Глава вторая. Станционный смотритель

Томным осенним вечером юноша лежал на железнодорожных путях и смотрел в небо. Перед его взором простиралось покрытое серыми тяжелыми тучами небо, покрывавшее, казалось, весь мир. Одинокие птицы кружили под ним, оглашая окрестности пронзительными криками, оповещавшими, что зима приближается. Еще немного и ежедневный дождь сменится мелким снегом, тающим, не успев коснуться земли. Лужи, на потрескавшемся от летней жары асфальте, покроются тонкой коркой льда. По ним с оглушительным треском буду пробегать беззаботные дети, ожидающие скорейшего наступления зимы, которая покроет этот серый мир белым, очищающим покрывалом. Оно смоет все грехи и страхи. Жаль не на долго. А пока, остается следить за тем, как последние листья, срываемые с веток порывами ноябрьского ветра, мчатся вдаль, куда-то вслед за птицами. Юноша закурил. Он поднес сигарету к губам и что-то шепнул. Яркий огонек на секунду окрасил серый мир вокруг, в красные цвета. С первым вдохом горького, обжигающего дыма ушла депрессия. Второй очистил голову. Третий на секунду сделал мир ярче. Но секундные проблески цвета исчезли в белом густом дыму. Мир снова стал серым и скучным. Щелчком отправив недокуренную сигарету в полет, молодой человек тяжело вздохнул и на секунду закрыл глаза.

— Прошу, прощения, что отвлекаю, - над юношей нависла тень, - сигареты не найдется?

Молодой человек молча протянул мятую пачку «Мальборо» незнакомцу. После чего презрительно заглянул внутрь. Внутри было пусто. Он небрежным движением смял красный картон и выкинул в сторону.

— А зажигалки?

На этот раз презрительного взгляда удостоился попрошайка. Юноша пожал плечами и вновь закрыл глаза. Незнакомец еще несколько секунд топтался на месте, достал из кармана «Zippo» и закурил.

— Прохладно, для этого времени года, не правда ли? – молодой человек вновь открыл глаза и посмотрел на навязчивого собеседника. Тот ежился от промозглого ветра, стараясь сильнее закутаться в свое дорогое пальто. Из нагрудного кармана выглядывала запечатанная пачка сигарет. Все вставало на свои места. Ему просто скучно. Хочется поговорить, вот он и нашел повод.

— Не правда. – холодно ответил юноша. – Сейчас ноябрь. Скоро зима. В это время всегда холодает.

— Не люблю зиму. – мужчина грустно улыбнулся и присел рядом. – Мне по душе весна. Природа оживает, мир вновь набирает цвета. Уходит хандра…

— Все времена года, по-своему прекрасны. – молодой человек оборвал собеседника на полуслове. – Зима очищает мир, весна дает ему новую жизнь. Лето – рассвет года. Мир живет на полную катушку, но через пару месяцев вновь начинает умирать. Очень похоже на человеческий цикл. Детство, юность, молодость, старость, а затем и смерть.

— Вы пессимистично настроены, друг мой. – собеседник усмехнулся. – На мир нужно смотреть с улыбкой. Жизнь прекрасна, знаете ли. Как вы считаете?

— Любой человек смертен и смертен внезапно. Если есть начало, то есть и конец. Жизнь без смерти не имеет смысла. А смерть может наступить в любой момент. Жизнью можно наслаждаться, лишь осознавая, что она рано или поздно закончится. Нельзя цепляться за материальное, ведь оно не уйдет за тобой в могилу. Но без этого жизнь будет пустой. Люди придумали себе множество условностей, как-то материализм или духовные ценности. А теперь сами не могут понять, чего они хотят. Сначала и хочется любви, а получив её, они начинают хотеть денег. В результате, ни то, ни другое не приносит больше счастья. Вот чего хотите вы?

— Я… - незнакомец внезапно погрустнел. – Я хочу, чтобы жена была рядом со мной. Она ушла в прошлом году. Попала под поезд. Теперь я каждый месяц прихожу сюда, чтобы почтить её память.

— Вы говорите об оптимизме и улыбке, но не можете оставить в прошлом потерю. – сам того не желая, юноша втянулся в беседу. – Каким бы сложным не было решение, вам не стоит сюда больше приходить. Это не вернет вашу супругу, как и не сделает вашу жизнь лучше. Но решение необходимо принять.

— Наверное вы правы, молодой человек. Я просто надеялся, что смогу в последний раз её увидеть. Я не верю в мистику и приведений, но вдруг… Если бы хоть одним глазком посмотреть на нее, сказать ей, как я люблю её.

— А что, если я вам скажу, что она здесь? Стоит рядом и все слышит. Что если, я скажу, что она прогоняет вас? Ваши попытки и желание вернуть жену, мешают ей упокоиться. Заставляют её оставаться тут. Метаться между мирами, не имея возможности остаться в одном из них. Даже мертвые души хотят спокойствия, Ричард. Вам пора перестать жалеть себя и вернуться к своей жизни, позволив ей уйти к своей смерти.

— Кто ты? – мужчина, с нескрываемым страхом в глазах, посмотрел на молодого человека.

— А какая разница? – юноша улыбнулся. – Уходите, Ричард, и не возвращайтесь, никогда. Я прошу вас от имени Сюзан.

Мужчина ушел, не проронив ни слова. Его трясло, неизвестно, из-за холода или от ужаса. Молодой человек вновь остался один. Он встал и бросил взгляд на белую рассеянную дымку, витавшую рядом. После чего, молча кивнул. Ветер донес до слуха юноши приглушенное «спасибо» и дымка рассеялась. Парень посмотрел в небо и громко рассмеялся. Он сам не мог понять, что его так развеселило, но настроение поднялось. Даже осенние тучи, покрывавшие небо, перестали казаться такими тяжелыми и давящими. Сам того не желая, юноша помог двум людям, живому и мертвому, обрести душевный покой. Плевать на запреты и правила.

***

Секунды стремительно проносились мимо, складывая в минуты, за минутами пролетали часы. Время шло. Солнце с каждым мгновением все сильнее клонилось к западу. Холодный ветер все яростнее срывал с деревьев листья и гнал прочь. Мерзкий осенний дождь заканчивался лишь для того, чтобы уступить место новому, еще более холодному и длительному. Часы на городской ратуше, наполняя воздух колокольным перезвоном, пробили восемь, когда покой молодого человека, лежавшего, а отдалении от всех, на полуразрушенных железнодорожных путях, был нарушен.

— Вам нельзя тут быть. – спокойно произнес хриплый мужской голос. – Немедленно уходите, иначе мне придется вызвать полицию.

— Хорошо. – спокойно произнес юноша, медленно открывая глаза. Он встал и отряхнулся. – Я уже ухожу. Хорошего вам вечера.

Молодой человек сделал несколько шагов к выходу и внезапно остановился.

— Прошу прощения, - произнес он, с легкой улыбкой, - я чуть не забыл. У вас есть кое-что, принадлежащее мне. Не так ли?

— Я не имею ни малейшего понятия, о чем ты говоришь, парень. – рослый мужчина с густыми, но давно седыми, усами, казалось был напуган. – Иди отсюда. Или я вызову копов.

— Нет резона запугивать меня. – продолжил спокойным голосом юноша. – Тем более полицией.

— Я всего лишь смотритель железной дороги. – старик начал нервно озираться по сторонам. – Не знаю, кто ты и что тебе надо. Иди прочь.

— А вот врать не хорошо. – молодой человек недовольно покачал головой и состроил грустную гримасу. – Я же с тобой вежлив, Стоун. Отдай мне его, и никто не пострадает.

— Ты ничего не получишь. – сквозь зубы прорычал смотритель и отбросил фонарь в сторону. – Я знал, что этот момент наступит. Знал, что кто-то придет за ним. Я готовился к этому всю свою жизнь. Это мое призвание.

— Твое призвание охранять безделушку, которую ты же и украл? – юноша снисходительно посмотрел на оппонента. – Но, настала пора возвращать свои долги. Ну же, верни его, не заставляй меня забирать силой. Это будет бесполезное кровопролитие, и ты знаешь, кто победит в этой схватке.

— Нет, мальчик. – смотритель сложил руки вместе и поднес в груди. – Сегодня тебе не победить. Я остановлю тебя во чтобы то ни стало!

— Что ж… – молодой человек с явным раздражением взглянул на своего противника. – Да будет так.

— Homo, qui quaerit potentia Dei, qui hic venit in nomine mali, mori per vires… – старик зашептал и начал медленно разводить руки. Между ладонями проскочила фиолетовая искра, за ней еще одна. Через мгновение в руках смотрителя зажглась пентаграмма. Яркая фиолетовая звезда, на каждом конце которой неизвестный символ. Чем дольше он говорил, тем больше становилась пентаграмма и тем больше появлялось символов. – quae peperit, et eius ossa fatiscit in pulverem, – последние слова он кричал, вкладывая в них всю свою силу – et in ventum defer ligula1.

Яркий луч желтого света, исходящий от пентаграммы, ударил в молодого человека. Через секунду символ исчез, а вместе с ним исчез и свет. Ослабленный старик упал на колени. Юноша лишь снисходительно улыбнулся.

— Хорошее заклинание. Сам придумал? – начал он. – Знаешь, почему я не люблю латынь? Нужно четко формулировать суть. Причем всего нужно в меру, иначе вселенная поимеет тебя, как она сделала это сейчас с тобой. Ты ошибся, я не ищу силы бога и не хочу совершать зла. Просто хочу забрать то, что принадлежит моей семье. То, что ты украл у нас.

— Ты лжешь! – слабым голосом прошептал старик. – В пророчестве сказано…

— Нет, не лгу. Иначе бы я тут не стоял. Постой… - юноша запнулся. – В каком пророчестве?

— Так ты не знаешь? – смотритель усмехнулся и тут же закашлялся. – Неужели.

— Говори. – прорычал молодой человек. От его спокойствия не осталось и следа. – Иначе я убью тебя.

— Да убивай. – пожилой волшебник просто сиял улыбкой. – У тебя будут большие проблемы.

— Ты первый напал на меня. Хотел убить. – злобно усмехнулся юноша. – Собрание будет на моей стороне. Так что лучше говори.

— Ты еще настолько юн. – прошептал смотритель. – Пытаешься играть во взрослого, даже не зная, что твоя жизнь уже давно предрешена.

— Каждый сам решает свою судьбу. – перебил его молодой человек. – Не заговаривай мне зубы! Говори, что за пророчество?!

— Я тебе ничего не скажу. И никто не скажет.

— Знаешь, – произнес юноша, уже спокойно, - я предпочитаю невербальную магию. Она гораздо точнее, да и множество лишних слов произносить не надо, в отличие от латыни. Ну ты это, конечно сам знаешь, да, Стоун?

С этими словами, молодой человек подошел к ослабевшему старику. Юноша достал обычную швейную иглу, проколол себе большой палец и поморщился от боли. После чего аккуратно убрал седые волосы, с лица поверженного противника и нарисовал у него на щеке небольшой символ, похожий на череп.

— Когда-то ты был сильнейшим, Стоун. – юноша вновь заговорил. – А теперь тебя победил волшебник – недоучка. Не стыдно? Возраст дает о себе знать, наверное. Ну что ж, настало время уступить место молодым. Прощай.

Молодой человек, прикоснулся к нарисованному кровью черепу и перечеркнул его. Громкий, полный мучений и боли, пронизывающий до костей, крик наполнил застывший воздух. Он отразился эхом от брошенных вагонов, спугнул засыпающих птиц и отправился в город. В ту ночь многим волшебникам снились кошмары. Даже смертные это почувствовали. В воздухе витало что-то зловещее, нагнетающее густой ужас в сердца всех существ во вселенной. И никто не знал, что происходит. Но все понимали, что грядут серьезные перемены. Причем не к лучшему. И коснуться они каждого. И лишь двое имели к этому отношение, но один был слишком молод, чтобы что-то понять, а второй еще даже не родился. Поэтому весь мир замер в страхе и ожидании. Не понимая, что ждать и чего бояться.

Лига Писателей

3.7K поста6.4K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Внимание! Прочитайте внимательно, пожалуйста:


Публикуя свои художественные тексты в Лиге писателей, вы соглашаетесь, что эти тексты могут быть подвергнуты объективной критике и разбору. Если разбор нужен в более короткое время, можно привлечь внимание к посту тегом "Хочу критики".


Для публикации рассказов и историй с целью ознакомления читателей есть такие сообщества как "Авторские истории" и "Истории из жизни". Для публикации стихотворений есть "Сообщество поэтов".


Для сообщества действуют общие правила ресурса.


Перед публикацией своего поста, пожалуйста, прочтите описание сообщества.