-5

Формула Воли. Глава I.

(2 часть) Изгнанные.


– Питер! Питер! Пите-ер! – взволнованный, по-детски, голос вытащил парня из сна, заставил привстать и посмотреть перед собой, – Я собрал палатку и распределил вещи поровну, пошли! – прямо перед ним скакал радостный Арчи, не ставший сегодня перевязывать волосы ленточкой.

– Да, только нам нужно еще по дороге убить искажённого.


– Ничего! Если это за деньги, то мне, конечно, жаль, но монеты – это монеты. Да и искажённые разные бывают, по ситуации глянем. – Питер ожидал всплеска ярости или злости, но Арчи отреагировал спокойно и, кажется, его настроение даже не изменилось, это было удивительно. Может, он просто старался делать вид, что всё – отлично? В любом случае, выяснять это времени у них не было, поэтому старший взял в руки свою часть сумок, в которых было всё наиболее тяжёлое и открыл карту, прикидывая, в какую сторону идти, помня, в какой стороне город и видя, где находится пещера. Недолго думая, он зашагал в той же дорогой, по которой шёл обратно в лагерь. Арчи перекинул все сумки через плечо и действительно открыл книгу, чтобы почитать подсказки на первой странице, – Ой, материалы третьего курса такие лёгкие, жаль, что я не мог больше учиться там.


– Кто знает, Арчи, кто знает. – разговоры с братом всегда помогали не заметить время, проведённое в походах от одной точки к другой. Точнее, чаще говорил только Арчи, он всегда находил какую-то тему, будь это расположение камней или возможности подсознания, написанные в сомнительной книжке.


– Ого!


– Что? – голос брата был непонятным: то ли радостным, то ли удивлённым, то ли попросту наигранным, чтобы услышать вопрос, который и задал Питер.


– Ты знал, что есть принцип круга? – от заинтересованности Арчи даже упал и торопливо брал сумки снова в руки, чтобы не отстать от Питера, но всё равно не отрывал взгляда от строк. Когда он понял, что брату даже нечего ответить, он продолжил, – Все элементы в магии делятся на элементы первой и второй сферы. Элементы первой сферы не оказывают воздействия на сознание человека, если не нарушать принцип проводимости, когда элементы второй это делают даже при самых простых заклинаниях.


– И какие из первой, какие из второй? – парень догадался, какой элемент точно относится к второй сфере, но высказывать своё предположение не стал.


– Тут нарисована схема, но я не хочу перелистывать обратно и искать их значения.


– Я смотрю, ты – очень любопытный, но учить ничего не желаешь.


– Практика – лучший учитель! – Арчи показательно встал в позу победителя, улыбаясь, чего, конечно, Питер не увидел, шагая дальше, а просто предполагая, что только что сделал младший.


– Да, я заметил. – прямо он не хотел напоминать брата про его руку. Результат любви к практике, но, наверняка, намёк он понял.


Прошло около часа непрекращающейся болтовни Арчи. Безжизненная пустыня постепенно отступала, кое-где были видны скопления деревьев, между потрескавшимися глыбами камней прорастали мелкие травинки, нашедшие живительную влагу длинными тонкими корнями, солнце было прямо над головой, но уже не казалось, что сейчас оно изжарит тебя. По карте они должны наткнуться на высокое толстое дерево, возле которого будет вход в пещеру…


– Эй, Питер! Глянь в небо! – видимо, они уже нашли это дерево, его тень тянулась на много метров вдаль. Стоило лишь опустить взгляд, чтобы увидеть длинную и широкую трещину. Неподалёку оттуда свисала лестница, но кто знает, насколько там глубоко? Смогут ли они вернуться?


– Арчи, у нас еще остались веревки? – по плану Питера они должны были закрепить на этом дереве свои веревки, чтобы в том случае, если лестница порвётся, не застрять там навсегда.


– Да, ещё много! Вот. – Арчи вытащил начало верёвки из сумки и протянул брату, который тут же схватил её, взял ближайший камень, обмотал вокруг него верёвку и вопросительно посмотрел на Арчи, – Что?


– Второй конец давай, мы должны проверить, хватит ли нам этого. – кинув сумку на землю, младший начал торопливо копошиться в ней, развязывая узлы и пытаясь быстрее найти конец, – Мы же не полезем туда без знания всех условий спуска. Как минимум.


Получив необходимый конец в руки, Питер пересадил орла на сумки, брошенные неподалеку, и подошёл к дереву, вокруг которого перевязал верёвку. Следующим шагом было просто кинуть камень и при помощи верёвки узнать, приземлился ли он. По глухому стуку и отсутствию натяжения верёвки парень понял, что высота не так велика, как кажется, так что можно спокойно воспользоваться лестницей.


– Мы могли бы воспользоваться твоей рукой, чтобы увидеть, что там внутри, но…


– И не предлагай мне её отрубить под предлогом «в углях отрастёт». – услышав лишь начало фразы, Арчи в истерике схватился за свою пепельную руку и обижено смотрел на Питера, – Ты хоть знаешь, как это больно?


– Ну, у меня же нет такой руки. – Питер развел руками, в очередной раз убеждаясь, что говорить быстро и правильно – не его конёк, – Да я и не это предлагал вовсе. Я спускаюсь первый. – он направился к лестнице, по дороге застегивая на поясе ножны с огненным мечом, их сумки здесь вряд ли кто-то мог украсть, ведь все отсюда ушли, узнав про искажённого. Поэтому парень, не беспокоясь, медленно начал спускаться вниз, – Эй, спускайся, лестница выдержит нас обоих.


Лишь на одну стену спуска падал свет, вокруг же была сплошная тьма. Спуск был и вправду недолог, но внизу было так темно, что нельзя было увидеть даже собственных рук. Стук капель также нагнетал обстановку, заставляя дёргаться от каждого шороха, помимо него.


– Арчи, нам нужен свет, только попытайся не обжечь меня.


– Отлично, – послышался щелчок, искра на мгновение осветила пещеру, а уже через секунду рука Арчи горела, освещая стены, покрытые мхом. Проход был только один, и прямо над ним весела веревка, лежал камень, кинутый Питером сверху. Похоже, убегая, если что-то пойдёт не так, им не придётся судорожно пытаться схватить верёвку, царапая пальцы об острые стены пещеры. Потоптавшись на месте, привыкая к свету, они направились прямо, Арчи пошёл спереди, освещая дорогу, а Питер позади, осматривая стены.


– Кажется, раньше здесь всё было более благоустроено… – Питер говорил с ноткой грусти, проводя пальцами по крепежам для факелов, поросших зеленью. Здесь давно не горел свет, не проходил человек за влагой, так необходимой для всего, начиная от жизни и заканчивая предприятиями. Чем дальше он углублялись в коридор, тем шире и выше он становился, на стенах появлялось все больше символов, спиралей, каждая из которых начиналась от круга. Это было ничем иным, как символом воды, использующимся в формулах. С каждым шагом, с каждым вздохом его становилось всё больше, одноцветные стены, освещенные пламенем Арчи, давили на Питера, кажется, эти символы уже были у него под ногами. Он повидал много мест с подобном давящей атмосферой, когда хочется просто сбежать, не думать, забыть, но каждый раз он себя преодолевает. Он считает, что страх нужно пережить, и он исчезнет, но прав ли он?


В глаза ударил яркий свет и тут Питер тут же схватил Арчи за плечо, сказав тому шёпотом: «Стой». Прямо перед ними была светлая зала: полы, стены, потолок были выложены каким-то серебристым камнем, который отражал свет, падающий из сильного потока воды в левом дальнем углу залы. Этот поток шёл откуда-то сверху и исчезал прямо под этим помещением, видимо, из него люди брали воду. У стены перед ними стоял длинный стол со множеством раскиданных перьев и свитков, обшарпанные книги стояли на полках в правом углу. Но в центре помещения стоял каменный трон, испещрённый такими же спиралями, за его спинкой были видны только блестящие тонкие женские руки, они были бледны, но иногда мерещилось, будто они переливаются, как чешуя.


Не желая дополнительных проблем, Питер повелел Арчи погасить руку и уйти обратно в тень. Сам же он положил руки на ножны, чтобы в любой момент схватить меч, повернуть рукоять и сжечь искажённого. Питеру начинало казаться, что он… или она? Уже мертвы, но искаженный заговорил с ним первый своим грозным, хотя и женским голосом.


– Я слышу тебя, зачем ты здесь? Я тебя не ждала. – хотя и говорило существо грозно, в его фразах всё равно было слышно искреннее удивление. Его руки зашевелились, пытаясь поднять тело, но оно упало так, словно у него не было ног. Оно цеплялось за пол своими длинными переливающимися когтями, готовыми разорвать горло Питера одним ударом.


Эти мысли заставили парня принять защитную стойку, из которой он мог в любой момент совершить кувырок в другую сторону, – Не спеши… – когти цеплялись за пол и подтягивали тело. Стала видна голова, покрытая водорослями вместо волос, тело, на котором была лишь повязка, скрывающая грудь... Тело, которое сужалось ближе к поясу и из него выходили четыре цепочки костей. Каждая цепочка была похожа на позвоночник живого существа, но более тонкий и длинный, «ребра», длина которых варьировалась в зависимости от близости к телу, были лишь на некоторых частях цепочек. Чем дальше они были от тела, тем короче, начиная от размеров руки от локтя до ладони и заканчивая размерами самой ладони.


– Меня прислали убить тебя. – Питер пытался сохранить максимальное спокойствие на лице, но эти отростки вместо ног его немного смущали. Было предсказуемо, что в какой-то момент они будут направлены в его сторону, и это будет опаснее когтей, поэтому, не слушая фраз искажённого. Он думал, в какую сторону лучше совершить кувырок.


– Тогда можешь идти, я не нападаю на людей просто так. – искажённый поднял голову, смотря на Питера сквозь свои водоросли, за которыми он надёжно спрятал собственное лицо. Прямо с шеи свисал тот самый медальон с вырезанной на нём буквой «Л».


– Нет. – Питер был непреклонен и приготовился к кувырку.


– Отлично! – искажённый засмеялся. Один из отростков направился прямо в парня со скоростью палача, опускающего секиру на шею осуждённого, но изящный кувырок помог Питеру спастись. Отросток так быстро вернулся на место, что во время поворота парень этого даже не заметил, а на месте, в которое отросток попал до этого, была глубокая дыра, – Я бы могла просто использовать три из четырёх своих отростков, чтобы любая твоя траектория стала смертельной. Уходи. – в голове Питера сейчас проигрывалось множество сцен с разными способами атаки. Меч бы работал недолго в любом случае, поэтому всё нужно было завершить в один удар. Это – искажённый элемента воды, возможно, рука Арчи бы помогла его уничтожить.


– Арчи! Защити меня от отростков! – послышался щелчок пальцев, и младший с полыхающей рукой побежал в сторону искажённого. Это было странно, но Арчи подействовал на него, как красная тряпка на быка. Искажённый взвыл, безостановочно атакуя Арчи, оставаясь на месте, атакуя его руку, которая с каждым ударом не тушилась, но постепенно истлевала всё сильнее. Раз, два, раз, свист, глухие взрывы, треск! Существо услышало щелчок ножен и снова взвыло, собираясь впиться в руку Питера, но Арчи преградил ему путь, схватив искажённого за отросток и пытаясь сломать его, но сила в нём была так велика, что искаженный просто откинул парня в сторону, в воду, где пыл парня потух вместе с рукой. За это время Питер успел подбежать к существу вплотную и… И искажённый схватил его за руку, оставляя глубокие следы от когтей в коже, схватил, как ребёнка, опираясь ну другую руку. Отросток впился в ладонь Питера, заставляя выпустить меч. Горячая кровь закапала на рукоять меча… Парень был отброшен в книжные полки. Кажется, искажённый окончательно сошёл с ума, взвывая от ярости вновь и вновь. Арчи вылез из воды и не понимал, что ему делать. Рука была мокрая, он не мог её использовать, пока она не высохнет, он был готов просто защищаться ей, но монстр притормозил.


– Я не желаю видеть здесь огонь! Мы не хотим видеть сыновей пламени! Твоя рука – ты сын пламени! – искажённый кричал то шипящим, словно змеиным голосом, то всё тем же грубым женским, словно два совершенно разных существа говорили одновременно, – Но он же ещё свободный человек! Он уже сын огня, мы должны избавиться от него! Нет! – искажённый хватался за голову, постепенно приподнимаясь на отростках, шум воды в потоке становился всё тише, – Он должен исчезнуть! Огню не место среди нас! Из-за огня нас заперли! – казалось, миллион голосов разрывают одно тело, а капли воды из потока медленно двигались к нему, вместо того, чтобы продолжать падать в реку, – Я была изгнана из-за таких, как ты! – снова крича в истерике, искажённый указал на Арчи, – Мы были заперты из-за тебя! Мы не порабощали их сознания, мы - едины до тех пор, пока наши цели – едины! Мы не как ты! – зала наполнилась криками и в миг раскинуло руки в стороны. Тут же поток воды с неумолимой скоростью направился к костям, омывая их, соединяясь с ними, словно… – Я… Мы уничтожим тебя! – словно эти кости были лишь основой для прекрасного платья, сотканного из самой воды. Арчи лишь стоял, на глаза его наворачивались слёзы. Он не понимал, он хотел думать, что не понимает. Забыв про Питера, оно направилось к Арчи, скользя по земле так, как будто под этим платьем были изящные ноги, ведущие девушку на балу. Это было прекрасное, но вместо с тем пугающее зрелище, – Мы не должны были страдать из-за тебя! – Арчи был схвачен за шею, но взгляд искажённого был прикован к его руке. Через пару секунд все отростки по очереди начали вколачиваться в руку, оставляя в ней пустоту, – Нет! Нет! Из-за таких, как ты мы не можем жить среди людей! Родных! А мы не можем разговаривать с людьми! Уничтожим!


Истерика искажённого достигла пика. Треск. В спину существа вонзился клинок меча. Щелчок. Рукоять повернута. Искажённый горит. Монстр снова взревел, но уже от боли, вода, как взрывом разлетелась во все стороны, поток продолжил падать, а отростки искажённого истлевали, пока чешуя падала с него. Он упал, понимая, что минуты сочтены. Клинок уже сгорел, но водоросли продолжали высыхать и рассыпаться, открывая длинные темные волосы, скрытые в них. Черты красивой девушки открылись парням, она, вдыхая последний воздух, теперь убрала с лица мешавшие волосы, словно это было её единственной проблемой, и заговорила хрипящим слабым голосом: «Передайте моей сестре…» – она закашлялась, прикрывая рот ладонью, её тело продолжало тлеть, но она собралась с духом и продолжила: «Передайте ей, что я теперь навсегда с водой и буду рядом с ней вечно. Ей надо лишь позвать.» - оба парня лишь молчали, смотря на неё. Но для Питера всё стало на свои места. Эта обеспокоенность Иветты искажённым, эта ненависть к ней со стороны людей в городе… Искры пламени дошли до её живота и исчезли. Теперь уже капала только горячая кровь. Огонь забрал всё то, что подарила ей вода. Остальное заберет смерть.


Питер еще долго осмысливал то, что совершил. Родная сестра попросила незнакомца убить девушку. Она была достаточно сильной, чтобы попросить об этом, но недостаточно сильна, чтобы сделать это самой. Собирая свитки, перья, которые потом можно было продать в городе, он часто посматривал на Арчи, который был не менее опечален произошедшим. Питер задумывался о том, не придется ли ему однажды поступить с братом также? А может, всё будет совсем наоборот? Однажды Питер погибнет сам, пытаясь убить брата, и на этом его история кончится?


Поднявшись из пещеры на палящее солнце, он первым делом решил написать письмо, к которому приложил тот самый медальон с буквой с «Л»: «Иветта, мы убили искажённого. Вот этот медальон, как доказательство. Надеюсь, мы больше не встретимся. Ваш Незнакомец». Он не хотел больше видеть эту женщину, как воспоминание о том, на что она решилась, но на что не решился он. Он не стал писать о последних словах её сестры, ведь он понимал, что Иветта её любила и будет пытаться связаться с ней. Как глупо. И в итоге: она будет убита каким-то егерем во время охоты. Питер не желал ей такой судьбы. Если она решилась убить свою сестру чужими руками, пускай помнит об этом, живёт с этим. А он будет дальше путешествовать со своим братом. На пути им предстояло остановиться в городе Солнца. В городе культа Света. В городе, где дети рождаются искажёнными. Возможно, это тот самый шанс для Арчи найти своё место в мире, а для Питера шанс отправить дальше, в одиночестве. Но зато зная, что он никогда не убьёт своего брата.


1 часть - http://pikabu.ru/story/formula_voli_glava_i_5168204

Дубликаты не найдены

0
Если оно она, то откуда мужской род? Аааргх
-1
Начало для многотомного романа. Пишите ещё.