-1

Формула Воли. Глава I.

(1 часть) Изгнанные.


– Дети, не заканчивайте формулу, пока учитель её не проверит!

«Писклявый женский голос, всё плывёт перед глазами».


– И не забудьте правильно рассчитать её, следуя принципу проводимости!


«Изображение расходится волнами, картина ясна, как взбаламученная дождём лужа…»


– Вы же не хотите, чтобы с вами что-нибудь случилось?


«Неудобные столы, ненавистные учебники, головная боль».


– Молодец, Анжелика! Твоя формула идеальна.


«Можно попытаться разобрать детали, лица, но всё будет тщетно».


– Все посмотрите на формулу Анжелики, в ней огонь и воздух в равновесии, она может заканчивать!


«Невероятный восторг от одной лишь формулы шара огня…»


– Сегодняшний урок ты усвоила! Как всегда, ты – на высоте!


«Ты будешь также радоваться, увидев пламя? Настоящее, пожирающее, повелевающее. Моя рука проводит черту».


– Арчи, не смей заканчивать формулу!


– Арчи…


«Уже два голоса, но я вижу лишь один источник».


– Арчибальд, положите руки на стол!


– Арчи!


«Кто же ты…»


– Арчибальд Кондитор, я буду вынуждена говорить о вашем отчислении.


– Брат!


«…мой тёмный путник по ту сторону зеркал».


– Дети, не паникуйте!


«Я вижу лист, что тлеет предо мной. Я вижу ту руку, что тлеет вместе с ним. Я вижу того, кто взывает к объятиям огня».


– Позовите стражу! В Академии искажённый!


«Невыносимая боль, но лишь однажды».


– Кондитор, успокойтесь и приложите вашу руку к стене!


«Протяни ему свою руку…»


– Остановитесь!


«Ты слышишь треск?»


– Он не может ей управлять!


– Арчи!


«Я слышу треск?»


– Срочно выводите учеников!


– Твоя рука в огне!


«Мы слышим треск.»


– Мы уже не сможем его усмирить!


– Арчи, да проснись же!


«Наше зеркало разбито…»


– Да-да, – присев на подушку, парень посмотрел на небритое лицо, сидящего на его матрасе, словно думая, как продолжить диалог. Он уже был одет и, видимо, собирался куда-то идти: серая рубашка была застегнута на все пуговицы, чёрные слишком широкие штаны уже затянуты, а мешок с собранным добром звенел при каждом лёгком движении. Неподалёку, на тумбочке лежала тёмная остроконечная шляпа, начищенная, подготовленная к путешествию, – Я просыпаюсь, Питер. Мне просто приснился небольшой кошмар.


– Точно? – решив, что расспросы ни к чему не приведут, он показал на покрывало Арчи, местами тёмное, пригоревшее, и перевел взгляд на его правую руку. Вместо привычной кожи до плеча – чёрная субстанция, которая была испещрена серыми узорами, подобными тем, что появляются на горящем дереве. Каждый сгиб руки сопровождался глухим треском, – Арчи… От неё еще идёт дым. – парень пристально посмотрел на Арчи.


– Да, всё отлично! – подавшись вперёд он обнял брата, стараясь держать пока горячую руку подальше. Он не был одним из тех людей, которые любят подолгу рассказывать свои истории, ожидая удивлённые или сожалеющие взгляды, надеясь услышать слова о том, как человеку грустно за рассказчика, вопросы о том, чем слушатель мог бы помочь, –Только… – парень вытер ладонью пот со лба, осматривая высокую, максимально затемнённую разнообразными тряпками палатку, – Тебе не кажется, что тут уже душно?


– Нет, – Питер слегка улыбнулся, отцепляя того от себя, – Я сейчас пойду в город, оставайся здесь. – на этой фразе он серьезно посмотрел на Арчи, поправляя каштановые волосы, которые каждый раз убирает за уши, открывая вид на давно затянувшуюся рану. От неё уже осталась лишь светлая вертикальная линия по обеим сторонам от слегка зелёного глаза, но этот шрам до сих пор иногда тревожит Питера.


– Нет, лучше спрячь его… – Арчи томно вздохнул, – Просто опусти волосы на правую часть лица и не вспоминай… – конечно, его брат выглядел отлично для обычного путешественника, в отличии от самого Арчи: рубашка была натянута на широкой груди, а сильные руки всегда были готовы ударить того, кто, по глупости, попытается украсть рюкзак, – Честно, тебе бы не помешали волосы моей длины. – он торопливо собирал собственную копну в светлый хвостик, одной рукой придерживая, а другой ища на тумбочке ленту, чтобы их перевязать. Арчи постоянно остерегался, что в какой-то момент может опалить свои волосы и «такое сокровище», как он их иногда называл, придётся срезать, поэтому держал хвост у самой головы кончиками пальцев, чтобы затем быстро перевязать его синей лентой.


– А тебе бы не помешали тренировки. – Питер нервно переминался с ноги на ногу, позвякивая рюкзаком. Несмотря на то, что путешествуют они уже давно, он каждый раз, как первый, боялся оставить это тощее создание одно. Нет, Арчи был способен себя защитить. Несколько лет Единой Академии научили полезным мелочам, а приобретённое там, по его неосторожности, искажение в виде пламенеющей руки могло спасти в последний момент. Но подобное безразличное отношение к возможности нападения заставляло нервничать, – и, да, завтра утром мы выдвигаемся дальше. На пути город Солнца. – нервничать, как старшего брата.


– О-о! Говорят, чт… – Арчи радостно подскочил на кровати, собираясь поделиться своей радостью с Питером, но тот прервал его.


– Не обольщайся. – понимая, что хочет сказать Арчи, он даже не стал дослушивать, – Мы понятия не имеем, правда ли, что на искажённых… – Питер вздрогнул и замолчал сам.


– Нет, продолжай. – обычно ребяческий голос стал серьёзным. – Нормально, что ты так и меня называешь.


Но Питер подумал, что нет смысла говорить об этом более. А Арчи не так глуп, чтобы не понять то, что попытался донести до него брат. Откуда мы можем знать, что там, где нас нет, лучше? Откуда мы можем знать, примут ли нас там? С этим он не мог не согласиться. Быстрым шагом Питер покинул его, попросив собрать вещи по сумкам и предложив забыть об этом разговоре. Завтра их ждал новый день, новое путешествие, новый город. Они не знают, куда ведёт их тропа жизни, но знают, где они собираются свернуть. Они оба не ставят перед собой возвышенные цели и вовсе не желают найти место, где смогут жить в роскоши, ведь они – лишь отчаявшиеся странники.


***


Невыносимая жара. Потрескавшаяся земля. Ни травинки вокруг. Лишь песок. Светило уже было над головой Питера, когда он подошёл к стенам города, высоким серым, кое-где пожелтевшим от постоянных горячих ветров. К счастью жителей города тот, кто основал город подумал об этих ветрах и добился такой высоты, чтобы высшая точка, почтовая башня, стала единственным местом, крыша которого была бы не скрыта за стенами. Этот город был один из тех мелких городков пустыни, которые служат не более, чем торговым пунктом, в котором путники могли бы продать собранное в походе и закупиться провизией.


Стража предусмотрительно стояла в тени, за опущенной решеткой, готовая в любой момент поднять тревогу, ведь искажённые, которым нет места в любом городе, часто нападают на торговые места.


– Стоп! – из тени вышли два стражника, положив руки на ножны. Судя по их дешевой железной броне, которая не только была помята, но и частично покрылась ржавчиной, город был в упадке. Денег не было даже докупить к броне шлемы. Контроль здесь будет сильнее обычного: чем меньше денег в городе, тем больше в нём коррупции и страха, -Владеете ли вы магией? – вопрос был задан резко и грубо, из-за чего Питер на секунду растерялся, пытаясь подобрать наиболее нейтральный ответ, который не приведет к заключению и последующей казни.


– Нет?.. – конечно, ему оставалось лишь соврать. Как и большинство людей, он владеет основами, но составлять длинные формулы не способен. К счастью парня, стражники поверили в это, но по их пристальному взгляду парню стало понятно, что этого им мало. Чтобы закончить допрос, он скинул с плеча рюкзак, содержимое которого с громким звоном высыпалось из него.


– Остановиться! – да, видимо, эта стража умеет лишь вопросы задавать. Стоило парню дёрнуться, как они схватились за рукояти, готовясь в любой момент разрезать коварного колдуна.


– Эй-эй, ребят! – Питер улыбнулся и толкнул ногой в сторону ворот один из предметов, лежавших в сумке, металлический чайник, – Тише-тише, это просто железки на продажу.


– Ваши руки и лицо нам видны. Необходимо также показать ваше тело и ноги.


– Да-да, знаю. Не в первом городе пустыни бываю. – он быстро закатал штанины, показывая ноги, а затем приподнял рубашку и повернулся кругом. Подобная несложная проверка служила способом проверки на искажения. Любой, кто проводил через себя слишком много чистой энергии для материализации формулы, награждался не только улучшением своих человеческих конечностей, но и титулом искажённого, нежеланного, того, чью голову может срубить любой.


– Поднимайте решетку! – по всей видимости, Питер прошел досмотр без лишних проблем, даже не пришлось доплачивать, как было в предыдущих городах. Собрав своё барахло, он с победным видом перешел границу и направился на рынок, чтобы быстрее продать содержимое сумки, купить еду в путешествие и небольшой подарок для Арчи. Этот подарок должен был поднять настроение парня, который с каждым днём становился всё унылее и унылее.


Пустые улицы рынка пропахли потом и навозом. У зданий рядами стояли дырявые шатры, в которых торговцы носили скорее тряпки, чем одежду, а торговали они бесполезной мелочью, надеясь, что хоть кто-то её купит. Но Питер искал не подобную палаточку, он быстро просматривал облезшие вывески, ища кузницу, чтобы толкнуть железки за спиной, правда, увидев положение города, начинал сомневаться, что сможет что-то продать. Вот из-за угла показался низенький мужичок в зеленом халатике, торопливо приглаживая намасленные волосы ладонью, он побежал в сторону Питера, переваливаясь с ноги на ногу и пыхтя не столько от усталости, сколько от нелюбви к жаре.


– Доброго дня. – Питер беспристрастно поздоровался, ведь неизвестно, кем мог быть этот человек. В таком городишке он мог одинаково быть и начальником стражи, и обычным торгашом.


– Да-да, прекрасная погодка. не правда ли? – переводя дыхание, человечек протянул мокрую руку, собираясь познакомиться с новоприбывшим и как можно скорее узнать цель визита, чтобы направить гостя в нужную зону рынка. Его глаза, глубоко впавшие в череп, живенько бегали, словно ища других потенциальных покупателей.


– Не утруждайтесь. – испытав некоторое отвращение, но попытавшись не отразить это в голосе, Питер лишь похлопал его по плечу, – Я просто ищу кузницу.


– А! Кузница! Отлично! – подняв свой толстый указательный палец вверх, он всем своим видом показал желание и возможность помочь, но через долю секунду выражение его лица сменилось на менее благоприятное, – Кузницу? – теперь это уже был вопрос, заданный с видимым подозрением.


– Да, мне нужно продать собранное в… – но человечек уже не слушал Питера, а отвернулся, направляясь туда, откуда пришел, – Эй, так куда мне идти?


– Прямо и налево, там увидите сразу, а услышите ещё раньше. – бросив уже чуть потише: «Тьма бы забрала лучше эту девку».


– Оу. Я не совсем понял, в чём у вас с ней проблема, но всё равно… – Питер притормозил, думая стоит ли поблагодарить этого человека, ответившего, конечно, грубо, но всё же ответившего, – Спасибо! – возможно, торопливо убегая, он так и не услышал эти слова благодарности.


Как только парень повернул за угол, он сразу услышал звуки тяжёлых звенящих ударов по металлу, которые помогли ему сориентироваться и обнаружить железную табличку с изображением наковальни. Вход в эту лавку выглядел лучше прочих: аккуратные металлические уголки по краям входа, ровные ступеньки…


– Эй, ты! – ход мыслей прервал суровый оклик женщины, заставившей Питера поднять глаза, – Чё встал, парниша? Дело есть ко мне? – волнистые рыжие волосы, веснушки, толстые перчатки и бесформенная одежда, скрывающая каждый участок тела, одежда, подходящая лишь для работ в огне, среди льющегося металла и раскалённых мечей.


– Да, вот железки продать ну…


– Заходи, моментально решим вопрос. – она быстро развернулась и исчезла в проёме. Видимо, она была не из девушек, любящих растягивать общение, поэтому Питер тут же зашагал в кузницу. Он давно не встречал таких серьезных, на первый взгляд, женщин, занимающихся не обучением или поиском отличной партии, а кующих металл. Его радовали такие женщины, иногда он даже любил их.


Только зайдя в кузницу, парень почувствовал невыносимую жару, в которой, казалось, любая вода испарится за пару секунд, но ни наковальни, ни молота он не увидел. А вот необъятную дверь возле стойки, за которой уже сидела дамочка, он приметил сразу. Несмотря на температуру, она считала деньги в своей униформе, посчитав нужным лишь снять перчатки для большего удобства в подсчёте монет.


– Ну, что сидишь, молчишь? – не поднимая глаз на Питера, а продолжая считать, она говорила с ним, как с постоянным клиентом, уже готовым продать ей всё самое лучшее, – Выкладывай, что у тебя есть. Мои ресурсы подходят к концу, а ловчие еще даже не начали делать заказы для своих егерей. Вот так придёт ко мне ловчий, а у меня ни мечей, ни стрел, ни металла. – говорила чётко, разделяя каждое слово и не сбиваясь со счета.


– Ну, тут сломанные мечи, ножи, куски стрел…


– Бери это всё и клади вот сюда. – она указала на квадрат, вырезанный в каменной стойке, – Это весы. Мне не интересно, что это. Мне важен вес. Погоди… – девушка посмотрела на количество мечей, на символы, вырезанные на них, и медленно перевела взгляд на Питера, присматриваясь к шраму на правой части лица, – Ты – егерь? Охотишься на искажённых? – какой-то интерес появился в ней. Глаза её заискрились восторгом… Вернее, надеждой?


– Нет, я просто путешествую со своим братом. – он не хотел разочаровать даму, но пришлось. Егерей специально обучают в Единой Академии отдельным курсом от магов, но их нельзя назвать элитными. Они просто те дети, которые не смогли, не захотели учиться записывать магические формулы. Поэтому из них сделали тех, кто будет способен убивать неудавшихся магов, нарушивших закон проводимости. Искажённых.


– Слушай, парень, – она молниеносно сгребла всё железо себе за стойку, схватила Питера за рубашку, кажется, собираясь сказать что-то важное, – Если ты не заметил, наш город, как и окрестные, находится в сильном упадке. Я мечтаю свалить отсюда, но не могу.


– Да, вы – молодец, – в момент убирая с себя руку девушки, он отошел на два шага, – Но мне нужны деньги за металл.


– Остынь, парниш. – она передвинула крупную горсть блестящих серых монет, – Эта сумма с головой окупает хлам, который ты мне толкнул. Я бы так не расщедрилась, если бы не видела в тебе того, кто поможет мне. Я дам тебе карту, деньги и меч. Убей её.


– Её? Я не убиваю людей, которые просто конкурируют в бизнесе.


– Нет! – дама прикрыла ладонью рот, потеряв своё самообладание, бывшее с ней с самой первой секунды из знакомства, в глазах появился страх, – Гхм. – вернув себе возможность спокойно говорить, он продолжила, – Убей искажённого. Это девушка.


– Вот это уже нормальное предложение. – Питер сгрёб горсть монет в рюкзак, готовясь узнать, кого она хочет увидеть мертвым, подробнее.


– Этот искажённый прячется в пещерах с подводной рекой, из которой раньше мы брали воду. Когда он там поселился, мы потеряли её. А вместе с водой от нас ушли и клиенты. Ловчие начнут охоту где-то через 50 дней, как и каждый раз. Но я к этому времени больше не смогу торговать. – она вытащила из-под стойки карту и положила меч с нарисованным нём множеством треугольников, расположенных друг напротив друга по четыре треугольника на стороне, но возле рукояти на клинке было лишь два треугольника, – По карте ты найдешь пещеру. Это огненный меч, поверни рукоять, чтобы символы на ней совпали с лезвием, и формула будет закончена. Меч вспыхнет. Ты же знаешь закон разрушения?


– Ну, я только сегодня собирался зайти в лавку магических предметов. – Питер говорил неуверенно всегда, когда речь шла о магии. Ведь он её просто не понимал. Неужели нет более простых способов изменять реальность, чем выписывать какие-то закорючки и учить их? – девушка тут же ударила себя по лицу, словно наказывая за что-то и озлобленно посмотрела на Питера.


– Всё, что проводит магию, постепенно разрушается. Скорость разрушения зависит от прочности используемого материала, – приложив руку ко лбу, она нервно вздохнула. С её стороны было опрометчиво отдавать свои пожитки парню, но у неё были на то причины, – Этот меч очень тонкий и был изготовлен на скорую руку. Когда подойдешь достаточно близко к ней, поверни рукоять и вонзи её в грудь.


– Почему это не сделал никто до меня? – Питер подозрительно посмотрел на неё, ожидая, что сейчас она расскажет ему некую правду, но ошибся.


– Заткнись. Возьми орла в почтовой башне и отправляйся! У искажённого есть амулет с буквой «Л», сорви и отправь в бумаге на моё имя. Я – Иветта. Всё, исчезни! – видимо, этот разговор достиг точки кипения. Она была готова разорвать любопытного парня. Было уже непонятно, дышала она тяжело от температуры или от злости, поэтому Кондитору ничего не оставалось, кроме как уйти. Ему ещё предстояло найти магическую лавку и взять орла, а завтра утром они с Арчи отправятся в пещеры. В конце концов, если это единственный источник воды для жителей пустыни, там должна быть разнообразная утварь, которую Питер сможет толкнуть в следующем городе.


Кажется, что это место было построен так, чтобы воины, напавшие на него, просто заблудились здесь. Каждая улица была точно такая же, как и предыдущая. Везде песок, однообразные постройки, деревянные столбы, палатки, вывески. Найти почтовую башню было легко, ведь это было единственное строение, стоявшее так высоко и видное из любой точки города. Теперь Питер шёл с орлом на плече. Это может показаться интересным, но если кому-то захочется погладить его хорошие, аккуратные перья, то он не дастся, а лишь больно укусит. Орёл был словно механический, игрушечный, его не интересовало ничего вокруг, он смотрел в одну точку и не двигался, лишь изредка поворачивая шею.


– Эй, дружок, – парень, улыбаясь, попытался провести по голове птицы, но это не прошло безнаказанно, – Ладно, не дружок. Смотри, мы нашли магическую лавку, которая выглядит менее подозрительно, чем прочие. – он показал в сторону небольшой пристройки с резной деревянной дверью. Прямо над дверью, вместо вывески, было вырезано название «Магия», которое по сюжету рисунка было написано пером, рисунок которого тянулся от конца буквы «Я». Не видя лучшего варианта и понимая, что через час уже будет вечереть, Питер подошел к пристройке и толкнул дверь, заходя в светлое помещение с множеством книг, свитков, аккуратно расставленных по полкам, на которых горели разнообразные свечи, большие и маленькие, толстые и тонкие, разноцветные или просто бежевые. Питер стал в центре комнаты и начал осматриваться в поисках стойки продавца.


– Вас интересует что-то конкретное? – стойку он так и не увидел, но зато продавец стоял прямо за ним и натирал красной тряпочкой кончик чёрного пера. Это был высокий мужчина лет сорока. Но, несмотря на возраст и пару тройку морщин, он выглядел очень проворным и состоятельным, по сравнению с большей частью города: новенькая желтая рубашка и чёрные брюки сидели на нём, словно были вышиты специально для него, – Понимаю, я появился неожиданно, но это не повод молчать, сударь. – тот слегка улыбнулся.


– Да, вернее… – Питер притормозил. Он не знал, как лучше объяснить своё положение, – Нет. Мне нужно что-то, что поможет начинающему магу. – выражение лица продавца изменилось на глубокое и вдумчивое, а потом он словно прозрел.


– Да, у меня есть кое-что. – он пошел к одной из полок и положил рядом со свечой тряпочку и перо, – Так-так, законы магии кратко, решебник магии, ага… – из ряда учебником, тетрадок с цветастыми обложками продавец достал очень тонкую книжечку в твердой обложке, – Это самая обыкновенная тетрадь с тремя законами магии, её принципами и начальными формулами элементов. Пойдет?


– Вы продаёте всю эту магическую дребедень, а не я, – Питер развел руками и удивлённо посмотрел на продавца, как будто тот должен был знать, что покупатель не собирается учиться магии и покупает не для себя.


– С вас 50 монет, – Питер спокойно отсчитал ему сумму и пересыпал в руки торговца, – Счастливой дороги. – видимо, он был не из тех продавцов, которые будут вежливы с клиентом и после покупки, что показало его беспристрастное пожелание, сказанное, скорее, просто для приличия. Или, возможно, последней фразой Питер его обидел. Но всё-таки парень счастливый, что сделал все дела в городе до того, как начало вечереть, отправился обратно, купив по дороге немного фруктов, которых должно было хватить до следующей длительной остановки.


Шагая по пустыне, старший Кондитор то и дело пытался погладить серьезного орла, который, похоже, видел в мире всё и не был способен удивляться. Он поворачивал шею только посмотреть источники громких звуков, его вовсе не интересовали тени от камней, что растягивались все сильнее, пейзаж пустой и безжизненной пустыни, одинокие деревья. Чем дальше они уходили от города, тем меньше было слышно топот копыт, вой песчаных псов, но тем чаще мимо пролетали насекомые размером с пальцы рук. На небо же не было никакого интереса смотреть: ни облаков, ни звезд – синяя гладь, постепенно приобретавшая оттенки красного, чтобы сменить их на чёрное. Иногда Питер проводил странное сравнению, что небо – это модница из города, которая стояла перед зеркалом весь день и не могла выбрать, какой цвет сегодня будет смотреться лучше на ней. Подобные глупые мысли часто посещали его голову, когда он был один и не должен был ни за кого отвечать.


Уже стемнело, когда Питер пришел к их с Арчи лагерю. Младший Кондитор уже собрал все вещи в сумки, оставив лишь палатку на сегодняшнюю ночь, и сидел подле костра, засунув в него свою руку. Если он больше не будет повторять ошибок в формулах, то эта рука не станет его ещё большей проблемой, но, раз она есть, почему бы ей не пользоваться. Питер подошёл к брату и кинул свою сумку возле прочих вещей, ложась на землю.


–Устал? – Арчи, улыбаясь, посмотрел на парня, ожидая услышать положительный ответ, но вместо этого увидел, что ему прямо в лицо тыкают какой-то тонкой книжкой, – Ты теперь со мной не разговариваешь, а записываешь все ответы в блокнотик?


– Нет, просто открой. Это тебе. – услышав моментальный ответ брата, прозвучавший, как выстрел, он схватил книгу и, отвернувшись, заглянул в неё, как будто это был его самый сокровенный блокнот.


– Для получения качественной формулы необходимо уравнять все используемые элементы, уравнение зависит от желаемого эффекта… – Арчи повернулся обратно, прищурился и посмотрел на старшего, – Ты серьёзно? – книжка полетела через плечо к остальным вещам.


– Ну, я подумал… – Питер почесал подбородок и закрыл глаза, – Ты всё равно сидишь здесь один все время и играешься со своей рукой… И…


– И… – Арчи засмеялся, откидывая назад волосы, – И тебе лучше думать подольше, как и всегда, чем сразу что-то говорить. Хорошо, я почитаю. Завтра по пути. Сейчас я спать. – Арчи приподнялся на локтях и присел, чтобы немного очистить свою одежду от песка частыми похлопываниями, а потом отправиться в палатку.


– Да, спокойной ночи, – постепенно Питер проваливался в сон, завтра он скажет брату, что им нужно выполнить задание, завтра дойти до города Света, завтра, завтра, завтра… Приятная тьма охватила сознание парня, и он заснул под тихие звуки ветра, гуляющего по пустыне, треск костра и тишину звёзд.

Дубликаты не найдены

-1

А вот и вторую смог запостить.

Пока всё.

http://pikabu.ru/story/formula_voli_glava_i_5168223

-2
Продолжайте. Начало немного спутанно, но затягивает.
раскрыть ветку 1
-2

Жду 15 минут, чтобы добавить вторую часть.