-3

Глава 2. Хроники Фреона

Ценностью во Фреоне является не золото, не драгоценности, а знания. Именно знания и уровень личного могущества определяют то положение, которое ты занимаешь в обществе. Особо эффективные способы развития дара, описание тайных магических ритуалов и родовые секреты развития потенциала чародея не доступны простым смертным. Они хранятся в архивах старейших родов и являются тайной тщательно оберегаемой от постороннего глаза.

Заклятия в зависимости от силы которая в них вкладывается делятся на 8 рангов. Если заклятие первого ранга способно разжечь свечку или костер, то заклятие 7 ранга требует участия нескольких архимагов и способно за ночь возвести или разрушить крепость или создать портал на другой конец материка. За всю историю Фреона было применено всего одно заклятие 8 ранга, именно ошибка в этом заклинании и привела к наступлению Темных Времен.

Из учебника «Азбука магии»

ред. от третьего дня месяца хмурого неба пятого года от т.в.


К вечеру с вершины пологого холма открылся вид на прекрасную долину. Домики с красными черепичными крышами, с обеих сторон зеленые поля, яблочные сады, медленная, широкая река с перекинутым через нее каменным мостом на котором могли бы разъехаться две телеги. А на горизонте начинали виднеться заснеженные горные вершины.

- Слава Валиону, успели! Тут мы и остановимся на ночлег. – отец радовался тому что они успели добраться в город до наступления сумерек и не придется разбивать лагерь в лесу, - это последнее место где мы сможем переночевать на мягких постелях, и поесть нормальной еды в гостинице. Чем севернее мы находимся, тем больше расстояние между городами. В следующий раз нормально отдохнуть мы сможем только в Борее.


Борей – столица северных земель Фреона. Стефан не просто так выбрал именно этот город. Несмотря на многовековое отсутствие войн, Борей, в первую очередь остался крепостью. С северной стороны он защищен горным хребтом, с юга и запада - надежными стенами. Пускай они были сохранены в качестве культурного наследия и являлись больше памятником эпохе войн чем фортификационным сооружением - зачарованные древними чародеями они не утратили своей прочности. С востока город омывается водами Ледяного Океана. Защищенная от всех ветров и волн бухта стала толчком к развитию Борея как самого крупного северного порта Фреона. Сами Борейцы отличались крепостью сложения, ростом, врожденной способностью переносить тяготы и лишения сурового северного климата. Среди коренных Борейцев часто рождались дети с талантом к магии воды. Не удивительно, что именно здесь нашли способ борьбы с демонической напастью.


Как только Моксы вошли в таверну, отец попросил хозяина показать комнаты. Для них нашлись две смежные, соединенные дверью расположенные на втором этаже. Большую комнату заняли родители, Кейн с Дором разместились в маленькой, а Артур остался ночевать в фургоне.

Оставив вещи в комнатах, путешественники спустились в зал и сели за общий стол. Миловидные служанки в белых передниках принесли жареных куропаток с рисом, тушеные овощи, молодое вино. Увидав женщин и еду, Артур довольно осклабился.

- Спасибо красавицы – поблагодарил он девушек.

Получив в улыбки в ответ, он откинулся на стуле, погладил бороду и усмехнулся.


Пока они ужинали, зеваки поглядывали на них с любопытством.

- Почему на нас так смотрят? – спросил Кейн, утолив первый голод и оглядев зал.

- Не знаю, – отец Кейна нервничал, - особенно мне не нравится вон тот парень в плаще за столиком в углу.

- Тот который прячет лицо? – уточнил Артур, вглядываясь в угол, - он кажется мне знакомым.

- Да. У меня чувство, что он что-то замышляет. Давайте, заканчивайте с ужином и поднимайтесь в комнаты. – отец тяжело вздохнул, встал из-за стола и побрел наверх.


Усталые путники расположились в своих комнатах, наслаждаясь мягкими кроватями и свежестью чистого белья.

- Хорошая таверна. Почти как дома…- вздохнул Стефан, растянувшись на своем матрасе.

- Я скучаю по нашему дому. Может мы зря все это затеяли? - обняла мужа Лора.

- Танов меч, так ты же сама хотела бежать? Ты на протяжении месяца подбивала меня на переезд, а теперь спрашиваешь, правильно ли мы сделали? Женщина ты в себе? – вскрикнул Стефан.

- Я просто спросила. – надула губы Лора, - подумала что сейчас мы пересекаем какую – то черту, после которой все изменится. Мы изменимся, и наша жизнь, жизнь наших детей. И как было раньше, уже никогда не будет.


Солнце уже поднималось над горизонтом, когда Кейн открыл глаза. После ночи в мягкой постели он чувствовал себя свежим и отдохнувшим. Сев и оглядевшись, он понял, что остался в комнате один. Наверное, Дор уже ушел завтракать. Кейн потянулся, широко зевнул и спрыгнул на пол. Одевшись, заглянул к родителям, увидел что они тоже уже ушли и, вздохнув, направился в трапезный зал.

И тут никого. Куда же все подевались? – озадаченно пробормотал Кейн. Оглядев зал, и не увидев родных лиц, он направился к фургону. Наверняка отец первым делом пошел проверить имущество и скот, размышлял он на ходу. Подойдя он увидел родителей тщетно пытающихся попасть в фургон.


- Артур! АРТУР! Ты что уснул там что ли? - кричал отец, барабаня в дверь.

- А запасными ключам пробовал ? – посоветовал подошедший Кейн.

- Точно! Они остались в комнате. Сбегаешь? – хлопнул ладонью по лбу отец.


Кейн развернулся и рванул в номер. Зазевавшись, он на полном ходу врезался в объемное пузо выходящего из дверей трактирщика, и отлетел в сторону. На ходу буркнув извинения, он хотел было продолжить путь, но был остановлен окликом:


- Куда так спешите молодой человек? Потеряли что-то?

У Кейна небыло времени болтать с трактирщиком, но не ответить на вежливый вопрос он не мог. К тому же ему было немного стыдно за свою неловкость.

- Не что, а кого. Мой брат Артур, такой широкий, с рыжей бородой. Он ночевал в фургоне. – торопливо выложил Кейн.

- Ооо, извините, что перебиваю, но я понял, о ком вы говорите. Наверное, я смогу помочь в ваших поисках. Ваш брат, когда вы все ушли спать, вернулся в зал, выпил вина, потом еще вина, снял комнату, и, кажется, забрал одну из моих служанок для согрева постели. – расплылся в широкой улыбке трактирщик, - пойдемте со мной, я отведу вас к нему.


Войдя в указанную трактирщиком комнату, Кейн, стараясь не смотреть на голые тела, пнул Артура:

-Вставай! Тебя уже все обыскались!

- Тан, я что проспал? – Воскликнул Артур. Он мигом вскочил с постели и надев на ходу одежду выбежал из комнаты. Кейн бросился за ним, сумев настигнуть его только внизу.

- Так. Слушай меня. – Артур крепко схватил брата за плечи и развернул к себе, - Сейчас мы пойдем к родителя и ты скажешь им что у меня ммм... скажем, живот прихватило и я отлучился. Понял?

- Пфф. А что я получу взамен? – фыркнул Кейн.

- Взамен? А разве остаться целым и здоровым не достаточно? – ухмыльнулся Артур.

- Я хочу твой кнут! Навсегда! – попросил Кейн.

Кейн знал что просить. Кнут у Артура был знатный: резная рукоять из красного дерева с выгравированными на ней рунами скорости и силы, плетенный из толстой черной кожи ремень, кончик кнута из тонкого конского волоса с узелком на конце. Он при определенном навыке можно было одним ударом пробить древесину в палец толщиной. От одного взмаха этого кнута становился спокойным даже самый бешеный бык в стаде.

- Ну и ты раскатал губу. Ладно, пошли, к родителем. Если будешь вести себя как умный парень, то я дам его тебе, но только на один день! – ответил Артур.

Завтракали молча. Ели быстро и впрок. Во время еды отец периодически посматривал на старшего сына, но ничего не говорил. Кейн видел что версия Артура по поводу утреннего отсутствия у фургона не вызывала доверия у отца, слишком уж хорошо он знал свои сыновей. Но раз молчит, значит крыть ему нечем.

Все вышли во двор, Артур вместе с матерью руководил погрузкой припасов в фургон, следил за свежестью продуктов. Жена хозяина раскланивалась, щебетала, рассказывая об опасностях предстоящего пути, отец рассеяно слушал ее, периодически кивая головой. Волы уже были запряжены, кони оседланы – наступали последние минуты перед долгой дорогой, Артур подошел к Кейну немного помялся и сунул ему в руку свой кнут:

- Спасибо тебе. Держи, вечером отдашь.


Пополнив запасы и покинув постоялый двор, они продолжили свой путь.

Дубликаты не найдены

0

@Evgencifik прокомментируйте, пож.

раскрыть ветку 2
+1

Первое предложение режет взгляд. Возникает ощущение что автор даёт чистую информацию - без привязки к истории. Подобное раздражает читателя, даже мимолётный импульс похожести может испортить впечатление, ибо не проработанно... Да даже воображаемым ученикам, читающим "азбуку" было бы неприятно. Ведь только не знавший нужды идиот будет писать, что золото и драгоценности - нифига не ценность.


В эпиграфы глав как правило не вставляют труды идиотов.


Поэтому уточняем "главные ценности", "настоящие ценности", или ещё как. Плюс, как я понял, "азбука" это начальная основа обучения дошколят, а значит она не должна быть "сухой". Но она должна быть распространённой, и в силу этого с неё должны читать "лекции" тем, кто ещё не умеет читать, а значит обращение "ты" "тебе" "тебя" стоит поменять на "вы" "вам" и "вас". Ещё, "Азбука должна давать понимание самым тупым малолеткам, а значит её автор должен уметь "донести".


Книга в книге тоже должна быть проработанной, и как по мне, недостаточно будет чуть замаскировать "информацию для читателя" - смышлённого читателя будут только раздражать подобные эпиграфы. А после первой же неточности в любом из трактатов, он уже сам будет искать нелогичности. И уверяю вас - найдёт.


"Во Фреоне". Ненужное уточнение, ибо местные как я понял, не ходят в соседние миры, а даже если бы и ходили, то вряд-ли бы тамошние ценности сильно отличались...


Переход от "системы хранения знаний" к классификации заклинаний слишком резкий. Тут или сглаживать надо, или представлять как два вырванных из текста отрывка. ...путём многоточий естесственно... У каждого из способов есть плюсы и минусы, но я всё-же склоняюсь к отрывкам, - если их достаточно грамотно проработать, то у читателя само по себе возникнет желание заглянуть за горизонт событий, - прочесть "пропущенное", никем и никогда не написанные строчки.


Лучше конечно делать текста цельными, с плавными переходами, но тогда они или займут много обьёма, или будут неправдоподобно короткими. В Азбуке ещё куда ни шло, но будут труды и посерьёзней. Больше двух отрывков на начало главы, тоже делать не стоит, - это уже будет читерством :)


Конечно же сады должны быть Яблоневыми. Не мог пройти :)


"Начинали виднеться", так себе оборот на самом деле. "Далеко на горизонте виднелись..." Классика которая не один десяток тысяч раз будет использована. Не стоит её стесняться, те которые орут про "похожесть и штампы" никогда не пробовали писать сами.


- Слава Валиону, успели! Тут-то мы и заночуем - радовался..." Подобный вашему оборот речи уместен разве что для задумчивости. Радость - это покороче или хотя бы не так выверенно. Кроме того, радость тому что они успели добраться, уже заложена в прямой речи, не нужно обьяснять очевидное. Про ночь и лес упомянуть можно, всё-же в контексте проклятых лун, вопоос здесь стоит не только в удобстве. То есть это выгодно отличает героев от прочих путешественников, желающих добраться к людям до темноты. Про луны упоминать не стоит, - читатель прекрасно о них помнит, а если не помнит, то нафиг он пошёл :)


Прямую речь, после пояснения от автора, следует продолжать с Заглавной буквы. Это не правило русского языка (по крайней мере я о нём не знаю), это просто удобно и многие так делают.


Слова Стефана про север неплохо бы упростить, он всё-же не лекцию на кафедре читает, а обьясняет родным дальнейший путь. Можно сделать так чтобы он "повысил голос" на всю компанию, как-бы обьявляя всем, в этом случае слова не будут звучать так уж искусственно.


Следующий абзац лучше начать со слова "Стефан", а "Борей - северная столица" запихнуть ниже или как-то иначе растворить в последующем тексте. Вы пишете от третьих лиц, от разных следует заметить лиц, и читателя от понимания "кто так считает/думает/знает" не должны отделять предложения с чистой информацией. В идеале конечно. В этом абзаце он (читатель) на краткий миг мог подумать что это гг-парниша "реагирует" на слова отца. Мелочь, но кто знает...


Для них, на втором этаже, нашлись две смежные, - соединённые меж собой общей дверью. Крепкой дверью...


Крепкая дверь это во первых логично, (как я понял у обоих комнат есть отдельные выходы в коридор, и логично что они не всегда сдаются одной компании) а во вторых - толика информационного шума для читателя. Представляя себе крепкую дверь, он может предположить что в дальнейшем семейство столкнётся с чем-то, что потребует её штурма... ан нет. Дело в фургоне :) Тоже мелочь, но создаёт ощущение того, что автор подгатавливает информационную картину для будущего действия. А когда-то вы действительно будете подгатавливать, и читатель должен хоть немного затеряться в информационном шуме, - чтобы сюжет не выглядел предсказуемым. Главное чтобы шум этот не был слишком назойливым.


Остался ночевать в фургоне. и Оставив вещи в комнатах, смахивает на повтор.


Эпитет путешественники им как-бы не очень подходит. Однозначно, избегать повторов важно и нужно, но только в ближайших двух-четырёх предложениях, - в остальных же случаях это не настолько режет взгляд чтобы заменять слово некорректным аналогом. Путники они и есть путники. Можно "беглецы", но они действительно не очень на них похожи. Эммигранты - бред; Переселенцы - тоже некорректно. Постояльцы - не совсем корректно; Временные постояльцы - противоречиво... Черт его знает, может следует как-то преобразовать дальнейшее "усталые путники"? В конце концов, в момент когда они поели и разлеглись на постелях они в большей степени "уже-не-путники, чем в момент когда только спускались вниз голодными. Приоритет он такой.


Дальнейший диалог тоже неидеален. Лично я воспринимаю это как мошенничество: когда автор запихивает в речь героев информацию для читателя. Забывая что герои видят это своими глазами, и им не нужно уточнять меж собой то самое очевидное. Диалоги ОЧЕНЬ важны для книги, они должны быть естесственными! В таких моментах лучше добавить описаний от автора, или оставить ситуацию на откуп фантазии каждого из читателей (пусть сами додумывают), чем Бездарно Запороть Диалог. Ещё я добавил бы описаний: сказал со вздохом; задумчиво протянул; и так далее. Автор представляет себе действо целиком, минутами представляет! Читатель же за секунды проскальзывает по тексту. Если автор не оставит маркеров, флажков, ограничителей, то читатель не воспримет и 5% от того что воображал автор, будет запинаться на слишком сложной, "необьяснённой" ему речи.


Честно, - я уже задолбался писать, с телефона всёж.


Косяков и неточностей много, и я ни за что не поверю что вы сами неспособны их увидеть. Текст достаточно стройный, видно что вы пишете не "в чистовик и не за полчаса. Но правок перед публикацией нужно больше.


Тут есть опасность скатиться в нескончаемую череду тех самых правок, у меня по крайней мере такое было одно время, но если вы хотите писать красиво и в одиночку, то нужно тренировать и навык редактора - от этого никуда не деться.


По общему стилю: мне кажется что вам следует больше разбавлять текст подробностями. Целыми предложениями подробностей. Не усложнять текущий стиль описания, а добавлять новые, плавно переходя от одного к другому. Это конечно усложнит конструкцию текста, баланс тоже будет сложнее находить, но... тут конечно вопрос что и для кого вы пишете, я этого не знаю... но сейчас текст кажется мне слишком простым, и слишком малообъёмным. При том что я не Супермозг, а обычный книжный (мечта)чита)тель.

раскрыть ветку 1
0

Спасибо.

Похожие посты
65

Дракон и богатырь

Дракон и богатырь Сказка, Рассказ, Юмор, Фэнтези, Длиннопост, Авторский рассказ

Дракон поправил очки, снял и тщательно протёр тряпочкой, надел и посмотрел на гостя, стоящего у входа в пещеру. Русоволосый здоровяк в белой рубахе с причудливой вышивкой на вороте. Волосы на лбу перехвачены красной лентой, на поясе широкий пояс из шёлка, а на ногах замшевые сапоги с острыми и загнутыми носами. В левой руке огромная дубина из цельного ствола молодого дуба, корни срезаны в короткие шипы, для верности усиленные стальными наконечниками.


Неизвестный огляделся, по привычке приложив ладонь козырьком, хмыкнул и убрал руку. Дракон тайком сглотнул и прогудел, стараясь не повышать голос:


— Простите, а вы кто?


— А? Так это, богатырь древлянский, Микола. — В тон ответил здоровяк, поигрывая палицей.


— Эм... а что вы забыли, так далеко от дома?


— У нас новое руководство, вот, решили устроить обмен опытом для повышения квалификации. Вашенских значится к нам, а меня к вам. Так шо? Биться будем?


Дракон смерил взглядом ширину плеч и рельеф мускулов, отчётливо видимый сквозь ткань рубахи. Оценил размер и вес палицы, повторно сглотнул и мотнул головой.


— Нет, пожалуй, откажусь.


— А чего это? Как мне опыта набираться-то? А! Понял, ты меня цапнешь в спину, как только развернусь!


— Фу! Нет! Это мало того что нечестно, так ещё и мерзко!


Богатырь поскрёб затылок, поднял руку и понюхал подмышку. Нахмурился и прогудел:


— Эй! Я же помылся! Кто ж в бой грязный пойдёт?!


— Мытьё, это прекрасно! Сам люблю в речке поплескаться, да только человечина отвратна на вкус! Вот будь вы барашком или коровой, да поджаренной...


Дракон мечтательно сощурился, звучно причмокнул и облизнулся. Богатырь хмыкнул и кивнул.


— Да... от барашка я бы сейчас не отказался.


— А у меня как раз есть!


Дракон жестом фокусника указал в дальний конец пещеры, где на огромном столе покоится широченное серебряное блюдо с тушами баранов, размером с откормленных бычков. Ящер услужливо махнул крылом и тягучие ароматы жареного с приправами мяса ударили в богатыря. Тот шумно сглотнул, одёрнулся и спросил:


— Оно небось отравленное?


— Я что, дурак отраву жрякать?


— Хм, справедливо. Только где стулья?


— Я же дракон, какой мне стул-то.


Богатырь вздохнул и махнул рукой:


— Да и хег с ним, мы люди негордые и на полу сможем поесть.


— Нет-нет! Гость и на полу? Немыслимо! Я вас на стол посажу, в конце концов, он драконий.


— Один момент...


Богатырь сноровисто стянул сапоги, встал на чистый камень не выпуская палицу и сказал:


— Как-то невежливо будет обутому по столу.


***


Мясо барашков переростков оказалось нежнейшим, сдобренным пряными травами, разжигающими аппетит, как уголь пламя. К нему шли запечённые овощи да кувшин крепкого мёда.


Когда снаружи потемнело, а в пещеру начало задувать прохладный ночной сквозняк, богатырь крякнул и ослабил пояс. Шумно выдохнул, сел придерживая живот и глядя осоловело на груду костей. Дракон икнул и положил голову на столешницу, глядя на гостя с уважением. Не каждый человек сможет умять барашка с закусками и не лопнуть.


— Так это... как оно у вас тут проходит-то? — Протянул богатырь, осознавая, что последний кус был явно лишний. — Ну это... геройство.


— А всё просто, дракон, то есть я или какой другой, умыкает принцессу или просто красивую девку. Селит в пещере, а рыцарь выкупает её, ну или какое там было условие договора.


— Обожди... договора?


— Ну да, а как иначе? Иногда бабы сами просят их похитить. Знаешь, как это поднимает их авторитет? Насколько она красивая, что аж дракон себе забрал! Вот... бывает, что мы так влюблённых соединяем. Вот представь, парень любит девку, а её родители ненавидят его. Пиши пропало, только если убегать, а это последнее дело! Тогда я прячу девку у себя, а парень её забирает через недельку. Вуаля, теперь он герой и отказать ему нельзя. Родители только скрипят зубами!


— Ха! Занятно... и что, никто не догадывается?


— Немногие, но они помалкивают. Схема-то выгодная! Тем более, только заикнись и к тебе заявятся все окрестные рыцари, потолковать.


Дракон подмигнул и подвинул Миколе пузатый кувшин. Богатырь кивнул и сделал пару шумных глотков, эхом отдавшихся под сводами пещеры. Напиток оказался сладким и прохладным, чудесным образом убрал тяжесть в животе и растёкся, придавая отрыжке приятный аромат.


— Кстати, — сказал Микола, отставляя кувшин, — а зачем тебе золото?


Дракон хохотнул и указал на остатки трапезы, сказал, улыбаясь:


— А ты думаешь, эти барашки сами так вымахивают? Думаешь, я сам их готовлю? А мебель сам выстругал? Не друже, это всё стоит денег! Слушай, а какие схемы у вас?


Богатырь поскрёб затылок и протянул, глядя под ноги:


— Эк... как неловко получилось...


— Чего?


— Да нету у нас ничего такого... чудище ворует девку, а мы его по ноздри в землю. Вот и весь сказ.


— Э... а зачем ворует-то?


— Ну как зачем? Чтоб по хозяйству хлопотала, рубаху там починить, обед сварганить. Мало ли зачем баба нужна?


— Что, даже дракону?


— Горынычу, что ли? А... так у нас что не чудо-юдо, то человеком обернуться может. Грохнется грудью оземь, да встанет молодцем. Такие дела...


— Ох...


— Хорошо, если ваш рыцарь к Кощею попадёт, с тем договориться можно, хороший мужик. А вот если к Горынычу... ох не завидую, у того три головы и все злобные, как тёща!


Дракон покачал головой, достал из-под стола бочонок и поставил в центр стола. Богатырь принюхался и довольно заулыбался, ящер поставил два кубка из злата, наполнил и, протянув один гостю, сказал:


— Ну что ж, Микола за обмен опытом! Надеюсь, в следующий раз недоразумение не повторится!


Автор: Лит Блог

Показать полностью
65

Ты-избранная

Ты-избранная


- Что? - она сморщила нос и подняла брови.

- Избранная! Та что сможет изменить все! - маг и воин, сидящие напротив переглянулись.

В трактире, в котором сидели все трое, играла тихая музыка, кувшин вина, стоящий на столе, был уже наполовину пуст.

- Изменить все чтобы что? Какие-то измеримые показатели достижения изменений есть? Ну pl может хоть какой накидали?

- Мы пока не знаем, есть пророчество и ты должна в нем учавствовать. Ты же наверняка догадывалась, когда попала в наш мир, полный магии, эльфов и гномов из своего. Все не просто так! - горячо зашептал маг, откинув бороду назад и подавшись к ней.

- Ну слушайте, я когда попала сюда год назад чуть с ума не сошла, это сейчас все наладилось. Трактир вот подняла с колен, выручку удвоила, новые продукты ввела. Возвращаемость знаете какая у нас! Ух! - Она гордо обвела взглядом дело рук своих. - С трактирщиком прибыль делим почти пополам, он жадничает еще, но знает что если что-уйду к конкурентам! Так что скоро партнерами станем, никуда не денется.

- Какая еще возвращаемость! - это уже не выдержал воин. - Какой трактир!? Мы тебе говорим что ты должна изменить этот мир!

- Парни, ко мне скоро гномий подряд приедет с дальних гор, мастера от Богов! Будут гостиницу достраивать, а то у нас букинг номеров на недели вперед, надо ее в отдельный бизнес выносить, работы очень много. - она откинулась на лавке и блаженно прикрыла глаза, представляя примерный оборот и спецпредложения типа «Заплати за неделю постоя и получи свиную рульку в подарок».


- Может выпьешь? - маг сменил тактику.

- Не, я бросила. Сейчас только выпей вина, потянет на приключения, очнусь в вашей повозке на пути к Мглистым горам. Я пью иногда только настойку, сам трактирщик ее делает, там двенадцать трав, особый рецепт . Могу пять литров по цене трех вам продать, акция уже кончилась, но в виде исключения так сказать.

- Не нужно. Вообщем мы выходим на рассвете, у тебя ночь на решение-если ты с нами, то вся твоя жизнь измениться и никогда уже не будет прежней. - торжественно закончил воин.


Она стояла у окна своей комнаты в неверном свете утра, наблюдая как повозка с магом и воином скрывается за воротами ее постоялого двора. Сердце щемило той легкой осенней тоской, которая всегда появляется на исходе лета, принесенная дальними заморскими ветрами.

- Чего не спишь? Завтра рано вставать, молоко с ферм привезут, проверить бы, чтобы не как в прошлый раз. - трактирщик, большой и бородатый мужчина в самом расцвете сил откинул одеяло и похлопал рядом с собой. В сущности он хороший парень, жадноватый немного, ну так бизнесу это только в плюс.


Она вздохнула, кинула последний взгляд на удаляющуюся повозку и вернулась в постель.

Засыпая она думала что неплохо бы сделать сметану из молока, смешать с медом и орехами и продавать детям. Новая аудитория для трактира.

Сон застал ее на примерных подсчетах экономики работы доставки.

66

Хроники замкнутого мира

Пролог
- Таким образом, мы наблюдаем наполнение амулета-накопителя магией. Всем всё понятно?
Высокий профессор окинул взглядом аудиторию. Встретившись взглядом с юной дриалой, он неожиданно осознал, что в этих желтых глазах, в острозубой улыбке и прямых рыжих волосах видит свою жену.
Когда они только поступили в Университет изучения магии, ей тоже всегда было интересно все подряд. Она мечтала стать знаменитой исследовательницей. Успешно закончив обучение, оба начали заниматься магическими изысканиями. Тысячи успешных опытов давали надежду на свершение небывалого открытия, но всего лишь один неудачный эксперимент отнял любовь всей его жизни. С тех пор профессор только давал знания и необходимые навыки. Иногда для тех, в ком видел потенциал, профессор раскрывал чуть больше информации, чем следовало бы. В глубине души он надеялся, что кто-то сможет завершить их с женой эксперименты, но, тем не менее, очень боялся, что его подопечных ждет та же участь.
Но не время отвлекаться, нужно обучать тех, кто хочет учиться.
- Да, Лития?
- Профессор, а накопитель магии можно делать только из драгоценностей?
- Нет, с чего такие выводы? Любой материал может вместить в себя определенное количество магии. Проблема в том, что для создания накопителя из предмета – нужно тщательно подбирать руну в зависимости от его формы, материала, размера. В случае с обработанными драгоценными камнями – они однотипны и руны накопителя достаточно стандартны, по причине чего их проще наносить.
- Профессор, а откуда вообще появляется магия?
Профессор тяжело вздохнул. Каждый год Университет перед приемом новых студентов организует ознакомительные лекции. Каждый год из большого количества пришедших только паре учеников интересно и они задают кучу вопросов, непосредственно связанных с природой магии, а не с критериями поступления. Вот и сейчас – вся группа занимается своими делами, спасибо, хоть тихо, и только одна девочка стремится к знаниям. Поэтому сильных волшебников так мало – многие приходят не для учебы, а для получения сертификата об окончании. Сертификат позволяет им заниматься частной практикой, но очень малое количество волшебников идут этим путем.
- Когда создавался наш мир – Создатель оградил его барьером от внешних невзгод. Никто не знает, что за барьером, потому что считается, что его невозможно преодолеть. Во всяком случае, на текущий момент развития магической науки. Создатель напитал наш мир магией, которую он запустил через специальные источники. Самые сильные источники, которые образуют правильный шестигранник, питают Барьер. Помимо этих сильных источников, существуют источники поменьше, но пока не удалось установить закономерность в их расположении. Периодически маленькие источники угасают, появляются новые, но шесть самых сильных, насколько мне известно, никогда не ослабевали.
- Получается, что возле источника можно творить заклинания бесконечно долго?
- Находиться рядом с сильными источниками уже очень опасно. Избыток магии меняет все вокруг. Так в нашем мире появляются новые животные, возникают новые расы. Источники дают животным силы управлять магией, некоторым дают возможность общаться с разумными расами. Но если Разумный слишком близко подойдет к источнику – его может охватить безумие. Существует множество историй о великих магах, которые хотели получить больше силы, но обретали лишь забвение.
Аудитория уже давно опустела, только ученица с профессором вели беседу.
- А почему мы изучаем только стихийную магию?
- Каждая раса имела связь со своей стихией. Когда произошло объединение всех расовых фракций в единое государство – было решено делиться своими знаниями с другими, чтобы была возможность что-то почерпнуть от других волшебников. Иногда бывают авантюристы, которые пытаются найти новые способы использования магии, но, к сожалению, они редко успевают оставить хоть какие-то записи своих экспериментов. Крайне опасно пытаться изменить структуру заклинаний, принцип работы которых ты не понимаешь.
- А можно где-нибудь найти хотя бы крохи информации о внестихийной магии?
Профессор мягко улыбнулся:
- Давай к этому вопросу мы вернемся через пару лет. У тебя появится более точное представление о работе стихийной магии, а я постараюсь что-нибудь найти для тебя.
Профессор понимал, что жертва супруги не была напрасна, он сам ей помогал и иногда вел записи экспериментов. Лития, дриала-первокурсница, с её напором, и при должной поддержке - обязательно сможет добиться своих целей. Может даже сдвинет исследования по внестихийной магии с мертвой точки. Даже если это опасно, главное – научить её мерам предосторожности и ведению записей. А подходящего напарника она сама себе подберет.
- А почему среди учеников нет представителей дроу?
- К сожалению, Создатель не наделил их предрасположенностью к стихийной магии. Но взамен он дал им практически полную невосприимчивость к боевым заклинаниям.
- Неужели никто не пробовал научить дроу магии?
- Ну почему? Пробовали. Когда-то у нас в университете существовала специальная экспериментальная кафедра, и набор дроу был бесплатным. Но все закончилось, не успев начаться – всем надоело пытаться.
- Получается, у дроу не складывается со стихиями, но ведь другими направлениями магии попробовать обучить можно?
- Я же уже говорил тебе сегодня, что экспериментаторы редки, их записей и того меньше. Попытки изучить внестихийную магию никогда не выходили на уровень хотя бы кафедры.
- Спасибо профессор, а поможете мне получить доступ к библиотечным архивам, а то все, что в общем доступе, я уже прочитала?
- Так! Ты сдай сначала хотя бы вступительный экзамен, потом уже посмотрим.
«Жаль, что не получилось, но стоило попробовать» - пронеслось в голове Литии. Профессор, приняв заминку Литии за огорчение, решил её подбодрить:
- Ничего страшного, ты поступи – я постараюсь обучить тебя всему, что знаю сам. Тебе пора идти, скоро двери Университета закроются для тех, у кого нет пропуска. Мы обязательно еще обсудим все интересующие вопросы, но уже потом.
- Спасибо большое! До свидания!
- До скорой встречи, будущая студентка – Лития.
Когда дверь за Литией закрылась, профессор еще долго сидел в размышлениях, стоит ли направлять её по пути, забравшем любовь всей жизни. В конечном итоге, его задача – дать ей нужные навыки и предостеречь от ошибок, а как она воспользуется полученной информацией – только её выбор.

---------------------
Спасибо за прочтение. Очень надеюсь на обратную связь. давно хотел написать книгу, наконец-то получилось собраться, чтобы начать.  Пока не влился в писательскую волну - не смогу сделать прогнозы по графику выхода глав, прошу заранее простить (если, вдруг,  кому-нибудь понравится, а я пропаду на пару недель)

Показать полностью
37

Феникс и Змей - Полуденная Сталь

Глава 19

Вечерние беседы


Вечерний лес Уссуры – отнюдь не самое безопасное место для людей, особенно во время, когда куча сверхъестественной нечисти подняла голову. Впрочем, то же самое можно было сказать о любом городе – люди жаждущие легких денег ничуть не милосерднее голодного лешего. Впрочем, для пары магов ночевка в лесу стала уже привычным делом.

Артем поворошил угли в костре, под которым была закопана тушка зайца.

- Я вот думаю… чем теперь заняться и куда податься? Кстати, как там мясо?

Младший не хотел разговаривать. У него не было настроения, так что он просто коснулся земли.


Материя


- Еще минут двадцать. Он только начал пропекаться.

- Гадство.

Пару минут Артём поерзал. Он не любил ждать пока еда сготовится.

- Слушай… сделай печку.

- Печку?

- Каменное яйцо вокруг мяса. Я ее раскалю, так быстрее будет.

Вместо ответа Младший сосредоточился на земле под костром.


Материя


Чернозем вокруг зайца медленно превращался в гранит.

Артём разложил свой стальной шест и ткнул одним концом в костер.


Силы


Тепло костра прекратило распространяться во все стороны и потекло напрямую в каменную скорлупу, быстро раскаляя ее.

- Так-то лучше. – с удовлетворением произнес Артём.

- Угу.

- Знаешь, я вот еще думаю… ты ведь богатый человек.

- Не я. Мой отец. Все его счета хранились в банках Небесного Хора, а у меня теперь нет к ним доступа.

Младший продолжил думать о своем Аватаре. Кто есть кто? Это я порождение воли какого то дохлого Нефанди или же Аватар – паразит на мне? А если Аватар паразит… то значит… значит я сам родился человеком. Я не маг, я человек. Все что у меня… получается, все это просто… украдено у настоящего мага. Самозванец ли я? Я человек которому повезло быть выбранным падшим демонопоклонником для того чтобы стать его новым сосудом. Папа… что я такое?

- Леха, я ведь о чем подумал. У тебя у Афонтовой горы ведь есть целый дом. – прервал его размышления Артём.

- Есть.

- Мы его просто оставили. А ты ведь мог бы его продать и просто жить всю жизнь припеваючи.

Младший пристально посмотрел на друга.

- Тебе нужны эти деньги?

Артём лишь рассмеялся.

- Неет, у меня другая цель. Стать…

- Солнцем этого мира, да, знаю. А почему ты заговорил о деньгах?

- Ты себя со стороны видел? На тебе лица нет. Сидишь, молчишь, смотришь в пустоту и… говори, что случилось?

- Ничего.

- Леха, я тебя знаю не первый день. Ты вот много чего умеешь и знаешь, но обманывать ты не научился.

Младший встал, намереваясь уходить.

- Отвали.

Артём пожал плечами.

- Это из-за Аватара? Ты считаешь себя человеком… ну, то есть вором?

Молчание. Кивок.

- Знаешь… я вот понятия не имею что тебе сказать. – признался Артём. – Я никогда не был в такой ситуации. Но если ты захочешь мне что-нибудь сказать, я тебя выслушаю. Хотя… твой отец уже все сказал за меня.

- В смысле?

- У тебя был суровый отец. Ну, я так слышал. Люлей раздавал направо и налево, не церемонился особо.

- Живой Узел. – вздохнул Младший. – Он был очень суров. Сибиряк.

- Он вроде как Одиуса тебе сварганил из кучи захомяченных духов.

- Семь предводителей племен.

- А что с племенами стало?

- Он их уничтожил в процессе.

В тишине леса голос Младшего, вещавшего о немыслимом по жестокости и силе отце, звучал словно бы торжественно.

- А еще он воевал с этим, который Нефанди?

- Там был и он и дядя Жорж и дядя Йосс. Там много кто был. До конца того похода смог добраться только папа.

Артём отметил что впервые за прошедшие три года Младший назвал Жоржа «дядей».

- И расхреначил его?

- Папа говорил, что это был один из самых тяжелых боев в его жизни. Нефанди… они не просто маги, их силы текут не просто от власти над реальностью. Они подпитываются от Ямы, от того что люди называют Адом. Это извращает каждое их движение.

- Вот я о чем и говорю. Твой папка был своеобразным мужиком, ну, как и все маги вообще. Он был силен, смел и беспощаден. Закошмарил кучу народа, людей, нелюдей, духов. Безжалостный, ты уж извини, но он реально был в каком-то смысле отмороженным. Ты думаешь, если бы ты был продуктом магии Нефанди, он хотя бы на миг задумался о том что с тобой делать?

Младший промолчал, но ответ они знали оба. Мамонт не признал слабости, компромиссов и сделок с совестью.

- Ты, в первую очередь, сын своего отца. То, что к тебе прицепился Аватар Нефанди, а не твой собственный, он посчитал незначительной деталью твоей личности. Будь намек на порчу… мы бы не беседовали. Папа любил тебя, и уверен, любил бы вне зависимости от того кто ты – маг или человек. Даже будь ты девочкой, а не мальчиком, он бы все равно тебя любил.

- Да. – кивнул Младший. – Папа меня любил.

- А значит ты не Нефанди и никогда им не был. И вот теперь, когда мы это выяснили, проверь мясо.


---


Получасом позже, когда от зайца остались лишь горстка костей, Артём с довольным видом облокотился на бревно и закрыл глаза.

- Все таки… жизнь хороша. – мечтательно протянул парень.

Младший сосредоточенно мыл руки с мылом в протекающем по краю полянки холодном ручье. В отличие от Артёма, он не мог позволить себе просто облизать пальцы и вытереть кисти об одежду, его передергивало от одной мысли об этом.

- Жизнь хороша? И чем? Вот посмотри на нас. Без лицензии нас каждый третий заказчик кидает, а обороняться особо и нельзя.

Младший уложил мыло в холщовый мешочек и кинул его рядом с костром.

- У нас около дюжины более ли менее важных дел, но никому это не интересно и не нужно. Вот куда нам сейчас идти? А вот фиг его знает. И что делать? А тоже фиг его знает.

- Это свобода. – пояснил Артём. – Делай что хочешь.

- У меня так мама говорила, когда злилась. Это не свобода, мы в подвешенном состоянии и никому не нужны.

- Мы себе нужны. И знаешь, ты сейчас вот совсем не по делу возмущаешься. Ты маг и ты никогда не останешься голодным или больным пока у тебя есть сфера Жизни. Ты не будешь ходить в плохой одежде или без дома пока у тебя есть сфера Материи. Я еще не упомянул про Основы и Разум. И все это у тебя есть и было. А в деревне откуда я родом, чтобы вечером было что жрать, нужно было утром встать в пять часов и впахивать до самого вечера. И не факт что наешься досыта. И знаешь, так живет абсолютное большинство людей. У них нет Аватара, нет денег на обучение и нет влиятельной семьи. Магов мало – наверное один из ста. Как вы там это называете… один процент.

- Примерно каждый десятитысячный. Одна сотая процента. – поправил его Младший.

- Богатых людей тоже мало. Знаешь, что такое зубная боль?

- Причем тут это?

- Ты не знаешь что это такое. Ни маги этого не знают, ни богатые люди – у них есть способы вылечить зубы. А я сломал один зуб в четырнадцать лет. И еще два зуба сгнило к семнадцати. Мне их вырвали. Просто взяли клещами и вырвали. Выворотили полчелюсти, кровища хлещет, вонь ужасная. Я блевал дальше чем видел. Но это было лучше чем всю ночь скулить от боли. И да, в тот день я продолжал работать. Настя вырастила мне новые зубы, срастила челюсть и все такое. Но знаешь, если ты считаешь, что тебе плохо живется потому что ты не видишь дальнейшей цели, то ты слепошарый как крот. Тебе гребаных четырнадцать лет! Твоя жизнь началась только недавно, у тебя все дороги открыты. Тебе не хватает в жизни цели? Так, мать твою, выдумай себе цель!

Артём, распалившийся к концу речи, покрасневший, выдохнул.

- Извини, если обидел.

- В деревне нет времени на грусть. Вы должны пахать. – резюмировал Младший.

- Типа того.

- Что же… ну, давай думать, что делать дальше.


***


Поздний вечер, узкая дорожка меж бесконечных полей льна, освещаяемая лишь старой луной. Дилан с Богданом почти бесшумно передвигались по проселочной дороге. Дилан парил над дорогой, поддерживаемый собственным телекинезом, Богдан же стоял на плоской, величиной с пару тарелок платформе левитирующей в паре сантиметрах над землей. Оба, и псионик и маг, преодолевали пространство не касаясь земли и как можно быстрее.

- Итак, все должно быть просто. Там три человека, варят наркотики. Магов нет, чародеев нет. Все что от нас требуется – войти, максимально аккуратно их задержать и вызвать Королевскую Гвардию.

- Я помню. – отозвался Богдан. – Можешь не повторять. Кстати, а что с тем наркоманом случилось, после того как ты с ним закончил?

- Я его усыпил. Проснется не скоро, так что предупредить никого не успеет.

- Все складывается вроде как неплохо. Одна лаборатория с наркотиками – мелочи.

- Три или четыре таких мелочи, и ты закроешь свою сессию.

- Слушай… я только это… на людей еще почти ничего ни разу не применял. Так то, я больше просто по железу.

- Боишься, что не осилишь?

- Боюсь убить.

- Не бойся. Люди на удивление живучие. А вот маги, как показывает практика, периодически становятся ужасно хрупкими и дохнут от каждого чиха.

Богдан лишь усмехнулся.

- Меня им убить будет трудно.

У искомого домишки почему-то стояло несколько взнузданных лошадей.

- Это…

Дилан пригляделся к коням. Металлические заклепки на сбруе были высеребрены. Сама сбруя была изготовлена из добротной кожи, удобные седла сделанные на заказ…

- Я так понимаю, это наркоторговцы. – заключил псионик. – большие богатые люди которые пришли за оброком взимаемым с мелких барыг.

- То есть можем накрыть сразу всех?

Богдан двинулся вперед.

- Твою ж мать. – только и успел подумать Дилан.

Одно дело – задержать мелочь и сдать ее королевской страже. И совершенно другое – нарываться на конфликт с крупными игроками.

Второе было чревато даже для магов, поскольку обычно у больших дядей находились собственные маги и чародеи.

А Богдан тем временем уже дошел до двери и дотронулся до нее одним пальцем.


Основы, Силы, Материя.


Поначалу не происходило ничего – дверь лишь медленно меняла цвет с древесного темно-коричневого на металлический темно-серый. Богдан частично трансмутировал древесину и одновременно заставлял материю собираться в одной точке, внутри которой часть вещества преобразовывалась во взрывчатку. Спустя четверть минуты, напряжение внутри двери выросло до такой степени, что прогремел направленный взрыв. Дверь разнесло на тысячи острых металлических осколков, летящих со страшной силой внутрь помещения.

Дилан охнул и выматерился. Потянувшись разумом к домишке, он тщетно пытался найти там хотя бы искру живого сознания. Безуспешно - они все стремительно затухали. Первое заклинание Богдана оказалось и последним.

- Ты… ты их убил.

Богдан побледнел. Даже в неверном свете луны был виден ужас на его лице.

- Я… я не хотел… ты же сказал что люди…

Говоря магу чтобы тот не сдерживался, Дилан забыл очевидную для него вещь – между обычным магом и студентом Академии есть огромная разница в плане знаний, умений и навыков. Это как сравнивать гопника и профессионального боксера - при одинаковом весе, мышечной массе и желании подраться, эти двое нанесут разные по силе удары - уличный драчун нанесет удар рукой, боксер же вложит в удар всю мощь тренированного тела.

Богдан еще раз глянул на шесть трупов внутри помещения и обхватив голову руками, сел на землю и начал раскачиваться из стороны в сторону.

- Что я маме скажу… она меня убьет. Я же убил их… я не хотел… не думал…

- Она и меня убьет. – пробормотал Дилан. – А ещё раньше до нас доберутся местные.


***


- Знаешь, я вот иногда думаю… а эти звезды на небе, что это такое?

Артём лежал на спине и широко открытыми глазами вглядывался в ночное небо, усыпанное звездами.

- Ты в школе вообще ведь не учился? – отозвался Младший.

Артём отрицательно покачал головой.

- Жорж объяснял, что это солнца, как наше, но только расположенные так далеко, что мы их видим маленькими. Но… а вдруг он ошибался.

- Жорж был прав. Каждая звезда — это огромный шар горящего газа. Мне репетитор это рассказывала. Вокруг некоторых имеются планеты, и большинство – необитаемы.

- Откуда люди все это знают?

- В зависимости от того по какому пути люди пошли. Технократы в свое время строили обсерватории и высокоточные приборы измеряющие какие то волны, которые люди не видят. В конце Второго Царства они совершенствовали рабочие прототипы порталов чтобы путешествовать туда.

- А маги?

- Мистики строили свои обсерватории и палантиры. Обывателю и то и другое покажется магией, но суть одна – наблюдать за тем что далеко. И все же основной прорыв совершили мистики – они нашли Галерею. Среди всех тех параллельных измерений и миров что существуют в Умбре есть один мир целиком состоящий из безграничной, бесконечной Галереи в которой куча дверей и окон в другие миры и измерения. Оттуда можно попасть в любое время, место и реальность. Так они и изучили далекие звезды.

-А ты сам видел Галерею?

- Да, папа меня туда водил. Вернее мы всей семьей – папа, мама и я, отправились через Галерею в один из райских миров что там был.

- А кто создал Галерею?

Младший наморщил лоб, вспоминая слова отца.

- Папа сказал что Галерею создали люди. Не маги, а люди, но не просто великие, а величайшие.

- Люди? – Артём задумался. – Люди конечно на многое способны, но даже самому талантливому человеку не переплюнуть самого завалящего мага.

- Он назвал несколько имен. Брэдбери, Азимов, Толкиен, Саймак, Верн, Струган… Стругановы… Стружковые… не помню. Но в общем – их там было много, сотни, и жили они в разное время. Как они сотворили Галерею я так и не понял, но папа сказал что это были они. И они были круче магов и технократов.

- Воистину, эти слова правдивы.

Голос произнесший эти слова не принадлежал ни Артёму ни Младшему. Парни вскочили.

Рядом с ними стояла Линда Салюбри.

Та самая, чью смерть они видели собственными глазами.


Жизнь, Материя.


Младший начал плетение заклинания… и не закончил. На него вдруг навалилась усталость, смирение, расслабленность. Руки не слушались, ноги налились тяжестью и обмякли.

Артём, испытывающий все то же самое, тем не менее нашел в себе силы достать металлический шест и разложить его. На эти два простых действия, обычно занимавших не больше трех секунд, у него ушло порядка полуминуты. Дыхание спирало, голова кружилась. В голове билась мысль «а зачем оно тебе?», «какое плохое зло она тебе сделала?».

- Ты…

Пауза, Артём остановился чтобы перевести дыхание. Его лоб вспотел, а конечности похолодели. Сделав три или четыре вдоха и выдоха, он смог едва слышным голосом просипеть.

- Кто?

Девушка отошла на пару шагов и присела.

В свете тлеющего костра они вновь могли разглядеть ее. Бледная как мрамор, обритая наголо девушка с высокими скулами и впавшими щеками. На ней не было одежды, но она ничуть не смущалась своей наготы.

- Я, как и двадцать пять часов тому назад – Линда из клана Салюбри. Обращенная, которую вы нашли в горе.

- Мы видели…

По мере того как дистанция между Артёмом и Линдой увеличивалась, говорить и дышать ему становилось легче.

- Ты же заставила Лизу убить себя… выпить насмерть.

- Вы это помните. – поправила девушка. – Я внедрила эти воспоминания в ваши разумы. Как бы я ни опасалась преследования от тех, кто нашел меня внутри моей усыпальницы, я все еще достаточно разумна чтобы не доверять свою миссию девочке, проведшей в психиатрической больнице последние четыре года.

- Лиза не вампир?! – встрепенулся Младший.

- Нет. Она все еще человек, и это замечательно.

- А зачем ты внедрила в наши разумы эти воспоминания? – поинтересовался Артём.

- Это была твоя идея. Ты этого не помнишь, но именно ты предложил заменить вам память чтобы меня не стали преследовать.

- Мм… а откуда мне знать, что ты не врешь?

- Плафонов Артём…

- Платонов. – поправил Артём.

- Платонов Артём, ты предвидел эти твои сомнения и сказал мне что твою память я не смогла бы изменить без твоего на то желания. И сказал чтобы я тебе процитировала тебя дословно «Моя сила воли тверда как космос.»

- Ну… да, наверное. – согласился парень. – Я бы что-нибудь такое и сказал про себя.

В это время Младший, игнорируя беседующих Линду и Артёма, с трудом, опираясь на палки заготовленные для костра, поднялся на ноги и заковылял по направлению к городу.

- Леха, ты куда?

- Идите нахер все, я к Лизе. Вы – нахер, а я – к Лизе. Макиавелли гребаные.

Пламя костра поднялось на несколько метров и взревело, разбрасывая снопы искр. Все трое одновременно обернулись к огню.

- Ну что вы, не стоит кланяться. – послышался знакомый, чуть жеманный голос. – Достаточно небольшого книксена.

Чувство юмора Жоржа было своеобразным, как и его манеры в целом.

Однако стоило магу выходящему из портала встретиться глазами с Салюбри, его словно подменили – он схватился за рукоять Эарендиля, а по лицу пробежал целый спектр эмоций – от удивления и гнева до ядовитой радости.

Во лбу девушки открылся третий глаз, того же оттенка серого и обычные два. А еще через мгновение он заполыхал темным, тяжелым, рубиновым огнем.

Жорж умел оценивать ситуацию и знал кто такие Салюбри. Эта битва была проиграна им еще до первого движения. Отпустив рукоять шпаги, он произнес два слова на енохианском. Вокруг Артёма и Младшего материализовались тяжелые саркофаги созданные из материала что тверже алмаза.

- Я предлагаю обмен. – улыбнулся Жорж. – Вы забираете лишь мою жизнь, но не трогаете этих двух. В качестве ответной услуги – после моей смерти сюда не явится Архимаг ордена Гермеса Портос Фитц Эмпресс и не разнесет вас в клочья.

Монтенец вытянул из запястья некую нить, невидимую обычным глазом – это было заклинание вызывающее Архимага в случае смерти носителя.

- Согласны?

Линда медленно поднялась на ноги.

Показать полностью
106

Светлая #37

Продолжаю публиковать главы из недописанной книги "Светлая".

Предыдущие главы можно почитать в исправленном и улучшенном виде здесь:

1-5,

6-10,

11-15,

16-20,

21-25,

26-30,

31-35,

36.

Либо можно пройти по тегу "Светлая" и увидеть все главы, но без исправлений - черновой вариант.

Всё, что написано ниже, является вымыслом. Любые совпадения случайны. )))

Светлая #37 Светлая, Авторский рассказ, Фэнтези, Длиннопост

Глава 37.

"Зеркало номер два."


Алла Евгеньевна вдруг громко разрыдалась и, закрыв рот обеими руками, выбежала из комнаты, а мне пришлось успокаивать мальчика:

- Мама очень обрадовалась тому, что тебе стало лучше. Сейчас успокоится и вернётся к тебе. Славик, как ты себя чувствуешь?

- Очень хорошо, - улыбнулся Слава. - Я уже и забыл, как это, когда ничего не болит. И вообще - я как будто воздушный шарик. Так и хочется взлететь!

- А что тебе сейчас снилось?

Но не успел Славик добраться до середины сна, как в комнату вернулась его мама. Алла Евгеньевна перестала плакать и умылась. Это было видно по мокрым волосам. Глаза её сияли:

- Сыночек. Как я рада, что тебе лучше стало. Чего такого вкусного ты хочешь? Шоколадку или конфеток? А может тортик? Или курочку с пюре?

- Не знаю пока. Давай сначала чай с печеньками попьём, а потом я подумаю. У нас есть печенье?

- Конечно есть! Я сейчас чайник поставлю на огонь, а Полине Сергеевне покажу нашу квартиру. Подождёшь немного?


Потом мы шли в глубь квартиры до старинной сейф-двери. Знаете, такая толстенная металлическая дверь с замком в виде большого кольца с ручками, похожего на штурвал. Я такие только в кино и видела. Дверь была приоткрыта, а за ней была видна ярко освещённая комната.

- Я сигнализацию отключила. Проходите. Это наша семейная коллекция. Её начал собирать ещё мой прадед.

Комната была похожа на зал музея. Справа тянулись в два ряда высокие стеклянные витрины с подсветкой, по центру комнаты стояло четыре небольших стола с настольными лампами. В правом углу комнаты возле окна громоздился большой сейф с открытой дверцей. Окно было занавешено чёрной бархатной шторой. Перед окном располагалась горизонтальная витрина со стеклянным колпаком и подсветкой. Половину левой стены занимал стеллаж с книгами. Рядом со стеллажом я увидела что-то бесформенное, прикрытое покрывалом. Тем временем Алла Евгеньевна говорила:

- Коллекция в нашей семье передаётся по мужской линии. Справа различные украшения, прямо на витрине - яйца Фаберже, слева - коллекция Библий из разных стран на разных языках, некоторые из них рукописные. Рядом под покрывалом стоят картины. Если любите живопись, можете снять покрывало и посмотреть. Но оно пыльное очень. Несколько лет его не убирали. В сейфе хранятся самые ценные экземпляры. В оплату за исцеление Славика можете взять всё что хотите.

- А слева от столба под покрывалом что такое?

- А это? Это бабушкин комод и зеркало в полный рост. Но ценности они особой не представляют. Можно сказать, что это самое дешёвое из всего, что находится в этой комнате. Я Вас пока оставлю. Пойду чай поставлю да к Славику вернусь. Вы без меня всё посмотрите и, как определитесь, возвращайтесь. Из сейфа вещи можно на какой-нибудь стол положить, чтобы лучше рассмотреть. Свет включается так, - и Алла Евгеньевна нажала на кнопку на подставке одной из ламп, после чего вышла из помещения. А я осталась одна.


Честно говоря, ювелирка не очень меня интересует. Разве как способ вложения и сохранения денег. Наряжаться мне всё равно некуда, а просто так держать красивую вещь в сейфе нет желания. Но посмотреть, полюбоваться можно. Например, яйцами Фаберже. Всего их было четыре. Можно долго их описывать, но зачем? Мой рассказ о другом. Я опишу только одно. Самое первое яйцо было тёмно-зелёного цвета из материала, похожего на малахит, было украшено золотым орнаментом. На верхушке его на золотой подставочке красовался прозрачный камень фиолетового цвета, сферической формы. Само яйцо стояло в золотой колеснице. Ранее в эту колесницу кто-то был запряжён. Сейчас же остались только золотые поводья. Знаю, что во всех яйцах Фаберже были секреты. Только сохранился ли в этом яичке он? И ещё знаю, что часть этих произведений ювелирного искусства утеряна. Быть может эти яйца как раз из них? Как знать.


Сколько времени я рассматривала эту красоту не знаю. Но после этого я прошла к зеркалу. Аккуратно сняла покрывало и обомлела. Какая красота! Выше моего роста зеркало овальной формы было обрамлено в металлическую раму цвета тёмной меди. Верх по раме поднимался вьюнок более светлого желтоватого цвета, похожего на латунь. Верхняя часть зеркала была украшена металлическими цветами светло-серого цвета. Его лепестки со стороны, обращённой к зрителю, были покрыты белой глазурью. В центре каждого цветка красовалась жемчужина. Зеркало было закреплено на чугунной платформе простой прямоугольной формы на толстых округлых ножках. Был контраст между ажурной красивой верхней частью и основанием, но это было не важно. Самым главным было моё отражение - я была в нём прекрасна!


С трепетом в душе я прикоснулась к зеркальной поверхности. Передо мной был город. Самый настоящий город. И люди шли по улице, не замечая меня. Впереди я увидела остроконечную башню из бетона и стекла, по бокам она была прикрыта двумя "парусами" коричневатого цвета. Солнечные лучи преломлялись через стекло и били в глаза. Я невольно зажмурилась, а когда открылась глаза, увидела маленькую девочку с коричневой кожей, с копной чёрных кудряшек на голове. Она сидела на корточках и смотрела на меня снизу вверх широко распахнутыми от изумления глазами. Её ротик тоже был открыт. Я отдёрнула руку, и всё исчезало. Я вновь была в комнате, похожей на музей, и сердце моё билось с неистовой силой. Это надо же так спалиться! Меня увидели! Хорошо, что девочка маленькая, и ей никто не поверит. Скажут, что придумала. А со временем она и сама этому поверит.


Я помаленьку успокоилась. Сразу уходить не стала, ожидая, что кто-нибудь может через зеркало сюда проникнуть тоже. Но никто не появлялся. Я успокоилась и пошла обратно в комнату к Славику. Там меня ждал нарытый стол - вазочка с вареньем, тарелка с печеньками, чайные чашки, блюдца, чайник с молочником. Славик с мамой уже пили чай.

- Я хочу зеркало, - сразу начала я, едва сев за стол.

- Но там же есть более дорогие вещи. Те же яйца Фаберже или рукописная Библия. Вы даже не представляете сколько они стоят.

- Не в деньгах счастье. Но мы же договорились, что отдадите мне то, что я захочу. Сами так сказали. А я просила то, что Вам дорого. Вот - я хочу зеркало. И вижу, что не ошиблась с выбором. Чем Вам так дорого это зеркало? Расскажите пожалуйста.


И Алла Евгеньевна рассказала. Славик слушал маму зачарованно, подперев кулаками голову и упёршись локтями в стол. Когда Алла Евгеньевна была маленькой девочкой, её мама на лето отвозила на дачу к бабушке. И там было это зеркало. Весной его выносили в сад, устанавливали в цветник под двумя яблонями и прикрывали землёй. А в саму землю высаживали цветы. Когда маленькая Аллочка приезжала, уже во всю эти цветы росли. А напротив цветника были установлены качели. Алла любила раскачиваться на них, и смотреть в отражение. Тогда ей казалось, что она не одна. Виделось, что у неё есть подруга, и они весело раскачиваются вместе.

Осенью, когда цветы вяли, зеркало выкапывали и переносили на веранду. Чем обрабатывалось основание, Алла Евгеньевна не знала. Ни разу не видела, как всё происходит. На веранде зеркало становилось скучным и немного печальным. Именно таким оно казалось Аллочке. Она любила осенним днём, когда приезжала на каникулы, после обеда прийти с книжкой, сесть на кресло рядом с зеркалом и читать. Зимой становилось холодно, чтобы сидеть на веранде. И, приезжая к бабушке, Алла почти не видела зеркало. Только в первый день девочка забегала поздороваться и собой полюбоваться. А в последний день - попрощаться с зеркалом.


А потом бабушки не стало. Дачу продали. Деньги разошлись по родне. А зеркало переехало в квартиру. Его поместили в сейф-комнате и закрыли покрывалом. Крайне редко когда зеркало видит солнечный свет. Несколько раз приходили оценщики. С их слов, зеркало цены небольшой, а покупатель вряд ли найдётся. Но продавать его никто и не спешил. С этим зеркалом связана семейная легенда. Говорят, что его очень любила прабабушка. Так сильно любила, что могла часами в него смотреться. А однажды она просто вошла в зеркало и не вернулась. Прадед чуть с ума не сошёл. Он видел, как это произошло собственными глазами. Прадед очень долго ждал, пока вернётся назад его жена. Но так и не дождался. Его даже хотели в жёлтый дом упрятать. Но сначала приходили жандармы, обыскивали дом, разговаривали с прадедом, родственниками и слугами. Пытались узнать, не убил ли муж свою жену.


Убитый горем муж, твердил одно и тоже: что его жену забрало зеркало, и жандармы обязаны её вернуть. Он заглядывал в глаза то одному, то другому. Брал за рукав и пытался вести к зеркалу. Жандармы брезгливо сбрасывали его руку с рукава и отворачивались, разговаривая с другими домочадцами. Потом всё же сходили в сад к зеркалу. В цветнике на земле были видны четыре следа маленького размера в сторону зеркала. Скорее всего это были следы от женской обуви. Обратных следов не было. Вид у прадеда был плачевный - бледный, с трясущимися руками, горящими странным блеском глазами, он больше походил на сумасшедшего, чем на преступника. Жандармы решили, что жена сбежала от мужа, а он от горя сошёл с ума. И прадедушку отставили дома, посоветовав пригласить доктора к больному.


Родственники к совету прислушались и послали извозчика за врачом. Врач осмотрел прадеда, послушал его речи, и порекомендовал пиявки и кровопускание, чтобы вывести дурную кровь. А если не поможет, то сдать мужчину в "жёлтый дом". Кровопускание не помогло, а от пиявок родственники отказались. В "жёлтый дом" тоже не повезли. Прадед же не буянил, ни с кем не ругался, на людей не кидался. Просто сидел рядом с цветником и ждал жену. Заходить в дом отказывался. Отлучался только по малой и большой нужде, оставляя вместо себя слугу сторожить зеркало. На ночь прадед велел вынести ему кровать из дома, заявив, что и спать здесь будет. Благо дело, что погода была тёплая и сухая. Вынесли с веранды диванчик. На нём и спал прадедушка целую неделю. Ел тоже там. А через неделю вернулся утром в дом нормальным человеком. Сказал, что ночью приходила жена. Рассказала, мол живёт в другой стране. И что, когда обустроится там получше, заберёт к себе. Ну а если вдруг его не окажется дома, обязательно дождётся. И стал прадедушка нормальным человеком снова. Только грустил частенько, сидя в саду возле зеркала. Ну а через три года нашли его утром мёртвым в постели с улыбкой на губах.


Вот такую историю рассказала мне Алла Евгеньевна. Было, конечно, жаль семью, которая оставалась без семейной реликвии, но отступать я не собиралась. Тем более после такой истории.


P.S. Это была 37-я глава.

Спасибо всем за то, что помогаете мне.

Я надеюсь, что моя книга, благодаря вашим замечаниям, меняется в лучшую сторону. А ваши слова поддержки имеют большое для меня значение.


По завершении написания и публикации всех глав, я планирую покинуть сайт Пикабу (если ничего не изменится). Времени он отнимает много, а отдачи гораздо меньше чем хотелось бы. Вы, мои читатели, здесь ни при чём. Вам я очень благодарна за тёплые слова. Честно говоря, если бы не вы, я бы уже ушла от сюда год назад. Но я чувствую ответственность перед вами. Я же обещала, и выполню своё обещание. Книга будет написана и опубликована здесь.

Показать полностью 1
185

Не место для романтики

Не место для романтики Orixenus, Дракон, Авторский рассказ, Сказка, Юмор, Комиксы, Фэнтези, Длиннопост

Дракон вытянул лапы и замахал крыльями, гася скорость. Когти проехались по крыше с неприятным скрежетом. Хвост задел телевизионную антенну, та от удара покосилась, но не упала. Сложив крылья, дракон оглядел результаты своей посадки и удовлетворённо кивнул.

Получилось.

Похрустывая кровельной жестью, дракон подобрался поближе к трубе и поставил на её край большой блестящий термос. Оглядел его скептически, покачал головой:

- Нет, ну куда это годится? Совсем не та атмосфера. Вот бы самовар...

Но самовар он уронил ещё с прошлой крыши, так что дракону оставалось только вздохнуть и отвинтить крышку термоса. Она была маленькая и неудобная для больших драконьих лап.

- Ну ладно, приступим, - дракон сел и вылил в пасть содержимое крышки, чуть не опрокинув туда её саму. Замер, любуясь видом и наслаждаясь шумом города – и стараясь не замечать треск крыши. – Вот бы музыку сюда.

Патефон он уронил ещё при первой попытке, до самовара, и его было жаль больше. Обычный же магнитофон казался слишком неинтересной, тусклой заменой. Как… как термос, да.

Дракон снова вздохнул и постарался настроиться на нужный лад.

- Нарушаем? – раздалось откуда-то снизу.

От неожиданности дракон выронил крышку термоса – она упрыгала вниз и канула за краем водостока.

- Ну вот, - выдохнул дракон, выпустив облачко дыма.

- Следи за дыханием, - домовой выбрался из чердачного люка на крышу и раздражённо помахал рукой, разгоняя дым. – Мне за вредность не платят. И так вон пришлось за свой счёт покупать, - он постучал пальцем по каске.

- А я что… я ж ничего, - подобрался дракон. Сминаемые листы жести надрывно заскрежетали.

- Порча кровельного материала – раз, - домовой черкнул в планшете. – Повреждение антенны – два. Шум – три.

- Да где я шумел? Подумаешь, чуть крышей пошуршал, это же не счита… - дракон размахнулся лапами, чтобы показать на место посадки, и сшиб термос. Тот рухнул в трубу с чудовищным звуком, усиленным глубокой каменной шахтой. – Э… Я не специально.

- Три, - кивнул домовой.

- Хорошо, хорошо, понял я, - дракон примирительно поднял лапы. – Пиши штраф, я всё оплачу.

Домовой меланхолично протянул бумажку.

- И всё-таки – зачем? Третью крышу уже портишь. Так никакого золота не напасёшься.

- Напасёшься, - заверил его дракон. – А крыша… Да хочется чего-то нового, модного. Как у других. Чем я-то хуже? – он махнул хвостом в сторону соседней крыши.

Домовой глянул туда. На потемневшей от времени черепице сидела ведьма и сжимала в руках большой витражный фонарь. Рядом примостился растрёпанный рыжий кот и подливал ей в чашечку кофе из фарфорового кофейника. Кругом толпились птицы – клевали крошки, садились девушке на плечи и шляпу. Неподалёку, прислонённая к трубе, стояла метла.

- Красиво, - улыбнулся дракон.

- Угу, - домовой убрал планшет в карман и подошёл к краю крыши. Глянул на широкую улицу внизу. – Слушай, не подкинешь? Неохота по лестнице сперва вниз, потом вверх – в моём-то возрасте и с моим-то ростом.

- Про возраст промолчу, - хмыкнул дракон, который был намного старше, - а вот с лестницами я тебя понимаю – неудобные они, тесные. Хуже только лифты. Куда тебя добросить?

- Да вон, - домовой махнул в сторону крыши с ведьмой. – Вот спасибо, а я тебе так и быть – термос вычеркну. Давно пора трубу эту чистить.

Дракон ухватил домового лапами, расправил крылья и взлетел. Хвост ударил по чему-то твёрдому. Раздался грохот и сразу же следом – недовольные крики из окон дома.

- И антенну вычеркну, - тихо добавил домовой.

Через миг он уже почувствовал под ботинками черепицу. Дракон, махнув на прощание лапой, унёсся вдаль – видимо, искать более прочные строения. Домовой же осторожно, проверяя каждый шаг, направился к ведьме. Ни крыльев, ни метлы у него не было, а падать без них – больно.

- Эх, романтики, - буркнул он в усы и достал планшет. И уже громче произнёс: - Нарушаем? Антисанитария с кормлением птиц – раз, незаконная парковка на крыше – два, нарушение пожарной безопасности – три…



https://vk.com/orixenus

Показать полностью
91

Притча

Жил был мальчишка в волшебной стране и все его знали как дурачка, а имя его уж забыто совсем. Ведь говорил он такие вещицы, которые людям в волшебной стране и присниться не могут:
"Живите сейчас! Не откладывайте жизнь на потом! Что будет завтра - не знает никто, а если сегодня вы будете петь, веселиться, мечтать и делать те вещи, которые вам по душе, то не будет у вас на смертном одре жалости к жизни своей пустой".

Выходил этот наш Дурачок на улицы хмурой волшебной страны и песни весёлые всем всегда пел. Ничто не могло подавить его дух и сам он жил так, чтоб потом не жалеть ни о чем.
Но люди в серой волшебной стране лишь мимо проходят и спешат и спешат, ничто не может их изменить: всегда на работу, всегда по делам, нет времени жить, мечтать и делать все так, как хотят лишь они.

Но вот в этой хмурой волшебной стране приключилась беда: дракон поселился в пещере и стал всех запугивать и требовать жертв, как сказал испуганный глуховатый старец, живущий рядом с пещерой той. По словам оного, дракон был с изысканным вкусом, поэтому сразу сказал, чтоб ему привели аж самих дочерей королевских, а зачем, не мог сформулировать старец, но смело сказал, что пожрать он их хочет, ведь всем известно, что мясо девичье - деликатес для драконов.

Схватился за голову король волшебной страны и стал думать как бы не дать страшенному чудищу пожрать дочек своих. Его три дочурки не знали об этой беде, вдруг нависшей над ними, и жили спокойной размеренной жизнью, лишь хмурились вместе со всеми, ибо положено так, в этой унылой волшебной стране.

Тут же послали всех рыцарей славных на подвиг великий: спасти королевство от страшной напасти и не позволить дракону отведать дочерей королевских.

А наш Дурачок хоть и знал о напасти, но продолжал с беззаботной улыбкой ходить по столице в волшебной стране, где все стали хмуриться аж в два раза чаще. Теперь постоянно его прогоняли и гнали, ведь как можно так улыбаться, когда все вокруг в страхе? Но Дурачка не расстроить ничем, он весело шёл по улочкам странным, где стало так мало хмурых людей.

Тем временем рыцари славные, отправившиеся на подвиг великий, дойдя до пещеры, где страшный дракон обитал, увидев размеры спящего монстра, решили как можно быстрее сбежать, да так далеко, чтоб никто никогда не узнал о великом позоре рыцарей-трусов.

Не дождавшись рыцарей славных, все жители печальной волшебной страны потеряли надежду и стали грозить королю расправой, коль он не захочет всех дочек своих отправить чудовищу на растерзанье.

Вот тут Дурачок наш вдруг посмурнел, лишь только услышав такие слова. Он вышел вперёд и начал глаголить:
- Что если все вы ошиблись с напастью и выбрали врага себе сами? Коль скоро хотите вы расправы над теми, кто так же как вы боится дракона, то значит, что сами вы превращаетесь в монстров, которые не разобравшись, готовы дать жертву тому, кто, возможно, её и не просит. Сейчас я пойду и узнаю все лично, что хочет дракон и зачем ему королевские дочки.

Все замолчали и хмуро смотрели на уходящего вдаль Дурачка.
Король, посмотрев на весь свой унылый народ и храбро-веселого Дурачка тут же решил, что коль сможет вернуться обратно мальчишка и принести хорошие вести, то станет тот самый смешной Дурачок опорой его и правой рукой.

А Дурачок пришёл в ту же пещеру, где славные рыцари увидали дракона и после чего благополучно удрали.
Он тут же увидел дракона, который в то время, пока Дурачок подходил, играл один в шахматы и очень грустил.

Дракон повернул свою грустную морду и увидел мальчишку, который шёл к нему почти что вприпрыжку.
- Ты кто и откуда такой ненормальный? Обычно все люди, увидев меня, начинают визжать, убегать и орать.
- Ты можешь звать меня Дурачком, так все меня кличут и я не в обиде.
- Зачем ты пришёл ко мне, Дурачок? Я жду королевских дочурок, ведь мне говорили, что никто не сравнится с ними в игре, - на этих словах уже не очень страшный дракон указал на шахматный стол.

- Теперь мне все ясно, - сказал Дурачок, - тебя неправильно понял народ. Теперь надо всем вокруг рассказать, что не хотел никого ты сожрать
- Ох ёжик, - промолвил дракон, - не жру я людей, вы костлявые слишком и мясо у вас совершенно невкусно, я уж лучше пожру ту же капусту.
- Ну теперь пойдем к нам в столицу, тебе надо бы объясниться.

И добрый дракон пошел с Дурачком к народу его.
Весь хмурый народ испугался дракона и тут же попрятался, куда только можно. Король, поборов весь свой ужас, вышел навстречу смущенному "монстру". Сбиваясь, краснея, потея, - дракон, всё-таки смог рассказать всем обо всём. Король с облегчением выдохнув, рассмеялся и выдал дракону свое позволенье для игры в шахматы с дочурками, которые не могли никак скрыть удивленье.

А что было дальше? Ну, Дурачок начал жить во дворце и менять всю структуру. Все люди узнали, что улыбаться им можно и даже полезно, и больше не стало унылой страны, теперь все здесь радуются новому дню и живут теперь так, чтобы потом не жалеть ни о чём.

А королевские дочки подружились с драконом и очень грустили, когда улетал он. Он обещал их навещать. И навещал каждый год аж три раза, на все дни рожденья их прилетал.

А глуховатый старец, живущий рядом с пещерой, ничего не узнал, жил он спокойно себе поживал, да и драконов никогда больше не видал.

Притча Притча, Сказка, Рассказ, Авторский рассказ, Фэнтези, Дракон, Длиннопост

В детстве я прочитала притчу со странной ритмикой и какой-то непонятной рифмой. В своей притче я старалась передать эту особенность. Не факт, что мне удалось, но надеюсь, что чтение для вас было приятным с:

Показать полностью 1
110

Светлая #36

Продолжаю публиковать главы из недописанной книги "Светлая".

Предыдущие главы можно почитать в исправленном и улучшенном виде здесь:

1-5,

6-10,

11-15,

16-20,

21-25,

26-30,

31-35.

Либо можно пройти по тегу "Светлая" и увидеть все главы, но без исправлений - черновой вариант.

Всё, что написано ниже, является вымыслом. Любые совпадения случайны. )))

Светлая #36 Светлая, Авторский рассказ, Фэнтези, Длиннопост

Глава 36.

"Славик".


Алла Евгеньевна позвонила мне не через два дня, а через три недели. Я уже и не чаяла услышать её. Честно говоря, я как-то даже забыла про эту семью, уж слишком много всего за это время произошло. Сначала я ждала звонка, а потом закрутилась, завертелась в круговороте событий.

За эти три недели оформили все документы, связанные с отбытием семьи моей дочери в Австралию, получили добро в посольстве. И даже билеты до Сиднея купили. Для отвода глаз была куплена путёвка в Египет для всех, кроме меня. Мы всё спланировали таким образом, чтобы отлёт в Австралию был в тот же день, что и возвращение из Египта. Дочка с семьёй должны были улететь, не заезжая ко мне. Естественно, пришлось провести беседу о том, что языком трепать не надо. Ведь Князь узнал о загранпаспортах не через паспортный стол. Оказалось, что дочь о них сказала подруге. Хорошо, что про Австралию не сообщила - "Побоялась сглазить". Я объяснила всей семье, что если будет утечка информации, то могила им светит, а не Австралия. Или не могила, но Князь сделает так, что всё желание уехать пропадёт. Это точно.


Было решено, вещи с собой брать только те, что в Египет поедут. И деньги. Для начала три тысячи долларов. Потом ещё им перешлю. В Сиднее зятя будет встречать уже его родня. И только после того, как дочь напишет, что нормально устроились, квартиру я выставлю на продажу. Все деньги за квартиру потом переведу в Австралию.


С работы я уволилась и решила приступить к изучению "Зазеркалья". Именно так я стала называть миры, которые открывались с той стороны зеркальной глади. Но надо было сначала убедиться в том, что там, в другом мире, подходящее для прогулки время суток. Если всё хорошо, то зайти к соседке предупредить, что уеду на пару недель, потом собрать рюкзак и отправиться в путь. Я пообедала. Затем глубоко вздохнула, и пошла в комнату, где раньше жил Ванечка.


По обе стороны зеркала стояло две свечи в подсвечниках. Я подошла к нему. Зажгла свечи. Потом, скороговоркой произнеся заклинание, прикоснулась к зеркалу. От моего прикосновения зеркальная поверхность задрожала, растаяла, и я впервые увидела ночь в другом мире. Это было потрясающе! Большая оранжевая луна окрашивала деревья и кусты призрачным жёлтым цветом. Ближайший куст светился голубыми вкраплениями. Было ощущение, будто его украсили ёлочной гирляндой с голубыми огоньками. Возможно, что это были светлячки. А может цветы светились в темноте. Чтобы это понять, надо было сделать шаг. Но... Не в этот раз. Сначала надо убедиться в том, что мой новый мир безопасен ночью. А перед этим, что он безопасен днём. Я нехотя убрала руку от зеркала. И тут раздался телефонный звонок.

- Алло. Это Полина Сергеевна? Да? Очень хорошо. А я Алла Евгеньевна. Помните, Вы мне свой номер телефона оставляли?

- Помню. Конечно, помню. Но я думала, что Вы позвоните раньше.

- Извините, я не могла раньше позвонить. Славику стало хуже и нас положили в больницу. Выписали буквально сегодня. - Алла Евгеньевна всхлипнула. - Да только ему не очень-то и помогло лечение. Он сейчас практически не встаёт с постели. Вся надежда только на Вас.

- Тихо! Не надо по телефону это обсуждать. Давайте встретимся где-нибудь неподалёку от вашего дома, тогда и поговорим. Вы где живёте?


Навряд ли мои звонки прослушивались. Но откуда мне знать про все возможности и пожелания Князя. Да и во всех случаях, с моей точки зрения, лучше все дела обсуждать лично. И мы договорились о встрече через три часа возле станции метро.

Как только Алла Евгеньевна села ко мне в машину, как тут же начала говорить:

- Я так рада нашей встрече! Вся надежда только на Вас. У Славика острый лимфобластный лейкоз. Я Вам сейчас все документы покажу, - и она достала из сумки толстый пакет из коричневой бумаги.

- Нет, - остановила я её. - Мне не надо никаких документов. Мне нужно встретиться с мальчиком, и я попробую его вылечить. Гарантий никаких не даю. Но если получится, то оплату возьму сразу.

- Но у меня нет таких больших денег сейчас. Я же квартиру сняла с продажи, - испуганно залепетала Алла Евгеньевна. - У меня же ничего нет ценного.

- Мне не нужны ваши деньги. Я сразу поняла, что с деньгами у Вас не очень хорошо. Именно поэтому я и отказалась брать вашего сына тогда. Не хватало ещё, чтобы вы на улице остались. В качестве оплаты Вы отдадите мне что-нибудь ценное для Вас лично. Какую-нибудь памятную вещь, которая хранится у Вас дома. А теперь говорите свой адрес. Ребёнок сейчас один или с кем-то?

- С соседкой, - вздохнула женщина. - Я её прошу иногда посидеть со Славиком.

- Тогда сделаем так. Я зайду вместе с Вами в подъезд, но в квартиру заходить не буду, пока ваша соседка не уйдёт. Я не хочу, чтобы меня кто-нибудь видел. И Вы ей ничего обо мне не говорите. Хорошо? - женщина кивнула. А я продолжила:

- Она с Вами на одной площадке живёт?

- Нет. Этажом выше.

- Тогда я этажом ниже подожду.


В подъезде было пыльно, душно и пахло кошками. К счастью, ждать долго не пришлось. Буквально через пару минут хлопнула дверь в квартиру Аллы Евгеньевны, затем послышались лёгкие шаги вверх по лестнице. Снова хлопнула дверь — это соседка зашла к себе домой. Лишь после этого я поднялась к дверям квартиры, где меня ждали. Дверь тут же бесшумно раскрылась, пропуская меня в глубь квартиры, и тихонько затворилась. Щёлкнул замок в дверях. Оказывается, Алла Евгеньевна меня ждала, глядя в глазок, чтобы быстро и незаметно завести к себе в квартиру.


Квартира старинная, с высокими потолками, большими комнатами, толстыми стенами. Вместо привычной тесной прихожей просторный холл, в который, кроме скамеечки, тумбочки под обувь и высокой вешалки для пальто возле входных дверей, легко поместились шкаф, стеллаж, заполненный книгами, а также, у противоположной от входа стены, фортепиано и два круглых вращающихся стула. Из холла вглубь квартиры вёл коридор. Вдоль коридора видны были закрытые двери. Было очень чисто, но видно, что всё давно не ново. Мебель, как и фортепиано явно были сделаны либо в прошлом веке, либо в начале двадцатого. Обои старые, паркет потрескался. Сколько комнат в квартире я не стала спрашивать. Мне без разницы. Но стало понятно, от чего так Князя так заинтересовала эта квартира. Деньги здесь ни при чём. Сто процентов, что забрал бы он её себе сам. Вряд-ли стал оформлять на своё имя, но взял бы квартиру для личного пользования — это точно. Квартира сама по себе была шикарная. А что до ремонта, то Князев может его себе вполне позволить.


Алла Евгеньевна предложила кофе чуть-ли не на пороге, но я отказалась, и мы сразу прошли в комнату к Славику. Она была такая же просторная, как холл. Чистая, но явно нуждающаяся в ремонте - стёртый, потрескавшийся паркет, старые, местами отклеившееся обои, белёный потолок пожелтел и потрескался. Комната была обставлена мебелью годов пятидесятых, если не более старой. За дверями справа стоял громоздкий бельевой шкаф из темного дерева, украшенный резными деревянными завитушками. У левой стены - стеллаж из такого же дерева, что и шкаф, заполненный книгами. Прямо под окном - громоздкий письменный стол с ящиками с обеих сторон. На столе аккуратной стопкой лежали книги, стояла коробка с карандашами и ручками. Рядом лежал альбом для рисования. Настольная лампа с красным абажуром завершала композицию. Возле стола были поставлены два стула с высокими деревянными спинками. В левом углу расположился торшер и большое кожаное кресло черного цвета с мягкими подлокотниками. Сразу представилось, как удобно было бы вечером сесть в это кресло и, завернувшись в плед, читать книгу. В правом углу комнаты стояла этажерка с какими-то папками и стопками бумаг. На окнах тяжёлые портьеры из красного бархата наполовину задёрнуты, создавая полумрак в помещении. Комната больше всего напоминала рабочий кабинет. Если бы не кровать. Вместо неё хорошо бы смотрелся диван из черной кожи с зеркальной спинкой. Но кровать была. И в ней лежал ребёнок, который остро нуждался в моей помощи.


Славик ещё сильнее похудел с момента нашей встречи. Хотя, казалось бы, куда больше? Бледный, полупрозрачный, запавшие щёки, тяжёлое дыхание. Мальчик спал. Видно было, как под прикрытыми веками бегают глазные яблоки. Это быстрая, поверхностная фаза сна, когда человек видит сны. Я потихоньку, чтобы не разбудить ребёнка, сняла одеяло. Слава никак на это совершенно не прореагировал. Затем я воспользовалась своим даром и "посмотрела" его ещё раз. Тонкая серая плёнка, которую я увидела в прошлый раз, стала более толстой и менее прозрачной. Она полностью покрывала мальчика. Не задетыми оставались глаза, рот и ноздри. Когда эти отверстия закроются, мальчик погибнет. Всё-таки с лярвами проще. Они хоть и отягощают жизни людей, но жить дают. Это просто паразиты. А такие вещи, как эта плёнка или как те "соты", что были у сына Князя, человека убивают. И достаточно быстро.

Смотрела я на мальчика, и такая жалось меня переполняла. Бедный ребёнок! Пожил всего ничего, а теперь умирает. Разве должны умирать дети раньше своих родителей? За что ему такие страдания? И сколько таких деток, умирающих от болезней, с которыми не в силах справиться медицина? А если и в силах, то не в нашей стране.


Зелёное сияние исходило от рук моих. Я прикоснулась к груди Славика, и серая плёнка стала таять. Она постепенно истончалась, исчезала. Дыхание мальчика выравнивалось. Плёнка исчезала на груди и животе. На голове и конечностях она стала тоньше, но не растаяла совсем. Тогда я погладила руки, ноги и, в последнюю очередь, голову ребёнка. Плёнка исчезла. Взяв Славу за плечо, повернула его набок. Остатки плёнки на спине крепились к наросту стального цвета, который, возвышаясь над спиной сантиметра на полтора, тянулся вдоль позвоночника. Я медленно провела рукой от основания черепа до копчика. Безобразное образование пропало.

Повернув Славу обратно на спину, я укрыла его одеялом, и выпрямилась. Мальчик глубоко вздохнул, и, зажмурившись, потянулся, раскинув руки в разные стороны. Затем открыл глаза:

- Мама! Мамочка! Я сейчас такой волшебный сон видел! Ой! И Вас, тётенька, тоже. У Вас голова светилась как светлячок.


Слава преобразился. Дыхание стало свободным. Бледный цвет кожи сменился нормальным. Появился румянец на щеках. Глаза ребёнка сияли. "Это ли не главная награда за мои способности?!" - подумалось мне.

- Мамочка! А я кушать хочу. Есть что-нибудь сладенькое? Мама! Ты почему плачешь? Не надо, мама.

Алла Евгеньевна вдруг громко разрыдалась и, закрыв рот обеими руками, выбежала из комнаты.


P.S. Это была 36-я глава.

Спасибо всем за то, что помогаете мне.

Я надеюсь, что моя книга, благодаря вашим замечаниям, меняется в лучшую сторону. А ваши слова поддержки имеют большое для меня значение.


@FenixStudio, куда Вы пропали? Что-то давно Вас не видно.

Показать полностью 1
38

Космос-2100

Опять я поучаствовал на конкурентом ресурсе в конкурсе коротких рассказов и для полутора человека моих подписчиков размещаю рассказ здесь. Заданием конкурса была рэндомная картинка - см.ниже. Итак,  кому интересно, предлагаю ознакомиться с моими потугами.

ЗЫ1: конкурс не выиграл, победили какие-то сопли :))

ЗЫ2: ВНИМАНИЕ, рассказ может оскорбить религиозные чувства и вызвать подгорание афедрона в связи с пессимистическим видением автора будущего цивилизации.

Космос 2100

Космос-2100 Фантастический рассказ, Хочу критики, Религия, Православие, Атеизм, Постапокалипсис, Длиннопост, Авторский рассказ

- Доброе утро, ученики! – сказала Марья Ивановна, поправив платок, - Господи помилуй нас! Сегодня у нас важное собрание. Все вы знаете, какой неприятный случай произошел вчера в школе. Ваш одноклассник Анисим Мартынов сын нашел богохульный предмет и вместо того, чтобы сдать его в Палаты Безопасности Клира, принес в школу, чтобы похвастаться перед учениками. Сейчас Анисим находится на отчитке, а потом батюшка наложит на него строгую епитимью. И ваш одноклассник, слава Богу, легко отделается. Вы слышите, дети?

Дети молча сидели в классе, стараясь не смотреть в глаза учительнице. Кто-то негромко вздохнул. За дверью послышался шум и тяжелые шаги.

Марья Ивановна резво подбежала к двери, распахнула ее, и в класс ввалился полный священник в облачении: черная ряса, скуфья и блестящий наперсный крест. Учительница поцеловала вытянутую руку и пробормотала «проходите, пожалуйста, Ваше Высокоблагословение». Священник вальяжно вошел в класс, заприметил стул у доски и сразу же взгромоздился на него, тяжело дыша.

- Дети! – волнуясь произнесла Марья Ивановна, - к нам сегодня в гости пришел протоиерей Онуфрий из Храма Богоявления нашего уезда. Он расскажет нам, почему Анисим совершил греховный и опасный поступок. А после вы сможете попросить у батюшки благословение.

Сказав это, учительница забилась в угол и почтительно уставилась на гостя.

Онуфрий пожевал губу и строго обвел взглядом класс, отчего некоторые ученики невольно пригнулись.

- Христос воскресе, радости мои! – начал он низким, но громким голосом.

- Воистину, - послышался нестройный хор из-за парт.

- Не слышу вас, отроки! – взревел батюшка.

- Воистину, - в разы громче разнеслось по классу.

- Молодцы, чада! Но давайте без понуканий. Бог дважды не спросит.

Он прокашлялся и поправил крест.

- Я пришел к вам на урок из-за проступка отрока.. эээ… Анисима. Что сделал этот отрок?

Поп полез за пазуху и вытащил оттуда папку. Громко плюнув на пухлые пальцы, он неспешно пролистал стопку бумаг и вытащил помятый лист.

- Несмотря на то, что этот предмет – богохульство, я продемонстрирую его вам. Как говорит наш архиерей, врага надо знать в лицо! – он усмехнулся в бороду, затем поднял палец и грозным голосом добавил, - но не поддаваться искушению! Помним, что с искушенными мы обходимся строго и по закону и по совести!

Он отложил в сторону папку, расправил листок и продемонстрировал его классу. Учительница в углу ойкнула и невольно прикрыла глаза ладонью. Дети, наоборот, жадно всмотрелись в изображенный на листе рисунок. Это был артефакт старого мира, созданный по запретным технологиям. На картинке присутствующие разглядели скалистый безжизненный пейзаж, залитый ядовитым солнечным светом. На переднем плане, занимая аккурат половину рисунка, разместилось существо с огромными стеклянными глазами и прорезями на месте рта. В глазах отражалась подернутая зеленью равнина с иглоподобными башнями на горизонте. Сидевшие на передних партах разглядели позади главного героя две человеческие фигуры, топчущиеся на обрыве.


Протоиерей внимательно глядел на класс, словно отмечая и запоминая излишне любопытных учеников. «Дети, дети!» - выдохнула Марья Ивановна из угла, но поп строго зыркнул на нее, и та осеклась. Подождав с минуту, он сложил лист и убрал в папку. В классе воцарилась зловещая тишина. Онуфрий жевал губу и, прищурившись, смотрел на класс. Школьникам стало не по себе.

- Очевидно, - внезапно начал гость, - что изображение это от лукавого. Не все из вас знают, что тут нарисовано и зачем. А это, чада мои, бесполезные и тщетные фантазии наших нечестивых предков.

Они, загубившие мир, ничтоже сумняшеся, слушали нашептывание Врага Всего Сущего о том, что звезды, что мы видим на небосводе, это, представьте себе, обитаемые миры, подобные нашей планете. Вы только вдумайтесь! – Онуфрий повысил голос. – Наши предки полагали, что Господь создал не одну твердь, а множество и разбросал их по небосводу!

Марья Ивановна в углу ожидаемо пискнула, а кто-то из учеников издал смешок. Онуфрий грозно вгляделся в задние ряды, пытаясь понять, на что был направлен смешок: на учительницу или на еретические идеи. Не сводя глаз с предполагаемых насмешников, протоиерей продолжил.

- Почти сто пятьдесят лет назад православный монах-схимник Георгий, в миру Юрий Гагарин, милостью Божьей был вознесен на небо и удостоверился, что там, где кончается воздух, по-учёному ат-мос-фе-ра, находится твердь, как и сказано в Писании.

- Кто скажет, откуда нам известно про небесную Твердь? - Онуфрий обвел глазами класс и покосился на Марью Ивановну. Одна из девочек в опрятном платочке и лицом перспективной богомолки вскинула руку.

- Ответствуй, дитя!

- Бытие, первая глава, стих восьмой! – отчеканила отличница.

- Как звать? – удовлетворенно произнес протоиерей, прикрыв один глаз.

- Анна, Ваше Высокопреподобие.

- Спаси тебя Христос, Анна! Се честное и благословенное дитя, избегающее искушений.

- Так вот, чада мои. Несмотря на вознесение святого Георгия к Небесной Тверди, силы зла не оставили попытку смутить умы человечества. Не прошло и десятка лет, как в безбожной стране Омерике слуги диявола растрезвонили весть, что они построили подъёмник, называемый ракетой, и долетели до Луны, которая светит нам по ночам.

Среди учеников прокатилась волна шепота.

- Цыц! – ударил кулаком по столу учительницы Онуфрий. – Слушайте дальше.

Злые силы не просто рассказывали о полете к ночному светилу, но даже создали движущиеся картинки, на которых нарисовали, как они это сделали. Многие люди, в том числе и уважаемые православные умы, поверили этим картинкам, не слушая трезвых замечаний о явной и грубой подделке. Очень и очень прискорбно, как враг очевидной и несусветной глупостью прельстил в том числе и лучших людей нашей родины.

А ересь, значит, разрасталась как сорная трава на пашне. Если можно долететь до Луны, то, получается, можно долететь и до звезд? И стали люди мечтать и сочинять небылицы о том, как, значит, долетают они до Марса или до Денницы, как строят там города и храмы.

Протоиерей сделал паузу, позволяя слушателям получше представить ход мыслей предков.

- Будь добра, воды, сестра, - попросил он Марью Ивановну.

Та сорвалась с места и, подбежав к попу, громко зашептала ему на ухо:

- Батюшка, директор велел преподнести вам чарку нашего монастырского.

- Благословляю, - одобрил Онуфрий.

Марья Ивановна подскочила к комоду в противоположном углу, вытащила из складок юбки огромную связку ключей и, стараясь не звенеть, стала нервно перебирать ключи. Протоиерей насмешливо проводил ее взглядом, но тут же снова принял грозный вид и обратился к аудитории.

- Чем же кончилась эта история с мечтами о невозможном? К чему привел человечество грех гордыни? - а это бы именно он. Вам всем, конечно, известно. Но я повторю.

Враг Всего Сущего, порадовавшись тому, как легко люди ведутся на его россказни, отправил в Ойкумену свое исчадие, антихриста по имени Илоний Маскский. Конечно же, он поселился в гнезде разврата и богомерзости – в стране Омерике, будь она трижды проклята. Этот Илоний пообещал людям, что за несколько лет он построит летающие корабли, которые отвезут их аж на звезду Марс, где их ждут молочные реки, кисельные берега и цветущие яблони – запретные древа познания. И тысяча тысяч христиан поклонились новому пророку и несли ему свои богатства и предлагали свои умения и ремесла для богохульного замысла.

- Ну, чада мои, кто мне ответит, в каком граде земном, люди собирались добраться до тверди небесной? И что из этого вышло?

Горящие глаза Анны вперлись в батюшку, отчего тот, потянувшийся за преподнесенной чашой, замер и невольно произнес:

- Ответствуй, Анна!

- Это город Вавилон, в котором нечестивцы в грехе гордыни построили башню до небосвода! За это Господь покарал их непониманием друг друга и разрушил башню до основания.

- Спаси тебя Христос! – ошеломленный протараторенным ответом поп осенил ученицу крестным знамением.

Затем он пригубил из чаши, зажмурился, двумя глотками осушил ее и вытер бороду рукавом рясы.

- Хорошо, - заметил он, обращаясь к окаменевшей у стола учительницы. Та забрала из его рук чашу и с ней же забилась обратно в угол.

- Так да! Раба Божья Анна молвит правильно. Ва-ви-лон! Святые отцы не раз предупреждали человечество о грехе гордыни и чрезмерных мечтаниях. Вместо покаяния и причащения люди выдумывали невозможные механизмы, вместо дум о спасении размышляли о путешествиях к небесной тверди.

Онуфрий слегка покраснел, и лицо его невольно выдавало добродушное настроение.

- И Господу пришлось опять вмешаться, чада мои. Как ни прискорбно было давать нам урок, но он был необходим. Наслал он на всю планету поветрие злое и неизлечимое. Мор косил всех: и праведных и неправедных. Вызывал он дыхание тяжелое и жар горячий и сжигающий. Болезный терял обоняние и умирал в мучениях лютых, едва успевая причаститься перед кончиной. И тогда остановились ложные работы Илония, и рухнули в пыль его злосчастные корабли.

Вышел на Лобное Место патриарх Всея Руси Кирилл Великий. Отправил он во все стороны крестные ходы с иконами Спасителя и Богоматери. Приказал открыть все церкви и храмы и бить колокола, чтобы отогнать заразу. А сам уединился в пещерах на Урале и трижды по семь лет, не переставая, молился о спасении человечества.

И затем очнулись люди, увидели, что морок овладел ими, обратились с молитвами к Спасителю, и тот указал им громить антихристовы постройки и убежища. И погнали всех, кто называл себя учеными, всех, кто говорил, что нет богов, что есть другие миры. И началась пятидесятилетняя война с воинством люциферовым. В очистительном пламени сгорели страна Омерика и безбожная Чайна, пепел Абадонны засыпал Европу, а голод погубил Азию.

Онуфрий крякнул и торжественно улыбнулся.

- И только Святая Русь выстояла перед испытанием, ибо мы первые поняли тщетность фантазий и вернулись в лоно нашей Вечной и Неугасимой Церкви.

- Вот так, чада мои! – заключил он. – Теперь вы понимаете, насколько опасна и богомерзка картинка, найденная вашим одноклассником, как его звать... Мартыном. Она напоминает нам о днях гордыни и тщеславия и может привести к ереси нестойких и слабых волей человеков. Что нам говорил Господь в проповеди? Блаженны нищие духом – предупреждал он, что значит, не возгордитесь и не замахивайтесь на планы Божьи, не искушайте Господа своими измышлениями, а направьте их на душеспасение и любовь к ближним.

- Есть ли вопросы, чада мои? – поп откинулся на спинку стула, и тот отчаянно заскрипел. Онуфрий кивнул учительнице на комод. Марья Ивановна тут же бросилась наполнять чашу.

- Ну что ж, - сказал протоиерей, - раз вам всё понятно, помолимся братья, сестры, отроки и отроковицы.

Не вставая, он напевно прочитал «Отче наш» и, вдохновившись, после слова «Аминь», одним махом осушил поднесенную чашу. Не стесняясь, громко икнул, пыхтя, слез со стула и кивнув учительнице проследовал за дверь. Из коридора послышался его бас, обращенный к директору: «Иван Ильич, хвалю, ничего не скажу... Это у вас в каком монастыре разливают? Да, и детки ваши, значит, умницы… Ничего, ничего, обойдется… Это не мне решать, Палаты Безопасности такими делами занимаются… Да, да, Спаси Христос, сестра…».


Подождав, пока удаляющиеся голоса стихнут, ученики по одному тихо вышли из класса. Ученица Анна, проходя мимо учительницы, покачала головой и негромко сказала:

- Вы обещали благословение.

Марья Ивановна побледнела и схватилась за сердце.

На выходе из школы, перекрестившись по обычаю на угловую церковь Илии Пророка, трое мальчишек бросили в кусты портфели и отправились вглубь близлежащих руин. Что здесь было раньше, уже никто не помнил, осталась лишь торчащая там и тут арматура, вздыбленные бетонные балки, пустые стальные коробки от тяжелого оборудования. Там под обломком плиты на втором этаже, куда не заберется ни один взрослый, у детей был тайник. Феофан сын Андрея, Петр сын Никиты, Пимен сын Климента бережно вытащили сверток и достали из него спрятанное сокровище - книгу старого мира. Сильно потрепанную, пыльную, неумело склеенную из нескольких частей, но с легко читаемой надписью на обложке. Дети, помолчали, вспоминая незавидную судьбу их товарища Анисима сына Мартына, который принес в школу найденную недостающую страницу из книги и к несчастью попался учителям. Затем Пимен сын Климента уселся поудобнее, открыл книгу и негромко вслух начал читать, а остальные жадно слушать, иногда почему-то мечтательно посматривая на ясную синеющую небесную твердь середины мая.

«Рэй Брэдбери, - торжественно прочитал мальчик, - Марсианские Хроники. Ракетное Лето….».

Показать полностью
32

Инерилин (Глава 2, часть 2)

- Так ты Арсений, - воскликнул Дмитрий, - Сеня!


- Да, а ты - Дима, я уже понял, - отмахнулся мальчик, - идем уже.


Для Дмитрия перемена в поведении Сени выглядела крайне странно. По неизвестным причинам, он вдруг полностью стер с лица эмоции и стал крайне сосредоточенным. Его лицо не покидало задумчивое выражение, пока их вели к специальным креслам.


Когда они уселись по креслам, девушка начала что-то вроде инструктажа.


- Учтите, укол инерилина весьма болезненный: большинство компонентов состава - минералы и трудно реагируют с биологическими жидкостями. Однако, боль пройдет в течение пяти следующих минут. Укол инерилина подарит вам абсолютное здоровье, больше вы не сможете заболеть никогда. Также, укол замедлит ваш процесс старения и вы сможете намного дольше приносить пользу Глоссарию и нашей стране!


Дмитрий недоуменно взглянул на Сеню.


- Так мы называем нашего царя гороха на олимпе, - шепнул он.


Дмитрий отметил, что сам подумал в первую очередь про олимп, когда увидел верхний город. Уж больно он был похож на олицетворение чужого эго.


- Итак, вы готовы? - осведомилась девушка.


Получив утвердительные ответы, она кивнула сама себе и стала заправлять в инъектор состав. Состав был голубоватого цвета, лишь чуть-чуть не дотягивая до светло-салатового, от него исходило неровное, пульсирующее сияние, которое гасло, когда состав колебался в пробирке.


- Эй, псс, - вдруг позвал Сеня, - ты знаешь о побочных эффектах инерилина?


Дмитрий досадливо поморщился.


- Может позже поговорим об этом?


- Потом будет поздно, друг. Ты знаешь, что этот элексир вечной жизни вовсе не так совершенен, как о нем говорят?


- Я слышал, что человек становится стерильным, - неохотно проговорил Дмитрий.


- Думаешь, это все?


- Никак не пойму, о чем ты толкуешь...


- Не все выживают после его употребления, - злобно улыбнулся Сеня, - кроме того, существует еще целый список побочных эффектов.


Дмитрий нахмурился.


- Зачем им такое скрывать?


- А разве тогда замануха работала бы?


Дмитрий увидел, как девушка воткнула в его руку инъектор и дотронулся до ее руки.


- Погодите! - воскликнул он и повернулся к Сене, - о каком списке ты говоришь?


- В чем дело?! - возмутилась девушка, - вы задерживаете людей?


Дмитрий посмотрел на девушку с нескрываемым гневом.


- Это правда, что инерилин вреден? Что я могу умереть от него в ближайшее время?!


Девушка отпрянула. На ее лице читалась легкая тревога.


- Кто вам такое сказал? - она состроила гневное выражение лица, - глупости! Так, вам делать укол, или нет? Не задерживайте людей!


Пока Дмитрий размышлял, девушка издала досадливый возглас и нажала на кнопку.


Рот Дмитрия открылся в беззвучном крике, глаза закатились, а голова запрокинулась назад. Новые ощущения были сходны с тем, что чувствует человек во время изжоги, только по всему телу повсеместно, будто из тела пытается выйти страшнейший жар, обжигая кровеносные сосуды, разбивая кости и превращая мышцы в желейное подобие рыбы-капли.


Дмитрий точно не знал, сколько продлилась эта агония, но, как и обещала девушка, через некоторое время боль стала утихать и сходить почти на нет.


- Ёж моё ж! - выдохнул Дмитрий, - вы не говорили, что это настолько больно! По мне будто асфальтоукладчик проехался!


Девушка лишь отстраненно повела плечами.


- А кто вам говорил, что бессмертие дается безболезненно?


- Да не такое уж оно и бессмертие, - буркнул Дмитрий.


- Вам сделан новый укол, - отозвалась девушка, - мы еще не знаем, какое влияние он может оказать на организм. Так что, возможно и бессмертие.


- Он еще и новый? - прошептал Дмитрий.


Он огляделся и нашел взглядом Сеню. Мальчуган уже сидел на кушетке, как ни в чем ни бывало и, дрыгая ногой, улыбался во весь рот.


- Проснулся?


- Да вроде.


Дмитрий попытался встать на ноги и ахнул от ощущений. Во всем теле образовалось чувство, которое появляется в конечности, которую "отсидишь". Дмитрий стерпел ощущение и подошел поближе к Сене.


- Ну и как тебе?


- Пока трудно сказать, - растерянно пробормотал Дмитрий, - и что со мной будет теперь?


- А пес его знает, - пожал плечами Сеня, задумавшись, он продолжил, - у меня тут есть одно дело, хочешь со мной?


Дмитрий поднял бровь.


- Ну пойдем, почему нет.


Мальчик улыбнулся, спрыгнул с кушетки, схватил ящик с пузырьками инерилина и поместил его Дмитрию в руки.


- Ну, за язык я тебя не тянул. Бежим!!!


Договорив, он сам схватил еще один ящик и бросился прочь из кабинета.


Дмитрий на мгновение растерялся и припустил бежать вслед за Сеней, однако, спустя пять шагов, остановился и нахмурился.


- Так стоп! Какого я делаю?! - сказал он себе.


В этот момент, в кабинет забежало четыре человека в форменной одежде.


- Вор! - закричал один из них, - стой, стрелять буду!


Дмитрий мельком увидел пробегающего мимо Сеню. Тот схватил из-за пазухи странный пузырек продолговатой формы, встряхнул его, после чего пузырек приобрел фиолетовый оттенок и швырнул прямо в стену.


Его действие возымело самый неожиданный эффект из всех возможных: внутри пузырька была жидкость, которая, попав на стену, образовала темное пятно. Оно было столь черным, что при взгляде не него становилось не по себе. Затем, пятно разошлось в сторону, уступая дорогу подобию вихря лилового цвета.


- Прошу, друг, не тупи! Прыгай! - прокричал Сеня, пробегая мимо Дмитрия.


Недолго думая, Дмитрий прыгнул вслед за Сеней в этот вихрь.


Секунды три Дмитрий опасался открывать глаза, пока не осознал, что ему в лицо дует страшный ветер. Все же приподняв веки, Дмитрий резко широко открыл глаза и закричал во всю глотку.


- Упс! Промашка вышла! - услышал Дмитрий голос Сени рядом.


- Мы падаем нахрен! - заорал Дмитрий, пытаясь перекричать ветер.


- Ну что ты орешь, как школьница на выпускном! - закричал в ответ Сеня, - не на хрен, а на землю, между прочим.


- Драный в задницу шутник! Ты нас угроби-и-ил! - пытаясь, зачем-то, держаться за ящик, Дмитрий плотно зажмурил глаза.


За десяток метров до земли, прямо на глазах у многочисленных зевак, Сеня швырнул еще одну капсулу и обоих зашвырнуло в комнату, наполненную мягкими матрацами.


Дмитрий понимал, что, хоть матрацы и смягчили удар, но на такой скорости он точно сломал пару ребер. Он так и продолжал лежать с плотно зажмуренными глазами. Сеня досадливо выдохнул и взял у него из рук ящик.


Когда Дмитрий, наконец, решился открыть глаза, Сеня сидел прямо напротив него и улыбался во весь рот.


- Во что ты меня втянул, ублюдыш?! - воскликнул Дмитрий, - где мы вообще?! Зачем ты воровал инерилин?! И, мать его, что это вообще было?! Чем ты нас вытащил?!


С дальнего угла комнаты послышался сдавленный стон. Дмитрий и Сеня одновременно повернулись на звук, широко раскрыв глаза.


Потирая рукой правую щеку, из плена матрацев выбралась та девушка, которая делала им инъекции Инерилина. Ее взгляд остановился на Дмитрие и выщипанные бровки поползли вниз.


- Ах ты жулик! - воскликнула она и двинулась в его сторону.


- Как-то многовато криков сегодня, - тихо пробормотал Сеня и встал между девушкой и Дмитрием, - тихо, милая, ты не в своих владениях.


Девушка уперла руки в боки.


- Да ну? И где же я по-твоему? - девушка помахала рукой, - иди, мальчик, не мешай мне ловить вора, - она опять направилась к Дмитрию, - вот я сейчас охрану позову!...


- Ты и правда не в своем кабинете, - холодно констатировал Дмитрий.


- Ты в диких землях, дорогая, - улыбнулся Сеня.


- ЧТО?! - одновременно вскрикнули Дмитрий и девушка.


- В каких еще диких землях?! - возмущалась девушка.


- Думаю, мы недалеко от Обрубка, - задумчиво проговорил Сеня, - это один из племенных союзов на Полях.


- Вы что... Серьезно?... - бормотала девушка, на ее глаза наворачивались слезы.


- Так стоп, - Дмитрий вытянул руку вперед, - я правильно понял, что этот мега-город далековато отсюда, верно? - Сеня кивнул головой, - так каким же образом мы оказались тут за десять секунд?!


- Инерилин, - улыбнулся Сеня.


- У Инерилина нет таких свойств, - всхлипнув, заявила девушка, хоть и слегка неуверенно.


Сеня развел руками.


- Боюсь, что вам говорят не о всех его свойствах.


- С новой планеты привезли много новых компонентов, - кивнул Дмитрий, - у них могут быть разные свойства, хотя они уже не называются инерилином.


- К примеру, этот пространственно-временной модуль, что я применил - смесь Атония с Герценитом, оба элемента - активные минералы с высокими гравитационными показателями. Их смесь оказалась полезна для создания самой настоящей "дыры" в пространстве-времени.


Девушка, слушая Сеню, медленно оседала, пока ее не поймал Дмитрий.


- Что-то ты дохрена знаешь для ребенка двенадцати лет, - недовольно буркнул Дмитрий.


- Внешность бывает обманчива, друг, - загадочно улыбнулся Сеня, - особенно когда дело касается инерилина.


Дмитрий бережно опустил девушку на пол и потер пальцами виски.


- Так. Для начала - давайте знакомиться. Меня зовут Дима, это Сеня, - Дмитрий посмотрел на девушку, - твое имя?


- Эванджелина, - дрожащим голосом сообщила девушка.


Дмитрий наморщил лоб и немного скривился.


- Очень красивое имя... Но... Что, если мы будем звать тебя Эва?


Девушка дернула плечом.


- Ну вот и договорились, - улыбнулся Дмитрий, - а теперь, Сеня, мы садимся и внимательно слушаем твою историю о том, что вообще нахрен происходит.


Сеня уселся на один из матрацев и хлопнул в ладоши.


- Так, с чего бы начать...


- Начни с того, зачем ты своровал инерилин, - буркнула Эва.


Сеня неловко усмехнулся.


- Инерилин можно разделить на компоненты. Обрубок - это один из немногих оплотов цивилизации на Полях. Там живет целая группа людей, которые мастерят из этих компонентов потрясающие штуки. Видите ли, планета, с которой привезены новые химические элементы, находится очень близко к своей звезде, звезда же там значительно холоднее, чем наше Солнце, у нее весьма специфическое излучение. Энергии, которую получает Проксима центавра, не существует в солнечной системе, благодаря синтезу этой энергии и некоторых стандартных химических элементов, получаются новые. Это излучение не похоже на радиацию, оно имеет свойства влиять на пространство-время, - Сеня стиснул зубы, - к сожалению, воздействие их на биологические организмы с планеты Земля предсказать почти невозможно. Не правда ли, Эва? - Сеня лукаво наклонил голову.


Эва нахмурилась и поджала губы.


- Кстати да, - отозвался Дмитрий, скрестив руки на груди, - про побочные эффекты - правда?


- Да, - тихо сказала Эва.


- Ты давай подробнее, - подначивал Сеня, - что случалось с людьми, принявшими инерилин?


- У некоторых синтез веществ происходил не по плану, - недовольно бурчала Эва, - и они начинали испытывать проблемы в плане взаимодействия с атмосферой Земли.


- Астронавты! - выдохнул Дмитрий, - говорили, что их тела разрушились буквально за пару месяцев от того, что они не смогли снова приспособиться к Земле!


Эва коротко кивнула.


- Да, именно, было как минимум триста смертельных случаев. Бывало и еще хуже: у человека могли отняться конечности, или даже наступить паралич всего тела. Некоторые слепли, некоторые даже сходили с ума, но это уже в прошлом! - выпалила Эва, - формула инерилина не была полной, ее дорабатывали по мере испытаний. Тот, что я уколола тебе - один из новейших образцов!


Дмитрий вздохнул.


- То есть, у инерилина невероятный потенциал? - обратился он к Сене.


Сеня помотал головой.


- Скорее, у некоторых его компонентов. Я же сказал, новые химические элементы имеют специфическое излучение и структуру. Какие-то мы изучили и даже применяем почти хорошо, а какие-то до сих пор загадочны и непонятны.


- Та штука, которой ты нас сюда перенес... Как она работает?


- Она создает взаимосвязанный туннель в пространстве-времени. При реакции этих двух элементов между собой, они как бы... - Сеня почесал затылок, - размягчают пространство-время... Наверное так... И, между собой, образуют проход, проходя через который, объект становится одним целым с этой материей, вновь обретая целостность после выхода из нее.


- Я так и не понял, как вы задаете ей направление?


- Направления нет, просто делаем одну в месте, куда нужно прибыть и вторую на месте отбытия.


- А если их будет три? - хмыкнул Дмитрий.


- Этот проход работает, создавая альтернативную материю, понимаешь? Двигаться в ней можно также, как ты ходишь по земле, навигация остается на пользователе. При этом, эта материя столь однородна и повсеместна, что перемещение по ней у человека занимает считанные секунды.


- Да как в ней ориентироваться, если ты становишься непонятно чем?! - воскликнул Дмитрий.


Сеня развел руками.


- Я не сказал, что технология совершенна!


- Я так понимаю, - протянул Дмитрий, - что ты не из Столицы, верно?


- Нет-нет, я не врал, я действительно живу в Столице, просто сотрудничаю с людьми на Полях!


- Что мы теперь будем делать? - обеспокоено спросила Эва, - я могу вернуться обратно?


- Прости, дорогая, но проход открывается ненадолго, а новых капсул у меня нет, - развел руками Сеня.


- Вопрос, тем не менее, отличный! - рявкнул Дмитрий, - что дальше?


Сеня прищурился.


- Пойдете со мной, знакомиться с жителями Обрубка.


- Это обязательно? - со страхом в голосе спросила Эва.


Сеня хмыкнул.


- А куда вам теперь деваться?




https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
47

Тимофеич

ТИМОФЕИЧ

Звенит звонок на урок. Стальной треск настолько силен, что в нем растворяются прочие шумы и крики, распадаются из обшей какофонии на несколько очагов, которые тут же устремляются в кабинеты, чтобы исчезнуть на сорок минут. Коридоры пустеют.

Порой в эти минуты здесь можно кого-нибудь встретить. Вот бежит, грохоча по полу, опаздывающий на урок. Вот степенно вышагивает девочка, то и дело поправляя волосы и смотрясь в свое отражение на экране смартфона. Вот, в дальнем углу или на лестнице, слоняется без дела пара прогульщиков постарше, споря пойти им в столовую или посидеть на подоконнике. И именно в эти минуты из своей коморки выходит Тимофеич – бодрый старик слегка за шестьдесят.

Он напоминает муравья-трудягу: невысокого роста, с маленькими черными глазами, на нем неизменная красная олимпийка поверх старенькой рубашки, карманы поношенных брюк вечно оттянуты и полны различными гайками, болтами и прочим мелким инструментом, в левой руке разводной ключ. Тимофеич неспеша шаркает по коридорам, поглядывая на ползущие вдоль стен приземистые батареи. Остановится возле одной, оглядит получше, иногда постучит, чего-то подкрутит.

Любимое место Тимофеича – первый этаж. И все его обитатели: маленькая круглая гардеробщица, слегка надменная вахтерша, беззубая медсестра, вечно сплетничающие технички знают – у Тимофеича под красным хитином олимпийки огромное сердце.

- М, Николай Тимофеевич, здравствуйте, - лукаво шипят со стороны.

- Привет, девчонки! – ответит Тимофеич и обязательно засмеется. Смех у него особенный. Такой смех бывает только у добродушных и открытых стариков.

- Ну, чего вы тут? – деланно хмурит он брови.

- Чай, пьем! Присоединяйтесь, Николай Тимофеевич, - засмеются ему в ответ.

Чай Тимофеич любит и пьет часто. А вот водки не пьет совсем. И раньше не пил. Не пил, когда еще работал на заводе, не пил и после, когда завод в девяностых обанкротился и закрылся. Уж так вышло, что эти обвисшие с годами плечи держат на себе многое. И пока мужики с цеха растворялись в океане наступившего капитализма и дешевой водки, Тимофеич, а тогда еще просто Николай, сжимал покрепче зубы, тоскуя по советской стабильности, и жил дальше.

К своим шестидесяти он обзавелся семьей: хозяйственная жена, два сына, уже и внуки в школу пошли.

А вместе с внучкой пришел в школу и он. Работящего старика с золотыми руками, да еще и не пьющего, знала вся округа. Поэтому устроится слесарем ему труда не составило.

Тимофеича часто просили помочь. Розетку мог заменить, мог починить замок, где-то подстучать, подколотить. Многое умел Николай Тимофеевич и никогда не отказывал.

Поначалу директор подкидывал к его скромной зарплате немного денег «за работу сверх нормы», но вскоре пришел очередной кризис и деньги закончились. Но Тимофеич продолжал помогать, получая лишь удовольствие от хорошо выполненной работы. Вскоре к этому все привыкли и принимали такое поведение старика как нечто должное.

- Нет, девчат, мне идти надо, - отказывается от чаепития Тимофеич, - хотел пораньше сегодня уйти, – жена давеча в огороде копалась, упала, лежит теперь второй день. Вот, врача на сегодня вызвал.

- Да ты что! – всплескивает руками одна из техничек, - как же так. Ты, Тимофеич, сходи обязательно. Это же не шутки!

- У меня мать так в прошлом году в огороде копалась, спину скрутило – неделю разогнуться не могла! А что делать? Работать-то надо. Мне вон тоже некогда. Я отсюда сразу на вторую работу. Оболтуса своего поднимать надо. Совсем работать не хочет. – вторит ей другая.

- А лекарства сейчас какие дорогие! Меня по осени просквозило, пошла в аптеку, а там…Да легче сдохнуть, чем болеть! Дешевле выйдет, - присоединяется к разговору гардеробщица.

Тимофееч быстро теряет интерес к такому разговору. Он уже привык, что окружающие его люди только ждут от него помощи, а делиться проблемами не привык. Да и стоит ли? У всех своих забот хватает. А за жену всё-таки боязно. Хоть и погодки они, а бабы-то эти почему-то раньше стареть начинают. И чахнут раньше.

Много ли надо старикам, привыкшим больше отдавать, чем брать? Немного заботы и внимания. Вот и Лидия Васильевна, жена Тимофеича, завидев врача на пороге даже немного обрадовалась новым ушам. Радость её была недолгой – врач сказал, что с почти полной уверенностью можно говорить о переломе. А если хотите точный диагноз, надо делать рентген. Старик, проживший с Лидией Васильевной сорок лет, лишь сжал по старой привычке зубы.

Спустя пару дней, когда старики смогли-таки добраться до больницы, диагноз подтвердился – перелом шейки бедра – серьезная травма, даже если ты молод. Неделя в больнице, отказ врачей оперировать «по возрасту», и Лидия Васильевна вернулась домой.

Теперь Тимофеич старался пораньше заканчивать свои дела на работе и срывался домой. Он сам взвалил на свои плечи ещё одну ношу – ухаживал за лежачей женой и возился в огороде. Сыновей о помощи не просил, у них и своих дел не в проворот.

На работе все знали о его беде. Теперь опустевшие на время урока коридоры пропитывались полушепотами о незавидной ситуации Тимофеича. Каждый раз выходя на свой обход, он ловил сочувствующие взгляды. Все хотели хоть как-то поддержать его и приободрить. Но как сделать это никто не знал.

Школа, будто проявляя извращенную эмпатию к переживаниям старика, начала сыпаться. То розетка где сгорит, то пробки выбьет, то канализация забьется. 
Люди по-прежнему тянулись вереницей к Тимофеичу со своими просьбами, но делали это сначала с некой стыдливостью.

- Николай Тимофеевич, ну как Вы? Как Лидия Васильевна? Дай бог всё образуется. Николай Тимофеевич, тут такое дело…я всё понимаю…посмотрите, пожалуйста…розетка что ли сгорела, не пойму…а мне компьютер нужен, презентацию завтра показывать!

- Николай Тимофеевич, мои дураки парту сломали, вы посмотрите, пожалуйста. Может, подкрутить чего надо, а?

- Николай Тимофеевич, вчера окно разбили, нас комитет повесит, если не вставим…Сами понимаете, денег нет у школы…Выручайте!

Десятки неотложных дел навалились на него. А он, словно не замечая, принимал всё на свой красный хитин и нес дальше. Он продолжал выполнять просьбы и поручения. Пока натренированные пальцы разбирали, перебирали, перематывали, закручивали и ставили на место, он оставался наедине со своими мыслями. Как там Лида? Голодна ли? Поскорее закончить и домой.

Он заканчивал и спешил к жене, даже не успев расслышать брошенное в спину «спасибо». Да и было ли это «спасибо»?

Но однажды опоздал. Придя домой, он увидел бессильно скребущую по полу жену. Оказалось, что она пыталась встать с кровати, но не осилила и упала с кровати. Тимофеич застыл всего на секунду, но и она показалось ему вечностью. Он видел перед собой не беспомощную старуху и не испытывал к ней жалости или принебрежения. Перед его глазами яркими пятнами заплясали картины прошлого. Вот он играет ей хулиганские песни на гитаре, вот провожает по ночному парку до дома, видит приближающееся лицо и чувствует на губах жар от её дыхания. Вот шумная компания на свадебном застолье в общежитии. Вот держит на руках новорожденного сына, вот второго, внучку. Пятна меняют цвет от ярких к темным. Были в их жизни и плохие моменты. Бывало, что и без денег оставались и отказывали себе во многом. Бывало, что стояли перед выбором поесть самим или накормить детей. Много чего было. И вот теперь та, с которой он прошел все тяготы и лишения, которая не бросила его и ни разу не упрекнула, лежит у него в ногах, бессильно загребая морщинистой ладонью по полу. А что он? Чинит розетки! Эта мысль так глубоко и резко впилась в его сознание, что намокли глаза. Поднимая её, он плакал. Впервые в жизни. И обвисшие плечи тряслись под красным хитином олимпийки. Впервые в жизни.

На следующий день он уволился.

Показать полностью
278

Самарканд

Год.

- Посмотрите, какие движения! Как он себя несет!

- Да, но он совсем молодой. Я не беру в работу лошадей младше трех лет.

- Через два года он будет стоить других денег. Да и потом - его дед принес три титула чемпиона мира своему всаднику и второе место на олимпиаде.

- Дед - не отец. Но движения хорошие...

- Вороной, красивый, умный, как черт! Научился денник открывать - теперь запираем на два замка. Небезопасно, да, но он хотя бы не гуляет по всей конюшне.

- Своенравный?

- Импульсивный. Ласковый как котенок, за похвалу делает все и даже больше. И, скажу по-секрету: тщеславный. Обожает внимание и когда на него смотрят.

- Ему только год. Все еще может измениться...

- Самарканд!

Вороной конь без единой отметины останавливается посреди манежа и косит на мужчин лиловым глазом. Потом рысит в их сторону, словно красуясь, и один из мужчин не выдерживает:

- Беру!


Два.

- Это корда. Это капцунг. И нечего так шарахаться, чай не маленький.

- Самарканд, давай, не страшно...

- Да чего с ним сюсюкать, Валерий Вадимыч, понюхал, познакомился и пошли на корду. Мне еще Стешу работать.

- Не торопись, Костя. Не хочешь коня себе испортить? То-то же... Вооот, умничка, и не кусается он. И корда тоже не кусается... Теперь пойдем, Костя, возьми шамбарьер, будешь сегодня бичевым.

- Ну, шаагом! Тьфу, что за черт! Шааагом...

- Да застоялся он. Пусть бегает. Устанет - сам пойдет. А пока смотри лучше на рысь. Через год тебе этого коня работать. Хороший конь, я слышал Петька Островной на тебя ругался, он на следующий день приезжал туда, его специально смотреть. Шаагом! ай, молодец! Я ж говорю - устанет, сам пойдет.

- Еще репризу?

- Ну, давай. Только не подгоняй, пусть сам аллюр выберет.

- Понял. Но вы правы, он хорош. Если такие движения под седлом выдаст - будет толк.


Три.

- Рукой не груби, легче, легче!

- Он не чувствует повода. А на шенкель пока не реагирует.

- Конечно, третий раз сели на него, конечно, не реагирует... Не груби, Костя.

- Да не грублю я! Вон повод вообще висит.

- Не заводись. Ты скольких коней подготовил, а тут заводишься. С Леной поругались?

- Да я...

- Оставь это там, за пределами манежа. Тут ты и твой конь. Никаких ссор, никаких девушек...

- Она аборт сделать хочет, Валерий Вадимыч. А я против.

- Так, стооп. Теперь слезь. В руках поработаете. Аборт? Почему?

- Говорит, что не нужен ей сейчас ребенок. У нее проект только начинается. Ну, Самарканд, тише... Стой, не идем никуда!

- Это он тебя чувствует. Ты на взводе и он горячится. А Лена... Бог ей судья. Бросай её, если ей ребенок мешает.

Ладонь ложится на плечо всадника, а с другой стороны в руки тычется горячий бархатный нос. И мужчина кивает, глядя в глаза коню:

- Хорошо тебе... Нет таких проблем.

- Кончили лирику! Шагайте!


Четыре.

- Ну и что это? Это будущий чемпион! Опозорил меня, слов нет!

- Чего на коня-то орешь?

- Вы видели? Да он даже не старался! Этот галоп мне в кошмарах сниться будет, Валерий Вадимыч. Еще и ухмыляется!

- Конь не может ухмыляться, у него нет мышц специальных для этого. Ты видел, как на него судьи смотрели?

- Как на мой позор!

- Как на твое будущее. Серов ко мне только что подходил. Предлагал избавить тебя от этого недоразумения по сходной цене.

- Серов? Он же под сына ищет молодую лошадь...

- Вот и думай, Костя... Давай сниму уздечку, малыш. Устал, наработался, молодец. Но надо лучше!

- Серов...

- Ага. Твои-то как?

- Танюшка улыбаться начала. Лена все тетешится с ней, не отходит от неё совсем!

- Вот и славно. Давай, помоги попону накинуть. И поедем домой. К Серову пойдешь?

- Да ну, глупости говорите, Вадимыч. Самарканд не продается.


Пять.

- Да! Вы видели это? Он просто порвал всех!

- Что за выражения, Костя? Успокойся, награждения еще не было. Подожди пока Мамонтов и Гринхард выступят. У Гринхарда хорошая кобыла, очень перспективная.

- Да бросьте вы! Этот галоп, это принимание! Он никогда на тренировках так чисто не делал. Мы взяли первое место, я вам говорю.

- Ну, видел. Ну, хорошо. Давай, коня растирай, а не болтай. А то сейчас загордишься, станешь это на коноводов

перекидывать, как тот же Мамонтов.

- Он поэтому не проедет лучше, чем мы, Валерий Вадимыч. Вот зуб даю – не проедет. Я видел его сейчас на разминке, он не чувствует коня.

- Умный какой стал… Сам только год назад в руках нормально работать начал с Самаркандом, а уже гордости-то!

- Валерий Вадимыч!

- Что? Хватит сюсюкаться с конем, пойдем, глянем, что там в итогах.

- Я же говорил, мы – первые!

- Ладно, гордись. Заслужили.


Шесть.

- Самарканда с собой берешь?

- Да, сезон мы классно отъехали, пусть отдохнет. Лена домик с конюшней подыскала на побережье, снимем на три месяца. Там тепло сейчас, хорошо.

- Ну, с Богом. Танюшка как?

- Ходит, говорит. В следующем году буду брать ей пони. Очень любит животных – недавно птенца вороны притащила, из гнезда выпал, слепой еще. Дала маме и говорит: давай себе оставим?

- А Лена что?

Вороной конь кладет голову на плечо своему всаднику и внимательно слушает беседу.

- Ну, начала выхаживать. В общем, он, уже хотя бы на птицу похож, везде за Танюшкой бегает, не отпускает от себя. Только в садик если ведём – остается в своем домике.

- Его тоже с собой возьмете на моря? Зоопарк будет…

- Будет…

Мужчина гладит шелковую шкуру коня, почесывает того за ушами и Самарканд жмурится от удовольствия.

- Я Стешу продаю, кстати.

- Кому? Чем она тебе не угодила?

- Попросили в параолимпийский центр отдать. Она им понравилась. Мягкая, удобная – а мне не жалко.

- Ну, тогда одобряю. Параолимпицам можно – они ребята надежные.


Семь.

- Убью! И плевать, что сяду, плевать на всё!

- Костя, сколько ты выпил?

- Какая разница, Вадимыч? Лена, Таня… их нет, понимаешь!? Этот ублюдок пьяный даже не помнит ничего! Отмажут же, сволочи.


Они сидят в деннике и Самарканд лежит рядом. Фиолетовые глаза отсвечивают, отражая свет ламп в коридоре. Конь словно не чувствует запаха алкоголя, словно понимает, что сейчас горе придавило его человека и ему нужно забыться.

- Ну, поплачь, поплачь… Больно от этого меньше не станет, но легче – будет…

- Убью…

- Посадим мы этого пьяного гонщика, не волнуйся, посадим. Всем, кому надо я позвоню, дадут по полной ему.

- Не вернуть их…

- Не вернуть. Извини, что в такой момент говорю, но у тебя через полтора года олимпиада.

- Да какая к черту олимпиада?! Ты меня видел? У меня ноги нет, Вадимыч! Как я теперь?

- И без рук ездят. И разряды сдают и медали берут. Или продавай Самарканда и спивайся! Но я тогда тоже на пенсию уйду.

- …

- Олимпиада у тебя будет. Конь у тебя умный, переучим на новые команды. И поедешь выступать. С понедельника начинаем.

- Вадимыч…

- Что, Вадимыч? Я шестьдесят лет уже Вадимыч. В понедельник к трем!

Конь и сидящий на опилках одноногий мужчина провожают уходящего долгим взглядом. А потом мужчина утыкается в шею коня, и долго плачет.


Восемь.

- Вот так хорошо. Чуть-чуть левее. У него задние ноги опаздывают.

- Так лучше?

- Лучше. Помоги себе хлыстом, дай ему понять, что изменилось. Не груби! Легче, легче!

- Я равновесие теряю, Валерий Вадимыч.

- Ну, полгода уже не теряешь, а тут потерял? Что такое?

- Кажется, Самарканд хромает.

- Так, стоп. А теперь рабочей рысью… Да, Костя, задняя левая, немного хромает. Отшагивай и веди в денник. Осмотрим его там.

- Нужен рентген?

- Не знаю. Вызывай Марию Павловну, пусть она посмотрит.


- Ничего серьезного, к счастью, растянул связки. Покой, умеренная работа, растирайте и берегите.

- У нас старты через месяц. Оправится?

- Думаю, да. Хромать перестанет, если будете только отшагивать, мазать и следить внимательно. А вот выступать? Конь месяц работы потеряет. Если это вас не волнует, то я подтверждение перед стартами дам.

- Самарканд умный, он не забудет ничего. Нам очень стартовать надо, Маша, очень. Косте в первый раз в новом качестве выступать.

- Понимаю, Валера… Ну, я зайду еще через пару недель, гляну, как у вас дела.

- Слышал, Самарканд? Надо вылечиться.

Тренер оглаживает вороного красавца по шее, протягивает сахар на раскрытой ладони, но тот не берет, тревожно выглядывая в коридор. И лишь когда слышит неравномерную походку и стук костылей, призывно ржет и успокаивается.

Бархатные губы ласково берут угощение.

- Что сказала ветеринар?

- Что вы месяц работаете в руках. Шагом.

- Ничего… Брат, мы же с тобой сможем? Да, сможем… Только ты у меня и остался.


Девять.

- А как поедем, говорить мы уже не будем… Олимпиада. Пусть и параолимпиада. Мы столько шли. Мы должны, Самарканд, просто обязаны выиграть. Сколько мы вместе? Почти восемь лет?.. Столько вместе прошли, столько медалей взяли… Ну, не горячись. Всё как обычно. Посмотри, сколько взглядов на тебя устремлены. Посмотри – всё внимание на нас, братец. Не подведи, а уж я-то всё сделаю, что от меня нужно… Слышишь, как публика приветствует? Это нас с тобой. Давай, Самарканд. За Танюшку, за Лену, за Вадимыча. За нас с тобой! Выход!


… Вороной конь не бежит – летит – над манежем. Он красуется, он горд собой и он получает истинное удовольствие от того, что делает. Копыта едва касаются белого песка, ему не нужны крылья – они у него есть. У него и его человека. Им больше не нужны медали, им больше не нужны победы: они просто играют в свою игру, которая называется жизнь. Трибуны замерли, вокруг разливается благоговейная тишина, в которой появляется смех маленькой девочки, требовательное карканье молодой вороны и красивый голос женщины.

В глазах всадника блестят слёзы, они ему мешают и он закрывает глаза, полностью доверяясь коню.

Они летят.


- Первое место с результатом девяносто один процент ровно – Константин Логинов и Самарканд!

Вадимыч широко улыбается.

Его мальчики победили.

Показать полностью
171

Название сами придумайте

- Дядя Витя уже лет 12 не пьет. – Серега затянулся и пустил густой белый дым в ночной воздух.

- Чего так? – щелкая зажигалкой, поинтересовался я.

- Да была там история одна. – он продолжал пускать клубы дыма над головой, делая перерывы между фразами все больше. Наконец, когда оранжевый огонек начал приближаться к фильтру, Серега выдохнул как-то по-особенному и продолжил. –Были у него проблемы, плотно сидел на стакане дядя Витя. Работы нет, с хаты нести нечего, друзья все такие же. Прогуливался как-то он вечером по району, видит, баба коляску с ребенком у магазина оставила, а сама внутрь. Витя, недолго думая, и решил эту коляску приспособить. Пораскинул, что баба-то та скоро из лабаза выйдет, а он пока ребеночка на снег и с коляской за угол. Тот спал как раз, укутанный весь по макушку, не замерз бы. Ну, ринулся наш дядя к коляске, малого вынимать, значит. А у малого возьми и голова на бок, шарфик слез, а там не лицо, а один синий ком заплывший. Не знаю, долго ли дядя Витя так стоял и пялился, но баба выскочила и в визг сразу.

Он щелчком отправил бычок в урну

- А дальше-то что? – не унимался я, позабыв о своей сигарете.

- Да что-что… – Сергей выругался. – Мимо тип ехал на машине, выскочил на бабьи визги. Потом народ не пойми откуда набежал. Баба визжала ,что её кровинушке шею свернул алкаш проклятый. Менты, все дела. Потом суд да дело. Если б не участковый…корешился он с Витиным братом…Так вот, если бы не участковый сидеть дяде Вите. Тяп-ляп и закрыли бы дядю Витю, а себе новую галочку за раскрытие. Только оказалось, что баба та три дня с трупиком детским жила. Купала, кормила, гулять водила. Мужик её ещё брюхатую бросил, родителей нет, приезжая она. Самой за тридцать. Ну, видать кукушкой и поехала, не хотела в смерть дитяти верить, а когда Витька-то увидела с трупом, тут и прозрела. В общем, бабу в дурку, нашего оправдали. Только вот он с тех пор в рот ни капли.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: