101

Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015)

Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост

Не смог я, перемахнув тридцатник, открыть и закончить тему путешествий книгой шестнадцатилетней австралийской безбашенной девчонки, обогнувшей земной шар в одиночном кругосветном плавании. Упорство девушки-подростка, добивавшейся и добившейся того, на что ещё не каждый взрослый и опытный человек решится, в своё время стало сенсацией на зеленом континенте и уж тем более происходящее в книге было чудно для меня. Добилась? Выжила? Вернулась? Правда что ли? Однако...


В общем, закончив с одной книгой, я принялся за труд уже не девочки, а мужа родом уже не из солнечной Австралии, а с берегов Азовского моря.


Возраст имеет значение.


«Сила мечты» запомнилась в том числе незамутнённым подростковым восторгом и непосредственностью. Получить заряд энергии юности - это очень хорошо! Но годы берут своё и, если говорить о путешествиях, хочется отправиться вдаль с ровесником или с кем-то у кого ещё бОльший багаж знаний и опыта за плечами. Вспоминающий в 2015 о себе сорокалетнем Фёдор Филиппович Конюхов пришёлся в этом плане как раз кстати!


Я мечтаю о фантастических мирах! Близкие друзья и моя семья часто пытаются остановить меня. Говорят, что пора расстаться с фантазией. Фантастических миров не существует — это воображение и вымысел! Уже нет неоткрытых островов, нет мест, где бы не ступала нога человека. Так, как живешь ты, может жить только школьник, начитавшийся приключенческих книг. Душой я понимаю и соглашаюсь с моими оппонентами. Но в глубине моего сознания еще осталось детство, с годами оно не выходит из моей телесной оболочки. И я этому рад.

Немаленькая цитата, но оно того стоит! Пусть это будет только моё ощущение, но я упорно вижу сорокалетнего Фёдора Филипповича человеком, в теле которого словно бы живёт уже порядком уставший от жизни, чистейшей души деревенский старичок и вечно неуёмный, пылкий до новых впечатлений и испытаний себя на прочность юнец. И только старичку случается затосковать о доме, о покое семейного очага, о жене и детях, стоит только ему пожалеть себя, затерянного в очередной глухомани, а затем, всё-таки выбравшись из передряги, вернуться в родной посёлок Врангель на берегу одноимённой бухты, как тут же его за плечо треплет тот самый, уже горящий новым путешествием, экспедицией или походом юноша.


И как бы не устал старик, юноша ни за что на свете не позволит ему надолго остаться на одном месте, погрузиться в обыденную, мелочную, полную грязи суету. А пока вдохновлённый юношей расправляет плечи, рядом тихо и мирно ждёт своего часа художник, для которого все дальние странствия — ни в коем случае не цель, а всего лишь средство. Средство снова и снова дающее вдохновение, чтобы карандашом и красками передать тем, кто не хочет или не может покинуть свой круг комфорта, множество раз испытанное Конюховым восторженное благоговение перед красотами, величием и мощью созданного Господом Богом мира!


Многие думают, что художник создает полотна, сидя в теплой мастерской. Не у всех так! Мои графические листы достаются мне иначе, мои работы — это события, мною пережитые и прочувствованные, это мои мысли, мое восприятие окружающего.

Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост

Если бы книга располагала только описанием Конюхова своего вдохновения и творческого процесса, я бы закончил предыдущий абзац и перешёл бы совсем к другой теме. Но мне повезло читать издание, на страницах которого разместили фото-репродукции картин автора, чьё содержание идеально дополнило текст. Конечно, смотреть монохромные изображения на шестидюймовом экране электронной книги — это совсем не тоже самое, что видеть перед собой в полтора раза большую по площади страницу бумажной книги или тем более посетить дом-музей, многократно удивлявшего мир и побившего кучу рекордов, путешественника. Иными словами, «Мои путешествия» - это одна из тех книг, которые даже в наш электронный век лучше бы приобретать в классическом бумажном виде.


От книги одного плавания к книге множества путей.


Понятия не имею прославиться ли ставшая уже молодой женщиной Джессика другими рекордами и достижениями на суше и на море или случившийся в юности триумф покорительницы стихий и просторов так и останется единственным до конца её жизни.


Раз преодолевший все препятствия на пути к заветной цели заслуживает уважение, но буквально в течении нескольких лет покоривший горы Чукотки, потом добравшийся до Северного полюса, затем отплывший на яхте в одиночное кругосветное и продолжающий путешествовать всеми мыслимыми способами в настоящее время, не побоюсь того слова, поражает!


Уйти от того зова — значит засохнуть, как гороховый стручок.

Естественно, я знал о путешествиях Конюхова задолго до того, как добрался до «Моих путешествий», но именно благодаря книге я открыл его, как настоящего универсала, способного пройти через огонь, воду и медные трубы, то есть, тьфу, через болота, снега, скалы и поднятые штормом к небесам волны! Безумие в чистом виде? Или счастливейшая из судеб? По крайней мере, одна из них? :)


Благодаря и вопреки.


Перелистывая страницы о том, как нашему соотечественнику пришлось чуть ли не украдкой добираться из России в Австралию, чтобы на деньги одного-единственного, судя по тексту, спонсора приобретать яхту, я невольно вспоминал разницу во времени и менталитете. Ту самую разницу, благодаря которой проявившая упорство и инициативу австралийская школьница была не просто не одинока, но обласкана поддержкой сначала семьи, а затем немалой части общества, бизнесом и даже политиками после чего, конечно, отправилась в океанские просторы, чтобы доказать свои силы скептикам и стихиям.


Ещё более явно разница во времени проявилась в техническом оснащении двух экспедиций. Если управлявшая оборудованной в конце нулевых яхтой девушка постоянно корректировала свой курс по данным с метеоспутников, у Фёдора Филипповича в далёком 1993 году не было никакой другой возможности ориентироваться в пространстве, кроме простейшей спутниковой триангуляции, на глаз, да по чутью.


В результате пусть юная путешественница и не смогла пройти стороной все угрожающие ей бедствия, но всё же сократила своё сражение с злыми штормами до минимума, с которым пришлось смириться. А вот плавание управляемой Конюховым «Карааны» поразило числом словно бы посланным свыше, следующих друг за другом и потому почти не дающих продыху, снова и снова пробующих человека и судно прочность свирепых бурь и затяжных дней штиля.


Наслаждение моментом и мысли о вечности.


Естественно, девушка-подросток и взрослый, порядком уже умудрённый жизнью мужчина по разному реагируют на вставшие перед ними, в том числе и угрожающие жизни препятствия, успехи преодоления и одиночество в бескрайних просторах. Поэтому, если «Сила мечты» в полном соответствии современным тенденциям воспевает инициативность и толерантность по полу и возрасту, то «Мои путешествия» — это путевой журнал, исключительно светлые воспоминания о босоногом, деревенском детстве и священный трепет верующего человека перед сотворённой Господом Богом прекрасной и в тоже время ужасной, потому что грозной, природой.


Люди, занятые мирскими делами, обычно разглядывают друг друга, копаются в чужой жизни, осуждают или стараются изменить жизнь близких людей и никогда не пытаются посмотреть на себя со стороны. А одиночное путешествие дало мне эту возможность.

Конечно, в каждом из путешествий он стремится к достижению цели и даже мольбы к Богу сосредоточены на том, чтобы Господь дал ему смелости забраться на гору, одному или с группой дойти до Северного полюса, проплыть вокруг света и так далее, чтобы, в конце концов, «поднять планку способностей человека еще выше, чем она была поднята моими предшественниками».


И в тоже время, преодолев отметку сорокалетия, он всё чаще и чаще задумывается о доме, о родных, с которым приходиться общаться урывками раз в несколько месяцев, о накопленных за четыре десятилетия больших и малых ошибках и даже о том, не искушает ли он Бога своим упорством побывать везде и всюду?


Многие, если не все, путешественники периодически думают и мечтают о о тихом доме и тихой жизни с теми, кого каждый раз приходиться оставлять в тяжёлом ожидании. Кто-то погибает на очередном маршруте, так и не успев, а, может быть, просто не пожелав, свернуть с ведущей в манящую неизвестность тропы. Кто-то всё-таки успевает осесть, посвятив себя семье, создав свой бизнес или встав у одного из штурвалов большой или малой организации, занятной хотя бы примерно тем, чем они занимались ранее.


И пусть это будет только моё ощущение, но, если бы каким-то образом случилось так, что я совершенно ничегошеньки не знал бы о Конюхове и открыл бы его только сейчас, в «Моих путешествиях», я бы сказал, что, наверное, через несколько лет после описанных в книге событий, завершив ещё несколько рисковых экспедиций, он всё-таки успокоился и осел на родном берегу бухты Врангеля. Ага! Как же!

Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост
Фёдор Конюхов, «Мои путешествия» (2015) Мемуары, Дневник, Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Отечественная литература, Обзор книг, Длиннопост

Стоило только забить в Google запрос, как перед моими глазами встали материалы об успешном одиночном плавании через Тихий океан на вёсельной лодке в 2013 — 2014 годах и состоявшемся в 2016 кругосветном путешествии на воздушном шаре за одиннадцать дней! А затем я узнал о планах Фёдора Филипповича снова отправиться на вёсельной лодке только уже не через Тихий океан, а в трёхэтапное кругосветное. И снова на воздушном шаре, только на этот раз уже два оборота вокруг Земли! И на тепловом аэростате на высоту 25 километров, в стратосферу!


Кто-то восхитится, у кого-то восхищение смешается с ужасом, кто-то покрутит пальцем у виска, посочувствует родным и близким окаянного безумца и начнёт ругаться :D А у меня просто нет слов. Прямо сейчас не могу, но ближайшем будущем обязательно доберусь как до «Моих путешествий. Следующие десять лет», так и до других книг Конюхова. Моё почтение!

Найдены дубликаты

+25
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+5

Всегда интересовало.

На какие деньги Конюх Федоров живет и путешествует?

раскрыть ветку 2
+4

Если не считать членства в государственных экспедициях, то вот в этой книге он путешествовал на минимуме ресурсов, которые оплачивались как из его кармана, так и из кармана чудом найденного спонсора. А потом, как понимаю, бизнес его всё-таки заметил и профинансировал в ощутимо большем объёме.

раскрыть ветку 1
+1
Иллюстрация к комментарию
+9
Федор настоящий Человечище!!!!!
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
+4

Классно, вот прям сейчас заказал + к ней еще и вот эту книгу

Иллюстрация к комментарию
+2
На третий месяц одиночного плавания Федор Конюхов поссорился с веслом и 3 дня с ним не разговаривал
+1
Собака Федора Конюхова приходит в ужас от его слов "пойдём-ка погуляем!"
+2
"Уважаемые радиослушатели, в нашей программе произошли незначительные изменения. Вместо интервью с Федором Конюховым вы услышите интервью с конюхом Федоровым."
раскрыть ветку 1
+1

Кстати, у Квартета И есть серия коротких аудиорассказов о Конюхе Федорове.

+1
Афигеный мужик этот Федор. И книги его интересные. И сам тоже
0

Как называется книга про девочку из Австралии?

0

Скоро на Марс полетит такими темпами, раньше Маска

0

"А хули дома делать?" Ф.Конюхов

Похожие посты
159

Кот ушел, а улыбка осталась

Между прочим. Хотелось бы, когда я окажусь там, чтобы кто-нибудь, прочитав эти книги, сказал:
— Кот ушел, а улыбка осталась.

Когда я с грустью осознал тот факт, что Георгий Данелия ушел из жизни, мне почему-то вспомнилась именно эта фраза. Она же — заголовок его последней книги, в каком-то смысле пророческий. Да, кто-то, возможно, удивится, но этот замечательный режиссер написал три книги: о себе и о фильмах, которые снял; об историях и людях связанных со съемками этих фильмов и об актерах в них снявшихся. Читать эти мемуары было одно удовольствие (хотя сам я этот литературный жанр не предпочитаю, за исключением заметок Довлатова). Пропитанные легким, добрым и светлым юмором, немного грустные, немного ироничные — эти книги оставили «послевкусие», которое не исчезнет из моей памяти никогда. И эту публикацию, как некую дань памяти, я хотел бы посвятить некоторым моим любимым отрывкам одной из его книг.

«Безбилетный пассажир», 2002 г.

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
— Надо отдать его во ВГИК. — сказал отец, когда я окончил школу.
— Почему во ВГИК? — спросила мама.
— А куда его, дурака, еще девать?
Отец мой, метростроевец, считал работу в кино несерьезным занятием и предложил ВГИК (Институт кинематографии) как крайний вариант.
— Там хотя бы блат есть, — сказал он.
Блат, действительно, был. Мама работала на «Мосфильме» вторым режиссером и знала многих мастеров ВГИКа, а муж ее сестры, знаменитой актрисы Верико Анджапаридзе, кинорежиссер Михаил Чиаурели снимал фильмы о Сталине и был тогда одним из самых влиятельных деятелей кино. Но поступать во ВГИК я отказался — блат был чересчур явным. И к тому же никакой тяги к режиссуре у меня не было, — как, впрочем, и ни к чему другому. Кроме джаза. […]
— Но в какой-нибудь институт поступать надо обязательно, — сказала мама. — А то тебя в армию заберут.
В армию мне не хотелось. Мой приятель Женя Матвеев собирался в архитектурный, и я решил идти с ним — за компанию.

* * *

Про производственную практику в архитектурном (на строительстве МГУ)

Начал работать. Солдаты курили и советовали, а я простукивал плитки, и ненадежные отдирал.
Через пару дней Ётить поднялся посмотреть. И обалдел:
— Ты что, ётить, ох…л?! Ты все расфурычил!
— Только где звук полый.
— Забудь про звук, ётить! Постукал — если не отлетела, оставляй!
Так я и делал. Не знаю, как эти плитки до сих пор держатся.

На шпиле над нами работали заключенные. Двое каким-то образом умудрились бежать и попали в цементный раствор (потом мы использовали это в сценарии «Джентльмены удачи»).

* * *

На пороге режиссуры

— Надо разбудить, — сказал Олег, — разденут этого интеллигента. Эй, коллега!
Интеллигент открыл глаза, сел, огляделся, соображая, где он, и тупо уставился на нас.
— Домой иди, пока в вытрезвитель не забрали, — сказал Олег.
— Я не пьян, — прохрипел интеллигент, — я отдыхаю…
Он вытащил из кармана скомканную газету, расправил ее, снова лег и сделал вид, что читает.

Если бы тогда этот тип не попался нам на глаза, может быть, моя жизнь на следующие полвека сложилась бы иначе. Не было бы бесконечных бессонных ночей и сердечных приступов, не выкуривал бы три пачки сигарет в день, не увидел бы полярное сияние в Арктике и миражи в Каракумах, внучки не хвастались бы тем, что они — мои внучки, композитор Гия Канчели не подарил бы мне заграничную курточку из чистого хлопка, и не писал бы я сейчас эту дурацкую книжку.


Пьяный читал «Советскую культуру», а там был заголовок: «Мосфильм объявляет набор на режиссерские курсы».

* * *

Собеседование с Михаилом Калатозовым

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
[…] В субботу я пошел к Калатозову. Михаил Константинович — высокий вальяжный шестидесятилетний грузин с бархатными карими глазами — усадил меня в кресло, сам сел напротив.
— Решили поменять профессию? Зачем? Архитектор — замечательная специальность.
Он был со мной на «вы», хотя и знал с детства: я дружил с его сыном Тито.
— Я люблю живопись, литературу, музыку и театр. А кино — искусство синтетическое и все это аккумулирует.
Калатозов одобрительно покивал.
— В самодеятельности спектакли ставили?
— Нет.
— Играли?
— В спектаклях? Нет, в спектаклях не играл.
— А где?
— В капустнике, в цыганском хоре пел. В институте.
Пауза.
— Фотографией увлекаетесь?
— Нет.
Снова пауза.
— Пишете? Рассказы, заметки…
— Нет.
— Стихи?
— Сейчас уже нет.
— А когда?
— В детстве сочинял какую-то бестолочь… Но мама очень гордилась.
— Ну-ну, — заинтересовался Калатозов, — прочтите.
— Да не стоит…
— Прочтите, прочтите.
И я прочел:

Во мгле печальной на горе стоит Чапаев бледный.

Погиб Чапаев в той реке, погиб он, незабвенный.
Врагу за это отомщу и силу нашу покажу,
И выскочат из Троя четыреста героев.
— «Трой» — это троянский конь, — объяснил я. — Мне тогда мамина подруга Аллочка про него рассказала.
«Господи, что я несу!»
— М-да… — Калатозов тяжело вздохнул. — А Чапаева Бабочкин сыграл неплохо…
Пауза.
— Вы сказали, любите музыку… — наконец спросил Калатозов. — Сами музицируете?
— Немного.
— На фортепьяно?
— На барабане.
Пауза затянулась. Всемирно известный режиссер сложил руки на груди и задумался, а я с тоской смотрел по сторонам. В этой комнате мне все было знакомо: и фотография, где Калатозов снят с Чаплиным (во время войны Михаил Константинович был представителем Экспортфильма в США). И тахта, покрытая шотландским пледом, и картина над тахтой — красивая молодая женщина в кресле. Женщина с картины смотрела на меня с сочувствием. Я легонько подмигнул ей: не переживай, родная. Я все понял, сейчас уйду.

***

Про к/ф «Афоня»

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
В Ярославле снимали выноску окна к сцене «Афоня просыпается в комнате Кати». […] Снимать надо было в пять утра. […] По задумке там, за окном, должны были возвращаться со свадьбы молодожены. Но в половине пятого выяснилось, что свадебное платье невесты забыли в Москве. Я уже хотел снимать просто пейзаж, но тут оператор Сергей Вронский показал мне на лошадь, которая тащила телегу с бочкой…
— Пусть эта телега проедет, — сказал он.
Сняли лошадь. […]

Через год «Афоню» показывали в Лос-Анджелесе в большом кинотеатре. Рядом со мной сидел классик американского и мирового кино, тбилисский армянин Рубен Мамулян. Когда на экране появилась лошадь с бочкой, раздались аплодисменты. После просмотра я его спросил:

— Рубен, а почему аплодировали, когда появилась лошадь?
Он усмехнулся:
— Не думай, что американцы такие тупые, как пишут ваши газеты. Что тут понимать? Он спрашивает: «Ты замуж за меня пойдешь?» И сразу — лошадь с повозкой. Замужем за ним она и будет, как эта лошадь. Я угадал?
И я опять не стал уточнять. Кому интересны лишние подробности?

***

Про к/ф «Сережа» («Дядя Петя, ты — дурак?», — это оттуда, да)

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
Когда «Сережа» вышел на экраны, на встречах со зрителями чаще всего спрашивали, как мы работали с детьми.

Без системы.

Выкручивались каждый раз по-разному.

Снимаем кадр: Сережа сидит на скамейке и думает. Объясняем Боре:

— Мама вчера вышла замуж. Утром ты проснулся, побежал к маме — дверь заперта. Постучался — не пускают. Вышел, сел на скамейку и думаешь — что ж такое происходит? Понял?
— Понял.
Снимаем. Сидит Боря на скамейке, и по глазам видно — ему смертельно скучно. Что делать? А если так…
Борис Павлович, футбольный мяч хочешь?
— Хочу!
— Мы будем считать до десяти, а ты к двум прибавь три и отними один. Камера! Считай!
У Бори в глазах — напряженная работа мысли:
— Четыре!
— Снято!

* * *

Про Сергея Бондарчука (немного грустное)

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
В фильме «Тарас Шевченко» Бондарчук сыграл главную роль. Фильм имел большой успех. А сам Бондарчук тогда разошелся с первой женой, жить ему было негде и он ночевал на сцене Театра киноактера.

Как-то утром зовут его в кабинет директора к телефону.

— Здравствуй, Бондарчук. — сказал голос в трубке. — Пол-литра поставишь?
— А кто это?
Василий Сталин беспокоит.
— Здравствуйте. Поставлю… А за что?
— Приходи к шести в «Арагви», узнаешь за что.

Бондарчук не очень-то поверил, что звонил сам сын Сталина, — скорее, это был чей-то розыгрыш, но в «Арагви» на всякий случай пошел.


Его встретили у входа и проводили в отдельный кабинет, где действительно сидели сын Сталина Василий и известный футболист Всеволод Бобров. Василий Сталин положил перед Бондарчуком журнал «Огонек» с портретом Бондарчука в роли Шевченко на обложке. Под портретом — подпись: «Заслуженный деятель искусств РСФСР Сергей Федорович Бондарчук». «Заслуженный деятель» зачеркнуто ручкой, а сверху написано: «Народный артист СССР» и подпись — «И. Сталин».


Пол-литра Бондарчук поставил, — он еще не знал, сколько неприятностей его ждет из-за этой поправки. По правилам, «народного СССР» давали только после «народного РСФСР», а «народного РСФСР» — только после «заслуженного РСФСР». То есть раньше пятидесяти никто этого звания не получал. А Бондарчук «народного СССР» получил сразу, и совсем молодым — ему не было и тридцати. И сразу завистники (а таких всегда было немало) его возненавидели. До перестройки ненавидели тайно, а после перестройки — явно. И не было тогда ни одной статьи, ни одного выступления об отечественном кино, в которых — надо — не надо — не поносили бы Бондарчука. Его, первого нашего обладателя «Оскара», даже делегатом на съезд кинематографистов не выбрали. Не попал в число четырехсот достойных.

***

Про Люсю Новикову (советник посольства и переводчица в Мексике)

Таланкин еще в Москве купил восьмимиллиметровую камеру. И, как только вышел из машины, принялся все снимать. И мы его потеряли. Попробовали искать, да где там! Все, привет, пропал Таланкин: где гостиница — не знает, языка не знает. И денег у него нет (Скобцева еще не выдала нам суточные).

Люся подвела нас к конной статуе:

— Стойте здесь, и отсюда ни шагу! — и исчезла.
Через десять минут из динамиков послышалась какая-то возня, и вдруг мы услышали Люсин голос. Люся кричала:
— Таланкин! Посреди площади конная статуя! Подходи к ней! Конная статуя! К передним ногам!

Опять какая-то возня, пререкания по-испански, Люсино «пардон», и снова бархатный голос кардинала, читающего молитву.


До сих пор не могу понять, как маленькая худенькая Люся умудрилась сквозь плотную толпу проникнуть в собор, а там еще добраться до алтаря и оттеснить от микрофона кардинала.
— А, ерунда, — отмахнулась Люся, когда мы ее потом стали расхваливать. — Вот когда я в Москве в ГУМе сапоги покупала, это действительно был подвиг!

***

Эпизод из съемок к/ф «Путь к причалу»

В тот день, когда Никита Сергеевич выступил с официальным заявлением, что на Кубе советских ракет нет, пошли мы в ресторан. Только сели, в другом конце зала поднялся человек и крикнул:
— Режиссер! Я вернулся, когда сниматься будем?


Я узнал его: этот моряк был у нас в массовке, в очереди у пивного ларька.

— Раньше не мог. Мы на Кубу ракеты возили! — крикнул он.

А строжайшую государственную тайну — об испытании на острове Новая Земля атомной бомбы — мы узнали за две недели до взрыва. Пришел ко мне капитан нашего спасателя СБ-5, плотно закрыл дверь и шепотом спросил, не знаю ли я, на каком расстоянии от атомного взрыва мужик становится импотентом.

— Не знаю. А тебе зачем?
— Они там атомную бомбу будут взрывать, а мы обеспечиваем безопасность. Только я тебе ничего не говорил. Хотя этот секрет, бля, весь Мурманск знает!
— Опоздал, отсняли уже все сцены с массовкой! — крикнул я. — Надо было раньше приходить.

***

Про к/ф «А я иду шагаю по Москве»

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
[…] Но когда показали материал худсовету объединения, там опять сказали:
— Непонятно, о чем фильм.
— О хороших людях.
— Этого мало. Нужен эпизод, который уточнял бы смысл.

Честно говоря, мы и сами уже понимали, что в фильме чего-то не хватает. Съемочный период кончался, и сцена нужна была срочно. […] Вставляем умные реплики «со смыслом» — сразу становится очень скучно. В этот день так ничего и не придумали.
— А может, полотер? Володя перепутал писателя с полотером, а?
— Гена, дай пеленку, — сказала Иннина мама. — В комоде, в третьем ящике.
— Да, — сказал Гена, подавая пеленку, — «про смысл» должен говорить полотер.
— Какой полотер? — спросила Генина мама.
— Да это мы так… Гена, пошли покурим, — позвал я.

И мы написали. Полотер у нас оказался литературно подкованным: прочитал рассказ Володи и говорит ему то, что говорили нам «они». А Володя не соглашается и говорит полотеру то, что говорили им мы. Сцена получилась не длинной — уместилась на крышке и днище коробки.


В фильме эпизод получился симпатичным, полотера очень смешно сыграл режиссер Владимир Басов (актерский дебют). […]

Но в Госкино, после просмотра, нам опять сказали:
— Непонятно, о чем фильм.
— Это комедия, — сказали мы. […]
Почему-то считается, что комедия может быть ни о чем.
— А почему не смешно?
— Потому что это лирическая комедия.
— Тогда напишите, что лирическая.
Мы написали. Так возник новый жанр — лирическая комедия. […]
Через много лет, когда была пресс-конференция по фильму «Орел и решка», журналисты меня спросили:
— Что вы хотели сказать этим фильмом?
— Ничего не хотели. Это просто лекарство против стресса.

***

[…] Когда прошел слух, что Никита Михалков будет баллотироваться в президенты (а он это не очень активно отрицал), на встрече со зрителями в Нижнем Уренгое меня спросили, буду ли я за него голосовать.
— Двумя руками!
— Почему?
— Потому что фильм, где в главной роли президент великой страны в юности, купят все страны. А я буду всем рассказывать, как наш президент бегал мне за водкой.

***

[…] знаменитый французский критик Жорж Садуль разделял мнение уголовников. После показа фильма в Каннах в газете «Фигаро» вышла его статья, где он написал, что «Я шагаю по Москве» — глоток свежего воздуха и новая волна советского кино…

Но я очень огорчился, когда получил письмо от девушки из одного далекого городка. Посмотрев фильм, она накопила денег и поехала в Москву — в красивый и добрый город. В гостиницу не попала, ночевала на вокзале, деньги украли, забрали в милицию, как проститутку…

Я редко отвечаю на письма, но ей я ответил. Извинился. Написал, что жизнь разная и в жизни бывает разное. Этот фильм — о хорошем. И поэтому Москву мы показали такой приветливой. Но, к сожалению, она бывает и другой, — вам не повезло…

А девушка ответила: то, что с ней случилось в Москве, она уже начала забывать, а фильм помнит и с удовольствием посмотрит еще раз.

***

Про Евгения Леонова

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
Леонов был, пожалуй, самым популярным из всех актеров, с кем мне довелось работать. Когда снимали «Совсем пропащий», мы все жили на корабле. Сидели мы с Юсовым в каюте, обговаривали сцену и вдруг слышим истошный вопль в мегафон:
— Леонов, уйди с палубы, твою мать! Спрячься! У меня сейчас корабль на хрен!.. — орал капитан проходящего мимо нас пассажирского трехпалубника «Тарас Шевченко».
Леонов курил на палубе. Кто-то из пассажиров заметил его, заорал: «Ребята, там Евгений Леонов стоит!» И тут же все — и пассажиры, и матросы, и обслуга — высыпали на борт посмотреть на него. И корабль действительно дал критический крен.

***

Как-то раз обедали мы втроем — я, Леонов и Вячеслав Тихонов — в кремлевской столовой (в Кремле тогда проходил съезд кинематографистов). Все официанты подходили к Тихонову за автографом, а нами с Женей никто не интересовался. Я думал, что Леонов расстроился, но
Женя сказал:
— Ничего удивительного. Слава для них — Штирлиц, полковник КГБ, а я кто? Дурак из «Полосатого рейса».

***

Леонов часто шутил: я снимаю его потому, что он — мой талисман. Что же, может быть, Женя и был моим талисманом, но главное — он был камертоном. Он задавал тон стилистике — добрый, смешной и грустный.

«И долго еще определено мне чудной властью идти об руку с моими странными героями, озирать всю громадно-несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы», — эти слова Николай Васильевич Гоголь словно о Жене написал.

И сейчас, когда я начинаю работу над фильмом, первая мысль: «Кого будет играть Леонов?» И через секунду вспоминаю — уже никого.

***

Про к/ф «Джентльмены удачи»

Мы писали комедию. И я впервые дал себе волю — вставлял в сценарий проверенные репризы, — те, что всегда вызывают смех: двойники, переодевание мужчин в женское платье и т. д. И потом сценарий «Джентльменов удачи» расходился как бестселлер (кстати, во многом и благодаря Виктории Токаревой — так она лихо его записала). Напечатали восемьдесят экземпляров на «Мосфильме» для актеров, а через день уже нет ни одного — все растащили. Еще напечатали — опять растащили. А потом мне позвонил знакомый из Министерства обороны и попросил дать почитать сценарий.
— Какой?
— Джентльмены. Сейчас был у начальника, он читает и ржет как лошадь.
— Так возьми у него!
— Там знаешь какая очередь! Замы!
— А как сценарий попал в ваше министерство?
— А черт его знает! Принес кто-то.

***

Сценарий писали на актеров: Доцент — Леонов, Косой — Крамаров, Хмырь — Вицин, а Али-баба — Фрунзик Мкртчан. Но выяснилось, что Фрунзик сниматься не сможет (у него на выходе спектакль).

Я уже писал, что консультантом у нас был полковник МВД Голобородько. Голобородько принимал в фильме горячее участие — ему нравилось, что он занимается кино. Каждый день звонил и спрашивал: «Как дела?» Когда он узнал, что Фрунзик не сможет сниматься, то сказал, что попробует утрясти этот вопрос. На следующий день из Еревана звонит мне Фрунзик в истерике:
— Гия, скажи милиции, что я не нужен! Мне ихний министр два раза звонил, сказал, что очень просит. Если откажусь — обидится, и ГАИ меня на каждом шагу штрафовать будет.

И мы сказали Голобородько, что Фрунзик уже не нужен. И пригласили Радика Муратова, который прекрасно сыграл Али-бабу.

***

Про сценарий к/ф «Кин-дза-дза»

Между прочим. Над сценарием «Кин-дза-дза» мы с Резо тоже работали так много и долго, что я потерял счет времени.
— Резо, сколько мы пишем этот сценарий? — спросил я.
— Посмотри в окно. Милиционера видишь? — сказал Резо.
Напротив гостиницы, где мы работали, было посольство, и там у ворот дежурил милиционер.
— Вижу.
— Какой у него чин?
— Старший лейтенант.
— А когда мы начинали, он сержантом был. Вот и считай.

***

Про к/ф «Не горюй» и Вахтанга Кикабидзе (Бенджамен)

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
Странное что-то получается! Маме понравился, Инне понравился, сейчас Тамаре понравился. Я позвонил сестрам и напросился на чай. Они, как всегда, позвали подруг и соседок, а я взял с собой в гости Бубу. Посидели, выпили чаю. Буба ушел раньше, а я спросил:
— Как вы думаете, взять мне Кикабидзе на главную роль?
И сразу все заговорили:
— Бубу?! Конечно! Он такой симпатичный, его сразу все полюбят!

Говорят, выслушай женщину и сделай наоборот. Но нет правил без исключений. Так что, если бы я не посчитался с мнением женщин, то критики, возможно, и не включили бы «Не горюй!» в сотню лучших фильмов ХХ века. И на фестивалях фильм не получал бы призы за лучшую мужскую роль.

***


Кстати, в образ Буба входит не только на съемках. Я уже писал, что в восьмидесятом году у меня была клиническая смерть. Буба, узнав, что со мной плохо, тут же прилетел в Москву. И кто-то ему сказал, что я вроде бы уже умер. Позвонить мне домой и спросить, умер я или нет, Буба, конечно, не мог. Дня два выжидал, а потом позвонил Юре Кушнереву (он работал вторым режиссером на «Мимино») — выяснить, когда похороны. А тот сказал, что я жив. И Буба поехал навестить меня в больницу.

А теперь расскажу, как визит Бубы выглядел с моей точки зрения. Лежу я в палате — синий, похудевший. (Леонов сказал, что по весу и по цвету я тогда напоминал цыпленка табака.) Открывается дверь, заходит Буба с цветами. В дверях остановился, посмотрел на меня, тяжко вздохнул. Потом подошел к постели, положил мне в ноги цветы. Потупил глаза и стоит в скорбной позе, как обычно стоят у гроба.
— Буба, — говорю я, — я еще живой.
— Вижу, — печально сказал Буба.
Он же настроился на похороны. И увидев меня, такого синего, не смог выйти из образа.

***

Там же, в горах, мы набирали в массовку крестьян из ближайших деревень. А крестьяне под Тбилиси — люди состоятельные.

Съемки идут девятый час, и массовку мы не щадим. И я спрашиваю у Дато:
— А они знают, что мы платим всего по три рубля? Ты скажи еще раз, чтобы потом скандала не было.
Дато объявил в рупор:
— Массовка, имейте в виду! Три рубля, а больше ни копейки не можем!
— А никто и не настаивает, — сказали крестьяне. — По три так по три.
Собрали по три рубля, и староста массовки принес их Дато.

***

Кто-то считает моим лучшим фильмом «Я шагаю по Москве», кто-то — «Осенний марафон», кто-то — «Кин-дза-дза» или «Слезы капали». Но подавляющее большинство убеждены, что мой лучший фильм — «Не горюй!»: «Ты, Данелия, грузин, поэтому у тебя это так и получилось».

Не знаю, может быть, и так.

***

Про шофера Михаила Чиаурели...

Про шофера Михаила Чиаурели и Верико Анджапаридзе (тётя Данелии по маме)
Шофер дяди Миши Чиаурели Профессор всегда выглядел элегантно, почти как сам дядя Миша, и все время был рядом с хозяином. И когда в Тбилиси приезжали именитые гости (Джон Стейнбек, сын Черчилля, Назым Хикмет), дядя Миша встречал их вместе с Профессором. Так и представлял его гостям:
— Познакомьтесь, это Профессор.

И гости уважительно именовали Михаила Заргарьяна «господин профессор», и никак не могли понять, что это «господин профессор» все время бережно держит в левой руке. А это была крышка от радиатора, Профессор таскал ее с собой: боялся, что сопрут.

…и Верико Анджапаридзе (тётя Данелии по маме)

Однажды (когда Чиаурели уже не стало) я наблюдал такую сценку. Девять тридцать утра. По зале с антикварной мебелью, по сверкающему фигурному паркету Профессор катит колесо.
Открывает дверь в спальню, закатывает туда покрышку и зовет:
— Верико! А Верико!
— Что? — не открывая глаз, сонно спрашивает Верико. Как всякая театральная актриса, она поздно ложится и поздно встает.
— Открой глаза! Посмотри!
Верико приоткрывает один глаз.
— Ну?
— С такой покрышкой можно ездить? Можно?!
— Хороший шофер с такой покрышкой может ездить, а у говновоза любая лопнет, — бурчит Верико.
— Вера Ивлиановна, я вас вожу, — напоминает Профессор.
Верико открывает оба глаза.
— Господи, чем я перед тобой провинилась, что ты окружил меня такими идиотами!..

И далее она минут десять с трагедийным надрывом сетует на судьбу. Верико Анджапаридзе критики включали в десятку лучших трагедийных актрис ХХ века, и, когда она с таким пафосом говорила на сцене, зал рыдал. Но Профессор был человеком дела и эмоциям не поддавался. Когда Верико утомилась и замолчала, он спокойно говорит:
— Деньги давай.
Верико тяжело вздыхает, переворачивается на другой бок и бормочет:
— В тумбочке посмотри…

А когда у Верико уже не было средств содержать шофера с машиной, Профессор переквалифицировался в футбольные фотографы и прославился больше, чем Чиаурели, и даже больше, чем Верико и Софико. Прославился почти как Котэ Махарадзе. Если в ворота тбилисского «Динамо» забивали мяч, весь стадион, шестьдесят тысяч болельщиков орали: «Профессор, не снимай!!!»

***

Про Михаила Чиаурели (дядя Данелии)

Кот ушел, а улыбка осталась Георгий Данелия, Безбилетники, Книги, Мемуары, Отрывок из книги, Длиннопост, Любимое, Обзор книг
Дядя Миша рассказывал обо всем с юмором. Даже об очень грустном. […]

Когда умер старый Эдишер, Чиаурели был за границей. До Тифлиса добрался в день похорон. Заходит он в свой двор, посредине двора — стол, на столе — гроб, вокруг на некотором расстоянии стоят родные и друзья. На ступеньках веранды музыканты: зурна, барабан-доли и певец Рантик — из хинкальной на Плеханова. Зурна выводит печальную мелодию, и Рантик тоненьким фальцетом поет.

Около гроба сидит мать дяди Миши, вся в черном, голова опущена, лица не видно. Дядя Миша подошел к ней, обнял — и почувствовал, что она мелко-мелко дрожит. «Плачет, конечно».
— Мама, я здесь. Я приехал.
Мать, не поднимая головы, погладила его руку, и тихо, чтобы другим не было слышно, сказала:
— Хорошо, что ты приехал, сынок. Умоляю, скажи Рантику, чтобы замолчал, а то я от смеха описаюсь.

Источник цитат и картинок: интернет


Надеюсь, вам понравилась эта публикация. Если да, напишите, пожалуйста, об этом в комментарии. Тогда следующий пост я сделаю про любимые отрывки из второй книги «Тостуемый пьет до дна».


Благодарю за внимание! Извините за передлиннопост и возможные баяны. :)

Показать полностью 8
700

Та самая вёсельная лодка.

На лодке два типа спутниковых телефона, стационарный телефон и Iridium Go, в том числе благодаря возможности отправления СМС сообщений со смартфона (через спутниковую связь),  имеется дополнительный объём информации, например, прогнозы погоды.

Также на борту традиционный для любой современной яхты: чартплотер, AIS радиостанция, несколько GPS систем с разными источниками питания. Лодка оборудована несколькими дублирующими системами связи и навигации.

Та самая вёсельная лодка. Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Путешественники, Лодка

Лодка была построена в Англии на производстве Rannoch Adventure. Специалисты этой компании так же разработали систему подогрева полов в каюте для отдыха. Фёдор имеет возможность установить таймер на термостате (максимум на 1 час) и подогреть спальное место (принцип действия, аналогичный теплым полам в домах).

Три состояния Фодора Конюхова:

Та самая вёсельная лодка. Кругосветное путешествие, Федор конюхов, Путешественники, Лодка

Сеанс связи по спутниковому телефону на 24.03.2019 https://konyukhov.ru/seans-svyazi-po-sputnikovomu-telefonu-2...

121

Федор Углов "Сердце хирурга"

Федор Углов "Сердце хирурга" Федор Углов, Книги, Литература, Хирургия, Медицина, Мемуары, Обзор книг
Хотя и жизнь, и труд хирурга тяжелы, усыпаны шипами, все же, по-моему, никакая другая профессия не может приносить столько душевного удовлетворения, как профессия хирурга! Что может сравниться со счастьем, которое испытываешь, победив в поединке смерть? Но я глубоко убежден, что подлинным хирургом может стать только человек с благородным и добрым сердцем  (с) Федор Углов

Федор Углов - известный врач, хирург, при этом легендарная в каком-то отношении и в то же время чрезвычайно неоднозначная личность. И хотя многие его утверждения и убеждения спорны, особенно что касается маниакальной антиалкогольной кампании, с утверждениями типа, что  в намеренном спаивании советских граждан виноваты ЦРУ США, сионисты и империалистическая  агентура. Он также был одним из идеологов "сухого" закона в Советском Союзе, который, как известно, провалился и привел к буму производства кустарного низкокачественного алкоголя. Но, как по мне, все это - издержки его идеализма, а идеализм этот был из тех, что не просто верит в чудеса, но и невероятным способом воплощает их в жизнь. И самая главная память о Федоре Углове по всему миру остаётся в первую очередь как о великом хирурге.


Книга "Сердце хирурга" по сути является мемуарами, но написанными как роман, что делает их намного более увлекательными и удобочитаемыми. Книга издана в 1974 году и по сути описывает события жизни самого Углова с его юности до 60х годов. Есть очень много подробностей о сложностях студента-медика и работы врача в сложные 30-е и в военные и послевоенные годы. Это книга про времена, когда большинство операций делалось под местной анестезией, про времена когда был один врач-универсал где-то в Сибири, который должен был знать и лечить всё, от которого зависела жизнь и смерть людей. Это книга про идеализм и веру в своё дело от имени этого идеалиста и с верой в других людей. Часто у обывателей считается, что чтобы быть хирургом нужно быть циником, абстрагироваться от того, что у тебя на операционном столе живой человек, просто делать работу, Углов всей своей книгой да и всей своей жизнью опровергает это обывательское мнение и показывает наверное нам, как действительно должен работать хирург.


Конечно, не все хирурги думают так. В любой профессии есть люди более и менее достойные, но всё же профессия хирурга особенная. Для меня всегда была непонятна мотивация людей, которые добровольно решают, что всю жизнь будут резать людей на операционном столе. После прочтения этой книги мне стало многое ясно, на многое открылись глаза. Мотивация стала ясной. Но в то же время, если бы меня спросили, хотел бы я чтобы мой сын работал хирургом, я, наверное, ответил бы отрицательно. При всем при этом, если он когда-то сам выберет эту профессию и станет профессионалом в ней, я буду несомненно горд за него.

Показать полностью
50

Джон Дуглас и Марк Олшейкер, «Охотники за умами или ФБР против серийных убийц» (1998)

Джон Дуглас и Марк Олшейкер, «Охотники за умами или ФБР против серийных убийц» (1998) Мемуары, ФБР, Криминал, Психиатрия, Бихевиоризм, Серийные убийства, Обзор книг, Длиннопост

Не знаю можно ли здесь постить отзывы в том числе на такую литературу, но... Поклонники сериала «Охотник за разум/Mindhunter», эта книга и обзор для вас! Потому что вряд ли я узнал бы о Джоне Дугласе, если бы не поставленный на основе реальных событий, не то что бы нашумевший, но завоевавший свою аудиторию и за счёт этого продлённый на второй сезон сериал, в сюжете которого детектив тесно переплетался с психологической драмой. Поскольку тема работы агентов ФБР, которые исследуют отбывающих срок и идут по следу действующих на свободе психопатов-садистов, откровенно жутковатая, догадываюсь, что многие вообще этот текст читать не будут.


Серийные убийцы забавляются самой опасной игрой. И чем лучше мы поймем ее правила, тем вернее возьмем над ними верх.

Кто же в здравом уме может заинтересоваться этой книгой? Сразу и навскидку дам несколько вариантов! Кроме тех, кто просто захочет пощекотать нервишки не вымыслом, а реальностью, труд Джона Дугласа привлечёт внимание студентов психологических факультетов, а также тех, кому интересна история правоохранительных органов вообще и история ФБР в частности. Возможно, «Охотники за умами» будут интересны и даже полезны изучающим криминалистику, как науку со множеством ипостасей, одной из которых в семидесятых годах минувшего века стал используемый для созданий психологического портрета преступника бихевиоризм. И, естественно, мимо книги наверняка не пройдут пусть и не все, но немалая часть поклонников снятого Дэвидом Финчером сериала, о котором я уже говорил выше.


Понимаю, что и со всем сказанным такое чтиво всё равно остаётся очень и очень специфичным. Но раз уж я начал, продолжу...


Мемуары.


Не мог же Дуглас, работавший в соавторстве с писателем Марком Олшейкером, начинать с места в карьер, верно? Даже сто раз и ещё трижды заинтересованному читателю нужен какой-то разгон, после которого уже можно читать о том, как агенты ФБР расследовали особо тяжкие убийства и множество других преступлений, выявляя извращённых хищников скрытых под маской обычного человека. Именно поэтому книга начинается совершенно безобидными воспоминаниями автора о жизни с детских лет до поступления на службу в Федеральное Бюро Расследований и основания научно-исследовательского подразделения. Ничего особенного, но я был удивлён.


Удивлён, потому что около года назад искал информацию о том, какие «фильтры» надо пройти гражданину США, чтобы поступать на службу в ФБР не уборщиком, не электриком, не штатным программистом или юристом, а именно агентом. Поскольку агент ФБР непосредственно участвует в расследованиях, обладает полномочиями для ареста и стрельбы на поражение, возведённый в этот высокий ранг должен показать себя образованным, законопослушным и психически стабильным. Также желательно, чтобы кандидат был общительным или ещё лучше семейным человеком, потому что избегающим компании, уходящим после службы домой, в одинокую квартиру Бюро не доверяет.


В общем, желающий стать агентом, но не показавший себя, скажем, службой в полиции, должен быть чист, открыт и почти что безупречен, чтобы после собеседования одновременно с тремя действующими агентами, прохождения детектора лжи и опроса служащими ФБР друзей, коллег и родственников получить желанный значок. А вот будущий кудесник по маньякам-извращенцам был в своё время далеко не образчиком студента, гражданина, труженика и сына. Последней оторвой мистер Дуглас, конечно, не был, но, имевший с ранних лет и периодически проявлявший задатки психолога, потратил немало времени на пьянки-гулянки, не раз и не два запускал учёбу, переходил с одной работы на другую и даже пару раз жил на испытательном сроке за мелкие хулиганства. Сначала он был и сплошным разочарованием для отца с матерью, а потом, после встречи с агентом Фрэнком Хейнсом - их гордостью!


И, если попытаться увидеть в воспоминаниях автора что-то поучительное, стоит вспомнить одну из причин, по которой иные люди годами, а то и большую часть жизни пребывают в более или менее удручённом состоянии. Обстановка в семье, экономическая и политическая ситуация в стране и мире, собственное здоровье и здоровье близких, конечно, имеет значение. Но ещё важно то, работает ли человек по зову своей души, реализует ли свои таланты, чувствует ли себя на своём месте или всё, что он делает ради заработка, ему поперёк горла.


Бихевиоризм.


Проработав некоторое время в Бюро на правах агента на побегушках, Дуглас идёт на риск, но пробивает разрешение брать в исследовательских целях интервью у особо опасных, пребывающих на пожизненном убийц, поразивших в своё время общество извращённой, садистской жестокостью, оборвавших не одну и не две, а целую цепочку жизней. Добившись того, что само по себе кажется немыслимым и чреватым небывалым скандалом, он убеждает начальство в необходимости создания целого подразделения, агенты которого занимались бы опросом уже арестованных и осуждённых, чтобы на основе собранного материала эффективно включаться в расследования новых вспышек однократного и серийного насилия. Понять ту тьму, что уже оставила кровавый след, чтобы как можно быстрее обезвредить тех, кто только начал убивать.

Джон Дуглас и Марк Олшейкер, «Охотники за умами или ФБР против серийных убийц» (1998) Мемуары, ФБР, Криминал, Психиатрия, Бихевиоризм, Серийные убийства, Обзор книг, Длиннопост
От начала цивилизации каждый раз, когда совершались особенно ужасные преступления, люди задавались важным и жгучим вопросом: кто на такое способен? Ответ на него пытается дать Исследовательское подразделение поддержки ФБР, где проводится анализ места преступления и создается психологический портрет убийцы.

Вот тут уже начинается нечто не для слабонервных! В самом начале автор предупреждает, что в силу обусловленной соображениями безопасности секретности он не будет посвящать читателя в подробности проработанных лично им самим и коллегами методик, чтобы иные личности не обратили эти знания во зло. Разумно и правильно, тем не менее не раз и не два текст Дугласа вызывает ассоциации с рассказами о Шерлоке Холмсе сэра Артура Конан Дойля. Кто читал, помнит эпизоды, когда Холмс открывал Ватсону, а иногда и другим людям свою логику, то, как он делает свои выводы, основываясь на совершеннейших казалось бы мелочах.


Я постоянно говорю ученикам: если собираетесь понять Пикассо, изучайте его картины. Желаете узнать, кто такой преступник, вникните в то, что он совершил. Психиатры идут от личности и с этой точки зрения оценивают поведение. Мои люди начинают с поведения и делают выводы о личности. В этом между нами заключается разница.

Разница только в том, что известный всем поклонникам детективного жанра сыщик полностью открывал изнанку своего метода другу, а в «Охотниках за разумом» автор описывает череду картин раскрытых им и другими агентами отдела преступлений, а затем, не всегда, но нередко по уже названным причинам сразу же знакомит читателя с выводами, с тем самым психологическим портретом НЕСУБ (неизвестного субъекта).


Книга и её экранное воплощение.

Джон Дуглас и Марк Олшейкер, «Охотники за умами или ФБР против серийных убийц» (1998) Мемуары, ФБР, Криминал, Психиатрия, Бихевиоризм, Серийные убийства, Обзор книг, Длиннопост

Кому будет по-настоящему интересно, так это смотревшим одноимённый сериал, выпущенный сервисом Netflix. Сейчас уже, прочитав книгу, я могу сказать, что в одних сценах назначенный режиссёром Финчер вместе с другими, занятыми на съёмочной площадке специалистами, воспроизвели реальность с документальной точностью, в других же случаях драмы и зрелищности ради кое-что всё-таки изменили. Факты, какими они были, конечно, исказили, зато сериал получил дополнительные драматичные сцены, которые неминуемо остались за кадром, если бы сценаристы точно следовали тексту книги. И, если кто-то возьмёт и прочтёт «Охотников за умами» в ожидании премьеры второго сезона, можно будет погадать, какие именно, кроме уже заявленной череды случаев в Атланте, нереализованные в десяти сериях первого сезона убийства, посетят малые экраны в ожидаемом в начале 2019-го продолжении.


Понять, чтобы предотвратить.


А вот здесь, как, впрочем, и в сериале, возникает то, что вызовет понимание у одних и возмущение у других. Как общество и тем более близкие замученных и погибших видят серийного убийцу? Кто он для них? Монстр. Чудовище, не имеющее никакого права называться человеком. А почему, простите за тавтологию, убийца убил? Странный вопрос. Потому что психопат. Таких любая мелочь может сорвать с тормозов. И всё-таки, почему рождаются желания поиздеваться, убить, а затем ещё надругаться над трупом, подобно мяснику? Снова странный вопрос. Потому что мерзавцу доставило это удовольствие? В этом их суть! Нелюди, неспособные ни на что человеческое! Или оправдание им ищите? Нет и не может быть таким никакого оправдания! Сам сделал выбор и поэтому должен отвечать по полной программе без снисхождений.


Поведение отражает личность. Не всегда просто и совсем неприятно ставить себя на место преступника и влезать в его мозги. Но именно это должны делать я и мои люди. Стараться почувствовать, каков он на самом деле.

Всё так. Поэтому автор вместе с делами, фигуранты которых убивали спонтанно, по внезапному импульсу, раскладывает по полочкам преступления, где злоумышленник просчитывал всё до мелочей, то есть пребывал как будто бы в здравом уме и твердой памяти. Дополняя картину, Дуглас отстаивает своё убежденность в необходимости пожизненного заключения пополнивших картотеку бихевиоритического подразделения и в общем не возражает против смертной казни.


И в тоже время, не раз и не два определяя исследованных ничтожествами, сделавших своё кровавое дело по зову извращённой потребности, Дуглас размышляет над тем, что все осужденные гнить в тюрьме до конца дней, приговорённые к смертной казни на электрическом стуле, посредством введения смертельной дозы яда или через повешение на поверку были лишены хотя бы более или менее счастливого детства. Каждый из тех, кто потом с дьявольским наслаждением издевался над невинным ребёнком или взрослым человеком, сам когда-то прошёл через издевательства порой от чужих, но чаще всего от близких.


Тиран-отец, чрезвычайно властная мать, контролирующая каждый шаг своего сына и ежедневно вдалбливающая ему мысль о личной и сексуальной несостоятельности. В одних случаях родители маньяков были из тех, кто явно опустился на дно общества, другие отцы и матери пользовались хорошей репутацией у соседей и коллег, слыли общительными, чуткими, готовыми помочь в нужде. А вот по возвращению в родные стены они выливали всё, что накопилось за маской дежурного лицемерия на сына, раздражавшего их каким-то мелким проступком или просто одним фактом своего существования, бывшего, скажем, напоминанием о неудачном браке. И хорошо ещё, если всё кончалось словами, а не побоями или принуждением спать не в своей комнате, а в подвале. Другие болезненно переживали родительский развод, в процессе которого отцы и матери целиком отдавались взаимным пикировкам, забывая о ребёнке, который позже доставался в воспитание нелюбимой половинке распавшейся семьи.


Управлять, властвовать, помыкать. Эти три слова являются паролем серийных убийц, все действия и помыслы которых направлены на то, чтобы наполнить смыслом их во всех других отношениях несостоявшиеся жизни.

Конечно, многие из испытавших в своём детстве домашний ад вышли во взрослую жизнь не социопатами с искажённым рассудком, а наоборот закалёнными, поставившими перед собой цель добиться всего лучшего назло мраку прошлого. Другие всё же ломались и проживали жизнь с большим или меньшим ворохом проблем от комплексов, неврозов и фобий, но никого никогда не убивали! Всё так, и, если у каждого своя прочность на излом, выходит наше развитое, но далеко несовершенное общество само порождает на свою голову? Вопрос открытый.


Бытовуха и самая обычная жизнь.


По совершенно естественной логике Дуглас с Олшейкером не стали с первых же страниц вываливать на читателя жуть из архивов ФБР и заканчивают они также постепенным переходом от серийных убийц к жестоким и относительно безобидным случаям, в которых составленный агентами подразделения психологический портрет стал самой настоящей палочкой-выручалочкой. И, если кого в своё время впечатлил ставший культовым триллер «Молчание ягнят», тем будет интересно почитать хоть и коротенький, но интересный отрывок о данной автором в стенах академии ФБР консультации актёру Скотту Гленну, позже сыгравшего начальника поведенческого отдела, босса главной героини Клариссы Старлинг.

Джон Дуглас и Марк Олшейкер, «Охотники за умами или ФБР против серийных убийц» (1998) Мемуары, ФБР, Криминал, Психиатрия, Бихевиоризм, Серийные убийства, Обзор книг, Длиннопост

Джон Дуглас и Скотт Гленн на съёмках «Молчание ягнят».


Под самый же конец читателя возвращают к тому, с чего всё начиналось, то есть к воспоминаниям Дугласа. Только вспоминает он уже, конечно, не о работе, а, как и на первых страницах, о своей жизни, о браке, распавшемся из-за постоянной занятости с периодическими нервными срывами, и о развитии подразделения, совмещённом во времени с повышенной текучкой, выгоранием сотрудников занятых воображаемым погружением в психику очередного извращенца и его жертв.


Уф! А ведь книга в своё время обрела популярность, на волне которой автор написал ещё парочку на ту же тему. Стану ли я их читать? Если и стану, точно не в ближайшее время. Потому что сочинения о простой житейской драме, фантастические и приключенческие сюжеты, даже книжные серии тёмного фэнтази можно «глотать» друг за другом, а вот подобные мемуары - это совсем другая история. А ещё, именно после литературного дебюта Джона Дугласа в соавторстве с Марком Олшейкером я, наконец-то, перехожу с non-fiction на художественное. В том числе потому, что в голове уже выстроилась очередь из драм, детективов и фантастических сюжетов, которые могут быть интересными или, по крайней мере, окажутся не пустой тратой времени.

Показать полностью 3
43

Неизвестный Байконур (2001)

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

САМЫЙ ГЛАВНЫЙ В СТРАНЕ КОСМОДРОМ

Верной дружбою путь наш рассвечен.

Нам она, словно солнце, дана.

В Байконуре с казахскою речью

Украинская мова слышна.


С русским братом пускают ракеты

Белорус, и латыш, и бурят.

В мирном небе зимою и летом

Рукотворные звезды горят.


Раскрывая загадки природы,

Помним мы каждый день об одном:

Дружба наших советских народов —

Самый главный в стране космодром. (с) харьковский поэт Иван Мирошников


Прежде всего хочу успокоить тех, кто уже устал от последовательности из целых пяти non-fiction. Спокойствие, только спокойствие! Не волнуемся, потому что помимо «Неизвестного Байконура» осталось всего две книги, персонажи и места действий которых не вымышленны, а совершенно реальны. Закончу с ними, перейду на художественную литературу.


А теперь о книге, мимо которой строго воспрещается проходить тем, кто ценит историю, и для кого имеет значение тема освоения космоса! И, если прочитав слово «Неизвестный», вы вспомнили слоган «Скандалы, интриги, расследования», огорчу или наоборот успокою, потому что составленный Борисом Ивановичем Посысаевым сборник совсем не об этом.

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

Инициаторы создания Совета ветеранов Байконура. 1981 г.1-й ряд: начальники космодрома Байконур: А. И. Нестеренко, К. В. Герчик, А. Г. Захаров, А. А. Курушин, В. И. Фадеев.2-й ряд: Т. Г. Осипов, М. Т. Сурков, В. И. Ильюшенко, И. А. Пругло, В. Г. Дашкевич, Губарев, И. Г. Борисенко, Н. В. Павельев, К. В. Свирин, Б. И. Кузнеченков, В. В. Савинский


Отобранные, чтобы не кануть в лету, воспоминания ветеранов всевозможных профессий и даже членов их семей, призванных когда-то на великую стройку, исключительно светлы, радостны и пронизаны тем самым воодушевлением и торжеством, какое сопутствовало многим людям того времени.


Радость сменяется горечью только при возрождении из памяти неизбежных для ракетного дела трагедий и того несколько раз, вскользь упоминаемого упадка, который в период лихих 90х прошёлся по всему распавшемуся СССР и, конечно, не обошёл стороной космодром. Проблема только в том, что жаждущие мемуарной прозы могут поначалу жестоко разочароваться. Потому что после коротенького предисловия следует первая глава «Начальники космодрома Байконур» и… читать эту часть книги практически невозможно.


Вернее, не так. Если кому-нибудь будет нужно, скажем, подготовить доклад в ВУЗе или, например, написать диссертацию, раздел о поставленных Москвой во главе ответственнейшего дела боевых командирах и политруках вполне может оказаться полезным или даже бесценным! За редким исключением здесь нет никакой лирики, только имена с фамилиями и отчествами или в крайнем случае инициалами, когда и где родился, где и когда служил, чем отличился, когда был направлен на Байконур, чего смог добиться на посту, когда был отправлен в запас, кому передал полномочия, в каком году скончался. Великое множество аббревиатур, дат, прочих цифр и терминов без пояснений.


Вот я сказал выше о докладе, а именно таким и представляется текст, когда проводишь по нему глазами. В голове невольно возникает картина либо открывшегося читателю заполненного множеством досье хранилища, либо и вправду доклада только не студента своему преподавателю, а офицера вышестоящему чину. К лучшему или к худшему продолжается чеканное перечисление фактов довольно долго. Так долго, что многие наверняка потеряют терпение и даже по диагонали читать не станут, а просто будут перелистывать до тех пор, пока, наконец, не доберутся до желанных мемуаров, то есть до главы «Так начинался космодром». Впрочем, я бы всё же советовал перелистывать осторожно, потому что среди потока сухих фактов всё-таки можно пару-тройку раз встретить написанные простым, человеческим языком отрывки тех самых воспоминаний, ради которых и открывалась книга.


Дочитавшие, дотерпевшие, долиставшие получают более двух десятков тех самых, желанных с самого начала мемуаров военных и гражданских, давших в своё время согласие командованию отправиться в пустыню Казахстана по странному адресу «Кзыл-Орда-50», научно-исследовательский полигон №5. Полная энтузиазма молодёжь вместе со старшими товарищами не пожалели сил, пота и крови, чтобы ради Советской Родины, партии и будущего создать, испытать и поставить на службу боевые ракеты, составившие ядерный щит страны, а затем устремиться на штурм космоса!

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

На последнем снимке участники планируемой в ноябре 2018 экспедиции МКС-58 Олег Кононенко, Давид Сен-Жак и Энн Макклейн.


Первыми, конечно, возьмут своё слово направленные Москвой руководить процессом боевые командиры, получившие опыт в боях Великой Отечественной в составе артиллерийских, ракетных и миномётных войск. И первым из первых о времени, когда не было ещё ничего, кроме раскалённого песка, удушающей и слепящей пыли, иссушающей жары и лютого мороза, скорпионов с тушканчиками, поставленных на скорую руку бараках и спешно вырытых землянок, расскажет первый начальник ставшего позже комплексом «Байконур», НИИП-5, генерал-лейтенант Алексей Иванович Нестеренко.

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

«Генерал, прославивший целину», Первый культпортал KM.RU»

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

Генерал Илья Матвеевич Гурович

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

Его воспоминания получают логическое продолжение в письме к потомкам бывшего начальником строительства в 1965-1975 годах Ильи Матвеевича Гуровича, который знакомит читателя с инженером Алексеем Алексеевичем Ниточкиным. Именно благодаря Ниточкину возводимая в пустынных просторах сотнями и тысячами рук космическая гавань получила в своё распоряжение множество научно-технических, военных и гражданских объектов. При этом многие сооружения и здания, созданием которых руководил Алексей Алексеевич, оказались куда более приспособленными к местным условиям и показали куда больший запас прочности, чем было заложено в проекте. Потому что не раз и не два Ниточкин рисковал, доводя вверенный ему проект до ума, полагаясь на собственные знания, опыт и здравый смысл, а затем рисковал, защищая внедрённые изменения перед командованием!


Думаете, если я упоминаю о военных чинах, политических работниках и инженерах, никто другой в сборник не допущен? Ошибаетесь. Я бы даже сказал — сильно ошибаетесь! На страницах «Неизвестного Байконура» нашлось место для настоящего ассорти из самых разных профессий, представители которых так или иначе внесли свой вклад в возникновение, рост и процветание ставшего из секретного оазиса науки в песках Казахстана всемирно известным «Звёздным причалом»! Конструктора, связисты, лётчики, инженеры-испытатели, дирижёры, врачи-эпидимиологи, журналисты, солдаты и офицеры, отдавшие немало свободного времени местному КВН, поэты и музейные работники. Особенно хочется отметить воспоминания двух жён, работавших в местных школах учительницами английского и русского языка с литературой. Две женщины из множества, не побоявшиеся вслед за мужьями приехать в тьмутаракань, и многие другие вошли в историю под обложкой сборника, составленного Борисом Посысаевым.

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник
Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

Хочется почитать не столько об ударных трудовых буднях, сколько посмотреть глазами живых свидетелей на какие-то значимые в истории космодрома события и узнать что-то, о чём обычно не говорят? Возможно, вы слышали о катастрофе, взорвавшейся на старте 24 октября 1960 года межконтинентальной баллистической ракете Р-16 (8к64)? О той самой катастрофе, в которой погиб с самого начала курировавший стройку и работу космодрома маршал Митрофан Неделин, а общее число испепелённых на месте и скончавшихся от обширных ожогов в госпитале по некоторым оценкам превысило сотню человек? А знали ли вы об идущей параллельно с созданием Байконура стройке, связанного с ним в единую систему полигоне на Камчатке? Изначально фигурировавший в документах под кодовым названием «Кама», предназначенный уже не для пусков, а для приёма и контроля траектории головных частей ракет на излёте, полигон становился реальностью уже не в песках, а среди болот. Если ничего об этом не знали или что-то слышали, но мимолётом, самое время пополнить копилку эрудиции!


Напоследок остаётся только сказать сперва об одном неоспоримом достоинстве, а затем об паре, не то что бы серьёзных, но всё же недостатках книги.


Фотографии. В наш электронный, цифровой, глобальный век вопрос уже не в том, стоит ли читать вроде бы приглянувшуюся книгу или лучше поберечь кровные для чего-то более интересного, желанного, нужного? В наше время вопрос в том, покупать классическую, бумажную книгу или электронную? В каких случаях надо или, по крайней мере, желательно не файл из сетевой библиотеки скачать, а потратиться на книгу с настоящей обложкой и страницами, которые можно потрогать? В том числе в случае, если книга ценна не только тем, что в ней написано, но и размещёнными на её страницах иллюстрациями — рисунками и фотографиями.

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

Ключ на старт!

Неизвестный Байконур (2001) Мемуары, Космонавтика, Космодром Байконур, Ветераны, Стройка, СССР, Обзор книг, Длиннопост, Сборник

1-я площадка. Перед полетом "Чайки" свои стихи читает сержант Блынских. Июнь 1963 г.


Рисунков под обложкой «Неизвестного Байконура» вы, правда, не найдёте, а вот фотографий здесь предостаточно! Каждое из собранных под одним переплётом воспоминаний начинается с небольшой фотографии автора и краткой, на пару абзацев мелкого шрифта биографии. Помимо этого читатель может познакомится с историей космодрома с помощью трёх, вставленных между рассказами ветеранов о былом, достаточно немаленьких разделов с множеством разных фотографий! Здесь и групповые фото, допущенные к печати виды космодрома с расположенным в относительной близости с ним одноимённого города, праздники, события, которые стоят того, чтобы войти в историю в том числе со страниц книги, и много всего другого! Если вы читаете с монитора персонального компьютера, с планшета или достаточно большого по диагонали e-ink экрана, то это ещё приемлемый, компромиссный вариант, но лучше всего, конечно, иметь такое в бумаге.


От доклада к мемуарам, потом обратно и снова к простому рассказу о делах минувших дней. Откровенно говоря, я сейчас не столько говорю о доставившем неудобства недостатке, сколько придираюсь. Потому что каким бы творческим не был коллектив космодрома основная масса текста в сборнике написана теми, кто отличился в своём деле, а писательством никогда и не занимался. Какая еще критика?! Земной поклон за то, что написали как смогли!


Впрочем, «как смогли» - это я уже перегибаю. Я бы даже сказал, что неслабо перегибаю. Потому что среди всех воспоминаний найдётся буквально два или три, автор которых не рассказал, а довольно сухо отчитался о том, как было. В большинстве же своём «Неизвестный Байконур» читается легко и без проблем. Периодически, даже в самых лучших с позиции простого читателя воспоминаниях я натыкался на специфические, никак, к сожалению, не поясняемые аббревиатуры и перечисления памятных автору фамилий с инициалами, но эти необходимые с одной и досадные с другой стороны мелочи уже не вызывали того обывательского разочарования и тоски, какие сопровождали чтение нескольких десятков первых страниц.


Сноски. Здесь всё просто. Их нет. Вообще. И вот это уже по-настоящему неприятно! С одной стороны, учитывая количество сокращений, к которым так и просится хотя бы кратенькое пояснение, составитель сборника и редакторы могли просто махнуть рукой на работу с этим полчищем. Но с другой стороны совсем недавно, я читал книгу, автор которой и работавшие с ним сотрудники издательства не поскупились на сноски, которых было не много, а очень много! Если же никакой ошибки, никакого упущения здесь нет, в голову приходят всего две причины почему так может быть. Возможно, книга хоть и рассчитана на широкий круг читателей, но основной прицел идёт всё-таки на тех, кто знаком с темой и потому не нуждается в пояснениях. Другой причиной может быть выработанная у армейских и бывших партийных чинов годами и десятилетиями службы на секретном объекте необходимость говорить о важном, но в тоже время опускать одно, другое, третье. Общего впечатления это не портит, но слегка озадачивает.


И, если говорить о том самом общем впечатлении, то… «Неизвестный Байконур» — это безусловно интереснейшая книга, чтение которой запросто может вызвать тоску. Только не ту тоску, о которой можно подумать, а совершенно другую :) Я не случайно в начале этого моего текста сказал о восторженности и торжественности, с которыми ветераны космодрома вспоминают о своей жизни, работе и людях, которые окружали их в те годы.


Стоит только прочитать о том, как строил многоквартирные дома и пусковые площадки инженер Ниточкин, как работали все остальные, от простой уборщицы и рядового до генерала и начальников политического отдела, так сразу либо исполнишься отвращения вперемешку с гневом от высокого, пропагандистского штиля, либо затоскуешь по советскому времени, когда думали не о личном комфорте и успехе, а общем деле.


И как в былые времена комсомольцы вкладывали в капсулы времени свои приветствия и послания к несомненно уже посадившим яблони на Марсе потомкам, так «Неизвестный Байконур» становится подобной, своеобразной капсулой, куда вложили свою память ветераны космодрома, чтобы передать эстафету от первых командиров, учёных и простых трудяг прошлого людям настоящего и будущего, которые, быть может, всё-таки долетят до Красной планеты и звёзд, которым нет числа.

Показать полностью 15
55

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002)

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Представьте себе снятый по следам нашумевшей трагедии документальный фильм минут так на сорок пять, на час или даже разделённый для удобства на несколько серий. На экране натурные съёмки, ведущий с собственной персоной и он же, но уже закадровым голосом втолковывает зрителю о том, что, когда, где, как, почему, из-за чего и из-за кого случилось так, а не иначе.


Порой видеоряд прерывается кадрами документальной хроники, снятой непосредственно в тот самый день, в тот самый час. Поскольку история вышла на редкость запутанной и туманной, авторы передачи стараются стать своего рода сыщиками, приглашающими сидящего перед экраном на сеансы дачи показаний всех, кто способен прояснить картину, а также к ознакомлению с собранными по делу документами. Чтобы прояснить множество белых пятен, нестыковок, с вытекающими из них взаимными обвинениями, на экране возникают выжившие свидетели тех дней. С открытым лицом или, представ перед камерой анонимным, вырезанным из тьмы силуэтом с изменённым голосом каждый стремится донести свою смутно припоминаемую или наоборот ясную, как день, правдивую или наоборот ложную версию того, что случилось.


Вот примерно так воспринимается книга о трагическом исходе случившихся 11-го мая 1996 года коммерческих экспедиций на высочайшую горную вершину мира, то есть на Эверест. Тот год вообще был одним из самых неудачных, оборвав во всех штурмовавших «крышу мира» группах целых 15 жизней! Из полтора десятка смертей восемь как раз пришлись на 11-ое мая. Тогда из тридцати трёх идущих на приступ почти девятикилометровой вершины на разных высотах погибли Скотт Фишер и Робб Холл, бывшие руководителями компаний «Горное безумие» и «Консультантов по приключениям», нанятый Робом Холлом гид Энди Харрис, заплатившие внушительную сумму за удобство, безопасность и всяческое содействие в восхождении американец Даг Хансен и японка Ясуко Намба, а также трое шерпов, местных жителей, зарабатывавших себе на жизнь обслуживанием пожелавших взойти на Эверест.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Остальные выжили, отделавшись моральным и физическим истощением, а также относительно лёгкими обморожениями. Правда, выжили они благодаря тому, что бывший гидом «Горного безумия», русский альпинист, заслуженный мастер спорта СССР, обладатель титула «Снежный барс», покоривший одиннадцать восьмитысячников, Анатолий Букреев предпринял беспрецедентную спасательную операцию! Один, ночью, в лютый мороз, с грузом кислородных баллонов для затерявшихся и замерзающих в белой пелене клиентов, не для себя, в бурю, которая ревела так, будто в каком-то метре от человека проносится грузовой поезд, он прошёл сотни метров, чтобы найти тех, кто не вернулся с высоты в лагерь.


Нас просто заваливало снегом. Разговаривать было практически невозможно. Чтобы сказать что-то другому, приходилось кричать изо всех сил и обязательно по ветру. Иначе ничего невозможно было услышать. Насколько я помню, у меня не получалось даже голову повернуть против ветра, не то, что крикнуть в ту сторону.

И ладно бы прошёл и вернулся, хоть такие определения здесь и неуместны, но задача оказалась повышенной сложности, потому что при первой вылазке Анатолий дошёл до указанного ему места и не нашёл никого! Прибыв обратно в лагерь и ещё опросив тех, кто указал ему в пустоту, Букреев снова, в тех же самых условиях, без кислорода и в одиночку отправился на поиски, которые на этот раз оказались успешными.


По прошествии времени, выживший в тот день клиент «Консультантов по приключениям», американский журналист, писатель и по совместительству альпинист Джон Кракауэр выпустил книгу «В разреженном воздухе», на страницах которой даёт очевидное или выгодное для себя видение причин и обстоятельств, сложившихся, в конце концов, в трагический паззл. Кто из руководителей, гидов, клиентов или шерпов виноват в гибели одних и страданиях других?


Как в дни после вызвавшего резонанс восхождения, так и сейчас Кракауэр продолжает настаивать, что всё могло закончиться благополучно и Букрееву не пришлось бы рисковать, если бы до этого он проявил бы больше ответственности и осмотрительности. Ответом на скандальные обвинения стали опровержения от множества опытных и заслуженных альпинистов, выживших клиентов «Горного безумия» и членов семьи погибшего Скотта Фишера. По их мнению Кракауэр просто-напросто нашёл себе козла отпущения, заработав при этом на книге и последующей её экранизации кругленькую сумму, когда действия Букреева были правильными, согласованными с руководителем экспедиции и полностью отвечала ситуации. Чтобы хоть как-нибудь уравновесить поднятую Кракауэром шумиху, Букреев в соавторстве с писателем и другом Вестоном ДеУолтом написали «Восхождение». Как и во многих более или менее нашумевших скандалах, воз, конечно, и ныне там, но, по крайней мере, читатель имеет возможность узнать о тех событиях на Эвересте с двух разных, противоположных друг другу точек зрения.


Устали от вводной? :) Возвращаемся к книге. Начинается «Восхождение» своеобразным знакомством с жизнью Скотта Фишера и Анатолия Букреева в конце восьмидесятых и начале девяностых. В то самое время, когда Фишер стремился раскрутить «Горное безумие», а Анатолий вместе с другими советскими альпинистами оказался попросту забыт и оставлен на произвол судьбы. Потому что развалился некогда великий и могучий Советский Союз, а новое государство нацелилось прежде всего на переход к рыночной экономике.


Зачем вообще разумному человеку лазать по ледникам, да скалам, рискуя здоровьем и даже жизнью?! Зачем карабкаться всё выше, а затем ещё выше, чтобы, в конце концов, забраться на вершину? Ради чего? Ради спортивных достижений? Доказательства возможностей человека или глупого упрямства, которое по идее должно было остаться в детстве? Кому это надо? Никому не надо! Кому это нужно? Никому не нужно! И что в таком случае делать, если то, чем душа живёт и горит, не находит ни у кого отклика? Куда податься? Спуститься с гор, чтобы стать дальнобойщиком или таксистом, грузчиком или извернуться, организовав свой собственный, ни малейшим образом не связанный с альпинизмом бизнес?


Советский альпинизм был фактически уничтожен. Альпинисты из поколения Букреева, часто лучшие в мире, стояли на грани нищеты. Амбиции были забыты, когда стало нечем кормить семью. Высотникам приходилось работать прислугой на высокогорных курортах, учить кататься на горных лыжах детей бандитов и коррумпированных чиновников — лишь бы заработать на кусок хлеба.

Хотя нет, не всё так категорично. Потому что даже в новых реалиях среди состоятельных персон периодически найдётся кто-то, желающий испытать свои силы, насладиться адреналином и просто рискнуть с комфортом ради понтов, вскарабкавшись на недосягаемую для простых смертных вершину.


Я стал свидетелем тому, как изменилась цена, которую людям приходилось платить за восхождение. Участники были готовы отдать большие деньги, но не хотели подготовиться физически.

***

Второй вопрос, который мы обсуждали — дилетанты в альпинизме. Это бедствие мирового масштаба — дискредитация альпинизма. Человек, далекий от альпинизма и даже спорта, но с большим кошельком похваляется своими восхождениями на самые высокие и сложные вершины — правда, с помощью первоклассных гидов.

Именно пусть и с относительным, но комфортом, хоть и кажется, что это понятие в принципе не применимо к альпинизму. Потому что, если для одних горы и восхождения на вершины - это сама жизнь, то для других — это всего лишь экзотическая услуга, все риски которой можно сократить до минимума соответствующей суммой валюты. Мерзко и прагматично одновременно. И вот здесь-то бизнес и профессиональные, но потерявшие под собой опору вместе со смыслом существования альпинисты становятся нужными друг другу. А ещё именно здесь начинается история той самой экспедиции, которая могла бы открыть дорогу к успеху как для Скотта Фишера с его компанией, так и, возможно, для Анатолия Букреева.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Горы имеют власть звать нас в свои края

Там навсегда остались лежать наши с вами друзья

Тянутся к высоте люди большой души

Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…(с) Анатолий Букреев


Знакомым с альпинизмом и желающим обычной эрудиции ради узнать о реалиях восхождения, а также, конечно, желающим разобраться в тех событиях книга и особенно воспоминания Букреева определённо должны заинтересовать! Тем более что в тексте видимо-невидимо сносок, поясняющих как обстоятельства тех дней, так и технические тонкости покорения гор. Я не путешествую по миру и не занимаюсь экстримом, но тема путешествий, экспедиций, погружений в морские и океанские глубины с восхождением на высоты меня интересовала всегда. В своё время я зачитывался книгами Жак Ива Кусто и многих других, а сейчас из первых, многоопытных рук узнал немало нового и интересного об альпинизме, в том числе, конечно, коммерческом.


В 1996 году более четырехсот человек поднялись по тропе наверх. Обилие палаток, толпы людей — происходящее было похоже на рок-фестиваль. По словам одного альпиниста, «все это напоминало цирк, только вот клоунов было многовато». Складывалось впечатление, что многие из обитателей базового лагеря попали сюда случайно.

И, если выше я описал «Восхождение» в целом, как конвертированный в книжный формат документальный фильм, журналистское расследование, то самая, наверное, важная часть текста, посвящённая событиям в Гималаях, это уже скорее продолжительное интервью. Вернее, я хотел сделать сравнение с интервью, но на самом деле ДеУолт публикует один большой, набранный курсивом монолог Букреева, периодически прерываемый, выполненными уже обычным шрифтом дополнениями и уточнениями соавтора.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост
Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост
Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Для замерзающего на такой высоте человека простая чашка горячего чая приобретает цену жизни, а красивые слова не стоят ничего.

С одной стороны рассказ легендарного альпиниста — одна из важнейших составляющих их общего с американским писателем и публицистом труда, с другой стороны здесь-то многие и забуксуют. Потому что при всей драматичности «Восхождение» — это не приключенческий роман. При всей огранке общей формы ДеУолтом, ставший героем для одних и обвиняемым для других, Букреев никогда не был прозаиком и в общем-то не собирался становится таковым, чтобы книга лучше зашла массовому потребителю. При этом я бы не назвал слог Анатолия Николаевича таким уж сухим и потому пригодным для употребления только теми, кто понимает, кто в теме. Одни заскучают и разочаруются, другие наоборот получат удовольствие от заочного знакомства с бывалым, спокойным, деловитым, рассудительным человеком.


А вот материалы приложений за исключением кратких воспоминаний нескольких выдающихся альпинистов, признаться, притомили. Конечно, объективно я понимаю смысл, значение и ценность описания очной и заочной пикировки ДеУолта и Кракауэра, а также весьма немаленькой расшифровки перекрёстного интервью собравшихся вместе 15-го мая 1996 года, чтобы по горячим следам, всего лишь через пять дней после драматичных и трагичных событий сверить, так сказать, часы, выяснив кто, когда, где был, как себя чувствовал, что и зачем делал. Всё понимаю, но...


Обмен обвинениями и возражениями в письмах, газетных статьях и заметках, а также в рамках разного рода телевизионных шоу и массовых мероприятий заставили вспомнить политические ток-шоу, где участники хоть и стараются, а вернее, пытаются держать себя в руках, но всё равно градус эмоций очевиден. Следующая сразу вслед за этим расшифровка записи со встречи, на которой выжившие клиенты, гиды вместе с шерпом Лопсангом Янгбу пытались прийти к общему знаменателю, заинтересовала, что-то закрепила в памяти и в тоже время запутала.


Закругляясь, скажу, что «Восхождение» стало для меня золотой серединой по сравнению с двумя предыдущими, прочитанными книгами. Задумав дать ответ «акуле пера» лишёнными патетики фактами, Вестон ДеУолт и тем более Анатолий Букреев даже не пытаются привлечь и удержать читателя витиеватой образностью и пространными рассуждениями. В результате остаётся наводящее скуку на одних и полностью устраивающее других впечатление обстоятельного мужского разговора без лишних сантиментов.

Показать полностью 5
105

Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город".

Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город". Научпоп, Астрономия, Нейтронные звезды, Отечественная литература, Сергей Попов, Обзор книг, Длиннопост

С фантастикой на какое-то время я закончил, но перед тем как перейти к другим жанрам, решил отдохнуть за нон-фикшном. Отдохнуть со смыслом, размяв мозги. И, конечно, после целого ряда sci fi сюжетов, чьё действие происходило вне планеты Земля, хотелось почитать не о живой природе и не каком-либо периоде истории человечества, а о космосе. Тем более, что я никогда не скрывал своего интереса к астрономии, астрофизике и космологии.


Читать книгу, в которой без каких-либо дополнений перебирается то, что было в школьной программе и в великом множество научно-популярных фильмов с "Discovery", "Discovery Science", "National Geographic" мне не хотелось. Да, спасибо, я знаю, что Земля вращается вокруг Солнца, а достаточно массивная звезда, выработав сначала водород, затем гелий и другие элементы, коллапсирует, взрывается сверхновой, сбрасывает оболочку в космос, чтобы оставить ядро, ставшее нейтронной звездой, чья плотность сосредотачивает в стандартной объёме чайной ложки миллиарды тонн. Аз, буки, веди мы проходили, но поскольку профессиональными академическими знаниями всё же не владеем, расскажите, пожалуйста, что-нибудь из золотой середины.


Поскольку учёный-астрофизик и популяризатор науки, доктор физико-математических наук, профессор РАН, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института им. П.К.Штернберга Сергей Борисович Попов как раз и специализируется на нейтронных звёздах, книга стремится расширить познания читателя именно об этих объектах.

Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город". Научпоп, Астрономия, Нейтронные звезды, Отечественная литература, Сергей Попов, Обзор книг, Длиннопост

Фото автора взято с его личного профиля ВКонтакте. Надеюсь, Сергей Борисович не будет возражать, потому что о книге-то я отзываюсь положительно.


Почему читателя должны интересовать нейтронные звёзды? Возможно, потому что целый ряд элементов тяжелее железа, в том числе ценимое человеком всю мировую историю золото присутствует в нашей жизни только благодаря взрывам сверхновых и столкновению/слиянию нейтронных звёзд. И, конечно, нельзя забывать, что именно нейтронные звёзды стоят аккуратно на грани, по одной сторону которой обычные звёзды всех цветов, масс и размеров, а по другую теоретически возможные, но так до сих пор на самом деле не доказанные черные дыры, за горизонтом событий которых перестаёт действовать известная физика.

Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город". Научпоп, Астрономия, Нейтронные звезды, Отечественная литература, Сергей Попов, Обзор книг, Длиннопост
Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город". Научпоп, Астрономия, Нейтронные звезды, Отечественная литература, Сергей Попов, Обзор книг, Длиннопост
Сергей Попов, "Суперобъекты. Звёзды размером с город". Научпоп, Астрономия, Нейтронные звезды, Отечественная литература, Сергей Попов, Обзор книг, Длиннопост

Оправдала книга мои ожидания или нет? Признаться, первые несколько глав меня терзали смутные сомнения. С одной стороны я сознавал, что раз книга для широкого круга читателей, значит, автор должен начать с азов, чтобы ввести в курс дела тех, кто знаком с астрономией немногим более Шерлока Холмса :) С другой стороны меня беспокоило, что не только вводная, но и вся книга может быть в подобных пояснениях на пальцах содержания параграфов школьного учебника. Слава кваркам и нейтрино, последующие главы были точно такими, какими я хотел. Иными словами содержание "Суперобъекты. Звёзды размером с город" однозначно ощутимо шире и глубже школьной программы и в тоже время открывшему книгу не потребуется обучение на соответствующих факультетах ВУЗов и прохождения практики в обсерваториях под руководством дипломированных и заслуженных специалистов. Всё, что потребуется помимо невыветрившихся школьных знаний - это живой интерес вместе с готовностью поработать головой и узнать что-то новое.


Есть ли у книги проблемы? Таких, чтобы мешали читать, можно сказать - нет. Разве что...


Периодически Сергей Борисович возвращается от текста обращённого на понимающую аудиторию к азам. В большинстве случаев такие возвращения логичны, потому что ими начинаются новые главы. Читателю предлагается быстро вспомнить прочитанное ранее, чтобы затем познакомиться с новыми знаниями. И поскольку книга всё-таки рассчитана на достаточно широкие массы, записывать описанное в минус просто-напросто неправильно. А вот что мне, действительно, немного не понравилось, так это периодически используемые не просто элементарные, а какие-то детские сравнения. Скажем, в главе о разгоняемых гравитацией центра галактики чёрных дырах, нейтронных звёздах и звёздах вообще приводиться иллюстрация крысы, которую раскручивает на верёвочке Том Сойер. Крыса? Том Сойер? Однако... :)


Один человек в сети записал в минус Попову упоминание в книге преимущественно советских и российских учёных. Зарубежных коллег и их работы Сергей Борисович также упоминает, но ощутимо в меньшем количестве. Для кого-то это может быть и минусом, но на самом деле... Какой ужас! Кошмар! Вопиющая несправедливость! Как так можно вообще? Никогда и ни в коем случае отечественный учёный не имеет права писать такие книги, на страницах которых упоминания о работавших во имя науки в Российской империи, СССР и современной России преобладали бы над упоминаниями иностранных тружеников умственного труда! Сарказм, конечно, потому что считаю такую критику странной и, если не сказать глупой.

Показать полностью 4
51

№25. Русские биографии и автобиографии.

Максим Горький «Детство», «В людях», «Мои университеты»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

«Густая, пестрая, невыразимо странная жизнь», где перемешались доброта и злоба, грязь и красота, жестокость и милосердие, любовь и ненависть. Настоящая семейная сага с необычайной силы характерами и точными бытовыми зарисовками, живыми образами и глубочайшими переживаниями помогает понять, как мальчик, мучительно жаждавший знаний, прошел путь от начинающего автора романтических произведений до писателя с мировым именем.

«Детство» - смерть отца, переезд к деду, рассказы бабушки. Действительно, написано с каким-то необыкновенным обаянием.

«В людях» - о трудностях самостоятельной жизни без прикрас.

«Мои университеты» - Казань, обучение в типографии, революционеры, смена различных работ. «Сама жизнь» стала университетом для Горького.


«Ну, Лексей, ты — не медаль, на шее у меня — не место тебе, а иди-ка ты в люди...» ©

Владимир Арсеньев «Дерсу Узала»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Цикл «По Уссурийскому краю» знакомит нас со следопытом Дерсу Узала впервые, а потом этот образ станет уже классическим. И совершенно права статья об авторе: «Трудно оценить масштабность географических исследований Арсеньева, потому что, даже представив себе протяжённость его маршрутов и площадь обследованных им территорий, мы всё равно окажемся в роли людей, оценка которых будет чисто умозрительной».


Корней Чуковский «О Чехове»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Документальная, небольшая по размеру повесть о жизни Антона Павловича. Кто привык представлять себе Чехова утончённым интеллигентом в пенсне, тому гарантирован мощный треск рвущихся шаблонов.


Валентин Катаев «Алмазный мой венец»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

В книгу выдающегося советского писателя вошли три повести, написанные в единой манере. Стиль этот самим автором назван «мовизм». «Алмазный мой венец» – роман-загадка, именуемый поклонниками мемуаров Катаева «Алмазный мой кроссворд», вызвал ожесточенные споры с момента первой публикации. Споры не утихают до сих пор.


Иван Кожедуб «Верность Отчизне»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

В этой книге трижды Герой Советского Союза Иван Никитович Кожедуб рассказывает о своем детстве, о том, как по путевке комсомола стал летчиком. В годы Великой Отечественной войны он, боевой летчик, сражался за освобождение нашей Родины, кончил войну в небе Берлина. Он рассказывает о героических буднях, о подвигах однополчан, о дружной фронтовой семье. Автор осветил обстановку на участках фронта, где воевал, раскрыл тактику воздушных боев, привлек большой фактический и исторический материал. Это документальный рассказ о мужестве и мастерстве советских авиаторов, их беспредельной преданности Родине, верности воинскому долгу, о любви к летной профессии.


Даже сейчас читается любопытно. Автор, кстати, родился в/на УССР.


Сергей Григорьев «Александр Суворов»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Повесть «Александр Суворов» полна глубокой веры в силы народа, в его беззаветную любовь к родной земле. Написана она была в предвоенные годы, и написана хорошо. Это уже русская классика, что тут сказать. Также настоятельно рекомендуется «Малахов Курган» этого же автора, оба произведения часто публикуются в одной книге, что есть весьма полезно для молодого поколения.


Даниил Гранин «Зубр»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Документальная повесть о Николае Владимировиче Тимофееве-Ресовском (1900-1981), замечательном советском генетике, человеке с удивительной судьбой, друзья которого дали ему прозвище «Зубр».

Вот. Вот когда у вас проект не ладится, или начальник слишком много требует, или вы устали от однообразности работы - идите. Идите, берите эту книгу и читайте, как сформировалась эта личность и в каких условиях Зубр работал.


Валентин Пикуль «Фаворит» 

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Вторая половина XVIII века. Россия. На престол восходит молодая Екатерина Алексеевна — будущая Екатерина II Великая.

В центре повествования — великий государственный деятель, генерал-фельдмаршал, граф и светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический. Человек властный и противоречивый, но талантливый и умный, не боящийся вторгаться в государственные дела во благо России.

Но роман — не только описание всех взлётов и падений великого фаворита. Это ещё и роман о целой эпохе екатерининского правления глазами главного героя.


Высоколобые Пикуля иногда хают. А простой народ читает, и ему нравится. И есть, в общем-то, за что нравиться. «Он берет самые сенсационные, давно забытые всеми, кроме профессиональных историков, версии, и выдает дивный беллетристический вариант исторической сплетни. Или легенды, если хотите, или байки, или анекдота. А люди обожают легенды, байки и анекдоты, и ничего плохого здесь нет. <...> Масса людей и поныне бы у нас не узнали, что был Фридрих II, и Семилетняя война, и Олений парк Луи XV, и прочее». (Веллер).


БОНУС


Виктор Астафьев «Последний поклон»

№25. Русские биографии и автобиографии. Что почитать?, Подборка, Обзор книг, Биография, Мемуары, Суворов, Длиннопост, Книги

Масштабный цикл автобиографических рассказов и повестей о трудном, голодном, но прекрасном деревенском детстве. «Последний поклон» изначально не был повестью с единым сюжетом и сквозными героями. Были поначалу лишь самостоятельные рассказы, объединенные в цикл «Страницы детства» - и в повесть они легли отнюдь не в той очередности, в которой были написаны. По словам автора, они «писались «вразброс», когда я еще не знал, что они – часть продолжающейся во мне книги». Работа эта продолжалась двадцать лет.


Наверное, единственный русский писатель наравне с Булгаковым и Васильевым, аннотации к которому мне чуть ли не стыдно писать... потому что я не могу, не умею... Ну что сказать? Вот. Вот какой должна быть автобиография. Впрочем, это Астафьев. Кто читал «Ода русскому огороду», тот поймёт.


* * *

Да-да, я знаю, что тут нет «Как закалялась сталь» и «Повесть о настоящем человеке». Однако это не совсем биографии, и потому они будут в другой подборке.

Показать полностью 7
1000

Как можно на воздушном шаре пролеть вокруг Земли и вернуться в ту же точку?!

Как можно на воздушном шаре пролеть вокруг Земли и вернуться в ту же точку?! Федор Конюхов, Воздушный шар, Кругосветное путешествие, Длиннопост
Как можно на воздушном шаре пролеть вокруг Земли и вернуться в ту же точку?! Федор Конюхов, Воздушный шар, Кругосветное путешествие, Длиннопост
Как можно на воздушном шаре пролеть вокруг Земли и вернуться в ту же точку?! Федор Конюхов, Воздушный шар, Кругосветное путешествие, Длиннопост

Конюхов достиг побережья Австралии и завершает кругосветный полет на воздушном шаре

Общество

23 июля, 7:09 UTC+3

За 11 с небольшим путешественник преодолел свыше 34650 километров пути, но ему еще предстоит пересечь меридиан городка Нортхэм


СИДНЕЙ, 23 июля. /Корр. ТАСС Павел Ваничкин/. Российский путешественник Федор Конюхов, совершающий кругосветный полет на воздушном шаре "Мортон", достиг побережья Австралии, откуда он стартовал 11 дней назад.

Около 11:45 по местному времени (06:45 мск) воздушный шар пересек береговую линию континента на высоте около 6000 метров над крупнейшим городом на западе Австралии Пертом. Авиадиспетчеры местного аэропорта зарегистрировали воздушный шар под номером RA-2900G.

За 11 с небольшим дней Конюхов преодолел свыше 34650 километров пути, но для полного завершения кругосветного полета путешественнику еще предстоит пересечь меридиан городка Нортхэм (116 градусов, 39 минут, 58 секунд восточной долготы), с аэродрома которого он начал свое путешествие 12 июля в 07:30 утра по местному времени (02:30 мск).

Как сообщил корреспонденту ТАСС по телефону из этого западноавстралийского городка руководитель центра управления полетом сын путешественника Оскар Конюхов, по последним расчетам, пересечение нортхэмского меридиана должно будет произойти в самые ближайшие часы. Затем начнется подготовка к приземлению. "Мы подбираем для посадки какой-то безлюдный район вдалеке от линий электропередачи, - рассказал Оскар Конюхов. - Он пролетит совсем неподалеку от места старта - это чудо, в которое нам трудно поверить".

Как можно на воздушном шаре пролеть вокруг Земли и вернуться в ту же точку?! Федор Конюхов, Воздушный шар, Кругосветное путешествие, Длиннопост
Показать полностью 2
534

До Австралии 800 километров!

До Австралии 800 километров! Федор конюхов, Кругосветное путешествие, Рекорд

Шар, стартовавший утром 12 июля из города Нортхэм на Западном побережье Австралии, обогнул Землю и стремительно приближается к месту старта. Пройдя сложнейшие 33 600 километров на высотах более 10 000 метров над землёй, пилот шара "Мортон" Федор Конюхов готов значительно превзойти рекорд кругосветки американца Стива Фоссета. Американец только с 6 раза прошёл весь маршрут за 13 дней и 8 часов. Российский путешественник провёл в полете 11 дней, и ему осталось пройти всего 800 км - это считанные часы. Уже к сегодняшнему моменту шар и пилот поставили несколько абсолютных рекордов: рекорд высоты подъема - 10 614 метров и проделанного расстояния - 33 693 километров. Но самый главный рекорд у Федора ещё впереди!

520

Фёдор Конюхов близок к установлению мирового рекорда

Привет пикабушники! Всем котов и печенюшек! Решил продолжить повествование о нашем легендарном путешественнике Фёдоре Конюхове! Прошу строго не судить, я дебютант)))

За последние сутки произошло аж 2 события.

Фёдор Конюхов близок к установлению мирового рекорда Федор конюхов, Мужики, Стальные яйца, Кругосветное путешествие, Длиннопост, Дед

Первое.

Федор Конюхов установил рекорд высоты полёта во время кругосветного путешествия на воздушном шаре "Мортон" - он поднялся на высоту 10 600 метров над землей (приборы в гондоле показывали выше 11 000 метров)! Таким образом Фёдор побил рекорд Стива Фоссетта, максимальная высота полета которого составила 10 200 метров!

Фёдор Конюхов близок к установлению мирового рекорда Федор конюхов, Мужики, Стальные яйца, Кругосветное путешествие, Длиннопост, Дед

Второе.

24 часа назад, около 01:00 UTC (по Гринвичу) 21-го июля шар «Мортон», пилотируемый Федором Конюховым, залетел в обширную зону бурной грозовой активности. Он находился на высоте 8500 метров, но верхушки грозовых облаков были высоко над ним, и не было никакой возможности перелететь их ночью на одних горелках. Федор рассчитал, где он должен пересечь зону циклонической активности, учитывая метеопрогноз и высоту, на которую он может подняться. Поэтому интенсивность грозовой активности, с которой он столкнулся, стала для него неприятной неожиданностью. Находиться среди возвышающихся вокруг тебя кучево-дождевых облаков, с практически непрерывными электрическими грозовыми разрядами, и скоростью ветра от 60 до 90 узлов на поверхности моря над Южным океаном, это – не самая заветная мечта воздухоплавателя.

Сочетание факторов также привело к тому, что за последние полтора дня гондола Федора никак не обогревалась. Вся его вода замерзла и могла быть разморожена только с помощью основной горелки. Не стоит забывать, что пилот, при таких низких температурах, так же должен получать необходимое количество жидкости, в том числе и для того, чтобы избежать обморожения. Некоторое оборудование, особенно с сенсорными экранами, отказало при сильном холоде.

В данный момент воздушный шар "МОРТОН" летит именно так, как предсказал Дэвид Дехено (David Dehenauw – главный метеоролог проекта из Бельгии). Достигнув 60-го градуса южной широты, шар повернул к Западной Австралии и мчится к ней со скоростью 220 км/час.

Все равно еще рано расслабляться, так как придется пересечь еще один фронт, хотя неблагоприятная погода ожидается значительно ниже уровня его полета.

Фёдор Конюхов близок к установлению мирового рекорда Федор конюхов, Мужики, Стальные яйца, Кругосветное путешествие, Длиннопост, Дед

Судя по тому как летит Фёдор, он установит новый мировой рекорд по кругосветке на воздушном шаре, оставив Стива Фоссетта далеко позади. У нас есть свой Чак Норрис))) Железобетонный мужик с титановыми яйцами! УРА товарищи!

P.S. В прошлом посте не оставил ссылку, а люди просили. Поэтому рассказываю и показываю. Есть публичный портал Иридиум360.

Фёдор Конюхов близок к установлению мирового рекорда Федор конюхов, Мужики, Стальные яйца, Кругосветное путешествие, Длиннопост, Дед

Ссылка на путешествие Фёдора https://www.iridium360.ru/public/ca5ea7a8

Также там есть ещё путешествия, о них расскажу позже)

Показать полностью 2
311

Полёт Фёдора Конюхова продолжается

Привет Пикабу!

Слежу за полётом Фёдора Конюхова вокруг света, о котором я думаю слышали многие.

Захотелось просто публично отдать дань уважения этому неугомонному деду. По-моему это наш национальный герой.

Полёт Фёдора Конюхова продолжается Федор конюхов, Длиннопост, Кругосветное путешествие, Первый пост, Мужики

Вчера ночью при перелёте через Атлантику он попал в сильную турбулентность, но справился.

Цитата из новостей: "В 4 утра по UTC Фёдор сообщил, что отказали 3 из 6 горелок - был срыв пламени и они больше не запустились. 3 горелки остыли, превратились в куски льда. За бортом минус - 44 градуса (просьба не обращать внимание на показания на карте, yellow box трэкер расположен на гондоле, недалеко от печки). Федор сообщил: "Не обращайте внимание на курс и смену эшелонов - шар идет на пределе, мощности не хватает. Скорость ветра за 200 км и частые сдвиги потоков. Большая турбулентность. Иногда шар подкидывает на 300-400 метров вверх, автопилот не справляется, затем шар резко уходит вниз. Задача продержаться до рассвета. Там буду пытаться очистить горелки ото льда. Внизу плотная облачность."


А сейчас он летит над Индийским океаном - УРА!

Цитата из новостей: "Вчерашний день начался со значительного стравливания гелия, по мере того, как он нагревался солнцем. Это было необходимо делать в течение последних нескольких дней, так как топливо расходуется, и вся конструкция становится легче. Если не стравливать гелий, то воздушный шар будет подниматься на такую высоту, которая будет небезопасной для пилота, даже при том, что он дышит кислородом, который хранится в сжижженном состоянии в 100-литровом цилиндре.


Во второй половине дня воздушный шар «Мортон» летел на «комфортной» крейсерской высоте около 8500 метров (чуть ниже вершины Эвереста), и Федору, следуя точным советам инженеров Cameron Balloons, удалось освободить ото льда три обледеневших пилотных запальника, и все горелки снова заработали. Это очень важно, так как через несколько часов воздушный шар войдет в мощный циклон, который Федору придется «перепрыгивать».


Пересечение системы низкого давления займет около 24-х часов и потребует постоянной высоты около 9000 метров. В результате этого воздушный шар сместится на юг до 65-го градуса южной широты, прежде чем повернет на север, к Австралии. Стив Фоссет столкнулся с аналогичными условиями в последней части его успешного полета вокруг света, хотя в его случае струйное течение было дальше к северу. То есть Фёдор сейчас уходит в полярное струйное течение, вместо субтропического. Траектории там сложные и температура воздуха может опускаться до -50 С, в связи с высотой и близостью к Антарктиде. По собственным словам Федора, он находится в режиме выживания."


На данный момент Фёдор успешно летит, это видно на карте! + куча данных о полёте

Полёт Фёдора Конюхова продолжается Федор конюхов, Длиннопост, Кругосветное путешествие, Первый пост, Мужики

Все новости, карту полёта информацию брал с портала Иридиум360.ру, кому надо, ссылку дам в комментах.

Показать полностью 1
655

Официальная информация по перелету

Официальная информация по перелету Федор конюхов, Кругосветное путешествие

Фёдор Конюхов стал вторым пилотом в истории, кому удалось в одиночку пересечь Тихий океан на воздушном шаре любого типа - и это уже не только личный рекорд!

Время в полете над океаном от Австралии до Чили составило 92 часа. Данные по полету будут уточняться после приземления шара, но пока команда видит, что перелет прошел эталонно. Средняя скорость полёта над океаном - 142 километра в час. Пройденное расстояние над водой - 13 070 километров.

Затем Фёдору хватило 17 часов, чтобы пересечь территорию Южной Америки и выйти к Атлантике: Чили шар "Мортон" преодолел за 1 час 05 минут, гряду Анды - за 2 часа. Гора Аконкагуа оказалась справа по борту.

Общее время полета над Аргентиной - 9 часов 20 минут.

Полет над Уругваем длился 4 часа

Полет над Бразилией длился ровно 30 минут.

Итого: 4 страны и целый континент за 17 часов, и сейчас шар движется над Атлантическим океаном со скоростью 125 км/ч на высоте 7500.

С момента старта с Западного побережья Австралии 12 июля шар "Мортон" преодолел 19 000 километров - это более половины пути, большинство стран по маршруту пройдены!

От имени пилота Фёдора Конюхова и оргкомитета кругосветного полета команда благодарит ATC Santiago, ATC Mendoza, ATC Cordoba, ATC Buenos Aires, ATC Montevideo за профессиональную работу. Шар "Мортон" пересек самые оживленные воздушные трассы Южной Америки.

Каждый пункт УВД (управление воздушным транспортом) по маршруту полета шара приветствовал Фёдора на входе в свое воздушное пространство и провожал добрыми словами и пожеланиями удачного полета на выходе из зоны. Диспетчера Австралии, Новой Зеландии, Французской Полинезии (да, шар "Мортон" находился в их зоне почти 10 часов), Чили, Аргентины, Уругвая, Бразилии проявили максимум участия и постарались сделать все возможное, чтобы пилот не отвлекался на лишние маневры. Конечно, такое внимание обусловлено широким резонансом проекта в СМИ и тем, что большинство диспетчеров сами пилоты и неравнодушны к таким рода авиационным проектам. При этом наземная команда получила все разрешения как на вход в воздушное пространство, так и на транзит над территорией каждой страны.

Показать полностью
466

15 часов понадобилось Конюхову, чтобы перелететь Южную Америку с запада на восток

15 часов понадобилось Конюхову, чтобы перелететь Южную Америку с запада на восток Федор конюхов, Кругосветное путешествие

Путешественник преодолел уже 18 330 км., и выходит в воздушное пространство над Атлантическим океаном со скоростью 114 км/ч, на высоте 7622м., температура за бортом -23 градуса.

15 часов понадобилось Конюхову, чтобы перелететь Южную Америку с запада на восток Федор конюхов, Кругосветное путешествие
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: