24

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ был книгой. Часть 5

Части один, два, три, четыре по ссылкам.

Я даже не знаю, понравится вам или нет, потому что получилось не совсем так, как раньше. Надо меньше (или больше?) странных книг читать.


Актёр медленно открыл глаза. Голова немного болит, ну ничего, терпимо. В памяти всплыли обрывки вчерашних воспоминаний - Ричард Гордон, кладбище, мертвецы… «Интересно, долго ещё я буду восстанавливаться?» - равнодушно подумал он. Чёртово магическое истощение - всё-таки сложно управляться с магией, если рождён без способностей.

- Проснулся? Вставай давай, мы из-за тебя полдня в этой деревне торчим, - бросила в его сторону Хозяйка. Ну да, конечно, ей магическое истощение вообще вряд ли грозит. «Ей никогда не понять, что может чувствовать такой, как я» - Актёр начал разыгрывать в своей голове монолог в своём обычном театральном стиле, выдерживая нужной длительности паузы и правильную интонацию. Это его немного развеселило, он встал, стараясь не обращать внимания на головную боль.

- Ну наконец-то… - Шут, как всегда, старался его задеть.

- Оставь меня в покое, будь добр, - отмахнулся от него Актёр. Он вышел из дома и критически осмотрел валявшиеся повсюду и уже начинавшие гнить под солнцем тела.

- Я предлагаю уезжать отсюда, и побыстрее, - вышел следом за ним Дурак.

Все, естественно, согласились с этим и, перекусив на скорую руку, отправились подальше от мёртвой деревни. Хозяйка что-то обсуждала с Лесником - вроде как о плане уничтожения колдуна, но этого никто точно не знал - они вдвоём редко делились своими мыслями ещё с кем-нибудь. Дурак и Ричард Гордон тоже что-то обсуждали - но скорее не план, а то, как они будут отмечать свою победу над злом, при чём Дурак мысленно явно посмеивался над самоуверенностью нового товарища, но виду старался не подавать. Актёр, немного подумав, решил прислушаться к их разговору - тем более делать было больше нечего, так как Лесник с Хозяйкой разговаривали на древнем, незнакомом ему языке.

- Тогда я торжественно войду в город, и все будут восторженно меня приветствовать! А потом в мою честь устроят роскошный пир и… - Актёр такому, конечно, удивился, но продолжал слушать.

- А… - Дураку уже надоело притворяться, что он верит во всё это, - тебе не кажется, что ты, ну, немного перегибаешь палку?

- Нисколько, ведь все знают Ричарда Гордона! - уверенно ответил тот и тут же споткнулся о торчащий посреди дороги корень дерева. - Абсолютно все и везде, - как ни в чём не бывало продолжал он, чудом не упав и выпрямившись, - и даже там, где я никогда не был.

- Актёр, помнишь, я как-то сказал, что ты только о себе и говоришь? - прошептал ему Шут. - Так вот, забудь. По сравнению с этим парнем ты ещё очень даже неплохой собеседник.

- И не говори, - Актёр и сам не понимал, как так можно быть настолько уверенным в себе. - Как думаешь, сколько ещё раз нам придётся его спасать, чтобы он хоть что-то осознал?

- Не уверен, что ему это когда-то поможет, - криво ухмыльнулся Шут. Ричард Гордон тем временем продолжал разглагольствовать о том, какой праздник устроят в его честь, и так увлёкся, что и сам не заметил, как подошёл к краю высокого обрыва и чуть было не свалился вниз, но в последний момент обернулся и отскочил от края. Хозяйка даже отвлеклась от своего разговора с Лесником и на всякий случай приготовилась - вдруг кто-то действительно упадёт, и тогда никто, кроме неё, помочь не сможет. Ричард же после такого сконфуженно замолчал.

- Смотрите-ка! - Дурак показал рукой куда-то влево. Повернувшись туда, они увидели юношу, отходившего от края явно для того, чтобы разбежаться и прыгнуть.

- Конечно, это не наше дело, - мрачно сказал Шут, - но…

Хозяйка вздохнула, вытянула руки в сторону парня и притянула поближе к ним, не давая прыгнуть.

- З… зачем? - спросил тот, удивлённо рассматривая героев.

- Считай, что я тебя спасла только потому, что мне и моим друзьям так захотелось, - ответила Хозяйка.

- Да нет же, вы не понимаете! - закричал он. - Я бы выжил, это точно!

С этими словами он указал себе за спину. Присмотревшись, Дурак увидел там нечто вроде пропеллера, явно собранного вручную и немного кривоватого, но всё же достаточно мощного.

- Ты хоть проверял эту махину? - покосился на него Шут.

- Я как раз и хотел проверить, но вы мне помешали, - ответил тот. - Так что…

- Постой! - крикнул Актёр. - Если что-то пойдёт не так, у тебя вряд ли будет потом шанс это исправить.

- Действительно, - согласился Лесник. - Если так уж хочешь его испытать, лучше сделай это сначала над землёй.

Пропеллерщик немного подумал, затем кивнул, нажал кнопку и с лёгким шумом мотора поднялся примерно на метр над землёй.

- Вот видите! Всё рабо… - тут мотор кашлянул, шум прекратился, и парень шлёпнулся на землю.

- Можешь считать, что мы тебя спасли, - Хозяйка развернулась и хотела было уходить, но тут Пропеллерщик, не вставая, закрыл лицо руками и чуть ли не зарыдал:

- Ну почему опять ничего не вышло? Я ведь всё проверил! Почему никогда ничего не получается?

- Да ладно, починишь, - Актёр попытался его успокоить, но получилось не очень убедительно.

- Не надо меня успокаивать! Все ведь говорили, что у меня ничего не получится - и что теперь? - от злости он снял с себя пропеллер и пнул его - правда, не очень сильно, всё-таки он был из металла и, если пнуть сильно, можно было сломать либо пропеллер, либо ногу. Внутри него что-то зазвенело, лопасти пропеллера отделились от основной части и упали на землю.

- Да чтоб его! - Пропеллерщик подошёл к своему творению, осмотрел его и вдруг начал думать вслух: - Так, погодите-ка… Лопасти не должны были отвалиться, я не так и сильно его толкнул. Значит, проблема в креплениях? Ну-ка… - он достал из кармана брюк отвёртку, снял верхнюю крышку и заключил: - И правда, крепление расшаталось. Секунду…

Он, как будто забыв о том, что минуту назад собирался отречься от всех своих изобретений, увлечённо что-то подкручивал гаечным ключом, что-то чистил, что-то смазывал, и наконец приделав на место крышку и сдвинув на голову инженерные очки, бодро воскликнул:

- Испытание номер два!

Пропеллер загудел и поднял парня в воздух. Все с интересом наблюдали за тем, как он лавировал между сосен, затем через несколько минут поднялся выше и оттуда эхо разнесло его крик:

- Работает! Всё работает!

- Что у тебя там работает? - внезапно вышла из леса достаточно симпатичная девушка. - Всё не успокоишься со своими изобретениями?

- Но в этот раз всё получилось! - возразил Пропеллерщик, подлетев к ней. - Видишь?

- Ну и что? Тебе за это разве что один золотой дадут, и то если на ярмарке продавать. Дома не убрано, есть нечего, а ты занимаешься непонятно чем!

- Ты не понимаешь! Меня ждёт признание!

- Вот когда докажешь это, тогда и будешь со мной встречаться! А сейчас я ухожу! - с этими словами девушка скрылась в лесу. Все уже подготовились, что снова придётся его успокаивать, но Пропеллерщика это, кажется, не очень-то смутило:

- Ничего, я уверен - когда-нибудь мои изобретения признают, и тогда она всё поймёт! Кстати, забыл спросить: а кто вы такие?

Друзья переглянулись, решая, стоит ли сказать ему правду, но Ричард Гордон сразу же вышел вперёд:

- Да будет тебе известно, что ты имеешь дело с великим…

- Да замолкни ты, - закатил глаза Шут. - Надоел уже хуже Актёра, честное слово… Кстати, Актёр, не вздумай считать, что это комплимент, ясно?

- Ну вот, а я только хотел сказать… - Актёра ситуация явно забавляла.

- В общем, путешественники мы, - решил вмешаться Дурак. Немного подумав, он добавил: - Идём разбираться с колдуном.

- Разрешите мне идти с вами! - сразу же попросил Пропеллерщик. - Может, тогда она поймёт, что я не бесполезен…

- Мы что, будем таскать с собой всех, кого найдём по пути? - закатила глаза Хозяйка.

- Предлагаю поменять Ричарда на этого, он, кажется, чуть более нормальный, - заявил Шут.

В итоге было решено всё-таки взять с собой Пропеллерщика - всё-таки никто из них в технике не разбирался, кто знает, может, его знания могут им пригодиться. Правда, идея Шута не сработала и поменять на него Ричарда Гордона не получилось - последний сам увязался за ними, параллельно просвещая Пропеллерщика, который, с его точки зрения, просто обязан был знать, кто такой Ричард Гордон. Пропеллерщик, в свою очередь, не особо слушал и рассказывал ему о других своих проектах, которые не удались, но «чуть-чуть подправить и всё будет работать!».

- Вы думаете о том же, о чём и я? - спросил Дурак, глядя на то, как они оживлённо старались перекричать друг друга и рассказать каждый о своём.

- Пока они спорят друг с другом, нам они не помеха, - сказал Шут. Все остальные молча кивнули.

Дубликаты не найдены

+2
Ну наконец-то продолжительность))) каждый вечер жду.
+1

Что-то чем дальше, тем хуже заходит

Вам ещё интересно хотя бы? Или нет?

раскрыть ветку 2
+2
Лично мне интересно, и хочется узнать, чем всё закончится) Но и правда жаль, что с каждой новой частью читателей всё меньше :(
+1
Очень интересно!
+1
Класс класс класс)
+1

Супер,пропустила части.прочитала все вместе.Восхитительно читать такие рассказы

Похожие посты
96

Фэнтези по-русски. Часть 2

Первая часть: Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой

Ну, я ожидала, что КиШ группа популярная и людям понравится, но чтобы так...


Хоть Лесник и сказал, что пора им уже разобраться, но вышли они далеко не сразу - в основном из-за Актёра, который не хотел идти вообще никуда, а тем более к какому-то колдуну. Даже когда его всё-таки убедили, он не успокаивался:

- Зачем вы потащили меня в это ужасное место?! - он уже третий час разыгрывал драматический спектакль «Страдания молодого актёра», при этом вызывая всевозможные спецэффекты и делая вид, что вот-вот упадёт в обморок. - Я человек искусства и не создан для таких походов!

- Я же говорил, надо было его оставить, - тихо прокомментировал идущий впереди Шут. - Всё равно толку никакого, зато нытья…

- Так, помолчите оба, - прервал их Дурак. - Мы сейчас, между прочим, в той части леса, которую ни я, ни тем более вы не знаете. Могли бы вести себя поосторожнее.

Лес был действительно незнакомым и даже выглядел по-другому - он был как-то мрачнее, чем обычно. Деревья всё больше сгущались, даже Актёр прочувствовал это и впервые за всё время пути замолчал. Через некоторое время они вышли на небольшую поляну, окружённую всё такой же густой стеной деревьев, посреди которой стоял каменный обветшавший дом.

- Неплохо бы всё-таки отдохнуть, - заметил Шут. - Мы идём с самого раннего утра, а тут как раз место спокойное, вдруг хозяин пустит.

Хозяйка вытащила из сумки какой-то амулет, посмотрела на него и покачала головой:

- Не думаю, что стоит здесь останавливаться. Этот хозяин не человек.

- А кто тогда? Кто-то из наших? - спросил Лесник.

- Ну, как сказать… Обычно он меняет цвет в зависимости от этого, но сейчас… в общем, сам посмотри, - она протянула амулет Леснику. Небольшой медальон светился тремя цветами одновременно.

- Может, их там несколько? - предположил Шут.

- Нет, тогда он бы менял цвета, а так…

Тем временем из дома вышел достаточно высокий, широкоплечий черноволосый мужчина, который на первый взгляд казался просто человеком, но всё же было в нём что-то необычное. Дурак, слегка присмотревшись к нему, прошептал друзьям:

- Что-то не нравится он мне… Вроде бы человек, но ведёт себя как-то не так. Да и взгляд у него странный.

Тем временем Актёр уже подошёл к нему, пробормотав себе под нос что-то вроде «надо самому с ним поговорить, а то эти натворят тут дел…» и начал знакомство в своей обычной изысканно-театральной манере:

- Приветствую тебя, хозяин! Как видишь, мы с моими… кхм… друзьями пробирались сквозь этот жуткий лес и…

- С чего это вдруг жуткий? Отличный лес, - перебил незнакомец. Друзья переглянулись - голос был очень низким, похожим скорее на звериное рычание, чем на человеческий голос. Лесник, судя по его довольному лицу, уже догадывался, что происходит, но делиться своими догадками не спешил. Актёр после такого мгновенно сник и решил не продолжать диалог. Незнакомец подошёл ближе, осмотрел их разношёрстную компанию и заключил:

- Шли бы вы отсюда, не стоит тут оставаться…

- В смысле? - Актёр, как всегда, был недоволен. - Меня с самого утра вытащили из моего дома, заставили тащиться два часа неизвестно куда, ещё и отдохнуть не пускают? - он опять притворился, что вот-вот упадёт в обморок.

- Ну, во-первых, не из дома, а из театра, - покосился на него Шут, - а во-вторых, хватит придуриваться, никто тебе не верит.

- Между прочим, театр - это и есть мой дом, моя душа, моё…

- Отойдём от них на секунду? - спросил Лесник у нового знакомого. Они зашли за деревья, и Лесник, слегка прищурившись, сказал:

- Я сразу почуял в тебе зверя, потому к тому, кто ты, у меня вопросов нет. Лучше расскажи, как так получилось?

- Да так, совершенно дурацкая история… - он развёл руками, - Был, понимаешь ли, медведем, проблем не знал, так нет - угораздило же напасть на колдуна…

- На того, у которого замок там вдалеке на горе?

- На него, чёрт его дери! Он пьяный был, вот и решил превратить меня в… даже не знаю, кто я теперь... Ночью один, днём другой…

Лесник ничего не ответил, вернулся к друзьям и пересказал им историю медведя-оборотня.

- Насколько я знаю, снять такое проклятие может только тот же, кто наложил, - сказала Хозяйка.

- Ну что, значит, доберёмся до колдуна, попросим его сделать, как было, - заключил Дурак.

- Буду вам очень благодарен, если вы до него всё же доберётесь, - сказал Медведь. - Разрешить вам отдохнуть у меня в доме некоторое время я могу, но вечером вам придётся уйти. Хотя, говорят, на выходе из леса есть трактир, можете попроситься переночевать там.

Друзья поблагодарили его и зашли в дом. Они пробыли там полдня, обдумывая, что же, собственно, будут делать, и только когда солнце стало клониться к закату, Медведь сказал:

- Думаю, нам пора прощаться, пока совсем не стемнело. Рад был с вами познакомиться.

Они попрощались, и компания пошла дальше в направлении к замку колдуна. Вскоре лес закончился - не начал редеть, а как будто оборвался - и перед ними появился трактир, который, судя по размерам, служил также и постоялым двором. Шут, недолго думая, подошёл к двери и дёрнул ручку. Она открылась и перед ними предстал тёмный грязный зал со стоящими повсюду столиками из дешёвой древесины. Посетители - в основном люди - лениво потягивали пиво, ром и ещё чёрт знает что из видавших виды кружек. Трактирщик стоял за стойкой и скучающе смотрел по сторонам, иногда подливая кому-то или даже себе пива. В углу виднелись не особо надёжные ступеньки, ведущие на второй этаж, где находились, видимо, комнаты для гостей.

Компания подошла к стойке. Шут, как самый опытный в этом, начал торговаться с трактирщиком по поводу цены ночлега. Дурак тем временем вернулся к входу, выглянул в окно и заметил, что в тумане на пороге лежало чьё-то тело. Вроде бы ничего - напился человек, вот и лежит, где упал, и всё же что-то подсказывало ему, что стоит рассказать об этом остальным.

- Хозяйка, там на пороге кто-то лежит, - прошептал он ей, пройдя через трактир к стойке.

- Да? Странновато… - она тоже почувствовала, что тут что-то нечисто. - Ещё и амулеты у меня все как будто спятили. Что-то не так в этом месте.

Она протиснулась поближе к стойке, возле которой за это время уже собралось достаточно народу, и подошла к трактирщику, стараясь полностью использовать весь свой шарм. Трактирщик заметил её и подмигнул:

- Что, красавица, нравится мой трактир?

- Ой, он-то нравится, но чует моё сердце, что-то не то здесь происходит… - Хозяйка сводила разговор в нужное ей русло. Трактирщик нахмурился и прошептал:

- Я бы сказал, что это всё твоя женская тревожность, красавица, но это был бы обман, потому расскажу. Только это не для посторонних ушей, потому давай выйдем.

Они вышли на задний двор и расположились на лавке.

- Дело в том, что у нас тут завёлся демон. Подкрадывается сзади и забирает годы жизни. Думаю, ты заметила, молодёжи тут практически нет. Тем, кто остался, просто повезло, что он их не тронул, хотя есть и те, кому удалось вырваться, - вроде бы обычная фраза, но что-то её смутило. В этот момент что-то вцепилось в её длинные чёрные волосы. Она поняла, что именно было не так - когда трактирщик говорил о тех, кто выжил, в его голосе была слышна досада.

- Ах ты сволочь! - она резко развернулась и врезала демону сумкой с амулетами по голове. Тот взвыл от боли и побежал прочь, однако она проговорила какое-то заклинание и буквально притянула его к себе. Трактирщик тупо глядел то на Хозяйку, то на демона.

- А… он же… вырвал… - он показал рукой на когтистую лапу демона, сжимавшую вырванную прядь волос Хозяйки.

- Ах, это! - она засмеялась так, что её смех был слышен везде, даже в шумном трактире. - Меня так просто не состарить!

Она вернулась в трактир, таща за собой демона и трактирщика, и рассказала своим друзьям о коварстве хозяина этого места.

- Ну что, - Шут прищурился, глядя на испуганного до смерти трактирщика и ставшего теперь каким-то жалким демона, - я полагаю, после такого мы можем рассчитывать хотя бы на бесплатную комнату…

Показать полностью
696

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой

Увидела я недавно вот такой мем:

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой Рассказ, История, Король и Шут, Фэнтези, Бред, Длиннопост

И тут моя воспалённая фантазия такая: О, прекрасная идея, давай напишем!

В общем, наслаждайтесь


Лесник сидел в своём доме и пил чай, заваренный из растущих неподалёку трав. Огромный волк удобно устроился возле ног старика, тоскливо поглядывая на дверь.

- Как-то мало людей к нам заходить стало, а, Серый? - спросил у волка Лесник. Волк в очередной раз посмотрел на дверь и тихо заскулил.

- Да уж, тебя кормить совсем нечем стало, - вздохнул он. Вдруг в дверь постучали.

- Серый, прячься! - скомандовал старик, открывая дверь. - А, это ты…

На пороге, опираясь на дверной косяк, лениво поигрывал взятым неизвестно где ножиком Мёртвый Анархист. Серый угрюмо вышел из своего укрытия - мертвецов он не ел, воняют слишком.

- Здорово, дед! - Анархист, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом. - И тебе привет, волчара.

Серый из принципа не стал реагировать. Анархист плюхнулся в кресло возле камина.

- Чего пришёл? - спросил Лесник, присев рядом. Гость сделал вид, что не расслышал.

- Как дела у тебя, старый? - поинтересовался он, без особого интереса глядя по сторонам.

- Да как видишь, не очень, - Лесник развёл руками. - Никто не заходит, волков кормить нечем…

- А, так ты не знаешь?

- Что не знаю? - Анархист вздохнул и продолжил смотреть в камин. Через минуту, видимо, решив, что на вопрос всё же стоит ответить, повернулся к старику.

- Да у нас тут колдун появился. Людей то ли ест, то ли к себе в рабство забирает, я особо не разбирался, мне это ни к чему. Потому и не ходит никто - боятся…

- Так… А наши что?

- А что они? Некоторым вообще всё равно, есть люди или нет.

- Ну, нет, это не дело. А если он до нас доберётся?

- А мне-то что? - Анархист засмеялся. - Нам с ребятами вообще ничего не страшно. Сам знаешь, трупов не убить.

- Ладно, как знаешь, - Лесник встал, подошёл к стене и взял свой посох.

- Куда-то идёшь? - без особого интереса поинтересовался Мёртвый Анархист.

- Пойду поговорю с нашими. Что-то мне подсказывает, что не к добру это всё…

***

- А ну иди сюда! - кричал Дурак, сбегая с холма. - Ты мне нужна, непонятно, что ли?

Молния его не слушала - собственно, с чего молнии вообще должно быть дело, что ей там кричат? Дурак не останавливался и продолжал бежать в направлении, куда плавно сносило тучи. Наконец-то молния ударила прямо в хитроумно собранный стеклянный сосуд, который он держал в руках, и застряла в нём.

- Отлично, как раз на случай, если моя собственная энергия закончится, - подвёл итог Дурак, пряча сосуд в свою сумку. Гроза почти сразу закончилась.

- А кричать-то зачем? - спросил Лесник, подойдя к нему чуть ближе.

- Лесник? - удивился Дурак. - Ты вроде обычно из леса не выходишь… Что это вдруг произошло?

- Так ты на вопрос ответишь?

- А, да это чтобы люди с расспросами не приставали. Они считают, что я спятил, вот пусть и дальше так считают, - он пригладил свои белые растрёпанные волосы. - А ты какими судьбами тут?

- Да говорят, колдун объявился. Чует моё сердце, это совсем не к добру…

- Ну, может, и не к добру, но ты видел, какие возле его замка молнии? Эх, поймать бы хоть одну… - размечтался он.

- А я тебе говорю, этого так оставлять нельзя! Ещё, чего доброго, доберётся до кого-то из наших, и тогда остальные точно не выживут…

- Да зачем ему мы?

- Ну, я-то, может, и не нужен, - ответил Лесник, - а вот твоя сила ему вполне может понадобиться… Может, он из тебя раба сделает, может, просто силы заберёт и в подвал посадит, но он до тебя доберётся, это точно. - Лесник чётко знал, что сказать, чтобы Дурак согласился с ним пойти.

- Ладно, пойдём остальных соберём, - Дурак ещё раз заглянул в сумку, чтобы проверить сохранность молнии, и пошёл вдогонку Леснику, который, хоть и выглядел старым, ходил очень быстро.

***

- Подходите, подходите! Только сегодня вас будет развлекать лучший шут короля! - Шут выглянул из палатки. Никого. Странно - на ярмарках обычно полно народу. Видимо, всё из-за колдуна, о котором ходят слухи в городе. Он вернулся в палатку и с лёгким удивлением обнаружил там Лесника и Дурака.

- О, привет, ребят. Что-то хотели? - Шут очень гордился знакомством с ними, потому что был единственным человеком, посвящённым в дела нелюдей. Лесник улыбнулся:

- Ты сразу переходишь к делу, как и всегда. В общем, думаю, ты слышал о колдуне…

- Я с вами, - даже не дослушав, сказал Шут. - У меня с ним личные счёты. Всю публику распугал, козёл!

- Отлично, значит, с Актёром тоже проблем не должно быть! - отметил Дурак.

- А нам точно нужно его брать? - поморщился Шут. Актёра он недолюбливал - тот упорно отказывался считать ремесло Шута искусством и поэтому относился к нему весьма высокомерно.

- Он нам пригодится, - кратко ответил Лесник, выходя из палатки. Шут вздохнул и уныло поплёлся следом.

***

- Я же сказал, я не собираюсь рисковать собой и своим мастерством ради каких-то несчастных людишек! - на этот раз Дурак ошибся. Всё-таки Шут и Актёр были совершенно разными, и нельзя было предсказать реакцию одного, посмотрев на другого.

- Но какой смысл имеет твоё искусство, если его никто не видит? - поинтересовался Лесник.

- Да как же вы не понимаете! - он театрально взмахнул рукой, вызвав при этом искры, точно копирующие его движения. - Я делаю это не ради славы и не ради чьего-то удовольствия! Я занимаюсь этим ради искусства!

Во все стороны полетели искры.

- Слушай сюда, актёришка несчастный, - Шуту надоело это терпеть, он подошёл к Актёру почти вплотную и угрожающе прошептал: - Либо ты прекращаешь ломать комедию со своими дурацкими спецэффектами и идёшь с нами, либо я делаю из тебя фарш прямо сейчас!

- Ах, как же так можно с человеком искусства! - Актёр приложил ко лбу свою руку в белоснежной перчатке. - Ладно, предположим, я иду с вами.

- Ну наконец-то… - вздохнул Дурак. - Осталось найти Хозяйку.

***

Хозяйка была, наверное, единственной, кто искренне обрадовался гостям.

- Ой, вы посмотрите! - она всплеснула руками. - Все в сборе! Вы заходите, сейчас чай сделаю.

Компания прошла в дом. Лесник кинул взгляд на старинные часы над камином, стрелки которых не двигались, наверное, уже лет сто.

- Ну, рассказывайте, чего пришли? - она принесла и поставила на стол самовар, чашки и домашнее печенье. Дурак кратко пересказал ей суть истории с колдуном - она жила в полупустой деревне и о новостях не знала.

- Допустим, но при чём тут я? - она засмеялась своим звонким, чистым смехом. - Если людей не будет, мне только лучше - а то ходят тут всякие…

- А если он решит, что такая сильная колдунья под боком ему ни к чему? - спросил Дурак. - Тебя ведь не так сложно уничтожить - достаточно всего лишь… - он протянул руку в сторону часов.

- Не смей трогать мои часы! - закричала Хозяйка неожиданно громким и пронзительным голосом. Через пару секунд она взяла себя в руки и улыбнулась:

- Ладно, полагаю, вы правы. Я с вами.

- Отлично, все в сборе, - Лесник встал с кресла. - Пора разобраться с этим колдуном.

Показать полностью
101

Кошка и море

Русалки любят кошек, и те отвечают им взаимностью. Дружба двух совершенно разных видов началась в те времена, когда кошки еще не разучились разговаривать. Но, конечно же, свидетелей события, которое привело к этой удивительной дружбе, не осталось. Ходят только легенды о том, как все было.

...

Когда-то давно в небольшой рыбацкой деревушке жила молодая кошка, черная, как ночь, с ярко-желтыми глазами. Кошка была умна и остра на язык. Она не привыкла заискивать перед людьми и не подставляла спину под человеческую руку, чтобы получить свою порцию ласки. Потому, что кошка говорила только то, что считала нужным, и это не всегда приходилось по душе людям, в человеческих домах она не задерживалась. Кошка подолгу жила на улице, присматривалась к рыбакам, их женам в замасленных передниках, маленьким детям, гонявшимся друг за другом с палками и время от времени кидавшим в нее камни. Чем дольше она наблюдала за происходящим в деревушке, тем больше убеждалась, что людям нет дела до окружающих, до их бед и нужд. Жизнь в деревушке была суровой, и люди разучились сочувствовать друг другу, а чтобы выжить зачастую приходилось быть жестоким даже по отношению к близким, не говоря уже о незнакомцах.

Однажды в деревушке случилось невиданное до этого происшествие: в бухте заметили русалку! Несколько дней только об этом и судачили все жители, от самого дряхлого деда до трехлетнего мальца. Рыбаки стали продумывать планы поимки, а их жены шили различные сетки — ведь русалка, живая или мертвая, могла принести известность и богатство.

И вот, когда все было подготовлено, в бухте начали дежурить. Обычно это были группы по двое-трое крепких мужчин, ведь ходили слухи, что русалки ужасно коварны и могут обхитрить кого угодно, и ко всему прочему владеют магией. Кошка долго следила за суматохой, которая царила в некогда тихой деревушке, и думала. Она думала, неужели люди не понимают, что русалка — живое существо, которое нельзя держать в заточении на потеху публике. Или еще хуже, убить, чтобы сделать зелья и амулеты из ее плоти. Для нее, простой уличной кошки, пусть и ежедневно борющейся за выживание, такое казалось дикостью.

Подслушав разговор подвыпивших рыбаков в трактире, кошка сама пошла в бухту, решив во что бы то ни стало спасти русалку от уготованной ей участи. Несколько дней она дежурила вместе с мужчинами, прячась от их глаз, обследуя берег и всматриваясь в волны. На третий день, когда дежурные еще спали, в утренних сумерках кошка, делая ставший уже традиционным обход берега, увидела силуэт в тени одной из пещер. Она не была уверена, но все-таки решила пойти посмотреть.

Осторожно подойдя к пещере, кошка стала прислушиваться к шелесту волн. Услышав сдавленный всхлип, она аккуратно, чтобы не упасть в прохладную воду, пробралась по мокрым камням внутрь и увидела на песке лежащую в сетке, сплетенной из проволоки, русалку. Сетка была закреплена у противоположной стены пещеры таким образом, что во время прилива полностью закрывалась водой, а во время отлива оставалась на суше в нескольких метрах от воды, а ее острые края ранили плоть. Русалка, совсем еще дитя, с серебристой кожей и светлыми волосами, свернулась в клубок внутри этой сетки, стараясь как можно меньше соприкасаться с острыми как иглы краями. Тело ее уже было покрыто небольшими порезами, становящимися все глубже при каждом движении ребенка.

Девочка открыла глаза и увидела кошку, разглядывающую ее с неподдельным интересом, ведь раньше ни одна кошка еще не встречала русалок — наполовину людей, наполовину рыб.

— Не бойся, дитя. Я не причиню тебе зла, — промурлыкала кошка, — как ты здесь оказалась?

— Я хотела собрать камней и ракушек, чтобы сделать ожерелье для своей мамы, но попала в сетку. Ты не знаешь, зачем она здесь?

— Эта сетка специально, чтобы поймать тебя. Неужели тебе не рассказывали, что от человеческих поселений стоит держаться подальше и не попадаться на глаза людям?

— Я была осторожна и старалась не привлекать внимания, но не заметила здесь ловушку. Что теперь со мной будет?

Кошка подошла поближе и, обнюхав, принялась исследовать сетку, прикидывая, как она может освободить русалку. Ловушка хитро крепилась к стене пещеры, не оставляя ей шансов спасти девочку. Но кошка, кажется, знала, кто сможет помочь.

Среди всех деревенских жителей она выделяла одного мальчика. Он был сиротой, и, так же, как и она, не имел своего дома. Частенько они ночевали вместе в какой-нибудь грязной подворотне, нередко мальчик делил с ней последний кусок хлеба. По ночам, удобно устроившись рядом, кошка любила разговаривать с мальчиком: детская непосредственность невероятным образом сочеталась в нем с удивительным для его лет взрослым пониманием жизни. К тому же, он был единственным, кто заступался за кошку, когда над ней издевалась местная детвора. Вот и в этот раз, когда кошке понадобилась помощь, она не раздумывая отправилась на поиски мальчика.

Действовать надо было быстро: уже занимался рассвет, и дежурящие на берегу мужчины могли проснуться в любой момент. К тому же, вода, жизненно необходимая русалке, отходила от нее все дальше, и кожа девочки начала высыхать.

— Лежи как можно тише и постарайся ничем не выдать своего присутствия. Я приведу помощь, — мурлыкнула кошка и со всей доступной ей скоростью побежала в деревушку в поисках своего друга.

Мальчика она нашла почти сразу. Услышав, что стряслось, он тут же бросился за кошкой. Добежав до бухты, кошка показала, в какой пещере дожидается помощи русалка, а сама отправилась отвлекать дежуривших мужчин. Как она и думала, они уже проснулись, но не торопились идти проверять сети. Благодушно разговаривая и перебрасываясь бранными словами, дежурные завтракали. Молодая девушка, которая принесла рыбакам еду, время от времени хихикала и краснела. Кошка остановилась перевести дыхание, а потом, распушив хвост, подошла к сидящим на берегу людям.

— Ну что, все ловите русалку? Неужели и вы повелись на эти басни? — сев неподалеку, она начала вылизывать лапку.

— Мы тебя не спрашивали, что нам делать, а что нет. Иди, куда шла, — резко ответил ей один из мужчин, самый младший в компании, и кинул в кошку подвернувшуюся под руку ракушку.

— Зачем же так грубо, — ловко отскочив мяукнула кошка, — может, я хотела вам помочь, сказать, где давеча видела русалку. Но теперь передумала.

И, задрав хвост, она начала отдаляться от компании. Не прошло и нескольких секунд, как ее окрикнул старший рыбак.

— Рассказывай, что знаешь. А мы, так уж и быть, угостим тебя рыбкой как-нибудь.

Сделав вид, что она обдумывает поступившее предложение, кошка посмотрела в сторону пещеры, ставшей ловушкой для девочки-русалки. Заметив там небольшое движение, она перепрыгнула и встала так, чтобы люди повернулись спиной к пещере.

— Ладно, так уж и быть. Думаете, кошки не слышали, что причитается тем, кто найдет русалку? Одной рыбкой вы не отделаетесь. Пообещайте, что каждый из вас будет угощать меня едой, когда я приду к вашему дому, и впускать меня погреться у вашего очага, — промурлыкала она, потягиваясь.

— А не жирно ли тебе будет, кошка? — вновь начал замахиваться в ее сторону юнец.

— Ну, раз вам неинтересно, я пойду. Нечего мне тут с вами делать, — отвернулась она от мужчин.

— Постой. Ладно. Мы согласны. Рассказывай, — удержав за плечо молодого мужчину сказал старик, и наклонившись к нему, прошептал, — попридержи коней. Нам всего лишь надо выведать информацию у этой вертихвостки. А обещание выполнять никто нас не заставит. Что она нам сделает.

Кошка посмотрела на ухмыляющихся мужчин своими желтыми глазами и начала рассказывать историю о том, как в предутренних сумерках заметила движение воды в противоположном конце бухты, и, желая проверить свою догадку, увидела русалку, висящую в сетке, подвешенной к дереву, ветви которого во время прилива погружались в воду.

— Можете не торопиться, она так старалась выбраться, что совсем выбилась из сил. И сейчас наверняка потеряла сознание от усталости и обезвоживания.

— Без тебя разберемся, — получив нужную ему информацию, старик сразу стал груб, и, забрав разбросанные на песке инструменты, прошел мимо. За ним последовали его товарищи, а девушка, презрительно посмотрев на кошку, двинулась в сторону деревни.

Выждав пару секунд, кошка бросилась в противоположную сторону, к пещере, надеясь, что выиграла достаточно времени, чтобы освободить русалку.

Пока кошка разговаривала с рыбаками на пляже, мальчик незамеченным добрался до пещеры. Пробравшись внутрь, он увидел русалку с глазами, переполненными ужасом.

— Я — друг кошки. Не шевелись, я постараюсь тебе помочь, — как можно мягче проговорил мальчик, чтобы хоть немного успокоить девочку. Он подошел поближе и начал осматривать сеть. Проведя по ней пальцами, мальчик нащупал небольшие углубления в стене пещеры и понял, что сеть закрепили на булыжник, который просто так не сдвинуть, тем более что каждое движение сетки причиняло боль маленькой пленнице. Оглядевшись вокруг, он заметил неподалеку плоский и с виду крепкий камень, которым можно было попробовать поддеть булыжник.

— Сейчас я попробую тебя освободить. Если будет больно, потерпи, по-другому никак, — заранее попросил прощения мальчик. Обессиленная русалка кивнула в ответ и прикусила губу.

Стараясь как можно меньше шевелить сетку, мальчик начал свои попытки. Спустя какое-то время булыжник поддался. В тот момент, когда он уже аккуратно выпускал хвост сетки, послышался легкий шорох песка. Мальчик замер, а русалка испуганно вжала голову в плечи, дрожа всем телом. На камнях показался силуэт кошки.

— Я их отвлекла, но надо поторапливаться, — сказала она.

Мальчик молча начал выпутывать русалку из сетей, после чего подхватил под руки и потащил почти теряющую сознание девочку к воде. Кошка в это время смотрела в сторону, где в любой момент могли появиться жаждущие добычи рыбаки. Почувствовав прохладу волн на своей коже, русалка немного пришла в себя. Когда она была уже на глубине, где могла плыть, кошка крикнула, чтобы она следовала в сторону от пещеры и побежала по берегу, указывая девочке путь. Мальчик бежал за ними.

Благополучно добравшись до выхода из бухты, кошка прыгнула в воду и поплыла к девочке.

— Будь аккуратнее и больше не попадайся людям, — лизнув русалку в нос, сказала она.

Однажды вечером, спустя неделю после этого события, когда суматоха из-за слухов о русалке уже улеглась, кошка снова пришла в бухту. Прогуливаясь по берегу, она добрела до злосчастной пещеры и прошла до того места, где попрощалась с девочкой. Сев на берегу и обвив лапки хвостом, она начала вылизываться, время от времени замирая и вглядываясь в морскую даль. И в какой-то момент ей показалось, что волны подозрительно успокоились, а из глубины поднимается свечение. Проморгавшись, кошка разглядела, что со дна к ней плывет девушка, вернее русалка.

Серебристая кожа мерцала в свете уже взошедшей луны, длинные белокурые волосы облепили плечи и спину девушки, а тиара, украшавшая голову, сияла так, что затмевала звезды. Глубокие, как море, глаза смотрели на кошку с невероятной добротой и признательностью.

— Значит, вот, кого я должна благодарить за спасение моей дочери, — проговорила прекрасная русалка, и продолжила, — отныне твои сородичи, живущие у воды, никогда не будут знать голода. Каждая русалка будет считать своим долгом накормить вас и помочь при необходимости. Но прошу, никогда не рассказывай людям о нашем существовании.

— А как же мальчик, который помог вашей дочери?

— Не волнуйся об этом, он просто все забудет. А теперь прощай. И запомни, что если ты или кто-то из твоих сородичей будете голодать, нужно будет только прийти к берегу, — с этими словами девушка начала погружаться в воду.

В последний момент кошка заметила в вихре волн свою маленькую знакомую, которая приветственно махнула ей рукой, уходя за матерью на глубину.

С тех времен в прибрежных городках и деревушках всегда много кошек. Русалки прилежно выполняют поручение своей королевы и следят за тем, чтобы их пушистые друзья не нуждались в пище и не тонули в море.

Показать полностью
1006

Как снимали клип "Проклятый старый дом" группы "Король и Шут"

Андрей Князев поделился видео со съемок клипа «Проклятый старый дом» группы «Король и Шут».


«Наконец-то дошли руки до моего личного архива, который я оцифровал и готов им поделиться с поклонниками группы «Король и Шут». В былые годы я частенько таскал с собой свою аналоговую видеокамеру, чтобы запечатлевать моменты нашей истории. Данное видео со съёмок клипа на песню «Проклятый старый дом».


На место съёмки мы прибыли рано утром и разъехались по домам утром следующего дня».

Как получилось:

48

Из воздуха (2)

Проснувшись ближе к обеду, я мысленно прокрутил в голове вчерашний нелепый случай, который почему-то так меня напугал. Было ли это действительно так страшно, как я воспринял, или это была какая-то паническая атака? Мне не часто приходилось болтать с детьми в эфире, точнее вообще не приходилось, а с такими как тот, что мне попался, я не общался даже и в живую. Бррр. Даже вспоминать о нем было как-то страшновато. В конце то концов, мало ли какие шизофреники могут попасться в жизни. На каждого не напугаешься.

После того как заправил кровать, я умылся и вместо того чтобы опять драть десны щеткой, решил избавиться от запаха из рта, просто добавив себе в кофе немного ванилина.

За окном стоял солнечный день и на игровой площадке толпились подростки. Я стоял на балконе, смотрел вниз и доставал сигарету из пачки, когда вдруг сами собой в голове всплыли вчерашние слова мальчишки.

Когда будете выбирать зубную пасту, постарайтесь не смотреть в сторону кассы, сказал он. И к чему это вообще было? С чего это я должен бы был смотреть куда-то, когда покупаю зубную пасту? Бред полнейший. Хотя немного и жутковато, конечно.

Докурив, я проветрил балкон и стал собираться. Нужно было купить туалетной бумаги, бутылку «Domestos» и пару тюбиков злополучной зубной пасты. От бутылки-другой пива, я бы тоже сейчас не отказался, поэтому, денег взял с собой, на всякий случай побольше.

До гипермаркета я дошел меньше чем за десять минут. Ухватив на входе желтую пластиковую корзинку, я отправился курсировать между стеллажами. Назойливые слова мальчишки все еще крутились у меня в голове, когда, запихав в корзину все что мне было нужно, я остановился перед полкой с зубными пастами.

«Постарайтесь не смотреть в сторону кассы. Идет?»

Не знаю зачем, наверное, из какого-то обострившегося чувства самосохранения, я поставил продуктовую корзину позади себя, так чтобы она в случае чего не помешала бы мне бежать в ту или другую сторону. Сделал я это не задумываясь, просто на всякий случай, так же как все мои знакомые сплевывают и стучат по дереву. Повернувшись к тюбикам, я быстро, почти не глядя схватил одну мятную, вторую с прополисом и тут же повернулся в сторону кассы. Ничего не произошло. Люди топились, проходили мимо и никто на меня не набросился, никто даже не посмотрел в мою сторону. Не произошло абсолютно ничего.

Улыбнувшись своей детской наивности и дремучести, я протянул руку к корзинке, и кто-то оттолкнул ее в сторону.

Я даже не успел ничего понять. Женщина в синих джинсах и черной блузке рухнула прямо передо мной, запнувшись о мою корзину и зацепив меня туфлей за руку. Ее продуктовая корзинка с грохотом упала рядом и по полу растеклось что-то красное.

Две бутылки темного пива, которые я положил на самое дно, выскользнули и раскололись о белый кафель. Пена, как и полагается, растеклась во все стороны.

Ошеломленный, я как сидел, так и остался сидеть, с выпученными глазами и ошарашенным взглядом.

Напряжение, копившееся с утра, выплеснулось неожиданно даже для меня самого; взглянув на тюбики пасты в своей руке, я вдруг дико захохотал. Подоспели сотрудники магазина и помогли женщине подняться. Она похоже серьезно ушиблась и выглядела растерянной и огорченной. И, что меня вконец доконало – она вдруг стала передо мной извиняться.

Ну а я? Я все никак не мог прекратить хохотать. Давился слюной и смотрел то на женщину, то на тюбики пасты.

- С головой все нормально? – буркнул подоспевший охранник. Выглядел он совсем не дружелюбно и, наверное, навалял бы мне если бы не камеры под потолком.

- Простите меня, пожалуйста, сама не понимаю, как так получилось. – заламывая руки, извинялась женщина. Темные кудри у нее на голове сбились в кучу, а лицо зарозовелось от стыда. Я бы не дал ей и тридцати пяти, да только мешки под глазами портили все впечатление и прибавляли ей лишний пяток. Но в тот момент я, конечно же, об этом не думал. Я был занят тем как бы наконец прекратить смеяться.

Совладав, наконец, с приступами истерического хохота, я пару раз глубоко вдохнул. Только немного успокоившись, я решился заговорить. К этому моменту вокруг нас собрались уборщицы, два охранника и трое работников магазина в зеленых рубашках.

- Не надо, - сказал я, стараясь сдержать неуместный хохот. – Я сам виноват. Это я вас не заметил.

- Ну заплатить-то все равно придется. – заметил охранник.

- А я разве куда-то убегаю? – спросил я, повернувшись к нему. – Сейчас все и оплачу.

Как оказалось, выплатить полную сумму за себя и за женщину, которой я так подло поставил подножку, я не смог. У нее в корзине было несколько банок с вареньем и бутылка кетчупа. Это именно они и растеклись красными неаппетитными лужами по белому кафелю.

Но нас все же отпустили под мое честное слово. Я мелькал в этом магазине чуть ли не каждый день, так что кассирши знали меня в лицо. Видимо какая-никакая, а все же репутация у меня здесь была.

- Да уж, - пробормотал я, выходя из магазина. Женщина с пакетом в руке вышла следом за мной. Она все еще выглядела растерянной и виноватой. Я же остался без пива и еще был должен магазину. Такого хорошего начала дня, да и вообще, отпуска, я и припомнить не мог.

- Знаете, мне так неловко, - продолжала все нудить женщина. – Я обязательно верну вам деньги, давайте мы сейчас ко мне заедем, я вам деньги верну и угощу чаем?

- Чаем? – переспросил я. Вообще то я не слушал, думал о своем: сводил в уме дебит и кредит.

- Тут недалеко. Пять минут идти. У нас сегодня пирог со щавелем, горячий еще.

- Со щавелем? – покосился я на женщину, которая, ростом, похоже не дотягивала мне даже до подбородка, но которая все же сумела обо что-то запнуться. «– Ну ладно, я согласен», - сказал я. – Но я только попью чай. Никаких денег.

- Отлично. – просияла она и меня аж немного передернуло. Я и сам то конечно не люблю быть должником, но, чтобы так маниакально настаивать на том чтобы самой вернуть надуманный долг? Среди людей хватает филантропов, что сказать. И к тому же, щавелевый пирог, есть щавелевый пирог. Я его, наверное, лет десять уже не ел, с тех пор как съехал от родителей.

Дом этой маньячки и вправду оказался совсем недалеко, в неприглядном двухэтажном здании, неподалеку от учебного медицинского корпуса. Тут еще рядом была городская больница, так что район можно было бы считать благополучным. Только вот дом этот времен крепостного права, был совсем тут не ко двору.

Пока я держал пакеты, женщина открыла дверь. Толкнув бедром пару раз, она все же сумела справиться с замком и забрала у меня свой пакет.

- Вика. – протянув свободную от пакета руку, сказала она.

- Антон. – пожал я ей ладонь и, как-то само собой в голове вспомнилась реклама жвачки. Наше знакомство на лестничной площадке выглядело немного нелепым, если не сказать больше.

- Ну что, вы пройдете? – спросила она и отняла свою руку.

- А? Ну да, конечно, - кивнул я. – Пирог со щавелем и все такое. Только денег чур не предлагать.

Двухкомнатная квартирка, в которой жила Вика, оказалась совсем убогой. Потолок был весь в потеках, обои в коридоре, отклеившись поверху, скрутились в продолговатые рулончики и на обратной их стороне видны были кусочки отвалившейся штукатурки. Полы были деревянные, крашеные в темно-оранжевый, ни одного ковра в квартире не было. В комнате, что служила залом, был только старый обшарпанный диван да подставка для телевизора, самого же телевизора у Вики не было. Дверь в спальню была закрыта и ей, во время потопов, видимо больше всего досталось; потеки пропитали дерево, выглядело оно так, словно прогнило насквозь, страшно было представить, что творилось внутри комнаты. Мне стало жаль эту женщину, но, как и любой, кто оказался бы на моем месте, я сделал вид что все нормально, что лучше и быть не может.

Умыв руки, мы уселись за стол. Пирог со щавелем и вправду оказался вкусным, таким, каким я помнил его с детства. За чаем мы разговорились, Вика даже дала мне сфотографировать листочек с рецептом пирога, который, я, конечно же никогда в своей жизни не испеку. Обычная человеческая вежливость. Иногда людям не хватает тепла и, если можно придумать как его дать, я это делаю как умею. Не очень хорошо, но хоть как-то.

Провожая меня, Вика вышла в подъезд и поболтала со мной пока я курил.

- У тебя такая красивая кожа, зачем ты куришь? – спросила она меня.

- Не знаю, - пожал я плечами. – Дурак, наверное.

- Да не «наверное». – сказала она и улыбнулась. Я затушил сигарету о кроссовок и бросил в литровую банку с плавающими в воде окурками. Вика протянула мне мой пакет с покупками.

- Будешь мимо проходить, заходи в гости. – крикнула она, когда я спускался. Я махнул рукой, наперед зная, что вряд ли зайду к ней когда-либо еще. В душе она была хорошенькой и скромной девочкой, к тому же, по разговору, похоже, еще и умной. Но даже в свои годы она оставалась просто девочкой, а я в свои все еще был мальчишкой и ничего хорошего у таких как мы получиться бы все равно не могло. Я жил своей мечтой о том, чтобы однажды разбогатеть, а она жила какой-нибудь другой, своей. Кажется, у каждого из нас были свои планы на жизнь и вряд ли он совпали бы. Иногда лучше, наверное, просто ничего не предпринимать, оставить все как есть.

Решив, что день все равно пошел коту под хвост и к компьютеру я сегодня уже вряд ли подойду, я гулял с пакетом по городу до самого вечера. Это был мой отпуск, мои правила, мои мысли, моя меланхолия.

Вернулся я в седьмом часу только лишь для того чтобы полюбоваться с балкона закатом. В тишине я стоял на балконе с сигаретой в зубах и с тюбиком зубной пасты. То надавливая на него, то отпуская, я считал свое сердцебиение и смотрел на тот красный круг, который медленно закатывался за горизонт, составленный из крыш высоток и офисов. Солнце ушло, а я все еще стоял с потухшей сигаретой во рту и с тюбиком пасты.

Я включил рацию только когда разделся и увалился на кровать. Позвав в эфире кого-нибудь поболтать, я положил рацию у подушки и закрыл глаза. Я не думал, что дождусь чьего-нибудь ответа, но все же дождался.

- Эй, Анон, ты что ли? – прохрипел кто-то в эфире, и я открыл один глаз. – Еще здесь? Прием!

Я протянул руку, взял рацию и ответил:

- Ага, здесь, Петрович. Прием.

Из наших вечерних переговоров о Петровиче я знал только две вещи наверняка: он водил маршрутку и любил строить скворечники. Все остальное мной (и не только мной, но и другими) подвергалось сомнению. Уж слишком часто Петрович попадался на вранье.

- Чот наших никого не слыхать, - прохрипел он в эфире. - Чо там такое на проводах случилось? Прием!

- Отдыхают люди, наверное, – сказал я и перевернулся на другой бок. – Я вот тут тоже, спать собираюсь. Прием.

- В восьмом то часу? – хохотнул Петрович в рацию. – Ну ладно, давай, давай, не буду тебя отвлекать от такого важного дела. Спокойной ночи. Овер.

- Спокойной, Петрович. – ответил я и, приподнявшись, поставил рацию на подзарядку. Включенными их ставить на питание, конечно не следует, но сейчас мне было как-то фиолетово, просто хотелось закрыть глаза и наконец-то вырубиться. Я уже был в полудреме, когда рация тихонько зашипела и из динамика послышался голос.

- Антон, вы здесь?

По голосу я сразу узнал его, этого вчерашнего мальчишку. Приподнявшись на кровати, я смотрел на рацию и не решался ее тронуть. Признаться, мне было страшновато.

- Ваш телефон. – сказал мальчишка и в эфире снова наступила тишина.

Мысль настигла меня внезапно. Ведь действительно, я гулял весь вечер, потом еще черт знает сколько сидел на балконе и за все это время телефон у меня ни разу не зазвонил, не завибрировал и вообще не подавал признаков жизни.

Я сунулся в джинсы, но в карманах его не оказалось. Тогда, в надежде что я сунул его в пакет, я вскочил с кровати, но замер, только лишь коснувшись ногой пола.

Откуда этот маленький ублюдок знал про телефон? Он что, следил за мной весь день или…

- Вы забыли его у нас дома, – опять, словно читая мои мысли, прошептал из динамиков мальчишка. – Он у меня в комнате. Я его не включал, честно.

Я подошел к рации и, вынув ее из гнезда питания, поднес к пересохшим губам. Меня, мягко говоря, совсем не обрадовала мысль о том, что этот маленький чудик был совсем рядом, наверное, прямо за моей спиной пока я уплетал пирог со щавелем. Я уже знал где он сидит, я видел ту дверь, за которой…

- Твою ты мать. – прошипел я, прижимая рацию к голове. Значит Вика и есть его мать? Шизофрения ведь передается по женской линии? Что будет если я и вправду решусь войти в этот дом еще раз? В конце то концов, у меня же был никакой не флагман американский, а обычный корейский середнячок, можно было бы и забить на него. Правда ведь?

Неадекватное чувство страха парализовало меня, я видел какой-то инфернальный ужас в том, чтобы просто прийти к знакомой девушке в квартиру и получить от ее сына мобильник, который я у них забыл.

Наконец, справившись с собой, я зажал на рации кнопку.

- Привет, - произнес я как можно более дружелюбно. - Я совсем забыл, как тебя зовут. Не подскажешь? Прием.

- Саша. Прием.

- Ага, Саша. Слушай, а ты не мог бы отдать телефон маме? Пусть она отнесет телефон в полицию, я его там и заберу. Прием?

- Нет, - резко ответил мальчишка. – Я хочу тебя увидеть, что тут плохого? Хочу поговорить с тобой хоть немного, пожалуйста, просто поговорить с другим человеком. Скажи мне что ты придешь. Хорошо? Прием, прием, прием.

- Саша, я… не знаю, как тебе объяснить, - запинаясь, проговорил я. – Но у меня есть своя жизнь вообще-то. Ты сможешь отдать телефон маме? Скажи мне - да или нет? Прием.

- Не знаю, - ответил мальчишка и хлюпнул носом. – Мне кажется, что, если ты все-таки не придешь, я убью свою маму. Понимаешь? Я задушу ее той ниткой из жалюзи. Я уже устал жить в одной комнате и знать, что где-то снаружи живете вы, ходите там по улице и радуетесь небу. Ты должен мне помочь. Помоги мне. Конец связи.




п.с. Тапками прошу не зашвыривать так как пишу, можно сказать, онлайн и могу допускать ворох ошибок. Но конструктивная критика приветствуется. Писать буду стараться каждый день.

Показать полностью
49

Контрактеры и люди

Добрый беспризорник.

Судьба Контрактера.

Контракт со Вселенной.

Наказание Контрактера.


*Контрактер №37, Контрактер №20*


Алавей взял теплый бутерброд с тунцом с тарелки и с удовольствием откусил большой кусок. Деня наблюдал за тем, как он жует, состроив недоуменное выражение лица.

- Ты бы еще больше запихал в рот, - высказал Деня недовольно.

Алавей поднял бровь и проглотил пищу.

- Завидно? Вот не пойму, почему тут все так вкусно? У нас, что не приготовишь, честно слово, помои.

Деня хмыкнул.

- Ну а ты как хотел? Чтобы состроить молекулы один в один, включая и вкусовые свойства, нужно не только знать устройство первородного вещества, но и химико-физические свойства материи. То, что ты жуешь, Вселенная тысячелетиями создавала, кропотливо, аккуратно. А ты взял и скопирнул за секунду, куда тебе сделать что-то такое же!

Алавей поморщился и отложил бутерброд, отряхнув руку от крошек. В биологическом слое сейчас было девять часов утра, Контрактеры наведались  в одно из бесчисленных придорожных кафе, по словам Алавея, тут были самые вкусные бутерброды.

- Ты посмотрел новый вызов? - поинтересовался Алавей.

- Да, действительно двойной. Два человека одновременно вызвали Контрактера в одном помещении в один момент времени.

- Ты когда-нибудь ходил на такие вызовы?

- Ты мне скажи, - Деня откинулся на спинку стула и потянулся, - ты у нас старший.

- Мне такие случаи не попадались, - задумчиво проговорил Алавей, - но, по правилам - один позвавший - один Контрактер, - Алавей улыбнулся, - а я ведь когда-то тебя учил этим правилам.

Деня закатил глаза и снова уставился в ноутбук.

- Да, я тогда еще недоумевал, откуда я знаю все языки мира, пока ты мне не объяснил, что дело в свойствах метки Контрактера.

- Но объяснил же, - хохотнул Алавей.

- Да, через пять лет. Хорош учитель.

- Перестань, у нас всех есть работа.

Деня захлопнул ноутбук и посмотрел на Алавея.

- Ты доешь когда-нибудь? Пора бы уже отправляться на вызов.

Алавей вновь взял бутерброд и продолжил трапезу.

- А когда он? - спросил Алавей с набитым ртом.

- Два дня назад по биологическому слою, Бельгия. Я сам открою брешь в нужное место.

Закончив с бутербродом, Алавей отряхнулся и встал со стула.

- Ну, пойдем.

Деня спрятал ноутбук, встал и слегка пошевелил рукой, открывая брешь в реальности.

- Только после Вас, - проговорил он.

Алавей закатил глаза и шагнул в брешь, за ним последовал и Деня. А в полупустой кафешке с громким звуком, разбилась стеклянная ваза, которую уронила продавщица, узрев, как двое человек буквально растворились в воздухе.


Зайдя в комнату, Алавей и Женя увидели двух человек - мужчину и женщину, они сидели, обнявшись, на диване.

- Вы - Контрактеры? - испуганно поинтересовалась женщина.

Деня кивнул и оглянулся в поисках подходящего места для сидения. Не найдя ничего похожего, он просто уселся на пол рядом с диваном, и достал ноутбук. Алавей последовал его примеру.

- Итак, вы хотите заключить Контракт? - спросил Деня.

- Да, - кивнул мужчина, его глаза были полны беспокойства, - скажите, это не больно?

- Как комарик укусит, - заверил его Алавей.

- Чего вы хотите попросить у Вселенной? - спросил Деня.

- Вы знаете, - заговорила женщина, - врачи поставили нам печальный диагноз, мы не можем забеременеть. Мы хотели бы попросить у Вселенной ребенка.

Деня и Алавей переглянулись. Они оба смотрели с тревогой.

- Это очень серьезное требование, - проговорил Алавей, - боюсь, что вам придется многим заплатить за это.

Женщина рассмеялась сквозь слезы.

- Я не знаю, человек ли вы, но, вы можете себе представить, что вам говорят такое? Вы никогда не сможете испытать радости быть родителями, не сможете подарить кому-то жизнь, когда вы умрете, вы даже ничего не оставите после себя, - из ее глаз текли слезы, - разве вы не попытались бы это исправить хоть как-то.

Деня смотрел в ноутбук, Алавей разглядывал стену. Наконец, Деня поднял глаза на позвавших. Он надеялся, что они не заметят, как громко бьется его сердце и огромной жалости к ним в его глазах.

- Вы хотите заключить один Контракт? - наконец спросил Деня, стараясь контролировать свой голос.

- Наверное, - неуверенно проговорил мужчина, - я не уверен, как у вас это делается?

Деня сглотнул.

- Боюсь, что цена у вашего требования только одна, - тихо сказал Деня.

Позвавшие выжидательно смотрели на него.

- Жизнь за жизнь, - выручил Алавей, заметив, что Деня слегка не в себе.

Мужчина, нахмурившись, какое-то время разглядывал пол.

- Кто-то из нас должен будет умереть? - наконец спросил он.

- Тот, кто заключит Контракт, - подтвердил Алавей, - поймите, вы просите у Вселенной создать жизнь из ничего. Создать там, где ее не может быть. За это не может быть цены меньше.

- Давай я, - тихо сказал мужчина, обращаясь к женщине, - ты вырастишь его, дашь ему все, что нужно, ребенку нужна мать.

- Нет, - возразила женщина, - ребенку нужен и отец, а ты будешь прекрасным отцом. Кроме того, я рожу его. И ты предлагаешь мне пережить еще и твою смерть? Так еще и растить ребенка одной? Нет уж, дорогой, этим нужно заняться тебе!

Деня смотрел на это, надеясь, что позвавшие не видят его беспокойства. Он ругал судьбу, Вселенную, их работу, за то, что Контрактеру запрещено отговаривать позвавшего от Контракта, ведь было столько способов для этих людей. Контракт для них мог очень плохо закончиться, Дене хотелось провалиться под прямо здесь, чтобы не видеть, как эти люди ломают себе жизнь.

- Вы должны сами решить, кто будет заключать контракт, ни мы, ни Вселенная не можем решить это за вас, -  нарушил тишину Алавей.

- Это буду я, - решительно заявила женщина. Ее голос стал гораздо тверже, взгляд был уверенным.

- Может, не стоит? - пробормотал мужчина.

- Я все решила.Ты со мной? - женщина протянула мужчине руку.

Мужчина взял ее за руку и молча улыбнулся.

- Только одно, - обратилась женщина к Алавею, - я хочу увидеть своего ребенка и побыть с ним хоть какое-то время.

Алавей нажал пару клавиш в ноутбуке и улыбнулся.

- Это приемлемо. У вас будет один месяц. Вы готовы?

Женщина кивнула.

Все время, пока Алавей зачитывал женщине условия Контракта, Деня смотрел в пол стеклянными глазами и размышлял о происходящем. Он уже закрыл ноутбук, ему не хотелось смотреть, что случится с этими людьми дальше. Хотелось встать и крикнуть им, что они ошибаются, что Контракт - это не выход из положения, а ещё бОльшие проблемы, и, когда он уже почти сделал это, Алавей положил ему руку на плечо.

- Закончили. Давай уходить, - тихо сказал он.

Деня посмотрел на позвавших в последний раз, перед тем, как шагнуть в брешь. Их глаза светились покоем, они сидели, обнявшись, и смотрели вслед Контрактерам с улыбкой. Бедные люди.


- Знаешь, что я думаю? - сказал Алавей, когда Контрактеры уже сидели за столом в пустом слое, - нам надо накатить! - с этими словами Алавей достал из сумки отличный шотландский виски и два стакана.

- Он же безвкусный будет, - засомневался Деня.

- Обижаешь, ученичок, прямиком из биологического слоя, - улыбнулся Алавей, - что с тобой такое?

Деня взял у Алавея стакан, наполненный алкоголем и залпом его осушил.

- У меня сердце разрывалось. Ты встречал когда-нибудь по-настоящему хороших людей пр заключении Контракта? Обычно, это алчные люди, желающие себе хорошей жизни, или эгоистичные суицидники, пытающиеся найти смысл в смерти. А тут... Они хотят лучшего не себе, а другому. Они хотят дать возможность жить для человека, готовы оба отдать за это свои жизни.

Алавей тоже отхлебнул виски и поставил стакан на стол, опустив взгляд.

- Ты прав, такие Контракты - редкость. Уверен, у многих были такие позвавшие, я знаю только один случай, но там человек отказался, узнав о цене.

- У них ведь есть выбор. Усыновление, суррогатное материнство, в их временной точке технологий завались, разве так необходимо ломать себе жизнь?

- Ты знаешь. - протянул Алавей, - я думаю, в момент эмоций, человек способен заключить Контракт за любую цену. Для него не существует завтра или потом, он не думает об этом. Все, чего он хочет - унять ту боль, что сейчас терзает его. Возможно, они бы заключили Контракт, даже зная о последствиях.

- Кстати об этом,  - проговорил Деня, жестом попросив Алавея подлить еще, - ты смотрел, что с ними будет?

Алавей подлил виски и стиснул челюсти.

- Не смог.

- И ты тоже? - вздохнул Деня.

- А ты думаешь, я такой железный? - раздраженно отозвался Алавей, - боюсь даже подумать о том, что им приготовила Вселенная...

- И чем они заплатят за комплект, - закончил Деня, - они могут даже умереть в полном составе. Или жить в лютой бедности. Или... Того хуже.

Алавей допил стакан и внимательно посмотрел на Деню.

- Посмотрим?

Деня нахмурился.

- Думаешь, стоит?

- Иначе будем гадать веками, - пожал плечами Алавей.

Деня достал ноутбук и запустил поиск события по позвавшему. Алавей смотрел, как Деня меняется в лице, не понимая, какие именно эмоции захватили Деню, сгорая от любопытства.

- Ну что там, говори! - воскликнул Алавей.

На глазах у Дени выступили слезы.

- Да говори уже!!! - закричал Алавей.

Деня поднял на него взгляд и улыбнулся.

- Все чудесно. Они все трое будут жить очень долго. Ребенок родится, здоровым и полноценным, мать заболеет сложной болезнью, но отец не допустит ее смерти. Они не расторгнут Контракт никогда. Оба умрут от старости, когда сын будет уже взрослым. Никаких существенных проблем по жизни не наблюдается, вызовов Контрактера не обозначено.

Алавей сидел с недоуменным выражением лица.

- Не то, чтобы я не рад, но... Как так?!

Деня смахнул слезы и захлопнул ноутбук.

- Они провели саму вселенную. Жизнь никогда еще не была платежным средством Вселенной, поэтому, единственное, что можно было сделать - дать матери болезнь.

- А они ее вылечили... - пробормотал Алавей, - и Вселенная не посчитала это нарушением Контракта?

- Условиями не предусмотрено, что позвавший не имеет права бороться за жизнь. Вселенной нечего предъявить им.

- Неужели, парадокс Вселенной? - ахнул Алавей.

- Похоже на то, - Деня взял стакан, улыбаясь во всю физиономию, - так выпьем же за то, чтобы люди умели идти на жертвы ради друг друга!..



*Контрактер №33*


Шеф всегда умел вызывать в самый неподходящий момент. Я едва успел начать новый заказ, как прилетел вызов. Я застонал, вздохнул, ну да что делать, надо явиться.

Естественно, как обычно, никто не объяснил, зачем и почему. Гораздо интереснее ведь держать в неведении.

Основными тенденциями поведения Шефа были бурчание себе под нос и взгляд, от которого хочется самоустраниться на месте. И прямо сейчас, когда я стоял напротив него, он успешно все это применял.

- Вам будет поручено ответственное задание. Не так давно произошло событие, которое принято называть "парадокс Вселенной".

"Хватит бурчать себе под нос, говори, как человек!!!" - подумалось мне.

- Который из них? - вслух произнес я.

- В результате которого один из наших Контрактеров пропал из виду очень надолго. Мы долго не могли его найти, но, я получил информацию о его теоретическом местоположении, а также о том, как он назвался, - бурчал Шеф.

- А что там случилось-то?

- Если вкратце, при заключении Контракта, произошел сбой в работе инструментария и первородное вещество на мгновение вышло из-под его контроля.

- Что за Контрактер?

- Контрактер №4, по информации местные зовут его "Тимур". Есть вероятность, что он не помнит, кто он такой. Координаты вы найдете у себя в ноутбуке.

"Ого", - подумал я, - "один из первых Контрактеров, которых набирал еще сам Шеф".

- Что я должен сделать?

- Найти и привести сюда. Также, насколько возможно, скрыть последствия его присутствия в биологическом слое.

- Думаете, они есть?

Шеф посмотрел на меня тем самым взглядом. Я поежился.

- Контрактеры сильно отличаются от людей. Одна только неуязвимость будет заметна. По последствиям мы его и нашли.

Я вздохнул.

- Когда могу отправляться?

- Сейчас. Время вокруг Контрактера может исказиться. Мы же не хотим, чтобы он перекрутил первородное вещество и исказил саму реальность, правда?

Я хмыкнул. Да уж, не самая радостная перспективка.

- Идите, - резко буркнул Шеф и уткнулся в ноутбук.

Я шагнул в брешь и отправился на поиски "Тимура", Контрактера № 4...


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: