем, к ним мы ещё вернёмся. А пока мальчик Саша растёт, развивается, учится. В доме Твардовских книга была неотъемлемым атрибутом быта. Трифон Гордеевич очень любил читать вслух русскую классику — как прозу, так и стихи. Так детям прививали любовь к искусству.


В семье было много детей: братья Александр, Иван, Василий, Павел и Константин, а также сёстры Анна и Мария.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Юный Саша Твардовский


Стихами Саша заинтересовался очень рано: ещё до того, как научился нормально читать и писать. Впрочем, хоть первые строчки юного поэта были неумелыми и корявыми, они всё равно шли от сердца.

Стихи писать я начал до овладения первоначальной грамотой. Хорошо помню, что первое мое стихотворение, обличающее моих сверстников, разорителей птичьих гнезд, я пытался записать, еще не зная всех букв алфавита и, конечно, не имея понятия о правилах стихосложения. Там не было ни лада, ни ряда, – ничего от стиха, но я отчетливо помню, что было страстное, горячее до сердцебиения желание всего этого, – и лада, и ряда, и музыки, – желание родить их на свет и немедленно, – чувство, сопутствующее и доныне всякому замыслу.

А. Т. Твардовский. Автобиография

В 1924 году подросток начинает посылать в редакции смоленских газет небольшие новостные заметки, которые даже иногда печатались. Публикации повышали авторитет Саши среди сверстников, и нередко начинающего писателя просили написать о каком-то конкретном событии или осветить чью-либо деятельность.


А затем писатель решился отправить и свои стихи. Первое его опубликованное стихотворение было напечатано в газете «Смоленская деревня», и называлось оно «Новая изба».

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

После этого вдохновлённый юный писатель собрал свои стихи и пошёл в редакцию газеты «Рабочий путь» к Михаилу Исаковскому. Тот стихи принял благосклонно, и даже более того: позвал художника, чтобы тот зарисовал автора. Через некоторое время в родное село пришла газета со стихами и портретом «селькора-поэта А. Твардовского».

М. Исаковскому, земляку, а впоследствии другу, я очень многим обязан в своем развитии. Он единственный из советских поэтов, чье непосредственное влияние на меня я всегда признаю и считаю, что оно было благотворным для меня. В стихах своего земляка я увидел, что предметом поэзии может и должна быть окружающая меня жизнь советской деревни, наша непритязательная смоленская природа, собственный мой мир впечатлений, чувств, душевных привязанностей. Пример его поэзии обратил меня в моих юношеских опытах к существенной объективной теме, к стремлению рассказывать и говорить в стихах о чем-то интересном не только для меня, но и для тех простых, не искушенных в литературном отношении людей, среди которых я продолжал жить. Ко всему этому, конечно, необходима оговорка, что писал я тогда очень плохо, беспомощно ученически, подражательно.

А. Т. Твардовский. Автобиография

В 18 лет Твардовский, движимый юношеским максимализмом, рвёт отношения с семьёй и отцом и переезжает в Смоленск. Работу он себе найти не смог и был вынужден писать, писать и ещё раз писать, ходить по редакциям, публиковаться. Денег зарабатывал он мало, но обратного пути не было — юный писатель шёл своей дорогой.


В какой-то момент стихи поэта публикуют в Москве и даже пишут критику. Твардовский немедленно начинает штурм столицы — ходит по редакциям, пытается публиковаться, иногда успешно. Впрочем, это приносило ему не больше денег, чем в Смоленске, да и образ жизни был не самый приятный — спал, где попало (не на улице, конечно, но всё же), кушал, что попадётся. Когда-нибудь эти скитания должны были прекратиться.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

В 1930 году Александр возвращается в Смоленск. На следующий год выходит его большая поэма «Путь к социализму». Ещё через год он поступает в Смоленский педагогический институт.

Твардовский активно поддерживал революцию, активно поддерживал советскую власть. А затем и начавшуюся коллективизацию — агитировал вступать в колхозы и рассказывал о перспективах. Отец уже представлялся ему больше грубым деспотом и противником новой, лучшей, советской жизни. Поэт пишет стихотворение под названием «Отцу-богатею», а в поэме «Вступление» одним из героев является кулак Гордеич, занимающийся кузнечным ремеслом — явная отсылка к отцу. Юный писатель хотел окончательно порвать со своим прошлым — он не хочет этого видеть и помнить, потому и бежал в свои восемнадцать в Смоленск.


Коллективизация коснулась и его семьи. 19 марта 1931 года маму выселили из дома с детьми, а несколькими днями позже отправили на Урал. Всё имущество было отобрано в колхоз.


Твардовский пытался вступиться за своих родителей, но услышал от секретаря обкома лишь фразу:

Бывают такие времена, когда нужно выбирать между папой-мамой и революцией.

Впрочем, юный Александр уже давно сделал выбор — революция.


Страна Муравия. «Гудят над полем провода...»


В 1936 году в Смоленске выходит в свет поэма под названием «Страна Муравия», описывающая наступление коллективизации и путь крестьянина к новому укладу жизни.


Но отступим немного назад. В то время Твардовский подвергался очень резкому преследованию со стороны критиков — его новый сборник стихов забраковали и публично заявили, что обнаружили в нём «душок не нашего представления о бедняке». Тогда же в газете «Большевистский молодняк» печатается статья «Кулацкий подголосок», в которой юного поэта резко критикуют в стиле «Ваши стихи не помогают строить социализм!», а в неком письме читателя, опубликованном в той же газете, выражается недоумение, почему же это «подголоска» не выслали вместе с его семьёй. Автор статьи также начинает распускать слухи о том, что Твардовский хлопочет о возвращении родителей из ссылки. Начинается травля.


Александра спасают московские критики, писатели, поэты. Они первыми положительно высказываются о новой поэме, знакомой им пока только по черновикам. В их числе Серебрянский, Кирьянов, Луговской, Светлов, Асмус, Тарасенков, Мирский. Взахлёб хвалили «Страну Муравию» Пастернак, Севрук, Е. Усиевич, Златова, Чуковский.


И ведь было за что хвалить. Написанная простым языком, легко читаемая поэма завоевала сердца читателей всего СССР. Секретарь правления Союза писателей уже докладывал Сталину о том, что в поэзии появилось новое имя — Твардовский.


Немедленно поэма была включена в образовательные программы многих школ и вузов или как минимум настоятельно рекомендовалась к прочтению.


В том же году Твардовский решил переехать в Москву и поступить на третий курс МИФЛИ. И он был единственным студентом, которому на экзамене мог попасться билет, в котором было бы написано что-то вроде «Страна Муравия. Смысл поэмы...» и так далее. Такой билет поэту не попался, но было бы забавно: студент на экзамене отвечает на вопросы по собственноручно написанному произведению.


В эту пору у Твардовского завязываются новые дружбы, которые пройдут через всю жизнь.

Ну, представь себе, — рассказывал он Л. Озерову, — ты приезжаешь издалека, у тебя еще не напечатанная в центре поэма, обстоятельства твоей жизни смутны, и ты не знаешь еще, на каком ты свете. И вот в вестибюле, возле гардероба, к тебе подходит человек, известный тебе по портретам и намного старше тебя, и говорит, не то спрашивая, не то восклицая: «Вы Твардовский?» — «Да, — отвечаю, — Твардовский». Он переспрашивает несколько раз: «Вы Твардовский?» — «Да», — говорю. Он… целует меня в лоб, обнимает и говорит: «Я давно ждал появления такого поэта, и вот вы пришли».

То был Самуил Яковлевич Маршак, совершенно восхищенный «Муравией».


Выход поэмы изменил многое в жизни Твардовского. Он стал по-настоящему известным и популярным, у него появилось множество как почитателей, так и завистников, причём последних было, к несчастью, намного больше. С ними поэт боролся всю жизнь.


В 1938 году Александр получает партбилет ВКП(б), ещё через год заканчивает институт.


Начинается Вторая мировая война.


Войны и воины. «Две строчки», «Василий Тёркин» и «Дом у дороги»


Осенью 1939 года Твардовского призывают в ряды Красной армии и направляют в поход на западную Беларусь. После завершения осенней операции увольняют в запас, но это ненадолго — начинается Зимняя война, куда юный писатель отправляется уже в офицерском звании спецкорреспондентом военной газеты.


Все знают о сомнительных успехах СССР в той войне. Много раз поэт мог погибнуть: например, однажды проводник из местных по ошибке вывел солдат к финской линии — чудом уцелели. А в какой-то момент Твардовский на десять минут отошёл от наблюдательного пункта — и нет уже никакого пункта, снарядом сбило.


Тогда рождаются стихотворения «Баллада о красном знамени» и намного более известное «Две строчки»:

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал

Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

«Незнаменитой» называл Твардовский эту войну. Как выяснилось позже — совершенно правильно.


В горниле советско-финской у Твардовского начинает вырисовываться образ весёлого солдата, этакого балагура, которому всё нипочём. И в одной из ленинградских газет вскоре выходит такая лубочная серия стихотворных фельетонов с картинками. Главного героя звали Вася Тёркин. Это был, конечно, ещё не тот герой, покоривший сердца миллионов советских граждан, но его прообраз, прототип. Да и солдатам Зимнего фронта он пришёлся по вкусу. После войны Твардовский пробовал продолжить работу над героем. Дело шло достаточно медленно, а 22 июня, на следующий же день после его 31-го дня рождения, над Родиной загудели моторы немецких самолётов. Начиналась ещё одна война. Великая Отечественная.


На следующий же день писатель отправился на Украину — его назначили литератором газеты редакции Киевского Особого военного округа. И сразу Твардовский окунулся в самое пекло первых дней войны.


Казалось бы, поэт уже был закалён в боях с Финляндией. Но «это не Финляндия» — пишет Твардовский в письме жене. Первое задание он провалил — об ужасном разгроме Днепровской флотилии не смог написать ничего, настолько его это потрясло. Бросал лишь через плечо шутку:

Планшеткой голову от бомб прикрывал. Помогло.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Александр Трифонович — второй слева

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост
Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Осенью, в тяжелейших боях начинается заново работа над Тёркиным. Удивительно, как к месту приходятся многие строки и слова. Твардовский через них будто выразил самую суть солдатской жизни. Весной и летом сорок второго дописываются и сдаются в печать такие знаменитые главы, как «Переправа», «На привале» и «Перед боем». Это было именно то, в чём нуждались солдаты. Особенно после таких дней, описанных Твардовским:

То была печаль большая,

Как брели мы на восток.

Шли худые, шли босые

В неизвестные края.

Что там, где она, Россия,

По какой рубеж своя?..

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Тот самый Тёркин


4 сентября 1942 года начинается публикация глав поэмы «Василий Тёркин» в газете «Красноармейская правда». Поэма сразу завоевала признание читателей, особенно солдат-фронтовиков. Миллионы людей ждут продолжения «Книги про бойца», черпают в ней силу и веру в победу. "После публикации «Тёркина» больше всего писем приходило Твардовскому или просто на конверте было написано: «Тёркину»" — вспоминает один из членов редколлегии «Красноармейской правды» — «Газета на фронте после прочтения обычно шла на самокрутки, но «Тёркина» солдаты не курили». Не случайно в карманах гимнастёрки убитых бойцов часто находили рядом с фотографиями близких потёртые газетные странички с отрывками из этой поэмы.

Бойцы Западного фронта «Красноармейскую правду» ценили – она была для них важнейшим источником информации о происходящем не только на своем, но и на других фронтах Отечественной войны. Они охотно сотрудничали с газетой, посылая в редакцию письма, в которых рассказывали о своих товарищах, о боевых эпизодах и фронтовых буднях.


Твардовский понял что в «тяжкий час земли родной» надо говорить только о главном и вековечном – о Родине большой и малой, о семье и доме, о долге и чести, о жизни и смерти.

Герой поэмы надеется на таких, как сам:

Грянул гром, пришёл черёд,

Нынче мы в ответе

За Россию, за народ

И за всё на свете…

25 сентября 1943 года был освобождён родной Смоленск. Вместо прежнего города одни руины.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

На площади измученные, плохо одетые люди, но на лицах радость. Наскоро сколочена трибуна. Твардовский обращается к землякам в освобожденном городе. На следующий день разыскал родных, которые в дни оккупации прятались в землянках. Все были целы, и это было счастьем.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

На пепелище родного дома


Позднее Твардовский записал в своём дневнике:

Обезображена, изуродована вся моя родная местность. Нет сил и действительно нет слов, чтобы рассказать об этом по живому впечатлению. Каждый километр пути, каждая деревушка, перелесок, речка – все это для человека, здесь родившегося и про-ведшего первые годы юности, свято особой, кровной святостью. Все это часть собственной жизни, что – то глубоко внутреннее и бесконечно дорогое. И видеть все это таким, каким оно выглядит после немцев, - это почти физическая боль.


Родное Загорье. […] Местность так одичала и так непривычно выглядит, что я не узнал даже пепелище отцовского дома. Ни деревца, ни сада, ни кирпичика или столбика от построек — все занесено дурной, высокой, как конопля, травой, что обычно растет на заброшенных пепелищах. Никаких родных мест, никаких впечатлений, примет, узнавания.

Поэт получал много писем от фронтовиков. И вместе с ними в нём росла убежденность в том, что он нашел свое место на войне, свое истинное назначение. Считая «Тёркина» своим основным делом, военкор Твардовский продолжал выполнять обычную заказную газетную работу.


На протяжении войны Твардовский пишет еще одну поэму, которую завершит через год после войны – «Дом у дороги» - о разрушенном войной доме и разлучённой ею семье. Поэма была особенно дорога автору, как вобравшая в себя боль и горечь пережитого народом бедствия.

В тот самый час воскресным днём,

По праздничному делу,

В саду косил ты под окном

Траву с росою белой.

Домой ждала тебя жена,

Когда с нещадной силой

Старинным голосом война

По всей стране завыла.

И,опершися на косьё,

Босой,простоволосый,

Ты постоял и понял всё,

И не дошёл прокоса.

Не докосил хозяин луг,

В поход запоясался,

А в том саду всё тот же звук

Как будто раздавался:

«Коси,коса, пока роса,

Роса долой- и мы домой.»

«Дом у дороги» — это поэма ещё и о любви. Очень тяжёлая, иногда с надрывом — её нельзя пересказать, её нужно читать.

И та любовь была сильна

Такою властной силой,

Что разлучить одна война

Могла.

И разлучила.

Заканчивал войну в Германии, под Кенигсбергом, в Тапиау (ныне – город Гвардейск).


Именно здесь располагалась редакция газеты «Красноармейская правда».

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Сейчас на этом доме по адресу Калининградская улица, 21, находится мемориальная доска, посвящённая Твардовскому.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

9 мая 1945 года к дому редакции с утра потянулись бойцы и командиры. Они хотели узнать у газетчиков подробности последних известий, переданных глубокой ночью по радио. С сообщением об Акте безоговорочной капитуляции Германии выступил военкор Александр Трифонович Твардовский.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Именно от него бойцы узнали, что война закончилась. В водоворот всеобщей радости попала вся редакция «Красноармейской правды». Стоя на крыльце этого дома (а тогда в нем как раз ночевали сотрудники редакции), поэт вместе со всеми салютовал из личного нагана. Весь город праздновал победу, как умел, гремел салют из всех видов оружия. Писатель Владимир Воробьёв вспоминал:

«Стоя на крыльце уцелевшего дома, где ночевали сотрудники редакции, Александр Твардовский вместе со всеми участвовал в салюте, оглушившем Тапиау. Свои патроны расстрелял, выпросил запасные обоймы у писателя Мориса Слободского и художника Ореста Верейского….

По воспоминаниям того же Верейского, когда поэт услышал о победе, то его охватило какое-то особенное чувство: так как война окончена, то и он обязан окончить «свою войну», свою поэму «Василий Тёркин». И он дописал ее 9 мая.

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной,

Не шутя, Василий Тёркин,

Подружились мы с тобой…

С первых дней Великой Отечественной Твардовский понял, что память о ней, если он выживет, останется с ним навсегда.

И памятью той, вероятно,

Душа моя будет больна,

Покамест бедой невозвратной

Не станет для мира война…

Так оно и случилось: тема войны не уходила из его поэзии до самых последних лет. О ней он вспоминает в поэме «Дом у дороги», «За далью - даль», в стихах «В тот день, когда окончилась война», «Немые», «Я убит подо Ржевом» и во многих других...

А в 1966 году он напишет:

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они - кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь -

Речь не о том, но все же, все же, все же...

«Новый мир»


Твардовский ещё в конце 30-х годов мечтал с кем-нибудь организовать свой журнал. И вот случилось чудо — в 1950 году его назначают главным редактором журнала «Новый мир» взамен перешедшего в «Литературную газету» Константина Симонова.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский с упоением принялся за работу. В этом ему помогали два его заместителя — друг А. К. Тарасенков и С. С. Смирнов. В редколлегии собрался вообще «звёздный» состав — Валентин Катаев, Константин Федин, Михаил Шолохов, Михаил Бубеннов... Многие из друзей поэта и просто известных советских писателей помогали журналу и сотрудничали с ним.


Твардовский действительно создал в журнале неповторимую уютную атмосферу, в которой работа ощущалась не как работа, а как строительство чего-то нового, лучшего, светлого — то, что люди хотели делать. Конечно, «Новый мир» в начале 50-х и он же в 60-е сильно отличались — была проделана большая работа.


Александр Трифонович работал вместе со всеми, сидя в журнале с утра и до вечера. Вполне обычные будни проходили так: утром или днём слышали, как у здания редакции останавливалась машина. Далее захлопывалась дверь машины и неторопливые шаги прерывались ещё двумя хлопками — входной двери и двери, ведущей в общий зал из прихожей. Появлялся Твардовский не с пустыми руками — притащит что-нибудь к чаю, например, две связки свежих баранок, пообщается минут 5-10 о новостях и скрывается в своём кабинете, где порой может засидеться и до вечера. Он часто обсуждал всё с коллегами, заместителями, совещался, высказывал своё мнение — в общем, журнал являлся коллективом, где важно было мнение каждого.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский мог взять из своего кабинета толстенную папку с рукописями, вёрстками, письмами, уехать вечером и сказать на прощание «Я буду завтра» или «Приеду послезавтра», и сотрудники понимали, что к этому времени папка будет досконально изучена и всё будет просмотрено до последней буквы.


Новый главный редактор очень хорошо наладил обратную связь. Если ему что-то из предложенного нравилось, он тут же звонил автору или писал письмо. Кстати, о письмах. Все письма читателей, приходившие в редакцию, он обязательно читал, и многие из них публиковались в журнале с ответами.


Журнал «Новый мир» стал для многих начинающих писателей и поэтов изданием, которое первым их опубликовало. В частности, без этого журнала не состоялся бы как поэт Расул Гамзатов, Константин Вашенкин и многие другие… Отличительной особенностью журнала стало то, что он, в отличие от многих других изданий, публиковал аргументированные и довольно смелые оценки той литературе, которая публиковалась. Так молодые авторы получали не только публикацию в известном журнале, но и критику своих работ.


Твардовский сделал журнал этаким революционером в тогдашней советской литературе — довольно часто в журнале появлялись произведения писателей и поэтов, с которыми они довольно долго обивали пороги других редакций, где их отбраковывали по идеологическим соображениям. Печатались в журнале и рецензии критиков, которых государство объявило космополитами. Благодаря Твардовскому свет увидели произведения Астафьева, Богомолова, Шукшина… Сотни и сотни их, и им нет конца.


Но оппозицонная политика журнала совсем не нравилась власти, и, даже несмотря на вроде как начавшуюся хрущёскую «оттепель», в 1954 году Твардовского «освобождают» (замечательная формулировка) от обязанностей главного редактора. Союз писателей обрушивается на поэта с разгромной критикой. В кресло главреда возвращают Симонова.


Поводом для всего этого послужила поэма «Тёркин на том свете», которую Твардовский хотел опубликовать в журнале. Если вы с ней ознакомитесь, вам станет понятно, что это сокрушительная сатира на советскую действительность и бюрократию, вроде как завуалированная, но понятная всем и каждому. Конечно же, власти такого стерпеть не смогли.


«А куда вообще делся Тёркин? Почему нет ни слова о его «мирных», послевоенных делах?» — спрашивали читатели, ища продолжение. Твардовский ответил. Была написана большая, подробная статья под названием «Как был написан «Василий Тёркин» (Ответ читателям)», где он рассказал читателям историю создания персонажа и то, почему он не может эксплуатировать этот образ.


С 1954 по 1958 год Твардовский не прекращает активную деятельность: пишет стихотворения, занимается самоанализом, знакомится со многими новыми интересными людьми. Появляются наброски, строфы будущих поэм. Хоть он и тяжело переживал случившееся, увольнение не сломило его — напротив, придало ему сил, хоть поэт и сокрушался, что вокруг одни лизоблюды и честолюбцы.


Впрочем, Александр Трифонович вскоре понял, как обратить перемены себе на пользу: в мае 1957 года он встречается с Хрущёвым лично, чтобы обсудить текущую ситуацию в стране, в литературе, поговорить о многих препятствиях, о бюрократии и т.д. Глава государства, обычно многословный, был потрясён и слушал Твардовского с неподдельным интересом.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский в редакции «Известий»


Поэт попал в точку. В 1958 году «сверху» ему предлагают вернуться в «Новый мир».

Редакция гудела, как улей. В прихожей у стола с графином стояли и сидели, но более всего ходили люди. Все двери из отделов были распахнуты. Встречи, поцелуи, рукопожатия. Во всем какой-то праздник. Жора Владимов сказал мне, что последние дни у них в редакции было полное запустение, никто даже не заходил — и вдруг, с первого же дня, как Твардовский взял журнал, все переменилось. Прежде всего он сам, в отличие от Симонова, появляется ежедневно в час дня и не дает никому лениться, сам читает материалы отделов и проч. Весело, празднично.

Из дневников В. Лакшина

Твардовскому сулили все условия. Но как только он снова стал главредом, начались препоны. Этого нельзя печатать, этого тоже, а этого запретить и выкинуть! По приказу свыше к публикации не был допущен роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго», которому на тот момент уже даже была присуждена Нобелевская премия!

Расправились с писателем, не читая его романа.

А. Твардовский

Задушили также и Гроссмана, и многих других писателей. Работать было тяжело.


Несмотря на это, журнал проводит активную либеральную политику в литературе и искусстве. «Новый мир» для многих становится символом «шестидесятничества» - печатаются произведения Василя Быкова, Абрамова, Домбровского, Трифонова, Можаева... После личного разговора с Хрущёвым Твардовский получает право на публикацию романа Солженицына «Один день Ивана Денисовича» - и публикует. По воспоминаниям самого поэта, за этим произведением он просидел несколько ночей, читая и перечитывая.


Это был прорыв. «Новый мир» стремительно набирал популярность. Печаталось всё больше новых и новых произведений, открывающих другие страницы отечественной прозы и поэзии. Номера раскупались как горячие пирожки — приходилось увеличивать тираж.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Да и сам Твардовский в это непростое время переосмысливает себя и свою прежнюю жизнь. В новых поэмах «За далью — даль» и «По праву памяти» поэт приходит к выводу о том, что коллективизация и стройка новой советской власти не была такой радужной, как ему казалось тогда, много лет назад. Твардовский меняет свой взгляд на те события, понимая, как он тогда чудовищно ошибся, выбрав революцию, а не семью. Ему совестно за то время — это очень хорошо видно в поэмах. «По праву памяти» начала публиковаться в 1969, но полностью из-за цензуры стала доступна читателям лишь в 1987. А вот «За далью — даль» была опубликована в 1967 - ещё при жизни.


После свержения Хрущёва эйфория, вызванная небывалым ростом популярности журнала, сошла на нет — брежневское правительство начало кошмарить журнал, снимать статьи, когда номер был почти что сверстан, цензура была почти постоянной. В 1967 году его заместителей сняли, заменив их людьми ортодоксальных взглядов. Так Твардовскому стало ещё сложнее работать, тогда его с трудом уговорили не подавать в отставку.


Впрочем, это была лишь небольшая отсрочка. Цензоры постоянно вырезали строчки, а иногда даже целые строфы из стихотворений, часто приходилось бегать, просить, звонить, писать — бороться, бороться и ещё раз бороться. Твардовский писал письма Брежневу, но ответа так и не получил.


Провластные газеты критиковали журнал, всё ещё имеющий колоссальный успех у читателей. Его поливали грязью, критиковали, шли даже на откровенную ложь. Твардовскому казалось, что он буквально «сходит с ума» - неужели все, абсолютно все ополчились против него? Впрочем, письма, посылаемые читателями в поддержку журнала, убеждали в обратном...


И случилось непоправимое - в начале февраля 1970 поставили новых людей в замы и в редколлегию журнала. Людей, абсолютно чуждых Твардовскому, критиковавших его творчество и редакторскую деятельность, людей, завистливо называвших поэта «медведем» — за его характер и волю. Через несколько дней «медведь» сдался: Твардовский подал заявление об уходе, которое было немедленно удовлетворено. Вслед за ним ушли многие сотрудники. «Новый мир» был разгромлен.


Надо ли говорить, что в печати об этом не было сказано ни слова?


Журнал остался существовать, но это был уже другой журнал, с другими людьми и с другой политикой. Важно помнить: на протяжении всего того времени, пока Твардовский был главным редактором «Нового мира», публиковались сотни молодых писателей и поэтов, печатались неугодные официальной пропаганде правдивые статьи и рецензии либеральных критиков. Разгром журнала потряс читателей, которые ежедневно писали Твардовскому слова поддержки и благодарности за всё, что он сделал.


Смерть и память


После ухода из журнала «Новый мир» Твардовский сгорел очень быстро — вскоре у него случился инсульт, лишивший его частично подвижности и речи, а в больнице обнаружился запущенный рак лёгких. 18 декабря 1971 года его не стало.


Похоронили его на Новодевичьем кладбище.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Именем Твардовского названы несколько улиц в разных городах. Также в 1973 году оно было присвоено московской школе № 279 (сейчас — 293).


В 1995 году в Смоленске был поставлен памятник Твардовскому и Василию Тёркину.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

В 2013 году на Страстном бульваре был установлен памятник Твардовскому, неподалёку от редакции журнала «Новый мир». Чуть дальше находится Пушкин - есть в этом что-то правильное.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Сейчас имя Александра Трифоновича Твардовского людям молодого поколения известно в лучшем случае как автора «Василия Тёркина». Поколение старших, наших дедушек и бабушек, знает его ещё и как редактора «Нового мира». Эта статья призвана раскрыть непростую судьбу этого человека, показать, чем он жил и за что боролся.


Источники.


Разумеется, ещё очень многое осталось не рассказанным. Если вам интересно, чем я пользовался при написании данной статьи, вы можете почитать следующие материалы:


1. А.Т.Твардовский. Автобиография

2. Андрей Турков. Твардовский

3. Александр Твардовский. Честно я тянул мой воз (составитель — А. Турков). В интернете текста книги не нашёл.

4. Павел Фокин. Твардовский без глянца

5. Александр Крон. Александр Твардовский

6. Иван Твардовский. На хуторе Загорье

7. Иван Твардовский. Родина и чужбина

8. А.Т.Твардовский. С Карельского перешейка (из фронтовой тетради)


P.S. Фото рабочего процесса прилагаю

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_174019

Автор: Тимофей Бердикин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269903541

Личный хештег автора в ВК - #Бердикин@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 20
272

Проконсул Кавказа. Ч. 5

Автор: Олег Дмитриев.

В предыдущих сериях:

Проконсул Кавказа. Ч. 1

Проконсул Кавказа. Ч. 2

Проконсул Кавказа. Ч. 3

Проконсул Кавказа. Ч. 4

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Большую часть своего наместничества А.П. Ермолов посвятил борьбе с горцами Северного Кавказа и созданию осадной системы, которая, в сущности, и вписала его имя в историю. Однако владения России находились и за Кавказским хребтом. По Георгиевскому трактату в 1783 году под протекторат России попало Картли-Кахетинское царство — крупнейший осколок Грузии, распавшейся в XV веке на ряд независимых государственных образований. Это решение царя Ираклия II было вынужденным: грузинам просто поразительно не повезло с соседями, вследствие чего к XVIII веку Восточная Грузия была буквально опустошена непрекращавшимися вторжениями. В 1801 году царство окончательно лишилось независимости, войдя в состав Российской империи и превратившись в Грузинскую губернию. Пару лет спустя таким же образом в империю влились и остальные осколки Грузии — Мингрелия и Имеретия. После этого Персия, возмущённая столь беспардонным вторжением в свою сферу интересов, попыталась отыграть всё как было и объявила России войну (1804-1813), по результатам которой Персия не только признала вхождение в состав Российской империи Картли-Кахетии, Имеретии и Мингрелии, но ещё и добавила к этому территории, занятые русскими войсками уже в ходе войны. Карта владений империи стала выглядеть следующим образом:

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Важный нюанс заключался в том, что в силу географических причин сообщение этих территорий с метрополией было крайне затруднено. Через Кавказский хребет была проложена всего одна крупная дорога — Военно-Грузинская — которая и стала единственной артерией, соединявшей Закавказье с Россией. При этом резиденция командующего Кавказским корпусом (впоследствии наместника) располагалась в Тифлисе. То есть Северный Кавказ, вообще-то, имел для Петербурга такое же значение, как, скажем, Чукотка, а основное внимание шишек из военных и дипломатических ведомств было приковано к Закавказью, которое рассматривалось как плацдарм для осуществления дальнейшей экспансии в Юго-Западную Азию, в направлении «жемчужины в короне Британской империи» — Индии. Ермолов же, прибыв на Кавказ, увидел реальное положение вещей: не сделав что-нибудь с горцами, населяющими Кавказский хребет, невозможно наладить прочную и безопасную связь с территориями, находящимися южнее. В своих рапортах и письмах императору Алексей Петрович горячо пытался донести эту точку зрения; Александр I поначалу отнёсся к инициативам Ермолова с вежливым недоумением, а затем махнул рукой — пусть делает, что считает нужным; в конце концов, его за этим туда и отправляли.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Военно-Грузинская дорога — линия от Владикавказа до Тифлиса. Эта дорога существует и в наши дни.


С одной стороны, население Закавказья (за исключением татарских дистанций) отличалось более смирным нравом и было в основной массе более-менее лояльно России. С другой, положение края оставалось довольно тяжёлым, поскольку он находился в окружении враждебных России стран (Турции, Персии), которые постоянно не только создавали постоянную угрозу, но и влияли на местное население, склоняли его к волнениям. Продолжавшиеся (хоть и с меньшим размахом, чем раньше) разбойничьи набеги спускавшихся с гор лезгин и осетин также не добавляли спокойствия. В связи с этим, Закавказье тоже нуждалось в обеспечении военного присутствия. Ермолов начинал выполнение этой задачи с создания сети фортификаций – по его приказу были построены семь главных крепостей и ряд второстепенных, которые могли создаваться и уничтожаться по обстоятельствам. Однако главным достижением Ермолова стало создание системы штаб-квартир, которые представляли собой подобие военных поселений, где солдаты вели оседлый, полуказацкий быт. Штаб-квартиры одновременно решали задачу по обеспечению постоянного военного присутствия, обеспечивали русским войскам надёжный тыл, значительно поднимали боевой дух солдат.

«Пообстроились полковые штаб-квартиры, пообзавелись солдатики разными необходимыми атрибутами оседлой жизни, а все чего-то им недоставало. Скучен и молчалив был народ и оживлялся только во время вражеских нашествий; мало того, госпитали и лазареты были переполнены больными... Думало, думало начальство — как бы пособить горю. Музыка по плацу по три раза в день играла, качелей везде понастроили — нет, не берет! Ходят солдатики скучные, понасупились, есть не едят, пить не пьют, поисхудали страх как. На счастье, нашелся один генерал (Ермолов), большой знаток людей; он и разгадал, чего недостает для солдатушек, и отписал по начальству, что при долговременной, мол, службе на Кавказе, в глуши, в горах да лесах, им необходимы жены. Начальство пособрало в России несколько тысяч вдов с детьми, да молодых девушек (между последними всякие были) — и отправило их морем из Астрахани на Кавказ, а часть переслало и сухим путем на Ставрополь. Так знаете, какую встречу делали? Только что подошли к берегу, где теперь Петровское, как артиллерия из пушек палить стала,— в честь бабы, значит, а солдатики шапки подбрасывали, да «Ура!» кричали. А замуж выходили по жребию, кому какая достанется. Тут уже приказание начальства да Божья планида всем делом заправляли. А чтобы иная попалась другому, да не по сердцу — так нет, что ты! Они, прости Господи, на козах бы переженились, а тут милостивое начальство им настоящих жен дает»

Грузия


На первый взгляд тут не должно было быть никаких проблем: грузины были православным народом, который находился в абсолютно враждебном окружении и на протяжении долгого времени страдал от нападений буквально со всех сторон, в результате чего сам попросился под защиту империи. Но всё оказалось не так просто. Во-первых, на момент вхождения в состав России эти территории уже обладали достаточно развитой государственностью, которую требовалось как-то соотнести с имперским аппаратом управления. Во-вторых, существовала наследственная феодальная аристократия, которая была не в восторге от резкого ограничения своих прав, и которую также надо было инкорпорировать в имперскую элиту. Наконец, церковь в Российской империи со времён Петра I находилась в полном подчинении государству, против чего выступали грузинские церковные иерархи, не желавшие мириться с таким положением. Вишенкой на торте стала острая нехватка толковых чиновников для административной работы. Кавказ считался опасной окраиной, где всё — и климат, и кухня, и обычаи — было незнакомо и враждебно человеку из Центральной России. По этой причине добровольно отправлялись туда на службу очень немногие, и эти немногие делились на два типа: бесталанные горе-чиновники, которым уже не светила вообще никакая карьера, кроме такой; либо чиновники, которые специально ехали подальше от надзорных органов за длинным рублём. Нет, надзорные органы были и на Кавказе, только вот комплектовались они тоже чиновниками из этих двух сортов:

«Въ борьбѣ съ злоупотребленіями могъ быть весьма полезенъ фактическій надзоръ прокуратуры, и мы знаемъ, что для этой цѣли уже въ 1803 г. былъ приставленъ къ верховному грузинскому правительству одинъ прокуроръ, обязанный доносить главнокомандующему и министру юстиціи о всякомъ замѣченномъ злоупотребленш и нарѵшеніи закона со стороны чиновниковъ и присутственныхъ мѣстъ. Но и тутъ насъ постигла самая обидная неудача: всѣ прокуроры оказывались одинъ хуже другого. Плахотинъ связался съ евреями и сталъ торговать крѣпкими напитками, Меллинъ укралъ изъ казначейства 615 червонцевъ, и всѣ они, не обнаруживая никакихъ злоупотребленій, обыкновенно изводили главнокомандующих, представляя имъ о незаконности ихъ же распоряженій, опираясь на букву закона и совершенно игнорируя требованія справедливости и умѣстности»

В сфере правовых отношений царил полный хаос. Чья это земля: казенная, церковная, частная? Чьи это люди: государственные, церковные, помещичьи? Кто этотъ человек: князь, дворянин, гражданин, свободный или крестьянин? При феодальном царском правлении подобных вопросов не возникало: царь отлично знал своих князей и дворян, его сахлтхуцес (должность, отдалённо похожая на премьер-министра) отлично знал, сколько дворян числилось за царем в каждом селении; монастыри, князья и дворяне знали своих крестьян, а если и возникали какие-то недоразумения, то царь самостоятельно разрешал их. После присоединения к империи всё пришло в полный беспорядок: прошло несколько волн эмиграции, сменившиеся иммиграцией, имения конфисковывались, раздаривались за заслуги, захватывались самовольно без всяких оснований, крестьяне перебегали с одних земель на другие, возникло просто фантастическое количество имущественных и земельных споров, рассматривать которые русским властям пришлось бы до конца света. Да и как рассматривать, если с одной стороны местные требуют судить их по грузинскому праву (законам Вахтанга), с другой стороны это территория Российской империи, и на ней действуют российские законы, которые с местными законами и обычаями не сходятся, а во многом им прямо противоречат — но написаны они совсем для других условий и никак не учитывают местную специфику и местный менталитет. Этим бардаком вплоть до А.П. Ермолова никто не желал заниматься.


Первое, что сделал Алексей Петрович — создал комиссию для обмежевания земель, параллельно с этим объявив, что все владельцы обязаны подтвердить своё право либо соответствующими документами, либо свидетельскими показаниями 10 лиц. Это мало помогло навести порядок, поскольку грузины начали притаскивать кипы царских грамот и прочей макулатуры, и в экспедиции суда и расправы к 1827 году (конец наместничества Ермолова) накопилось более четырнадцати тысяч бумаг — в конечном итоге их просто перестали рассматривать, отдельно проверяя права владельца на отчуждаемое имение при всякой сделке. Единственная польза от этой меры состояла в том, что грузин стали приучать к новому порядку приобретения и продажи недвижимости, основанному на обращении в имперские учреждения и нотариальном заверении актов.


Далее Ермолов создал дворянское депутатское собрание, которое должно было разрешить вторую проблему — с грузинскими дворянами, которых, на удивление, оказалось очень много. Озадаченная русская администрация оказалась буквально в положении «куда ни плюнь — в дворянина попадёшь». Естественно, закрались смутные сомнения в правдивости рассказов некоторых личностей об их предках и подлинности предъявляемых ими документов, но разбираться в местных династических хитросплетениях было задачей совершенно непосильной кому-то со стороны. Поэтому Алексей Петрович возложил эту задачу на самих грузин. Дворянское депутатское собрание должно было заняться составлением списков грузинских дворян и князей с занесением их в дворянские родословные книги. Не доверяя в полной мере этой коллегии, Ермолов настоял на том, чтобы её решения проверялись и утверждались в вышестоящей инстанции (к вящему неудовольствию депутатов):

«Ермоловъ постановилъ чтобы опредѣленія депутатскаго собранія объ утвержденіи кого-либо въ дворянскомъ или княжескомъ достоинствѣ представлялись не прямо въ департаментъ герольдіи, а черезъ общее собраніе верховнаго грузинскаго правительства, которое, имѣя въ числѣ своихъ совѣтниковъ нѣсколькихъ грузинскихъ князей, въ большинствѣ случаевъ могло вникнуть въ основательность внесеннаго опредѣленія по существу. Дворяне попробовали было вломиться въ амбицію по поводу такого недовѣрія къ ихъ депутатамъ но Ермоловъ, успокоивъ дворянъ самымъ любезнымъ отвѣтомъ, настоялъ на своемъ и испросилъ высочайшаго утвержденія этой мѣры»

Церковь тоже ждали значительные преобразования. В 1817 году экзархом Грузии был назначен архиепископ Феофилакт. Феофилакт разработал план церковной реформы: намечалось сокращение количества епархий, храмов, монастырей, штата духовных лиц, проведение секуляризации церковного и монастырского имущества, введение богослужения на церковнославянском языке и обложение церквей денежной податью.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Экзарх Феофилакт


Местное духовенство восприняло инициативу прохладно. Особенно сильным было возмущение в Имеретии, где церковь возглавлял митрополит Досифей, «…поступки и действия которого были весьма далеки от кротости и смирения, подобающих его высокому духовному сану». Используя своё влияние, он начал переводить чисто имущественный вопрос совсем в другую плоскость, распространяя слухи, что Россия собирается посягнуть на религиозные основы. Дворянство, находящееся в тесной связи с духовенством (Досифей сам принадлежал к дворянскому роду и состоял в родстве с большинством дворян), поддержало эту версию, собирая под свои знамёна народные массы.

«Под видом поборничества за уничтожение некоторых церквей и защиты духовенства, злонамеренные распускали между народом слухи, что правительство намерено изменить религию и излишних пастырей церкви взять в рекруты. Добровольным соглашением, а иногда и силою, они приводили жителей к присяге, обязывающей каждого к единодушному действию; противящихся стращали разорением домов. Все почти дороги были заняты толпами вооруженных имеретин, которые останавливали проходящие наши команды, заставляли их возвратиться назад или грозили стрелять в них»

Основные силы Кавказского корпуса под командованием Ермолова в это время воевали в Дагестане, так что русская администрация попыталась разрешить дело миром, написав несколько воззваний и обращений к имеретинскому народу. Не помогло — вскоре экзарха Феофилакта и отправленных с ним чиновников пришлось эвакуировать, поскольку им угрожала реальная опасность быть растерзанными толпой. Положение становилось всё более шатким, поэтому Ермолов предписал устранить главных возмутителей спокойствия, выслав из Имеретии мятежного митрополита и его окружение. Вельяминов настаивал, что4 марта 1820 года приказание было исполнено, непокорные церковники были арестованы и без лишнего шума и пыли высланы в Моздок (причём Досифей до места назначения не доехал, скончавшись по дороге). После этого имеретинское дворянство подняло уже открытый мятеж, предводителями которого стали князья, являвшиеся родственниками удалённых митрополитов; восставшие начали убивать проезжавших русских офицеров, нападать на гарнизоны, выбивая их из селений, где те были расквартированы. Подавлять мятеж пришлось генералу Вельяминову, замещавшему Ермолова на линии.

«Пойманных с оружием в руках приказано было вешать так, «чтобы все могли видеть», и без всякого предварительного следствия и суда. Суду могли подлежать только те, на которых падало подозрение, но не было прямых и очевидных доказательств о принадлежности их к толпе инсургентов. Селения, жители которых подняли оружие, главнокомандующий приказал истребить до основания; прощать только тех, которые будут просить помилования и возвратясь отдадут оружие. Всем имеретинам объявлено, что если дадут у себя пристанище бунтовщикам и если, будучи в состоянии схватить их, не представят начальству, то сами подвергаются жестокому наказанию»

Прибегнув к опробованным русским командованием методам устрашения и коллективной ответственности, Вельяминов довольно быстро привёл в чувство местное население . Лишившись поддержки, мятежные кньязья были вынуждены бежать за границу, их имения были конфискованы, а замки уничтожены. Церковная реформа в дальнейшем была доведена до конца под пристальным надзором военного начальства.


Присоединение ханств


Одним из результатов русско-персидской войны стало присоединение к России территорий Северного Азербайджана, на тот момент представленных рядом независимых ханств. Гянджинское, Бакинское и Кубинское ханство были ликвидированы, остальные же сохранились. По трактатам, заключённым с ними, ханства теряли политическую независимость и обязывались уплачивать 8 тысяч рублей ежегодно, но никаких изменений в их внутреннем укладе не произошло. Ханы по-прежнему имели полную власть над имуществом и жизнью подданных. Осуществляли они её в лучших азиатских традициях — деспотично и крайне жестоко.

«Управленіе ханствами было деспотическимъ по принципу и феодальнымъ по своему режиму. Воля хана создавала и разрушала всякое право; всѣ сословія, за исключеніемъ немногихъ могущественныхъ бековъ, сливались передъ его лицомъ въ званіе рабовъ; онъ управлялъ ханствомъ, какъ собственнымъ имѣніемъ, заботясь исключительно о цѣлости его границъ и о преумноженіи своихъ доходовъ»

Помимо этого, некоторые ханства имели давние связи с Персией, и персидские шахи не собирались просто так уступать эти территории, постоянно поддерживая тайные контакты и склоняя их к выходу из российского подданства. А главная загвоздка была в том, что простно взять и вышвырнуть ханов было нельзя — по договорам, заключённым с ними, ханский титул передавался по наследству, и мог быть ликвидирован в двух случаях: смерть бездетного правителя, либо прямая измена России. Впрочем, даже последнее обстоятельство не приводило к потере автономии: в 1806 году шекинский хан Селим изменил России, после чего его владение было занято русскими войсками — но тогдашний командующий Гудович возвёл на престол его племянника, Джафар-Кули хана, сохранив прежний порядок управления.


Но Алексей Петрович не собирался терпеть независимых царьков-самодуров. И первым кандидатом на вылет стал именно шекинский хан. После смерти Джафара трон перешёл к его сыну Измаил-хану, который своими выходками доканал даже терпеливых и привычных ко всему подданных:

«Летом 1816 года в деревне Ханабади был убит семилетний мальчик, сын тамошнего муллы; малютке нанесено было несколько ран кинжалом и перерезана шея. Никто не знал, кем было совершено зверское преступление, и лишь несколько женщин сказали, что в этот день через их деревню проехали трое евреев из Карабалдыра. Этого было довольно, чтобы евреев привлекли к ответу. Измаил-хан, явившись сам на судилище, приказал пытать их; несчастных били палками, рвали клещами тело их, выбили им зубы, и потом зубы эти вколачивали им в головы. В беспамятстве и исступлении, терзаемые оговаривали других евреев, которых сейчас же хватали и предавали таким же истязаниям. Еврейские деревни Карабалдыр и Варташены были опустошены, женщины и мальчики изнасилованы»

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Шекинское


Ермолов, встретившись очно с Изамил-ханом в декабре 1816 года, высказал тому всё, что он о нём думает, после чего обязал выплатить пострадавшим от беспредела компенсации, а русскому приставу майору Пономарёву поручил установить пристальное наблюдение за ханской властью и впредь подобного не допускать. После этого Измаил заметно приуныл и начал прятаться от русского пристава во дворце, а скуку убивал за бутылкой, вскоре скатившись к состоянию натурального алкоголизма. От алкоголизма он и умер летом 1819 года. Алексей Петрович, не дожидаясь, пока объявятся ещё какие-нибудь родственники с претензиями на престол, ввёл в Шекинское ханство отряд войск и объявил об упразднении его независимости.


Следующим на очереди стало ханство Ширванское. Управлявший им Мустафа-хан поначалу не воспринял Ермолова всерьёз, но в дальнейшем, наблюдая за действиями нового командующего, заподозрил, что долго усидеть не получится. Действия против горцев Дагестана и Чечни, а также упразднение титула шекинского хана окончательно укрепили его во мнении, что пора делать ноги.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Ширванское


Мустафа договорился с персами и начал понемногу переправлять через реку Кура своё имущество и казну, параллельно с этим отправляя Ермолову письма, в которых расписывал насколько он верен императору, надеясь этим нехитрым трюком усыпить бдительность. Алексей Петрович, будучи уже предупреждённым о намерениях хана, в ответ отправил два батальона пехоты и 800 казаков нанести визит вежливости вернейшему слуге России. Мустафа-хан не стал даже пытаться обороняться: он бежал настолько поспешно, что «…оставил во дворце двух меньших своих дочерей, из которых одну, грудную, нашли раздавленной между разбросанными сундуками и пожитками». Выжившую дочь Ермолов отправил с бывшими ханскими телохранителями вслед за отцом, а жителям Ширванского ханства объявил, что «Мустафа за побег в Персию навсегда лишается ханского достоинства, а Ширванское ханство принимается в Российское управление».


В Карабахском ханстве обстановка была также напряжённая, но там ситуация разрешилась вообще без какого-либо участия Ермолова. Прежний правитель, Ибрагим-хан, принеся присягу на верность России, через некоторое время передумал и позвал персидские войска, чтобы те помогли ему выбить русский гарнизон. Внучатый племянник Ибрагима, Джафар-Кули-ага, настучал на родственника, в результате чего Ибрагима закономерно убили за сопротивление при аресте.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Карабахское

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Джафар-Кули-ага. Ему, кстати, потом разрешили вернуться из ссылки на родину, и он остался известен больше как азербайджанский поэт, нежели как несостоявшийся наследник Карабахского ханства.


Престол унаследовал сын покойного, Мехти-хан, затаивший лютую обиду на Джафара. В 1822 году на Джафара было совершено покушение, в ходе которого он был легко ранен в руку, началось следствие, подозрение пало, естественно, на Мехти — и мнительный хан настолько перепугался, что сам сбежал из своих владений. Впрочем, далее выяснилось, что Джафар инсценировал покушение с целью отстранения своего ненавистного родственника, а потому вместо ханского престола он получил ссылку с семьёй в Симбирск. За неимением иных претендентов титул хана был упразднён и тут.


Оставалось ханство Талышинское, но оно претерпело от персов столько разорений, что и хан, и народ ненавидели Иран лютой ненавистью, поэтому даже не думали об измене.


Так тихо, практически мирно была ликвидирована политическая независимость феодальной верхушки Северного Азербайджана. Ермолов и здесь был верен своему принципу: никакого самоуправления, никаких туземных правителей, за исключением самых лояльных — только прямое управление русскими офицерами и чиновниками. Местное население не особенно горевало по своим ханам. Впрочем, русские приставы, заменившие их, вскоре поддались тем же порокам — сенатская ревизия Кутайсова и Мечникова, проведённая в 1829 году, показала, что приставы совмещали власть административную, судебную и военную, являясь одновременно и судьями, и исполнителями приговоров. На толковое обустройство гражданского управления в Закавказье у Ермолова не было ни ресурсов, ни времени — вплотную этим вопросом займётся только сменивший его на посту И.Ф. Паскевич.


Список литературы и источников

Ермолов А.П. Записки А.П. Ермолова. 1798-1826. 1798-1826 гг. / Сост. В.А. Фёдорова. М., 1991. 463 с.

Гордин Я.А. Кавказ: земля и кровь: Россия в Кавказской войне ХIХ в. СПб., 2000. 462 с.

Потто В.А. Кавказская война: Ермоловское время. Т. 2. Ставрополь, 1994. 685 с.

Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 6. СПб., 1888. 756 с.

Утверждение русского владычества на Кавказе. / Сост. В.Н. Иваненко. Т. 12. Тифлис, 1901. 524 с.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_176506

Автор: Олег Дмитриев.

Личный хештег автора в ВК - #Дмитриев@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 7
2660

Ощущения  человека, пораженного пулей...

В книге "Памяти Каталонии" посвященной войне в Испании 1937 года,  Джордж Оруэлл, который принимал в ней участие, описывает свои ощущения, которые он испытал в первые моменты когда его ранил снайпер.


Ощущения человека, пораженного пулей, чрезвычайно интересны и я думаю, что их стоит описать подробно.
Случилось это в самом углу парапета в самое опасное время, в пять
часов утра. Солнце поднималось за нашей спиной и вынырнувшая из-за
парапета голова четко рисовалась на фоне неба. Я разговаривал с
часовыми, которые готовились к смене караула. Внезапно, посреди фразы, я
вдруг почувствовал – трудно описать, что именно я почувствовал, хотя
ощущение это необычайно свежо.
Попытаюсь выразить это так: я почувствовал себя в центре взрыва и
увидел слепящую вспышку, почувствовал резкий толчок, – не боль, а
только сильный удар, напоминающий удар тока, когда вы вдруг коснетесь
оголенных проводов; и одновременно меня охватила противная слабость, –
казалось, что я растворился в пустоте. Мешки с песком, сложенные в
бруствер, вдруг поплыли прочь и оказались где-то далеко-далеко. Думаю,
что так чувствует себя человек, пораженный молнией. Я сразу же понял,
что ранен, но решил, – сбили меня с толку взрыв и вспышка огня, – что
случайно выстрелила винтовка моего соседа. Все это заняло меньше
секунды. В следующий момент колени подо мной подогнулись, и я стал
падать, сильно ударившись головой о землю. Почему-то мне не было
больно. Все тело одеревенело, в глазах был туман, я знал, что ранение
тяжелое, но боли, в обычном смысле слова, не чувствовал.
Часовой-американец, с которым я только что разговаривал, нагнулся ко
мне. «Эй! Да ты ранен!» Собрались люди. Началась обычная суматоха.
«Поднимите его! Куда его ранило? Расстегните рубашку!» Американец
попросил нож, чтобы разрезать рубаху. Помня, что у меня в кармане лежит
нож, я попробовал его достать, но обнаружил, что правая рука
парализована. Ничего у меня не болело, и я почувствовал какое-то странное
удовлетворение. Это понравится моей жене, – подумал я. Она всегда
мечтала, что меня ранят, а значит не убьют в бою. Только сейчас я стал
думать – куда меня ранило, серьезная ли рана. Я ничего не чувствовал, но
знал, что пуля ударила где-то спереди. Я попробовал говорить, но
обнаружил, что голос пропал, и вместо него послышался слабый писк,
потом мне все же удалось спросить, куда меня ранило. Мне ответили:
– В горло. Наш санитар Гарри Уэбб прибежал с бинтом и маленькой
бутылочкой алкоголя, который нам выдавали для промывки ран. Когда меня
подняли, изо рта потекла кровь. Стоявший позади испанец сказал, что пуля
пробила шею навылет. Рану полили алкоголем. В обычное время спирт жег
бы невыносимо, но теперь разливался по ране лишь приятным холодком.
Меня снова положили и кто-то побежал за носилками. Узнав, что пуля
пробила шею, я понял, что моя песенка спета. Я никогда не слышал, чтобы
человек или животное выжили, получив пулю в шею. Тонкой струйкой
текла кровь из уголка рта. «Пробита артерия» – пришло мне в голову.
«Сколько можно протянуть с пробитой сонной артерией? – подумалось
мне. – Несколько минут, не больше». Все было, как в тумане. Минуты две
мне казалось, что я уже умер. И это тоже интересно, то есть интересно,
какие мысли приходят в такой момент. Прежде всего – вполне
добропорядочно – я подумал о своей жене. Потом мне стало очень обидно
покидать этот мир, который, несмотря на все его недостатки, вполне меня
устраивал. Это чувство оказалось очень острым. Эта глупая неудача бесила
меня. Какая бессмыслица! Получить пулю не в бою, а в этом дурацком
окопчике, из-за минутной рассеянности! Я думал также о человеке,
подстрелившем меня, – кто он, испанец или иностранец, знает ли он, что
попал в меня, и так далее. Я не чувствовал против него никакой обиды.
Поскольку он фашист, – проносилось в голове, – я бы его убил, если бы
представился случай, но если бы его взяли в плен и привели сюда, я
поздравил бы его с удачным выстрелом. Впрочем, я допускаю, что у
человека, который по-настоящему умирает, бывают совсем другие мысли.
Едва меня положили на носилки, как моя парализованная рука ожила и
начала чертовски болеть. Мне подумалось, что я сломал ее, когда падал; с
другой стороны, боль успокоила меня, ибо я знал, что если человек
умирает, его чувства притупляются. Мне стало немного лучше, и я начал
жалеть четверых бедняг, тащивших, потея и скользя, носилки. До
перевязочного пункта нужно было пройти километра два по скверной,
выбоистой дороге. Я знал, что это значит, ибо несколько дней назад сам
помогал тащить раненного. Листья серебряных тополей, местами

подступавших к нашим окопам, трогали мое лицо. Я думал о том, как

приятно жить в мире, в котором растут серебряные тополя. Но всю дорогу

рука болела нестерпимо, я выкрикивал ругательства и в то же время

старался сдерживать ругань, ибо при каждом выдохе изо рта шла кровь.




Показать полностью
231

Кому война - кому мать родна (8)

Упоминая о предательстве русских войск в Чечне, нельзя обойти стороной роль в ней наших либеральных правозащитников. И прежде всего речь идет о такой фантастической мрази, как Сергей Адамович Ковалев. В период 1993-2003 годов был депутатом ГД, в 93-96 гг. председателем Комиссии по правам человека при Президенте РФ, в 96-2003 гг. член ПАСЕ. Был одним из учредителей гайдаровской партии «Демократический выбор России», а с 2006 года и по сей день состоит в «Яблоке».

С началом боев за Грозный в декабре 1994 года Ковалев приезжает в ставку Дудаева и предлагает свою помощь в «организации переговоров по прекращению кровопролития». Боевики сначала не верили своим ушам и даже хотели его расстрелять, но потом раскусили нутро россиянского либерала и посадили его в подвал к радиостанциям. Отсюда Ковалев без устали предлагал русским солдатам сдаваться в плен, а танкистам обещал безопасный выход из города в обмен на указание ими маршрута. «Я правозащитник. Ребята, я, Сергей Ковалёв, беру на себя ответственность. Выходите, сдавайтесь, и вас сейчас на машинах вывезут в ваши части»…

Что было с теми парнями, которые, поверив слову «правозащитника», попали в плен, говорить не хочется, но поднять эту тему необходимо: им отрезали головы, кастрировали, насиловали, расчленяли заживо, снимали скальпы, распинали в окнах домов или, в лучшем случае, просто убивали на месте. Когда много позднее его спросили, почему он защищал бандитов, но не поднимал вопрос геноцида русского населения Чечни, Сергей Адамович без обидняков ответил, что «всегда защищал тех, кто нуждается в защите». В 1995 году, признавая заслуги Ковалева перед самопровозглашенной республикой Ичкерия, Джохар Дудаев наградил его орденом «Рыцарь чести». Кроме него такой награды удостоился только Шамиль Басаев.

Генерал Геннадий Трошев в своей книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», отрицательно оценивая роль Сергея Ковалёва в чеченском конфликте 1994—1996 годов, писал, что российских солдат после сдачи в плен ожидали пытки:
В боях за Грозный появились первые пленные, вокруг которых развернулись баталии с участием московских политиков, правозащитников и журналистов. Особо недобрую роль в этом сыграл тогдашний уполномоченный по правам человека в РФ С. Ковалёв, который открыто призывал наших солдат сдаваться в плен под его могучие гарантии освобождения. А о том, что их ждёт в плену у «добрых» чеченцев, особо и не задумывались. Приведу здесь слова капитана Сергея Н., томившегося восемь месяцев в яме под Шали: «Об одном просил Бога — быстрее умереть…» Об избиениях, садистских пытках, публичных казнях и прочих «прелестях» чеченского плена говорить можно долго — читателя этим не удивишь. Но вот отрубание голов, снятие кожи и скальпов с живых солдат, распятые тела в окнах домов — с таким федеральным войскам впервые пришлось столкнуться в Грозном.

Это же подтвердил Александр Петренко, заместитель командира батальона 131-й мотострелковой бригады:
Вот он в эфире говорил: «Я правозащитник. Ребята, я, Сергей Ковалёв, беру на себя ответственность. Выходите, сдавайтесь, и вас сейчас на машинах вывезут в ваши части». А на самом деле они вышли, их взяли в плен, потом этих пацанов кастрировали, изнасиловали…

Кому война - кому мать родна (8) Чечня, Война, Солдаты, Плен, Предательство, Армия
Показать полностью 1
105

Чеченский дневник. Ч.4

Начало : Чеченский дневник. Ч.1

Чеченский дневник.Ч.2

Чеченский дневник. Ч.3

Чеченский дневник. Ч.4 Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война

19 апреля



Сегодня сломался наш многострадальный движок, и я пишу при свечах. День был сверхнасыщенный и ещё не известно, как закончится.


Поднялись около шести. А в полседьмого уже в полной форме и в снаряжении подошли к операм. Была работа по задержанию двух молодых парней. Один из них служил раньше в милиции, а при Дудаеве оба (братья) служили в дивизионе полиции особого назначения.


Это было ещё полбеды, но эти негодяи изнасиловали русскую девчонку. Так что работа вызывала у нас вполне понятные чувства. Подъехали к дому тихо, очень грамотно вошли и взяли обоих тёпленькими.


Дом набит оружием: 5 гранат, вставной стволик под автоматный патрон, ножи, патроны. Снова отличился наш старый надёжный Кижуч. Нашёл в шахматной доске вроде бы случайный набор железяк, дополнились эти железяки деталями из гаража, и в руках опера «образовался» самодельный пистолет под малокалиберный патрон с глушителем.


Сдали этих орёликов в фильтрационный пункт, где их ждали возбуждённое уголовное дело, прокурор и возбуждённые сотрудники «фильтра». Говоря откровенно, в этом учреждении, где дорабатывают свои командировки люди, вышедшие из боёв февраля – марта, до сих пор царит дух ожесточения, точнее – жестокости. Правда и публику сюда привозят соответствующую.


При нас привезли взрослого солдата – контрактника, который за бутылку водки зарезал товарища. Второй, тоже по пьянке – избил до полусмерти офицера. До этого привозили командира отделения, который застроил своё отделение и расстрелял девятерых из автомата, уже на пути домой.


Ну, последний, скорее – клиентура психиатра. А вот такие пьяные убийцы и мародёры – бич войск и МВД. А вред, который они приносят, многократно усугубляется слухами и пересудами.


Кстати говоря, наши ребята задержанных не тронули и пальцем. Противно и руки марать. Такая сдержанность даёт свои плоды. Комендант отметил, что идут хорошие отзывы от людей. С нашими охотней работают и местные милиционеры, а они – неоценимый источник информации.


Перед обедом успели, по информации нашего приятеля из ППС отработать два дома. Семейка в первом доме душманская, в глазах – ненависть аж сверкает. Нашли протирки от автомата. Но оружия не было.


Не удивительно, в доме два запасных выхода, в т.ч. через дворы, рядом – стройка и разрушенные дома. Нужно быть идиотом, чтобы прятать оружие дома. После обеда готовились к выставлению первой засады. Под видом массового прочёса забросили в пустующий дом 6 человек.


Возглавили засаду Олень и Пионер, с ними 4 снайпера. Выставились в районе, откуда постоянно обстреливают 19-й блокпост – наших соседей – приморцев. Вообще-то, это-работа СОБРа, но наши суперы уже половина уехала, а вторая – собирается. Я на базе – с группой резерва. Блок-пост метрах в 100-150, там тоже наши: Носорог с командой. Так что нападения на засаду быть не должно. А вот схватка снайперов — дело серьёзное.


Наготове стоит наш БТР, отсюда, от базы, до засады 3-4 минуты ходу. Если завяжется бой, наша задача — ударить в тыл нападающим. Работать придется открыто, с брони, с ходу, поэтому беру с собой Кижуча.


С ним можно послать любую группу, если нужно будет разделиться и действовать в отрыве.


Сижу, считаю варианты, а их миллиона полтора.


Но задача одна – максимально обезопасить своих. Кстати, народ уже настолько привык работать в брониках, что даже нет поползновений выскочить на работу с голым пузом. Я сам проработал сегодня с 6-30 до 13-00 в полном загрузе (броник с дополнительными пластинами, «разгрузка» с 3 магазинами, 4 гранатами, рацией, наручниками и т.п.).


И, только сняв всё на базе, сообразил, насколько привычной стала эта нагрузка.


Хлещет проливной дождь, ветер рвёт жестянки и ломает ветки. Ребятам придётся тяжело.



20 апреля


Ночь не спал. Так, полёживал в полузабытьи, подскакивая на каждый шорох рации.


Вообще, за эти двадцать дней выспался сладко один раз: когда в ночь на 16-е наши отработали, и все посты вернулись на базу. В ту ночь СОБР и комендатура воевали до утра, часов до 4-х, лупили из подствольников и даже противотанковых гранатомётов.


А я в ноль с небольшим спросил у Танкиста: «Есть там что-нибудь серьёзное?». Он ответил, что снайперский пост ничего не наблюдает. Тогда я завалился и упал в чёрную яму, из которой с трудом выкарабкался в седьмом часу утра. И никакая «музыка» не помешала.


Но в эту ночь, понятно, с минуты на минуту ждал информации от засады. А у них вышла из строя радиостанция. В час ночи стал работать снайпер против поста приморцев. Позицию он выбрал в метрах 150 от нашей засады. Напрасно он это сделал, ничего, кроме неприятностей у него из этого не вышло. Мак Дак выловил его на свой АК-74 с оптикой. Ему повезло только в одном.


Он стоял за металлической лесенкой из сварного уголка. Пуля просверлила уголок, но отклонилась и попала ему в плечо. Судя по физиономии – типичный славянин, говор тоже чисто русский, приблатненный. Свою рану объяснил тем, что вышел поставить тазик и хотел посветить себе спичкой. В час ночи, под ураганным ветром и проливным дождём, в городе, где с наступлением темноты всё замирает.


Вычислили его уже дома, утром. » «У нас тут не стреляют, только менты на мосту понтуются…» 


Наверное, один из уголовных тварей, прикормленных Дудаевым. Пусть им теперь занимаются, кому положено. Между прочим, часа через полтора – два после того как Мак-Дак «подлечил» этого вольного стрелка, возле дома с засадой разорвалась граната.


Ударили из подствольника, неприцельно, издалека. Наверное, чтобы злость сорвать.


Но счёт остался в нашу пользу.


А на базе уже шестую ночь, после того, как бригада Пастора причесала пятиэтажку и «зелёнку» – спокойно. Тьфу – тьфу – тьфу, чтоб не сглазить.


Похоже, что решение относительно наших «залётчиков» было принято правильное. Парни очень стараются, переживают, хотя вид не показывают. Но, когда мы поехали на стрельбы, кто-то из ребят заметил: «А пятисуточники затосковали! » Когда же направлял людей в засаду и Фрицу пришлось отдать свой автомат с ночной оптикой, надо было его видеть. По — нормальному, он – то был одним из первых кандидатов.


Вообще, хорошо, что не поддался эмоциям. Можно было отправить любого из них с Коксом и Бугром, но здесь это – «высшая мера» и несмываемый позор. И неизвестно, как сказалось бы это на настроении ребят, здесь многие психические реакции непредсказуемы. А так, наоборот, произошла своеобразная разрядка и появилась новая тема для шуток и подначек.


Причём желающих оказаться на месте » дисциплинарно – кулинарной бригады» пока не наблюдается.


Сегодня дозвонился, наконец, домой. Оказывается, сразу после моего последнего звонка, 14 апреля, жена Пушного родила двойню – мальчика и девочку. Так что из-за наших проблем со связью счастливый папа не знал о прибавлении.

Поздравили его в обед.


Пришлось, по требованию трудящихся, наливать ему дважды: как поработал. Одним из пожеланий было: повторить успех…


Вообще, народ у нас без излишних сантиментов, но относятся друг к другу тепло.


Вчера у Деда был день рождения, так ребята после работы по выставлению засады приволокли ему букет тюльпанов.


Удав с самым серьёзным видом рассказывал, что собирал их для Деда на минном поле, ежесекундно рискуя жизнью, хотя явно спёрли их с клумбы.



А позавчера был день рождения у Висельника. Он пришёл за стол в маечке и золотой тюбетейке, купленной на рынке.

Автор: Валерий Горбань.

Работал в подразделениях по борьбе с организованной преступностью на должностях оперативного состава, в том числе и в специальном отделе быстрого реагирования (СОБР). В 1992 году окончил заочное отделение Московской юридической академии. В 1994 -1996 годах — командир ОМОН. Участник первой чеченской кампании, награжден орденом Мужества и ведомственными медалями.


https://www.vgorban.ru/
Показать полностью
243

«Русский бунт» в Грозном: что случилось в столице Чечни в 1958 году

«Русский бунт» в Грозном: что случилось в столице Чечни в 1958 году История, Чечня, Грозный, Длиннопост

Нам всем памятна недавняя чеченская война. Но явилась ли она только результатом распада СССР? Нет, проблемы на Кавказе назревали уже давно. И одним из их проявлений стал так называемый «русский бунт», приключившийся в августе 1958-го.


Возвращение на «родину»


В начале 1940-х годов Чечено-Ингушская СССР доставила советским властям немало хлопот. В январе 1940 года коммунисты Хасан Исраилов и Майрбек Шарипов создали на территории республики подпольную организацию, которая с началом войны стала сотрудничать с германским абвером. Также большинство представителей коренных национальностей республики уклонились от призыва в армию, а половина призванных впоследствии дезертировала с фронта.

Итогом этих событий стало принятое 31 января 1944 года постановление ГКО СССР об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации местного населения в Среднюю Азию и Казахстан «за пособничество фашистским оккупантам». Освободившиеся территории заселили жители малоземельных районов России и Украины.

В 1957 году по инициативе Н.С. Хрущева был издан указ о восстановлении ЧИАССР, а коренным жителям было разрешено вернуться в родные места. Но оказалось, что их бывшие дома заняты и им негде жить. Бытовые и жилищные проблемы, безработица привели к агрессии против русских. Происходили стычки, разбойные нападения и даже убийства на национальной почве. Криминальная обстановка резко обострилась.


Убийство в «Доме культуры» 


Вечером 23 августа двое чеченских парней из поселка Черноречье устроили в «Доме культуры» драку с русскими рабочими Степашиным и Рябовым. Степашину нанесли пять ножевых ранений, от которых он умер на месте. Известие о том, что чеченцы убили русского, мгновенно облетело город.

На просьбу устроить гражданскую панихиду по Степашину в клубе химзавода, где он работал, местные власти ответили отказом. 25 августа гроб установили в саду возле дома невесты Степашина. Во время панихиды было предложено написать коллективное письмо по «чеченскому вопросу» в Москву, в Верховный Совет СССР.

Похороны состоялись 26 августа. По пути следования похоронной процессии к ней присоединялось все больше людей. К тому моменту, когда шествие достигло здания обкома партии, в ней насчитывалось уже 800 человек. А на площади перед обкомом скопилось несколько тысяч человек. Возник стихийный митинг. Примерно в 19.30 часть толпы начала штурмовать здание обкома. Им удалось проникнуть внутрь и устроить погром. Освободить здание удалось только к полуночи, но во втором часу ночи его опять подвергли захвату. Правда, уже к трем часам толпа начала расходиться.


«Резолюция» по национальному вопросу


Утром 27 августа у обкома собралась новая толпа, в основном из женщин. По всему Грозному были расклеены напечатанные на машинке «античеченские» листовки.

Вновь оказались захвачены обком, а также здания местного МВД и КГБ. Около восьми часов вечера в обком приехал Георгий Шваюк, инженер–гидротехник из совхоза под Гудермесом. Он привез «проект резолюции», в котором предлагалось: «1. С 27 августа переименовать ЧИ АССР в Грозненскую область или же в Многонациональную советскую социалистическую республику. 2. Чечено-ингушскому населению разрешить проживать в Грозненской области не более 10% от общего количества населения. 3. Переселить передовую прогрессивную комсомольскую молодежь различных национальностей из других республик для освоения богатств Грозненской области и для развития сельского хозяйства. 4. Лишить всех преимуществ чечено-ингушское население по сравнению с другими национальностями с 27.08.58 г.»

Участники митинга направились на телефонную станцию, чтобы оттуда связаться с Москвой и довести текст «резолюции» до сведения верховных властей. Но охрана здания открыла огонь, два человека были ранены. Наконец Шваюку удалось выйти на связь с Москвой из здания Главпочтамта. Оттуда около 300 митингующих отправились на вокзал, где почти на два часа задержали отправление поезда «Ростов – Баку», агитируя пассажиров рассказать о событиях в Грозном у себя дома…

Закончилась эта история, как и многие другие подобные. К полуночи в город были введены войска. Толпу разогнали прикладами, все значимые объекты взяли под военную охрану. Четверо суток в Грозном действовал комендантский час.

Шваюка как организатора «массовых беспорядков» осудили на 10 лет с конфискацией имущества. Всего было возбуждено 58 уголовных дел. Интересно, что все репрессии коснулись только русских. Бунт просто задавили, так и не решив национальный вопрос, что привело к новым беспорядкам в Грозном в январе 1973 года и к трагическим событиям 90-х.

Показать полностью
873

Были простыми ментами

Питер. Пьяный эшелон. Исчез Московский вокзал. Впереди Чечня. Можно это называть восстановлением конституционного порядка. Можно контр террористической операцией. Суть одна. Сегодня семья, дом, мирная жизнь, завтра..... . А завтра может и не быть. Это как то неожиданно начинаешь понимать. Если бы сегодня мне предложили такую командировку, я бы отказался. Осознание опасности приходит не сразу. Вначале что то сжимается внутри тебя, затем по дороге видишь сожженные БТРы, машины. И глаза ребят на блок постах. Это другие глаза. Этот взгляд остается навсегда, и можно не зная человека понять, он Там был. Или врет что был. Жизнь на блок посту это работа. Тихая, незаметная, совсем не геройская. Через день два все становится привычным. И даже автомат не замечаешь. Он с тобой в столовой, в туалете, в бане, рядом с кроватью. Со временем привыкаешь утренней "обработке" гор и зеленки пушкарями, и даже начинаешь их тихо ненавидеть. Опять разбудили. А самые желанные гости - одноразовые. Так называли саперов. Ежедневно и буднично они чистили дороги рядом с блок постом от "подарков". Ежедневная рутина. Скучно и неинтересно.

Счастье возвращения. Дом. Семья. Начинаешь замечать, что на улице голова крутится на 180 градусов. Хотя нет привычной тяжести на плече, не тянет бронежилет и "лифчик" (разгрузка). А еще раздражая водителей непредсказуемыми маневрами, стараешься объезжать рытвины и заплатки на дороге. Не пропуская их под днищем автомашины. Вот наверное и все. Нет героизма, нет патриотизма, нет подвигов, нет желания повторить. И даже не снится...

Были простыми ментами Чечня, Война, Милиция, Ветераны
2277

Уже 20 лет прошло, но мы их помним!!!!!!!!!

Уже 20 лет прошло, но мы их помним!!!!!!!!! Чечня, Война, Чтобы помнили, Длиннопост

29 марта 2000 года в 5 часов утра сводный отряд сотрудников ОМОН ГУВД Пермской области, находящийся в служебной командировке в Чеченской Республике, был направлен на специальную операцию в населенный пункт Центорой. Около 8 часов 30 минут на выезде из Джаней-Ведено по колонне был открыт огонь. В том жестоком, неравном бою героически погибли 36 сотрудников органов внутренних дел: 23 бойца березниковского отряда милиции особого назначения, трое их пермских коллег и еще десять борцов правопорядка из территориальных отделов Прикамья.

Из воспоминаний подполковника полиции в отставке, бывшего заместителя командира ОМОН ГУ МВД России по Пермскому краю (дислокация – г. Березники) по работе с личным составом, Сергея Колодина: «В конце февраля 2000 года сводный отряд ОМОНа из Пермской области прибыл в командировку в село Ведено Чеченской Республики. Нас, березниковцев, было тридцать человек, треть всего нашего отряда. При этом еще 25 березниковцев находились на тот же момент в Грозном. В Ведено нам выделили полуразрушенное здание детского сада. Мы приспособились к местным условиям в бытовом плане.

Служба наша состояла в том, что мы дежурили на блокпостах, выезжали на спецоперации по зачистке населенных пунктов, охраняли территорию отряда, раненых пленных, – словом, решали обычные милицейские задачи.

Прошел месяц нашей командировки. 28 марта к нам приехала делегация из Перми: глава города Юрий Трутнев и начальник Пермского ГУВД, генерал-лейтенант внутренней службы Владимир Сикерин. Они привезли посылки, письма и фотографии от родителей, жен, детей. Не все бойцы воспользовались предложенной Юрием Трутневым возможностью передать ответные письма родным. Разве могли мы предположить, что это будут последние письма!

Утром следующего дня, 29 марта, мы получили команду о выезде в Ножай-Юртовский район, в село Центорой, где было обнаружено скопление боевиков. За нами приехали две машины, ЗИЛ-131 и «Урал». Для таких операций должны выделять в качестве сопровождения бронетехнику. А у нас ее не было. Поэтому мы направились в комендатуру, где получили БТР. В составе колонны было 32 омоновца, девять приданных сотрудников и один сотрудник – водитель ВОВД Веденского района.

Только наша колонна миновала дома в селе Джаней-Ведено, как у ЗИЛа закипел двигатель. Пришлось остановиться для устранения неполадки. Все вышли из машин и заняли круговую оборону, а наш начальник штаба, майор милиции В. Д. Симонов, направился к строению, находившемуся вблизи колонны, для осмотра окружающей территории с точки зрения безопасности. С ним были старший прапорщик милиции Сергей Собянин и прапорщик милиции Юрий Аветисов. Командир открыл дверь и вошел внутрь, что-то крикнул находившимся там – и сразу раздались выстрелы изнутри дома и началась стрельба с близлежащих сопок. Симонов погиб в первые минуты боя.

Стало ясно, что мы угодили в засаду. Мы находились на дороге в ущелье, а на склонах окружающих сопок – боевики. Они вели массированный обстрел со всех сторон. Прежде всего они уничтожали тех, у кого были пулеметы и гранатометы, оружие массового поражения. Одним из первых погиб находившийся рядом со мной Саня Зюзюкин. Пуля угодила ему прямо в сердце. Сначала боевики палили из автоматов, затем подтянулись гранатометчики. С самого начала боя наш БТР вел ответный огонь. Затем его подбили. Весь экипаж покинул машину и занял оборону вместе со всеми. Огонь со стороны боевиков был настолько активный, что ребята не могли поднять голову. Ситуация была накалена до предела. Понимая всю серьезность сложившейся обстановки, наводчик БТР кинулся в горящую боевую машину и открыл огонь из крупнокалиберного пулемета. Тем самым он позволил сменить позиции ребятам нашего подразделения. БТР горел, но наводчик героически помогал нам до тех пор, пока боевики не уничтожили машину прямым попаданием из гранатомета. Помимо шквального огня, боевики давили на нас психологически. В рациях не смолкали их угрозы: «Свиньи, сдавайтесь!», «Мы всех перестреляем!», «Аллах акбар!».

Где-то в полдень стало ясно, что рассчитывать не на кого, и было принято решение отходить группами по пять человек. В нашей группе было пятеро березниковцев. Первым шел Саня Гаррес с ручным пулеметом, следом я, Сергей Галашов, Валерий Богданов и Владимир Куракин. И еще с нами был солдат-контрактник, водитель «Урала» Евгений Шишкин. Мы вышли на окраину Джаней-Ведено. Осмотрелись, решили ждать помощи на месте. Я лежал возле самой дороги. В это время к нам на выручку подходила вторая колонна, отправленная из Ведено. И в небе появились вертолеты. Они работают по точной наводке, а точных координат им сообщить не могли. И «вертушки» обрабатывали совсем не те площади. Наши ребята ложились лицом на землю, сняв камуфляж, чтобы пилоты видели на их спинах надпись «ОМОН» и по ошибке не уничтожили своих. Мы же выпустили сигнальные ракеты для обозначения своего местонахождения и места сосредоточения боевиков.

Вторая колонна так и не дошла до места боя. В полукилометре от той высоты, где первая колонна сотрудников ОМОНа отражала натиск врага, второй отряд попал под мощный обстрел. Их БТР был подбит, загорелся и перегородил путь следовавшей за ним колонне.

Боевиков за это время мы насчитали около трехсот, они вышли с высоток из поселка. Мы ждали, что с их стороны начнется зачистка, ведь они наверняка видели, как мы подавали сигналы ракетами. Патронов у нас оставалось в обрез, и мы были готовы к худшему. А пока решили ждать, когда стемнеет. Как только стемнело, стали выходить. А тут еще дождь пошел. Шли по раскисшей дороге в полной темноте, взявшись друг за друга, чтобы не потеряться. Часа в два ночи услышали, как что-то тарахтит, и увидели свет. Подобравшись ближе, услышали голоса, но речь была неразборчива. К счастью, это были наши десантники.

Наутро подъехали силы внутренних войск, десантники, подогнали бронетехнику, и мы выдвинулись в Ведено. Надеялись на то, что кому-нибудь из наших ребят удалось выжить. Но, кроме нас пятерых, из березниковцев уцелел только Александр Прокопов. Его, тяжело раненного, через двое суток обнаружила разведка десантников вблизи места боя. Потом его вертолетом доставили в госпиталь. Остальные 23 сотрудника ОМОНа г. Березники погибли. За мужество и героизм все они посмертно награждены орденами Мужества и навечно занесены в списки органов внутренних дел МВД России».

Показать полностью
57

Кому война - кому мать родна (7)

Отрывок из повести: ЧЕЧЕНСКИЕ ЗАПИСКИ ВЕРТОЛЕТЧИКА.
Автор: кавалер ордена Мужества, полковник С. Штинов
.

ПРОПАСТЬ
10 июля. Пока всё было тихо. На территории Чечни действовал очередной мораторий на ведение боевых действий. Шёл переговорный процесс между лидерами боевиков и командованием группировки, но это только пока! Следующее утро 10 июля 1996г. началось также с подъёма в 6 утра. Убыли на аэродром, позавтракали. Команда на сбор всего лётного состава у КП поступила неожиданно. До постановки задач было ещё много времени, поэтому все с удивлением смотрели на озабоченного чем-то командира полка, Юрия Николаевича Чебыкина, держащего телефонную трубку, ничего не говорящего, а только кивающего головой. Выражение его лица было явно безрадостным. Через минут 20 приехали все командиры авиагруппировки, расстелили перед нами карты и, зачитав приказ о начале боевых действий, стали ставить задачу каждому экипажу. Мало того, что москвичи, быстро улетев, домой, оставили нас, один на один, с кучей вопросов, так ещё практически на следующий день, нам уже ставили задачи на ведение настоящих боевых действий.
Я смотрел на своих молодых товарищей, и видел в их глазах смятение!
Да и самому было как-то не по себе:
- С ходу в пекло! - крутилась мысль в голове.
Как оказалось, процесс перемирия был внезапно остановлен, как это уже случалось не раз, и войскам был отдан приказ, начать боевые действия против бандформирований. Нашей авиагруппировке была поставлена задача на высадку воздушного десанта в горы, по всей границе южной Чечни, с целью вытеснения бандитов с равнинной части Ичкерии, чтобы они не смогли просочиться в Дагестан и Грузию. Подготовка была не долгой. Обозначили посадочные площадки на картах. И, пока заправляли вертолеты, в них во всю загружался спецназ. Первым в горы слетал, на рекогносцировку площадок, зам.ком.полка Николай Авиамирович Иванов. Быстро вернувшись, он сел ко мне на борт и сказал, что покажет нашей группе площадку.
Мы, в паре с Володей Погореловым, взлетели за парой зам.ком.авиагруппировки, моего однокашника по училищу, Лёши Храменкова. Набрали высоту 1800м. и пошли в горы, в район между Шатоем и Махкетами. Подходя к горам, стали ещё набирать высоту, и когда подошли к указанной Ивановым площадке, она была на уровне наших глаз. На двух с половиной тысячах метров над уровнем моря, ровная как стол, размерами с два футбольных поля, простиралось красивое, покрытое высокой травой, поле. А на удалении двух километров впереди него уже начинались отвесные скалы, уходящие вверх, выше трёх тысяч метров. Посадочные места выбирали самостоятельно, кто - куда. Но так, чтобы не помешать друг другу. Первым подсел Вовка Погорелов, я следом за ним, буквально в двадцати метрах от него. Оглянулся в грузовую кабину и подал команду на высадку группе спецназа. Но когда повернулся, прямо впереди, в нескольких метрах от кабины моего вертолета, разлетались какие-то куски веток. Как оказалось, Володя Погорелов, чуть сместился в сторону, и не заметил, как хвостовой винт его машины оказался у самой земли, начав крошить высокую, с полтора метра высотой, траву и небольшие кусты. Я смотрел, на всю развивающуюся ситуацию молча, боясь что-либо подсказать Вовке по радио, т.к. мог только помешать ему. Иванов тоже молчал, думая о том же. Качнись вертолёт чуть ниже, хвостовой винт зацепит камни, и тогда начнётся такая мясорубка, что сначала достанется, моей машине. Затем, превратившись в такую же мясорубку, от меня достанется следующим, и т.д. Пока мы все, как удалые казачки на бранном поле, не покрошим друг друга в капусту. Даже сквозь рёв турбин и натуженный стук лопастей, был слышен звук работающей "сенокосилки". Высадка десанта длилась всего 1,5 - 2 минуты. Вовкин борт качнувшись, плавно отошёл от земли и, бешено вращая позеленевшим хвостовым "секатором", рванул вперёд, разгоняя скорость.
- Фу-у! Пронесло! - выдохнули мы.
Десант моего борта также оперативно покинул вертолет и, получив команду от борттехника, мы полетели догонять группу, которая закончила высадку. Внизу у предгорья, как шмели, крутилось наше прикрытие, звено Ми-24. Набрать нашу высоту для них было проблематичней. С нормальной зарядкой, но в условиях высоких температур, с "убитыми" на пыльных площадках движками, они еле дотягивали до высот 2.500 - 3.000 метров. "Несладко" было и нам. Но всё же Ми-8-е были полегче, поэтому на пару минут нам хватало мощности наших движков, чтобы зацепиться, как хищным орланам, за какой-нибудь выступ или камень на большой высоте, иногда поставив лишь одно колесо на землю. Вот тут-то надо было собрать всю свою волю и нервы в кулак, и буквально слиться с машиной в одно целое, чтобы удержаться на выступе, молотя лопастями в нескольких десятков сантиметров от каменных глыб или скал. «Десантуре» же выбирать не приходилось, когда "духи" их вытесняли на какую-нибудь высотку или скальный выступ, кроша вокруг них камни крупнокалиберными пулемётами и гранатомётами. А у нас уж выбора не было точно, т.к. надо было вытаскивать мальчишек из любого "дерьма". И ни при каких условиях мы не имели права оставить их на верную гибель! Собравшись группой, полетели домой. Через пятнадцать минут все уже заруливали на стоянки. Вообще Чечня была настолько маленькой, что её можно было облететь за 1 час. И никак не укладывалось в голове - откуда же на таком маленьком пространстве умещалось столько гадости!
Пообедав, стали ждать очередной задачи. Через пару часов должны были подъехать несколько КАМАЗов с боеприпасами и продовольствием, которые мы должны были доставить той же группе СПЕЦНАЗа. А пока уясняли задачу, разрабатывали порядок и очерёдность захода на посадку, и порядок сбора группы после разгрузки. Но всё получилось совсем иначе. Подъехала колонна. Пока загружали и заправляли вертолеты, Юрий Николаевич Чебыкин зачитал экипажам очередную боевую задачу. Время вылета назначили через 15 минут. После того, как я прибежал на вертолет, у меня глаза полезли на лоб. Вертолёт был загружен, какими-то коробками под «самый жвак», да ещё на входе в кабину лежал здоровенный резиновый бак с водой.
- Твою мать...! И сколько ж здесь веса? - спросил я, у заправляющего вертолет бортового техника Володю Мезенцева.
Тот развёл руками:
-Да хрен его знает! Пока заправлял борт, десантура уже его закидала коробками, поэтому вес не проконтролировал! Но коробки тяжёлые. Одна упала с приличным грохотом! Видать там тушёнка!
Я повернулся к, стоящему рядом, старлею-десантнику.
- Старший лейтенант! Какой вес груза?
- Товарищ майор! Начальник продслужбы, старший лейтенант Боков. Да не много! Тонна. Ну, может быть тонна-сто!
- Старлей! Мать твою! Ты кому хочешь "впарить" - тонна-сто! Я что, по-твоему, не знаю, что такое - "по самое нехочу" загруженный вертолёт? Какой вес?"- надвинулся я на него.
-Да тонна там...! - захлопал детскими ресницами старлей.
Стал запускаться ведущий группы Алексей Храменков. Я должен был идти у него ведомым. Времени на проверку уже не было.
- Ну старлей...! В вертолёт! Если уж будем падать - так вместе!
Он побледнел, но в вертолёт залез, примостившись, как цыплёнок, на "курдюк" с водой, вращая выпученными глазами.
Как «в воду глядел»! - вспоминал потом я.
Быстро запустились, вырулили за ведущим.
- Вова! Как машина? Потянет?
- Нормально! Движки хорошие, вытянут!
На всякий случай я добавил "перенастройкой" обороты несущего винта и завис как можно выше, метров на пятьдесят, чтобы проверить запас мощности. "шаг-газом" увеличивать мощность, но склон, с увеличивающейся скоростью продолжал уползать вверх. В остеклении теперь были видны одни огромные каменные валуны, которые быстро приближались. Мы просто падали на скалы!
Запас по мощности был практически исчерпан, рукоятка "шаг-газа" уже была под мышкой! Первый раз, за всю свою лётную работу, я услышал страшный вой двигателей своего вертолета, который никогда не слышал ранее. Как будто стая из тысячи волков выла на сотню лун. В наушниках сначала послышалась команда речевого информатора:
- Отказал первый генератор постоянного тока, отказал второй генератор постоянного тока. Вертолёт висел спокойно, перегруза не чувствовалось. В горах, конечно, могло быть всё по-другому.
Группа взлетела. Стали быстро набирать высоту, постепенно доворачивая в сторону гор. Всё шло нормально. Движки привычно гудели. Лопасти с шелестом секли разреженный, горячий воздух. Через минут пятнадцать уже подходили к площадке. Храменков, по радио, попросил группу СПЕЦНАЗа обозначиться сигнальными дымами. Получили ответ, что шашки зажжены. Но знакомая площадка была чистой. Минутное замешательство.
- Вас не наблюдаем! - послышался в наушниках голос ведущего группы.
- Мы правее десять и ниже сто метров - ответил голос по радио.
Как оказалось, командир группы СПЕЦНАЗа, то ли из тактических соображений, то ли по условиям безопасности своей группы, вывел и закрепил её на небольшом перешейке между двух скал, на крошечном выступе горной гряды. Слева, по заходу, крутой каменистый склон горы. Справа - уходящие вверх скалы. Впереди и сзади пятачка - пропасть.
Для них может она, и была удобной, а вот посадить на неё вертолеты, было крайне проблематично. Алексей Храменков, сходу, примостился на относительно ровненький выступ и сразу начал выгрузку. Я заходил следом, рассчитывая приземлиться на единственное ровное место чуть ниже его вертолёта и на удалении метров двадцать.
Площадка, если таковой её можно было назвать, находилась на уровне наших глаз. Плавно подходя к ней, я начал подгашивать скорость, но склон в остеклении вдруг поплыл вверх.
Мощный поток воздуха, отбрасываемый вертолетом Алексея, выдул всю воздушную "подушку" из-под моей машины, которая очень бы могла облегчить мне посадку. Интуитивно я стал Это означало, что оборотов несущего винта у нас уже не было!
Потом крик Володи Мезенцева:
- Садись, садись!
- Да куда ж садиться! Скалы!
Боковым зрением я видел, как мой лётчик-штурман, Андрюха Васьковский, вжавшись в пилотское кресло, ждал удара о землю.
Вертолёт, как клиновый лист, покачиваясь с бока на бок, медленно падал на скалистый склон, поддерживаемый остатками тяги несущего винта. Выключился, из-за прекращения электропитания автопилот, хоть как-то помогающий удерживать машину.
Говорят - перед лицом смерти, вся жизнь пробегает перед глазами. У меня же в эти секунды в голове была одна мысль:
- Главное, перед ударом, успеть выключить двигатели, чтобы, когда вертолёт будет кувыркаться по склону в пропасть, они не взорвались, и мы не сгорели! Чтоб было, что достать из-под обломков, да доставить домой! Выжимая все соки из ручки управления, я пытался хоть как-то удержать вертолёт. В это же время, педалями, плавно разворачивая его влево, стараясь отвернуть от скал.
Машина медленно, чуть накренившись, начала разворачиваться.
Боковым зрением я видел, что слева начинается огромная пропасть, уходящая далеко вниз. В это же мгновение правая стойка шасси ударилась об склон, её амортизатор сжался и, выполняя свою работу, оттолкнул вертолёт в обратную сторону.
Машина, как футбольный мячик, отскочила от камней. И этого оказалось достаточно, чтобы накренить её ещё больше влево и, опустив нос, начать разгон скорости, туда, вниз, в пропасть!
От этого прыжка немного восстановились обороты несущего винта. Вертолет, медленно набирая скорость, покачиваясь, заскользил между огромных валунов вниз.
- Вовка! Автопилот! - почти выкрикнул я, давая команду борттехнику на включение автопилота.
Обороты винта уже полностью восстановились, и после его включения, вертолёт дёрнувшись, полетел более устойчиво.
Пропадав метров четыреста в пропасть, разогнав скорость я понял, что мы летим, и что теперь надо как-то выбираться из этого каменного мешка. Плавно подняв нос машины, и начав отворачивать от нёсшегося навстречу, уже противоположного склона, я перевёл вертолет в набор высоты. Борт послушно потянул вверх. Сверху заходил на посадку очередной Ми-8. В наушниках послышалось:
- Кто выходит из мешка! Наблюдаете заходящего на посадку?
- Наблюдаю! - ответил я, - Не помешаю!
И уходя вдоль склона вверх, чуть отвернув в сторону, я пропустил, строивший заход на посадку вертолёт.
Уже потом, на аэродроме, ко мне подошёл майор Кривошеев, который как раз летел на этом вертолете, и сказал:
- Откуда у тебя ещё силы взялись, что-то ответить в эфир? Мы в кабине аж встали, смотря сверху, как вы кувыркались. Первый раз видел в полёте звезду, на брюхе вертолёта, смотря сверху. У "правого" даже вырвалось:
- Ну, кому-то звездец!
Но это было потом.
А пока мы, кое-как, выскреблись из пропасти. И, наконец-то, облегчённо выдохнули:
- Что это было...?
Оторвав правую руку от ручки управления, я увидел, что между большим и указательным пальцем, под кожей запеклась кровь. Скорее всего, я так давил на ручку управления, что даже не заметил, как потянул кожу!
Набрали высоту и пристроились за, заходящими на посадку, вертолетами. Один за другим они проходили над тем "пятачком" и, явно не решались повторить мои кульбиты.
- Ну что, попробуем сесть ещё раз? Приказ то надо выполнять! - сказал Володя, глядя на меня.
- Ну, давай попробуем! - ответил я.
Хотя теперь сильное сомнение одолевало меня, относительно удачной посадки. Володя был прав, приказ на войне надо было выполнять!
Включив РУДами "форсажный режим" двигателей, я направил вертолет в сторону площадки. Подходя всё ближе и ближе к ней, я стал гасить скорость, и вновь услышал подвывающий звук движков. Запасы управления были практически на пределе. Ничего не оставалось делать, как перевести вертолет в разгон скорости и набор высоты, чтобы не повторить таких же кульбитов.
- Что будем делать? - спросил Володя.
Я немного подумал.
- Ты знаешь Володя! Машина не тянет. Ведь развалим! Всё-таки перегруз! Мы ведь не за "Героями России" сюда приехали. У меня двое детей, у тебя трое, у Андрюхи один. Кто их воспитывать будет?
- Так ведь задачу надо выполнять!
- Да сам знаю! Но ведь надо без суицида! Ладно, сейчас доложу Храменкову.
- 701-й - 711-му?
- На приёме 701-й! - ответил ведущий группы.
-Я, 711-ть! Нет возможности произвести посадку на площадку, машина не тянет, обороты падают! - доложил я. И тут в наушниках послышался отчётливый голос начальника авиагруппировки, генерала Самарина, который сидел на командном пункте в Ханкале и прослушивал весь наш радиообмен:
- Это кто там не может сесть на площадку?
- 711-ть, машина не тянет, обороты падают! - ответил я.
- 711-ть! Я вам запрещаю производить посадку!
Вся остальная группа молчала, барражируя над площадкой. Удалось удачно подсесть на неё, только вертолёту Юры Рубана, который, быстро разгрузившись, взлетел и пристроился к импровизированной "колбасе" из вертолётов, наворачивавшей круги вдоль отвесных скал.
В наушниках вновь послышалась команда:
- Я 701-й! Закончили работу. Сбор группы курсом на "точку".
Все облегчённо вздохнули. Значит домой!
На второй день после прилёта - и такая неразбериха!
Конечно мы, что-то упустили в вопросах согласования с приданным нам СПЕЦНазом. Который возможно посчитал, что вертолет - это как КАМАЗ, сколько загрузили, столько и привёз куда надо! Но это были летательные аппараты, на которые распространялись совсем другие законы физики. И им, скорей всего, было невдомёк, что эти машины, тяжелее воздуха, и которые сами-то еле таскали себя на таких высотах, да ещё при таких температурах. Сразу после посадки и заруливания на стоянку, я оглянулся в грузовую кабину. Ужас, липким холодком разлился по моему телу! Кабина была пуста, старлея не было!
- Мать твою! Выронили нач.прода! - выругался я.
- Да какой - "выронили", вон он комбату уже жалуется! - указал вперёд Андрей Васьковский. Посмотрев вперёд, я увидел целёхонького старлея, размахивающего, как ветряная мельница, руками и указывающего на наш вертолёт. После выключения двигателей и остановки винтов мы с Андреем вышли из кабины и направились в сторону бурно жестикулирующего нач.прода. Подойдя к нему, я, по доброте душевной произнес:
- Ну что, старлей? В рубашке родился!
Но он, повернувшись ко мне лицом и продолжая размахивать руками, начал быстро говорить:
- Да какие вы лётчики! Летать не умеете!

Кому война - кому мать родна (7) Чечня, Чеченская война, Армия, Солдаты, Вертолет, Повесть, Текст, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: