4

Фанфик, глава 1.

Извиняюсь, вот кому надо ссыль на пролог:

https://pikabu.ru/story/poka_bez_nazvaniya_5368543


«Дорогами дальними,

Не в сезон одетый.

Нет чтобы у телека

С милой есть конфеты...

Черные косматые

Брови нахмурив,

Топает, шлепает

В дождь и снежные

бури»


  Томаs, «До свиданья, Командор»


  Глава 1


Эта вылазка в Зону была третьей по счету, но так неуютно Юга себя еще не чувствовал. Без оружия, без снаряжения – казалось, Мороз съехал с катушек. Фляга, нож, ИПП, да потертый шершавый мешочек с болтами. Фонарь. Один бинокль на двоих.

- Хули ты вылупился? – хмыкнул Мороз, глядя на выражение лица курсанта. – Мы ж бегом с тобой, ать-два правой, ать-два левой – и назад. По окраине прошерстим.

- А если нападут? – обескураженно спросил Юга.

- «Тады – ой…». Вытягивай ноги, чтоб сожрали побыстрей.

Этап первый: незаконное проникновение в зону отчуждения. Вот и статья для новоиспеченного сталкера, курирующий офицер наверняка за сердце схватится, когда узнает. Но Мороз, пока продирался сквозь паутину в дренажной системе, бухтел идущему позади спутнику:

- Да всем насрать, Олежа. А тебе это пригодится, или ты думал, что всегда через КПП проскакивать будешь? Хренушки!

Матерясь, Юга ежеминутно обтирал лицо рукавом старой ветровки и с отвращением дышал тухлыми испарениями. Темно, хлюпает вода под ногами, скачет по сводам бетонной трубы луч света. Мороз рвет паутину впереди, как художник неудачное полотно.

- А здесь аномалий нет? – осторожно осведомился Юга.

- Есть. Выход запечатывает.

- Кто-нибудь еще этот проход использует?

- Непохоже. Хотя, кто в добробате был – наверняка помнят. Здесь раньше такие паучищи были – у-у-у!

Мороз прислонился к правой стенке и засопел:

- Уф, ну и вонища… Ну вот, мы отсюда несколько лет назад выбирались на Большую Землю… блядь, надо было противогазы брать… Двух пацанов здесь потеряли.

Курсант, стараясь дышать через воротник, спросил:

- Как потеряли? Пулевые-осколочные?

- Не, пауки сожрали. Пиздец, да?

- Ничего себе… А как прошли тогда?

- Ай, сначала все «шмелями» тут загасили нахуй, потом цепью тихонечко двинулись.

Еще пара десятков метров по мерзкой жиже. И неприятные мыслишки: ведь паутинка-то новая появляется не сама по себе? А чем отбиваться от ее создателей, если таковые появятся?

- Да не ссы, они на охоте, - говорит Мороз, будто угадав опасения. – Днем охотятся где-то, на ночь приползают. Никто же из-за аномалии в качестве жертвы здесь оказаться не может, вот и приходится напрягаться паучкам. Причем фишка в том, что охотятся они на Большой Земле.

- Какие по размеру?

- Ну, я когда в последний раз видел – длиною с человека. Эмм… еще пришлось тут яйца им раскокать. Кстати, остатков нет. Сами, наверное, сожрали. Каннибалы, блядь, ничего святого.

И наконец сумрак рассеялся, показался свет в конце тоннеля. Перед самым выходом Мороз остановился и весело спросил:

- Видишь аномалию?

- Нет.

- А она есть.


Юга удивился, насколько непохож Мороз-сталкер на Мороза-лектора. На занятиях этот седоватый сморчок был скучным, когда нудным голосом объяснял различия детекторов или описывал наружность мутантов. Большинство курсантов наглейшим образом дремало под его бубнеж, а Мороз, в свою очередь, делал вид, что ничего не замечает. Ни до кого не докапывался попусту, в свободное время либо пил чай у себя в каморке, либо трепался о чем-то с дежурно-молчаливым майором-эсбэушником.

А на границе Зоны Мороз преображался: речь наливалась уверенностью, кровь приливала к морщинистым небритым щекам, даже спина выпрямлялась. Старый сталкер начинал отпускать шуточки, по причине и без. Может, адреналин и предвкушение близкой опасности делали его таким, Юга и сам помнил, как организм внутренне мобилизуется во время выполнения очередной служебно-боевой задачи. Ушки на макушке, чувства обострены до предела.

Мороз неторопливо перебирал болты заскорузлыми пальцами, будто задумавшись.

- Оп! – первый болт по правому краю. Резко изменил траекторию и скорость, отлетел вбок, раскаленный докрасна. Второй болт полетел в середину, но и его постигла та же участь. Резкий щелчок удара об бетон, металлическое изделие улетело наружу рикошетом. Юга проводил его тоскливым взором и уставился на близкие, казалось бы, макушки деревьев.

Третий и четвертый болты свободно пролетели вдоль левой стороны трубы.

- Повезло, - сказал Мороз, снимая рюкзачок. – Как была, так и осталась… Боец, делай как я.

В кармане его камуфляжной куртки что-то стрекотнуло.

- Счетчик?

- Счетчик… - кивнул старый сталкер, лег на спину и пополз к выходу, вжимаясь в бетон. Уже на краю он аккуратно перевернулся на месте, ухватился за скалистый уступ над злосчастной трубой и стал тянуться наверх.

Юга последовал его примеру, прежде передав спутнику его рюкзак. Проползая около невидимой аномалии, молодой сталкер ощутил, будто все волосы на голове и теле слегка вздыбились. «Тихонечко, тихонечко, пронеси Господи…». Считанные миллиметры до смерти.

Высота оказалась не такой уж и большой: метров восемь-десять. Внизу все заросло кустарником, Юга рискнул бы и прыгнуть, надеясь на их мягкость и на то, что сумеет вовремя сгруппироваться. Вот только воздушное пространство над этими кустиками выглядело совсем неправильно: искажения, марево, как от горячего асфальта.

Поэтому он вздохнул и тоже полез на обрыв. Мороз уже сидел наверху, с довольным видом курил вонючую дешевую сигарету, руку не протянул.

- Сам. Всё – сам, - развел он руками.

- Спасибо, товарищ… - буркнул Юга, пытаясь нащупать ногой опору. Три резких рывка – и молодое тело пружинисто вынырнуло рядом с Морозом.

- О-о, альпинист, - с деланным восхищением протянул тот. – Кури, минут пять есть у нас.

Юга сел рядышком и с наслаждением присосался к фляге с водой. Затем оглянулся: кругом лес, внизу болота с буйно разросшимся камышом. И почувствовал, как разнится небо здесь и на Большой Земле. В Зоне оно прямо давит на тебя своей тоскливой серостью и выглядит как-то блекло, словно на старой картинке.

- Здесь, хлопчик, воду сливали с рыбхоза, - стал объяснять Мороз. – А на этих болотах до недавних пор тусовались странные пацаны с группировки «Чистое небо».

- Нашли местечко, - покрутил головой Юга. – Что, других мест не было –комаров кормить?

Мороз прищурился с хитрецой:

- Э-э, не скажи… Суди сам: до Большой Земли близко, добраться сюда из-за плотной аномальной сетки затруднительно. Хотя, бандосы тут пытались свой Шелковый путь организовать, понимаешь… Если бы с «Чистым небом» договорились по-людски, может, и срослось бы. Но, не договорились, судя по всему. Пальба была – у-у-у! Все болота на ушах стояли.

- А этих, из «Чистого неба», тоже не стало, что ли?

- Можно и так сказать, - помрачнел Мороз и вздохнул: - Толковые ребята были, а погибли хер пойми за что и как.

Юге вдруг задумался: до чего же непонятен этот человек, сидящий в полуметре от него. С чекистами дружит, лясы с ними точит, с обычными сталкерами якшается, кто-то рассказывал, что и с блатными общается запросто. Теперь вот – «Чистое небо» какое-то. И как ему еще головенку не открутили?

- А ты с ними корешился что ли? – спросил Юга.

- Да ну, брось… Вот тут неподалеку база их стояла основная, туда кого попало не пускали. Так, знаешь, на уровне «Здрасьте-до свидания-куревом не богат?». Но люди там были достойные, с репутацией. Секи: возле Кордона стоят вэвэшники. Захотели бы – до этого места дотянулись. Однако же не стали?

Мороз вскинул руку с часами и промычал, глянув на циферблат:

- Мда, запизделись мы с тобой. Подъем, нах… Будем по тропинке спускаться. Авось, получится.


* * * *


Спуск занял больше времени, чем прикидывал Мороз – из-за проклятых «электр», расстелившихся по склонам. Благо, что сами аномалии видны были отчетливо, а вот сектор охвата пришлось замерять болтами. Последнюю «электру» вообще решили проскочить, разрядив на несколько секунд.

Нравился старому сталкеру его спутник. В меру молчаливый, ненужных телодвижений не совершает, идет след в след. И вместе с тем Мороз помнил, что в рюкзаке лежит кое-какой груз, спрятать который нужно будет незаметно от глаз курсанта.

- Присмотрись к парню, - заметил Дегтярев на днях. – Обкатай в боевой обстановке и скажи: будет ли из него толк.

- Там, где боевая обстановка, сам не хожу и другим не советую, - ответил Мороз, недовольно нахмурив брови. – Я свое отвоевал.

- Зарекалась коза в огород не ходить…

Пиздишь, майор. Хотел бы пороху нюхнуть – пошел бы к Мюллеру, когда тот приглашал. «На нормальную жизнь заработаешь, Мороз, - убеждал его Мюллер. – Или ты мне не доверяешь? Мне?!».

«Да не в том-то дело, - ответил сталкер. – Ты на себя посмотри. На бойцов своих. Что-то я не вижу нормальной жизни. Слухи вот доходят, правда. Плохие слухи».

«Лирика все это, - отрезал Мюллер и скрипнул зубами. – Все одним миром мазаны, а святой из тебя не получится уже. Или все надеешься? Помнишь, как с трупа обувку-то снимал, а?».

Не хотел Мороз с ним лаяться попусту. «Зачем, Мюллер? Нас же и так осталось мало, зачем тебе все это? Сколько бабла нужно заработать, чтобы ты успокоился?».

«Вот дурной, разве в бабках дело?».

Ой, не для спасения же души пошел ты в наемники. Или все-таки – да? Решил продолжить войну с Зоной? Тогда тебе лучше бы податься к Таченко – твоему приятелю, одному из вождей «Долга». Твой приятель – и мой сосед. Забавные выкрутасы судьбы.

Вспомнилось, как иголкой в сердце: года полтора назад случайно встретил группу, возглавляемую Таченко, около Армейских Складов. «Должники», вероятно, возвращались откуда-то из предсердия Зоны, усталые, мокрые от дождя. Все бы ничего, только Мороз с удивлением опознал в третьем кваде физиономии Мюллера и двух его приспешников. Эвона как… Таченко был рад неожиданному появлению старого сталкера, постояли в сторонке, потрещали о своем, тет-а-тет. Показалось или нет, только все это время Мюллер, прямо-таки со злостью и страхом что ли, наблюдал за бывшими соседями. Расспрашивать Таченко насчет целесообразности шляться под ручку с наемниками Мороз постеснялся, мало ли, какие хитросплетения бывают. У каждого свой путь в войне с Зоной, сам же Мороз давно простил Ей все и взял курс на нейтралитет, может, потому и живой до сих пор.


- Так, ну-ка, ну-ка… - Мороз присел на корточки и приник к окулярам бинокля.

Неподалеку среди камышей доживал свой век дряхлый рыбацкий домик на сваях, с помостами и трухлявой лодкой в мутной воде. До базы «Чистого неба» рукой подать. Интересно, кто-нибудь уже шерстил ее, осиротевшую?

- А зверье тут водится? – тихо спросил Юга откуда-то сзади.

- А как же, - в тон ему ответил старый сталкер. – Ну хавроньи всякие, собаки. Да и в воде, говорят, всякая нечисть водится. Ты глянь на вон тот дуб, как будто обожжённый. Вишь, скрючился, падла? Держись подальше, не вздумай подходить ближе чем на три метра.

- Эмм…

- Ловушку он там устроил. Это уже и не дуб, а так… Щупальца под землей прячет, если подойдешь, значит, ухватит за яйца и к стволу тебя прижмет. Потом смолой заливает – и все, будешь перевариваться так с недельку.

Не понимал Юга, как можно в таких местах бродить без оружия. Руки аж зудели. Ну, глупо же надеяться на перочинник в кармашке, когда даже болото шкворчит враждебно и таниственно: ух, сожру я вас!

Двое сталкеров подкрались к домику. Счетчик молчал. Мороз счел это за добрый знак.

- Карауль здесь, - приказным тоном обронил он и рысью метнулся на помост. Заглянул мимоходом в домик: совершенно пусто, грязный пол с присохшими водорослями и густой рыбный душок. Оглянулся на курсанта: тот прилежно сканировал местность, опершись спиной на валун. Ну-ну, не отвлекайся… Мороз хмыкнул и стал ощупывать потолок. Снял две доски, кем-то заранее подпиленные, на одной из них был налеплен почерневший комок жвачки. Флэшка, как и говорил майор.

Рюкзак в проем, доски на место. Откуда-то с левого берега раздался резкий визг из зарослей.

- Сюда! – рявкнул Мороз в окошко.

Юга послушно вскочил и укрылся в домике. Сваи чувствительно тряхнуло. Через минуту на чистое от растительности пространство выбежала молодая плоть с безумными шарообразными глазами, следом за ней, рыча от нетерпения, пронеслось несколько слепых псов.

- «В мире животных», отвечаю… - прокомментировал Мороз, запихивая флэшку в кожух детектора. – Переждем маленько, и назад пойдем. И кстати, ответь: нужен тебе был автомат в этом походе?

- Ну…

- Ясно. Не наигрался в войнушку, парень? – с непонятной для Юги злостью вопросил Мороз. – А вот прикинь последствия: щас бы ты со страху дал очередь по этим тварям и пиздец – приехали, дальше без билета. Знаешь, мать твою, как терпеливо кабысдохи здешние ждать умеют? Хуюшки тебе, а не Периметр, куковал бы здесь, пока с голоду не окочурился. И неизвестно кто еще мог бы на звук выстрела сюда пришкандыбать, полюбопытствовать: а кто у нас сегодня вкусный долбоебушка?

- Да понял, понял, - глухо сказал курсант, в который раз потупившись.

Мороз внимательно сощурился и, уже ослабив напор, закончил:

- Пойми: есть вещи хуже фронта и окопов. Ну, Зона, например. Я поболее тебя говна видел, могу уже мемуары писать. Когда в Зону войска бросали, знаешь, сколько выжило в процентном соотношении? Пятнадцать-двадцать процентов, блядь! А почему? А потому что с помпой, с шумом и гамом входили, на броневиках и с авиацией. Наш добробат по кустам шкерился, старлей один, осназовец из разведки, вытащил ситуацию. Так мы и поставленную задачу выполнили, и даже на Большую Землю выбрались без больших потерь, по сравнению с другими батальонами – хуйня.

Сталкер ностальгически вздохнул о чем-то своем и достал пачку сигарет.

- Перекурим и пойдем, - сказал он покрасневшему Юге и прислушался. – Вроде угомонились.


Курсы подготовки военсталкеров для обеспечения безопасности будущих научно-исследовательских экспедиций были развернуты в детском лагере. Хуторок этот эвакуировали давным-давно, так что вокруг царила тишь да гладь. Зона была в непосредственной близости, отделяемая от внешнего мира оцеплениями, блокпостами и колючей проволокой.

В курсанты принимали лиц мужского пола с физическими данными, позволяющими работать в полевых условиях – только после прохождения придирчивой медкомиссии вкупе со штатным психологом. Второй пункт: отсутствие судимости и претензий со стороны спецслужб. Третий пункт: обязательное наличие армейской службы за плечами кандидата, особое предпочтение отдавалось имеющим реальный боевой опыт.

Сначала их было двадцать пять. Потом осталось двадцать, восемнадцать, семнадцать. К кому-то все-таки приезжали с хитрыми вопросами особисты и опера из уголовного розыска, кто-то ушел сам – после первой показательной экскурсии в Зону. Никого не удерживали и никому не обещали золотых гор.

Наконец осталось пятнадцать курсантов. Они жили в режиме казармы, питались в столовой, носили одинаковую форму, спали на двухъярусных казенных койках. Два месяца – срок подготовки.

Занятия по БСП, тренировки, стрельбище на сровнявшемся картофельном поле. Лекции.

Пятерка курсантов отправилась на практику: усиление «дикого» КПП. «Дикого», потому что расположен он был за Периметром и в удалении от сил оцепления. В тылу врага, так сказать. Перед Выбросом пошел очередной гон из центра Зоны к окраинам, в результате одного курсанта буквально разорвали, когда тот по глупости принял решение несвоевременно покинуть бункер. Наглядный пример – как и положено, на крови. Осталось четырнадцать. С опустевшей койки над старшим курсантом, бывшим омоновцем, незаметно убрали спальные принадлежности, пока все были на обеде.

Могло остаться и тринадцать, но…

- Чем быстрей вы поймете, что здесь вам – не там, тем дольше проживете, - поведал Мороз на одной из лекций. – Аномалия – не растяжка, доподлинно неизвестны те законы физики, которым она подчиняется, а потому никакой детектор не даст стопроцентной гарантии. Впрочем, - странно обиженным тоном продолжил сталкер, - повезло, что вы попали сюда в более поздний период, когда хоть что-то изобрели для выявления аномальной активности.

- Какие детекторы самые надежные? – спросил старший курсант с позывным «Буч».

Мороз пожал плечами:

- На этот счет однозначного ответа нет. Знаете, есть и такие сталкеры, что по старинке ходят с гайками-болтами, иногда цепляют к ним нить или леску. Не доверяют всяким ноу-хау, тем более техника любит чудить в Зоне. Кстати говоря, я лично наблюдал случаи, когда детектор старого поколения (а именно звуковой допотопный «Эхо») обнаруживал аномалии, которые прошляпил хваленый «Велес». Особенно часто это происходит в ситуациях с наиболее неспокойным электромагнитным полем – подвижные аномалии, электрические…

Дверь распахнулась с противным скрипом.

- Здравия желаю, - поприветствовал курсантов майор СБУ Александр Дегтярев.

Сидящие мстительно промолчали, потому что этот курирующий офицер бывал здесь редко, наездами, а когда появлялся, то любил подвергать какого-нибудь парня неторопливому допросу. Делал он это вдумчиво, со знанием дела и вежливой улыбочкой, методически заставляя бледнеть или краснеть допрашиваемого. Безгрешных-то не существует, а в личных делах всегда есть пробелы, которые этот чекист умудрялся восполнить. В самом начале подготовительных курсов несколько ребят даже договаривались устроить «темную» майору, по-старинке завернув тому его же полушубок на голову. Но потом поостыли, поняли, что последствия тут будут пахнуть не просто исключением и волчьим билетом.

Дегтярев пружинистой походкой двинулся на середину актового зала, откуда вещал Мороз, они пожали друг другу руки.

- Тебе чего, Палыч? – осведомился сталкер.

- Курсант Югаев мне нужен. Буквально на минут десять.

- Забирай. Только сильно не бей.

- Вот еще, сапожки пачкать… Югаев кто? – майор обвел взором шушукающихся курсантов.

Юга вздохнул и встал. «Пиздец, вот и до тебя добрался…» - прошептал кто-то сбоку.

- Ком цу мир, - призывно махнул рукой чекист и вышел.

Кабинет ему выделили – оторви и выбрось, переделанная кладовка. Ни развернуться, ни повернуться – стол советский, несколько табуреток, на стене календарь с полинявшим серпом и молотом. Под столом майор оборудовал сейф с картотекой, в которой хранились личные дела курсантов.

- Душно тут у Вас, - бормотнул Юга, без разрешения пустившись на табурет.

- Есть такое дело… - согласился Дегтярев, ковыряясь под столом. – Горничная, понимаешь, в запое. В творческом, само собой. Знаешь, что пишет? Пишет, как один из курсантиков забыл указать действительное место службы в рядах вооруженных сил.

- Эмм…

- А чего мычать теперь? – Дегтярев нашел нужную папку и демонстративно шлепнул ею по поверхности стола, аж пыль взвилась. – Ты в подчинении у кого был, спецназ?

- У Министерства обороны, - буркнул Юга, опустив взгляд.

- Ой, спасибо… Просветил. Та-ак…угу… - майор листнул несколько страниц. – Времени мало, изложу экстрактно: умолчал ты о службе под крылышком эфэсбэ зря. С одной стороны, СКВО, антитеррористическое подразделение. Но с другой, все-таки ФСБ. Как ни крути, допустить тебя к нашим занятиям не могли.

- Уголовному преследованию не подвергался, - набычился курсант.

- Все временно, май френд. Мы ж тут тоже не лаптем щи хлебаем – выход на «соседей» есть. Вот я и обменялся оперативной информацией. А ты, оказывается, тот еще фрукт!

Майор бережно взял за уголок фотографию из личного дела, показал ее собеседнику:

- Видишь горячих «кауказских» джигитов? А где это они стоят, знаешь? Перед баром «Радон», сержант Югаев. Так-то… Старая дружба не вянет, я понимаю? Нам здесь своих вендетт по горло, так ты еще свою притащил!

- Я так понимаю, - сырым голосом спросил Юга, - моя подготовка окончена?

- Правильно понимаешь. Почти. Подумай сам и хорошенько: в безопасности ты сейчас или нет? После курсов отправят тебя охранять какую-нибудь сраную экспедицию. Будешь сидеть на голом окладе – никаких бонусов и «боевых». Подопечные станут таскать артефакты туда-сюда, которые стоят немало. Сможешь удержаться от плохих поступков? Ах да, эти твои джигиты предлагают всем подряд пачку зеленых гривен в обмен на тебя – желательно, живого. Кто-нибудь да согласится, как бы еще конкурс не начался. Центр Зоны закрыт, времена голодные.

Юга озадаченно почесал белобрысую макушку:

- И что мне делать?

- Ну, пока думай… Свободен, сержант. Дверь закрой за собой, будь любезен.

Дубликаты не найдены

0
Годно👍👍👍 Продолжай в том же духе✊✊✊