-3

Глава вторая

Первая глава тут: https://pikabu.ru/story/glava_pervaya_5890360


На улице, и правда, было уже темно. Дневные звуки деревни постепенно сходили на нет, уступая место ночным шорохам и скрипам недалекого леса. На западе закат еще не до конца потух, но с противоположной стороны небо уже налилось густой синевой с яркими точками звезд. Тонкий серп луны едва показался из-за горизонта. Ребекка инстинктивно сжала в кулаке защитную руну. Однако вокруг все выглядело вполне мирным и обыденным. Знающая внимательно осмотрелась вокруг.

– Вы так и не рассказали, когда они обычно приходят. Мы ведь не хотим всю ночь провести на улице, ожидая их, верно? – произнесла старушка, неторопливо обходя небольшой дворик.

Ребекка наморщила лоб, пытаясь припомнить, когда тени появлялись, а когда нет, однако сейчас казалось, что они каждую ночь изводили ее своим шёпотом. Ребекка встряхнула головой, чтобы отогнать навязчивые мысли, и вздохнула.

– Я не помню. Да и, честно говоря, не хочу вспоминать. Ощущение, что они каждую ночь парят на границе света и тени и шелестят.

– Что ж, если твои ощущения не расходятся с реальностью – они не заставят себя ждать, – Аланне присела на небольшую лавочку, приделанную к стене дома.


Спустя полчаса ничего не изменилось. Закат окончательно погас за горизонтом, воздух стал ощутимо холоднее. Но никаких признаков теней, которые обычно заявлялись с наступлением темноты, не было. Линн, редко способный просидеть без дела на одном месте больше десяти минут, весь извелся, успел трижды обойти вокруг домика и дважды выйти на дорогу. Аланне ждала со спокойствием человека, которому некуда торопиться, однако Ребекка спиной ощущала вопросительный взгляд знающей. Сама девушка стояла на месте, и лишь ее глаза перебегали с темнеющей невдалеке кромки леса на ближние домики.

– Кажется, они почему-то не пришли, – Ребекку разрывали противоречивые чувства. Она была рада, что не пришлось в очередной раз встречаться со своим ночным кошмаром, но теперь в глазах знающей она выглядела сумасшедшей. Плечи девушки поникли. – Не думаю, что есть смысл ждать дальше.

– Что же, думаю, этому есть объяснение, пусть и непонятное нам, – в голосе старушки проскользнула нотка недоверия. – Однако давай подождем ещё немного. Такие хорошие ночи выдаются нечасто, – знающая подняла голову вверх и посмотрела на небо. – Вы знаете названия звезд?

– Нет, – Ребекка удивленно посмотрела на знающую. – Папа нам не рассказывал о них.

– Ну, тогда устраивайся поудобнее. Эй, Линн, – Аланне жестом предложила им присаживаться рядом. – Прекрати мельтешить, а то напугаешь кого-нибудь ненароком. Садись лучше к нам, я расскажу кое-что интересное.


Рассматривая звездное небо и слушая пояснения Аланне, Ребекка почти забыла, зачем они сюда пришли. Знающая показывала им звезды и созвездия, рассказывала связанные с ними легенды. Девушка, обладавшая живым воображением, оказалась совершенно очарована этими историями. Поначалу она вздрагивала от каждого шороха, однако со временем уверила себя, что сегодня тени не придут. Ребекка потеряла ощущение времени, и вспомнила, где находится лишь когда на границе сознания к голосу знающей начал примешиваться знакомый шелест. Рука девушки непроизвольно нащупала руну в кармане. Та была заметно теплее, чем когда она ее взяла в первый раз. Ребекка осторожно тронула старушку за плечо.

– Аланне, руна стала еще горячее, и я, кажется, слышу их шепот! – от волнения девушка произнесла эти слова громче, чем собиралась. Знающая встревоженно обернулась к Ребекке, затем полезла в сумочку на поясе и достала ещё один кусочек дерева, похожий на те, что дала гостям.

– И правда, кажется, здесь что-то есть. Вот только не могу понять что. Никогда не видела такого, – нахмурившись, произнесла Аланне. Затем она резко встала и на пару шагов отошла от домика в сторону леса. – Держитесь ко мне поближе, дети.

Ребекка нервно подскочила и постаралась встать поближе к знающей. Шепот в ушах девушки нарастал. Линн подошел к сестре и взял ее за руку.

– Не бойся, Бекки. Они же раньше нас не трогали. Тем более, сегодня Аланне защищает нас, – Линн достал защитную руну и легкомысленно принялся ее рассматривать.

– Легко тебе говорить, когда в ушах не стоит этот отвратительный шелест, – Ребекка поежилась и прижалась к плечу брата. Руна в его руке оказалась совсем близко от девушки, и та невольно залюбовалась ей. – Красивая…

– Ага, – Линн немного покачал рукой, рассматривая ее. Замысловатые завитушки поблескивали ярко-зеленым цветом ближе к центру, по краям же свечение оставалось темным, цветом напоминая еловые иголки. – Ай, она греется все сильнее.

Линн перебросил кусочек дерева в другую руку и подул на пальцы. Ребекка с удивлением попыталась достать свою руну, однако та обожгла ей пальцы и девушка, ойкнув, выдернула руку. Затем, осторожно вывернув карман, вытряхнула ее на землю. Упавший кусочек дерева светился, как маленький фонарик, и Ребекка ногой оттолкнула его подальше от травы на протоптанную дорожку. В этот момент знающая произнесла слово, которое девушка не расслышала. Лежащая на земле руна начала дымиться, а со стороны дороги пронеслась волна пробирающего до костей холода. Ребекка испуганно подняла глаза на Аланне, но та напряженно смотрела куда-то на дорогу. Проследив за ее взглядом, девушка нервно сглотнула. Над дорогой вилось мутное черноватое бесформенное облачко тумана с парой горящих синеватых точек в глубине. В точности, как описывал ее брат.

– Линн, ты тоже его видишь? – она толкнула Линна в бок локтем. – Эй, Линн!

– Извини, я немного занят, – скосив глаза на брата, девушка заметила, что он судорожно перебрасывал и руки в руку руну, отчаянно пытаясь не обжечься. Его руна тоже дымилась, однако из-за быстрых движений это было куда менее заметно. – Какая-то неправильная штука, – выдал он, оставив, наконец, попытки удержать руну в руках и бросив на землю к первой. – Такой только покалечить можно.

Ребекка оглянулась на дорогу, однако там уже никого не было. Аланне возвращалась к ним. Лицо ее выглядело посеревшим и осунувшимся.

– Пойдемте в дом, – голос знающей был хриплым. Она подобрала лежащие на земле руны так, словно они только что не дымились от жара, и вошла в дом. Взволнованная Ребекка поспешила за ней, а Линн на секунду задержался у двери, оглянувшись на уходящую к лесу дорогу. Однако разглядеть что-нибудь на фоне черных деревьев у него не вышло, и он тоже зашел внутрь.


Войдя, знающая тяжело опустилась на стул. При свете магического фонарика её черты уже не казались настолько изможденными, однако выражение лица оставалось озабоченным.

– Так, дети, – в голосе старушки звучал металл. – Сейчас все спать. Все вопросы с утра. Сегодня они уже не вернутся.

– Но…

– Никаких но, – взгляд Аланне смягчился. – Линн, я знаю, что ты о многом хочешь спросить. Но сейчас я слишком устала. Завтра я все расскажу.

С этими словами знающая поднялась, положила руны на стол и ушла спать. Линн с интересом взял в руки один из кусочков дерева.

– Ого, глянь, – он протянул руну сестре. Рисунок, прежде светившийся зеленым, теперь выглядел обугленным. – Кажется, они сгорели.

Ребекка равнодушно посмотрела на руну.

– Ну да. Похоже. Слушай, я тоже, пожалуй, пойду спать, – девушка зевнула. – Сегодня был насыщенный день, я устала.


С утра Ребекку и Линна захватил водоворот повседневных дел, и время на разговор нашлось лишь ближе к полудню. Аланне позвала их на улицу и села на лавочку, на которой они ночью коротали время. При свете солнца окружающий пейзаж показался Ребекке куда менее мрачным, чем ночью. Знающая внимательно посмотрела сначала на нее, затем на брата. Затем спросила, глядя куда-то в пространство между ними.

– Скажите, вы встречали когда-нибудь настоящих магов? Не деревенских знающих, и не фокусников из бродячих трупп, которые знают пару трюков, чтобы повеселить толпу. А настоящего мага, который закончил Коллегию? – голос знающей звучал слегка приглушенно.

Ребекка удивленно уставилась на старушку.

– Эм, наверное, нет. Ну, я точно не помню, чтобы видела кого-то похожего. Откуда бы им взяться в наших краях? – девушка для уверенности посмотрела на Линна, и тот кивнул, подтверждая. – А почему вы спрашиваете?

Аланне вздохнула, как будто не уверенная, стоит ли отвечать.

– Почему я спрашиваю? – переспросила она и еще секунду помолчала. Затем нехотя продолжила. – Потому что тени, как ты их называешь, следующие за вами – не низшие сущности, вроде русалок или духов леса, и не призраки умерших. Это что-то куда более могущественное, я прежде такого не видела. Вы сами видели, что произошло с защитными рунами. Слабым магическим существам они просто не дают подойти ближе пары метров, а вчера сошли с ума, как будто их сунули в пасть дракону.

– Но ведь вы же прогнали их, разве нет? – Линн с удивлением посмотрел на старушку.

– Сомневаюсь. Мне кажется, они просто ушли, не желая вступать в конфликт. Судя по тому, что вы рассказали – они ведут себя так, будто приглядывают за вами. Но кому могло понадобиться посылать что-то подобное наблюдать за обычными подростками? – Аланне покачала головой. – Это выше моего понимания. Тем более, что вы говорите, что с настоящими магами не встречались. А я не представляю, кто еще мог бы управлять подобными сущностями.

Ребекка заметно сникла.

– И что же нам теперь делать? Я не хочу до конца жизни слушать их шепот по ночам, – в голосе девушки зазвучали плачущие нотки. – Неужели вы нам никак не поможете?

– Дочка, – Аланне взяла Ребекку за руку. – К сожалению мои силы невелики. Однако кое-что сделать я все же могу. Я попробую составить руну, которая защитит тебя от их голосов. Не обещаю, что это будет быстро или что получится с первого раза. Но, думаю, на это моих способностей хватит.

Во взгляде девушки зажегся огонек.

– Правда? Это было бы замечательно, – девушка второй рукой ухватилась за руку знающей и с надеждой заглянула ей в глаза. – Я буду бесконечно обязана вам, если вы и правда сделаете это.

– Пустое, – Аланне махнула рукой. – Что-то засиделись мы с вами, – старушка взглянула на положение солнца. – Пойдемте, чем быстрее закончим с повседневными делами, тем быстрее я смогу заняться твоей руной, Ребекка.


Закончив с дневными делами, Аланне позвала Линна и попросила:

– Помоги мне, пожалуйста. Достань вон тот мешочек, – она указала на небольшой кожаный мешочек, лежавший на верхней полке, почти под самым потолком. Линн, встав на стул, достал его. Тот оказался плотно набитым, и тяжелее, чем можно было подумать. Линн передал его знающей, и та высыпала содержимое на стол. Ребекка заметила небольшие отполированные кусочки дерева, камушки, несколько пластинок из кости. На каждой был нарисован свой узор, некоторые светились, другие выглядели лишь рисунками. Всего на столе лежало несколько десятков различных рун. Аланне, нахмурившись, взяла один камушек и поднесла поближе к глазам.

– Ребекка, будь добра, принеси чашку воды.

Девушка выполнила просьбу, не слишком понимая, зачем знающей вдруг понадобилась вода. Старушка погрузила часть руны рисунком в чашку, не выпуская её из рук, и вода вокруг камушка вдруг начала замерзать. Знающая удовлетворенно улыбнулась.

– Руна холода, – пояснила она, вынимая её из воды. – Крайне удобная штука в такую жару. Фонарик, которым я по вечерам освещаю комнату, кстати, тоже руна.

– Их так много… – Ребекка зачарованно смотрела на разложенные по столу руны. – Как вы их различаете?

– Когда работаешь с ними всю жизнь, начинаешь их различать не хуже, чем лица знакомых людей. Среди рун нет двух одинаковых, хотя и бывают похожие. Однако, если они похожи по написанию – похожи и по смыслу. Например, эти две, – она взяла в руки два камушка с почти одинаковыми узорами на них. Один, казалось, слегка светился, цветом напоминая огонь костра. – Это – руна огня, – показывая светящуюся руну, сказала Аланне, – а эта – её более слабая сестра, руна тепла.

– А как они работают? – Линн пристроился с противоположной стороны стола и тоже с интересом рассматривал разложенные на столе руны.

– Принеси щепочку со двора, покажу, – хитро улыбнулась знающая. Линн принес крупную щепку и отдал ее старушке. Она на пару секунд прижала один конец щепки к руне. Раздалось короткое шипение, и щепка вспыхнула. – Надеюсь, вы простите старой женщине небольшую склонность к театральным эффектам. Не так уж часто мне удается показать кому-то пару маленьких фокусов. Ну, а теперь, когда я потешила свое самолюбие, можно приступить к серьезной работе.


Спустя несколько часов Аланне встала из-за стола.

– Уф. Кажется, у меня есть идея, как составить нужную руну, но над этим ещё придется подумать, – старушка начала собирать разложенные руны обратно в мешочек. На столе кроме них стояла чернильница, лежало перо и небольшой лист бумаги, сворачивающийся в трубочку. Ребекка с удивлением протянула руку к свитку – бумага была редкостью в деревнях, сама девушка видела её иногда у странствующих торговцев, и не ожидала увидеть что-то подобное здесь. Ребекка расправила листок. Он оказался весь покрыт аккуратными, убористыми рисунками.

– Осторожнее, руны на бумаге имеют такую же силу, что и на камне или дереве.

– Ой, – Ребекка испуганно отдернула руку, однако листок с рунами будто притягивал её, и, буквально через минуту, девушка снова с опаской взяла его. – А что вы здесь нарисовали?

– Скорее написала. Некоторые говорят, руны – слова древнего языка. Не знаю, так ли это, но каждая руна действительно что-то означает, – знающая завязала мешочек и поискала глазами Линна. – И, при определенной сноровке, из известных рун можно составить новую. Положишь его обратно? – Аланне протянула мешочек девушке. Ребекка встала на стул, однако ей немного не хватило роста, чтобы дотянуться до верхней полки. Она привстала на цыпочки, пытаясь достать, но чуть не потеряла равновесие и, ойкнув, присела.

– Кажется, придется позвать Линна. Я сейчас сбегаю за ним, – Аланне хотела что-то сказать, но Ребекка уже выскочила за дверь. Не сразу, но она заметила Линна вдалеке на дороге, разговаривающим с парой местных мальчишек. – Линн, эй, Линн, – Ребекка замахала рукой, пытаясь обратить на себя внимание брата. Тот обернулся в ее сторону, помахал в ответ, что-то сказал своим собеседникам и пошел в её сторону.

– Чего случилось, что ты орешь как резанная? – Линн выглядел слегка недовольным.

– Помоги Аланне убрать руны обратно наверх. А то я не дотягиваюсь.

– И ты меня ради этого позвала? Мне ребята предлагали на речку сходить, искупаться, а теперь они, кажется, ушли без меня, – на лице парня отразилось разочарование. Он вошел в дом и Ребекка, чувствуя себя немного неловко, вошла следом.

– Зря ты брата дернула. Я уже убрала сама, – в голосе Аланне чувствовался небольшой укор, и лицо девушки залилось краской, от осознания, что она напрасно отвлекла брата. Ребекка в смятении остановилась посреди комнаты, не зная, что делать дальше.

– Извини, Линн, – брат раздраженно закатил глаза.

– Что-то ты сама на себя не похожа, сестренка. Обычно же из нас двоих я сначала делаю, а потом думаю, – Линн слегка насмешливо уставился на нее.

– Не злись на сестру, она, кажется, так увлеклась рунами, что обо всем остальном думает с трудом, – Аланне по-доброму улыбнулась.

– Точно, руны, – лицо Ребекки просветлело, будто она что-то вспомнила. – Я хотела вас спросить, неужели все знающие так хорошо в них разбираются? Мне казалось, что знающие обычно занимаются чем-то более… ну… – девушка замялась, не зная как выразить мысль.

– Простым? – помогла Аланне. – Что же, ты права. Я действительно умею немного больше обычной знающей.

– А где вы этому научились? – в голосе Ребекки звучал неподдельный интерес. – Где узнали про руны?

– Это не такая короткая история. Если хотите её послушать – присаживайтесь, – Аланне, подавая пример, взяла стул и комфортно на нем устроилась. Ребекка уселась поближе к знающей, а Линн, уже собравшийся уходить в надежде догнать ребят, пошедших на речку, заинтересованно оглянулся.

– Даже не знаю, с чего начать. Что вы знаете об Объединительной войне?

– Ну, она закончилась ещё во времена, когда наши родители не появились на свет, – Ребекка наморщила лоб, как она всегда делала, вспоминая что-то. – Вроде бы отец нашего короля объединил под своим правлением все раздробленные земли, когда-то входившие в наше королевство.

– Примерно так. Это конечно, очень краткое описание и надо будет потом рассказать вам подробнее о ней. Так вот, Объединительная война закончилась, когда мне было четыре года. Все моё детство я слушала истории о великих героях королевства и могучих магах, что помогали королю. О том, что в столице любой желающий, если окажется достаточно умен, может обучиться магии. И, когда мне было, наверное, года на два больше чем вам, я сбежала из дома с моим лучшим другом Джерико в столицу. Сейчас мне этот поступок кажется самым опрометчивым в моей жизни. Несмотря на то, что с окончания войны прошло больше десяти лет, на дорогах было неспокойно. Тем не менее, нам повезло – мы добрались до столицы в целости и сохранности. Самое удивительное, что рассказы не врали – любой желающий мог попытаться поступить в Коллегию Магов.

– Но разве любой может творить магию? – глаза Линна удивленно расширились.

– Да, – коротко ответила Аланне. – Когда мне это рассказали, я была немного разочарована. Дело в том, что у меня с детства были способности к целительству, и я считала себя особенной. Было обидно осознать, что это не так, – знающая немного печально усмехнулась.

– А ваш друг? Почему он с вами пошел?

– Джерико? Он был не совсем обычным мальчишкой. С детства, вместо того чтобы играть с остальными детьми, приходил к моей матери, которая была знающей, и выпрашивал истории. В обмен он помогал ей по хозяйству. Он был очень увлекающимся, и то, чем занималась знающая его заинтересовало. Со временем, наблюдая за матерью, он начал учиться основам умений знающих. У него неплохо получалось предсказывать погоду. Собственно, так мы и подружились, помогая моей матери и перенимая её навыки. Нам казалось, что мы особенные. Друзей, кроме друг друга, у нас не было – другие дети тоже чувствовали, что мы отличаемся от них, и не слишком любили нас. Поэтому и сбежали мы вместе, – Аланне вздохнула. – Так вот, возвращаясь к Коллегии. Попытаться мог любой желающий, больше того – для поступления нужно было не так много. Уметь читать, писать, считать. Да не быть дураком. Мы с Джерико не были глупыми, хотя слушая про наши приключения можно подумать обратное. И очень хотели учиться. Мы поступили. Как и многие другие. Но вот учеба оказалась совсем не такой, как мы представляли, – знающая снова вздохнула, будто воспоминания о тех временах давались ей тяжело. – Мы думали, нам расскажут тайны мира. Научат колдовству из сказок. На самом же деле, в первый год обучения ни о какой магии и речи не шло. Нас заставляли запоминать огромное количество бесполезной, как нам тогда казалось, информации. Математика, география, история и ещё многое, что я сейчас уже не упомню. И выматывающие тренировки воли и концентрации. Каждый день не меньше четырех часов отводилось на них. Сейчас, с высоты прожитых лет, я понимаю, что все это было необходимо. Но тогда мы чувствовали себя обманутыми и продолжали учиться лишь из упрямства. К концу первого года в Коллегии остался едва ли каждый десятый из тех, кто поступал. Самые талантливые и самые упрямые. С начала второго года нам стали давать основы магии. И она тоже оказалась не такой, как мы в детстве фантазировали. Не чудеса по щелчку пальцев, а сконцентрированное и направленное усилие воли. К концу второго года такая интенсивная учеба сказалась на моем здоровье. Мне пришлось покинуть Коллегию, а вместе с ней я потеряла жилье и питание, которым обеспечивали студентов. С подкосившимся здоровьем и не имея средств к существованию, я решила, что лучшим выходом будет вернуться домой, к размеренной деревенской жизни. Со временем я заняла место моей матери, и знания, полученные в Коллегии, оказались замечательным подспорьем для роли знающей, – старушка слабо улыбнулась. – Собственно, вот и вся моя история. А если ответить на той вопрос совсем кратко, – знающая посмотрела на Ребекку, – то я научилась обращаться с рунами в Коллегии.

На некоторое время в комнате установилась тишина. Ребекка и Линн обдумывали услышанное, Аланне же погрузилась в воспоминания.

– А что стало с вашим другом, Джерико?

– Когда я покидала столицу, он учился. Лет пять спустя, мне пришло письмо от него, что он получил звание мага. Но с тех пор я ничего о нем не слышала. Надеюсь, у него все хорошо, – Аланне едва заметно улыбнулась.

– Скажите, может быть, он смог бы помочь нам избавиться от теней? – несмело спросила Ребекка.

– Дочка, я даже не знаю, жив ли он. А если жив – где сейчас. Да и помнит ли он меня? Последний раз мы виделись почти полвека назад. Я думала о том, чтобы попросить его о помощи, когда поняла, что мне не хватит сил и знаний изгнать ваших преследователей, – знающая покачала головой. – Это слишком ненадежный вариант. В Коллегию стоит идти, только если вы сами соберетесь поступать туда.

– А что, – встрепенулся Линн. – Научимся там всему, и сами прогоним эти тени.

– Звучит-то легко, – Аланне с сомнением посмотрела на Линна. – Но, по-моему, ты не до конца понимаешь, о чем говоришь. Учеба в Коллегии – очень тяжелое занятие и для ума и для тела. И даже если это окажется вам по силам, пройдет много лет, прежде чем вы сможете по-настоящему называться магами. Если сможете.

– Но нельзя же всю жизнь от них бегать, – Линн упрямо наклонил голову. – Вы говорите, что не сможете прогнать их, только оградить Ребекку. Ну а кто тогда сможет? Маги из Коллегии? А с чего бы им нам помогать? – в голосе паренька слышалась горячность. – Уж лучше мы сами научимся себя защищать.

– Не горячись, Линн. Давай для начала послушаем, что скажет твоя сестра.

Ребекка ответила не сразу.

– Линн прав. Мы пришли сюда в надежде, что нам помогут. Но вы говорите, это не в ваших силах, – девушка подняла глаза на знающую. – Тогда мы сами себе поможем.

Дубликаты не найдены

-1
Почитал. Не завораживает. Может не надо?
раскрыть ветку 3
0

Может и не надо. После первого поста подписалось 10 человек, поэтому и решил выкладывать дальше.

раскрыть ветку 2
+1
Мне понравилос, Я бы с удовольствием прочитал продолжение.
раскрыть ветку 1
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: