62

Главные виды психотерапии

(по мотивам комментариев ко вчерашнему посту)


Какое направление психотерапии выбрать? Чем они отличаются и какое лучше подойдет? Этими вопросами задается любой человек, решивший отправиться со своими проблемами к специалисту. Мы составили небольшой гид, который поможет составить представление об основных видах психотерапии.


Психоанализ


Основатель: Зигмунд Фрейд, Австрия (1856–1939)


Что это? Система методов, с помощью которых можно погружаться в бессознательное, изучать его, чтобы помочь человеку понять причину внутренних конфликтов, возникших в результате детских переживаний, и тем самым избавить его от проблем невротического характера.


Как это происходит? Главное в психотерапевтическом процессе — преобразование бессознательного в осознаваемое с помощью методов свободных ассоциаций, толкования сновидений, анализа ошибочных действий... Во время сеанса пациент лежит на кушетке, говорит все, что приходит в голову, даже то, что кажется несущественным, нелепым, тягостным, неприличным. Аналитик (сидит за кушеткой, пациент не видит его), интерпретируя скрытое значение слов, поступков, снов и фантазий, пытается распутать клубок свободных ассоциаций в поисках главной проблемы. Это долгий и строго регламентированный вид психотерапии. Психоанализ проходит 3–5 раз в неделю в течение 3–6 лет.


Об этом: З. Фрейд «Психопатология обыденной жизни»; «Введение в психоанализ» (Питер, 2005, 2004); «Антология современного психоанализа». Под ред. А. Жибо и А. Россохина (Питер, 2005).


Аналитическая психология


Основатель: Карл Юнг, Швейцария (1875–1961)


Что это? Целостный подход к психотерапии и самопознанию на основе исследования бессознательных комплексов и архетипов. Анализ освобождает жизненную энергию человека из-под власти комплексов, направляет ее на преодоление психологических проблем и развитие личности.


Как это происходит? Аналитик обсуждает с пациентом его переживания на языке образов, символов и метафор. Используются методы активного воображения, свободного ассоциирования и рисования, аналитической песочной психотерапии. Встречи проходят 1–3 раза в неделю в течение 1–3 лет.


Об этом: К. Юнг «Воспоминания, сновидения, размышления» (Air Land, 1994); «Кембриджское руководство по аналитической психологии» (Добросвет, 2000).


Психодрама


Основатель: Якоб Морено, Румыния (1889–1974)


Что это? Исследование жизненных ситуаций и конфликтов в действии, с помощью актерских приемов. Цель психодрамы — научить человека решать личные проблемы, проигрывая свои фантазии, конфликты и страхи.


Как это происходит? В безопасной терапевтической обстановке с помощью психотерапевта и других участников группы разыгрываются значимые ситуации из жизни человека. Ролевая игра позволяет прочувствовать эмоции, противостоять глубинным конфликтам, совершить действия, которые невозможны в реальной жизни. Исторически психодрама — первая форма групповой психотерапии. Продолжительность — от одной сессии до 2–3 лет еженедельных встреч. Оптимальная продолжительность одной встречи — 2,5 часа.


Об этом: «Психодрама: вдохновение и техника». Под ред. П. Холмса и М. Карп (Класс, 2000); П. Келлерман «Психодрама крупным планом. Анализ терапевтических механизмов» (Класс, 1998).


Гештальт-терапия


Основатель: Фриц Перлз, Германия (1893–1970)


Что это? Исследование человека как целостной системы, его телесных, эмоциональных, социальных и духовных проявлений. Гештальт-терапия помогает обрести целостное представление о себе (гештальт) и начать жить не в мире прошлого и фантазий, а «здесь и теперь».


Как это происходит? При поддержке терапевта клиент работает с тем, что переживает и чувствует сейчас. Выполняя упражнения, он проживает свои внутренние конфликты, анализирует эмоции и физические ощущения, учится осознавать «язык тела», интонации своего голоса и даже движения рук и глаз... В результате он достигает осознания собственного «Я», учится нести ответственность за свои чувства и поступки. Методика сочетает элементы психоаналитического (перевод в сознание неосознаваемых чувств) и гуманистического подхода (акцент на «согласии с собой»). Продолжительность терапии — не менее 6 месяцев еженедельных встреч.


Об этом: Ф. Перлз «Практика гештальт-терапии», «Эго, голод и агрессия» (ИОИ, 1993, Смысл, 2005); С. Гингер «Гештальт: искусство контакта» (Пер Сэ, 2002).


Экзистенциальный анализ


Основатели: Людвиг Бинсвангер, Швейцария (1881–1966), Виктор Франкл, Австрия (1905–1997), Альфрид Лэнгле, Австрия (р. 1951)


Что это? Психотерапевтическое направление, в основе которого лежат идеи философии экзистенциализма. Ее исходное понятие — «экзистенция», или «настоящая», хорошая жизнь. Жизнь, в которой человек справляется с трудностями, реализует собственные установки, которую проживает свободно и ответственно, в которой видит смысл.


Как это происходит? Экзистенциальный терапевт не использует просто техники. Его работа — это открытый диалог с клиентом. Стиль общения, глубина обсуждаемых тем и вопросов оставляют у человека ощущение, что он понят — не только профессионально, но и по-человечески. В ходе терапии клиент учится задавать себе смысловые вопросы, обращать внимание на то, что рождает чувство согласия с собственной жизнью, какой бы непростой она ни была. Продолжительность терапии — от 3–6 консультаций до нескольких лет.


Об этом: А. Лэнгле «Жизнь, наполненная смыслом» (Генезис, 2003); В. Франкл «Человек в поисках смысла» (Прогресс, 1990); И. Ялом «Экзистенциальная психотерапия» (Класс, 1999).


Нейролингвистическое программирование (НЛП)


Основатели: Ричард Бандлер США (р. 1940), Джон Гриндер США (р. 1949)


Что это? НЛП — техника общения, направленная на изменение привычных схем взаимодействия, обретение уверенности в жизни, оптимизацию творческого потенциала.


Как это происходит? Техника НЛП работает не с содержанием, а с процессом. В ходе группового или индивидуального обучения стратегиям поведения клиент анализирует собственный опыт и пошагово моделирует эффективное общение. Занятия — от нескольких недель до 2 лет.


Об этом: Р. Бандлер, Д. Гриндер «Из лягушек — в принцы. Вводный курс НЛП тренинга» (Флинта, 2000).


Семейная психотерапия


Основатели: Мара Сельвини Палаццоли, Италия (1916–1999), Мюррей Боуэн, США (1913–1990), Вирджиния Сатир, США (1916–1988), Карл Витакер, США (1912–1995)


Что это? Современная семейная психотерапия включает несколько подходов; общее для всех — работа не с одним человеком, а с семьей в целом. Поступки и намерения людей в данной терапии воспринимаются не как индивидуальные проявления, а как следствие законов и правил семейной системы.


Как это происходит? Используются разные методы, среди них генограмма — нарисованная со слов клиентов «схема» семьи, отражающая рождения, смерти, браки и разводы ее членов. В процессе ее составления часто и обнаруживается источник проблем, заставляющий членов семьи вести себя определенным образом. Обычно встречи семейного терапевта и клиентов проходят раз в неделю и длятся несколько месяцев.


Об этом: К. Витакер «Полночные размышления семейного терапевта» (Класс, 1998); М. Боуэн «Теория семейных систем» (Когито-Центр, 2005); А. Варга «Системная семейная психотерапия» (Речь, 2001).


Клиент-центрированная терапия


Основатель: Карл Роджерс, США (1902–1987)


Что это? Самая популярная в мире (после психоанализа) система психотерапевтической работы. В ее основе убеждение в том, что человек, обращаясь за помощью, способен сам определить причины и найти способ решения своих проблем — нужна лишь поддержка психотерапевта. Название метода подчеркивает: именно клиент осуществляет направляющие изменения.


Как это происходит? Терапия проходит в форме диалога, который устанавливается между клиентом и терапевтом. Самое важное в нем — эмоциональная атмосфера доверия, уважения и неоценивающего понимания. Она позволяет клиенту чувствовать, что его воспринимают таким, какой он есть; он может говорить обо всем, не опасаясь осуждения или неодобрения. Учитывая, что человек сам определяет, достиг ли он желаемых целей, терапию в любой момент можно прекратить или принять решение о ее продолжении. Позитивные изменения возникают уже на первых сеансах, более глубокие возможны после 10–15 встреч.


Об этом: К. Роджерс «Клиент-центрированная психотерапия. Теория, современная практика и применение» (Эксмо-пресс, 2002).


Эриксоновский гипноз


Основатель: Милтон Эриксон, США (1901–1980)


Что это? Эриксоновский гипноз использует способность человека к непроизвольному гипнотическому трансу — состоянию психики, в котором она наиболее открыта и готова к позитивным изменениям. Это «мягкий», недирективный гипноз, при котором человек остается в бодрствующем состоянии.


Как это происходит? Психотерапевт не прибегает к прямому внушению, а использует метафоры, притчи, сказки — и бессознательное само находит дорогу к правильному решению. Эффект может наступить после первого сеанса, иногда требуется несколько месяцев работы.


Об этом: М. Эриксон, Э. Росси «Человек из февраля» (Класс,1995).


Транзактный анализ


Основатель: Эрик Берн, Канада (1910–1970)


Что это? Психотерапевтическое направление, в основе которого лежит теория о трех состояниях нашего «Я» — детском, взрослом и родительском, а также влиянии бессознательно выбираемого человеком состояния на взаимодействие с другими людьми. Цель терапии в том, чтобы клиент осознал принципы своего поведения и взял его под свой взрослый контроль.


Как это происходит? Терапевт помогает определить, какая ипостась нашего «Я» задействована в конкретной ситуации, а также понять, каков вообще бессознательный сценарий нашей жизни. В результате этой работы меняются стереотипы поведения. В терапии используются элементы психодрамы, ролевой игры, семейного моделирования. Этот вид терапии эффективен в групповой работе; ее длительность зависит от желания клиента.


Об этом: Э. Берн «Игры, в которые играют люди...», «Что вы говорите после того, как сказали «привет» (ФАИР, 2001; Рипол классик, 2004).


Телесно-ориентированная терапия


Основатели: Вильгельм Райх, Австрия (1897–1957); Александр Лоуэн, США (р. 1910)


Что это? Метод основан на применении особых физических упражнений в сочетании с психологическим анализом телесных ощущений и эмоциональных реакций человека. В его основе положение В. Райха о том, что все травмирующие переживания прошлого остаются в нашем теле в виде «мышечных зажимов».


Как это происходит? Проблемы пациентов рассматриваются в связи с особенностями функционирования их тела. Задача человека, выполняющего упражнения, — понять свое тело, осознать телесные проявления своих потребностей, желаний, чувств. Познание и работа тела меняют жизненные установки, дают ощущение полноты жизни. Занятия проходят индивидуально и в группе.


Об этом: А. Лоуэн «Физическая динамика структуры характера» (ПАНИ, 1996); М. Сандомирский «Психосоматика и телесная психотерапия» (Класс, 2005).


Источник

Дубликаты не найдены

+5

Когнитивной нет. И эот ещё..

раскрыть ветку 23
+4

Это вообще фиаско что когнитивной нет)) Когнитивная с психоанализом единственные признаны на западе как полноценные и широконаправленные (без одной из этих 2-х специализаций психолог не имеет права консультировать), остальные же прикладные под узкие ситуации

+1

Может, про нее помещу отдельный текст. Надо подумать.

раскрыть ветку 21
+1
Жду про когнитивную.
раскрыть ветку 20
+1

Мне больше всего подошла эмоционально-образная терапия Н.Д. Линде. Направление не главное, но заслуживающие внимание.

0

Не знаю, есть ли у вас это в постах, но на что нужно обращать внимание в первую очередь когда выбираешь специалиста чтобы пройти терапию? На какую из техник он опирается, опыт, образование?

раскрыть ветку 9
+1

Мое частное (и спорное, конечно) мнение - на то, насколько специалист внимателен к клиентскому запросу. Следует ли ему, или постоянно уводит в сторону.

раскрыть ветку 8
0

Жаль, что это по анкете не понять)

раскрыть ветку 7
Похожие посты
58

Как я на психотерапию ходил. И этот опыт помог мне найти жену

Из-за коронакризиса сейчас непростое время, и многим людям нужна поддержка. Для меня такой поддержкой в свое время оказалось психотерапия. Если вы рассматриваете для себя этот вариант, но не знаете, чего от него ждать, возможно, мой опыт окажется полезен. Спойлер: многое оказалось совсем не таким, как я себе представлял.


Психотерапия: начало


Впервые я пошел на психотерапию то ли в 2004, то ли в 2005 году. Тогда я планировал стать психологом и шел «прорабатываться» — ведь психолог должен быть идеальным гармоничным пушистым зверьком и проблем не иметь. Это был прекрасный предлог для посещения психотерапевта, потому что походы к психологу были тогда, мягко говоря, не приняты.


Клиенты оглядывались, не видит ли их кто, когда заходили в психологические центры. Никому в голову не пришло бы оставить публичный отзыв «я ходил к психологу, он мне помог», никто не вел телеграм, рассказывая о своей депрессии или биполярном расстройстве.


Времена были дикие. Как и мое представление о психотерапии.


Мне казалось, что психотерапевт — это гибрид сыщика и фокусника. Как сыщик, он докапывается до истинных причин, скрытых под слоями бессознательного, а потом раскладывает перед изумленным клиентом его настоящие мотивы и вскрывает первопричины проблем. Когда же психотерапевт не играет в Шерлока Холмса, он творит чудеса — вводит в транс, ставит якоря, задает специальные вопросы, и все это волшебным образом меняет клиента. Но нет.


Инсайты, инсайты, инсайты


Сказанное выше не означает, что в процессе терапии нет инсайтов. Их множество. Просто одних инсайтов обычно мало, чтобы что-то изменить в жизни.


Например, мне сложно было заводить отношения с девушками. Я их побаивался. Мне казалось, я должен был их без конца веселить, быть этаким человеком-шуткой, подхватывать любую беседу, непринужденно покручивая невидимый бокал с шампанским.


Но проблема была в том, что я не был королем вечеринок. Когда я приглашал девушек на свидание (это случалось прискорбно редко) и пытался их веселить, то девушки веселились умеренно. Иногда они вовсе не понимали моих шуток или меланхолично улыбались в ответ. Я чувствовал бессилие и… злость. Пытался как-то еще расшевелить их, но терпел фиаско и, в конце концов, ожесточался.


«Она мне не подходит, — думал я про очередную девушку. — У нее нет чувства юмора. Она вообще тупая. У нас нет ничего общего. Мне с ней не по пути».


И я гордо уходил в закат.


Естественно, я был склонен винить девушек в своих неудачах, ведь, очевидно, проблема была в том, что мне попадались «не те девушки».


Психотерапия принесла неприятное осознание, что проблема, похоже, была не в девушках. Проблема была во мне.


Я сам придумывал себе задачу — развлекать девушек (не спрашивая их, надо ли им это). Потом сам решал, что не справляюсь с этой задачей (не спрашивая, что думают на этот счет девушки). Проваливался в стыд, и чувствовал себя неудачником. И чтобы защититься от этих очень неприятных чувств — злился на девушек, обвиняя их в своих неудачах.


Такое психологическое сальто-мортале сложно заметить самому, без помощи психотерапевта. Но сам по себе факт его осознания тоже мало что меняет.


Прими себя таким, какой ты есть :)


Есть «прекрасный» совет принимать себя таким, какой ты есть. Я честно пытался ему следовать. «Ну хорошо, — говорил я себе. — Я не светский лев, не человек-шутка. Я зануда, и пусть все принимают меня таким».


Но проблема была в том, что сам я таким принять себя не мог.


Свое занудство я все равно продолжал считать недостатком, чем-то таким от чего следовало бы избавиться. Оно было как жирное пятно на штанах. Я мог делать вид, что все в порядке и пятну на штанах самое место, но при этом продолжал нервно вглядывался в собеседника — заметил или нет? — и норовил стать вполоборота, чтобы скрыть пятно.


Сколько бы я не заявлял, что быть занудой — ок, в действительности я этого не чувствовал.


Как зарождается принятие себя


Отношение к себе меняется не столько через осознание мотивов своего поведения, сколько через отношения, в которых вас принимают. Правильные отношения лечат. Я жаловался психотерапевту, что считаю себя занудой и комплексую из-за этого.


— Нет, ты не зануда, — сказал мне психотерапевт, — скорее, ты глубокий человек. Ты взвешиваешь то, что хочешь сказать. Мыслишь не поверхностно, ты умный, начитанный. С тобой интересно разговаривать.


Я млел от этих слов, и прямо в этот момент менялось отношение к самому себе. Я увидел положительную сторону своего «занудства» — глубину, внимание к деталям, готовность вникнуть и ответить по существу. Одновременно с этим я увидел и темную сторону короля вечеринок, которым так хотел стать, — поверхностность, несерьезность, пустоту, обернутую сияющим фантиком. Бывший идеал утратил привлекательность, а принятие себя возросло.


Обычно подобный опыт набирается по капле:


— признался в чем-то, что считал постыдным, а психотерапевт нормально к этому отнесся и поддержал.


— рассказал о чем-то, что считал само собой разумеющимся, а психотерапевт сказал: «Нифига себе ты крутой! Я бы так не смог».


— поделился каким-то случаем из детства, который казался забавным. А психотерапевт спросил: «А почему ты рассказываешь это с улыбкой, тебе ведь было тогда очень страшно и одиноко?»


Из этих мелочей и сплетается новое отношение к себе. Сначала видишь его в глазах психотерапевта, потом переносишь на себя, потом (если повезет) начинаешь вести себя иначе и за пределами кабинета. Так, когда я в очередной раз поймал себя на попытках веселить девушку, то рассказал ей, что со мной происходит:


— Слушай, я пытаюсь все время казаться интересным, шучу, что-то рассказываю. Но, мне кажется, что тебе не очень интересно?


И тут оказалось, что, во-первых, ей интересно меня слушать, а во-вторых, ей совсем не обязательно, чтобы я ее без конца веселил. Свидание прошло прекрасно. А девушка эта впоследствии стала моей женой :)


Что ты чувствуешь?


Психотерапевты уделяют внимание не только мыслям, но также ощущениям в теле и эмоциям. Эмоции — это индикаторы, которые очень хорошо отражают, что с нами происходит. Часто мы тратим много сил, чтобы подавить и проигнорировать «негативные» эмоции. Иногда настолько успешно, что даже не осознаем их. В результате, эмоции или прорываются, сметая все на своем пути, либо отстреливают в тело психосоматикой в виде мигрени, ВСД (вегето-сосудистой дистонии), остеохондроза и т.д.


Я вежливый человек. Поэтому склонен был делать вид, что все меня устраивало, даже когда мне что-то сильно не нравилось. Наконец, гнева накапливалось так много, что я просто взрывался. Этих взрывов я очень стыдился и боялся — боялся, что причиню кому-нибудь вред. Поэтому я пытался еще лучше себя контролировать и еще глубже спрятать свою злость. Результат, естественно, получался обратный.


Терапия научила ценить свои эмоции. Сначала я учился распознавать их еще в зародыше, задаваться вопросом: «А что я сейчас чувствую?» Например, мне не понравилось, что сказал собеседник, и я быстренько замёл под ковер его слова, но ведь на самом-то деле они меня обидели. Когда я стал замечать такие вещи, появился выбор, как отреагировать — промолчать или сказать, что мне неприятно такое слышать.


Затем я учился выражать эмоции до того, как накопится их критическая масса. С тем же гневом мне здорово помогло осознание, что, во-первых, люди не рассыпаются в пыль, даже если я на них срываюсь, и продолжают поддерживать со мной отношения. А, во-вторых, что в умеренных количествах злость необходима.


Она позволяет отстаивать границы, защищает мои интересы, не дает меня игнорировать. То есть гнев — это не монстр, которого надо держать под замком, а помощник, который защищает мои интересы. В результате, страх перед гневом прошел, и я научился выпускать его до того, как он накопится в избытке.


Кривые пути


Множество проблем в нашей жизни возникает из-за того, что свои здоровые потребности мы пытаемся удовлетворить кривыми способами. Например, алкоголиками люди становятся не потому, что хотят получить цирроз печени. Просто алкоголь помогает снять стресс, почувствовать себя остроумным и желанным, испытать беззаботность и т.д. Точно также за каждым «деструктивным» и невыносимым поведением стоит здоровая потребность.


Разговоры с психотерапевтом помогают эту потребность разглядеть, а затем найти социально-приемлемый способ ее удовлетворить. Например, раньше я боялся задавать вопросы по работе, поскольку думал, что буду выглядеть глупым и некомпетентным (а мне хотелось выглядеть умным и зрелым). В результате, я либо неправильно понимал задачу и делал не то, что надо, либо тратил кучу сил, пытаясь самостоятельно раздобыть информацию, лишь бы никого не спрашивать. Все это приводило к рабочим конфликтам и ненужным переживаниям.


Психотерапия помогла мне изменить отношение к проблеме. Ведь человек, который проясняет то, что ему непонятно, ведет себя более умно и зрело, чем тот, кто ничего не понял, но сделал вид, что все хорошо. Я начал задавать вопросы, и оказалось, что никто не считает меня глупым, а я быстрее вникаю в задачи и делаю то, что нужно. Конфликтов стало гораздо меньше.


Жажда изменений


Был период, когда я ходил на психотерапию с острым желанием себя изменить. Мне многое в себе не нравилось, я буквально хотел стать другим человеком. Мне хотелось быть более социальным, более спонтанным, лучше отстаивать свои границы, меньше грузиться и переживать. Словом, я был настроен на то, чтобы основательно себя перековать, стать лучшей версией себя и это вот всё. Со временем пришло осознание, что психотерапия работает не так.


Настоящие изменения начинаются не тогда, когда отчаянно хочешь измениться, а когда возникает интерес к себе.


В идее радикального преображения скрыта червивая сердцевина — это желание перечеркнуть и обесценить весь свой предыдущий опыт, ведь он не привел к вожделенным результатам. Желание очень понятное, но с ним сразу две проблемы.


Во-первых, независимо от наших желаний прошлый опыт никуда не исчезает. Это как если бы мы, зная только русский, решили бы завтра его позабыть и заговорить на английском.


Наши навыки, привычки и способы организовывать жизнь не перестраиваются мгновенно (и это, кстати, хорошо, поскольку инертная психика защищает нас от губительных изменений), и лучший способ их перестраивать, разбираться для чего они нам нужны, и что дают, ведь они возникли не просто так. Во-вторых, проблема в самом желании перечеркнуть и обесценить прошлое, ведь пока не научишься ценить то, что есть, будешь обесценивать все, к чему ни прикоснешься.


Поэтому психотерапия пытается познакомить человека с самим собой. Чтобы тот заинтересовался своими желаниями, своими чувствами, тем, как он устраивает свою жизнь и потихоньку изменил то, что ему не нравится. Без надрыва, с опорой на себя, на свой опыт, свои способы проживать жизнь.


Поддержка, как повседневная практика


Психотерапия нужна не только, когда у человека есть острые проблемы или недовольство жизнью (хотя обычно именно это побуждает обратиться за помощью). Например, сейчас для меня психотерапия — это способ поддерживать себя в хорошей эмоциональной форме. Разговоры с психотерапевтом позволяют вовремя разгребать ментальные завалы, не давать проблемам накапливаться.


Кто-то ходит в спортзал, чтобы поддерживать мышцы в порядке, я хожу к психологу, чтобы поддерживать в порядке мозги.


Источник

Показать полностью
43

Лечение психических травм – как это работает?

(по мотивам этого треда)


Что ведёт человека на психотерапию? Чаще всего психические травмы, внутренняя боль, часто длиной почти во всю сознательную жизнь. И непонимание: что же сделать так, чтобы изменить ситуацию и стать счастливее.


Задачей терапии в большинстве случаев является лечение психотравмы.


Что представляет собой психическая травма? Она происходит, когда Родители часто видят целью воспитание достойного поведения, игнорируя при том сигналы ребенка, о том, что же нужно новому уникальному человеческому существу, пришедшему в мир. В результате человек не может понимать себя, слышать себя и откликаться на себя. Особенно это касается людей, перенесших физическое насилие или его угрозу, – для того, чтобы хоть как выжить в ситуации насилия или эмоциональной депривации, ребенок отгораживается от своих эмоций.


Как работает лечение? Психотерапевт встречает человека. Без критики, упреков, поучений. Переспрашивая его, слушая, уточняя. Вовлекаясь в привычные для клиента паттерны отношений. И чутко воспринимая, что это, кто это, о чем.


Клиент приходит в терапию прежде всего за собой, ведь на протяжении долгих лет жизни он не понимал себя и выражал себя.


С помощью терапевта клиент учится узнавать свои глубоко запрятанные чувства и способы, которыми он привык взаимодействовать с людьми, какими он взаимодействует с терапевтом сейчас. При лечении травмы главным осознание чувств и стратегий своего Ребенка.


Психотерапевт прикасается к травмированной душе так, чтобы перестало болеть.


Для этого терапевт делает то, что не делали воспитатели и педагоги. Что бы не происходило в терапевтических отношениях, терапевт стоит на стороне пациента, вслушивается в то, что происходит с клиентом, и понимая, какие внутренние страдания и противоречия заставляют клиента вести себя таким образом, а иногда и причинять окружающим боль. Терапевт делит с клиентом его страдания. Именно крепкий союз с терапевтом позволяет клиенту по другому прожить незажившие психологические травмы. Терапевт помогает клиенту осознать, что он обладает - и обладал, правом на честь и достоинство, что он имеет право ощущать любые эмоции. И что тогда - в своём далёком детстве - он имел право на заботу, отклик, любовь своих родителей. Что его состояние брошенности - это противоестественно для человеческого бытия.


Клиент начинает слышать себя, он слышит страдание маленького ребёнка в себе, который был покинутым нам протяжении многих лет.


И он теперь может ощутить свою боль, не вытесняя и не отрицая ещё. В процессе терапевтических отношений он научается откликаться на самого себя.


Постепенно клиент начинает осознавать, что он – тот самый взрослый, который теперь рядом с этим страдающим ребенком. И теперь он является ответственным за его судьбу.


Теперь – 30, 40, 50 лет спустя – рядом с тем, перенесшим травму маленьким ребенком –появился заботливый и чуткий взрослый.


Человек научился откликаться на себя самого. И это уменьшает боль. Котлованы порастают молодой травой. Не верите? Пройдите через это.


Источник

Показать полностью
48

Превращать ощущения в слова

Меня часто спрашивают: «А вы работаете с тревожностью? А с депрессией? А с разводами? А с психологическим насилием?».


И я на секунду впадаю в паралич. Мычу и разеваю рот.


Потому что черт его знает, работаю ли я с тревожностью или с разводом. Надо смотреть, чья это тревожность и чей это развод.


(и действительно ли там тревожность, и почему человек сам себе поставил диагноз "депрессия", и что там на самом деле за словами "психологическое насилие")


Чтобы сказать, лечим ли мы ухо и хвост, хорошо бы видеть, к кому приделаны хвост и ухо.

Не подумайте, у меня нет претензий к людям, говорящим так. У меня претензии к языковому шаблону.


Потому что психотерапия работает не «с депрессией» и не «с созависимостью», а с человеком.

И с этим человеком происходит разного рода жизнь.


Депрессии, тревожные расстройства, рождения детей, смерти близких, переезды, разводы, продвижения по карьерной лестнице, измены, смена ориентации – о, все бесконечно интересное происходит с человеком примерно каждый божий день.


И вот, кстати.

С каким человеком я работаю, это я всегда могу сказать точно.

Разбуди меня с похмелья без трусов, я и тогда смогу описать этого человека.

Это человек страдающий. Понятное дело.


И при этом обладающий такой штукой, которая называется «тезаурус». То есть некоторым кругозором, интеллектом и словарным запасом. Он знает, что значит «матерый».


Потому что опыт показывает - без этого самого тезауруса, без способности превращать ощущения в слова и достаточного словаря слов, психотерапия не то чтобы невозможна. Но ее приходится начинать с большой подготовительной работы.


С создания хоть какого-то, хоть самого скудного, но словарика.


(вот вы сейчас читаете и думаете: разве это не очевидно всем! Но, будь это очевидно, я бы не стала и писать.

Мода на психотерапию докатилась до самых широких слоев населения. И сильно обгоняет моду на интеллект и общий кругозор)


Созданию словариков очень помогает чтение художественных книг.


Будете смеяться, но этого этапа некоторым хватает, без всякой психотерапии.


При этом я считаю, что человек, идущий к психотерапевту, совершенно не обязан уметь отвечать на вопрос: «Что вы сейчас чувствуете?». Мне кажется, вопрос дурацкий. Мозг начинает выдумывать на него какой-нибудь ответ на ходу, в лучшем случае «ничего», в худшем случае какую-нибудь псевдопсихологическую тираду, из которой ясно только, что человек очень старается ответить «правильно» и прочитал более десяти психологических книг.


И еще живой человек не обязан уметь отвечать на это пугающее: «Какой ваш запрос?». Он может вообще быть не в курсе, что такое этот «запрос».


Ему плохо, больно, страшно и он запутался. Он надеется, что найдется кто-то, кто поможет распутаться. Не понимает, в какую сторону бежать и чего хотеть. И на формулирование запроса у него может элементарно не быть сил. Так что можно этот «запрос» формулировать и переформулировать по ходу работы хоть каждый день.


В конце концов, чем больше мы узнаем о себе, тем иногда страннее и смешнее кажутся формулировки, с которых мы когда-то начинали.


Но все-таки слово «матерый» надо знать.


С ним прогноз сразу лучше. И для тревожности, и для рождения детей, и для развода - для всего.


Источник

Показать полностью
84

Психотерапия – не коррекция

Человеческая психика не содержит чётко выраженных мыслей, чувств, эмоций, желаний и тому подобного. В оригинале там какое-то слабодифференциированное месиво из чего-то, сформированное лишь настолько, чтобы как-то можно было действовать в реальном мире.


Логическому мышлению надо учиться. Чёткому формированию слов и фраз надо учиться. Различать эмоции надо учиться. Чувствовать тело и двигаться (даже привычным движениям) надо учиться. Слушать интуицию надо учиться. Пространственному мышлению надо учиться. Внутренне молчать и медитировать нужно учиться. Выделять автоматические мысли надо учиться. Математике надо учиться. Формулировать свободные ассоциации надо учиться. Всё это не просто доформируется и шлифуется в обучении – это новые структуры, которые появляются там, где до них структур просто не было.


Психотерапия (как и педагогика, как и всевозможные телесно-духовные практики) не исправляет психические механизмы, которые вообще-то есть, но с ними что-то не так. Психотерапия формирует новые структуры и способы, которых там просто не было, чтобы лучше существовать в мире других людей, так же по-всякому искусственно сформированных.


Источник

32

Суть терапии

- Здравствуйте. Я хочу играть в футбол, но, понимаете, у меня никак не получается попасть по мячу. Что я только ни делал. Я изучал разные методики и приемы, я смотрел много видео с техниками, я нанимал нескольких тренеров. Но все равно ничего не выходит. Я просто не могу попасть по мячу. Какой уж тут футбол(((


- Хорошо, давайте разберемся зачем Вам играть в футбол. Что Вам это даст?


- Ну... Это классно! Это круто! Я просто уверен, что смогу стать отличным футболистом. Знаете, я придумал особые техники. Я уверен в своих способностях. Мне просто надо понять, почему я не могу попасть по мячу.


- Может, в игре в футбол Вы ищете ощущение Вашей значимости? Или кто-то значимый в Вашей жизни говорил Вам, что футбол - это здорово? Почему все же именно футбол?


- Послушайте, Вы вообще специалист или как? К чему все эти вопросы? Я пришел с точным запросом - я хочу попадать по мячу!! Почему Вы все время спрашиваете меня о чем то странном?! Вы можете просто сказать, почему я не могу попасть по мячу?!!!!


- Видите ли в чем дело.... Вы не можете попасть по мячу, потому что у Вас нет ног. Мне очень жаль. Давайте все же подумаем, почему Вам так важен футбол и нельзя ли удовлетворить эту потребность иным путем.


(найдено в дневниках на b17, автор неизвестен)

1063

20 стадий принятия терапии

1. Я ужасный человек. Меня бросил муж. От меня даже тараканы ушли. Что мне в себе исправить, чтобы они вернулись?


2. Мой муж ужасный человек. Как он мог меня бросить, что с ним не так? Как ему объяснить, какой он козел?


3. Вы ужасный человек. Как вы можете говорить, что моя мама - всего лишь обыкновенная женщина?


4. Мой начальник - чудовище. Мне звонили родители, а я не взяла трубку, потому что нам запрещают уходить с совещания без уважительной причины. Как мне объяснить начальнику, что родители - это святое? А вдруг у них инфаркт в этот момент?


5. Я ужасный клиент. Я хожу к вам уже полгода, но до сих пор не научилась останавливать поезд силой мысли. А моя коллега за две коуч-сессии научилась!


6. Мои родители - токсичные люди. Они испортили мне все детство и мешают моей сепарации.


7. Вы отвратительный психолог, моя коллега после тренинга открыла свой бизнес и нашла богатого мужа.


8. Вокруг меня куча ужасных людей. Им всем нужно к психологу, но они обижаются, когда им об этом говорят.


9. А может, мне стать психологом?


10. Зачем я вообще к вам пришла? Раньше у меня хотя бы была мечта научиться останавливать поезд силой мысли. А теперь я знаю, что это невозможно. Как дальше жить?


11. Я ужасный человек. Мне звонили родители и я не взяла трубку, потому что была с мужчиной. Мой мужчина тоже ужасный человек. Мы с ним такое в постели творим...


12. Мои родители ужасные люди. Я не могла им дозвониться три часа на дачу, думала, они там уже умерли, а они были в гостях у соседей!


13. Вы ужасный терапевт. Раньше мне казалось, что я хуже всех, потом мне казалось, что я лучше всех, а теперь я вообще не знаю, кто я.


14. Я обычный человек и вряд ли стану кем-то еще.


15. Мои родители обычные люди. И вряд ли были кем-то еще.


16. Вы всего лишь психотерапевт. Вы даже шнурки силой мысли завязать не сможете.


17. Извините, у меня сегодня нет запроса. Вы случайно не знаете, что делать с тараканами? Они вернулись.


18. Встретила бывшего мужа, посидели, поговорили в кафе. Не такой уж он и козел.


19. Как-то получше стало с людьми вокруг. На терапию уже нужно не всем, а только через одного.


20. Моя коллега ищет себе психотерапевта. А можно дать ваш телефон?

20 стадий принятия терапии Психотерапия, Как это работает, Длиннопост

Источник

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: