30

Гагарина,23 (Часть четвёртая главы 33-35)

Аннотация — Новый мистический триллер

Часть первая главы 1-4 — Продолжение поста «Новый мистический триллер»

Часть первая главы 5-6 — Гагарина,23

Часть первая главы 7-9 — Гагарина,23  (Часть первая главы 7-9)

Часть первая главы 10-11, Часть вторая глава 12 Гагарина,23 (Часть первая главы 10-11, Часть вторая глава 12)

Часть вторая главы 13-15 — Гагарина,23 (Часть вторая главы 13-15)

Часть вторая главы 16-17 — Гагарина,23 (часть вторая главы 16-17)

Часть вторая главы 18-21 — Гагарина,23 (Часть вторая главы 18-21)

Часть третья главы 22-24 — Гагарина,23 (Часть третья главы 22 -24)

Часть третья главы 25-28 — Гагарина,23 (Часть третья главы 25 -28)

Часть третья главы 29-30 — Гагарина,23 (Часть третья главы 29-30)

Часть четвёртая главы 31-32 — Гагарина,23 (Часть четвёртая главы 31-32)

Гагарина,23 (Часть четвёртая главы 33-35) Мистика, Страшные истории, Демон, Ужасы, CreepyStory, Текст, Крипота, Авторский рассказ, Электронные книги, Книги, Самиздат, Длиннопост

глава 33


Тимка сидел на руках у Анны Борисовны, стоявшей у окна в своей комнате. Пожелтевшие листья трепетали на ветру и, плавно кружась, облетали с деревьев. Она с грустью сказала:

― Как быстро пролетело лето, ― и улыбнулась ребёнку, сосредоточенно сосавшему пустышку.


В углу, на этажерке упала рамочка с фотографией Ленина в Горках. Здесь фанатка мировой революции устроила иконостас, посвящённый создателю первого в мире социалистического государства: Ленин и Горький, Ленин и Крупская, Ульянов-студент, маленький кудрявый Володя. На больших полках этажерки, плотно друг к другу, стояли книги вождя и о вожде. Анна Борисовна вернула фото на место.


― У-у! ― Тимка показал пальчиком на верхнюю полку. Там, рядом с репродукцией картины «Мы пойдём другим путём» сидел рыжий кот ― первый кот в Тимкиной девятимесячной жизни.

― Тебе нравится эта картина? Здесь изображён молодой Владимир Ильич, успокаивающий мать после казни старшего брата Александра.

― И-ых! ― радостно взвизгнул ребёнок и протянул пустышку зевнувшему коту.

― Какой ты смешной! Хочешь дать сосочку Ленину?

― Гы-ы, ― развеселился Тимка, увидев голову А́врума, показавшуюся из стены. Демон то закатывал, то сводил к переносице совиные глаза. Мок выглядывала и пряталась за шторой под потолком. Ликующий малыш пытался подпрыгнуть, пускал пузыри. Анна Борисовна с трудом удерживала крепенькое тельце.

― Ну-ну, угомонись, непоседа, и так с трудом держу тебя. Вот подрастёшь, и я расскажу тебе много интересных историй о Владимире Ильиче.


Незапертая входная дверь приоткрылась ― окликнув хозяев, держась за спину, зашла соседка Айгуль с большим животом и попросила термос.

― В нашем колба лопнула. Бола́т поедет на рыбалку с другом, пусть у них там будет крепкий сладкий чай.

― Как же он уедет и оставит вас в таком положении?! ― возмутилась Анна Борисовна.

― Срок подойдёт через две недели. Время ещё есть. Пусть съездит. Мы же с Арала ― привыкли к рыбе, а здесь даже спинку минтая редко продают.


Несколькими часами позже Анна Борисовна услышала голос соседа, хлопок закрывающейся двери и топот быстро спускающихся по лестнице молодых сильных ног.


глава 34


Айгуль не могла пошевелиться, лишь глаза оставались подвижными. Она пыталась рассмотреть место, в котором неизвестно как очутилась. Всё, что удалось увидеть, — это корни деревьев, свисающие сверху, и мокрые земляные стены. По ощущениям, её тело лежало на большом плоском камне. Где-то гулко падали капли воды. Это мешало думать о том, как она здесь оказалась. Очередное «кап-кап» возвращало мысли к началу. Недоумение от происходящего глушило панику.


Вне видимости послышался непривычный уху звук ― шуршание, будто ползла большая змея, скребя жёсткими чешуйками. Шорох приближался сбоку. Скосив глаза, Айгуль увидела то, что не укладывалось в картину мира, что вызвало желание сжаться, но у обездвиженной женщины не дрогнула ни одна мышца. Хотела закричать, но вместо крика лишь замычала ― мышцы рта оставались неподвижными.


Снизу на стену заползала огромная мерзкая сколопендра. Чудовище, перебирая несметным количеством маленьких ножек, извиваясь, двигалось по стене вверх. С клёкотом тварь ловко перебиралась по корням и, зацепившись за самый длинный из них, повисла, покачиваясь, над Айгуль. Сколопендра смотрела на неё лицом их бабушки. Нет — это не лицо ― морда! Вместо носа сокращающаяся дыра с перегородкой ― тварь принюхивалась. Злобные глазки с ненавистью смотрели из-под нависшего низкого лба. С выступающих из пасти острых зубов капала слюна и больно жгла кожу лежавшей под нею жертвы.


У сколопендры из-под головы выросли руки-щупальцы с острыми когтями на концах. Айгуль не видела свой живот, но почувствовала, как тварь когтём вспорола его, раскрыла как сумку и изрубила то, что находилось внутри. Бессильные слёзы стекали в уши, мычание перешло в сиплый хрип ― невыносимый ужас перекрывал боль. Сколопендра длинным языком вытаскивала содержимое живота и заглатывала, громко вереща после каждого кусочка. Капли воды падали всё громче и громче, от их гула под телом вибрировал камень.


Кап-кап, кап-так, тик-так, тик-так. Айгуль открыла глаза ― часы громко тикали на прикроватной тумбочке, показывая шесть часов утра. Муж вчера уехал с другом на рыбалку. Вспомнив пещеру, схватилась за живот, вздох облегчения ― всё на месте, целое и невредимое. Ребёнок толкнул ножкой. Страшный сон, на удивление отчётливый и реальный, выветривался из памяти с каждой минутой бодрствования.


Айгуль накинула халат, массируя поясницу, пошла к выходу из спальни. Подняла глаза и вскрикнула. В щель между проёмом и приоткрытой дверью из сумрака прихожей на неё смотрела бабушка. Память услужливо вытащила наружу уже почти забытый сон. Старуха отступила назад и будто растворилась. Поддерживая живот, Айгуль быстро пошла мелкими шажками, почти побежала к входной двери, выскочила на лестничную площадку. Замок клацнул, закрывшись. Ключ остался в квартире со зловещей старухой.


Хотела постучать к Анне Борисовне, но поняла, что не сумеет объяснить визит в такое раннее время. Медленно спускаясь по лестнице, вспоминала, где видела уличную уборную.


Раннее утро, выходной день. Одинокая беременная женщина в домашнем халате, воспользовавшись загаженным общественным туалетом, умывалась из колонки. Размышлять о том, что будет дальше, не хотелось. Да и что тут думать ― ключа нет, мужа нет, все вокруг ещё спят. Вернулась во двор своего дома и села на скамейку. Мучила утренняя изжога беременных; ещё не ушедшая ночная прохлада пронизывала до костей ― всё-таки уже конец лета.


Как многие пожилые люди, Алихан Муратович спал мало, просыпался рано. По давно заведённому порядку каждое утро гулял вокруг дома. Старый ветеринар очень удивился, увидев одинокую женщину в пустом дворе, подошёл, узнал Айгуль.

― Дочка, что ты здесь делаешь в такую рань? В твоём положении нужно поберечься. Что-то случилось? ― спросил старик по-казахски.

― Я плохо знаю казахский, ― Айгуль покраснела. ― Поняла, что вы сказали, но ответить смогу только на русском.

Старик покачал головой и заговорил по-русски:

― Ты поругалась с мужем? Я могу тебе чем-то помочь? ― Алихан Муратович присел рядом.

Айгуль сама не поняла, как так получилось, но она выложила всё малознакомому человеку, по-доброму посмотревшему на неё в это холодное, одинокое утро.

― Вы думаете, что я сошла с ума?

― Нет, я думаю, что твои страхи оправданы. Эта ваша бабушка… хм, с нею что-то не так. Знаешь что, идём ко мне ― поешь, поспишь в тепле. Твой муж вернётся ближе к вечеру. Я знаю, где озеро, на котором он рыбачит, — это далеко.


Айгуль, укрытая пледом, перестала дрожать и спокойно уснула. То, что она рассказала, очень встревожило и подтвердило догадки старика, наблюдавшего за событиями в доме. Здесь творилось что-то неладное, зло поселилось в их хрущёвке. Алихан Муратович решил вызвать телеграммой младшего брата.


Брат ветеринара, Садык, как многие из их рода, при рождении получил дар баксы́ (шамана). Сам Алихан обладал умением понимать и лечить животных, поэтому, окончив институт, стал высококвалифицированным ветеринаром, даже получил бронь во время войны. Садык воевал в дивизии Панфилова, выжил в кровопролитных боях под Москвой благодаря шаманским навыкам ― пули и осколки снарядов всегда пролетали мимо. В пылу сражений эту странность никто не замечал. Садык тщательно скрывал свою необычность ― член партии не может быть каким-то там баксы́. Алихан Муратович знал, что только брат сможет понять, в чём дело, и принять меры.


Бола́т немало удивился, когда увидел жену во дворе. Он, как и предполагал старый ветеринар, вернулся под вечер. Старик посоветовал беременной соседке быть осторожнее в общении с престарелой родственницей и обещал помочь в скором времени. Айгуль решила не рассказывать мужу о сне и утреннем происшествии. Её муж ― восторженный идеалист, никогда не примет всерьёз страхи жены. Бола́т поверил в историю про забытый ключ, когда жена вышла, чтобы забрать почту. О том, что газеты по выходным не разносят, он даже не подумал ― все мысли крутились вокруг приятно отягощавшего руку ведра, полного жерехом.


***


В это время во двор въехал грузовик. Появились люди на лошадях, несколько легковых машин. К кому-то из жильцов дома приехала многочисленная родня из аула: повидаться, посетить столицу. В маленькой квартирке всех не уместишь, и смекалистые чабаны привезли с собой юрту.


Жители дома и окрестностей смотрели с открытыми ртами на то, как из решёток и жердей устанавливают каркас, натягивают войлок. Больше всего повезло обладателям окон и балконов на нужной стороне. Счастливчики имели возможность наблюдать за редким зрелищем со всеми подробностями. В их числе были Бола́т и Айгуль, жившие на четвёртом этаже. Муж увлечённо комментировал действия людей внизу, Айгуль слушала его, и тревожность дня уходила, всё происшедшее казалось ничего не значащей чепухой.


глава 35


Светло-бежевая юрта украсила собою двор до наступления темноты. Приезжие, переговариваясь, выставили большие самовары с трубами, потянуло дымком. В темноте двора фыркали привязанные лошади, раздавался смех, играли на домбре.


Утром жители наблюдали за приготовлением еды: в казанах что-то варилось, женщины в платках и бархатных жилетах жарили в кипящем масле баурсаки, выкладывая их шумовками на большие подносы. Детвора крутилась рядом. Каждый получил румяный горячий пончик и шарик ку́рта ― сушёного творога.


Маленькая девочка с красными бантиками подошла к барану, понуро стоявшему недалеко от лошадей. Баран плакал.

― Бяша, почему ты плачешь? ― добрая душа хотела погладить шерстяной лоб, но баран отвернулся.

― Плачет, потому что знает, что его сегодня зарежут, ― громко втянув сопли, сказал подошедший сзади мальчишка.

― Всё ты врёшь, врёшь! Злой дурак, уходи! ― рассердилась девочка.

― Баран, он для того, чтобы его ели, ― философски заметил мальчик, сунул в рот недоеденный баурсак и убежал по своим делам.

― Бяша, бяша, не плачь, ― девочка села на корточки возле обречённого животного. ― Всё он врёт. Никто тебя не зарежет. Ты будешь жить долго-долго и вырастешь большой.

На маленькую утешительницу сверху упала тень. Девочка посмотрела снизу на улыбающееся лицо.


― Здравствуй, милая! Какие красивые у тебя бантики, ― лицо светилось дружелюбием. ― Я знаю одну говорящую куклу, которая очень-очень хочет подружиться с тобой. Она мне так и сказала: «Хочу познакомиться с малышкой с красными бантиками и, если она мне понравится, буду у неё жить». Представляешь? Говорящая кукла будет твоей!

― Говорящая?! ― лицо девочки стало мечтательным, ― А какие у неё волосы, у неё есть белые носочки, а откуда она меня знает? ― вопросы, толкаясь, выпрыгивали один за другим.

― Пойдём к кукле, и ты сама всё увидишь. Идём? ― большая рука обхватила доверчиво поданную маленькую ладошку и повела ребёнка за дома к заброшенным сараям. Во дворе, заполненном людьми, никто ничего не заметил.


Гопники искали укромное местечко, чтобы культурно пообщаться. Поиск привёл их к обветшалым строениям. Там, за кустами, росшими у серых покосившихся стен, спряталась небольшая полянка с удобными для сидения камнями. Парни не увидели наблюдавшего за ними человека, вытирающего платком ржавчину с рук.


***


Любка не любила детей и никогда не хотела их иметь, но, когда одна из подруг попросила приютить на несколько дней маленькую дочку, скрепя сердце согласилась. Родители девочки получили комнату в бараке ― не бог весть какие хоромы, но всё же лучше, чем семейное общежитие. Какая-никакая, а всё же своя жилплощадь. Помещение нуждалось в покраске. На дни ремонта члены маленькой семьи разбрелись ночевать по знакомым.


Буфет по понедельникам не работал, Любка осталась дома. Переночевавший ребёнок особых хлопот не принёс. Люба даже переплела растрепавшиеся с ночи косички, накормила завтраком. Вручив девочке большую шоколадную конфету, отправила её гулять во дворе:

― Никуда не уходи, играй с детьми у подъезда. Там девочки в классики прыгают, иди к ним.

― Хорошо, тётя Люба, ― девочка потянула руки вверх, чтобы обняться.

У Любки дрогнуло сердце. Обняв ребёнка, потеплевшим голосом повторила:

― Никуда не уходи!


Когда подошло время обеда, Люба выглянула из подъезда, чтобы позвать девочку, но в пределах видимости её не было. Пришлось выйти дальше, на тротуар, и спросить у играющих детей. Да, она играла с ними, но потом куда-то ушла. И Любка начала метаться по двору. Чабаны по-русски почти не говорили. На заплаканную женщину со сбитым набок начёсом смотрели как на сумасшедшую. Одной рукой она прикрывала глубокий вырез, другой придерживала полу норовившего раскрыться лёгкого халатика. Атласные туфли без задников чужеродно смотрелись среди кирзовых сапог. Женщины презрительно кривили губы и отворачивались; мужчины, ухмыляясь, с интересом рассматривали формы буфетчицы. С трудом, через переводчиков, нехотя сказали, что видели девочку с красными бантиками, но куда она делась потом, никто не знает.


До темноты всем двором искали ребёнка. В милиции заявление принимать не хотели ― наиграется и вернётся. Когда время перевалило за полночь, поняли, что дело серьёзное, и начали предпринимать меры по розыску.

Мать девочки сорванным от крика голосом проклинала Любу, желая ей сдохнуть «как собака». Многие в эту ночь не спали.


Утром одна из жительниц дома вывела на прогулку пёсика Эльфа. Деловито обнюхивая стволы деревьев, Эльф оставлял автографы и бежал всё дальше и дальше со двора, таща хозяйку на поводке. Рядом с заброшенными сараями пёс замер, зарычал и бросился к куче сваленных ржавых листов. Эльф остервенело копал землю под ними, намереваясь прорыть лаз.

― Эльфушка, ты с ума сошёл! Что ты делаешь? Идём отсюда, ― уговаривала хозяйка.

Пёсик уходить не пожелал, начал рычать, лаять, а потом завыл.

― Да что там такое, в самом-то деле! ― раздосадованная женщина поняла, что должна сдвинуть ржавый лист, иначе её питомец не успокоится. Осторожно, чтобы не порезаться, приподняла за угол кусок жести.


Страшная новость пронеслась по посёлку. Пропавшая девочка найдена со сломанной шеей в заброшенных сараях за новой хрущёвкой.


Любка напилась снотворного, но сделала это так, чтобы её вовремя нашли и откачали. Плешивый отправил подругу в профилакторий ― отдохнуть, прийти в себя после такого стресса.


Продолжение следует...

Для тех, кто не хочет ждать https://www.litres.ru/author/gaya-rakovich-31623170/

CreepyStory

7.5K пост32.3K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.

Подробнее