71

Где творится любовь, слуги неба не смотрят...

***Восточная сказка от моего друга Nazar Chagataev под моей чуткой редактурой.***


Впервые я увидел ее на Главном Рынке. Янган – крупный город, начало Великого Шелкового Пути. Хорошо и привольно живется здесь купцам, фазаньими грудками набивают они толстые животы. Беднякам же вроде меня и плошка риса в радость. В ту пору я служил Его Величеству в гарнизоне города. Мы, солдаты Великой Поднебесной, охраняли город от разбойников с Тигриных Гор. Мы отражали набеги варваров. Мы были щитом Его Величества, а если нужно – то и его мечом – тонким и острым, как мечи послушников с У-Тан-Шань, когда случай велел быть скорыми – или широким и тяжелым, как сабля дао или как сама Длань Императора. В былые времена, как говаривал отец моего отца, наш труд стоил дорого. Теперь же, когда в армию не попадал только калека, моих грошей едва хватало на пару горстей риса. За ними я и шел на рынок. Она плыла, словно вовсе не касаясь земли, легкая, как облако над горами Тянь-Шань. Взгляд ее ни на чем не задерживался – да и могло ли что-либо поразить воображение такой красавицы? Привередливо она касалась плодов персикового дерева на прилавке – их кожа вряд ли была нежней, чем ее – недовольно морщила носик и легкой тенью скользила дальше.

- Человек ли это вообще? Или одна из Дочерей Лазуритового Царя спустилась с небес? – подумал я тогда.


Вслед за моей красавицей, тяжело переваливаясь, шагала старушка, чьи одежды были довольно скромны.

- Мать? Нет, не похоже.

- Госпожа! – крикнула она дребезжащим голосом – Госпожа! Потише, потише, умоляю вас! Я еле поспеваю! У меня старой, ноги уж не те, что в юности!

Красавица засмеялась:

- Ты похожа на гусыню, моя Лань-Ю! Ладно, ладно, я подожду. Долг правящих – иметь снисхождение, как учил Конфуций.

Рассыпаясь в благодарностях, старушка нагнала свою молодую хозяйку.

- Позвольте спросить, госпожа, что вы тут приглядели? Ваш отец велел нам купить чего получше! Вы ведь не забыли, у вашей матушки сегодня день рождения?

- Конечно, не забыла, Лань-Ю, я же не так стара как ты! – с притворным возмущением ответила девушка – Впрочем, у Вана префектуры Нанкин, где я была на прошлой неделе с отцом, персики гораздо нежнее!

- Может и так, прекрасная госпожа! – вмешался торговец, с интересом разглядывавший красавицу – но мои плоды привезены из страны Чосон! Клянусь ликом Амиды, едва ли вам удастся найти на этом рынке плоды слаще!

- Так и быть, я поверю тебе, купец! Если ты не солгал, когда я займу место отца, персики из Чосона будут на столе у каждого! Лань-Ю , подай кошелек! – девушка повернулась к старухе.

Та стала рыться в складках своей поношенной одежды, но ничего не нашла.

Она горестно развела руками:

- Пропал, госпожа! Простите!

Старая служанка упала на колени:

- Молю, только отцу не сказывайте!

- Но что же я скажу ему, если мы придем без сладких плодов и нежного мяса? Мы ведь не варвары, чтобы брать все без платы и не ценить труда простых людей!– огорченно отвечала девушка.

Тут я заметил мальчишку, который крался у прилавков, сжимая что-то в руке. Я подошел ближе к нему. Заметив меня, малец тут же хотел дать стрекача, но я быстро поймал его за шиворот.

- А ну, что это у тебя?

Мальчишка сжал в руке еще крепче красный шелковый мешочек с изображением символа Пяти Благ и промолчал.

- Как не стыдно воровать у старых! – возмутился я.

- Как не стыдно гнать взрослых работать в поле, а детей оставлять без куска лепешки и глотка чая! – нахально возразил ребенок.

- Как тебя звать? – спросил я.

- Тун-По – ответил мальчишка – а кошель я вам не отдам. Вот свистну сейчас, прибегут мои друзья, хоть вы и большой, но мы вас живо вздуем!

- Не стоит раздувать перья, как петух на празднестве, Тун-По, давай договоримся?

Мальчишка поглядел на меня с интересом.

- Ты отдашь мне кошель, а я подарю тебе вот это!

Я вынул из сапога свой походный нож, который купил когда-то давно в Дуньхуане.

- Годится!

И прежде чем я успел что-то сделать, мальчишка вырвался у меня из рук, выхватил нож, швырнул в меня украденным кошельком и убежал.

Я тут же зашагал к молодой красавице, которая продолжала растерянно стоять у прилавка, слушая причитания старой служанки.

- Госпожа, не вы ли обронили это?

- Я протянул кошелек. Девушка торопливо взяла его у меня, прикрывая веером лицо.

- Благодарю, солдат – сказала она.

Старуха вскочила с колен:

- Ой, сынок! Ой, спас ты меня старую от хозяйских палок! Век тебя не забуду!

Девушка меж тем рассчиталась за персики и пошла дальше.

- Как зовут твою госпожу, старуха? – спросил я.

- Это И-Ла-Хэ, дочь Вана нашей префектуры! – ответила она.

- А где она живет?

- Мне не дозволено сказать, но ты помог мне, потому я покажу. Следуй за нами. Но не попадайся на глаза госпоже!

Я кивнул старухе и отвернулся.

- Госпожа! Госпожа! – снова раздался дребезжащий голос – Потише, я не поспеваю! Потише, молю вас!


Остаток дня я тенью следовал за старухой и ее молодой госпожой, пока не попал к огромному дому, больше похожему на дворец Императора, разве что многократно уменьшенный.

- Вот где, значит, живет красавица И-Ла-Хэ! - воскликнул я – Что ж, я запомнил путь.

Я собрался было пойти домой, но кто-то властно схватил меня за плечо.

- Что ты делаешь у дома Вана, оборванец? – услышал я сердитый возглас из-за спины – Воровать вздумал?!

Я обернулся. Стража. Этого только не хватало!

- Я…

Ответить я ничего не успел, потому что получил внезапно мощный удар под дых и свалился с ног.

- Связать его и отвести к Вану! – сказал один из стражников, видимо, самый главный.

Прочие живо бросились исполнять приказание и вскоре, связанный, как какой-то разбойник, я стоял перед Ваном.

- Зачем вы привели сюда этого голодранца? – Ван был недоволен.

- Он ошивался у дома Великого! – начальник стражи поклонился – Наверняка, вор!

- Кто ты и что делал тут?

- Я – солдат Его Величества Императора, а у вашего дома я оказался случайно – ответил я, стараясь не терять достоинства.

- Так уж и случайно? Так уж и солдат? – Ван недоверчиво сощурил глаз.

- Простите, отец, матушке нехорошо! Она видимо, слишком много скушала яств! – в комнату внезапно вошла...да, моя И-Ла-Хэ.

- Ой! – воскликнула она – Откуда тут этот человек?

- Ты его знаешь, дочь? – Ван повернулся к дочери и поглядел на нее испытующим взглядом.

- Сегодня на рынке я потеряла кошелек, а он вернул мне его. Это благородный человек! – И-Ла-Хэ почти выкрикнула последние слова и щеки ее зарделись.

- А не он ли его и украл? – покачал с сомнением головой владыка.

- Не сочтите за дерзость, отец – девушка поклонилась – Но воры – воруют, а не отдают украденное!

- Так что ты делал тут? – Ван снова обратился ко мне.

- Я хотел просить руки вашей дочери – набрался я смелости.

- Руки моей дочери?! – он захохотал – Зачем моей дочери такой оборванец-муж?!

Отсмеявшись, Ван повелел:

- Он вернул мне мое добро, потому развяжите его и выведите отсюда! Но если придет снова – гоните его взашей!

И в сопровождении стражи я покинул дом владыки.


Дни, что потянулись за этим, казались мне серыми и бессмысленными. Часто я бродил по городу, не смея подходить к дому Вана, часто заходил и на рынок, надеясь снова встретить И-Ла-Хэ. Все было тщетно.

Но однажды, в один из дней я услышал голос глашатая, который объявлял:

- Дочь нашего владыки, Вана Янь-Гуань-Цзы, красавица И-Ла-Хэ тяжко заболела! Наш господин и Владыка, Ван, повелел – рука его дочери получит тот, кто исцелит ее!

Наконец-то у меня появилась надежда! Вот только как я вылечу ее? Я ведь не лекарь!

С этими мыслями я побрел к дому, как вдруг мне в голову пришло воспоминание.

Я вспомнил голос моего отца:

- Когда тебе станет тяжко, иди в монастырь к даосу Сюэ! Проси его моим именем, когда-то я спас его от банды разбойников в горах. Сюэ – мудрец и знатный знахарь. Нет такой болезни, какую бы он не знал и не мог вылечить!

Сюэ оказался глубоким стариком, да еще и слепым. Выслушав мою историю, он сказал:

- Ради памяти твоего благородного отца, я помогу тебе. Запри дверь и принеси из моей комнаты свитки и три старых монеты, что лежат на столе!

Получив все это, старик велел мне сесть на пол. Он с удивительной для слепца тщательностью начертил на полу круг, а в нем – пятиконечную звезду. Концы звезды старик украсил символами 5 стихий. После он зажег благовония, а затем, выйдя из комнаты, вернулся оттуда со связанным черным щенком, который жалобно скулил.


- Мы должны послать гонца к царю мертвых, к свирепому Шиндже. Собака – верный гонец и послушный! – объяснил мне Сюэ.

- Мы должны узнать, зачем Свирепый хочет взять душу И-Ла-Хэ в Царство Кипящих Источников – продолжил он.

Щенок жалобно завыл и заскреб когтями по полу. Я содрогнулся.

Из-за пазухи старика показалось нефритовое лезвие, которым он без всякой жалости перерезал шею скулившему и вырывавшемуся щенку, а затем, вымочив палец в крови, принялся писать на полу какие-то незнакомые старинные письмена. Раздался треск и комнату заволокло дымом.

Голос, гулкий и страшный, отвечал на вопросы даоса на непонятном мне языке. Не так много времени прошло, дым рассеялся и я увидел, что никого кроме нас в комнате нет. Трупика собачонки тоже нигде не было.

- Скверное твое дело, юноша – сказал мне старик – тлен поразил самый центр жизни твоей возлюбленной. Ее печень гниет!

- Что же мне делать?

- Посланник Свирепого указал мне ответ! У подножия Тигриных Гор ищи забытую гробницу правителя, чье имя Цень. За многое зло правитель этот не обрел покоя. Ты должен добыть его печень. Если он отдаст ее тебе – мое врачебное искусство поможет тебе. И не мешкай!

Я поклонился старику, хоть он и не мог этого видеть, и опрометью выбежал прочь из монастыря.


Прибежав домой, я облачился в старых изношенный доспех, подпоясался верной саблей, которая не раз выручала меня в бою и направился туда, куда указал даос Сюэ.

Тигриные Горы встретили меня неприветливо. Лес у самого их подножия выглядел пустым и безжизненным. Ветер свистел в ветвях деревьев. Ни одного зверя. Ни звука. Птицы не пели. Не было слышно суетливых шорохов под ногами. Ничего. Только впереди расстилался густой туман.


Запалив факел, я кое-как продирался сквозь него, пока не почувствовал смрадный запах разложения, который приносил поток воздуха, бивший мне в лицо. Я оказался у входа в пещеру, видимо, высеченную когда-то в скале. Надпись на расколотом камне у входа гласила:

- Зд…сь п…к…ится в…лк…й пр…в…тель Ц..нь. Сдерживая тошноту, я вошел и побрел по узкому коридору. Дышать было все труднее и труднее. Под ногами хрустели кости. У стен я видел обглоданные начисто трупы животных и людей. Коридор казался бесконечно длинным. Стены были покрытый паутиной и плесенью, надписей на них же я, не смотря на свет факела, различить не мог. Трупы стали попадаться все чаще. Если у входа они были обглоданы начисто, здесь на костях еще попадались остатки гниющего мяса. Смердело невыносимо. Я не смог больше сдерживаться и упал на колени, скорчившись пополам. Меня вырвало прямо на полуразложившуюся голову какого-то старика. Факел я выронил и он погас через несколько мгновений.


Невдалеке что-то затрещало и в глаза мне ударил свет, ослепительный после непроглядной мглы кругом. Я поднял голову. Свет был какой-то зеленоватый. Он исходил от безобразной обезьяноподобной фигуры, стоявшей на четвереньках. Это был человек…или, скорее, подобие человека. Дырявая и местами истлевшая, его покрывала одежда, какую носили знатные особы во времена моих прадедов. Лицо, сморщенное и уродливое, было покрыто запекшейся кровью. Изо рта существа свисали обрывки кишок и оно безобразно чавкало.

- Чин-мэй! Мерзкий нечестивый упырь! –подумал я – Вот о чем говорил старик Сюэ!

Существо вытянуло вперед свои неправдоподобно длинные руки и потянулось ко мне:

- Иди сюда, я пощупаю твою кожу! Хорошая, крепкая, солдатская кожа, из нее получится отличный барабан – мерзко прочавкало оно.

Я попятился назад.

- Тебе повезло, человечишка, что я сыт! – чин-мэй противно, лающе, словно бездомный пес, расхохотался – Зачем ты пришел к великому Цень? Твоя жизнь утомила тебя?

- Я пришел, чтобы помочь тебе обрести покой! – сказал я.

- Покой? – упырь поднял голову – Зачем? Или ты думаешь, мне дурно здесь?!

- Ты можешь наконец увидеть своих предков, разве подобает великому правителю прозябать в этой смрадной пещере?

- Предков? – существо снова лающе захохотало – Скорее , я увижу ад раскаленных игл! Говори что тебе нужно, человечишка, или проваливай, пока я снова не проголодался!

- Мне нужна твоя печень, – я решил не скрывать правды – моя возлюбленная умирает!

- И что мне с того? – скучающе протянул упырь – Живые…мертвые…пища-

- Неужели ты не хочешь упокоиться с миром?

- Я хочу только есть. Что ты дашь мне? Отдай левую ладонь и получишь печень!

Не колеблясь ни секунды, я отсек ладонь саблей и бросил чудовищу, стараясь превозмочь боль и не слушать, как с мерзким хрустом чин-мэй жует мою плоть.

- Ты такой наивный! Все влюбленные глупы! – внезапно проревел он – Я передумал! Сожру тебя целиком!

Скача, как обезьяна, упырь кинулся на меня и придавил к земле. Смрадная слюна упала мне на лицо.

-Я сниму с тебя лицо и надену как маску, чтобы ты посмотрел себе в глаза, пока умираешь– сказало чудовище.

Я медленно потянулся целой рукой к сабле, лежавшей рядом. Упырь ничего не заподозрил.

Я рванулся вперед и вонзил саблю ему в шею.

Чин-мэй захрипел, заливая меня вонючей жижей и упал наземь с боку от меня.

- Твои последние слова? – спросил я

- То, что ты возьмешь, не принесет тебе сча…

Он не успел договорить и уродливая голова, оторвавшись от шеи, со стуком покатилась по каменному полу.

Кое-как я нащупал в наступившей темноте упавший факел, зажег его, и вырезав у чудовища печень, на удивление совершенно не тронутую разложением, бережно завернул ее в кусок льняной ткани, спрятал за пазуху и поспешил прочь из этого проклятого небом места.


Ночь была холодной и слякотной. Моросил дождь. Дул ветер, пронизывая до костей. Дверь монастыря отворилась и знакомое лицо старика показалось в дверном проеме.

- Кто тут? – скрипучим голосом спросил он.

- Я вернулся, Сюэ!

- Не солгать, я не ждал тебя. Нам надо спешить. Говорят, дочь Вана умирает.

- Позволь мне взять одежду даосского жреца, почтенный старец! Иначе слуги Вана не пустят меня в дом!

Вместо ответа старик, кряхтя, удалился и вскоре вернулся с тюком:

- Где творится любовь, слуги неба не смотрят. Я пойду с тобой. Скажусь помощником.

Вскоре мы уже стучали в ворота дома владыки.

- Кто здесь? – неприветливо встретил нас начальник стражи – у владыки Вана горе! Проваливайте!

- Так-то ты гонишь тех, кто может принести твоему господину радость? – Сюэ с огорчением покачал головой.

- Лекари? Сразу бы сказали! – стражник переменился в лице и торопливо повел нас к Вану.

- Кого ты привел? Уходите прочь! – владыка поднялся с циновки у кровати дочери и поглядел на нас красными от слез глазами.

- Лекари, достопочтенный господин! – поклонился начальник стражи – Небо услышало ваши мольбы!

- Только спасите ее и я сдержу слово! Мое слово нерушимо, как Великая Стена – сказал Ван.

- Владыка, нижайше просим вас покинуть комнату. То, что вы увидите, может оскорбить ваш взор. Но не гневайтесь. Ваша дочь будет спасена, клянусь Семью Бессмертными! – сказал Сюэ.


Я по понятным причинам молчал, чтобы Ван не узнал моего голоса.

Врачебное искусство Сюэ и вправду было велико. Гниющая печень, смрад которой напомнил мне вонь гробницы, была извлечена, здоровая, добытая мной, помещена на ее место, а рана искусно зашита.

- Ваша дочь будет спать 3 дня. Это было тяжко для ее прекрасного тела. Но она поправится. Не беспокойте ее.

Ван украдкой заглянул в комнату. Красавица И-Ла-Хэ ровно и мерно дышала. Болезненный цвет ее лица исчез.

- Ты хочешь в жены мою дочь, старик? – спросил даоса владыка.

- Нет, достопочтенный Ван, отдайте ее в жены моему помощнику. Без него я бы не справился! Мои обеты не позволяют мне иметь жены. А если бы и не они – куда мне. Я стар – ответил Сюэ.

- Отчего же твой помощник все время молчит? – поинтересовался Ван.

- Из почтения к вам, владыка.

Объяснение устроило Вана и он клятвенно пообещал сдержать слово и выполнить просьбу старика. Через три дня И-Ла-Хэ станет моей! Как я ликовал!

- Проси чего хочешь, почтенный Сюэ! – сказал я старому даосу – Став зятем Вана я многое смогу дать тебе.

- Соединить сердца – уже награда! – ответил Сюэ – Ничего мне не нужно.

Я расплакался от счастья и обнял старика, немало ошарашив его этим.

Три дня. Всего три дня. Какими долгими они мне показались!

Утром четвертого дня я пошел к дому Вана. Стражи не было.

- Странно – подумал я – или ушли в патруль?

Я открыл ворота и они со скрипом распахнулись.

Слуг тоже нигде не было видно.

- Видимо, готовятся к празднеству.

Поднявшись в покои Вана, я не встретил его, как обычно, за столом, где владыка обыкновенно разбирал многочисленные письма и жалобы.

- Уехал за подарком дочери?

Дрожа от нетерпения, я подошел к двери в комнату моей возлюбленной.

Из-за двери доносилось хлюпанье и чавканье, показавшееся мне подозрительно знакомым.


Дверь отворилась и навстречу мне вышла И-Ла-Хэ.

Ее прекрасное одеяние было заляпано свежей кровью. Нежные щеки тоже были перепачканы в крови. Губы…необычно алые…нет…снова кровь?!

В нос резко ударил запах гнили и разлагающейся плоти.

- Что случилось?! Откуда кровь? Ты ранена? Где слуги? Где владыка? Где стража?

Я заглянул в комнату. На полу громоздились полуобъеденные тела. Вместо бумажного фонарика на потолке была привешена голова Вана с откушенными щеками. На роскошном ложе валялось недошитое платье из…человеческой кожи?!

- Что это?! Ты же хотела жить счастливо, хотела дать людям справедливое правление и вырастить достойных детей. Зачем?!

И-Ла-Хэ беспечно рассмеялась, пряча за спину обглоданную кость:

-Теперь я хочу только есть.


Автор - Nazar Chagataev, редактировал German Shenderov


Art from Nioh, the computer game

Где творится любовь, слуги неба не смотрят... Ужасы, Мистика, Рассказ, Крипота, Ужас, Длиннопост, Текст, Сказка, Китай, Легенда

Дубликаты не найдены

+2

Автор, вы просто молодчинка! Очень потрясно и картинка сама криповая.

раскрыть ветку 1
0

Картинка, к сожалению, не моя

+2
Хорошо, но предсказуемо)
раскрыть ветку 1
+1
Особенно учитывая, что в восточных верованиях печень это средоточие силы
+1
Интересно.

Конец напоминает мне какой-то файл из Секретных материалов, кажется, там был дух Лунного Волка, который вселялся в людей, был вечно голодный и ему все было интересно.
0
Кстати. Соавтор не нужен? Хорошо разбираюсь в символотворчестве и алхимии)
раскрыть ветку 4
0

Стучитесь в ВК или на почту - sultaidragon@gmail.com - пообщаемся

раскрыть ветку 3
0
Здравствуйте! А это ваша почта или почта автора сказки?
раскрыть ветку 2
0

Круто очень написано!

0

Красивая картинка, красиво изложено.

0
Очень здорово! Просто супер!
0

Атмосферненько

0

Шикарно!

0
Просто великолепно
-1

Весьма, весьма. Очень хорошо получилось, спасибо

Похожие посты
43

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Это третья статья из задуманного мною цикла о малой прозе Стивена Кинга. Он, к слову, сегодня отмечает очередной день рождения. Как говорится, Герман Вук еще жив – а мы этому, конечно, очень рады.

На этот раз мы рассмотрим те рассказы Кинга, что составляют, пожалуй, самую любопытную категорию. Эти истории сложно однозначно назвать пугающими – по крайней мере, большую их часть – однако они великолепно справляются со вниманием читателя: привлекают его яркими деталями и атмосферой, абсурдностью выдумки и разгулом фантазии. Говоря по-простому, речь пойдет о мистике у Кинга и его наиболее интересных фантастических допущениях.


Больные фантазии

Говоря о малой прозе Кинга, стоит отметить, что большая часть его текстов выстраивается на идее дополненной реальности – реальности, в которой явно присутствует что-то лишнее, и именно это присутствие подчас пугает нас. Но так происходит, конечно же, не всегда. Порой с помощью такого вот дополнения привычной жизни Кинг пытается выразить интересную мысль, задать читателю хороший вопрос, а то и просто знатно развлечься – и во всех трех случаях мы с вами точно не останемся в дураках, если доберемся до финала истории.

Взглянем, например, на самый первый опубликованный в СССР рассказ Кинга – «Поле боя». Эта увлекательная история не столько пугает, сколько забавляет читателя своей абсурдностью, неожиданным гротеском, а также отличной динамикой. Идея оживших игрушек, используемая здесь, вряд ли сильно кого-нибудь удивит – но как же здорово она подана!

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Иллюстрация к «Полю боя» из журнала «Юный техник», 1981 год


Не удивительно и то, что пугать читателей игрушками Кингу наскучило не сразу. В рассказе «Обезьяна» мы снова сталкиваемся с «оживающим» артефактом детства, вот только теперь абсурд ситуации здесь не может казаться смешным; страдания отца и сына – главных героев рассказа – выписаны настолько тщательно и достоверно, что их страхи передаются нам во время чтения, и до самого конца хочется верить, что все у них обойдется.

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

«Дар дьявола», фильм 1984 года. Симпатяга, правда?


Следующий на очереди – «Долгий джонт», легендарный рассказ, удачно вместивший в себя научную фантастику и чистый незамутненный ужас. История ученого, изобретшего телепортацию, безусловно, интересна, но ее «обрамление» и суровый финал намного ценнее; они показывают, насколько страшно бессознательное человеческое любопытство, и что главный враг человека в первую очередь он сам.

Рассказ «Сезон дождей» очень типичен для Кинга: женатая парочка на машине совершает поворот не туда, останавливается в тихом непримечательном местечке, а затем попадает под дождь.

Обычная история, правда? Вот только есть одно но: набирающий силу ливень вовсе не простой, а благодарить тут стоит фантазию Кинга и – что наиболее вероятно – десять казней египетских.


Сдвиги реальности

В некоторых своих рассказах Кинг не наделяет реальность чем-то чуждым, а скорее работает с тем, что уже есть. Словно карты в руках опытного шулера меняются местами судьбы, пространства, время, сон и явь – и вот уже читатель не понимает, где правда, а где вымысел, но остановить чтение едва ли может.

Взять хотя бы «Всемогущий текст-процессор». Технологически этот рассказ, разумеется, устарел, однако в нем затронут самый сложный и один из самых важных конфликтов – человека и его судьбы. Может ли человек сменить исходные данные своей жизни, переформатировать ее так, как ему нужно? В реальности – нет, а у Кинга – почему бы и нет? Другой пример такого мистического «программирования» собственной жизни встречается в рассказе «Дом на Кленовой улице». Конечно, его маленькие главные герои и сами не понимают толком, что происходит, однако шанс, предоставленный судьбой, терять они не намерены – а мы с замиранием сердца до последней страницы за ними следим, и надеемся, что с ее окончанием у этих детишек все будет хорошо.

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Иллюстрация Дж. К. Поттера к рассказу "Всемогущий текст-процессор"


Конечно, сопереживать детям просто. А вот в рассказе «Велотренажер» – довольно странном, надо признать, рассказе – мы становимся свидетелями медленного погружения в пучину безумия: главный герой начинает видеть то, чего видеть не должен, а виной всему становится его навязчивое желание сбросить лишний вес. Однако если разобраться, вовсе не в умопомешательстве дело. В действительности эта история демонстрирует мастерское умение Кинга деконструировать реальность в угоду прихоти своей фантазии, и его талант невероятно чуткого рассказчика позволяет нам поверить в эту деконструкцию.

Ну а самым удивительным и, не побоюсь этого слова, самым мощным примером сдвига реальности у Кинга может служить рассказ «Последнее дело Амни». Постмодернистский лейтмотив конфликта героя и автора делает это произведение одним из самых необычных и ярких в малой форме Кинга. Приключения детектива Амни в мире, совершенно внезапно ставшем для него чужим, сочетают в себе напряженность триллера и смелость магического реализма, атмосферу забойного детектива и абсурдное чувство юмора Короля Ужасов – все вместе это и делает историю самобытной и уникальной.


Мистические дары

Вообще, мистические истории у Кинга зачастую преисполнены некоторой внутренней изящности, очарования, в котором и проявляется его авторский голос. Кинг прекрасно владеет эмоцией читателя, и потому он зачастую покоряет не фактическим содержанием, а самим рассказом – неторопливым, вкрадчивым и метким. Все мы помним полные боли слова Джона Коффи из романа «Зеленая миля» (а скорее всего, из его замечательной экранизации работы Фрэнка Дарабонта):

«...Они помогли ему убить себя. И так происходит каждый день во всём мире...».

Эти слова и есть яркий пример того, как немилосердно работает Кинг с чувствами своего читателя, и именно за эту жестокость мы любим его как автора. Ну, не за оживающие игрушки ведь, правда?

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Но не всегда Кинг жесток с читателем. Порой он просто показывает нам нечто удивительное: так в рассказе «Аяна» мы становимся безучастными свидетелями череды чудесных исцелений, и в конце остаемся с немым вопросом – но рассказ уже окончен, и теперь нужно немного подумать самим.

Прекрасным примером сочетания мистики, красоты, словесного изящества и пластичности мысли может служить «Короткая дорога миссис Тодд»; эта история никого не планирует пугать, но в ней определенно сокрыты некоторые жуткие подробности и пара пугающих вопросов, но что намного важнее – внутренние драйв и сила, способные растормошить любого.

А вот гораздо более поздняя «Дюна» скроена значительно проще, зато бьет точно в цель, и этим вызывает восхищение: обмануть ожидания читателя так, чтобы ему это было приятно – прелесть, да и только!

Стивен Кинг: Чарующий голос Тьмы Стивен Кинг, Литература, Мистика, Проза, Ужасы, Рассказ, Книги, Творчество, Длиннопост

Ну и под конец упомянем венценосный рассказ, заслуживший престижную премию имени О.Генри, «Человек в черном костюме». В нем ничего особенно страшного не происходит: всего-то лишь старик рассказывает историю, приключившуюся с ним в далеком детстве.

Но чарующий голос тьмы нашептывает нам, что именно здесь, в словах дряхлого старика и скрывается самая страшная догадка Кинга: если у тебя не осталось форели в корзинке, а смерть неизбежно близка, то дела твои, к сожалению, плохи...

***

Первая статья цикла: Стивен Кинг: способный ученик Лавкрафта

Вторая статья цикла: Стивен Кинг: Король Ужасов
Мой паблик в ВК, в котором такой дури полно: https://vk.com/mythable

Показать полностью 5
145

Пенсия. часть -1

Пенсия. часть -1 Авторский рассказ, Мистика, Крипота, Деревня, Видео, Длиннопост

Высокий старинный двухэтажный особняк из красного кирпича, одной стороной своей выходил на сельский карьер и, казалось, нависал своей махиною над крутым обрывом, а другая сторона его, с фасадной части, захватывала приличный кусок сельской улицы, заставляя дорогу угодливо перед собой изгибаться. Да что там дорога. Все соседние дома, по той улице, строились исключительно ориентируясь на этот особняк. Стояли смирными рядками, словно крестьяне перед дородным барином, почтительно ломая шапки. До революции, этот особняк принадлежал купцу Ефремову. Хороший, крепкий был дом. Лучший в Липовке. Ничего его не брало, ни новая власть, не немецкая оккупация, только в 90-х, покачнулось было его былое могущество, но и тут сметливые сельчане быстро нашли выход из положения.


Ранним утром, возле особняка появились две пожилые женщины.У каждой в руках было по обьёмистой плетеной корзине накрытой сверху платком. Они, некоторое время постояли перед входом, заглядывая в окна первого этажа, потом перекрестившись, одна из них открыла незапертую входную дверь.


— Здравствуйте, я ваша соседка, Марья Антоновна! Вы, там, одеты?


Её голос и бесцеремонность изрядно смутила Николая Ивановича, ночевавшего в коридоре на скамье. Он, едва только успел спрятать в валенок найденную им накануне початую бутылку водки.


— Да. Здрасьте, я… Тут... — Николай Иванович спрыгнул со скамейки, опасаясь, что женщина явилась за бутылкой.


— Ой, мы к вам познакомиться. По соседски. Я и Лукерья Ильинична, — женщина перекрестившись ещё раз, зашла в дом. Позади маячила другая. Николаю Ивановичу было плохо видно. Свет от лампочки в коридоре был совсем тусклый.


— Стало быть, вы теперь, здеся, жить будете?


— Выходит так. Квартиру уступил, мне и предложили. В качестве компенсации, — простовато развёл руками Николай Иванович.


Квартиру предложил ему поменять один крупный предприниматель, выходец из этих мест. Николай жил один и потихоньку спивался. Трёхкомнатная квартира в Москве, единственное, что держало его на плаву не давая окончательно присоединится к разномастной и безликой армии бомжей. Он и подумать не мог, что предприниматель предложит ему такие роскошные хоромы. Прошлым вечером, едва только приехав, он в восхищении обошёл все комнаты старинного особняка и не найдя в себе силы лечь на панцирной кровати украшенной латунными набалдашниками устроил себе скромное лежбище в коридоре постелив для тепла старые фуфайки.


— Ой, ну и хорошо. Разве в городе жизнь? Вот у нас на селе настоящая жизнь. Верно Лукерья? — засмеялась Марья. — Да вы не стесняйтесь…Мы, уж за Ефремовскими палатами приглядывали. Все знаем, где что, в лучшем виде. И прибирались, и за электричество оплачивали.


— Э...Спасибо. Я, вам что-то должен? — Николай стыдливо подтянул семейные трусы.


— Ну, что вы. Мы же это не ради денег. Дом-то хороший, а Гришеньке, все тут жить недосуг. Вот и получается, что помогаем по соседски.


Она наконец обратила внимание, что новый хозяин не одет:


— Вы бы уж надели штаны-то...Как вас по батюшке? А мы вам вот гостинцев принесли, на первое время. В качестве знакомства. Магазин-то закрыт, где вы сейчас еду-то купите?


— Иванович...Николай… Только, у меня сейчас с деньгами…


— Да, что вы всё про деньги, — махнула рукой Антоновна. Она прошла мимо толкая перед собой тяжёлую корзину, — не всё деньгами меряется. Мы в кухне, сейчас, всё выложим. Заодно, покажем где что лежит.


Николай Иванович и глазом не успел моргнуть как они расположились на кухне по хозяйски выкладывая из корзин завёрнутые в плотную бумагу свёртки. Загремела посуда.


Ошалев от такого внимания, алкоголик в спешке начал натягивать на себя поношеные треники.

————————

Бывший участковый, капитан полиции Саныч, в тоже самое время постучался в окно жившего на отшибе Липовки одноногого бобыля Епифана.

Кинувшийся ему было под ноги, с храпом, дворовый пёс уже собирался укусить за штанину, но почуяв знакомый запах, забздел и только вежливо завилял хвостом.


— А-а. Трезор, — поприветствовал Саныч охранника, — а где хозяин? Чё, молчишь? Пузо мне, вместо лапы подставляешь?


Пёс, действительно, упав на землю, всем своим видом показывал, что он очень рад и вообще за власть. А если ему ещё и брюхо почешут, то он всё-всё и про хозяина расскажет. Санычу было некогда и он вновь требовательно постучал в окно.


Через минуту в окне появилось заспанное недовольное лицо хозяина.


— Саныч. Ты? Сейчас открою.


Епифан, скрипя износившимся протезом, проводил бывшего участкового в переднюю комнату.


— Чай будешь пить?


— Он приехал? — вопросом на вопрос отозвался Саныч.


— Да. В этот раз, в самый канун. Гриша, я смотрю, совсем уже оборзел. Раньше-то, за неделю. А тут, до последнего дня.


Саныч сел в передней на предложенный хозяином стул и терпеливо дожидался пока тот возился с чайником.


— Змеи, наверное, уже к жильцу пошли. Жрачки и самогонки принесут. Тут, главное, чтобы он весь день пьяный был. — доносился голос Епифана.


— Гришу видел?


— Видел — мразоту. Приехал вчера. Жильца выгрузил. Наказ, змеям дал. В городе он щас.Семёновна застучала. В городе сегодня ночует, а завтра в Москву.


— А в городе, у нас только одна достойная гостиница. Это Париж? — сам - себя вслух спросил Саныч.


— Ну, нашёл у кого спрашивать. Я в гостиницах, с 80-го года не жил. Только, когда от совхоза посылали в командировку. Правда давно это было…


Саныч поднялся со своего места:


— Спасибо Епифан. Не до чаю мне. Вечером зайду.


— Да куда ты? — выглянул из кухни хозяин, но гостя уже и след простыл, только скрипнула деревянная калитка.

——————————————————————————

Через час, Саныч уже был в городе. Он остановил свою старенькую зелёную семёрку возле гостиницы Париж, удостоверился, что серебристый джип Лексус, принадлежавший Грише, находится на парковке, после чего прогулялся на ресепшн — справиться о хозяине. Администратор гостиницы была его старой знакомой.


Поболтав с ней о том о сём, он узнал о нужном постояльце, в каком он номере и когда собирается уезжать. Теоретически, Гриша должен был отчалить только утром, но лучше перестраховаться.

Побывав в гостинице Саныч отправился навестить старого друга. Семёна Муху.


Муха, после отсидки, переехал жить к новой зазнобе и по старому адресу обнаружен не был, но Саныч не растерялся. Бабки, кормившие голубей, возле подъезда, в котором проживал Семён, были тщательно допрошены и выложили всю достоверную информацию. Двадцать минут и Саныч поехал в новом направлении.


Сказать, что Семён удивился такому визиту, было бы недостаточно — он не только удивился, но даже испугался. Хотя они и были добрыми друзьями, но это Саныч. Он же мент!

Семён, давно завязал с преступным прошлым, но неожиданный визит старого друга… Вот так запросто? Без предупреждения?


Саныч выловил его играющего с маленькой девочкой на детской площадке. Подошёл сзади и поинтересовался по простому:


— Твоя что-ли, Семён?


Семён оглянулся и вздрогнул от неожиданности.


— Саныч, тьфу! Ты бы хоть, звонил заранее.


— Да ты же номер сменил.


— Ну и сменил. С банками проблема. Денег, очень хотят.


Они замолчали переглядываясь. Девочка внимательно посмотрела на Саныча и требовательно спросила у Семёна:


— Папа, а кто этот дядя?


— Дядя Стёпа, полиционер, — произнёс задумчиво Муха, — пришёл с папой поговорить. Щас, я тебя к маме отведу, только. И поговорю с ним.


Он извинился и увёл ребёнка. Вернулся, через несколько минут и протянул сигареты.


— Да какой я уже полицейский. Всё. Пенсия. — сказал закурив Саныч, — можешь, уже не опасаться. Не по служебной надобности.


— Если ты выпить желаешь пригласить, то я в завязке, — предупредил Семён, — а дочка от гражданской жены. Дарья. Живём не бедствуем, с ипотекой соседствуем.


— Дело хочу предложить, в счёт старого долга — сообщил Саныч.


Семён закашлялся.


— Да. Дело. Не бойся, не мокруха. Похитить одного человека, только и всего, — продолжил Саныч словно бы и не заметив — колёса ещё нужны будут. Какое-нибудь говно, снятое с учёта, у тебя москвич -412, ещё живой?


— А с чего ты решил, что я согласен?


— Так у меня на тебя компромат, — пожал плечами Саныч, — а у тебя семья, дети, ипотека. Грешно от такого отказываться.


— Ага. 126 статья — это разве не грех?


— Блин, Сеня — послушай опытного человека, который всю жизнь работал на стороне закона! Я тебе, в прошлый раз помог и тебе всего три года дали. А если-бы, я был честный - ты бы получил сколько?


— Восемь…


— Десять не хочешь? Ладно, я пошутил. Не буду тебя шантажировать - если ты откажешься. Я теперь на пенсии. Очень хочу старый грех с души снять. И тебе бы не мешало — за твои делишки. За иконы ворованные.


— Опять ты про них! — с досадой произнёс Семён и уронив окурок начал яростно его затаптывать, — только жить начал! Только забывать начал!


— Мало у нас времени, Сеня. Через три часа, надо уже похитить человека и увезти его в Липовку.


— Да, блин, что за человек-то?


— Да ты его помнишь. Это Гриша.


При упоминании этого имени Семён оскалился в злобной ухмылке.

——————————————————————————

Григорий Ефремов получил удар по голове, ровно в полдень, когда отобедав в городском ресторане садился за руль своего автомобиля. Удар был нанесён сзади, поэтому он так ничего и не понял.

——————————————————————————————

Они погрузили обмякшее тело частного предпринимателя в багажник древнего москвича, народа всё равно на улице не было. Саныч сковал руки Григория наручниками, засунул ему в рот масляную ветошь и для верности заклеил плотным скотчем.


Семён сел за руль москвича, а Саныч сел сзади так как ремней безопасности на переднем не наблюдалось. Ему не хотелось привлекать к себе лишнее внимание работников ГИБДД.

Но на трассе, возле поворота на Липовку их остановили. Семён испуганно оглянулся на Саныча. Подошедший к ним сотрудник ДПС знаком попросил опустить стекло.


— Ваши документы — попросил он ленивым тоном обращаясь непосредственно к Семёну.


— А? Что? — растерялся Семён.


— Петруха -привет! Свояк это мой. Нет у нас документов на машину. Составляй протокол -вези нас на штраф-стоянку — подал голос со своего места Саныч.


— Саныч! Здорово пенсия! — сотрудник сунул нос в салон автомобиля — А чего ты не на своём Боливарчике?


— Да поросят в Липовку везём, Петь. Вонища от них. Вот я и попросил отвезти в багажнике, на чём не жалко. Не автобусом же их переть?


— Поросят? В конце августа? — удивился сотрудник.


— Ни и чего? Я сговорился с одним местным. Я ему поросят, а он мне мясом по результату. Всё равно мне на пенсии делать нечего. Так будешь нас штрафовать-то?


— Да иди ты в жопу Саныч! Если моя Лидка узнает, что я тебя оштрафовал — она меня из дома выгонит. Езжаете к чертовой бабушке.


Семён, белее мела, включил зажигание и осторожно повёл машину дальше.


— Если бы они в багажнике посмотрели, — выдавил он из себя, когда автомобиль уже свернул на Липовку.


— Сеня, это всё такие мелочи, по сравнению с тем, что я тебе сейчас расскажу, — хмыкнул Саныч — У тебя ведь, к Грише тоже свои счёты имеются?


— Всё-таки на мокруху ты меня подписать решил?


— Неа, скорее на странное стечение обстоятельств. Кто из твоей родни пропал в Липовке: в ночь с 28 на 29 августа?


Семён Муха помолчал, а потом ответил:


— Не из родни. Машка Лаврентьева. Зазноба моя первая. Сирота. Гриша этот, как-то был причастен к пропаже, да только никто в селе и не сознался. Ты ещё тогда и участковым там не был.


— Ага. Знаю где её дом был. Там, сейчас, переселенцы с юга живут.


— Я, тогда на соревнованиях по боксу был. Вернулся, а невесты и нет. Злые языки болтали, что она с Гришей гуляла. Погуляла и пропала. Вот, тогда-то я на жизнь и бога очень сильно взъелся. Начал иконы из церквей воровать. Всё равно бога нет — раз такое наяву происходит. А потом меня в тюрьму посадили. Да это ты и так знаешь.Участвовал. Иконы, с Липовской церкви, на цыган заезжих списал, чтобы срок мне убавить.


— Ну, вот тебе и повод. Чем тебе не повод? Пора должок вернуть, Грише-то?

———————————————————————————

— Петруха, а ты видел кто там с Санычем сидел? Рожа уж больно знакомая?


— Сказал, что свояк.


— Хера себе свояк. Петя — это же Сеня Муха был! Я его вспомнил: в одной секции занимались.


— Да ладно?!!


— Он самый. Куда, говоришь, они поехали? В Липовку?


— Саныч так сказал…


— Тот самый Муха, из-за которого Саныч всю жизнь в участковых маялся? Может он отомстить ему хочет? Он же, у нашего Саныча, ведро крови выпил.


— Поросят, сказал, повезли. Может они уже помирились? Дело-то давнее?


— Ага давнее. Саныч сроду никому ничего не прощал. А теперь он на пенсии. Отвезёт Муху в Липовку и там похоронит, за прошлые его заслуги перед обществом. Или свиньям скормит, чтобы улик не оставлять, я в фильме видел - так делают.


— Да ну тебя! Заканчивай на людей наговаривать. Мы с тобой тут никого не видели и не останавливали.


— Хорошо, но ты бы Санычу позвонил? Предупредил, на всякий случай, что ночью тут с области стоять будут. Они его не знают. На всякий случай…

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Полностью не убралось. Кому лень ждать то вот - https://vk.com/public194241644

Кроме того вышла озвучка Никто и никогда от Сергея Зимина прошу заценить.

Показать полностью 1
120

Тьма русских лесов

Посмотрел тут на днях, по совету из комментов к прошлому посту, первый сезон нетфликсовской тьмы, очень доставило. Вдохновился ночными блужданиями героев по лесу, и решил что-то похожее поснимать.

Снято на Redmi Note 7 через Gcam, обработано в десктопном Lightroom.

Тьма русских лесов Фотография, Крипота, Ужасы, Лес, Ночь, Длиннопост
Тьма русских лесов Фотография, Крипота, Ужасы, Лес, Ночь, Длиннопост
Тьма русских лесов Фотография, Крипота, Ужасы, Лес, Ночь, Длиннопост
Тьма русских лесов Фотография, Крипота, Ужасы, Лес, Ночь, Длиннопост
Тьма русских лесов Фотография, Крипота, Ужасы, Лес, Ночь, Длиннопост

Да, шумновато, знаю. Не особо представляю, чем подавить, что бы не потерять детализацию, поэтому оставил, как есть.

Показать полностью 3
366

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Немного реальной, жуткой и кровавой истории на ночь, да ещё и с привидениями.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub


Замок Лип ( Leap Castle ) - исторический замок, находящийся в графстве Оффали, Ирландия. Построен в конце XV века семьёй О'Баннон, предположительно на более раннем ритуальном месте древних кельтов.

Построенный кланом О’Баннон, замок первоначально носил имя “Прыжок О’Баннона” (ирл. Léim Uí Bhanáin). Однако О’Банноны были лишь вассалами клана О’Кэролл, которые и были истинными (по крайней мере юридически) владельцами замка. За кланом О’Кэролл закрепилась та еще слава. Говорят, они имели страсть к пыткам и изощренно убивали как своих врагов, так и гостей и даже слуг...

О’Кэрроллы нередко приглашали своих врагов на обед в замок под предлогом примирения, а потом убивали их прямо за столом или в постелях после застолья. Таким же образом были убиты десятки наемников из кланов О’Нил и МакМахон, перед этим помогавшие О’Кэрроллам в междоусобных войнах и получившие смерть вместо оплаты. Под обеденным залом находилась темница («ублиет»), в которую ничего не подозревавшие гости проваливались через потайную дверь в углу зала. Дно темницы было усеяно острыми кольями, на которые и падали жертвы. Если же кто-то «промахивался», О’Кэрроллы оставляли его умирать среди разлагающихся трупов…

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub
Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Темницу обнаружили лишь в современное время, сделали реставрацию и начали приглашать посетителей с экскурсиями. В процессе реставрации археологи и подручные рабочие вывезли 3 повозки человеческих костей, которые находились в темницах. Всего были обнаружены останки 150 человек. Сложно предположить какое количество загубленных душ на самом деле нашло покой ( если так можно выразиться ) в застенках замка и его темниц.

После смерти главы клана, Великого Малруни О’Кэролла в 1532 году разгорелась настоящая кровавая борьба между его наследниками. Так, один из потенциальных наследников, священник, был убит собственным братом в башне на верхнем этаже из-за того, что якобы тот осмелился проводить мессу без него. Это место впоследствии получило название “Кровавая часовня”, что и породило множество жутких легенд. После этих событий поползли слухи о проклятии замка и о привидении священника.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Вот такой вид открывается из "Кровавой Часовни"...

Вообще об историях про привидения замка Лип можно говорить долго. Помимо привидения священника, которого частенько встречают и по сей день. Здесь можно встретить призрак Женщины в Красном ( Lady in red или Red Lady ), которая облачена в красное платье, в руке у неё кинжал. Если верить одной из легенд, это женщина, которую похитили и взяли силой в замке О’Кэроллы. В результате нападения женщина родила ребёнка, которого впоследствии убили хозяева замка. В порыве отчаяния женщина убила себя, и вот её неупокоённая душа бродит по сей день по замку.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Но, как по мне самое интересное привидение - это Самый знаменитый призрак замка — “Элементаль”, или в быту просто “Оно”. Согласно поверьям, когда-то давным давно друиды призвали духа для защиты священного места, которое использовалось для друидских обрядов и мистерий. По другой версии, вторженцы во главе с Джеральдом Фицджеральдом, королем Килдара, призвали духа природы, чтобы тот уничтожил замок изнутри. Многие полагали, что Джеральд был могущественным колдуном, который не упускал случая попытаться захватить крепость. Однако, что-то все же оберегало строение от недоброжелателей. Также есть версия, что призрак — это некто из самого клана О’Кэролл, умерший в стенах замка от проказы. В общем легенд много, а призрак один.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

В большинстве случаев призрака описывают как небольшое горбатое существо, снующее по замку и распространяющее зловоние. Многие упоминают запах серы и гниющих трупов. Отсюда и еще одна легенда — призрак освободился как только вытащили кости из вышеупомянутой темницы. Но это всего-лишь один из вариантов описания этого духа.
Другой вариант - это загадочный дух, принимающий облик овцы с гниющей головой. Появление его всегда сопровождается запахом гниения и разложения. Пока не удалось выяснить, что это за злобный дух. Возможно, в таком виде появляется дух самого места, на котором был построен замок.
-----------
В конце XIX века в замке проживали Джонатан и Милдред Дарби. Милдред Дарби очень заинтересовалась историей замка. Особенно ей были интересны истории о привидениях и проклятии замка. Она стала изучать оккультизм и даже стала проводить магические ритуалы в замке подземелья.

На самом деле это не единственные призраки этого загадочного замка, первую башню которого построили в 1250 году. Есть ещё и Призраки девочек - Эмили и Шарлотты...


Сейчас замок Лип находится в частной собственности музыканта Шона Райана. Владельцы занимаются реставрацией замка и иногда пускают в замок туристов.

Проехать к Замку Лип можно только на автомобиле. 150 км от Дублина.

Источники:

Первый, Второй, Третий, Четвёртый.


Есть ещё официальный сайт этого замка. Как по мне, хоть и жуткое исторически, готическое, но уже вполне туристическое место. Есть даже песни про этот замок.

https://coub.com/view/zd0gb

Marion Ramsey - Castle Leap -  самое интересное, что в этой песне сжато рассказывается история этого Замка))

В общем - Спокойной Ночи!

Показать полностью 5 1
66

Если меня приснят

Сразу признаюсь, что рассказываю эту историю из чисто эгоистических соображений: есть гипотеза, что меня немного попустит, если я сделаю эту фантазию некой внешней, отдельной от меня, вещью. Вот и проверю.


До недавнего времени я работал на предприятии, производящем, предположим для конспирации, фингербоксы. Товар это ходовой, людям нужный, так что производство всегда обеспечено заказами и приносит неплохую прибыль. Да только мало что из той прибыли перепадает простым сотрудникам: если ты не относишься к числу нескольких "небожителей" из начальства, или не являешься кем-нибудь из их холуев, то даже весьма невысокую зарплату тебе будут отдавать очень неохотно, используя все более или менее законные возможности хоть немного задержать выплаты. Понятия не имею, чем это объяснить. О премиях, снабжении необходимым для работы и другом "нерациональном" расходовании средств и говорить не приходится – начальство собаку съело на затягивании поясов. Поясов рядовых сотрудников, конечно. В общем, начальство там "любят". Это для того, чтобы вы лучше представляли атмосферу предприятия и антагонизм классов.


Но в остальном мне грех было жаловаться. Работал я в административном крыле, и моя работа предполагала, что я в любой момент мог находиться где угодно на территории предприятия – начальник отдела не следил за мной, удовлетворяясь только вовремя сделанной работой. Разумеется, я злоупотреблял таким положением дел, растягивая перекуры иной раз до получаса. Курить я ходил не в нашу курилку для "белых воротничков", а на Бродвей – так у нас называли внутренний проезд к складам в дальней части здания. По сути прямо в стене здания установлены большие ворота, через которые грузовики (и даже фуры) заезжают в высокий пятидесятиметровый коридор, и в нем загружаются не имеющими аналогов фингербоксами, или выгружают сырье. Вот этот коридор-проезд и называют проспектом, бульваром или Бродвеем. Вокруг расположились цеха и машинные залы, снизу зловеще гудит насосами огромный подвал, а в самом коридоре недалеко от ворот – ниша со скамеечками и ведром в центре. Курилка на Бродвее. По проезду снуют водители, рабочие, инженеры, заглядывают на пять минут в курилку, наспех курят и/или обмениваются сплетнями, снова исчезают в круговороте производственных и логистических процессов. Истинный центр предприятия!


Разумеется, есть и постоянные посетители. В их число входил и, назовем его так, Петрович – замдиректора, редиска, западлист, баба базарная и, по слухам, стукач. Как видите, характеристика крайне неприглядная. Но были у Петровича и положительные черты! Был он очень харизматичным человеком, прекрасным рассказчиком и единственным начальником, который не строил из себя небожителя – на моей памяти, ни один другой гусь в пиджаке не входил под высокие своды нашей ниши, не садился на скамеечку рядом с простыми парнями и не заводил с ходу: "Влади-и-мир, ну что, головушка после вчерашнего бо-бо, да? А-ха-ха!" Он всех называл на "вы" и полным именем, зачастую умудряясь совмещать в одной фразе вежливость и трехэтажный мат. Знал он великое множество историй обо всем на свете, на все имел свое довольно дилетантское, но твердое мнение; были у него и характерные жесты и мимика. До сих пор перед глазами стоит картина, как он эмоционально хлопает себя по бедрам, подходя к кульминации очередной истории. Так что, хоть и успел он сделать немало дерьма обитателям Бродвея, но все же был желанным гостем. Главное было не распускать язык о состоянии дел на родимом предприятии, а то вдруг и вправду – стукач?


А почему "был", "было"? Вот послушайте.


В последний раз, когда я видел Петровича, на перекур пришел подсобный рабочий, допустим, Вася. Петрович весьма любил подкалывать и задирать его, не опускаясь, впрочем, до оскорблений. И вот Вася, подкурив сигаретку и хитро посмотрев на замдиректора, сказал:


"Ух, какой мне недавно сон приснился, целый триллер про чудовище, ну, как там еще Чужого по-научному называют, чупакабра..."


"Ксеноморф!" – подсказал я.


"Да, про ксеноморфа. И вы тоже там были, Петрович", – с недоброй улыбкой закончил вступление Вася.


Петрович, конечно, тут же высказался, что молодой гетеросексуальный парень во снах должен видеть телок (пардон, дамы, с чужого голоса пою), а не пожилых мужчин.


Вася никакого внимания на подколку не обратил, и продолжил:


"Приснилось, в общем, что за какой-то надобностью занесло меня в административный корпус, и вдруг там громкоговорители на стенах ожили! Все вокруг струхнули, все-таки, никогда эти раструбы не работали, все уже думали, что только в случае ядерной войны по ним что-нибудь передадут..."


"Х..ево вы думали, Василий. Ядерная война – слишком слабый повод; там как минимум Сам должен помирать, чтобы директор раскошелился на починку", – политика была одним из коньков Петровича, даже более любимым, чем половой вопрос.


"Ну вот, а вышло еще круче: передали, что по кабинетам гуляет космический монстр, и все должны выполнять какой-то протокол. Не знаю, что за протокол, но люди куда-то разбежались, а в кабинетах я нашел только несколько жутко истерзанных трупов", – продолжил Вася.


"А дирека тоже схавали?" – со странным вожделением спросил один из присутствующих слесарей.


"Не знаю, помню только, что так драпал оттуда, что кажется, будто телепортировался прыжками. Ну, во снах так бывает, все лучше, чем бежать как в молоке. И вот забежал я на какой-то балкон, а там девка из бухгалтерии стоит..."


"Я бы вам, Василий, сказал, что у нормального парня должно стоять наедине с девкой из бухгалтерии!" – не преминул вставить свои пять копеек Петрович.


"Вы не портите мой рассказ, – с укором глянул Вася. – В общем, показала она мне узкую длинную коробку и предложила в нее спрятаться. Сел я на четвереньки, она залезла мне на плечи, а сверху надела на нас коробку".


Тут, вполне ожидаемо, Петрович зашелся смехом на весь Бродвей, застучал себя по бедрам, и популярно объяснил незадачливому Василию, что такая диспозиция означает с точки зрения фрейдизма – в его, Петровича, понимании, конечно.


Вася, впрочем, не смутился и продолжал:


"А вот оказалось, что правильно все я сделал! Только спрятались, как рядом раздался шум, а потом стало светло. Поднимаю я голову, а большей части коробки уже нет, и девушки тоже нет, только следы когтей на цементе".


"Ну а кровь? Монстр бухгалтершу утащил, или задрал?" – не удержался я от вопроса.


"Не знаю. А потом откуда-то снаружи на балкон вылез Петрович и принялся рассказывать, как в прошлый раз ксеноморф приходил и что творил. И так вы, Петрович, во время рассказа смеялись и хлопали ладонями, что я от страха голоса лишился. Все-таки, рядом монстр ходит, того и гляди услышит, а прятаться больше негде!" – у Васи аж глаза округлились, как будто он до сих пор переживал этот кошмар.


"И как, пришел монстр?" – спросил я.


"Без понятия. На этом месте я понял, что сплю, и пожелал проснуться. И проснулся", – тут он повернулся всем корпусом к Петровичу и неприятно-зловеще процедил: "А вы, Петрович, там остались".


Я посмотрел на Петровича, и мне стало тревожно. Никак он не прокомментировал последнюю часть Васиного рассказа, и лицо у него было бледным, а рукой он как-то нехорошо, беспокойно теребил под пиджаком нагрудный карман рубашки.


То было в пятницу, а в понедельник эксцентричный замдиректора не появился на Бродвее. Позже я узнал, что на выходных у него стало плохо с сердцем. Не откачали.


Народ еще неделю посудачил о безвременной кончине Петровича, да и все, круги по воде разошлись и затихли. Только вот у меня из головы не шла та картина: "вы там остались" и бледный Петрович, обративший расфокусированный взгляд куда-то мимо. Уже не здесь...


Конечно, всего этого явно недостаточно, чтобы занимать ваше внимание. Так было потом еще кое-что!


Вскоре я после работы отвозил на поезд жену и мать ее, ну, в смысле, свою тещу. А вернувшись домой поздно вечером, извлек из недр книжного шкафа заначенную бутылку виски. Алкоголь я не жалую, но женатые читатели прекрасно понимают, как порою мужчине хочется хоть на несколько дней снова стать беззаботным холостяком! В общем, приземлился я на кухне с широкодонным стаканом и вискарем, приобщился к чуждой буржуазной культуре, полистал в телефоне новостную ленту, ничего, впрочем, не читая, да и одолела меня тяжелая сонливость. Надо перекусить, надо сходить в ванную, надо постель поменять. Но это подождет еще пять минут, а сейчас у меня есть время отодвинуть в сторону стакан и лечь лбом на стол, подложив в качестве подушки собственную руку. Просто немного полежать, поискать порядка в мыслях.


Спустя вечность или мгновение я обнаружил себя в узкой комнате с высоким потолком, с цементным полом и зеленой краской на стенах. Вдоль одной длинной стены стоял массивный пыльный стеллаж с какими-то приспособлениями и деталями, на противоположной стене замызганный плафон лампы дневного света освещал пару постеров с красавицами из 90-х. В дальнем торце комнаты всеми четырьмя расшатанными ножками цеплялся за жизнь видавший Брежнева стул. А я сидел на полу в другом торце, возле двери. Оглядевшись вокруг, я пришел к выводу, что занесло меня в одну из кандеек близ Бродвея – я был из административного, но общий, с позволения сказать, стиль наших производственных помещений узнал.


И на стуле том я в какой-то момент увидел Васю.


"Ты что здесь делаешь?" – как мне показалось, с досадой спросил Вася.


"Ну вот, свою-то с тещей на поезд проводил, теперь превращаюсь в обезьяну обратно, – честно признался я. – Ну а ты чего на работе так поздно?"


"Да понимаешь, я теперь каждый вечер перед сном изо всех сил представляю себе того ксеноморфа и кого-нибудь из неприятных мне людей, чтобы проснуться и оставить их наедине. А тут ты влез, но ты ведь парень нормальный. Уж не обессудь, ошибки всегда возможны", – отвечал Вася.


"Тогда не буду тебе мешать", – сказал я, встал и повернулся к двери. А руку к дверной ручке протянуть не могу. Не чувствую руку!


Тут я заметался, пробиваясь сквозь слои душной тьмы и вдруг ощутил боль во лбу, проехавшись им по чему-то чужому, бесчувственному. Я проснулся, резко выпрямившись на кухонной тахте. Саднил належанный лоб, начинало покалывать потерявшую чувствительность руку, от прежней неудобной позы болели ноги. А я все не мог отделаться от ощущения, что сейчас где-то там Вася продолжает сидеть в пыльной кандейке, пытаясь затянуть к себе жертву. Вторую жертву.


Вы, наверно, ждете, что я напишу, будто бы у нас начали помирать начальнички-ворюги, а Вася при встрече сделал жирный намек, что мы встречались по-настоящему в тех сонных эмпиреях? Вынужден вас разочаровать, ничего подобного не было. Я все реже ходил на Бродвей, потом вовсе бросил курить и перестал прошляпываться в курилках. А несколько месяцев назад нашел себе работу получше.


Так о чем история? Не знаю. Об идее фикс, наверно. Просто чтобы вы понимали, я не верю в мистику-шмистику, не верю в экстрасенсорные способности, да и вообще я скучный материалист. Я прекрасно понимаю, что Петрович мог маяться сердцем уже давно, а Вася приукрасил свой сон ради эффектного рассказа. И тогда, в последний рабочий день Петровича у него сердечко екнуло – и Васин рассказ тут не при чем; Петрович, скорее всего окончание уже не слушал, и Васино выступление было зазря. Ну а сны – иногда это просто сны.


А все равно я подспудно старался избегать встреч с Васей, пока работал на фингербоксовом заводе. Просто не хочу, чтобы он меня помнил. И сейчас стараюсь не думать обо всем этом на сон грядущий. И все чаще задумываюсь, не обидел ли я кого за день? А то мало ли, во что я там не верю. Можно не верить и гордиться этим, но что я буду делать, если меня приснят и не отпустят?



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
174

Фредди 6.2

Фредди 6.2 Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Начало тут: Фредди - 6 часть -1

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фредди не прячась, демонстративно стоял на лесной полянке, спрятав руки за спиной. Он жевал жвачку, временами выдувая пузыри и непринужденно насвистывал.


Мальчик давно заметил этого охотника, так любившего прятаться среди деревьев и сливаться с тенями и сейчас, всем своим видом показывал, что он всего лишь беззаботная ни о чём не подозревающая жертва, так неудачно оказавшаяся не в том месте и не в то время. Так получилось. Такого нельзя было ловить на живца. Живцом должен был стать сам Фредди.


Охотник не спешил. Выследив мальчика, он осторожно крался к нему, выбирая момент для эффектного появления. Он делал это так неспешно, что сама жертва устав ждать, не выдержала.


— Выходи Слендер, я тебя вижу! — прокричал Фредди. — Хватит по кустам прятаться. Вот он — я!


Окружавший лес ответил ему скрипом ветвей и шелестом листьев.


— А! Я понял — ты трусливое ссыкло! Ты настолько боишься напасть в открытую, что у тебя трясутся все твои палочки? Я слышал, тебя называли лузером и деревянной жопой! А ты точно убийца? По-моему, ты просто пустое место. Тощее, старое чмо! Да цыплёнок и тот опаснее тебя! Пок-пок-пок…


— Цыпленок, здесь, только один... — прошелестела темнота, выпустив из своих объятий высокую тощую фигуру с головой похожей на белое яйцо. Фигура нависла над маленьким мальчиком, словно кривое старое дерево протянув к нему множество рук и щупалец — ... И это -ты! Твоё последнее слово гадёныш?


— Добро пожаловать в Ад, сука!


Фредди поднырнул Слендеру под ноги и нанёс ему удар прямо в пах перчаткой заканчивающейся длинными острыми лезвиями.


Крик Слендермена был страшен. От его крика посыпались листья с ближайших деревьев, разлетались испуганные лесные птицы, где-то далеко в лагере Самуил Гранди перестал бить о стену вожатого и прислушался.


— Это Слендер-мен кричал? — удивился он обращаясь к близнецам Шайти.

Близнецы недоумённо пожали плечами.


— Похоже на него. Пойду проверю, — сообщила стоявшая неподалёку девочка с чёрными губами.


— Справитесь одна? —  вежливо поинтересовался Самуил, — я могу помочь?


— Справлюсь. В крайнем случае, умру. — равнодушно ответила черногубая.


— Я тогда, с вашего позволения… Вернусь к своей работе — кивнул здоровяк и взревев вновь впечатал безжизненное тело вожатого в стену — Самуил Гранди! В понедельник родился…

****

Слендер-мен точно знал, что ему невозможно было навредить. Никаким оружием! Только этот пацан умудрился нанести ему рану. В самом любимом месте. Всё! Время для сантиментов кончилось! "Пездюка", ждала страшная кара! Слендер в ярости обернулся и исчез, собираясь растерзать жертву в состоянии невидимости.


— Ха! Ты можешь бежать, но тебе не спрятаться...Сука! Смотри — какому фокусу меня научили русские! — засмеялся Фредди. Он надул большой пузырь жвачки и лопнул его.


Слендермен такого, явно не ожидал. Хвалёная невидимость перестала действовать, когда он и все на тридцать метров вокруг, оказалось забрызгано жвачкой. Более того, Слендер понял, что он прилип. Вязкая, пахнущая мятой резина, облепила его, с ног до головы.

Завывая от злобы он возился в жвачке. Фредди, тем временем, залез на ветвь ближайшего дерева так, чтобы оказаться прямо над головой охотника. Слендер отлепил одну ногу и попытался отползти.


— Куда собрался, поросёнок? Вечеринка только началась! — мальчик помахал охотнику рукой в страшной перчатке. Хоть было и темно, но Слендер увидел хищный блеск острых лезвий.

"Не..Невозможно,"  - - успел подумать он, прежде чем Фредди замахнувшись спрыгнул на него сверху.


Предсмертного крика Слендермена, так никто и не услышал.


Сандей погуляла немного по лесу, подождала, а потом направилась к месту где всего пару дней назад была заброшенная охотничья хижина. Сейчас там из земли торчали только обугленные останки и неприятно пахло гарью. Девочка нашла чистый пенёк и уселась ждать. Минут через пятнадцать, на тропинке, ведущей к хижине, появился Фредди, перепачканный в чёрной крови в жвачке.

В руках, он держал замотанный в ткань, свёрток.


— Принёс? — равнодушным голосом спросила его Сандей.


— Да. Вот, то о чём мы договаривались, — Фредди положил к её ногам свёрток.


— Отлично. Теперь и домой не стыдно будет показаться, — девочка проверив содержимое, осталась довольна.


— А где…


— Котелок? За пеньком посмотри. Я заранее накидала монет, тебе останется проложить ему путь до ловушки, но только сразу скажу: он - слабее Шолотля. Нужен другой способ.


Фредди нашёл небольшой чугунный горшок наполовину наполненный старинными золотыми монетами.


— Не попробуем - не узнаем. Сколько осталось жертв?


— Включая вас двоих? Человека четыре, не больше. Они сосредоточатся на вас, только, когда закончат с остальными.


— Значит у нас ещё есть время, — задумчиво сказал мальчик.


— Как только они узнают, что Слендер умер, у вас его даже прибавиться. Уже сейчас, мало желающих идти в лес. Все знают, что в лесу Фредди, — мёртвым голосом произнесла черногубая.


— Серьёзно?


— Да. Среди самых трусливых, даже гуляет стихотворение.


— Интересно. И что там?


— Монстр. В ночь

— Не суйся в лес

— Или Фредди тебя съест.


— мертвым голосом продекламировала Сандей.


— Практически правда. С голодухи, мы с Джерри, их, действительно, скоро есть начнём. — вздохнул Фред и поспешил попрощаться. — Ладно. Мне пора.


— Мне тоже. Я расскажу в лагере охотникам, что Слендера больше нет. — ответила девочка и напоследок добавила — Фредди. Ты…


— Да?


— Ты не жалей их. Если нападут — бей наглухо. Пусть земля у них под ногами горит от осознания того, что ты рядом.


— Я постараюсь, — пообещал он и пошёл по тропинке, время от времени, выкидывая из горшка по одной золотой монете.

****

Через час, возле кучки охотников, над которыми верховодил Самуил Гранди появился возмущённый до глубины души Лепрекон.


— Это вы? Вы утырки украли моё золото? — истошно орал он.


Охотники переглядывались в недоумении. Лепрекон считался очень сильным и самое главное бессмертным существом. С ним не хотели связываться.Самуилу Гранди пришлось брать инициативу в свои руки.


— Чего ты там вякаешь, гном? — потребовал он объяснений.


— Вякаю?! Да у тебя ещё молоко на губах не обсохло, называть меня гномом! Кто-то из вас, покусился на моё золото! Я чувствую, оно было здесь. Лучше отдайте по хорошему, иначе я нарушу правило и поубиваю вас всех к чёртовой матери! — красный от гнева Лепрекон, прыгал перед Гранди, словно маленький резиновый мячик.


Гранди не собирался терять свой авторитет перед товарищами, тем более он тоже был бессмертный.


— Я раздавлю тебя как клопа! Я Самуил Гранди! В понедельник родился…


Он угрожающе занёс кулаки размером с самого Лепрекона.


— Во вторник, мацой подавился — указав на него пальцем произнёс заклинание Лепрекон.


Гранди закашлялся и рухнул на колени. Остальные охотники, в страхе отбежали подальше. Лепрекон подошёл к здоровяку и встал на одном уровне с его лицом.


— Со мной нельзя шутить, пацан

— Я, главный в мире, хулиган.

— За сказанную тобою ложь

— Через мгновенье, ты умрёшь!


— Стой Лепрекон! Я знаю, у кого твоё золото, — послышался мертвый женский голос.


Лепрекон обернулся в сторону его источника и увидел девочку с чёрными губами.


— А Сандей, детка моя. Где ты видела моё золотишко? — Лепрекон радостно оскалился показав острые зубы.


— Я видела убегающего Фредди. Он убил Слендера, а потом пробрался в лагерь за твоим золотом. — безразличным тоном поведала девочка — он настоящий подонок.


Она подошла ближе и кинула золотую монетку прямо Лепрекону в цепкие лапы:


— Вот. Он так торопился, что растерял по дороге. Это же твоё?


Лепрекон попробовал монету на зуб и остался доволен:


— Да это моё золото!


Он щёлкнул пальцем отменив удушающее заклинание. Гранди с облегчением принялся растирать себе шею.

Лепрекон убрал в в карман своего зелёного камзола монетку и возопил:


— Проклятый мальчишка, я вырву ему его поганые руки, я выдавлю ему глаза! Спасибо тебе хорошая девочка, когда я разберусь с этим гадским Фредди, я принесу тебе его зубы в подарок.


— Буду с нетерпением ждать результатов, — равнодушно ответила Сандей.


Она подошла к Гранди и помогла ему встать на ноги.


— Слендера больше нет? — хриплым голосом уточнил у неё Самуил.


Она скривила лицо, взглядом проводила убегающего в сторону леса Лепрекона, после чего ответила:


— На зелёном, тоже можно ставить крест. После Слендера, он будет для Фредди лёгкой закуской.


Гранди от таких новостей в растерянности почесал затылок.


— Что же делать? Надо объединится всем вместе и прикончить его?


— Может и так, а может этого только от нас и ждут? — пожала плечами Сандей — Сам подумай. Тут, половину охотников, наняли прикончить Фредди. Совпадение? Не думаю. Только почему-то получается наоборот. Фредди всех убивает. Может, за всем стоит организатор? Может это ему заплатили, чтобы нас всех убить — иначе как так получается? Нас всё меньше и меньше. Шолотль выступает арбитром в этой игре, но руководит-то — Рэнди.


— Ты на что намекаешь? Что Рэнди нас всех заманил, чтобы принести в жертву своему богу?


— Ну, так. Не намекаю, а только строю предположения. Не пора-ли поговорить с Рэнди серьёзно, а то, вдруг, так получится, что мы перебьём всех жертв, а нас потом заставят биться друг с другом? Как на Арене?


Самуил подумал, потом оглянулся выискивая спрятавшихся от Лепрекона охотников и взревел:


— А ну братва, быстро все в круг! Пришло время, немножко поговорить о важном!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
27

Горькие звезды. Глава 6/7

Горькие звезды. Глава 6/7 Авторский рассказ, Темная романтика, Литература, Научная фантастика, Космическая фантастика, Инопланетяне, Ужасы, Хоррор стори, Мистика, Графоманство, Длиннопост, Крипота

Продолжение. Предыдущие главы: Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая.


6 Горькие звезды


Трудно было поверить в успех. Некоторое время эшмалеф не могла совладать с собой. Она действительно только что отправила сообщение, или ее истерзанному лишениями разуму это просто пригрезилось?


Немного отдохнув, она решила почитать логи передатчика, благо к регистратору вела отдельная нервная цепь, уцелевшая при всплеске нечестивой энергии. Из-за передачи в нештатном режиме записи состояли по большей части из предупреждений и бессмысленного мусора, но немного повозившись с фильтрами, эшмалеф получила довольно много полезных данных. Компьютерная грамотность и глубокие познания в теории межзвездной связи среди ее достоинств не числились, так что ей понадобилось много времени на чтение и перепроверку данных. Однако, ее усилия были вознаграждены сполна: по всему выходило, что с помощью груды железяк ей удалось отправить правильный сигнал, который будет обнаружен и распознан станциями связи.


С облегчением она отсоединила передатчик, втянула хоботок в защитную полость, и, насколько это было возможно, расслабилась. Даже такая приятная штука как эйфория может сейчас слишком дорого обойтись ее истощенному телу.


Но мощная волна ликования все равно медленно, но неумолимо затапливала ее сознание.


Она спасена!


Как только Звездное Войско получит сигнал, за ней отправят корабль. Более того, сейчас она находилась далеко впереди линии фронта, в пространстве, куда ни дэвы, ни эшмалеф не должны были добраться ранее пары сотен лет, если бы события развивались обычным порядком. Обнаружение обитаемой планеты так глубоко в неосвоенном космосе – огромное достижение! Основав здесь форпост, к приходу дэвов Звездное Войско будет иметь мощнейшую цитадель, возможно, даже целый кластер защищенных систем. Это укрепит позиции эшмалеф на этом участке фронта, повысит шансы Вселенной пережить дэвов.


Но что еще приятнее, это будет ее достижение! Ей дадут имя, имплантаты и новые органы высшего класса, повысят до младшей королевы. Она получит право на гвардейский отряд, на целый десяток, или даже – давайте мечтать нескромно! – сотню лучших воинов.


И дальше, наконец, начнется настоящая жизнь...


Замечтавшись, послушница сама не заметила, как стала погружаться в сон. Лунное притяжение усиливалось; ее единственная подруга, много лет напоминавшая своим вечным танцем, что эшмалеф еще не мертва, искрилась в свете звезд, улыбалась позолоченным лимбом. Так бы и кружиться с ней друг напротив друга, пока какой-нибудь большой красивый капитан с мужественными педипальпами не явится за ней в пещеру. Хорошо, что кираса послушницы осталась при ней – хоть видно будет, что здесь своего спасителя дожидается не девка простая, а благородная дева. А потом... настоящая королева должна уметь благодарить...


Эшмалеф резко проснулась с ощущением, будто забыла о чем-то важном. Благодарить, спаситель, благодарить... Человек!


О, Соборная душа, что за дура! Ксеносапиенс куда более хрупки, чем эшмалеф, нельзя их надолго оставлять в беспомощном состоянии.


Послушница лихорадочно выбросила хоботок и осмотрела пещеру. Ее помощник лежал там же, где она его оставила – на краю грязевой лужи. Она решила быстро осмотреть его, прежде чем будить. А то вдруг с его телом что-то не так, и его пробуждение будет болезненным? С добрыми помощниками так не поступают.


Человек неглубоко и редко дышал, пульс был слабым и нестабильным. Обеспокоенная эшмалеф проверила на вкус его кровь, и обнаружила, что та сильно загустела. Похоже, земляне довольно быстро теряют воду. Послушница спешно приготовила и влила человеку в рот немного слабого водного раствора солей – каковую жидкость обычно и предпочитают сухопутные разумные.


Вода оказала свое благотворное действие, тело явно стало оживать. Несколько дней без пищи вряд ли существенны даже для таких хрупких созданий. А вот с теплом были проблемы – температура тела человека была на несколько градусов ниже, чем ранее. Впрочем, эшмалеф быстро придумала выход, подключившись к нейрочипу помощника и заставив его скелетные мышцы сокращаться с высокой частотой. Спустя некоторое время человек согрелся. Послушница как раз успела проверить его раны, дабы убедиться в отсутствии нагноений.


Кажется, все в порядке, пора будить. Человек хорошо ей послужил, теперь пусть пойдет, проветрится, приведет себя в порядок, заодно поищет еды для нее. А как найдет еду, надо будет его отпустить, вдруг у него остались нерешенные человечьи проблемы, не возвращенные долги – пускай гуляет, а то скоро будет поздно. Для всех землян скоро будет поздно...


Эшмалеф подала соответствующие команды на нейрочип.


Человек не проснулся.


Стараясь не паниковать, эшмалеф ударила помощника электричеством. Ничего. Химические стимуляторы в кровь. Без эффекта. Электрошок через нейрочип. Выделил жидкие экскременты, но не проснулся.


На некоторое время послушница отсоединилась и стала обдумывать ситуацию. Что же это такое может быть? Его тело относительно здорово, от нескольких дней голодного сна еще никто не умирал. Особых признаков лучевой болезни не видно. Головой не бился... Вот оно! Когда человек вернулся с задания, она извлекла из его черепа неглубоко засевшую свинцовую дробь, продезинфицировала и заклеила раны. Только вот ранение в туловище, и ранение в голову – очень разные вещи.


Снова подключившись к нейрочипу, она запустила наиболее обширное сканирование нервной системы и стала проращивать внутрь мозга углеродные трубочки для биохимического зондирования. Поддерживающий имплантат хоботка запротестовал, но сейчас ей было не до того. Вскоре худшие опасения послушницы подтвердились: с одной из дробинок какая-то микроскопическая мразь проникла внутрь черепной коробки и нашла путь в мозг. Инфекция вызвала обширную энцифалопатию, в несколько дней разрушившую всю переднюю часть коры мозга.


Теперь она могла будить его сколько угодно: некого больше будить. Пока она занималась своими космическими делами, помощник просто тихо умирал у нее под боком.


Позволив медимплантату определить тип инфекции и закачать через хоботок антибиотики, эшмалеф отсоединилась и потерянно замерла. Будь у нее конечности – опустила бы их.


Что же за бестолковая дура! Угробила на ровном месте уже второго человека. Они на нее как на богиню смотрели, а она – такое ничтожество. Вроде бы все шло хорошо, судьба благоволила ей, но она все равно нашла, где облажаться. И, главное, как же это было на нее похоже...


Всю жизнь у нее все получалось хуже, чем у других, любое дело давалось труднее, чем другим. Не мудрено, что все удивились, когда она дэвам не ведомым образом смогла пройти отбор в монастырь боевых королев. А уж там она получала по первое число как будто по расписанию. До сих пор остается загадкой, как она вообще дожила до выпуска и даже получила сертификат кандидатки на должность капеллана Звездного Войска.


И, правды ради, даже обнаружение отличного места для форпоста нельзя назвать ее личным достижением. Хотя бы потому, что она выжила и подала сигнал, попутно провалив свое первое задание: вместо того, чтобы принести мобильный передатчик королеве, отвечавшей за транспортировку послушниц, она просто юркнула в автомат выброса планетарных дронов, как только все пошло в раздрай. Можно сколько угодно оправдываться, что тем самым она придала смысл подвигу безымянных навигаторов, в считанные секунды почувствовавших обитаемую планету, когда пожираемый дэвом корабль совершал невозможный прыжок через пространство. Но факт есть факт – ее заслуги в этом нет.


Если же говорить совсем честно, то она не может и утешаться, что принесла спасение землянам. Знай они, какое это спасение... разбомбили бы ее дэвову пещеру до литосферных плит. Вместо быстрой легкой смерти, которую им подарили бы дэвы, они теперь проведут тысячелетия в жестоком рабстве у военной машины эшмалеф. Дэвы убили бы... сколько там вообще землян?.. миллиард от силы. Но под властью эшмалеф родятся и погибнут в атомном огне миллиарды миллиардов. И вряд ли эти будущие винтики системы будут рады, что вообще родились и хоть немного пожили: всем разумным трудно и обидно быть дешевым органическим аналогом роботов.


И, главное, был бы еще во всем этом смысл. Ведь эшмалеф все равно никак не могут победить. Реальность обречена, и все они проводят свои единственные жизни не так как следовало бы. Она хотела бы просто спокойно жить где-нибудь на дне родного улья, делать то немногое, что у нее хорошо получается – вышивать золотые литании и петь старинные песни. Но в этой вселенной такое невозможно. Говорят, принять бесконечность войны, значит, избавиться от душевных метаний. Она приняла – и получила только боль.


Волны черной меланхолии захлестывали послушницу с головой, материализовались, тугими узами сжимали ее сердца́. Луна, ее бывшая подруга, насмешливо кружила вокруг нее, будто рисуя в пространстве круг страданий, из которого живым не дано вырваться. Луна – мертва, и мертвым не больно. Лживая, ложная подруга.


Жизнь – это ад.



Продолжение следует.



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
47

Наследство

Глава пятая. Заключительная.

Глава первая - Наследство

Глава вторая - Наследство

Глава третья - Наследство

Глава четвертая - Наследство

Обеденное солнце выглядывало из-за темных и тяжелых штор гостиной. Денис смотрел в окно уже несколько часов. У него созрел план мести, в котором он в красках представил себе картину расправы над ненавистными родственниками. Его самого немного пугало понимание того, что он не чувствует жалости к этим людям. Только одно смущало его - как доставить бабку к ним. Так как ответов на эти вопросы у него не находилось, он направился в комнату, в которой обитала старуха. Денис не испытывал желания общаться с этим существом и с большой неохотой отправился по коридору уже опротивевшей ему квартиры. Бабка сидела на кровати с широко раскрытом ртом и закинутой назад головой, только в этот раз она не издавала звуков. Денис приблизился к ней, вид у старухи внушал ему ужас, он не мог привыкнуть к этому зрелищу. Глубоко вздохнув, он сказал: "Я знаю кого тебе скормить. Только туда нужно ехать. Как мы туда доберемся?" Бабка вернула голову в обычное положение, при этом закрыв рот. Она вскочила с кровати и быстро переставляя ноги, оказалась возле старого лакированного шкафа с ключом в правой двери. Она повернула ключ и шкаф распахнулся. Из него вывались несколько денежных купюр различного номинала. "Как? Такси возьмем", - с усмешкой ответила старуха.

У Дениса было ощущение, что все происходящее происходит не с ним. Таксист молча вел автомобиль и Денис видел его профиль с переднего пассажирского сидения. Солнечные лучи припекали, а прохладный воздух, который врывался в салон через окно, приятно охлаждал кожу. Сзади сидела бабка и пялилась в окно, периодически щелкая языком. От нее исходило нетерпение. Парень старался гнать мысли от себя о том, как череп собирается питаться. Но в голове упорно всплывали представления о вампирах, и о том как они впиваются в шеи своих жертв.

Такси уже ближе к полуночи въехало в городок, в котором вырос Денис. Знакомые улицы были объяты тьмой, но легко угадывались юношей. Старуха начала подпрыгивать на заднем сидении, и таксист с раздраженным видом посмотрел на Дениса. Тот только в ответ пожал плечами. Парень понимал, что не стоит пытаться угомонить то, что сидит сзади.

Возле подъезда пятиэтажки остановился автомобиль. Из него вышли двое: паренек и бабушка. Они подошли подъезду и парень ключом, который он достал из кармана открыл дверь. Уже подымаясь по ступенькам лестницы, Денис увидел, что у бабки из рта высовывается длинный язык, он был черного цвета и покрыт волдырями. У парня скривилось лицо от увиденного. Стоя у входной двери в квартиру, Денис начал тяжело дышать, ему казалось, что он потеряет сознание, но старуха громко щелкнула языком, тем самым приведя в чувства парня. Звук от поворота ключа в замочной скважине, казалось, отдавался эхом по всему подъезду. Денис втянул голову в плечи. "Можно я тебя здесь подожду?" - шепотом спросил он у старухи, которая тем времени уже начала стягивать с себя маску. Черные шарики вместо глаз смотрели на паренька. "Ну ладно, я справлюсь", - с нескрываемым возбуждением в голосе сказал череп. Он открыл дверь в квартиру и просочился внутрь. На полу подъезда осталась лежать маска. За дверью послышал шум и даже грохот. Первым послышался женский крик, через секунду он стих. Тишина длилась не долго. Следующий крик был подростка. "Леня", - подумал Денис и открыл дверь в квартиру. На полу коридора лежало два тела. У обоих были свернуты шеи, парень это понял по неестественному положению голов. Денис услышал возню в спальне опекунов. Издавалось сдавленное хрипение, и снова тишина. Из комнаты показалась спина бабки. Она тащила по полу тело дяди Игоря. Череп был отделен от тела, но витал в воздухе рядом с плечом старухи. Он облизывался своим длинным языком. Денис обратил внимание, что в полости рта монстра нет зубов. Бабка бросила тело мужчины рядом в шеренгу с телами остальных. "Неси ведро", - пыхтя сказал череп Денису. Юноша, стараясь не наступить на мертвецов на цыпочках пробежал в ванную и схватил пластмассовое ведро. Вернувшись в коридор, он увидел как бабка сидит рядом с телом двоюродного брата и гладит своей костлявой бледной рукой его волосы на голове. Парень подошел и поставил рядом ведро. В одну секунду рука старухи оторвала голову от тела, и взмыла в воздух, держа убитого вверх ногами над ведром. Кровь очень быстро начала наполнять емкость. Дениса начало тошнить, но он стерпел позыв. Старуха пару раз встряхнула труп за ногу, желая получить оставшуюся кровь из тела. Как только капли стали очень редкими, она бросила мертвеца на пол в угол, как выжатый пакетик чая. Опустившись на пол бабка взяла ведро, а череп встал на место головы старухи. Существо подняло "стакан" над собой и начало жадно причмокивая пить кровь. Капли падали на пол и, казалось, весь коридор был в крови. Закончив свою трапезу, череп улыбаясь сказал: "Хорошо, еще этих допью и идем". Дениса трясло. Череп проделал все манипуляции с оставшимися двумя трупами. Парень испытал удовлетворение, при виде, как старуха отрывает голову дяди Игоря и кидает ее в сторону. Денис не смотрел на то, как череп выливает кровь из тела дяди, он пялился на широко открытые глаза его мучителя. В них отражался ужас. Юношу, даже посетила мысль забрать с собой голову, но мысль о том, как ее прятать, а тем более хоронить, отбила данное желание. "Ну всё. Пошли", - произнес череп, отбросив дядю в кучу из тел. Они вышли в подъезд и череп поднял маску и натянул на себя. Денис понял, что стоит еще глубокая ночь - за окном на лестничном пролете было темно. Выйдя на улицу, Денис в абсолютной тишине слышал, как стрекотали сверчки. Рядом стояла старуха на удивление спокойная и тихая. "Домой? Будем ловить машину?" - спросил Денис и для себя отметил, что голос у него бодрый.

Они достаточно долго стояли на остановке, ловя машину. Видимо вид этой парочки смущал водителей. Но им повезло, замедлился, а затем и остановился "жигуленок". Когда Денис подбежал к пассажирскому окну, и крикнул в салон: "Подвезёте до Саратова?". В ответ пожилой сухенький старичок кивнул. "Я как раз туда", - выкрикнул он в ответ, стараясь перекричать, работающий двигатель автомобиля.

По пути домой бабка спала. Всю дорогу ее не было слышно. Старичок рассказывал Денису истории, и даже парочка из них заставили его смеяться. Уже во дворе дома, когда Денис начал искать по карманам деньги, чтобы расплатиться, водитель спросил: "А мне показалось, что ты с бабушкой?" Денис застыл и обернулся на заднее сиденье. Он не верил своим глазам. Вместо морщинистой старухи перед ним сидела молодая девушка, на вид лет семнадцати. Миловидная брюнетка с яркими жгуче-черными глазами. "Спасибо", - улыбнулась красавица и толкнула дверь "жигуленка".

Денис шел за ней и не заметил, как они уже оказались дома. Парень проследовал на захламленную кухню, в которой стояла девушка. Он внимательно ее рассматривал. На ней был тот же ситцевый халат и те же коричневые старушечьи ботинки, как и старухи когда они вчера покинули квартиру.

- Это ты? - тихим голосом спросил Денис.

- Конечно, а тебя удивил мой вид? - улыбаясь обворожительной улыбкой ответила девушка.

- Ты вообще кто?

- Я? До конца сам не знаю. Но более всего я похож на вампира. Пью кровь, жить могу только если со мной кто-то живет и находит мне пропитание.

- А сам почему ты не находишь ну... еду? - помявшись спросил Денис.

- Я пытался несколько раз, но ничего не вышло. Вообще-то твой отец мне кровь приносил, мне не нужно было даже убивать жертву, - ответила мне девушка.

- А ты женщина или мужчина?

- Я ни то и ни другое. Это лишь оболочка, когда я насыщаюсь кровью, она восстанавливается. Мне теперь надолго хватит, на месяц точно.

- А почему мой отец тебя кормил?- спросил парень.

- Да очень просто, он боялся меня. Я же напал на твою бабку, только убить сам так и не смог. Она сама от страха умерла. А я уже в свою очередь до смерти напугал твоего отца. Но ты не думай если решишь уйти от меня у тебя ничего не выйдет, - у девушки заблестели глаза.

- Почему? Ты же не сможешь меня убить?

- Да и не надо. Если попытаешь убежать, сам поймешь.

Красавица поправила густую копну волос и отправилась к себе. Денис молча смотрел в пол. Глубоко вздохнул и быстрым шагом пошел к выходу из квартиры. Вот он уже выбежал на улицу, но его остановила отдышка. Он согнулся пополам и начал глубоко дышать, лишний вес давал о себе знать. Как только он выпрямился, что бы продолжить свой путь, у него начало жечь руки. Боль становилась сильнее, он посмотрел на кисти своих рук и увидел, что они покраснели и начали покрываться пузырями. Боль становилась нестерпимой. Денис сделал несколько шагов назад к подъезду, и ему стало легче. Он отправился назад в унаследованную им квартиру. В дверях его ждала улыбаясь все такая же прекрасная девушка. "А если я не буду тебя кормить?" - корчась от боли спросил Денис. Девушка развернулась и опять пошла в свою комнату. "Свою кровь мне сам отдашь", - выкрикнула девушка из комнаты.

Уже поздно вечером Денис, сидя за просмотром телевизора подумал: "За один присест он убил троих и этого хватит ему на месяц, а одного на сколько же? На неделю приблизительно. Где же следующего взять?"...

Конец.
Показать полностью
245

Правила, написанные кровью

Правила, написанные кровью Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж

@dzubeikibagami призвал нас и мы пришли.


Ваш покорный слуга совместно с @WarhammerWasea,  объявляет месячную (с претензией на ежемесячную) движуху в духе «напиши рассказ на заданную тему».


Правила простые: до полночи 30 сентября написать и выложить никогда, нигде и никак не публиковавшийся до этого рассказ по объявленной теме в фантастическом жанре с акцентом на мистику и хоррор.


Тема месяца: «Правила, написанные кровью».


Сюжет должен быть построен вокруг сложных, возможно абсурдных или противоречивых, правил, невыполнение которых чревато тяжёлыми последствиями.


Никаких призов и плюшек, кроме почёсывания ЧСВ не предлагается.


К участию приглашаются все желающие. Ссылки на работы принимаются в комментариях — в конце месяца мы подобьём и опубликуем полный список.


P.S. Мы приносим свои извинения, если такой пост не соответствует тематике сообщества — мы исходим из тех соображений, что такое мероприятие будет в интересах его подписчиков и авторов.
32

Мореска

Неаполитанский рынок, 1504 год (два дня спустя, после входа испанских войск в город).

Молодой испанский офицер берет с прилавка браслет с серебрянными бубенцами, и надевает его на запястье юной красавице:

-- Это залог нашей любви, Джульетта, — шепчет он, — пускай у нас будет столько детей, сколько бубенцов на этом браслете, и столько счастливых моментов в жизни, сколько солнечных бликов мерцает на нем, пока он с тобой.

Девушка улыбается, кладет руку на кучку браслетов на прилавке, и не отводя глаз от возлюбленного, наощупь, выбирает один, надевает его на запястье офицеру, и легким движением заставляет бубенцы звякнуть:

-- А это тебе, чтобы я могла слышать твое приближение Родриго, и моя душа начинала петь еще до того, как ты прикоснешься ко мне, до того, как я услышу твое дыхание..— сказала она, и ее невидящий взгляд блеснул влажным трогательным огоньком...

Их губы соединились в долгом нежном поцелуе.

-- Родриго! Генерал зовет тебя в конюшню!—раздался возглас, вернувший влюбленных на землю.

****************************************************

Конюшня.

Граф Гонсало де Кордова, генерал испанских войск в Италии, более известный миру как Гран Капитан, расхаживал по конюшне перед шеренгой своих офицеров, и морщил лоб, размышляя, с чего бы начать, потом резко выдохнул, и заговорил:

-- Мы пришли в эти земли как захватчики, по крайней мере так считают местные люди. Александра Македонского тоже считали на востоке захватчиком, но несмотря на это, о нем там вспоминают как о боге... Почему? Да потому, что он сам себя захватчиком не считал, Александр полагал, что несет на темный восток, свет великой греческой культуры, а что мы несем людям Неаполя, господа офицеры?

А в ответ тишина -- в риторические рассуждения генерала лучше не влезать, нето забудет, к чему клонит

-- Воооот, — продолжил Гран Капитан, — я так же не сумел ответить себе на этот вопрос. Надо с этим что-то делать! Необходимо покорить сердца местных аристократов чем-то особенным, ярким, запоминающимся, чего у них самих нету, а у нас есть. Что это может быть???

-- Доблесть и отвага мой генерал,  – отчеканил один из офицеров.

--...и хвастовство.—закончил за подчиненного Гран Капитан, вызвав своим последним замечанием волну дружного заразительного хохота.

-- Обойдемся без пафоса господа, — вновь заговорил генерал когда смех поутих, — мы должны подарить местным людям нечто красивое, притягательное, и не ущемляющее их достоинства.

-- Может танец? — спросил Родриго.

-- Воооот! — обрадовался Гран Капитан, указуя рукой на Родриго, — Лейтенант дело говорит, и прямо мысли мои читает, но разве есть у нас в Кастилии или Арагоне бальные танцы, которые не знакомы в Неаполе?

А в ответ тишина.

-- Если таковых не имеется, господа офицеры, — генерал задорно ухмыльнулся, --...то нужно придумать, прямо здесь, и сейчас...

Офицеры возбужденно загомонили: кто-то забубнил о недавнем ранении в ногу, кто-то о том, что не пристало боевому офицеру заниматься подобной чепухой.

-- Еще минуту внимания господа! — поднял руку Гран Капитан, — герцог Урбинский, прибыл в Неаполь со своею свитой, и завтра во дворце состоится бал в его честь. Мы приглашены, и весь цвет местного общества будет пристально наблюдать за нами. Чего нам стоит выучить несколько пируэтов(?), нам(!), героям Реконкисты и двух Неаполитанских войн, людям, которые нюхали порох чаще чем парфюмер духи???........, к тому же, — генерал выдержал театральную паузу, -- нас почтил своим присутствием маэстро бальных танцев из Арагона -- дон Сесилио!

Гран Капитан отсупил в сторону, пропуская перед собою косматого старика с бородою до пояса и внушительным посохом в руках(то ли ритм отбивать, то ли учеников по хребту лупить).

-- Приветствую вас, девочки, — обратился дон Сесилио к офицерам, — кончились детские игры--войнушки и прочая дребедень, до сих пор вы только рушили, но пришло время строить, выстраивать человеческие отношения, а язык танца подходит для этого как нельзя лучше.

Офицеры разворчались, с опаской поглядывая на посох маэстро Сесилио, но делать нечего, ведь если Гран Капитан о чем-то просит, пускай даже в мягкой совещательной манере, то понимать это следует как приказ.

Работа закипела: вояки разбились по парам, изображая кто дам, кто кавалеров, и принялись изучать танец, который создавался доном Сесилио прямо в тот самый момент...на ходу...

Через пару часов, пируэты, па, развороты и поклоны смотрелись не по медвежьи, но по конски, а последовательность танцевальных приемов даже приобрела некое подобие бального танца.

Дон Сесилио, с недовольным видом отбивал ритм ударами посоха о земляной пол, то и дело прикрикивая на офицеров, и обильно снабжая свои распоряжения отборной бранью, да такой, что матерый наемник-головорез закачается от зависти к лексикону почтенного балетмейстера.

-- Нет, – заявил дон Сесилио, обращаясь к генералу, — танцы, мой любезный Гран Капитан, не создаются за несколько часов.....все, чего мы добились, так это заставили мясников из скотобойни, походить на мясников из разделочного цеха.

-- А по мне, так складно получается, и даже местами симпатично, —пожал плечами генерал, не отрывая глаз от изнуренных танцевальными «па» подчиненных.

-- Шестерни у водяной мельницы тоже ладно вращаются, и даже местами симпатично, — передразнил собеседника дон Сесилио, — у танца должна быть душа, а ее можно вдохнуть в танец только внохновенной легендой, у танца должа быть трогательная предыстория.

-- У нас целая ночь на то, чтобы ее придумать, уважаемый балетмейстер, — улыбнулся в ответ Гран Капитан.

-- Если хотите, мой генерал, чтобы парни на балу скакали аки жеребцы, ночью они должны спать аки сурки.

****************************************************

А ночью, парни тушили конюшню и офицерские казармы, спасали из пожарища боевых коней, и напрасно старались найти в груде пепла хоть один мало-мальски целый сундук с чистыми, незакопчеными тряпками, а после, до полудня бегали по Неаполю, в тщетных попытках купить в воскресный день чистую одежду.

************************************************************

-- Вся эта история с пожаром накануне бала, смахивает на диверсию, — задумчиво произнес Гран Капитан, пиная головешки посреди потушенного пожарища, — хорошо, хоть никто не погиб...

-- По мне, так больше на божий промысел—проворчал в ответ дон Сесилио—который избавит нас от позора на балу.

--Не надейтесь маэстро, — ответил генерал, — танцевать все равно придется, я обещал герцогу Урбинскому, а дамы не подведут?

-- Понимаю ваше беспокойство, — сказал маэстро, — дамы итальянские, не заинтересованные, чтобы наши кавалеры блистали на балу в паре с ними, но с другой стороны они и сами не хотят опозориться, а танец я задумал так, чтобы дама точно отзеркаливала движения партнера.

************************************************************

На балу.

......герцог Урбинский, с удовлетворением отметил для себя, что испанские офицеры являли собой жалкое зрелище: кучка изнуренных ночным тушением пожара бедолаг, одетых вразнобой, уж кто что успел достать, запах пота и копоти был старательно заглушен благовониями.

« Смотрятся как клоуны, но одежду чистую достать все же успели»--с досадой подумал герцог: «неужели все все успели?»

Вдруг, в дальнем углу зала, из тени колонны, на мгновение выступил весь закопченый, в драном тряпье лейтенант Родриго, и в следующую секунду вновь нырнул во мрак под испепеляющим взглядом Гран Капитана.

Краткого мгновения оказалось достаточно:

-- Мой любезный генерал, — громко, во всеуслышание произнес герцог Урбинский, обращаясь к Гран Капитану, — вам не кажется, что пришло время блеснуть вашим орлам в танце, наши дамы уже теряют терпение.

Генерал учтиво кивнул, и по легкому движению его руки, на центр шагнула дюжина испанских офицеров: изможденных, но статных; в пестром непонятном тряпье, но носимом с достоинством. Глядя в их мужественные невозмутимые лица, исчирканные шрамами , итальянские придворные(уже было приготовившиеся насмехаться), проглотили языки, и растерянно хлопали глазами.

«Я решил сегодня посмеяться, и я буду смеяться...»--плотно поджав губы, размышлял герцог, а вслух проговорил:

-- Ноо, позвольте! Так дело не пойдет, уж коли мы сегодня изучаем новый испанский танец, нам всем нужно быть внимательнее....гораздо проще запомнить движения, если понаблюдать сначала за танцем одной пары, нежели за движениями многих...

-- Как вашей светлости будет угодно. — ответил Гран Капитан.

-- Благодарю генерал, — ехидно улыбнулся герцог, — не будете ли вы так любезны, позвать на центр лейтенанта Родриго с его дамой сердца—Джульетой из Вероны, пускай они зададут тон танцу, а потом мы все присоединимся к нему.

Генерал закусил губу, и откусил бы ее вовсе, если бы знал, что Родриго—не только единственный из его офицеров, не успевший переодеться и умыться, но что и невеста его—милая девушка Джульетта из Вероны—слепая!

Тем временем, Родриго смело шагнул на центр зала, закопченный и ободранный, и горделиво приподняв подбородок, окинул собравшуюся публику торжествующим взглядом, поднял правую руку, и звякнул бубенцами на запястье:

-- Джульетта, подойди ко мне.

Девушка отделилась от стайки придворных дам, и боязливо пошла на звук бубенцов.

Взяв невесту за руку, Родриго объявил:

-- Мы покажем вам танец, который отражает борьбу моего народа против сарацин.....этот танец—аллегория, на тему поединка между доблестным испанским рыцарем (тут Родриго указал рукой на свою невесту), и благородным мавританским воином (лейтенант показал пальцем на самого себя).....я вымазал лицо сажей, дабы не возникло сомнений на предмет моего мавританского происхождения (в зале впервые послышалось хихиканье, но мягко, по доброму, совсем не так, как того желал герцог), звон бубенчиков на наших запястьях—это лязг холодной стали в разгар горячей схватки .

... «а еще, чтобы ты слышала и ощущала мои движения, и повторяла их за мной милая Джульетта»--успел шепнуть на ушко невесте Родриго: «я также не снял шпоры, чтобы ты лучше слышала мои шаги, не бойся...танцуй сердцем»

Зазвучала музыка , и влюбленные принялись танцевать, неторопливо и складно, время от времени поднимая руки, и позвякивая бубенцами на запястьях. Родриго, нарочито сильно притопывал, чтобы позвякивали шпоры на сапогах, и Джульетта в точности повторяла его движения, а когда у нее получалось немного иначе, Родриго начинал подражать ей, и танец выравнивался.

Дон Сесилио угадывал отдельные элементы придуманного в конюшне танца, но лишь отдельные, все же это был совершенно другой, новый танец: нежный, задористый , веселый и душевный одновременно--мир, впервые созерцал исполнение «морески».

На следующее утро, служанки благородных дам побежали на рынок, и купили все браслеты с бубенцами, которые только смогли найти; через год, бубенчики покупали с такой же охотой по всей Европе -- Старый свет, с азартом и удовольствием танцевал «мореску».

Когда «мореска» стала популярной в Англии, жители туманного Альбиона, никогда в глаза не видевшие мавров, решили, что настоящие мавры такие же черные, как вымазанные сажей кавалеры, исполняющие танец, а господин Шекспир, решил увековечить это заблуждение, и с момента выхода его трагедии «Отелло», уже добрая половина планеты и по сей день думает, что мавры—черны как ночь.


Примечание: Мореска -- шутливый испанский танец, приобретший большую популярность по всей Европе в эпоху Возрождения, симолизирующий поединок мавра с испанским рыцарем в эпоху Реконкисты.

Реконкиста -- восьмисотлетняя мясорубка, процесс отвоевания испанскими христианами родной земли у захватчиков-сарацин.

Гран Капитан -- граф Гонсало де Кордова, генерал-реформатор, создавший пехотный наступательный строй "каракола", которым последующие сто лет пользовались почти все армии мира. Первый военоначальник, который сделал ставку на ручное огнестрельное оружие, как основной элемент сражения. Реформатор испанской армии, задавший вектор для реформ для всех остальных, и, таким образом, переведший войска от феодально-средневекового образца, к новому, много более эффективному.

Одно из лучших исполнений "Морески", можно видеть в экранизации "Ромео и Джульетты" Франко Дзафиреллии 1968-го года.

Показать полностью
212

Фредди - 6 часть -1

Фредди - 6 часть -1 Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 5.3

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В честь 1 сентября.Сочинение от Фредди: "Как я провёл лето".

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В руках у Джерри лопата. Последние несколько часов, он только и делал, что копал. Сначала, глубокую яму, потом, когда Фредди и Саймон Дженкинс приволокли из лагеря большой железный ящик на тележке, закапывал его. Фредди, взяв очередное оружие, снова ушёл в сторону леса и скрылся в тумане. Толстяк Саймон вызвался поискать еду. Они не ели уже сутки и от голода у них буквально сводило животы. Зря он ушёл. Час спустя, Джерри точно слышал его крики о помощи раздававшиеся со стороны лагеря. Скорее всего, его поймали охотники. Джерри надеялся, что Саймон умер лёгкой смертью. Не всем детям с буквой — “S”, в билете, выпадала такая возможность.


Джерри опёрся на лопату, с содроганием вспоминая.


...Когда только всё началось… Детей пустили в парк аттракционов. Весь день они играли и веселились. Джерри, тогда наивно думал, что это был лучший день в его жизни. Потом вожатые носившие на груди знаки” S” и “H” собрали всех в группы и повели в центр парка где на театральной уличной сцене их ждал сам клоун Рэнди. Рядом с ним были аниматоры в костюмах плюшевых игрушек и актёры изображавшие индейцев с луками и томагавками.


— Эгей! Детишки! Готовы ли вы увидеть лучшее представление в вашей жизни? — закричал в микрофон Рэнди и сердце Джерри сладко заныло. Это был он! Настоящий клоун, которого он так любил, а не жалкая подделка.


— Да! — закричали дети.


Джерри хотел поделиться своей радостью с Фредди и оглянулся, но товарищ его, стоявший до этого рядом, словно испарился. Пропал, растворившись в шумной толпе детей и взрослых. Да и ладно. Сам виноват. Такое представление пропустит. Сейчас Рэнди всем покажет…


Клоун Рэнди, действительно, всем показал такое, что Джерри не забудет, теперь, до самой своей смерти. Джерри видел как клоун попросил выйти из толпы и подняться к нему на сцену двух детей: мальчика и девочку с билетами где значилась буква “S”. Он тогда очень огорчился, что выбрали не его. Потом клоун велел всем детям и вожатым - кто был с буквами “H”, отделиться от общей толпы и отойти к аниматорам. Заиграла весёлая музыка. Все обрадовались и предвкушали шоу. Мальчик и девочка встали по центру так, чтобы их хорошо было видно, а сзади к ним подошли большой серый зайчик и розовая свинка с подносами в руках. А может ему только показалось... Но что-то они в руках точно держали?


— Сегодня! — объявил в микрофон Рэнди. — Самый прекрасный день в году. День, когда сам индейский бог Шолотль поднимается из глубин подземного царства посмотреть на смертных и выбрать лучшего из них, в своей игре на выживание. Само кладбище под вашими ногами станет сегодня свидетелем этого торжества. Все мёртвые коренные американцы восстанут из своих могил и окружив лагерь непреодолимой стеной. Все они, будут вашими зрителями, а вы станете игроками. Дети и взрослые, с буквой “S” на корешке будут играть жертв, а дети с буквой “H” — охотников. И до тех пор, пока охотники не убьют последнюю жертву, игра не закончится.


Джерри и остальные дети, стоявшие перед сценой, ещё не очень понимали. Они думали, что это всё шоу. Сейчас одна группа детей будет гонятся за другой по лагерю и отыгрывать убийство, так? Через несколько секунд Джерри понял, что всё немножко не так...


— Шолотль! Я призываю в судьи тебя! Прими наши первые жертвы и объяви о начале игры! — завыл в микрофон клоун Рэнди и величественно махнул рукой.


Все закричали от страха, увидев как аниматоры в костюмах зайчика и свинки начали душить детей на сцене, а потом достали страшные кривые ножи.


— Эти детские сердца, наш дар тебе, о Шолотль! — продолжал завывать Рэнди. Раздался грохот. Сцену заволокли клубы дыма.


Джерри кто-то дёрнул за шкирку и поволок из толпы. Пытаясь вырваться он обернулся и увидел бледного Фредди.


— Бежим, дурак! А то поздно будет!


Джерри послушно побежал следом.


— Что вообще…


— А ты ещё не понял? Праздник к нам приходит…— на бегу отозвался Фредди. — Я, лично, тут подыхать не собираюсь...И тебе не советую…


Они пробежали через парк аттракционов. Джерри оглянулся. Там, вдалеке, кричали и разбегались дети. Джерри всхлипнул:


— Это шутка? Рэнди же пошутил! Фред, пожалуйста! Объясни мне?


— Джерри, ты любишь колбасу?


— Причем тут колбаса?


— А ты в курсе как её делают? Сколько при этом коровок гибнет? Как они умирают? Как их разделывают на части? Мы, сейчас, с тобой, жертвы. Нас убьют, если мы вовремя не свалим из лагеря.

— Правильно. Бежим звонить в полицию! — обрадовался Джерри.


Они выбрались из парка аттракционов и продолжили бежать через лагерь. Фредди указал на один из домиков:


— Нам нужны будут лопаты. Там, я видел садовый инструмент. Быстрее!


— Зачем нам лопаты? Нам нужны сотовые. В полицию звонить…— не понял его Джерри.


Фредди не ответил, но когда подбежали к домику он протянул Джерри свой телефон:


— На. Звони. Только учти — связи теперь нет. Мы отрезаны от внешнего мира.


Джерри не поверил и только убедившись, что товарищ ему не врёт, не выдержал и заплакал. Фредди, тем временем, пошарился в доме и выскочил на крыльцо с двумя лопатами.


— Мы можем дойти пешком, — всхлипывал Джерри — доберёмся до ближайшей заправки и попросим о помощи.


— Джерри, я не хочу тебя расстраивать. Я успел переговорить, с той девчонкой, Сандей. Мы действительно оказались в жопе. — вздохнул Фред, отдавая ему одну лопату. — Сейчас, мы с тобой, уходим через дыру в заборе и прячемся в лесу. Там у меня схрон под охраной Зубастика. Мы можем покинуть лагерь, но не можем сбежать с его территории. Мы жертвы. Впрочем, ты скоро увидишь…

****

Джерри всхлипнул в очередной раз и неуклюже вонзил лопату в каменистую землю. Копать больше не было сил. Проклятая земля!


Тяжеленный ящик и так почти закопан. Зачем он Фреду. Он так и не объяснил, только сказал, что это может спасти их жизни. Ящик закопан с открытой крышкой и крышку ещё надо было прикрыть землёй. Джерри вытер выступивший со лба пот и оглянулся в сторону лагеря. В лагере было шумно. Лагерь сверкал огнями искусственного света и звенел музыкой доносившейся от аттракционов. Крутились чёртовы колёса с развешанными на кабинках останками детей. Там, сейчас, наверное, охотники праздновали убийства своих жертв. Чем больше убьют, тем благосклоннее будет к ним индейский бог. За лагерем начиналась стена. Это стена мёртвых отделявшая территорию от внешнего мира. Её нельзя было обойти. Любой, кто пытался прикоснуться к этой чуждой обволакивающей холодом тьме, падал замертво и становился лёгкой добычей охотников. Стена растянулась на многие километры. Фредди выбрал для схрона очень удачное место. Небольшой пригорок за лесом прикрытый кустами.

Сейчас, Джерри был под охраной зубастика. Этот зверь, которого он сначала принял за собачку, на собачку вовсе не походил. Скорее на большого ежа, с пастью полной острых зубов. Зубастик спрятался в кустах и кем-то хрустел. Джерри даже думать не хотел, кого он там жрёт? Фредди возвращаясь из леса, то и дело подкидывал новые куски своему любимцу. А до этого они скормили Зубастику гигантского паука.


Фредди сказал, что это был такой оборотень. Паук выбежал на Джерри и погнавшись за ним, застрял в ловушке, которую устроил Фредди. Потом, они вместе добили паука лопатами и отнесли Зубастику. Тут, вокруг, Фредди повсюду наставил ловушек. Жаль, Саймон не послушался и ушёл. Было бы не так страшно.


Джерри, вспомнив о товарище по несчастью, вздрогнул. Со стороны леса послышался жуткий вой полный боли.


У Джерри кольнуло в груди от страха. Он присел на корточки тревожно вглядываясь в туман.


“Фредди снова победил, — думал он. — Снова он кого-то убил. Лучше уж он - чем его. Правильно? Сколько мы так продержимся? Господи, как же хочется есть. Из еды, осталось только печенье и то, он его от меня спрятал. Сказал, что съедим утром. А если утро никогда не наступит? Что толку беречь еду? Когда мы только выбрались из лагеря, наступила ночь и всё окутал туман. И эта гадская стена, которую не пройти. Линда попыталась и где теперь она? Правильно — ей охотник в хоккейной маске отрубил голову, когда она упала, потеряв сознание. А потом, охотник в маске погнался за нами и Фредди подставил ему ножку. Дяденька улетел в стену. Пытался вылезти оттуда, но его затащили обратно костлявые руки. Значит, стене без разницы - кого убивать: охотников или жертв? С тех пор прошло два дня, судя по моим наручным часам, но тут время суток так и не поменялось. Нет больше Линды. Нет больше Саймона и следующий, судя по всему, буду я.”


Он вспомнил события трёхдневной давности.


...Фредди уговорил обезумевшего от страха друга сделать вылазку за железным ящиком. Он высмотрел заброшенную хижину в лесу и нашёл старый оружейный сейф, но утащить в одиночку у него не хватило бы сил.

Джерри от страха подкашивались ноги, он очень не хотел идти и тогда Фредди вручил ему пистолет-пулемёт Томпсона. Оружие придало Джерри уверенности и он пошёл на вылазку, правда, продолжал шарахаться при любом шорохе. В хижине, они обнаружили, прятавшихся от охотников Линду и Саймона. Фредди, тогда очень обрадовался. Вчетвером было сподручнее волочь тяжеленный ящик. Он убедил детей присоединится к нему, обещая защиту.


Вид храброго Джерри, с автоматом наперевес, очень помог и они вместе начали ворочать сейф. И тут появился большеротый пацан.


Тот самый Большеротый, который сидел на заднем сиденье автобуса, когда они ехали в лагерь. Большеротый изменился. Его кожа стала коричневой и вся покрылась бородавками. Рот стал в половину лица, а уж когда он его распахнул - они чуть не попадали в обморок от ужасного зловония. Джерри пытался угрожать ему оружием, но Широкоротый только рассмеялся и высоко подпрыгнув, практически целиком проглотил толстого Саймона. Линда визжала от страха спрятавшись в углу за сейфом. Джерри всё пытался понять, как нажать на курок и бестолково махал оружием, не растерялся только один Фред. Джерри, до этого, никогда не видел, чтобы ребёнок его возраста, мог  так ловко и безжалостно драться.


Фредди в руках держал только палку, использовавшуюся в качестве рычага. Он сломал её так, чтобы получилось два острых обломка. Потом подпрыгнув, вонзил эти обломки Широкоротому, выколов маленькие полные злобы глаза. Не дав монстру опомниться, он спрыгнул и в следующую секунду, вспорол ему брюхо, используя все те же обломки, освободив проглоченного Саймона. Следом, из чудовища вывалились мерзкие сизые кишки и дымящаяся жёлтая слизь. Воняло так, что дети начали дружно блевать. Все, кроме Фредди, стоявшего на поверженном чудовище с самым невозмутимым видом.


Видимо, они слишком шумели и на шум явился другой охотник — тот самый здоровяк с тесаком и в хоккейной маске. Он вошёл в хижину и поскользнувшись в кишках Большеротого упал лицом прямо в свежую блевотину, только что сделанную Джерри. Тесак отлетел в сторону. Фредди, кошкой метнулся за ним и взяв в руки, обрушил лезвие на голову здоровяка. Голова хрустнула, словно переспелый арбуз. Охотник засучил конечностями пытаясь подняться. Фредди не остановился, он продолжал наносить удары. Рассёк руки и ноги, а в довершении воткнул тесак в спину охотника пригвоздив его к полу. Убедившись, что охотник затих, он велел зарёванным и перепачканным детям покинуть хижину. Джерри уходил последним. Обернувшись, он увидел, как Фредди, склонившись над трупом, поливает его бензином из пластиковой бутылки, а потом чиркает спичкой.

Тогда, они вчетвером вернулись к месту схрона ни с чем. Спали по очереди и помогали Фредди ставить ловушки. Позже, оказалось, что этот охотник в маске, бессмертный. Хижина сгорела, но огонь его не убил. Они пошли за тележкой, а потом им пришлось спасаться бегством. Линда психанула. Зачем этот железный ящик? От бессмертных он всё равно не спасёт?


Джерри сам того не замечая начал тихо смеяться. Он смеялся и бормотал считалочку собственного сочинения:


— Раз, Два, Три, Четыре, Пять

— Ночью детям надо спать

— Только Фредди спать не будет

— Всех чудовищ он погубит...


Фредди не прячась, демонстративно стоял на лесной полянке, спрятав руки за спиной. Он жевал жвачку, временами выдувая пузыри и непринуждённо насвистывал.


Мальчик давно заметил этого охотника, так любившего прятаться среди деревьев и сливаться с тенями и сейчас, всем своим видом показывал, что он всего лишь беззаботная ни о чём не подозревающая жертва, так неудачно оказавшаяся не в том месте и не в то время. Так получилось. Такого нельзя было ловить на живца. Живцом должен был стать сам Фредди.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
258

Мой папик просил меня о странных услугах

Вдохновлённый постом Мне предложили 5000 долларов, чтобы я посидел в комнате в течение недели. Оно того не стоило, решил перевести топовый пост с сабреддита r/nosleep


«Мой папик просил меня о странных услугах»


В его профиле на Тиндере ему было сорок пять, но выглядел он максимум на тридцать.


«Ищу сладенькую. 700$ в неделю. Без интима»


Звучало слишком хорошо, чтобы оказаться правдой, но я была нищей студенткой, поэтому решила рискнуть. Я смахнула вправо, и Тиндер уведомил меня о взаимной симпатии.


Приветик, сладенькая :)


Я поморщилась от этого выражения, я ненавидела его, но семьсот баксов – это семьсот баксов, поэтому я проглотила желчь и ответила.


Приветик ;)


Его звали Джек, он поведал мне о том, что ведёт свой бизнес, хотя и ни разу не уточнял, с чем этот бизнес связан. Мы немного поболтали, а затем он попросил меня номер аккаунта PayPal, чтобы перевести мне первую плату.


Через несколько минут, я получила уведомление. Я пялилась на эти 700$ как минимум двадцать минут, ожидая прекращения сна каждую секунду. Но это был не сон.


Ты ещё тут?


Я тыкнула на сообщение.


Да. Извини. Позволь спросить, чего ты ждёшь взамен?


Я пялилась на чат пока он не ответил.


Просто жду, что ты окажешь мне пару услуг :)


По мне, это прозвучало как что-то, определённо связанное с интимом.


Например?


Например, сначала я попрошу тебя забрать для меня посылку.


Звучало достаточно невинно, но я всё ещё ожидала какого-то подвоха. Семь сотен зелёных за доставку посылки? Камон, я не такая наивная.


С почты, или как?


Нет, я пришлю тебе адрес, но я бы не хотел оставлять этот адрес в Тиндере. У тебя есть Аська?

Или можешь просто дать мне свой мобильный.


Аська? Это чо, снова 2011? Я решила поделиться с ним своим номером, и он моментально прислал мне адрес, а также адрес своего дома, куда следовало отвезти посылку.


Я сейчас не дома, но под синим горшком для цветов лежит ключ. Пройди в дом и оставь посылку на кофейном столике в гостиной. Убедись, что заперла дверь на ключ, когда войдёшь в дом, и запри её, когда будешь уходить.


Я схватила ключи от машины, кошелёк, села в машину и ввела адрес в Гугл Карты.


Поняла! Я в пути.


Телефон завибрировал, пока я сдавала задом из гаража.


Я серьёзно. Запри дверь ОБА раза. Пожалуйста.


Я подумала, что это уже чересчур, но пообещала ему последовать совету.


Дом выглядел заброшенным. По краям участка велась покоцанная цепная изгородь, а маленькая парадная дверь еле-еле цеплялась за свою ветхую жизнь. Дом выделялся, как опухший большой палец, окружённый домами, в сравнении гораздо более уютными, чем этот.


«Ты за Джековой хернёй?»


Я взглянула на мужчину, стоящего в дверном проёме. Он заполнил собой почти все пространство двери, чуть задевая макушкой дверной косяк. Он был громаден: высок, мускулист, и весь его торс был покрыт татуировками.


«Э, ну да, наверное» - ответила я, не двигаясь с места на тротуаре.


«Подожди тут» - он сказал.


Я ждала. Вообще, я не сдвинулась бы, даже если бы он меня об этом попросил. Я огляделась и поняла, что на улице ни живой души. Я была двадцатиоднолетней девушкой, стоящей на пустынной улице. Я сжала крепче ключи от машины.


Спустя несколько минут, мужчина вернулся с картонной коробкой. По размеру она примерно была как коробка от обуви, немного смята и запятнана на углах.


«Можешь открыть машину?» - он спросил.


Я отперла багажник, не желая видеть этот короб на сиденьях, и он уложил коробку туда.


«Чтож, вот так» - он сказал.


«Спасибо» - ответила я.


Я обошла машину к водительской двери и открыла её.


«О, и ещё одна деталь!» - он сказал.


Я посмотрела на него.


«Берегись» - он продолжил.


Я не ответила.


Я выкрутила колонки на всю, пока ехала к дому Джека, надеясь, что это уймёт мою тревогу. Не помогло.


Я припарковалась на каменной дорожке возле дома и осталась в машине, наслаждаясь домом.


Это был колоссальный дом; с каменными колонами при входе и самым зелёным газоном, что я видела в своей жизни. Я заглушила двигатель и вышла. Я взяла посылку, подошла ко входу и вытащила ключ из-под горшка.


Я открыла дверь и вошла, закрыв её за собой.


Я подумала о том, что он говорил про запертую дверь, когда попала внутрь. Я подумала, что это немного глупо и странно, но когда я обернулась на закрытую дверь, что-то заставило меня протянуть руку и запереть её.


Я прошла вглубь дома, мои ноги обволакивались тёмно-бордовым ворсом ковра, и я наслаждалась интерьером. Вся мебель была из дерева и выглядела крайне дорогой. Я могла бы, пожалуй, закончить обучение дюжину раз на те деньги, которые были вложены в этот интерьер.


Я положила посылку на кофейный столик, и, когда я уже возвращалась к двери, я услышала телефонный звонок где-то изнутри дома. Я застыла.


У меня в кармане завибрировал мой мобильник. Я вытащила его.


Не отвечай на звонок никому, кроме Марвина.


Я положила мобильник обратно и пошла на звук телефона, суя голову во все комнаты, пока не нашла его в кабинете.


Я подошла к столу и посмотрела на автоопределитель номера.


Входящий звонок от Джека.


Это было странно.


Я снова вытащила мобильник, чтобы посмотреть на сообщение. Меня пробрала дрожь и я решила не брать трубку, на всякий случай, и покинула дом, не забыв запереть за собой дверь.


С тех пор я оказала Джеку ещё несколько услуг. Я перегнала BMW на абсолютно непримечательную парковку в соседнем городе, только чтобы пересесть на другую машину и отвезти её к дому Джека. Он попросил меня встретиться с одним из его «подчинённых» за обедом, и этот человек отдал мне портфель, чтобы я отвезла его к первому дому, а также сказал, что узнает, если я загляну внутрь. Несколько раз он просил меня ездить к тому дому и остаться с татуированным мужчиной, его кстати звали Хулио, на различные промежутки времени.


В целом, я заработала примерно 3500$.


Недавно, он попросил меня остаться в своём доме на ночь. Я проснулась от его сообщения:


Мне нужно, чтобы ты провела ночь у меня в доме.


Я никогда не видела его в лицо, но несколько раз говорила по телефону. Он сказал, что заплатит мне 1000$, если я проведу ночь в его доме, соблюдая несколько правил.


В тот вечер я поехала к его дому. Каменная дорожка была пуста, как и обычно, но был включен свет на пороге. Я подошла, отперла дверь, вошла внутрь и заперла её за собой.


Всё в доме выглядело так же, как и в последний визит. Джек по телефону сообщил мне, что оставил список правил на столе на кухне. Я оставила свои вещи в гостиной. Мои рюкзаки выглядели мусором по сравнению с обстановкой.


Я протопала на кухню. Действительно, на деревянном столе лежал листок бумаги, удерживаемый пустым бокалом.


Запри дверь, когда войдешь.


Отвечай только на звонки Марвина.


Не открывай краны с 9 до 11 вечера.


Не открывай дверь никому – не важно, кем они тебе представляются – после 10 вечера.


Если дверь в кладовку в конце коридора открыта, спи в библиотеке. Если закрыта, располагайся в любой из спален.


В полночь приходит садовник. Если он начнёт стучать в окна, прячься.


Оставь телевизор включенным на ночь, пусть работает белый шум, никаких каналов. НЕ ЗАБУДЬ ОБ ЭТОМ.


Угощайся всем, что найдёшь в холодильнике :)


Я заплачу тебе поутру. Спокойной ночи!


Я сделала все, чтобы следовать правилам. Если честно, я жалела о своем решении. Но, так как я уже была там, и мне за это платили, я решила всё же остаться. Я посчитала, что, пока я следую правилам, со мной всё будет хорошо.


И всё же, я чувствовала себя странно. Что это было? Дом с привидениями?


Тем не менее, я слонялась по дому несколько часов, так как планировала лечь спать около девяти, учитывая, что всё странное дерьмо должно было начинаться именно после девяти. В 8:50 я почистила зубы, пользуясь краном последний раз до девяти.


Я проверила кладовку, и так как она была открыта, перетащила свои манатки в библиотеку и приготовилась спать на диване. На всякий случай, я заперла двери в библиотеку, и улеглась на диван, листая новостную ленту в мобильнике. От Джека я больше сообщений не получала, и начала думать о возможных сценариях и причинах, почему же у него был такой строгий список правил в этом доме.


В какой-то момент я отрубилась, потому что в 10:16 меня разбудил звонок в дверь. Я уже хотела проверить, кто там, но вспомнила правило.


Не открывай дверь никому – не важно, кем они тебе представляются – после 10 вечера.


Я осталась на диване, стараясь не двигаться, параноидально думая о том, что они могут услышать малейший звук.


«Полиция! Откройте!»


Я не шевелилась.


«Эй?! Это полиция! Открывайте, или мы сломаем дверь!»


Я все еще не двигалась, и могла слышать биение пульса у себя в ушах.


После этого недолго была тишина.


Затем вновь прозвенел дверной звонок.


«Эй, это я, Джек! Впусти меня!»


Голос был похож на голос Джека, но я не подымалась. У него был бы ключ, не так ли? Зачем ему нужно, чтобы я его впустила?


Это продолжалось почти полный час. Разные люди звонили в звонок, представлялись, и исчезали, когда я не отвечала.


Я наконец смогла уснуть, и садовник не приходил.


Когда на следующее утро я проснулась, я услышала что-то на кухне. Я медленно поднялась, открыла дверь как можно тише, взяла с собой мобильник и прокралась через гостиную на кухню.


Я остановилась на проходе и уставилась на зрелище перед собой.


Это был Джек. Он стоял перед плитой, помешивая что-то, пока кофемашина варила кофе на стойке перед ним.


«Эй! Доброе утро!» - сказал он, когда увидел меня.


«Привет» - нервозно ответила я.


Я никогда не видела его вживую, но выглядел он в точности как на фотках онлайн.


«Омлет?» - спросил он, водя по скороводке деревянной лопаткой.


«Да, спасибо» - ответила я, походя к нему, чтобы взять тарелку.


Я в тишине съела свой завтрак и выпила чашку кофе.


«Ну, и как оно?» - спросил он.


«Было неплохо. Ничего сверхстрашного не случилось» - ответила я.


«Круто!» - ответил он.


В комнате царила неловкость.


«Я думаю, я поеду… У меня занятия…» - я начала выдвигаться к выходу.


Занятий не было. Но я очень хотела свалить.


«О, нет! Да, конечно! Я созвонюсь с тобой как-нибудь» - он ответил.


Я захватила свои вещи и он проводил меня до машины. Я могла видеть его, стоящего на дорожке, наблюдавшего за мной, пока я уезжала.


Когда я добралась до дома, я разобрала вещи и заметила, что список все ещё был у меня. Я села на кровать и перечитала его. Я чувствовала, как напрягается моё тело, когда я поняла, что что-то забыла.


Оставь телевизор включенным на ночь, пусть работает белый шум, никаких каналов. НЕ ЗАБУДЬ ОБ ЭТОМ.


Оставь телевизор включенным на ночь, пусть работает белый шум, никаких каналов. НЕ ЗАБУДЬ ОБ ЭТОМ.


НЕ ЗАБУДЬ ОБ ЭТОМ.


Я пялилась на слова на странице, пока они не потеряли свой смысл.


Лежащий рядом со мной телефон завибрировал, возвращая меня в реальность.


Это была оплата в 1000$.


Я посмотрела в телефон, и снова на список.


Может, это был не важный пункт?


Пока я раздумывала, пришло сообщение от Джека.


Я пока что не в городе, должен вернуться на следующей неделе, так что ты пока свободна от моих просьб до моего возвращения! Отослал тебе оплату, займись чем-нибудь весёлым ;)


Я взглянула на сообщение и перечитала его снова.


И снова.


И еще раз, чтобы убедиться.


Я пока что не в городе.


Я вспомнила сегодняшнее утро, и как Джек был в своём доме. Как он накормил меня завтраком.


Я пока что не в городе.


Через пару минут, новое сообщение пришло на телефон. С номера, который я не узнала.


Ты что-то забыла сделать? ;)


К тексту было приложено фото Джека – или, кто был этой версией Джека – стоящего перед телевизором.


Я не ответила на сообщение.


Затем пришло ещё одно фото, это фото было сделано внутри моего дома.


К фото было приложено сообщение.


Берегись.

Показать полностью
62

Наследство

Глава четвертая.


Глава первая - Наследство

Глава вторая - Наследство

Глава третья - Наследство

Врач внимательно посмотрел на Дениса и достал из кармана телефон. "Я не трогал ее. У нее шизофрения, есть справка", - сбивчиво сказал Денис. Быстрым шагом он направился в гостиную на поиски своего рюкзака. Врач, который попросил позвонить в полицию, жестом дал понять, что нужно повременить со звонком и направился за парнем. Денис судорожно искал листок, затерявшийся в недрах подкладки рюкзака. "Вот нашел, держите", - и он протянул заключение, отданное нотариусом. Врач в свою очередь бегло прочел содержимое и вернул справку Денису. "Понятно. Бабуля с нами поедет!" - крикнул врач своему коллеге, который оставался в комнате со старухой. В ответ молчание. Парень и врач переглянулись. "Пульс не прощупывается!" - послышался голос из комнаты. Денис остолбенел, а работник «скорой» бросился назад в комнату. Когда Денис нашел в себе силы вернуться к старухе, то увидел ее, лежащую на кровати. Рядом с ней медработники вели осмотр. "Всё. Умерла. Нужно констатировать смерть", - произнес врач, смотревший заключение о шизофрении. Денис подошел ближе к кровати. Бабка лежала спокойно, руки были сложены на груди. Лицо имело умиротворенный вид и неестественную бледность. У Дениса сложилось впечатление, что ее посыпали белой пудрой, и не только лицо, но и руки, и ноги. Глаза старухи были закрыты. Юноша кончиком указательного пальца дотронулся до ее руки, кожа оказалась ледяной. Мужчины в белых халатах ушли из квартиры за носилками в машину скорой помощи. Денис не смог оставаться с умершей в одной комнате и вышел в коридор. "Она просто умерла. Всё закончилось", - юноша смотрел в одну точку и улыбался. В его голове пронесли мысли о том, как он начнет жить здесь один. Зачатки надежды на счастливую беззаботную жизнь поселились в его душе. От его размышлений отвлекла бригада «скорой», которая вернулась в квартиру за старухой. Они принесли какой-то черный мешок. Денис проследовал за ними в комнату. Один из врачей расстелил мешок на полу. Второй посмотрел на парня и махнул ему рукой. Денис повиновался и подошел. Врач показал на ноги бабки и вместе с тем взялся за простынь, заправленную в кровать. Парень взялся за лодыжки покойницы, они были очень костлявые и холодные. Врач покачал головой и кивнул в сторону простыни. Денис сообразил и тоже схватился за края простыни, на которой лежала бабка. Вдвоем они подняли старуху и перенесли ее на мешок. Врач ловко застегнул «молнию» и бабка исчезла из виду. Юноша вздохнул с облегчением. Врачи уже сами без участия Дениса понесли труп к выходу из квартиры. "Она будет в морге шестой городской", - крикнул один из бригады уже в подъезде у лифта. Врачи вместе с трупом скрылись в лифте. Парень задумался, о том как они втроем там поместились и ему представилось перед глазами, что бабка сложенная пополам в этом мешке едет в лифте, придерживаемая двумя работниками скорой. Он вздрогнул от этой картины.

В эту ночь Денис спал без задних ног. Он проснулся только к обеду. От ощущения одиночества в этой квартире, ему дышалось легко и свободно. День предвещал хлопоты, связанные с уборкой захламленной квартиры, походом в магазин и проведением приятного вечера в компании телевизора. Денис предвкушал свободу и безмятежность. Весь день, проведя за домашними делами, юноша чувствовал счастье, последний раз оно посещало его в глубоком детстве, еще при жизни с мамой. В приятных заботах время пролетело незаметно. За окнами стемнело, в квартире уже стало чище и уютней. Денис испытывал удовлетворение от проделанной работы. Он сделал себе пару бутербродов с колбасой и сливочным маслом, и расположился в кресле за просмотром фильма. Сюжет картины не особо ему был интересен, он получал удовольствие от того, что ему не нужно ничего опасаться, никого бояться. Все люди, которые ему причиняли боль, страх и обиды в прошлом. Денис понял, что мобильник он не включал весь день, и ему не нужно бояться расправы или наказания. Даже если опекуны попытаются забрать его, он расскажет соцработникам о мерзком поведении дяди Игоря. О чем, кстати, Денис предупредил его, на случай если тот явится и решит забрать парня назад к себе в их семейку.

Безмятежность и нагрузка за день сделали свое дело и Денис заснул в кресле. Во сне парень увидел цветущий сад, с выложенными плиткой дорожками. Узорчатые лавочки, залитые лучами солнца, манили присесть на них. Прогулка по этому саду сопровождалась пением птиц, которые перескакивали с ветки на ветку в кронах деревьев. Денис остановился напротив большого цветущего дерева. На нем было множество беленьких маленьких цветов. Рассматривая красивые ветви этого дерева, он заметил, как одна ветка начала двигаться. Движения ее были медленные и извивающиеся. Приглядевшись, Денис понял, что ветвь отлична по цвету от остальных. Как вдруг ветка скрылась из его поля зрения. Денис начал искать ее глазами, и в момент перед ним выскочила змеиная голова. Змея уставилась на него и выгнулась перед прыжком. Она широко открыла свою пасть и щелкнула языком. Парень распахнул глаза и не мог поверить в то, что увидел. Прямо над ним стояла согнувшись старуха, та которую вчера отвезли в морг. Она щелкнула языком, так же как и змея во сне. "Что? Этого не может быть! Ты же умерла!" - вскакивая с кресла вскрикнул Денис. "Я смотрю ты не особо горюешь", - хихикая сказала бабка. Денис помчался от нее в сторону выхода из квартиры, но не смог выбраться. Замок двери не поддавался. "Помогите!" - закричал паренек. Но почувствовал, что его схватили за ухо и с огромной силой дернули от двери. Денис упал на пол, а над ним висела в воздухе бабка. Она была обмотана белой простыней. Кожа ее тела была такой же бледной, как и простынь на старухе. Денис начал часто дышать. Черные неестественные глаза бабки неморгая смотрели на парня. И тут он увидел, что ее кожа на лице, словно отошла от ее черепа. "Это что? Маска?"- пронзила юношу ужасающая мысль. В это мгновение старуха раскрыла рот из него начала сочиться кровавая слюна. Денис почувствовал, что его сейчас стошнит. Бабка потянула к нему свои тощие костлявые руки, обтянутые белой кожей. Ужас окутал парня и он отключился.

Сколько времени Денис провел без сознания и, что в это время с ним творила старуха он не знал. Очнувшись, он обнаружил, что бабка сидит рядом с ним нога на ногу и сверлит его все тем же не моргающим взглядом. "Что ты хочешь?" - хныкая произнес Денис. Она поднесла костлявые пальцы к своему лицу и почесала его. Вместе с почесываниями кожа лица двигалась. Старуха сжала всё лица в кулак и сбросила его на пол. Денис взвизгнул. На месте лица старухи остался череп без носа с движущимися черными шариками вместо глаз. Череп её был покрыт черной кожей с волдырями. Существо захихикало. Парень зажмурился, но приоткрыв один глаз, увидел, что череп остался на месте. "Кто ты? Моя бабушка?" - со слезами спросил Денис. Череп широко открыл рот и расхохотался. "Считай я - твое наследство. Меня тебе передал твой папаня. Я с ним жил последние пятнадцать лет. А твоя бабка умерла в один день с мои появлением. Он был хороший мужик. Но помер, а теперь ты мой кормилец", - череп отделился от тела бабки и поднялся под потолок. Тело осталось сидеть на стуле. Денис попытался встать с кресла, но рука тела без головы усадила его место. "Если ты думаешь, что сможешь от меня убежать, то даже не старайся. Теперь мы неразлучны. Кстати, я очень голоден", - после того, как череп произнес эту фразу, он щелкнул языком. "Чем же ты питаешься?" - промямлил Денис. Череп приземлился обратно на шею старческого тела. "Кровь. Тебе будет просто ее добывать. Она есть у каждого", - захихикал он. Парень сглотнул слюну. "Лучше, конечно, молодая кровь и здоровая. В идеале детская", - продолжил череп. Денис увидел в окне рассвет. Череп проследил за взглядом юноши, увидел поднимающееся солнце, поднял с пола лицо и натянул обратно. Бабка уже в обычном виде, поднялась под потолок и двинулась в сторону своей комнаты. Денис тихонько заплакал. Одномоментно рухнули планы и исчезли мечты. Пришло понимание, что жизнь превратилась ещё в больший ад. Ему на глаза попался его мобильник, и Дениса осенила идея. "Так я и поступлю..." - прошептал парень себе под нос.

Конец четвертой главы. Продолжение следует...
Показать полностью
62

Наследство

Глава третья.


Глава первая - Наследство

Глава вторая - Наследство

Раннее солнце, которое взошло в районе четырех утра, обрадовало Дениса. Он лежал, вжавшись в диван всю ночь, и так и не смог сомкнуть глаз. Ужас от вида его бабушки не отпускал его. Он даже не мог собраться с силами, чтобы дойти до туалета, а желание помочиться было нестерпимым. Юноша собрал всю волю в кулак и быстрым шагом направился к выходу из квартиры. Замок не сразу поддался, пальцы не слушались и от этого у Дениса все похолодело внутри. Как только дверь открылась, он рванул в подъезд. Пробежал все лестничные пролеты, и как только оказался на улице, еле сдерживая нужду, пристроился к ближайшему дереву. После того как он облегчился, понял, что назад идти он не может. Растерянный он присел на ближайшую лавочку. Двор был пуст и освещен первыми лучами солнца. Оно уже припекало, что обещало днем жару. Денис взял тонкую веточку, лежащую рядом со скамейкой и начал рисовать на земле. В детстве он любил рисовать такие узоры. Это занятие успокаивало и отвлекало от переживаний. Веточка следуя, его движениям изобразила круги от них линии. В итоге вышел рисунок, напоминающий солнце. Денис увидел, как капля упала возле рисунка. Это была его слеза. Разочарование и безысходность посетили его душу и разум. Он совершенно не знал, что ему делать и куда идти. Но точно понимал, что назад в эту квартиру он не вернется. Чувство голода начинало развиваться в его желудке и перерастать в боль. Денис решил, что голодным он точно ничего не придумает. Оглядев двор, парень направился к центральной дороге. Ему встретился человек, который выгуливал собаку. «Извините, подскажите, пожалуйста, где находится ближайший круглосуточный магазин?» - спросил он у собачника. Прохожий махнул рукой в сторону, видневшегося перекрестка. Денис направился в указанном направлении. Показавшийся торговый центр, с вывеской, гласящей о режиме работы в двадцать четыре часа, безмерно обрадовал парня. Он шагнул в пекарню с торца здания. Там пустовали столики, и пахло свежей выпечкой. Лицо Дениса коснулась улыбка. Приветливая девушка приняла заказ и отправилась к кофемашине, а парень ,усевшись за один из столиков, стал ожидать свой завтрак. Он полез в свой рюкзак за пакетом с купюрами, но наткнулся на визитку, воткнутую во внутренний карман рюкзака. Денис достал ее, и его посетила мысль. Визитка была на имя нотариуса, который исполнял волю его умершего отца. Именно этот человек нашел Дениса и рассказал ему о наследстве. После того, как нотариус оформил все документы на наследование, он оставил Денису свою визитку. На ней были указаны его данные, в том числе и адрес места работы. Решение поехать к Андрею Юрьевичу, так звали нотариуса, было принято немедленно. Денис смёл все с тарелки и осушил чашку кофе, но чувство насыщенности не наступало. «Нет, я не хочу есть, я просто нервничаю», - пояснял себе мысленно Денис свое состояние. Осмелившись обраться к девушке за прилавком пекарни с просьбой вызвать такси, юноше сделал первый шаг в поисках выхода из сложившейся ситуации.

Офис нотариуса находился в пятиэтажке жилого дома. Денис приехал рано еще до открытия и решил подождать. Он расположился на лавочке возле входа в контору. Ожидание было томным, но не долгим. На горизонте показалась знакомая фигура Андрея Юрьевича. Нотариус размеренно шел с автомобильной стоянки к входу своего офиса. Парень и нотариус поравнялись. Поднятые брови юриста выдали удивление от визита Дениса.

- Здравствуйте, мне нужна ваша помощь, - без лишних предысторий начал юноша.

- Здравствуй, пойдем в кабинет. Я рад тебя видеть, - с улыбкой поприветствовал его Андрей Юрьевич.

Они зашли в светлый и уютный офис. Прошли мимо стойки секретаря и направились в кабинет на двери, которого висела табличка «Нотариус. Бахтеев Андрей Юрьевич». Сам кабинет был просторным и светлым. Денис сел в удобное кресло напротив стола, за который сел его собеседник. Юрист сложил ладони домиком, а локти его уперлись в стол. Такая поза говорила о том, что он готов слушать. «С моей бабушкой что-то не так. Возможно она сумасшедшая. То как она себя ведет, пугает меня, и я не могу с ней жить. Что мне делать? Может у вас есть варианты?» - поведал Денис свою проблему. Нотариус встал из-за стола, подошел к металлическому шкафу. Открыл один из ящиков и ловким движением пальцев достал бумажную папку. Натянув очки на нос, он начал бегло просматривать страницы в папке. Денис наблюдал и напряжение нарастало. «Я знаю. Я понял, что мы будем делать. У меня есть заключение психиатра о заболевании твоей бабки. Но эта болезнь не опасна для окружающих. Чтобы ты смог ее положить в больницу на принудительное лечение тебе требуется вызвать санитаров, когда у нее будет припадок. Они зафиксируют ее приступ и оставят на лечение», - с довольным видом выпалил Андрей Юрьевич. Парень помолчал, а потом произнес: «То есть мне придется с ней жить?» Юрист снял очки и кивнул в ответ. «Денис, ты не переживай. У тебя есть мой номер, звони в любое время. Твой отец был моим другом. У него были причины не забирать тебя. Он ведь все время о тебе говорил. У него были проблемы со здоровьем ,возможно которые ему передались от его матери. Твой отец всю жизнь лечился и проходил терапию. Вот держи заключение психиатра, в нем диагноз твоей бабушки», - нотариус протянул ему листок формата А4. В заключение были указаны данные бабушки и прописан диагноз «параноидальная шизофрения».

Денис вышел из нотариальной конторы ощущения были неоднозначными. С одной стороны он получил вариант выхода из сложившейся ситуации, а с другой стороны ему придется побыть с бабкой до ее приступа. Солнце уже поднялось высоко. Парень знал, что это означает обеденное время. Ему хотелось попасть в квартиру до наступления темноты. Денис быстрым шагом направился в сторону видневшегося такси. «Эй, жирный!» - услышал парень звонкий мальчишечий крик. Денис обернулся и увидел, как двое мальчишек кидают мелкие камешки в пухлого мальчика. Тот только пытался сжаться и прикрыть голову от летящих в него снарядов. В памяти Дениса всплыла похожая ситуация. Он вспомнил, как бежал из школы, а за ним гналась троица его одноклассников. Они харкали в его спину на портфель. Отвешивали подзатыльники и оскорбляли Дениса. Он вспомнил, как забежал домой и захлопнул за собой входную дверь. Ему навстречу вышел дядя Игорь. С нахмуренным лицом он подошел к мальчику и спросил: «Что это с тобой? Почему такой красный и запыхавшийся? Фу, у тебя вся спина в харчках. Знаешь, что с такими как ты делают на зоне? Я знаю, ведь я там работаю. Снимай свой рюкзак и иди в ванную»,- мужчина подошел к Денису и силой взял его за шею. Мальчик не мог сопротивляться, ему было всего девять лет. Дядя Игорь завел мальчика в ванную комнату, заставил раздеться и лечь в ванную. Затем он помочился на ребенка. Денис плакал, просил этого не делать, но тот не останавливался, а лишь ухмылялся. Дальше случилось, то после чего мальчик потерял сознание. В его памяти отложился лишь момент, как дядя Игорь взял его волосы на затылке и потянул их назад с такой силой, чтобы ребенок не смог закрыть рот. Денис видел, как его дядя взял в руку свой половой орган и начал запихивать ребенку в рот. После этого Денис отключился. Таких моментов домогательств со стороны педофила было еще множество, но тот к счастью Дениса, был импотентом, и так и не мог осуществить свои больные фантазии.

Денис очнулся от своих воспоминаний, а мальчишки уже пропали из его поля зрения. Парень поспешил к такси. В своих размышлениях он и не заметил, как оказался у двери квартиры. Ключей у него не было, пришлось звонить в дверь. Старуха так же, как и вчера показалась в щели дверного проема. Затем она распахнула дверь перед своим внуком. Она хихикала и внимательно рассматривала Дениса. Парень прошел в квартиру и почувствовал, что запах тухлятины стал сильнее. Бабка посеменила в свою комнату. Денис не решился идти за ней, а отправился в гостиную. Он обнаружил свой мобильник, включил его. Посыпались сообщения. Юноша удалил их не читая, он знал, что все они от одного «Урода».

Денис весь вечер пытался вникнуть в суть телепередач, но ничего так у него и не получилось. Бабка не заходила к нему комнату и вела себя тихо. Парень, было, успокоился и решил, что сегодняшняя ночь пройдет без происшествий, но услышал неприятный звук. Он напоминал гортанные хрипы. У Дениса застыла кровь в жилах от ужаса. Он очень не хотел идти и смотреть на то, что делает бабка. В этот момент его озарила мысль. Он схватил телефон, набрал номер 112. «Диспетчер службы спасения слушает. Что у вас случилось?» - спросила девушка на той стороне трубки. «У моей бабушки приступ, она хрипит, помогите, вызовите психбольницу», - почти шепотом говорил Денис. «Продиктуйте ваш адрес», - ответила диспетчер. Паренек продиктовал и положил трубку. Звук из комнаты старухи был монотонным. Денис вслушивался, как вдруг хрипы стали приближаться. Денис рванул к двери комнаты и подпер ее собой, сев на пол. Он весь покрылся потом. Гортанные хрипы доносились прямо из-за двери. Бабку и Дениса разделяла межкомнатная дверь. Удар, еще удар. Бабка стучала обеими руками симметрично по двери в комнату. «Перестань», - выкрикнул Денис. Все резко закончилось. Не было слышно ни хрипов, ни стука, ничего. Денис услышал звонок в домофон и вскочил. Распахнул дверь он замер от ужаса. Старуха висела под потолком. Ее широко расставленные ноги, обтянутые белой кожей были усеяны венами. Парень осознал ,что она стучала не руками по двери, а этими ногами вися под потолком. Он поднял взгляд и увидел, ее черные, сверлящие глазенки. Они были неживые. Старуха щелкнула языком, и не спеша повернулась, все так же в воздухе, и направилась в свою комнату. При этом ее ноги были широко расставлены и она ступнями терлась о стены коридора. Старуха улетела к себе в комнату, а Денис подбежал к домофону и нажал кнопку с замком. Люди в белых халатах зашли в квартиру. «Где больная?» - сухо спросил санитар. Денис молча махнул в сторону комнаты. Бригада направилась по коридору вглубь квартиры. Юноша поплелся за ними. «Что беспокоит?» - подойдя к сидящей бабке на кровати, спросил один из врачей. «Она хрипит и ведет себя странно», - промямлил Денис. «Молодой человек, почему у нее вся шея в красных полосах? Вы кем ей приходитесь?» - рассматривая бабку, спросил все тот же врач. «Я ее внук. Я не знаю, что у нее за полосы», - ответил юноша. Врач подозрительно посмотрел на него и сказал своему коллеге: «Звони в полицию. Пусть разберутся».

Конец третьей главы. Продолжение следует...

Показать полностью
70

Наследство

Глава вторая.

Глава первая - Наследство

Автобус приближался к городу .Чем быстрее сокращалось расстояние до пункта назначения, тем больше Денис нервничал. Он понимал, что никто не встретит его на автовокзале. Потная ладонь сжимала листок с адресом в кармане. Мысли в голове сбивались. Для Дениса любая поездка была в новинку, и алгоритм действий выстроить самостоятельно являлось сложной задачей. Парень увидел за окном указатель с названием города, и у него сильно забилось сердце. Необъяснимая радость , смешанная с волнением переполняли Дениса. В окне автобуса пестрели здания с вывесками магазинов, аптек, торговых центров. Ему казалось, что улицы кишат людьми, что автомобили двигаются хаотично. Взгляду открывался большой город, намного больше, чем тот, который видел Денис раньше. В его, как он считал уже прошлом мире, не было такой динамики вокруг, не было таких высоток. Завороженный происходящим за окном, Денис не обратил внимания, как люди в автобусе начали собираться и вставать со своих мест. Движение остановилось, картинка за окном тоже. Денис оглядел салон и понял, что нужно подниматься и идти к дверям, но ноги были ватные, и встать с места оказалось трудно. Парень спустился со ступенек и почувствовал твердый асфальт под ногами. Теплый воздух обдал его лицо и он глубоко вздохнул. С собой у Дениса на плечах был дорожный рюкзак и в нем поместились все его вещи. Парень проследил за толпой людей, с которыми он ехал. Все они шли к высоким воротам, он двинулся вслед за толпой. Выйдя за ворота, Денис увидел автомобили с шашками такси. «Подойду и попрошу довезти меня до адреса», - думал он, вытащив листок из кармана.

- Здравствуйте, вы можете меня отвезти на этот адрес?, - обратился Денис к нескольким таксистам, стоящим возле одной из машин.

- Да, малец, поехали, - заглянув в листок, сказал высокий седой мужчина с усами. Денис кивнул, и внутренне обрадовался, что все просто складывается.

С заднего сиденья Денис изучал здания, перекрестки и удивлялся тому, как люди живут и ориентируются в этом мегаполисе. Путь казался длинным и извилистым, парень почти не запомнил маршрута, которым добирался до дома, где теперь будет жить. Его такси заехало во двор и остановилось возле девятиэтажки. «Приехали, с тебя пятьсот рублей», - не поворачиваясь, озвучил стоимость поездки таксист. Денис залез в рюкзак достал прозрачный пакет, в котором аккуратно были сложены купюры и расплатился с водителем. Такси покинуло двор, а парень стоял возле подъезда и не решался подойти к домофону. Вокруг бегали дети, они играли на огороженной современной детской площадке. Денис посмотрел на них с сожалением, ведь у него не было ни такой детской площадки, ни друзей. Из двери подъезда вышла молодая женщина, и Денис проскользнул внутрь. Он еще раз посмотрел на листок, на нем был указан шестой этаж. Уже в лифте он начал перебирать фразы, с которыми поздоровается с новоиспеченной бабушкой. Двадцать третий номер квартиры украшал обтянутую бордовым дерматином входную дверь. Денис нажал кнопку звонка. В эти секунды он слышал собственное дыхание. Замок повернулся, и из щели в дверном проеме виднелась металлическая цепочка, а под ней часть лица пожилой женщины. Ее глаз был темно-карий , почти черный, густая седая бровь и растрепанные седые волосы.

- Кто? - старческим скрипящим голосом произнесла она.

- Это я - Денис. Я – твой внук, - запинаясь, ответил парень.

- Внук? Я тебя первый раз вижу, но с удовольствием посмотрю, - сказала она, закрыв дверь и снова отворив ее уже нараспашку. Перед Денисом стояла худощавая старушка, в засаленном махровом халате такого же цвета, как и входная дверь. У нее было морщинистое лицо и шея. Она была седая с белой кожей и два черных глаза очень выделялись, они были похожи на пластмассовые, как у советских мягких игрушек. Она шагнула назад, и Денис войдя в квартиру, ощутил неприятный запах чего-то тухлого. Полы были выложены кусками старого линолеума, который уже давно не мыли. Бабушка посеменила вглубь квартиры. Денис скинул рюкзак на пол, разулся и отправился исследовать жилище. Первый делом он попал на кухню, там беспорядок был исключительным. Вся столешница кухонной стенки была уставлена грязной посудой, пакетами с макаронами и рисом. Он присвистнул. Следующая комната представляла собой гостиную. В ней находился старенький телевизор, вытертый диван и два кресла. Все было в коричневых тонах, даже ковер на стене. В одном из кресел сидела бабушка. Она молчала. Вдруг резко щелкнула языком и включила телевизор. Но не повернулась к изображению на экране, а продолжала смотреть на Дениса, а даже не смотреть, а сверлить его глазами. Парень вышел из комнаты, ему стало не по себе. После осмотра оставшейся квартиры он заключил, что спать будет в зале на диване, так как обе комнаты явно занимала бабка. Ее вещи валялись в обеих комнатах на полу и на кроватях. Поняв, что готовить ему придется самому, он отправился на кухню посмотреть, что же есть в холодильнике. На его удивление ,там был приготовленный куриный суп, и даже кусок вареной колбасы. Пока он осматривал содержимое холодильника, почувствовал у себя на спине взгляд. Похожие ощущения у него были в квартире тети Оксаны. В дни, когда он не мог заснуть и шел перекусить к холодильнику, в его спину пялился дядя Игорь. Он делал это молча. Дядя представлял собой здорового лысого мужика с пустыми змеиными глазами. Его внешность вызывала отвращение, а голос напоминал Лорда Во́лан-де-Мо́рта из фильма про Гарри Поттера. Денис, увидев этого персонажа, сразу узнал в нем дядю Игоря. «Жрешь?»- тихо спрашивал он. Денис съежился. Ему было тогда около десяти лет. «А пососать не хочешь?»- разразился дядя Игорь идиотским смехом.

У Дениса участилось дыхание, и он резко повернулся к бабушке. Она стояла очень близко, настолько близко, что паренек почувствовал ее запах. «Какой ты толстенький», - писклявым голосом сказала старуха. И потрясла живот Дениса ладонью. «Ты кушай, если хочешь», - с задором предложила бабка и быстро покинула кухню. «Мне просто нужно к ней привыкнуть», - попытался успокоить себя Денис.

Вечер наступил быстро. Денис нашел на полках в коридоре постельное белье и постелил себе на диване. Лежа он смотрел телевизор и щелкал каналы пультом. Бабка сидела в кресле, и Денис знал, что она смотрит на него. Несколько раз он пытался завести разговор, но она странно хихикала. Его это даже немного пугало. Когда она покинула комнату и направилась спать, Денис поставил телефон на зарядку и увидел пропущенные вызовы с неизвестных номеров. Он заподозрил дядю Игоря и решил выключить телефон на ночь. Заснуть быстро не получалось. Денис прислушивался к шорохам и вглядывался в темноту, но усталость берет свое и подросток провалился в сон. Во сне он качался на качелях так высоко, что голубое небо можно было потрогать рукой. Но вдруг качели начали скрипеть. Звук стал неприятным и будоражащим. Денис распахнул глаза. И услышал, что скрип продолжается из другой комнаты. «Это не сон», - подумал он. Денис сел на диван и прислушался. Скрип был явственным и монотонным. Он решил пойти посмотреть на источник звука. В темном коридоре скрип казался поглощающим воздух в квартире. Денису становилось тяжело дышать. Он остановился на распутье между двух комнат и четко понял, из какой идет звук. Он заглянул за угол. В открытой двери комнаты он увидел освещенную лунным светом кровать, заваленную барахлом. На ней сидела старуха, ее голова была закинута назад. Из широко раскрытого рта вырывался этот ужасный скрип. С каждым выдохом из ее груди звук заполнял квартиру. Денис замер и наблюдал, как вдруг она резко повернула голову в его сторону, уставилась на него своими черными глазами. «Закрой дверь!» - невероятно зычно вскричала бабка. Денис послушно пошел в сторону двери, и тут старуха спустилась с кровати и уже стояла напротив парня. Он не решился сделать еще шаг. Денис начал отступать и отправился к себе на диван. Перед тем, как лечь запер за собой дверь. И услышал тишину. «Как же это? Как она так делает? Что же теперь будет?»…

Конец второй главы. Продолжение следует.

Показать полностью
50

Пиононо

Однажды, в монастырь святой Клары деревни Лоха, привезли вдовствующую герцогиню. Событие сие, надо сказать, вполне рядовое, и монашки не придали ему особого значения, до тех пор, пока не увидели аристократку своими глазами:

Молодая(всего 33 трех лет от роду), тонкая, статная, хорошенькая, хоть и маленькая...

Это была Ана де Мендоса -- герцогиня Пастрана, более известная всему миру, как принцесса Эболи. Пожелай она скрыть свое имя перед монахинями, ей бы это все равно не удалось, ибо она была единственной дамой из высшего общества, у которой не хватало одного глаза.

Монашки, тут же принялись перемывать косточки новоявленной послушнице, а посплетничать было о чем: принцесса Эболи—фаворитка короля Филиппа Второго, и самая знаменитая придворная интригантка своего времени...

Сплетни—это домыслы, а домыслы--порождение вопросов, оставленных без ответов. А вопросов, у скучающих монахинь, было оОй как много...например:

1) А как Эболи лишилась глаза?

2) А не слишком ли странно, что муж ее почил сразу, как только поползли слухи о симпатиях короля к Ане?

3) Почему принцесса ушла в монастырь, оставив в миру на попечении родни девятерых своих детей?

И, наконец,

4) почему ее недолюбливает сама преподобная мать Тереза Авильская—святая преобразовательница ордена босоногих кармелиток?

За несколько дней жизни в монастыре, принцесса Эболи бесконечное число раз ощущала спиной недобрые взгляды соседок по святой обители и слышала непрекращающееся шу-шу-шшу-шу-шу....

«С этим надо что-то делать»--подумала Ана: «И молиться приятнее, если отношения с сестрами во Христе хорошие, вот надо и заняться налаживанием этих самых отношений...»

Развеивать мифы о своей персоне, Эболи и не думала, ибо оправдания перед кем-либо, были ниже ее достоинства... что остается(?)....хорошо бы сделать нечто хорошее, полезное, тем самым завоевать уважение к своей персоне...

«Нужно найти проблему, животрепещущую для всех в этой обители, а может и для всей деревушки, и красиво устранить ее» -- решила Ана: " Нет проблемы? Необходимо создать ее, и так же эффектно решить".

Долго искать не пришлось, ибо проблема лежала на виду:

Губернатором деревни Лоха, совсем недавно, стал Фернандо де Кабра—граф, старый прелюбодей, и просто сукин сын,  каких еще поискать.

Дело в том, что как только этот распутник вступил в должность, он сразу восстановил "прима ноктес"(право первой ночи)! Каково а? Да об этом праве в Лохе уже лет триста никто не слыхивал...

Но, граф заявил: « Любая, вышедшая замуж простолюдинка из моих владений, обязана провести первую ночь со мною, что всем следует понимать как благословение господином брачного союза своих подданых»......и еще добавил, с издевательской ухмылкой: « Любая простолюдинка, если конечно она не хромоножка...»

Честные девушки Лохи, желавшие сохранить невинность для своего мужа, сразу после свадьбы, собирали на поднос различные явства со свадебного стола, и с этими подношениями начинали восхождение по длинной и крутой лестнице, ведущей в замок графа...

Будто случайно, девушки спотыкались, ломали себе лодыжку, и на всю жизнь оставались хромоножками,но, сохраняли свою женскую честь и доброе имя...

Именно поэтому, уже почти пятьсот лет, по всей Андалусии ходит поговорка: «Женщины Лохи, кто не проститутки, те хромоножки». Мда,...тогда это звучало печально, а ныне обидно, но тут уж ничего не поделаешь....

Но что же граф? Ай да сукин сын, ай сластолюбец -- день, когда принцесса Эболи узнала его имя, стал для него одним из самых черных... Ведь наша светская львица имела компромат на бОльшую часть высокородных дворян Испании...

Эболи вспомнила историю, рассказанную ей своим мужем о графе де Кабра...

Дело было так:

Десять лет назад, муж нашей героини -- Руй Гомеш, герцог Пастраны, прибыл с краткосрочным посольским визитом в Марокко. В свите герцога состоял и граф де Кабра.

Не знаю, каким местом думал граф, но уже на второй день визита в Фесс, своими любовными похождениями, чуть было не развязал войну между двумя державами..

Граф вожделел наложницу одного высокородного мавра по имени Абу Али ибн Саид...и даже не спрашивайте меня о том, как это вообще возможно-- воспылать страстью, видя только лишь два глаза сквозь узкую прорезь никаба...

Много ли нужно вспыльчивому мавру, чтобы глаза его налились кровью от гнева и ревности, и в его сердце родилось непреодолимое желание мести? Всего то, донос слуги, ведающий о том, что граф хлопнул наложницу Зухру по пятой точке, когда та проходила по коридору дворца, замыкая длинную вереницу жен и наложниц...

Хлопок по попе! Достаточно для кровавой мести? Эх, маловато будет, даже для мавра, но проучить наглеца необходимо...

И мавр затевает игру: его люди надевают маски и выкрадывают графа, увозят его в дом, посреди удаленного от всего на свете оазиса. Абу Али, предстал перед графом в маске и объявил следующее:

-- Вы -- позор для Испании, де Кабра, и в исламе и в христианстве, прелюбодеяние—большой грех! Мы видели, как вы пристаете к честным женщинам на базаре...любите сладенькое? Так сегодня будет много сладкого...

После этих слов, люди Абу Али схватили графа и посадили его в громадный котел, наполненный сладким кремом для пирожных и стали подогревать котел на медленном огне...

У графа приключилась истерика: он верещал, как испуганная девушка, просил прощения, но его палачи в масках, посмеиваясь, продолжали помешивать крем в котором томился граф.

И лишь когда крем в котле стал нестерпимо горячим, а де Кабра уже окончательно впал в отчаяние(прочел девятьсот раз "Отче наш", вспомнил все молитвы, которые знал и не знал, покаялся во всех свершенных и несвершенных грехах), в дом ворвались какие-то воины и перебили мучителей.

Шефом избавителей графа от страданий и гордым спасителем, назвался сам Абу Али. Графу невдомек было, что бой у котла( в коем он сидел), в коем были перебиты все люди в масках, являлся мастерски подготовленной инсценировкой.

Графа освободили, и через два дня выслали в Испанию, но на всю жизнь де Кабра возненавидел арабские сладости...

Вспомнив все обстоятельства былых приключений графа, Эболи начала действовать:

Выходила замуж очередная простолюдинка Лохи, и в разгар свадьбы, Ана распорядилась вызвать девушку к себе в келью. Принцесса приготовила бисквитный рулет, нарезала его, и поставив кусочки рулета на попа,  залила их таким же кремом, которым некогда отучали от сладкого графа.

Готовые плюшки, Эболи отдала девушке и наказала следующее:

-- Когда придет время отправиться в замок де Кабры, возьми в подношение ему эти сладости, и молись, чтобы все случилось так, как я задумала, и все будет хорошо...

-- А как называются эти рулетики? –спросила девушка.

-- Незнаю, я их только что придумала, — ответила Эболи, — как звать то тебя, дитя?

-- Нона, — смущенно сказала девушка, -- я -- девятый ребенок в семье, потому и имя мне дали такое странное...

-- Вот пускай и пироженое зовется Ноно.—улыбнувшись, произнесла Ана.

Тем же вечером, Нона вошла в замок к графу со своим сладким подношением.

Едва завидев кремовые шапочки и учуяв их аромат, граф принялся чихать, правый глаз его задергался, после началась икота, задрожал голос и сорвался с баритона на фальцет...

Граф, поспешно выгнал девушку, чтобы она не видела его в таком состоянии, и несколько дней не выходил из замка. Когда окончился период затворничества, он прелюдно объявил об отмене «права первой ночи».

Обитатели Лохи, были несказанно благодарны Эболи за содеянное, а сестры-монашки перестали шушукаться за ее спиной.

Но, недолго Ана наслаждалась признательностью и уважением жителей Лохи, ведь уже через месяц, после описаных событий, она была вызвана королем ко двору...

А пироженое Ноно, стало главной гордостью деревенских кондитеров на века. Четыреста лет спустя, Лоху посетил папа римский -- Пий Девятый. Он поробовал Ноно, и ему понравилось, а местные жители это заметили, и решили переименовать пирожное Ноно, в Пиононо, в честь папы римского...

И по сей день, Пиононо пользуется популярностю, рецепт частично засекречен, и лучшие пирожные этого вида делаются в деревне Лоха и в соседнем городке Санта Фе...


Примечание:

"Mujeres de Loja, si no son putas, son cojas"(перевод: женщины Лохи, если не проститутки, то хромоножки)

"Donde hay tejas balcones, hay putas y cabrones."(поздняя ответная фраза жителей Лохи на первую, перевод: где есть крыши и балконы, есть проститутки и козлы).

Показать полностью
62

Наследство

Глава первая.

Из приоткрытого люка междугороднего автобуса Денис чувствовал приятный и ласковый воздух, присущий концу августа. Вдоль трассы за окном сменялись, как кадры на убыстренном видео начинающие желтеть деревья. Чистое небо и яркое солнце ослепляли и заставляли щуриться. В это время года ощущается, как природа начинает обновляться. Деревья готовятся скинуть листья, почва отдает всё то, что созрело за лето, солнце перед холодами ярче светит. Денису всего шестнадцать, и эти впечатляющие его за окном природные изменения, подкрепленные опьяняющими запахами ранней осени, зарождали в его душе надежду, а так же ощущение свободы. Путь на этом автобусе для него - это целое путешествие. Это первый выезд из дома тети, у который он рос. Денис ждал этого дня последние десять лет. Конечно, неизвестность пугала, но юность обладает даром - с радостью и воодушевлением идти к неизведанному.

Жизненные испытания, выпавшие на долю этого парня, научили его нескольким простым правилам. Все эти правила помогали ему жить в доме. С самого детства, как только он оказался под опекой тети Оксаны, он понял, что нельзя выражать свои желания или протесты. Лучшая позиция - как можно дольше оставаться невидимкой. Если никто не обращает внимания на тебя, значит нет причин тебя наказать. Мама Дениса была замечательной женщиной, которая безмерно любила своего сына. Она растила его одна. Воспоминания до его шести лет были наполнены счастливыми моментами, такими как поцелуи и объятия мамы, ее смех, улыбка, длинные сказки на ночь и колыбельная, которую мама пела своему сыну на ночь. Когда Денису ставилось сильно и горестно, и безысходность застилала глаза слезами, он напевал у себя в голове:

"Ложкой снег мешая,

Ночь идет большая,

Что же ты, глупышка, не спишь."

Иногда это помогало успокоиться.

Денис лишился матери в возрасте шести лет. Прекрасная и молодая женщина скончалась от рака. Болезнь убила ее за считанные месяцы. Мальчик бы остался сиротой, но под свою опеку его забрала к себе его тетя. Тетя Оксана была родной сестрой матери. Отличались они друг от друга разительно. Тетя Оксана представляла собой полную женщину с приятными чертами лица. Природа наделила ее яркими голубыми глазами, аккуратным вздернутым носиком и полными губами. Мама Дениса в его воспоминаниях была высокой стройной женщиной с ослепительной улыбкой и заразительным смехом. До смерти мамы Денис очень редко видел свою тетю, буквально несколько раз. Будучи совсем малышом, он начал жить в семье тети Оксаны.

В его памяти день знакомства сохранился частями. Он помнит, как открылась дверь в квартиру, в которой он прожил следующие десять лет. Тетя легонько подтолкнула его сзади, чтобы он вошел в квартиру. Ему навстречу выбежал двоюродный брат. Они были ровесниками. Денис помнит, как надеялся, что будет жить с братом в одной комнате, но ему постелили в зале на диване. Этот диван так и остался спальным местом для Дениса на все оставшиеся годы. Ему было очень некомфортно в ту ночь, он не мог заснуть. Диван был старым и продавленным, от него пахло пылью. Комната была темной из-за больших цветов в горшках на подоконнике. Эти цветы почти полностью закрывали окно. Денис помнит, как смотрел в потолок и тихо плакал от тоски по маме и от одиночества. На второй день в его семье ему разъяснили правила проживания, из которых он точно понял, что ему нельзя опаздывать. А опаздывать нельзя на все приемы пищи за общим столом, иначе останешься без еды вовсе. Так же нельзя приходить домой позже шести часов вечера, это правило для Дениса сохранилось и по сей день, именно поэтому он и не смог завести друзей. Смотреть телевизор было разрешено только в присутствии взрослых. Книг в доме было очень мало, а настольные игры были только в комнате Лёни -так звали его двоюродного брата.

Первые пару месяцев Денис привыкал к тому, что ему нельзя первым обращаться к людям, говорить только тогда, когда к нему обращаются. Привыкал к тому, что заставляли доедать всю порцию еды, даже если уже болел желудок. Иногда пищеварительная система не справлялась, и Дениса выворачивало прямо около стола. Как только рвотные массы заканчивали извергаться из ребенка, к нему подходил его дядя Игорь - муж тети Оксаны. Силой усаживал Дениса на стул и давал несколько пощечин, обычно ограничивался тремя. От ударов у шестилетнего мальчика сводило скулы. После того, как дядя Игорь заканчивал свое наказание, он заставлял Дениса идти в ванную комнату за половой тряпкой и ведром. Ребенок ползал под столом вымывая пол от того, чем его вытошнило. Во время уборки Дениса могло еще пару раз вырвать. Он отлично помнит дрожащие руки, возившие половую тряпку, которая пропитана его рвотой. Денис помнит тошнотворный запах, так же крупные соленые слезы на своем лице. Никто из родственников не собирался ему помогать, они даже не прерывали свою беседу за столом. Единственно, Лёня вставал и уходил когда был сыт. Ему было позволено не опустошать тарелку. В результате таких издевательств над желудком Дениса, он начал страдать от ожирения. И через год из худенького жилистого пацаненка он превратился в толстяка с отдышкой. Однажды Денис выполнял задание тети Оксаны и разбирал ящики в советской стенке, которая занимала место в коридоре. Наткнувшись на ветхий в кожаном переплете альбом с фотографиями, он начал его рассматривать. Фотографии были черно-белые, вставленные в рамочки из картона. Внимание привлек снимок детской новогодней елки. На нем была запечатлена тетя в платьице, украшенном новогодней мишурой. Денис обратил внимание, что она была очень полной девочкой. С фотографии на него смотрела малышка лет семи, он поразился внешнему сходству с тетей Оксаной. "Если на меня надеть платье я буду такой же как она", - с горечью подумал он.

С первого класса Денис познал все возможные вариации оскорблений толстяков. Кроме как "свинота", "жирдяй" и "сало" к нему никак не обращались. Он знал, что не у кого искать защиты и защититься он сам не мог. Оставалось только терпеть.

"У меня наконец-то будет своя комната. Да, что там комната, своя квартира", - мысленно разговаривал сам с собой Денис. Счастье свалилось на него в виде наследства, которое оставил ему его родной отец. Наследство состояло из пары сотен тысяч рублей и трехкомнатной квартиры, в которой осталась жить его бабушка. Денис знал о ней только то, что она престарелая мать отца. По условиям наследования Денис должен заботиться о старушке, но при этом имеет полное право жить в этой квартире, а после ее смерти он остается единственным наследником.

Денис держал путь в абсолютно незнакомый ему город, к людям, которых он не знал. Но это мысль его не особо стращала, так как город, в котором он рос и люди, окружавшие его, были либо ему незнакомы, либо будь у него выбор, он бы выбрал вовсе с ними не знакомиться.

В кармане ветровки завибрировал стареньки Nokia. Денис вытащил мобильный телефон и на экране увидел название контакта "Урод". Таким именем прописал он своего дядю Игоря. Денис нажал на кнопку сброса вызова. Его затрясло. В тот же момент парень испытал сильное чувство голода, оно накрывало его, как только он начинал нервничать. Решив утолить голод водой, Денис полез в рюкзак. Пока он копошился в поисках бутылки, почувствовал вибрирование телефона в кармане. Он наткнулся на бутылку воды, спешно ее схватил, открутил крышку и жадно начал пить. Струи воды текли по его подбородку. Телефон не прекращал вибрировать. Глубоко вздохнув, Денис вытащил телефон из кармана и там высвечивался всё тот же "Урод".

- Да, - резко и громко ответил Денис, нажав кнопку приема вызова.

- Привет, - послышался голос в трубке. Он был тихими и омерзительным одновременно.

- Не звони мне никогда, тварь. Я добавлю тебя в черный список, - разъяренно говорил Денис.

- Ну, успокойся. Что ты так раскрылился? Разве тебе было плохо? Я думаю нам обоим было хорошо, - ухмыляющийся голос, пронизывал сквозь кожу - ненависть начинала наполнять Дениса. Ему казалось, что даже кровь в жилах начала кипеть. Отключив вызов, парень начал искать в меню "Черный список". У него тряслись руки и он с трудом сдерживал слезы.

"Я хочу, чтобы ты сдох", - прошипел сквозь зубы Денис…

Показать полностью
70

Слон

Геракл стоял на берегу Гибралтарского пролива, и размышлял: он совершил уже одиннадцать подвигов, и, казалось бы, ему ли не знать все о путях силы,.., но сейчас перед ним из морской пучины к небесам возвышался титан Атлант, и своими могучими плечами подпирал свинцовый небосвод. Понял герой, что еще многого не знает, и обратился он тогда к титану:

-- В чем сила, дед?

-- В преодолении непреодолимого. — ответил Атлант.

-- Как же это? — удивился Геракл.

-- Доплыви до меня, тогда узнаешь. — прогремел ответ...

Геракл вступил в воды пролива, и поплыл. Свирепый ветер Сироко, увидев героя в воде, единственным вдохом вобрал в себя песчаный смерч, кружившийся над пустыней, и изрыгнул из себя колючий песок Сахары на пловца.

Геракл плыл...

Бог Посейдон, завертел своим трезубцем, и разверзлись по всему проливу гневно бурлящие и клокочущие воронки.

Геракл плыл...

Великий змей Пифон, небрежно махнул своим хвостом, и волна понесла пловца в водоворот.

Геракл плыл............он плыл на месте, ибо поровнялся по силе с мощью водоворота...

-- Морские просторы -- не твоя стихия,—подобно раскатам грома в грозовой туче прозвучали слова Атланта в ушах героя, — покори ее, обуздай, подомни под себя, подчини...преодолей.

Геракл сжал зубы, и с яростным рыком выдохнул в воду, оттолкнулся ногами от воды, подобно дельфину, избивающему хвостом толщу воды, и, раскинув сперва руки в стороны, затем забросил их одновременно вперед себя, и стал совершать двойные гребки, подминая воду под себя...отталкиваясь от нее, и вылетая из нее, потом вновь погружался в воду...снова двойной гребок, и снова в полет, как лебедь над водой...


Ганнибал сидел на берегу Эбро, и размышлял, как заставить боевых слонов переплыть через реку (упрямые животные наотрез отказывались идти в воду).

К нему подошел командир фракийских наемников Слут:

-- Ты звал меня, генерал?

--Да, Слут, — ответил Ганнибал, — ты ведь жрец Геракла, не так ли? Ответь же мне, в чем сила брат?

Слут сел на валун напротив пунийца, и подумав, сказал:

-- Сила, в преодолении непреодолимого...

-- Это как сурку перегрызть глотку льву? — усмехнулся Ганнибал...

-- Это, — Слут посмотрел на генерала невидящим взором, будто мысленно вошел в предложенный Ганнибалом образ, — это как сурку притвориться мертвым, застать льва врасплох, внезапно вцепившись ему в глаз, и вырвать сквозь глазницу из мозга драной кошки саму мысль, что перед ним был всего лишь сурок, и сожрать ее(мысль) на глазах у своих сородичей и всего львиного прайда. Это-- быть дерзким в своей отваге настолько, что свои преклонятся, чужие обратятся в бегство, а Олимп содрогнется от удивления и восхищения, и благоволит удачей в схватке...

Пока Слут говорил, его глаза налились кровью, мышцы вздулись и побагровели, и весь он, казалось, в два раза увеличился в размерах. В этот момент, рядом проходил нумидиец со сворой боевых мастифов на привязи, внезапно псы, жалобно заскулив, шарахнулись от фракийца в сторону лагеря так стремительно, что поволокли споткнувшегося нумидийца за собой по песку и кочкам...

Ганнибал усмехаться перестал:

-- У нас 50 слонов, — сказал он, — я хочу перейти с ними, и со всем моим войском через Альпы. Что думаешь об этом?

-- Идиотский план, мой генерал...

-- В той же мере идиотский, как и способ плавания Геракла через пролив, не находишь?— парировал Ганнибал...

-- Но Геракл--бог.

-- Да-да, но как бы ты его называл, не соверши он того, что совершил? Сила покоряется отважным, не справься Геракл со своими подвигами, слыл бы идиотом, а справился--встал в один ряд с богами...

-- Но в Альпы со слонами, это просто идиотизм!— стоял на своем Слут.

-- Вот! — воскликнул Ганнибал, — и даже ты, жрец, рассуждающий о том, как боевой сурок превращает львиный прайд в груду бездыханного мяса, даже ты, непоколебим в своем мнении. Значит так и сделаю...

-- Но в чем же смысл? — удивился Слут..

-- В том, — ответил генерал, — что никто не ждет от меня столь «идиотского» поступка, и никто не поверит, что я пойду со слонами через Альпы, и лишь самые проницательные осознают, впоследствии, что слонов я веду не покорять заснеженные кручи, а подмять под себя всю силу галльских племен по пути к горам. Люди в Галлии никогда не видели ничего подобного, они пойдут с тем, у кого под рукою настолько немыслимая мощь, и, если хотя бы несколько слонов пройдут через альпийский перевал, пройдут и люди, идущие за силой, повлекшей их за собой. Осуществляя немыслимое, мы подминаем под себя всю мощь эффекта внезапности.

-- Иной раз задаюсь вопросом,— задумчиво проговорил Слут, — кто из нас жрец Геракла? Ты, или я?

-- Ты, конечно же только ты Слут, — засмеялся Ганнибал, — и у тебя есть возможность доказать, что ты достоин своего кумира...

-- О чем ты, мой генерал?

-- Ты умеешь плавать так же, как научил Геракла Атлант?

-- Обижаешь генерал, — притворно насупился Слут, —плавать так—это необходимый навык для инициации в жрецы Геракла...

-- Отлично, — обрадовался пуниец, — мои слоны покорят галльские племена, а ты покоришь моих слонов. Эта задачка, как раз по плечу жрецу сильнейшего из рожденных смертной женщиной....

-- Что прикажет мой генерал? — Слут поднялся с валуна, выпрямился, и его взгляд выразил непоколебимую решимость...

-- Порань самку-матриарха моих слонов, —заговорил Ганнибал обыденным тоном, будто советовал кухарке, как суп варить, --...и после этого, переплыви реку Эбро...


Вечер.


Авангард карфагенской армии рассыпался на дозорные группы вдоль всей переправы для обеспечения ее безопасности. Отряд погонщиков боевых слонов расположился на северном берегу Эбро , и принялся суетливо огораживатт кусок берега столбиками с пылающими факелами. На южном берегу, плотным строем, щитом к щиту, встало сорокатысячное войско, заставляя ютиться пятьдесят слонов на тесном клочке песочного пляжа между рекой и армией.

Командир фракийских наемников -- Слут, в одной набедренной повязке и с мечом в руке подошел к самке-матриарху, и разрубил ей половину уха. Слониха разъяренно заревела

, и бросилась на обидчика....

Слут, отшвырнул меч в сторону, и побежал в реку, слониха за ним. Они плывут...

Ганнибал дает знак, и вся армия начинает мерно бить мечами о щиты, стращая слонов, и задавая ритм пловцу....

Фракиец плывет как бог, выныривая из воды, и забрасывая обе руки одновременно вперед для нового гребка, как дельфин, то и дело показывающий свою спину закатному солнцу, и вспенивающий хвостом водную гладь, порхает над водою, точно бабочка. Слониха плывет за ним...все ближе....ближе....под мерный грохочущий стук мечей о щиты....один удар-один гребок....один удар-один гребок...

Смущенные грохотом тысяч мечей о щиты, и воодушевленные примером матриарха, боевые слоны устремляются в реку, и плывут к северному берегу...


ПЭ...ЭС: В конце третьего века до нашей эры, армия карфагенского полководца Ганнибала, с пятьюдесятью боевыми слонами, перешла через Альпы, и вторглась в земли Римской республики...

С перевала спустились только семь слонов из полусотни, и только половина армии(одни наемники погибли, многие дезертировали).

Несмотря на колоссальные потери, Ганнибал, вторгшись на Аппенинский полуостров, принялся крушить римские легионы один за другим, и на многие годы слыл непобедимым...

За всю историю человечества, лишь два полководца со своими армиями смогли перейти через Альпы: это Ганнибал, и Александр Васильевич Суворов....

Есть мнение, что самый технически сложный, и требующий максимальных физических усилий стиль плавания – баттерфляй(бабочка), был придуман Гераклом, когда тот обучался у Атланта естественной философии в водах Гибралтарского пролива...

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: