397

Фахри

Конечно же, Фахри не был никаким колдуном и не имел никакого отношения к этой смертельной болезни, выкосившей добрую половину его племени. Но так случилось, что Фахри не только выжил, но даже не заболел, несмотря на свой возраст, который, по его воспоминаниям, приближался уже к семи десяткам. После эпидемии он остался самым старым человеком во всем племени, что, несомненно, вызвало много подозрений и перешептываний.

Людской разум так устроен, что он всегда ищет ответы на вопросы, а когда не находит их, начинает задавать вопросы другим людям. Если же и те не могут на них ответить, то событие, не поддающееся объяснению, тут же покрывается одеялом мистики и остается обрастать слухами и домыслами. Так произошло и сейчас. Не в силах объяснить происхождение болезни, люди принялись искать ее причину в происках потусторонних сил, и именно в этот момент судьба Фахри уже была предрешена. Не прошло и нескольких дней, как люди племени твердо убедили себя в том, что именно Фахри стал причиной всех их бед, и в том, что именно он с помощью темных сил впустил в племя смерть.

Как ни странно, но именно это ложное убеждение и уберегло самого Фахри от расправы. Во всем племени не нашлось ни одного человека, который захотел бы убить могущественного "колдуна" собственными руками, поэтому было принято решение просто изгнать его из племени.

Эту новость Фахри воспринял спокойно. Он знал, что ни один человек в мире не в состоянии объяснить что-то толпе, убежденной в своей вере. Даже если они ошибаются. Выслушав решение совета племени, он отправился домой и, взяв с собой немного вяленых фиников, флягу воды, огниво и вязанку хвороста, навсегда покинул свое племя, в котором прожил всю свою жизнь. Конечно же, он понимал, что изгнание - это верная смерть, но так же он осознавал, что она наступит гораздо быстрее, если он воспротивится решению соплеменников и останется дома.

Фахри был из племени бадави, обитателей пустыни, поэтому не имело никакого значения - какой путь он выберет. Так или иначе, ему было суждено погибнуть в песках, поэтому, немного поразмыслив, Фахри решил идти на закат солнца. Ему показалось это символичным. Когда солнце скрылось за горизонтом и песок под ногами стал остывать, Фахри решил устроиться на ночлег под старым сухим деревом, скелет которого невесть как уцелел под натиском ветра, песка и жары. Разведя костер, он уселся напротив него и принялся жевать финики, глядя на то, как ветер пытается сбить пламя и сделать ночь ночью.

Опершись спиной о ствол дерева, Фахри уснул, но не прошло и часа, как что-то его разбудило. Он принялся озираться по сторонам, так как явно чувствовал чье-то присутствие рядом с собой, но никого не увидел. Он попытался уснуть еще раз, но бесполезно - чей-то пристальный взгляд он чувствовал кожей и это не давало ему покоя.

- Выйди к огню, кем бы ты ни был! - выкрикнул он в темноту, но ничего не услышал в ответ. Даже ветер стих, наблюдая за тем, что же произойдет дальше.

Фахри снова осмотрелся по сторонам, но за границей круга от костра невозможно было ничего разглядеть. В конце концов, какая разница, подумал он, даже если это злые люди и они хотят меня убить - пусть будет так. Чем быстрее всё закончится, тем лучше. Он закрыл глаза и снова погрузился в сон, но он был неспокойным и тревожным. Когда он проснулся, чтобы подкинуть в костер еще несколько веток, он наконец увидел того, кто так внимательно наблюдал за ним из темноты.

Напротив него, на самом краю света от костра стоял лев. Увидев его, Фахри замер. Лев, в свою очередь, рассматривал человека. Фахри сразу заметил, что тот выглядит, мягко говоря, неважно. Было заметно, что из его когда-то густой гривы были вырваны куски шерсти, а оставшаяся висела грязными клочьями, в некоторых местах покрытая темными пятнами. Бока льва впали и были похожи на доску для стирки из-за торчавших из них ребер. Морда льва была покрыта свежими ссадинами и порезами, под которыми запеклись струйки крови, а левый глаз загноился и, судя по всему, уже совсем ничего не видел. Это был старый лев, который, скорее всего был изгнан из своего прайда после жестокой битвы с молодым соперником, который теперь занял его место, получив то, что заслужил по праву - власть, самок и уважение других молодых львов.

Фахри, не сводя глаз со льва, вытащил из костра горящую палку и, выставив ее перед собой, поднялся на ноги, прижавшись спиной к дереву. Лев наблюдал за его действиями с каким-то равнодушным интересом. Склонив голову набок, он повернул ее так, чтобы видеть человека здоровым глазом и не пропустить ни одного его движения. Фахри тоже молча наблюдал за действиями льва. Он понимал, что здесь, в пустыне, ему никто не поможет, если лев решит напасть на него. Через несколько минут этого немого противостояния, лев облизнулся и сел на задние лапы. Это движение не было похоже на подготовку к броску, поэтому Фахри опустил горящую палку и последовал примеру зверя, снова сев на песок.

- Я вижу, что ты голоден, - произнес Фахри, - но у меня нет ничего, чем бы я мог с тобой поделиться, кроме этих фиников.

Лев еще раз облизнулся и, раскрыв пасть, высунул язык, как будто смеясь над словами человека.

- А, тебя веселит то, что я предлагаю тебе финики, когда сам являюсь твоей едой? - произнес Фахри. - Да, наверное, ты прав. Будь я на твоем месте, я бы тоже смеялся.

Он замолчал, не сводя глаз со зверя.

- Тебя тоже изгнали из твоего племени? - наконец спросил он, - Да, я вижу, что это так, можешь не отвечать. Знаешь, а ведь мы похожи с тобой. И тебе, и мне осталось совсем немного. Не пройдет и нескольких дней, как мы оба будем мертвы. И мы с тобой это понимаем.

Лев глухо зарычал.

- Ты боишься смерти? - как будто отвечая на недовольный рык, спросил Фахри. - Знаешь, несколько часов назад мне казалось, что я ее не боюсь. Я решил, что встречу ее здесь, под этим высохшим деревом. Скоро у меня закончится вода и еда и мне ничего не останется, как умереть. И я принял эту мысль спокойно, ведь другого пути у меня нет, но... Странная штука. Я увидел тебя и мне теперь совсем не хочется умирать, хотя вроде бы ничего не изменилось - я все так же обречен, как и несколько часов назад.

Лев снова рыкнул, как будто отвечая что-то человеку на своем языке.

- Да, я знаю. Ты думал о том же, - кивнул Фахри. - Ты тоже готовился к смерти и уже принял ее, но вдруг увидел меня. Скажи, тебе ведь тоже перехотелось умирать, да? В тебе проснулась надежда и ты подумал о том, что съев меня, ты еще поживешь?

Лев взмахнул хвостом.

- Разве это не странно? Мы оба - мертвецы, но увидев друг друга, мы захотели вернуться к жизни. Неужели смерть настолько ненавидит смерть? - Фахри провел ладонью по песку и снова посмотрел сквозь огонь на зверя. - Что ты будешь делать, лев?

Лев поднялся на лапы, издав при этом какой-то жалобный рык, и, несколько секунд поразмыслив, шагнул по самому краю круга от огня. Заметив его маневр, Фахри переместился так, чтобы костер продолжал оставаться между ними. Лев продолжил свой путь по кругу и только сейчас Фахри заметил, что тот сильно хромает на заднюю лапу. Видимо, молодой самец в битве за звание вожака прокусил ее старому льву. Тем не менее, лев настойчиво двигался к своей цели и единственному шансу выжить. Через несколько минут человек и лев поменялись местами. Лев, обнюхав флягу с водой и мешочек с финиками, фыркнул и посмотрел на человека.

- Тебе не нравится моя еда? - произнес Фахри. - Я понимаю, это не совсем то, чего бы ты хотел.

Лев еще раз фыркнул и вдруг, резко прижавшись к земле, прыгнул через огонь на человека. В годы своей молодости он бы уже рвал на куски свежее мясо, но старость, голод и больная лапа сделали свое дело - не долетев до Фахри нескольких метров, он упал на песок, угодив лапой в огонь и осветив пустыню снопом искр, взметнувшихся из костра. Фахри тут же оказался по другую сторону от огня, прижавшись к дереву.

- Нет, лев, так просто ты меня не возьмешь! - снова выхватив из огня горящую палку, произнес он.

Лев же, осознав свой промах, зарычал и принялся слизывать обгоревшую шерсть со своей лапы. В эту ночь он больше не предпринимал попыток к нападению, хоть и пытался иногда подловить человека и обойти злой огонь, чтобы напасть на Фахри. Тот же был начеку и тут же менял свое местоположение, увидев очередной маневр льва. Уже под утро лев лег на песок и уснул. Фахри долго наблюдал за ним, предполагая, что это очередная уловка зверя, но сам не заметил, как и его глаза закрылись. Старость брала свое.

Почему-то старики всегда спят меньше молодых. Быть может, при приближении смерти они все ярче чувствуют вкус жизни и начинают понимать, что количество часов в сутках ограничено и чем меньше ты проспишь, тем больше времени останется на то, чтобы насладиться остатком жизни. Открыв глаза через пару часов, Фахри снова увидел перед собой льва. Тот все еще лежал на песке и зевал во всю свою пасть. Видимо, он тоже только что проснулся.

- Тебе что-нибудь снилось, лев? - спросил Фахри, отпив воды из фляги. - Мне уже давно ничего не снится. Это странно, ведь у нас, стариков, гораздо больше воспоминаний, чем у молодых, правда?

Лев снова зевнул и зарычал.

- Да, мне тоже иногда снится молодость, - кивнул Фахри, - но это бывает так редко, а сны выглядят такими смутными, что я тут же их забываю. А иногда хочется снова почувствовать себя молодым, правда? Сны - это единственная возможность вернуться в прошлое. Жаль, что они приходят так редко.

Он поднялся на ноги и лев тут же последовал его примеру.

- Вчера я хотел умереть здесь, но ты ведь не дашь мне сделать это спокойно, - снова обратился ко льву человек. - Я пойду дальше, в пустыню. А ты попробуй выйти из нее и найти себе еду. Быть может, тебе удастся поймать какого-нибудь зверька и вырвать у смерти еще один день жизни.

Фахри топнул ногой по песку, пытаясь отогнать зверя, но тот лишь опустил голову. Тогда человек поднял с земли камень и бросил его в зверя. Лев попытался увернуться от него, но у него это не вышло и камень больно ударил его по ребрам. Взвыв от боли, он оскалил пасть и опять бросился на Фахри. Единственное, что тот успел сделать, это выставить перед собой руки и сделать шаг назад. Впрочем, этого было достаточно. Льву снова не хватило сил для завершающего броска. Полоснув когтем по руке человека, он приземлился на песок и снова взвыл от боли. Прокушенная лапа подвернулась и лев рухнул на песок. Этих секунд хватило, чтобы Фахри смог отбежать на несколько метров от раненого зверя.

- Послушай, лев. Разве ты не видишь, что мы с тобой слишком стары, чтобы убить друг друга? - тяжело дыша, спросил Фахри. - Ни у тебя, ни у меня не хватит на это сил. Давай разойдемся по-мирному? Ты уйдешь туда, где я не буду соблазнять тебя мясом своего тела, а я останусь здесь, у этого дерева, чтобы встретить свою смерть?

Лев со стоном поднялся на ноги и молча направился в сторону человека. Было видно, что каждый шаг дается ему с трудом, но в его здоровом глазу отражалось страшное лицо голода, которое из века в век заставляло всех живых существ на планете совершать, порой, самые необдуманные и отчаянные поступки.

- Ну что ж, - убедившись в решительности льва, произнес Фахри, - если ты решил, что мы должны встретить смерть вместе, так тому и быть. Возможно, что вдвоем нам не будет так страшно.

С этими словами он зашагал по песку вглубь пустыни, иногда оглядываясь на льва, который следовал за ним по пятам. Фахри понимал, что оставшегося хвороста ему хватит лишь на одну ночь, а фиников и воды - максимум на пару дней. Также он понимал, что еда вряд ли понадобится ему в ту ночь, когда он не сможет развести костер. И это станет последней ночью в его жизни.

Фахри шел весь день, иногда останавливаясь, чтобы немного отдохнуть. Старому больному льву тоже требовался отдых и, увидев, что человек остановился, он тут же садился на песок и зализывал рану на своей лапе. Когда солнце уже приблизилось к горизонту, Фахри развел костер и сел у огня, медленно пережевывая финик и наблюдая за львом, который рухнул на песок после долгого и изнурительного перехода. В эту ночь оба спали крепким сном, а когда взошло солнце, они отправились дальше. Впереди шел человек, который из последних сил пытался оттянуть срок своей неминуемой гибели, а за ним хромал лев, который желал того же самого.

На счастье человека, следующие ночи были звездными, а полная луна достаточно ярко освещала пустыню, чтобы увидеть темное пятно льва на ее фоне. Но свет - это не самое главное, что мог дать человеку костер. Он давал и тепло, которого Фахри теперь так не хватало. Теперь он просыпался ночью от холода и ему приходилось каждый час разминать свои мышцы, чтобы не замерзнуть. Через два дня закончились финики, а к вечеру того же дня Фахри сделал последний глоток воды из фляги.

- Она уже близко, - сказал он льву, лежавшему в нескольких метрах от него, - ты готов к ней?

У льва уже не было сил даже для ответного рыка. Он просто повернул голову и посмотрел на человека долгим взглядом. Лев был уже совсем плох - из глаза непрерывной струйкой тек гной, прокушенная лапа распухла и стала чернеть, а ребра, казалось, при неосторожном движении разорвут кожу на боках. Фахри выглядел не лучше. За эти несколько дней пустыня высосала из него остатки жизни. Каждый шаг давался ему с трудом, ноги болели и отказывались идти, а глаза различали лишь силуэты. Но ни человек, ни лев не могли остановиться. Какая-то дикая жажда жизни заставляла их двигаться вперед. И пусть их мотивы кардинально различались - лев хотел съесть человека, а человек бежал от льва, но цель у них была одна - выжить. Хоть оба уже и понимали, что не выживет ни тот, ни другой и этот путь не имеет смысла.

Весь следующий день они снова шли. Шатаясь из стороны в сторону, падая и снова поднимаясь, два живых мертвеца продолжали свой путь то ли от смерти к жизни, то ли наоборот - от жизни к смерти. Поднявшись после очередного падения, Фахри открыл глаза и увидел перед собой бархан. Он не был слишком высоким, но сейчас даже такое препятствие было для него непреодолимым. Он обернулся и посмотрел на льва. Тот уже не шел, а полз за человеком, из последних сил перебирая лапами. И Фахри тоже пополз. Песок уходил из под его рук, но он продолжал свой путь наверх. Когда до вершины оставалось несколько метров, силы покинули его. Перевернувшись на спину, он посмотрел вниз. Лев уже не двигался. Он просто лежал и смотрел на человека.

- Она уже здесь, лев, - прошептал Фахри, но тот вряд ли его услышал.

Собрав последние силы для рывка, Фахри все же преодолел гребень бархана. Сначала ему показалось, что он уже умер и видит перед собой рай, но мотнув головой из стороны в сторону и протерев ладонями глаза, он увидел в сотне шагов от себя оазис. Он видел тень от зеленых листьев деревьев, он видел людей и верблюдов, которые, судя по всему, совсем не испытывали ни голода, ни жажды.

Неизвестно откуда у людей берутся силы, когда кажется, что их уже нет совсем. Фахри поднялся на ноги и почти побежал к оазису. Спотыкаясь и падая, скрипя песком на зубах, но он все же добрался до него. Бросившись к колодцу, он наконец-то прильнул губами к воде и пил, и пил, и пил, но никак не мог напиться. Но вдруг он замер и, схватив флягу, висевшую на его поясе, набрал в нее воды и бросился обратно в пустыню.

- Лев! Лев, очнись! Лев, она ушла, лев!
Он стоял на коленях перед львом и, схватив его огромную голову, пытался открыть пасть, чтобы напоить того водой. В какой-то момент лев открыл глаз и посмотрел на человека долгим тоскливым взглядом. Затем, приоткрыв пасть, он сжал в зубах руку Фахри, но на этом его силы иссякли.

- Не умирай, лев! - кричал Фахри и тормошил зверя. - Ты хочешь съесть мою руку? Ешь ее, лев! Только не умирай! Я прошу тебя, лев... Я отдам тебе обе свои руки, только не умирай!

Из глаз Фахри брызнули слезы. Он обнял голову льва и прижался к ней своей головой.

- Не умирай, лев. Пожалуйста... - прошептал он, - ты не можешь оставить меня здесь одного.

Но лев был мертв.

***
Племя, которому принадлежал оазис, находилось не в самых лучших отношениях с бывшим племенем Фахри, поэтому, когда он рассказал людям историю своего изгнания, те приняли его к себе. Фахри прожил долгую жизнь и часто вспоминал того, кто, пытаясь его убить, заставил бороться за жизнь и не сдаваться, но погиб сам, подарив свою жизнь человеку. Фахри уже давно умер, но я верю, что где-то в пустыне они снова встретились и уже никто и никогда их не разлучит.
Фахри и его Лев.
Лев и его Фахри.

©ЧеширКо

Дубликаты не найдены

+29

Сук... Льва жалко до слез. Но наивно было бы мне полагать, что они подружатся и будут вместе гулять по пустыне.

раскрыть ветку 2
+13
Почитайте произведение "Пещерный лев", для лучшего понимания можно прочесть первую часть : "борьба за огонь" (Но там не про кису).
ну и так-то если есть интерес к животным, то Сэтон-Томпсон писал шикарные произведения.
ну а если совсем охота упороться в тематику дружбы зверя и человека, то есть цикл романов "Дети земли".
правда там в том числе эротическая новелла :)))) но это совсем не мешает классному сюжету и интересным персонажем.
+3

А хотелось бы

+13
Фабула напоминает Любовь к жизни Джека Лондона.. Момент, когда ГГ против старого волка был.
раскрыть ветку 1
+4

Да да, сразу подумал именно об этом рассказе

+12
Иллюстрация к комментарию
+7

Я не очень сентиментален, и мне мало что нравится у ЧеширКо, но этот рассказ - это охренеть просто. Шедевр, не побоюсь этого слова.

+2

Рассказ с моей фамилией оО

раскрыть ветку 32
+3

Зовите меня тоже каждый раз, пожалуйста! Иногда пропускаю его рассказы, потом в ЖЖ искать приходится.

раскрыть ветку 3
0
Да просто дать согласие, что вас будут звать на разные рассказы и авторов. А так же не мешаться нам с призывами, а есди хотите поделиться то зовите меня, а дальше разберемся. У нас всё доужно организовано. А еще есть канал в телеграмме если так удобней.
0

Ну так подпишись

раскрыть ветку 1
раскрыть ветку 21
раскрыть ветку 20
+2
@Andikl @MafkaKakafka @Parkad  @Tutube
@IvaZabolotnaya  свежий Чешир.
раскрыть ветку 4
+2
Спасибо... Опять реву..
0
Точно свежий? Чувство, что я читала эту зарисовку лет 7 назад, только не помню где. Но прям слово в слово
+1
@Fraumarusya Чешир.
раскрыть ветку 1
+1

Спасибо!

+1
Читала сыну и все таки не сдержалась. Разревелась
+1
Хоть и понимаю, что это сказка. Но плачу
+1
Хорошо написано. Интересно. Почему то по настроению мне это напоминает "Старик и море"
+1
До мурашек. Спасибо!
0
Левушку жалкоооо
0

Лампово!

-3

Не досчитал. Львы в пустыне не живут, даже ради слезливого рассказчика.

раскрыть ветку 1
+8
Данный рассказ только подтвердил вашу теорию - лев умер в пустыне.
-1
"Жизнь Пи". Укороченный вариант.
Похожие посты
343

Блинчики

Теплый летний ветерок еле заметно покачивал ветви ивы, склонившейся над самой поверхностью небольшого лесного озера, по глади которого, деловито задрав клюв, плыла дикая утка, выгуливающая отряд маленьких утят, выстроившихся ровной колонной за своей мамой.

Постояв пару минут у воды, Смерть присела на берег и, бросив еще один взгляд на утиное семейство, опрокинулась на спину, раскинув руки в стороны. Впервые за долгие годы она решила позволить себе насколько часов отдыха на природе. Огоньки глаз во тьме ее капюшона вместо привычного алого цвета, как будто впитав в себя цвет неба, вдруг превратились в две бирюзовые бусинки. Блеснув двумя яркими огоньками, они погасли, затем снова слабо засветились и через секунду окончательно растворились в темноте капюшона. Смерть засыпала и в этой полудреме ей уже начал чудиться какой-то сон, но отдыху не суждено было случиться.

- Здрасти! - рявкнул кто-то над ухом так громко и неожиданно, что Смерть в ту же секунду оказалась на ногах, оглядываясь по сторонам.

Быстро придя в себя, она сфокусировала моментально покрасневшие огоньки глаз на бесцеремонном нарушителе спокойствия. Засунув руки в карманы шорт, прямо перед ней стоял мальчишка лет десяти и, подбрасывая в руке камешек, улыбался так, как будто ему только что подарили целый ящик мороженого.

- А вы настоящая? - как ни в чем не бывало спросил он.

Смерть смерила мальчишку недобрым взглядом и, ничего не ответив, направилась прочь от этого, как оказалось, неспокойного места. Но такое поведение совершенно не устроило нежданого гостя. Не успела она сделать и нескольких шагов, как почувствовала, что мальчишка, увязавшись за ней, дергает ее за полы темного одеяния.

- Вы не ответили, - переспросил он, - вы настоящая Смерть или просто решили меня напугать и поэтому надели этот костюм?

Она резко выдернула из рук маленького наглеца полу одежды и хотела довольно резко ему ответить, но, еще раз взглянув на его лицо, остановилась.

- Нет, я не настоящая.

- Так бы сразу и сказали, - ухмыльнулся мальчик, - А зачем вы надели этот костюм?

- Просто... Просто решила тебя немного напугать. Бу!

- Ха. Вообще не страшно, - рассмеялся он.

- Ну, значит в следующий раз подготовлюсь получше.

- А зачем вы хотели меня напугать?

- Просто было скучно, - быстро ответила Смерть, - А сейчас мне нужно идти. И тебе, маленький человек, тоже.

- Да подождите, - произнес он, - если вам скучно, я могу вас развеселить. Вы умеете играть в блинчики?

Глаза Смерти вспыхнули, но она тут же наклонила голову и сделала вид, что отряхивает полу своей одежды.

- Какие еще блинчики? - не показывая своего волнения, равнодушно спросила она.

Мальчик протянул ей ладонь на которой лежал плоский камешек. Еще раз подкинув его в воздухе, он поймал его тремя пальцами и, размахнувшись, запустил в озеро. Коснувшись поверхности воды, камень отскочил от нее и, сделав дугу, снова опустился на водную гладь. Но и в этот раз он не скрылся под водой, а, отпружинив от поверхности, продолжил свой полет. Лишь через несколько отскоков камень, наконец, исчез под водой.

- Семь! - хлопнув себя по коленке, выкрикнул мальчик и повернулся к Смерти, - кстати, у вас фонарики теперь зеленым цветом горят.

Смерть, наблюдавшая за этим броском, тряхнула головой и огоньки глаз снова засветились привычным алым цветом.

- Теперь ваша очередь.

Смерть заметно занервничала. Было видно, что ей тоже хочется попробовать бросить блинчик, но что-то ее останавливало.

- Вы не умеете что ли? - хмыкнул мальчик.

- Да всё я умею... - буркнула она и, наконец, решившись, подняла с берега камень.

Подкинув его в ладони точно так же, как это делал мальчик, она размахнулась и бросила камешек в воду. Даже утиный выводок, как по команде, повернул клювы, чтобы посмотреть на этот исторический бросок, но после того как камень с глухим звуком «бульк» исчез под водой, все семейство тут же потеряло интерес к происходящему на берегу.

Смерть молча смотрела на круги, которые расходились от места утопления камня, не решаясь повернуться, чтобы снова не увидеть улыбку этого маленького наглеца.

- Сразу бы так и сказали, что не умеете, - неожиданно спокойно произнес за ее спиной мальчик, - давайте я вас научу. Вот смотрите, держать камень нужно вот так, а когда замахиваетесь...

Целый час он рассказывал Смерти обо всех секретах этого удивительного волшебства, показывал различные виды замахов и бросков, а также обучал искусству выбора камешка, который даже при неудачном броске сможет сделать несколько отскоков только благодаря правильному соотношению формы и веса. Смерти обучение давалось с трудом, но когда после очередного броска ее камень отскочил от поверхности воды и уже потом затонул, она тут же подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши.

К вечеру она уже вполне овладела мастерством бросания камней и соревновалась с мальчиком почти на равных.

- Ха! Пять блинчиков! Как тебе такое, маленький человек? - выкрикнула Смерть и, изобразив что-то вроде победного танца, повернулась к мальчику, протягивая ему камень.

- А знаете сколько мой папа блинчиков выбивал? - спросил тот, готовясь к броску.

- Одиннадцать, - пританцовывая от нетерпения, произнесла Смерть, но тут же осеклась.

Она медленно повернулась к мальчику и наткнулась на его внимательный и строгий взгляд.

- Откуда вы это знаете?

- Да это я просто так сказала... - смутилась Смерть. - А что, угадала? Ничего себе! Аж одиннадцать раз? Правда? Ну даёт...

Но мальчик уже всё понял. Он смотрел на неё исподлобья, продолжая подбрасывать в руке камень.

- Да ладно вам. Я сразу понял, что вы настоящая. Выходит, что вы все это время поддавались мне?

Она хотела что-то ответить, но вместо этого взяла из ладони мальчика камень и, не глядя, запустила его в озеро. Это был идеальный бросок. Коснувшись воды двенадцать раз, камень исчез под водой.

- Понятно, - вздохнул мальчик, - выходит, что вы его все же победили.

- Но он был достойным соперником.

- Да. Доктор маме так и сказал - с такой болезнью умирают раньше.

Мальчик присел на берег и, схватив горсть мелкой гальки, с размаху запустил ее в воду.

- А можете рассказать - как он там? - после долгого молчания спросил он.

Смерть, вздохнув, села рядом с мальчиком на землю и взяла его за руку.

- У него всё хорошо, маленький человек.

- Это вы просто так говорите? Чтобы я успокоился?

- Нет, у него правда всё хорошо.

- А можно... - он покосился на Смерть, - можно мне его увидеть? Всего на пять минут.

Она сжала его ладонь в своей и покачала головой.

- Ну хотя бы на три?

- Нельзя.

- И даже на полминуты?

- Нет.

Мальчик засопел и нахмурился. Смерть взглянула на него голубыми огоньками глаз и, зачем-то оглядевшись по сторонам, склонилась над его ухом.

- Я могу передать ему что-нибудь, - прошептала она. - Что ты хочешь ему сказать?

- Правда передадите?

- Обещаю.

- Тогда скажите ему... - он задумался, - скажите, что...

Мальчик вскочил и принялся расхаживать по берегу со сосредоточенным видом, иногда останавливаясь и почесывая затылок.

- Вряд ли ему интересно, что у меня в году четверки по русскому и математике. И то, что у нашей Альмы щенята родились. Мама новую работу нашла. Про работу будет ему интересно?

Он взглянул на Смерть, но та лишь отрицательно покачала головой.

- Может тогда про то, что дядя Леша мотоцикл купил? Не новый, но зато с люлькой. Да нет, это всё не то. А если просто сказать, что я по нему очень скучаю?

Смерть пожала плечами.

- Да он и так знает, - махнул рукой мальчик, - он и сам, наверное, скучает. Надо придумать что-нибудь, чему бы он обрадовался по-настоящему. Вряд ли он обрадуется, если узнает, что я со Светкой уже не дружу. Или, что я его пилу погнул случайно.

Пока мальчик выбирал новость, которую должен был получить его отец, Смерть, чтобы не скучать, выбрала плоский камень и, замахнувшись, отправила его в озеро. Шлепнувшись двенадцать раз, он скрылся под водой. Вслед за ним полетел второй, а затем и третий. Наклонившись за четвертым камнем, она услышала за спиной спокойный голос мальчика.

- Я придумал.

- Вот и молодец, маленький человек. Говори.

Мальчик подошел к кромке воды и, прищурившись, посмотрел на круги от последнего броска, которые медленно расходились по идеально ровной глади озера. Он опустил голову, на несколько секунд прикрыл глаза, выдохнул, а затем, широко размахнувшись на слегка согнутых коленях, отправил камень в полет. Казалось, что даже время замедлило свой ход, наблюдая за этим броском.

Пять.

Утка, снова заинтересовавшись происходящим, склонила набок голову.

Семь.

Мальчик сжал кулаки и затаил дыхание.

Девять.

Огоньки глаз Смерти сузились и превратились в еле заметные точки.

Одиннадцать.

После очередного отскока камень крутнулся в воздухе, но снова коснулся воды плоской стороной.

Двенадцать.

Камень заскользил по воде, но вдруг, зарывшись острой стороной в воду, снова отскочил от поверхности и, шлепнувшись в тринадцатый раз, ушел на дно.

Время снова ускорило свой ход. Мальчик повернулся к Смерти и, гордо вскинув голову и расправив плечи, взглянул в ее глаза.

- Так и передайте. Это его точно обрадует.

Мальчик неспеша уходил по тропинке, что-то напевая себе под нос, а Смерть стояла на берегу и провожала его взглядом алых пылающих глаз. Она понимала, что обещание нужно сдержать и ей придется рассказать папаше этого наглеца, как он утер ей нос.

Она повернула голову и посмотрела на утку, будто бы ища у нее поддержки.

- Кря, - ехидно произнесла та и, заработав лапами, поплыла на другой берег, увлекая за собой своих маленьких утят.

Смерть погрозила ей кулаком и, пиная ногой камешки, побрела вдоль берега. Отдых Смерти закончился, но жизнь продолжалась.

© ЧеширКо

источник
Показать полностью
109

На кончике секундной стрелки

- Тони, тебе не кажется, что убивать людей за чертову секундную стрелку - это слишком?
- Кажется, Чак. Очень даже кажется. Именно поэтому я и пристрелил этого наглеца, который решил, что вправе указывать мне - в какую сторону должны идти стрелки часов в моем доме. Ты поможешь мне или так и будешь читать нотации?

Тони, мужчина лет пятидесяти, пыхтя и потея, пытался завернуть тело мертвого человека в ковер, но это у него не слишком получалось. Его друг, Чак, который только что стал свидетелем убийства, молча наблюдал за стараниями Тони.

- Ты же мог выстрелить ему в ногу или просто в потолок. Думаю, этого было бы достаточно, чтобы охладить его пыл.
- Чак, - поднял голову Тони, - этот тип вломился в мой дом. Ты прекрасно это видел. Он зашел сюда и сказал, чтобы я показал ему свои часы. Я не хотел показывать ему часы и вместо них показал ему пистолет, но ему это не понравилось и он сказал, что доложит куда следует. Ты предлагаешь мне подождать, пока в мой дом вломится не один идиот, а двадцать? Нет, Чак, у меня нет столько патронов.

Тони наконец удалось завернуть труп в ковер. Тяжело дыша, он поднялся во весь рост, чтобы размять затекшую спину и первое, что он увидел, было дуло пистолета, направленного ему в лицо.

***

На протяжении долгих лет шли обсуждения того удивительного феномена, который произошел в одном из маленьких городков. Газеты пестрели заголовками, телевидение разрывалось репортажами в стиле "Hot news", а всех интернет-порталах это событие в один миг стало самой обсуждаемой темой года.

В тот день время взбрыкнуло. Именно таким словом описывали это событие многочисленные журналисты, непрерывным потоком хлынувшие в городок.

На первый взгляд, ничего даже и не изменилось. Люди не стали ходить спиной вперед, солнце не взошло на западе, мертвые не восстали из могил. Просто время пошло в другую сторону. Стрелки всех часов города остановились, а затем, как ни в чем не бывало, двинулись назад. Даже электронные часы принялись отсчитывать минуты в обратную сторону.

Сначала все посчитали это чьим-то остроумным розыгрышем, но потом, удостоверившись в том, что за этим никто не стоит, в городок потянулись ученые со всего света. Улицы наводнились людьми со странными приборами в руках, они целыми сутками шатались по городу, не отрывая глаз от своих экранов, циферблатов и шкал, что-то постоянно записывая в толстые блокноты. В конце концов они просто разводили руками и уезжали домой, не в силах объяснить природу феномена. После того, как немного стихла научная эпидемия, началась эпидемия туристическая. Город запестрел нарядами всех народов мира и заговорил на разных языках. Когда-то тихое и спокойное местечко превратилось в непрерывно бурлящий поток, состоящий из туристов, продавцов, покупателей, риелторов, турагентов, фотографов и таксистов.

На запястье каждого посетителя города можно было заметить часы, на которые они с изумлением взирали. Все часы, появляющиеся в городе, тут же начинали идти в обратную сторону, стоило их хозяевам коснуться ногой перрона железнодорожного вокзала или спуститься по трапу самолёта.

Администрация города принялась потирать лапки, радуясь прибыли от туристов, которые ежедневно пополняли бюджет города внушительными суммами, но это продлилось недолго. Не прошло и нескольких месяцев, как в городе начались протесты. Группа местных жителей была недовольна сложившейся ситуацией, так как неразбериха со временем приносила большие неудобства в общении с людьми из-за «границы». Протестующие требовали привести время в соответствие с общемировым или, наоборот, общемировое время подстроить под местное.

Недовольные тут же собрали вокруг себя значительную группу поддержки. Протесты поддержали представители религии, которые считали все эти штуки со временем проявлением бесовщины. Они ходили по городу в странных одеждах и призывали людей покаяться, так как, по из мнению, конец света должен был произойти если не сегодня, то уж завтра точно. Особо впечатлительные граждане, не раздумывая, примыкали к ним, разбивая свои лбы в молитвах.

Местные политики, поначалу проигнорировавшие этот феномен, со временем разделились на два противоборствующих лагеря. Первые призывали отнестись к данному происшествию с пониманием, и воспринять ситуацию как привлекательную особенность города. Другие, поддерживаемые протестующими, требовали немедленного решения этой проблемы. Правда, путей решения, которые устроили бы всех, не предлагали ни первые, ни вторые.

В городе даже был введен комендантский час, но это не возымело никакого действия, так как одна половина города жила по новому времени, а другая отсчитывала часы в ту же сторону, что и раньше. Появились даже такие люди, которые и вовсе отрицали время как таковое. По их мнению, время, которое одновременно может двигаться в обе стороны с одинаковой скоростью, равно нулю, а это значит, что его и вовсе не существует.

К подавлению протестов были привлечены войска регулярной армии, но и та, только войдя в город, тут же раскололась на две части. Одни поддержали протестующих, так как то, что они видели на циферблатах было лучшим доказательством их правоты. Другие остались верны присяге, хотя, по мнению первых, они как раз ее и нарушили, выступив против народа.

Не прошло и месяца, как протестное движение из локального превратилось сначала в региональное, а затем и в общемировое. Жители других государств выходили на площади своих городов с акциями поддержки, которые с каждым днем становились все многочисленнее. И если изначально целью акций было вполне разумное желание не допустить кровопролития в феноменальном городе, то со временем среди толпы стали появляться люди, выступающие за новый формат времени. То тут, то там появлялись митингующие с плакатами, на которых был изображен циферблат часов за тюремной решеткой. Все чаще на улицах стали раздаваться лозунги с призывами бойкотировать привычное исчисление и отсчитывать время в обратную сторону. Производители часов не заставили себя долго ждать и в считанные дни рынок наводнился хронометрами с обратным счетом. Этот товар сметался с полок магазинов.

Правительства других стран единодушно призывали не допустить кровопролития в городе и решить проблему со временем мирно, но учитывая мнение меньшинства. Тем не менее, внимательные зрители замечали, что то один, то другой представитель правительства, появлялся в кадре с часами с обратным ходом на запястье. Они будто бы ненароком демонстрировали их на камеру, чем вызывали неистовое ликование у протестующих.

С каждым днем меньшинство становилось все многочисленнее, принимая все новых и новых приверженцев смены формата исчисления времени. То, что пару месяцев назад казалось немыслимым, спустя некоторое время становилось нормой. Люди, по привычке считающие, что после девяти часов утра наступает десять часов, подвергались насмешкам. Прогрессивная же половина человечества уже давно не сомневалась в том, что половина восьмого - это когда стрелки часов указывают на 8:30, а не на 7:30, как до сих пор считали эти «отсталые».

Наконец, случилось то, что должно было рано или поздно произойти. Летним утром на главной площади города нашли тело молодого человека с многочисленными ножевыми ранениями. На его запястье обнаружили часы с обратным ходом... Мир содрогнулся от поднявшейся волны крови, обагрившей весь земной шар. Земля горела под ногами у «отсталых». Их преследовали и убивали, сажали в тюрьмы и грабили их дома, заставляли публично отрекаться от своего «времяисповедания» и просить прощения у сторонников нового хода времени. Поначалу их это просто веселило и забавило, но затем им захотелось большего и тогда кровь полилась не ручьями, а бурными реками.

Ненависть к сторонникам традиционного времяисчисления вышла из берегов. Их обвиняли в том, что они тысячи лет обманывали людей, навязывая всем свое неверное исчисление. Их заставляли публично каяться, а потом все равно убивали. Из изгоев они превратились в добычу, за убийство которой даже не было предусмотрено наказания. «Отсталые» еще пытались оказывать сопротивление, они организовывали подпольные собрания, устраивали теракты, но с каждым днем их становилось все меньше и меньше. Кого-то сажали в тюрьмы, других убивали, третьи, устав жить в вечном страхе, переходили на другую сторону.

***

- Чак, ты в своем уме? Убери ствол и помоги мне дотащить тело до реки.
Мужчина стоял посреди комнаты и, тяжело дыша, переводил взгляд с пистолета на своего друга.
- Думаю, что нам не придется тащить его куда-то, Тони.
- Ты предлагаешь оставить его здесь, в моем доме? - криво ухмыльнулся мужчина.
- Да, он останется здесь. А ты сейчас позвонишь в полицию и скажешь, что убил человека.
- Эй! Этот человек вломился в мой дом, Чак! У меня было полное право...
- Не было у тебя никакого права, Тони. Ты - «отсталый». А у отсталых нет никаких прав.
Тони нахмурился.
- Так ты же тоже...
- Был. Раньше, - перебил его Чак. - Теперь я на другой стороне.

С этими словами он медленно оголил запястье на левой руке и продемонстрировал своему другу часы с обратным ходом.
- Но это же бред, - покачал головой мужчина. - Мы столько раз с тобой говорили на эту тему, и каждый раз ты соглашался с тем, что все это чушь собачья! Какого черта ты переметнулся к ним?
- Я просто хочу жить, Тони. Я понимаю, все, что сейчас происходит в мире - это дикость и безумие, но они убивают за это безумие. Убивают по-настоящему, Тони. За чертовы стрелки часов.
- Выходит, что теперь и ты будешь убивать за них?
- Не знаю, Тони. Возможно.
- Я никогда бы не подумал, что ты на такое способен...
- На какое, Тони? Между прочим, это не я, а ты только что убил человека. Всего лишь за то, что он попросил тебя показать часы.
- Вот это ты перевернул, - удивился хозяин дома. - Вообще-то, я убил его за то, что он вломился в мой дом.
- Ты мог позвонить в полицию.
- И что? Они бы приехали, увидели бы мои часы и сами бы пристрелили меня по какой-нибудь выдуманной причине. Ты же знаешь, что полицейские сами их боятся.
- И ты решил убить человека...
- Да, Чак, я решил убить его, чтобы он и его дружки потом не убили меня! Что тебе непонятно?
- Нет, Тони. Ты убил его за стрелки часов, которые он попросил тебя показать. Выходит, что вы, «отсталые», ничем не лучше них. А может даже и хуже.

Хозяин дома смотрел на своего друга и не мог поверить в происходящее.
- Как же они смогли так промыть тебе мозги, Чак?
- Никто мне их не промывал, Тони. В любом противостоянии всегда есть две стороны. Вот такие активные идиоты, как он, - он указал глазами на ковер, - всегда умирают первыми. Их противники - такие, как ты, - умирают следом. А в живых остаются такие, как я - кто вовремя сумел выбрать правильную сторону.
- Ты убьешь меня за стрелки часов, Чак? Ты убьешь меня, своего друга?
- У меня нет другого выхода. Иначе ты просто сдашь меня полиции и расскажешь, что я раньше тоже был отсталым. К тому же, я теперь соучастник убийства человека, исповедывающего обратное времяисчисление. Ты знаешь, такие вещи не прощают. Прости, Тони, у меня нет другого выбора. Я просто хочу жить.

***

Чак шел по ночной улице, засунув руки в карманы. Остановившись у пешеходного перехода, он стал ждать, когда загорится зеленый свет.
- Не подскажете, который час? - раздался голос за его спиной.
Чак машинально вскинул руку и посмотрел на свои часы. Секундная стрелка стояла на месте, как вкопанная. Он быстро надвинул край рукава на запястье и обернулся.
- Не бойтесь, - успокоил его незнакомец и показал Чаку свои наручные часы, - Я опросил уже несколько десятков прохожих - у всех стрелки стоят на месте. Со временем снова что-то произошло. Оно остановилось.
- Выходит, что...
- Да, война окончена. Люди снова стали одинаковыми.
Прохожий сочувствующе похлопал Чака по плечу и продолжил свой путь.

Чак стоял у перехода и непонимающим взглядом смотрел на замершую секундную стрелку на своих часах. Теперь, когда она не двигалась, он никак не мог понять - каким образом этот маленький кусочек металла смог заставить людей убивать друг друга тысячами и десятками тысяч? Как она сумела превратить в безумцев все население планеты? Как эта стрелка смогла заставить его убить своего друга? Будто бы в один миг закончилось опьянение и тут же наступило тяжелое похмелье. Он сорвал часы с запястья и бросил их на асфальт.

Чак шел по городу и вглядывался в лица людей. Каждый прохожий, встречаясь с ним взглядом, виновато отводил глаза в сторону. Разбитые стекла часов хрустели под ботинками, как жизни людей, которые уже никогда не склеить. Смерть на кончике секундной стрелки окончила свою жатву и стала ждать следующего, еще более безумного урожая, который, конечно же, не заставит себя долго ждать.

©ЧеширКо
cheshirrrko.livejournal.com

Показать полностью
81

Влюбленный колдун

Каждый из нас с детства знает, что в любой деревне, на самом ее краю, всегда живет колдун. Так уж повелось, что представители этой профессии избегают общества людей, и если есть возможность поселиться как можно дальше от них, то они так и поступают. Но не все готовы жить в темных непроходимых лесах или ущельях среди скалистых гор. А вдруг заболит зуб? Или, к примеру, захочется выпить молока? Где его взять? Колдовство колдовством, но все же лучше жить поближе к людям, которые всегда смогут прийти на помощь. Именно поэтому колдуны, как правило, выбирают место для жительства хоть и на отшибе, но все же в пределах деревни.

С этим мы разобрались. Впрочем, как я уже говорил, каждый и так знает это с детства, ведь о необщительных деревенских колдунах написано огромное количество книг, сказок и легенд. Но никто никогда не задумывается о том, каково это - быть соседом колдуна и жить в предпоследнем доме? А ведь это совсем непросто и я сейчас расскажу вам почему.

***
Григорий проснулся пораньше, чтобы прополоть грядки на своем огороде до наступления изнуряющей июльской жары. Сунув ноги в обрезанные с пяток калоши, он прошаркал в них до сарая, взял тяпку, придирчиво осмотрел ее режущую кромку и, удовлетворившись увиденным, направился на прополку. Открыв скрипнувшую калитку, отделявшую внутренний дворик от огорода, он замер на месте. Вместо его любимых грядок он увидел огромную яму, диаметром, без малого, во весь огород. Хотя, сложно было назвать это ямой. У ям, как ни крути, а все же есть дно, здесь же Григорий увидел перед собой бездонную пропасть, в глубине которой растворялись яркие солнечные лучи, превращаясь в кромешную тьму.

На всякий случай Григорий поднял с земли крупный камень, который служил упором для калитки и, аккуратно склонившись над краем пропасти, бросил его вниз. Прождав несколько минут и, так и не услышав никакого звука падения, он плюнул в темноту и, поудобнее перехватив тяпку, зашаркал обратно.

- Сосед! - кричал Григорий, стоя у ворот последнего дома и сдержанно колотя тяпкой в калитку. - Сосед, мать твою!
Через несколько минут он услышал, как дверь дома открылась и к воротам стали приближаться торопливые шаги. Наконец, открылась калитка и перед взором Григория предстал его сосед.

Заспанное и помятое лицо обрамляла длинная седая борода, конец которой совсем немного не доставал до земли. На голове бородача возвышалась остроконечная шляпа с широченными полями, а сам он был завернут в длинный плащ, полы которого, в отличие от бороды, все же до земли доставали, из-за чего придавали ему весьма потрепанный вид.

- Чего? - щурясь от солнечного света, поинтересовался колдун.
- Сейчас как дам! - замахнулся на него тяпкой Григорий. - Где мои патиссоны?
- А я почем знаю?
- Я тебе сейчас покажу - почем!
Григорий взялся поудобнее за держак тяпки и, как заправский игрок в лапту перед ударом по мячу, отвел ее за спину. Колдун отступил на шаг, а затем, оценив длину тяпки, отступил еще на два.
- Да что случилось, Гриш?
- Я тебе сейчас покажу, что случилось.
Пострадавший огородник опустил тяпку и, схватив колдуна за бороду, потащил его за собой во двор, не обращая внимания на его вопли и угрозы расправы. Дотянув его до края пропасти, Григорий отпустил бороду и кивнул в сторону отверстия в земле.

- Твоя работа?
- Охохо... - покачал головой колдун и виновато посмотрел на Григория. - Гриш, тут, видимо, недоразумение какое-то вышло...
- Сейчас это недоразумение в тебя войдет, - снова намекнул на тяпку пострадавший. - Ты чего творишь, болезный? Что мне теперь с этой ямкой делать?
- Нехорошо получилось, - согласился колдун, задумчиво приглаживая бороду.
- Нехорошо получилось в прошлом году, когда у меня на грядках вместо огурцов змеи выросли. И прошлой осенью тоже нехорошо получилось, когда комары увеличились в сто раз. Помнишь? Окна в доме все поразбивали и меня сдули на полтора литра крови. И месяц назад тоже нехорошо получилось, когда вместо дождя с неба перец молотый посыпался. Вот всё это было нехорошо, а это, - Григорий указал на пропасть, - это уже совсем нехорошо. Что я тебе плохого сделал-то?

Колдун приподнял шляпу и почесал седую голову.
- Гриш, ничего ты мне плохого не сделал. Да и я тебе зла не желаю.
- О как! Выходит, что ты все эти напасти из чистого человеколюбия на меня насылаешь?
- Нет, там другое... - замялся колдун и отвел взгляд.
- Какое еще другое?
- Да там...
Григорий приподнял тяпку и, как посохом, стукнул ею по земле. Поняв намек, колдун снова заговорил.
- Вряд ли ты поймешь, Гриш. Это такие тонкие материи, которые неподвластны человеческому разуму.
- Моему подвластны. Давай уже, излагай.
Колдун пожал плечами.
- Слышал что-нибудь про обережное пространство? Вот, к примеру, наколдую я, чтобы у тебя волосы все из головы выпали, а ты, к примеру, тоже колдун. И ты себе пространство обережное наколдовал. И тогда все мое колдовство не на тебя подействует, а, наоборот, ко мне вернется. Но я же тоже не дурак. Я подготовился, и чтобы мое же колдовство на меня не подействовало, я себе тоже такое пространство задействовал. Вот и носится заклинание туда-сюда, пока где-нибудь посередине не осядет. Проснется какой-нибудь обычный человек с утра - глядь, а волос-то и нет. Лысый, что тыква. И знать не знает он, что это колдуны силой меряются.

- Очень всё это интересно, - кивнул Григорий. - но как это связано с моим огородом? Я же не колдун.
- Ты - нет.
- А кто да?
Колдун снова замялся.
- Говори уже, нечисть!
- Да там... Вальку знаешь с той стороны деревни?
- Ведьму что ли? Ну?
- Да, ведьму. Она же жена моя бывшая. Семьдесят лет вместе прожили. А вот ты, Гриша, как думаешь? У какого человека терпения хватит на столько лет совместной жизни? Не будь я колдуном, помер бы уже давно благополучно и всего делов. Да не могу. Разбежались, в конце концов. Я себе этот домик справил подальше от нее, на другом конце деревни, вот с тех пор и живу здесь.
- Ну и?
- Вот тебе и «ну и»... Тоскую я по ней, Гриша. Сил нет. Валька хоть и ведьма, а все же девка хорошая.
Григорий скривился, вспомнив эту «девку», которая по его детским воспоминаниям, была дряхлой старухой еще лет тридцать назад.
- Очень печальная история, только я не пойму - как это связано с дыркой в моем огороде?

- Никому не расскажешь, Гриш?
- Да говори уже.
- Хочу я, чтобы снова мы с ней вместе жить начали. Как раньше. Очень уж я по ней скучаю.
- Так это... Погоди, - прищурился Григорий, начиная соображать, - ты все эти заклятия на нее насылал что ли, а они ко мне прилетали?
- Да, - кивнул колдун, - думал я, как бы мне ее вернуть и придумал. Понадеялся, что невмоготу ей станет жить в том доме, если всякие странные дела будут в нем твориться. Вот и напридумывал разных заклятий. То со змеями, то с перцем, то с комарами. А она, видимо, тоже не дура. Обережное пространство себе наколдовала и все мои старания коту под хвост. Точнее, на твой дом. Вчера как взяла меня тоска, подумал - раз так, то не доставайся же ты никому. Наколдовал, чтобы провалился ее дом под землю, а оно видишь как вышло...

- Слушай, дед, ты совсем на старости лет ополоумел что ли? - покачал головой Григорий. - На кой черт ты эти заклятия выдумываешь? Возьми, да сходи к ней. Скажи - так, мол, и так, люблю не могу. Давай вместе жить. Бабке уже двести лет в обед. Неужели ты думаешь, что откажет?
- Это не по-колдунски, Гриш. Как-то это слишком... по-человечески, что ли.
- А ты что, не человек что ли? Сейчас как дам тяпкой по темечку, и никакие заклятия тебя не спасут - мигом ласты склеишь. Потому как против тяпки колдовство не работает. Как и против любви.
- А это мысль, Гришка! - то ли обрадовался, то ли испугался колдун. - Так я мигом!

Приподняв полы своего плаща, колдун шустро засеменил по улице на другой конец деревни, оставив Григория наедине с бездонной пропастью.

Уже на следующий день колдун вместе со своими пожитками переехал к своей любимой ведьме Вальке, которая, хоть и повыделывалась для виду, но все же согласилась снова жить вместе с колдуном, в очередной раз доказав миру, что любовь, - она как тяпка, - не подвержена никакому волшебству, потому что она сама и есть волшебство.

Яму, кстати, колдун заколдовал обратно, и с тех пор на огороде Григория вырастали самые большие овощи и самые вкусные фрукты. Ну, хоть какой-то прок от этих колдунов.

©ЧеширКо

Показать полностью
95

Чужие жизни

Максим вышел из офисного здания и, нажав на кнопку брелка сигнализации, сел в свою машину. Вставив ключ в замок зажигания, он запустил двигатель и включил радио. Бросив взгляд на боковое зеркало заднего вида, Максим выжал сцепление и передвинул рычаг коробки передач. Весь путь до дома он молча слушал музыку, иногда покачивая головой в такт мелодии. Припарковавшись во дворе, он заглушил мотор и протянул руку к пассажирскому сидению, на котором должна была лежать сумка, с которой он каждый день ходил на работу. В ней он хранил рабочие документы, бланки договоров и прочие бумаги, необходимые в его деятельности. Помимо всего прочего, в ней же находились и его личные документы.

Положив руку на сиденье, Максим с ног до головы покрылся холодным липким потом. Сумки на месте не было. Сделав несколько странных движений, похожих на предсмертные судороги, он приложил ладонь к лицу и закрыл глаза, пытаясь вспомнить, где же он забыл свою драгоценную сумку. Картинки воспоминаний тут же полетели перед его внутренним взором.

Утро. Он поднимается по ступеням офисного здания, открывает дверь, здоровается с вахтером и направляется в свой кабинет.

Обед. Он берет сумку... Да, в обед она была с ним... Он выходит из здания и направляется к столовой. После перерыва он возвращается в кабинет и кладет ее на свой стол.

Вечер. Он закрывает дверь кабинета на ключ и кладет его в сумку, после чего спускается вниз и выходит из здания. Когда это было? Сегодня или вчера? Каждый день одно и то же.

Максим открыл глаза и, положив ладони на руль, откинулся на спинку сиденья. Вспоминая события сегодняшнего дня, он неожиданно поймал себя на мысли о том, что не может отличить их от событий вчерашнего дня или, к примеру, того, который он прожил неделю, месяц, год назад. Как будто он живет не своей, а какой-то чужой жизнью, ежедневно действуя по заранее установленному графику. Сегодняшний день определенно запомнится ему, но лишь тем, что он потерял свою сумку с документами.

- Не вспомнил? - вывел его из раздумий голос, раздавшийся за его спиной, отчего Максим вздрогнул и даже случайно надавил ладонью на клаксон.

Обернувшись, он увидел на заднем сидении своего автомобиля странного человека. Он был одет в какую-то одежду - именно так мог бы описать его внешний вид Максим, так как, рассмотрев какую-либо деталь его одеяния и переведя взгляд на другую, воспоминания о предыдущей каким-то странным образом тут же стирались из его памяти. Это же касалось и черт его лица - внимательно рассмотрев его верхнюю часть и после этого бросив взгляд на подбородок, он тут же забывал о том, какого цвета глаза у незнакомца. Эта странная особенность удивляла гораздо больше, чем само наличие незнакомого человека на заднем сидении его автомобиля.

- Твоя сумка лежит здесь, - человек медленно поднял руку и указал пальцем на пропажу, лежавшую рядом с ним, - ты сам положил ее сюда, чем, собственно, и привлек мое внимание.
- А, так ты вор? Украсть ее хотел? - нащупывая в кармане двери газовый баллончик, как можно спокойнее произнес Максим.
- Я? Вор?
Незнакомец неожиданно расхохотался. Его смех был настолько искренним и заразительным, что Максим сам еле сдержался, чтобы не улыбнуться.
- Нет, дружок, - отсмеявшись, произнес человек, - я не вор, а вот таких грабителей как ты еще нужно поискать.
- Это ты о чем? - напрягся Максим, судорожно перебирая в памяти все свои мутные схемы по уходу от налогов.
- О краже, дружок, о краже.
Слова незнакомца заставили Максима вспотеть во второй раз.
- Ты... Вы из органов, да? - еле ворочая пересохшим языком, спросил он.
- В точку, - с улыбкой на лице кивнул мужчина, - из внутренних органов. Я бы даже сказал - из очень внутренних органов, о существовании которых большинство людей даже не догадывается. Назовем их... К примеру, службой розыска украденных жизней. Сокращенно - СРУЖ, - человек на секунду задумался, - нет, пусть лучше будет отдел розыска украденных жизней - ОРУЖ. Так благозвучнее звучит.
- Каких еще жизней? Я никого не убивал, - побледнел Максим.
- А откуда тогда у тебя чужая жизнь?
- Какая еще жизнь?

Мужчина удивленно вскинул брови и внимательно посмотрел в глаза Максима.
- Разве это не ты несколько минут назад подумал о том, что живешь чужой жизнью?
Максим поморщился и взглянул на незнакомца.
- Вы серьезно? Это же просто образное выражение! Какое это имеет отношение...
- Самое прямое, - перебил его мужчина, - раз ты сам признаешься в том, что живешь чужой жизнью, значит ты ее у кого-то украл. Выходит, что у тебя их две. Одна твоя, настоящая, о которой ты мечтаешь и держишь прозапас, а вторая - чужая, не твоя, которую ты в данный момент проживаешь.
Незнакомец зевнул, тактично прикрыв рот рукой.
- Я видел много воров жизней и знаешь что? - продолжил он свою речь, - ни один из вас не в состоянии ответить мне на один простой вопрос: «Зачем ты ее украл?». Может быть, ты сможешь?
- Да не крал я никакую жизнь! Что вы несете?

Мужчина вздохнул и, схватив сумку, протянул ее Максиму.
- А это тогда что?
- Сумка, - пожал тот плечами.
- Абсолютно верно. Это твоя сумка, которую ты каждый вечер и из года в год кладешь на переднее сидение автомобиля перед тем, как отправиться домой с работы. Ни разу ты не нарушал этот обряд, а сегодня вдруг взял и положил ее назад. На этом ты и прокололся.
Максим нахмурился и еще крепче сжал в ладони баллончик.
- Это теория, - продолжил незнакомец, - первый класс, вторая четверть. «При розыске украденных жизней в первую очередь стоит обращать внимание на нетипичное поведение объекта при выполнении повторяющихся действий», - подняв палец вверх, процитировал он. - На одну секунду, на одно крохотное мгновение ты переключился с украденной жизни на свою собственную и сделал нетипичное действие - положил сумку на заднее сидение. Чем и выдал себя с потрохами. Поэтому тебе придется вернуть чужую жизнь ее владельцу.

- Ну и что с того, что я положил сумку на заднее сиденье? Это еще ничего не доказывает. Забыл, задумался, отвлекся... Да всё, что угодно могло произойти.
- Ладно, давай начистоту, - кивнул незнакомец, - скажи, разве в твоей голове ни разу сам собой не возникал вопрос: «Что я сейчас здесь делаю?». Разве ты не ловил себя на мысли, что всё, что тебя окружает - это не то, чего бы ты хотел на самом деле? Разве ты не представлял свое будущее, в котором ты жалеешь о том, что прожил жизнь совсем не так, как планировал?
- Бред, - хмыкнул Максим. - Каждый человек когда-нибудь об этом думал. Выйди на улицу, ткни пальцем в любого и он скажет, что такие мысли его посещали.
- Возможно, - кивнул мужчина, - но сегодня прокололся ты, а не кто-то другой. Поэтому и спрос будет с тебя. Кстати, а какая она на самом деле?
- Кто?
- Ну, твоя настоящая жизнь. Какая она?

Максим хотел ответить что-то резкое, но вместо этого почему-то вздохнул и бросил газовый баллончик обратно в карман двери. Незнакомец молча наблюдал за его действиями.
- Настоящая жизнь - она другая, - наконец произнес Максим. - Совсем не такая, как эта.
Он положил ладони на руль и оперся на них подбородком.
- Она счастливая, интересная, радостная. Она разная и совсем не похожая на эту. В ней есть любимая работа, в ней меня окружают искренние люди, в ней я понимаю зачем и для чего я живу. Иногда я мечтаю о том, что когда-нибудь наступит момент, я все брошу и заживу по-настоящему. Так, как мне всегда хотелось.
- Неплохо, - качнул головой мужчина, - а зачем тогда ты сейчас проживаешь жизнь, которая тебе не нравится?
- Не знаю, - пожал плечами Максим. - Просто всегда жил как все. Смотрел на других и убеждал сам себя: «Вот так нужно, вот так правильно». А то, что я себе напридумывал - это всё дурость. Работать нужно там, где больше платят, а не там, где нравится. Дружить надо с нужными людьми, а не с теми, с кем хочется. Любить ту, с которой удобно, а не ту, которая в сердце.
- Ох уж это «как все»... - вздохнул незнакомец. - Никого оно не довело до добра. «Как все» - первый шаг к воровству чужих жизней, знаете ли.
- А знаете что? - Максим повернул голову и посмотрел на незнакомца. - К черту. Я бы отдал эту жизнь в обмен на свою, настоящую. Это возможно?

- То есть, вы признаёте, что проживаете чужую жизнь? - оживившись, неожиданно перешел на «вы» незнакомец.
- Да, признаю.
- Вы подтверждаете, что украли ее?
- Да не крал я никакую жизнь! Как вы это себе представляете?
- А откуда же тогда она у вас?
Максим промолчал. Мужчина усмехнулся и, открыв дверь, вышел из машины.

- А что будет, если я скажу, что я ее украл? - открыв окно и высунув голову наружу, с надеждой в голосе спросил Максим.
Незнакомец поправил галстук и, оперевшись на крышу автомобиля, наклонился к окну.
- Тогда вы признаете себя вором.
- И всё?
- И всё.
- И я начну жить своей настоящей жизнью?
- Да.
- Хорошо. Я признаю, что украл чужую жизнь. Что дальше?
Незнакомец улыбнулся.
- Вы поступили честно, признавшись в преступлении, поэтому с этого момента краденая жизнь - официально ваша.
- Но... Подождите!
- Ах, да. Забыл. Вторую жизнь я изымаю за ненадобностью. Вы все равно ею никогда не воспользуетесь, а кому-нибудь она пригодится. Всего доброго!

Незнакомец вежливо улыбнулся молодому человеку и зашагал по тротуару, а Максим сидел в машине, смотрел ему вслед, и с каждым шагом мужчины воспоминания о нем стирались в памяти Максима. Как и надежды на то, что когда-нибудь он махнет на все рукой и заживет по-настоящему, своей жизнью - той, о которой он мечтал, но всегда боялся.

Мужчина скрылся за поворотом, а Максим бросил взгляд на зеркало заднего вида. На него смотрело угрюмое лицо с опущенными уголками губ, двумя вертикальными складками на переносице и взглядом равнодушных глаз из-под сдвинутых бровей. Люди, проживающие чужие жизни, всегда выглядят одинаково.

©ЧеширКо

Показать полностью
192

Кто страшнее?

Костик стоял на самом краю деревни и вглядывался во тьму, которая начиналась сразу же за последним домом. Он жил со своими родителями в соседней деревне, которая находилась в трех-четырех километрах от этого поселения, в котором жила его бабушка. Сегодня он пришел к ней в гости, но засиделся и сам не заметил, как наступила ночь. Бабушка, конечно же, предложила ему остаться ночевать у нее, но Костик решил, что он уже взрослый и сам сможет добраться до дома.

Костику было всего тринадцать лет, но он совершенно точно знал, что на конюшне живет оборотень - его своими глазами видел Мишка Синицын. Точнее, он видел волчьи следы на земле, которые вели на конюшню, а у самых ворот превращались в человеческие. А что это, если не убедительное доказательство? С другой стороны, всем известно, что лошади очень чувствительны ко всякой нечисти и вряд ли бы потерпели такого соседа, но кто его знает этих оборотней? Вполне возможно, что он подкармливает их сахаром, вот они его и терпят. А может даже и радуются такому щедрому соседу.

Костик вздохнул. Путь через конюшню был самым коротким, и если ему пришлось бы идти домой днем, то он, не раздумывая, выбрал бы его, но, опустившаяся на землю ночь, вносила некоторые изменения в выбор пути. А выбор был. Другая дорога шла вокруг озера, и была длиннее на полтора километра. К тому же, если идти по ней, то в деревню он заходил бы с другой стороны, что удлиняло его путь к дому раза в два.

Но и здесь всё было не так просто. Все знали, что в озере живет утопленник, который таскает под воду неосторожных путников. Взрослые говорили, что это выдумки, но Костик своими глазами видел шрам на лодыжке Сереги Быковского, который остался от длинных когтей утопленника. Серега рассказывал, что однажды пошел с отцом на рыбалку и неудачно забросил удочку - крючок за что-то зацепился. Тогда он разделся и полез в воду, держа в руке леску. Как только вода дошла ему до пояса, что-то очень больно вонзилось в лодыжку. Серега взмахнул руками, закричал и бросился к берегу. Отец, осмотрев рану, предположил, что он наткнулся на острый сломанный стебель камыша, но Серега прекрасно знал, кто именно оставил ему эту отметину.

Костик поежился. Выбор был не таким уж и простым. Обе дороги были смертельно опасны, но, как ни крути, а домой как-то нужно было добираться. Он взглянул на небо. Через весь небосвод раскинулся коромыслом Млечный путь, как будто показывая Костику направление пути. И тут неожиданная мысль пришла в голову Костика.
- Луны-то нет! - хлопнул он ладонью себя по лбу. - Оборотни же только в полнолуние превращаются в волков! Чего тут думать?
Облегченно выдохнув, Костик засунул руки в карманы штанов и взял курс на конюшню.

Если в деревне свет хотя бы немного пробивался на улицу сквозь окна домов, то здесь, за ее пределами, Костик мог рассчитывать только на свет звезд, которые не очень-то и освещали грунтовую дорогу, по которой он шел, иногда спотыкаясь о кочки и проваливаясь в небольшие ямы. Тем не менее, на фоне звездного неба отчетливо вырисовывались очертания конюшни, которые с каждым шагом становились все больше и темнее. Костик старался не смотреть на них, чтобы не случайно не увидеть там что-нибудь такое, от чего утопленник показался бы ему милым и приятным собеседником.

Когда он миновал ворота, которые остались от него по левую руку, он услышал, как где-то тревожно заржали лошади.
- Меня, наверное, почуяли, - сам себя успокоил Костик и обернулся, чтобы убедиться в том, что самое страшное осталось позади.

И в этом он убедился сполна. Самое страшное действительно было позади. Прямо за его спиной, в нескольких шагах, бесшумно двигался высокий силуэт. Его движения были отрывистыми и резкими. Он то прыгал вправо, то скользил влево, то останавливался и пригибался к земле, то делал огромный шаг вперед, пытаясь догнать неосторожного прохожего.

Костик остолбенел. Ему показалось, что душа оторвалась от тела и ушла куда-то вниз, пробив подошвы ботинок. Он стоял, открыв рот, и не мог пошевелиться. Странный силуэт, поняв, что его заметили, на несколько секунд замер, а потом двинулся прямо к Костику. Остановившись в нескольких шагах, он заговорил низким и хриплым голосом, больше похожим на рычание собаки, чем на человеческую речь:

- Глупый маленький человек, - прорычал он, - неужели ты не знаешь, что на конюшне живет оборотень?
Костик продолжал стоять на месте, не в силах пошевелиться. Силуэт приблизился к нему еще на шаг.
- Знаешь или нет?
- З-зна-ю, - по слогам выдавил из себя Костик.
- Зачем же ты тогда пришел сюда?
- Я... Я иду домой...
- Все идут домой, но не все доходят.

Силуэт подобрался почти вплотную к мальчику. Он оказался не высоким, а очень высоким. Костику пришлось задрать голову, чтобы увидеть на фоне звездного неба волчью голову с двумя острыми ушами и поблескивающими в темноте глазами. Тем не менее, остальная часть силуэта ничем не отличалась от человеческого тела. У существа были две ноги и две длинные руки, одной из которых он иногда почесывал себя за ухом.

- Глупый маленький человек, - повторил оборотень, - будь я голоден, я бы уже давно разорвал тебя на кусочки и съел, но сегодня я поймал жирного толстого зайца, и мне совсем не хочется перебивать его вкус невкусной человечиной.
- Спасибо, - зачем-то сказал Костик.
Нельзя сказать, что слова оборотня его успокоили, но он хотя бы снова обрел дар речи без заиканий.
- Пожалуйста, - ответил оборотень. - И все же ответь мне. Зачем ты идешь этой дорогой, если знаешь, что можешь не дойти до дома?
- Потому что другая дорога длиннее и идет вокруг озера, - неожиданно прорвало Костика. - А в озере живет утопленник. А я подумал, что сегодня нет луны и вы не выйдете, а утопленнику все равно - есть луна или нет. Он вылезет из озера и утащит меня на дно! Поэтому я и пошел этой дорогой, а не через озеро.

При упоминании об утопленнике оборотень навострил уши.
- То есть, ты хочешь сказать, что умереть от рук этого вонючего слизняка страшнее, чем от моих?
- Нет! - мотнул головой Костик. - Просто я думал, что если не полнолуние, то оборотни, то есть вы, не выходите на охоту.
- Вздор! Нам плевать на полнолуние. Ответь - это единственная причина, почему ты выбрал этот путь?
- Да, - кивнул Костик.
- Хорошо. Давай представим ситуацию, - оборотень сел на землю и, подтянув к себе длинные колени, обхватил их руками. - Допустим, сегодня было бы полнолуние. Какую дорогу ты выбрал бы?
Костик задумался. Он понимал, что от его ответа, возможно, зависит его жизнь, но никак не мог сообразить - как именно нужно ответить.
- Не торопись, подумай хорошо, - приободрил его оборотень.
- Если бы сейчас было полнолуние, то я, наверное, пошел бы этой же дорогой.
Оборотень вскочил на ноги и, схватив себя за голову, зарычал. Успокоившись, он снова взглянул на мальчика сверху вниз.
- Ты хочешь сказать, что вонючий слизняк страшнее меня?
- Нет, просто эта дорога короче и...
- Да! Именно это ты и хочешь сказать! - он шумно втянул ноздрями воздух. - Да, я чувствую, как ты боишься, когда думаешь о нем. Что ж, я покажу тебе, кто из нас страшнее!

Его глаза вспыхнули, пасть оскалилась, обнажив ряды таких длинных и белоснежных зубов, что их было видно даже в темноте. Он шагнул к мальчику и, протянув руку, схватил его за плечо. Костик закрыл глаза.
- Идем, глупый маленький человек. Сейчас ты поймешь, что этот вонючий слизняк только и может, что пугать уток и пиявок.
Оборотень перехватил руку Костика и, крепко вцепившись в нее, потащил мальчика за собой.

Костик еле успевал перебирать ногами, пытаясь не упасть, но этот стремительный поход продолжался недолго. Минут через двадцать они остановились на берегу озера. В темной глади воды отражались звезды. Как будто еще одно небо раскинулось у самых их ног.

Оборотень крепко держал Костика за руку, выглядывая что-то в темноте. Вдруг звезды задрожали и по поверхности воды пробежали волны. Еще и еще раз. Что-то большое приближалось к берегу, бесшумно выныривая из глубин и снова опускаясь под воду. Костик, с ужасом наблюдавший за этой картиной, вдруг увидел, как у самого берега из воды показалась сначала чья-то голова, а за ней и плечи. Не издав ни единого звука, существо вцепилось руками за траву, растущую у самой кромки воды, и, подтянувшись, оказалось на берегу. Костик посмотрел на оборотня. Тот смотрел в другую сторону и не обращал ни малейшего внимания на происходящее.

- Дядя оборотень, там...
Но он не успел договорить. Утопленник, услышав голос, бросился прямо на Костика. Этот бросок длился считанные секунды, но от одного вида существа, невероятно быстро ползущего к нему с помощью одних только рук, у Костика зашевелились волосы на голове. Когда до мальчика оставалось не больше метра, оборотень резким движением дернул Костика в сторону, а сам бросился на утопленника, коленом прижав того к земле. Из горла существа послышался какой-то булькающий звук. Он попытался перевернуться на спину, но оборотень навалился на него всей массой и тот притих, перестав сопротивляться.

- И ты боялся этого слизня? - обращаясь к Костику, спросил оборотень.
- Его все боятся, - пожал плечами мальчик.
- Серьезно?
- Да, они меня боятся, - булькнул снизу утопленник.
- Я тебя не спрашивал, - резко оборвал его оборотень и снова взглянул на Костика. - Запомни, глупый маленький человек, оборотни опаснее утопленников хотя бы потому, что мы умеем ходить по земле, а не ползать по берегу, как эти поплавки. Расскажи об этом всем своим друзьям. Пусть они знают, - он поднялся на ноги и перевернул утопленника на спину. - А ты, слизень, с этой ночи перестанешь охотиться на людей, а будешь питаться исключительно рыбой - у тебя ее полно. Понял?
- Понял, - недовольно булькнул утопленник.
- Еще не хватало, чтобы какие-то водоплавающие были страшнее древнего рода оборотней... Если я еще раз увижу, что кто-то пошел домой не через озеро, а через конюшню, я приду и оторву тебе плавники.
- У меня нет плавников.
- Тогда пришью их тебе, а потом оторву.
Он несильно пнул ногой утопленника, давая тому понять, что он может возвратиться в свои чертоги, чем утопленник тут же и воспользовался. Подтянувшись на руках к кромке воды, он тут же исчез под ее поверхностью.
- Пойдем, - оборотень протянул руку мальчику, - я провожу тебя до деревни.
На этот раз мальчик сам схватился за руку оборотня и они вместе зашагали по берегу.

Когда до крайних домов деревни оставалось несколько десятков шагов, оборотень остановился.
- Ты все понял, глупый маленький человек? В этих землях нет никого страшнее меня, поэтому тебе никого не нужно бояться. Своими страхами ты оскорбляешь меня, потомка древнего рода оборотней.
- А упыря со старого кладбища тоже не нужно бояться? - поежился Костик.
- Упыря? - усмехнулся оборотень. - После того, как я несколько лет назад уронил на его могилу каменную плиту, он ни разу не показывался на поверхности.
- А ведьму из тринадцатого дома?
- Эта бабка от старости уже давно забыла все заклинания.
- А привидение с заброшенной мельницы?
- Никого, - медленно повторил оборотень, глядя прямо в глаза мальчика. - Никого здесь нет страшнее меня. И если не хочешь, чтобы я тебя съел, никогда никого не бойся. Понял?
- Понял, дядя оборотень, - улыбнулся Костик.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Теперь иди домой.
- До свидания, дядя оборотень!
- До свидания, глупый маленький человек...

С тех пор Костик ничего и никогда не боялся. Он мог запросто на спор сходить в полночь на кладбище или даже три раза обойти заброшенную мельницу по кругу, опустить руку в озеро после захода солнца или даже поздороваться с ведьмой из тринадцатого дома, не скручивая при этом в кармане дулю. А когда его друзья спрашивали у него - с чего это вдруг он стал таким бесстрашным, Костик пожимал плечами и отвечал, что просто не хочет, чтобы его съел оборотень.

Ведь волк ест только тех, кто боится и страшнее всего на свете - испугаться своих страхов.

©ЧеширКо

Показать полностью
218

Зодиакальные тёрки

Овен: Ребята, давайте прекращать этот разброд и шатание. Нам нужен главный. Предлагаю выбрать его на этом собрании.
Весы: А чем тебя не устраивает шатание?
Скорпион: И чем тебя не устраивает разврат?
Козерог: Он сказал - разброд, а не разврат.
Скорпион: Да? Жалко.
Водолей: Жалко у тебя знаешь где?
Скорпион: Там же, где у тебя водосток.

Лев: (оседая на пол) Ребят, что-то мне плохо...
Овен: Срочно похвалите Льва! У него приступ дефицита лести.
Рак: Ты молодец, Лев!
Стрелец: Вообще, красавчик!
Водолей: Лев, ты лучший!
Лев: О, полегчало... Спасибо.
Весы: И давно у него такое?
Овен: С августа.
Скорпион: У меня тоже такое бывает, но я обычно сам себя хвалю и все проходит. Вот такой я находчивый. А девушкам нравятся находчивые. Да, Дева?
Дева: (смахивая Скорпиона веником в совок) Уже насекомые завелись... Когда в последний раз здесь пылесосили?
Козерог: Скорпион - не насекомое, а паукообразное. Очень просто научиться определять разницу - у насекомых по три лапки с каждой стороны, а у паукообразных - по четыре. К тому же есть еще несколько отличий, о которых...
Телец: (шепотом) Стрелец, шмальни ему стрелой между рогов. Он какой-то нудный.
Рыбы: Нет смысла в убийстве. Рано или поздно все мы покинем этот мир.
Телец: Предлагаю тебе покинуть его первым.
Рыбы: (впадая в депрессию) В каком-то смысле все мы уже давно мертвы...

Близнецы: Ребят, как насчет настольных игр, раз уж мы все собрались?
Овен: Вообще-то, мы здесь собрались по другому поводу.
Близнецы: (раскладывая монополию) Одно другому не помешает. Рыбы, вы играете?
Рыбы: (выныривая из депрессии) Этот мир и сам является большой игрой, в которой нет победителей.
Лев: (хватаясь за сердце) В смысле - нет победителей?
Овен: Скорее, у него снова приступ!
Рак: Ты молодец, Лев!
Стрелец: Вообще, красавчик!
Водолей: Лев, ты лучший!
Лев: (лежа на полу) Так я победил?
Близнецы: (сворачивая монополию, недовольно) Да, да... Победил. Помрешь еще без лести.
Козерог: Должен отметить, что невозможно умереть без лести, так как лесть сама по себе не является основой жизнедеятельности.
Телец: (шепотом Стрельцу) Ты шмальнешь уже, наконец, или нет?
Дева: Предупреждаю - я только что помыла полы. Увижу хоть одно пятнышко крови - обглодаю лицо.

Овен: Может вернемся уже к нашему разговору? Нам нужен главный.
Скорпион: (выползая из мусорного ведра) Главным буду я.
Телец: (шепотом, Стрельцу) Шмаляй, у него крови точно нет.
Козерог: Вы заблуждаетесь. Кровь у скорпионов есть и она голубого цвета.
Скорпион: Тем более! Голубая кровь - признак благородного происхождения. Кому как не мне быть главным?
Козерог: Небольшая поправочка. «Голубая кровь» - всего лишь фразеологизм и не имеет никакого отношения к происхождению.
Близнецы: (тасуя колоду карт) Какие-то вы скучные. Может лучше забьем козла?
Телец: Я давно уже за! Шмаляй, Стрелец!
Козерог: За козла ответишь, тушенка.
Рак: У меня, на секундочку, кровь тоже голубая.
Скорпион: У меня голубее! И еще меня девушки любят. Да, Дева?
Дева: (засасывая Скорпиона в пылесос) Да как же они размножаются-то?
Скорпион: (глухо, из пылесоса) Лучше всех!

Весы: Хотелось бы уточнить. Какие обязанности будут у главного?
Рыбы: Как у всех - родиться, немножко пожить и умереть.
Весы: Тогда я не вижу смысла в этой должности.
Рыбы: (впадая в депрессию) Смысла нет ни в чем.
Овен: Кто снова забрал у Рыб антидепрессанты?
Близнецы и Водолей: (натягивая сетку для волейбола) До двадцати побед, а потом на дискотеку! Юхууу!
Весы: И всё же. Юридически этот статус как-то будет закреплен?
Козерог: Поддерживаю. Это важный момент.
Телец: (Стрельцу, шепотом) С двух рук умеешь шмалять?
Овен: Это будет неофициальная должность.
Весы: А как мы тогда будем действовать в случае возникновения конфликтных ситуаций?
Овен: (нетерпеливо) Как, как... раком!
Рак: Может лучше Овном?
Рыбы: (обреченно) Все мы, по сути, когда-нибудь станем овном...

Стрелец: А никого не смущает, что барашков овнами уже лет триста никто не называет?
Овен: А ты, типа, до сих пор на службе у Ивана Грозного? Ты лучше у Козерога спроси - что он, вообще, такое?
Козерог: Ты на меня стрелки не переводи.
Телец: Правильно говорить не «стрелки», а «стрельцы».
Водолей: (тихонечко в уголке льет воду, делает вид, что никого не слышит)

Овен: Я все же предлагаю вернуться к обсуждению...
Близнецы: А я предлагаю зарубиться в шахматы.
Водолей: На раздевание!
Лев: Я первый! Кто против меня?
Рак: А хитиновый покров считается за один предмет одежды?
Скорпион: (из пылесоса) Если что, я уже разделся! Дева, загляни в шланг!
Телец: (Стрельцу) Скорее шмаляй в трубу!
Козерог: Есть огромная разница между трубой и шлангом.
Рыбы: Кому еще антидепрессантов?
Весы: Давай, я взвешу всем поровну.
Дева: Просыпешь на пол - вырву сердце.

Овен: Но... А как же... Ай, ладно. Черт с вами. Кто последний в очереди?

©ЧеширКо

Показать полностью
2821

Неправильный

Алексея разбудил звонок мобильного телефона. Нащупав его под кроватью, он прислонил трубку к уху.

- Леха, здоров! Ты чего, спишь, что ли?

Звонил Игорь - коллега по работе, с которым они сдружились за последний год и частенько проводили вместе время.

- Уже не сплю, - сонно пробормотал Алексей.

- Ты на парад идешь? Ну, в смысле, с портретами. Мы тут всем офисом собрались, ты с нами?

- Не, я, наверное, дома побуду.

- В смысле? - было слышно, что ответ удивил Игоря. - День Победы, вообще-то.

- Да у меня нет фотографий. Как я пойду?

- Ну и что? Хочешь, я тебе фотку своего прадеда дам, с ней пройдешь. У меня же двое воевали - один по отцовой линии, а второй по матери.

- Да ну, Игорь... Что ты говоришь такое? Это же твои предки.

- А что, западло с моими пройти? Какая разница? Давай, собирайся. После парада в лес двигаем на шашлык. Отметим праздник.

Алексей посмотрел в окно. Майское солнце уже набирало силу, и заливало светом и теплом зеленеющие деревья.

- Игорь, ты не обижайся, но я сегодня дома.

- Ну чего он там? - послышался чей-то голос в динамике. - Идет, нет?

- Да подожди, сейчас, - ответил кому-то Игорь. - Леха, давай подтягивайся. Чего ты в самом деле? Или... - он сделал паузу. - Слышишь? А у тебя, вообще, воевал кто-нибудь?

- Игорь, давай без этого? - вздохнул Алексей.

- А, ну ясно тогда всё, - как-то иронично произнес Игорь. - Всё с тобой понятно.

- Что тебе понятно?

- Да всё! А я еще с утра зашел на твою страницу, а там даже ленточки нет. Ладно, давай. Сиди дома, скорби.

- Да причем тут...

Алексей не успел закончить фразу, так как в трубке раздались короткие гудки, а за ними тишина. Он положил телефон на пол и, откинувшись на подушку, закрыл глаза. Через несколько минут он вздохнул и поднялся с кровати. Умывшись и почистив зубы, Алексей оделся и, накинув легкую куртку, вышел из дома.

- О, сосед! Леха! - послышался знакомый голос со стороны детской площадки.

Алексей обернулся и увидел, что ему машет рукой сосед по лестничной клетке - Виктор Романович. Он со своими друзьями расположился рядом с песочницей. В нескольких шагах от него на земле стоял небольшой мангал, поперек которого лежали несколько шампуров, с нанизанными на них кусками мяса. Алексей махнул ему в ответ и уже собрался идти дальше, но сосед был настроен решительно.

- Леха! Давай к нам!

Алексей показал пальцем на запястье левой руки, пытаясь объяснить Виктору Романовичу, что опаздывает, но тот не унимался.

- Да успеешь! Иди сюда!

Поняв, что так просто от него не отделаться, Алексей шагнул в сторону песочницы.

- С праздником, Леш! - сосед крепко вцепился в протянутую руку Алексея.

- И вас с праздником, - ответил он.

- Это Леха, сосед мой. Знакомьтесь, мужики.

Сосед представил каждого из своих друзей, а затем протянул Алексею рюмку, наполовину наполненную прозрачной жидкостью.

- Давай, Лех, выпьем за Победу.

- Да я ж не пью особо, дядь Вить.

- Давай, давай. Сегодня можно.

- Мне сейчас за руль садиться, мне нельзя.

- Да ничего не будет. Что там? Десять грамм. Даже запаха не останется.

Алексей взял в руку рюмку и поставил ее на скамейку, которая заменяла собравшимся стол.

- Дядь Вить, спасибо, но мне идти нужно.

- Тебе налили, а ты обратно ставишь? - набычившись, вдруг произнес один из друзей Виктора Романовича. - Или ты из этих?

- Из каких?

- Всё, всё, успокоились! Вадик, ну ты чего? - Виктор Романович встал между ними, раскинув руки в стороны. - Не хочет пить, пусть не пьет.

- Да знаю я таких, - хмыкнул Вадик, - у тебя хоть воевал кто-нибудь? Что молчишь?

- Вадик, угомонись, - вклинился в разговор еще один из друзей. - Чего ты на пацана наехал? Видишь же, молодой. Он, наверное, и не знает что сегодня за праздник.

- Так я об этом и говорю! - покачнувшись, округлил глаза Вадик. Он хотел еще что-то добавить, но лишь махнул рукой и, достав из пачки сигарету, закурил.

- Пойду я, дядь Вить, - тихо произнес Алексей.

- Ага, иди, Леш, иди, - виновато отводя взгляд в сторону, кивнул Виктор Романович. - Ты не обижайся на Вадика, ладно? Он просто очень серьезно к этому празднику относится. У него оба деда на войне погибли.

- Да ничего, - кивнул Алексей, - понимаю...

Он вышел из двора, дошел до стоянки и, нащупав в кармане брелок сигнализации, открыл свою машину. Запустив мотор, он положил руки на руль и опустил на них голову. Когда двигатель прогрелся, Алексей включил передачу и выехал на дорогу, ведущую из города.

***

- ... а я ему и говорю: «Нет у меня фотографий», с чем я пойду? А он мне: «Всё с тобой понятно». Что ему понятно? Если у меня и правда их нет? Какие-то намеки еще дурацкие... Думает, наверное, что мне есть чего стыдиться. Мол, предателями какими-нибудь были мои предки, или еще что-нибудь в этом роде.

Алексей отряхнул руки и присел на ствол упавшего дерева.

- А тот, во дворе который. Тоже странный человек - раз не пьешь, значит из этих. Из каких «этих»? Непонятно... - он пожал плечами и вытер пот со лба тыльной стороной ладони. - Картинку к себе на страницу не выложил - выходит, что игнорируешь ты праздник. Ленточку не прицепил на антенну - предатель. Не выпил за Победу - значит что-то с тобой не так, что-то у тебя за душой нехорошее. Разве это правильно? Знаете, даже виноватым каким-то себя сегодня почувствовал.

Он замолчал и, сорвав травинку, принялся крутить ее в руках.

- Хотя, меня даже в школе фашистом иногда обзывали, представляете? Ну, в шутку, конечно. К девятому мая все одноклассники приносили фотографии своих дедушек, бабушек. Рассказывали про них, про их подвиги. Даже медали иногда показывали. А я никогда ничего не рассказывал. А что мне было говорить? Что сгинули они все на той войне? Что все, как один, без вести пропали? Кому такие истории интересны? Всем только героев подавай... Да что я вам рассказываю? Вы получше меня это знаете.

Алексей осмотрелся по сторонам. Деревья старого леса стояли вокруг него молчаливыми исполинами, и как будто прислушивались к его словам. Он перевел взгляд и посмотрел на небольшой холмик перед собой, на котором возвышался маленький, не выше метра, металлический обелиск с погнутой звездой на вершине. На нем не было ни имени, ни дат. Алексей поднялся на ноги и, собрав в охапку вырванную с могилы безымянного солдата траву, отнес ее в сторону. Затем вернулся и снова уселся на бревно.

- Посижу с вами еще немного. Вдвоем оно же всегда веселее будет. Кто знает, может где-то сейчас и с моими прадедами кто-нибудь пришел поговорить. Было бы хорошо. Они бы, наверное, обрадовались.

© ЧеширКо источник
Показать полностью
468

Наркотик

- Когда-нибудь я все равно завяжу с этим, - произнес молодой человек, теребя в руках целофановый пакетик, в котором находился небольшой продолговатый предмет. - Я брошу это, слышишь? И тебя сдам! Тебя посадят, старый хрыч, и ты проведешь остаток своей жизни за решеткой. За то, что подсадил столько людей на эту дрянь.
Он поднял голову и вперил взгляд, полный ненависти, в пожилого мужчину, который сидел напротив него в кресле и пересчитывал купюры.
- Да брось, я никого на нее не подсаживал, - не отрываясь от пачки денег, произнес старик. - К тому же, ты знаешь, что мой бизнес - абсолютно легальный. Меня не за что сажать в тюрьму.
- Какой же ты мерзкий, - поморщился парень и протянул руку, указав пальцем куда-то в угол комнаты, - оторвись от своих денег и посмотри на этих людей. Интересно, по чьей вине они превратились в таких?

Старик на секунду отвлекся от счета и бросил взгляд туда, куда показывал молодой человек. В углу комнаты прямо на полу сидели трое парней. Один из них, обхватив голову руками, раскачивался вперед и назад; второй, скрестив руки на груди, смотрел в стену напротив абсолютно пустым и бездумным взглядом; третий сидел с закрытыми глазами и изредка вздыхал, покачивая головой.

- Они получили то, что хотели, - пожал плечами старик, - точно так же, как и ты. Послушай, давай не будем об этом? Каждый из вас пришел сюда по собственной воле, я никого не тянул на веревке.
- Врешь, старый козел! Каждому из нас ты дал маленькую дозу, чтобы мы подсели на это дерьмо, а потом стал тянуть из нас деньги! Откуда у тебя это? Где ты это берешь?
Молодой человек вскочил на ноги и, вмиг оказавшись перед стариком, затряс перед его глазами пакетиком, который все это время держал в руках. Старик, не обращая внимания на парня, неспеша сложил деньги в пачку, перетянул ее резинкой и убрал в карман. После этого он закинул ногу на ногу и взглянул на своего клиента.

- У тебя какие-то претензии ко мне или к моему товару? - спокойным голосом произнес он. - Если да, то давай обсудим это, только перестань устраивать спектакль. Сядь на место и объясни мне, что тебя не устраивает.

Парень послушно вернулся на свое место и снова принялся теребить в руках пакетик.
- Нет, я не хочу сказать, что твой товар плохой. Просто...
- Просто ты хочешь перестать его употреблять? Я не против. Верни мне пакет, а я отдам тебе деньги.
Он протянул руку к своему карману, в который только что положил сложенную пачку купюр. Заметив это движение, молодой человек испуганно замотал головой, еще сильнее вцепившись пальцами в пакетик.
- Нет, нет... Не сегодня. Я уже купил эту дозу.
- В чем тогда заключаются твои претензии?

Парень не нашелся что ответить. Он опустил глаза и тяжело вздохнул. Старик смотрел на него с усмешкой, покачивая в воздухе носком ботинка.
- Ты наркоман, дружок. Самый настоящий. Смирись с этим и больше никогда не повышай на меня голос, - он сложил руки на груди и продолжил, - Но у меня для тебя есть хорошая новость - ты такой не один. И вас даже не двое, и не четверо. Все люди на этой планете - чертовы наркоманы, которые зависимы от моего товара. Одни зависимы меньше, другие готовы платить за него огромные деньги. Но все же нет ни одного человека на планете, кто отказался бы от дозы. Просто они не знают, где ее взять. А ты знаешь. Чем же ты недоволен?

- Эта дрянь не приносит мне радости...
- Но тебе все равно хочется еще и еще. Да, я знаю. В этом заключается самое главное отличие моего товара от всяких веществ и прочей хрени. Мало кому он доставляет удовольствие, но, попробовав его всего один раз, уже невозможно избавиться от зависимости.

Молодой человек снова вздохнул и бросил взгляд на троих, сидящих в углу.
- Что ты им продал сегодня?
- Не задавай глупых вопросов. Ты же прекрасно знаешь, что я работаю на условиях полной анонимности. Если хочешь, могу сказать, что находится в твоем пакете. Впрочем, ты и сам скоро узнаешь. Я же вижу, как тебе хочется заглянуть внутрь, - старик засмеялся и покачал головой. - Кто бы мог подумать, что мир так прогниет, что этот товар станет настолько востребованным. Не смотри так на меня, не нужно. Ты должен понимать, что я продаю свой товар за деньги не потому, что мне их не хватает. Конечно же, я мог бы раздать его бесплатно всем людям на земле, но тогда всему бы пришел конец. Этот мир перестал бы существовать.
- А мне кажется, что, наоборот, настал бы мир на земле.
- Что ты?! - махнул рукой старик. - Люди перегрызли бы друг другу глотки, получи каждый из них доступ к моему товару. Поэтому я и продаю его маленькими дозами за большие деньги. Так безопаснее для них самих.
- Безопаснее? - нахмурился парень. - Ты подсадил меня на эту дрянь! Теперь я постоянно хочу еще и еще! Я плачу тебе за то, что не доставит мне ни грамма удовольствия! И ты говоришь о безопасности? Да ты просто подонок!

Он снова вскочил на ноги и протянул старику пакетик, зажатый в ладони.
- Что там? Говори!
- Как обычно, - равнодушно пожал плечами старик, - я торгую только одним товаром - правдой. Там правда.
- Я знаю, что там правда! - парень разорвал пальцами пакет и, схватив двумя пальцами флешку, выпавшую оттуда, затряс ею перед стариком. - О ком на этот раз? О чем? Что там за правда?
- Чистейшая, кристальная правда о твоей жене. От самого ее рождения и до сегодняшнего дня, - с мерзкой ухмылкой произнес старик.
Рука парня задрожала. Он перевел взгляд с лица продавца на флешку.
- Там... Там что-то такое, о чем я не знаю?
- Там правда. И ничего, кроме нее.
- Но... Я не хочу знать...
- Хочешь, - рассмеялся старик и тоже поднялся на ноги, - очень хочешь. Потому что ты такой же наркоман, как и все на этой планете. У вас зубы сводит от желания знать правду. Любую. Обо всем, обо всех. Но только дай ее вам и вы на лоскуты разорвете друг другу лица, узнав столько всего, что скрывали друг от друга на протяжении своих жизней. Вы же просто поубиваете друг друга. У вас руки трясутся от одного упоминания о правде. Но только о чужой. Правду о себе вы скрываете так, чтобы никто до нее не смог добраться. А чужая вам так интересна, что аж слюни текут, да? Бери свою дозу и проваливай отсюда. Ты заплатил за нее деньги.

Старик бросил презрительный взгляд на парня и указал рукой на дверь. Молодой человек стоял перед ним и смотрел на флешку, зажатую в ладони. Его руки тряслись, взгляд бегал, а на лице можно было заметить следы внутренней борьбы. Зависимость брала свое. Он уже шагнул к выходу, но вдруг остановился и, выдохнув, бросил флешку прямо в лицо продавцу.
- Пошел ты со своей правдой, старый хрыч. Оставь себе и ее и деньги. Я больше никогда сюда не вернусь.

- Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь назову умным человека, отказавшегося от правды и оставшемуся в неведении, - усмехнулся старик, когда дверь за парнем захлопнулась. - Да уж, воистину, мир перевернулся вверх ногами... Эй, страдальцы! Еще по дозе или валите по домам?

Трое в углу зашевелились и принялись копаться в своих бумажниках.

©ЧеширКо

Показать полностью
129

Книжная лавка

Входная дверь скрипнула и на пороге появился посетитель. На вид ему было не больше тридцати, хотя очки с линзами внушительного размера прибавляли к его возрасту несколько лишних лет, которые, впрочем, компенсировались модной прической и безупречным внешним видом: от начищенных до блеска туфель, до белоснежного воротничка выглаженной рубашки. Он аккуратно закрыл дверь и сразу же шагнул к стеллажам, пестрящим обложками книг.
- Лавка закрыта, - раздался голос из угла помещения.
Посетитель остановился, поправил очки и бросил взгляд на свои наручные часы.
- Но на вывеске написано, что вы работаете до семи вечера, а сейчас только пятнадцать минут шестого.
- Лавка закрыта, - с той же интонацией повторил голос.
Молодой человек осмотрелся по сторонам, как будто ища поддержки у каких-то незримых свидетелей творящейся несправедливости.
- Но почему тогда дверь не заперта?
- Потому что внутри находитесь вы, а я не могу запереть лавку, если внутри посторонний человек.

Парень на мгновение расстерялся, пытаясь выстроить в голове логическую цепочку, которую ему предложил на рассмотрение хозяин лавки, но, осознав всю бесполезность этого занятия, мотнул головой.
- Так вы работаете или нет?
- Лавка закрыта.
- А когда откроется? Я бы хотел купить пару книг.
- Лавка закрыта до лучших времен.
- Уже лучше, появилась хоть какая-то определенность, - усмехнулся молодой человек. - А когда настанут эти лучшие времена?

Хозяин лавки, кажется, впервые взглянул на посетителя. В его взгляде читалось искреннее удивление.
- А вы не знаете?
- Я - нет. А вы?
- Странно...
Он поднялся из-за стола и, закинув руки за спину, неспешно зашагал к своему гостю. Остановившись в нескольких шагах от него, хозяин лавки смерил взглядом молодого человека.
- Вы не похожи на глупого человека, но тем не менее пытаетесь показаться мне именно таким. Лучшие времена не наступают, молодой человек. Они имеют свойство заканчиваться, проходить, завершаться, но никак не наступать.
- А, понятно, - кивнул парень, - сейчас вы начнете ныть и вспоминать стародавние времена, когда люди читали книги, а не утыкались носом в смартфоны, затем начнете жаловаться на то, что ваш бизнес убыточен, потом начнете по памяти цитировать классиков литературы, а после скрестите руки на груди и станете задумчиво смотреть в окно.
- Я вижу, что у вас большой опыт общения с продавцами книг, - улыбнулся хозяин лавки.
- Да, вы не первый скорбящий по лучшим временам. Я люблю читать, поэтому часто общаюсь с вашими коллегами.

Продавец бросил на него быстрый оценивающий взгляд.
- И что же вы любите читать? Какие книги вам нравятся?
- Разные. У меня нет привязок ни к жанрам, ни к авторам. Самое главное, чтобы книга «цепляла», была интересной.
- Жаль, что я закрыл лавку, - покачал головой ее хозяин, - мои книги вам точно бы понравились. Я даже больше скажу - вы бы не смогли от них оторваться.
Молодой человек окинул взглядом стеллажи и снова посмотрел на продавца.
- Почему же вы не смогли их продать, если они такие замечательные?
- Потому что они дорого стоят.
- Ну, знаете ли... за хорошую книгу не жалко заплатить хорошие деньги.

- А вы мне нравитесь, молодой человек, - улыбнулся продавец. - Пожалуй, я сделаю для вас исключение. Можете выбрать книги, которые вас заинтересуют. Вы хотели купить пару книг? Я продам вам три.
Он протянул руку в приглашающем жесте и сделал шаг назад, предлагая посетителю пройти к стеллажам и сделать свой выбор. Парень, неумело скрывая ироничную усмешку, шагнул к стеллажу и, поправив на носу очки, взял с полки первую книгу.
- «Судьба номер 115», - прочитал он вслух слова на обложке, - Так себе название, если честно. Посмотрим, что внутри.
Раскрыв книгу на середине, он погрузился в чтение. Не прошло и минуты, как он обернулся к продавцу, внимательно наблюдавшего за ним.

- Удивительное совпадение! Представляете, меня зовут Роман Трофимов, и главного героя книги зовут так же! Пожалуй, я возьму эту книгу не глядя. Надо же было так совпасть!
С этими словами он протянул книгу продавцу, а сам взял с полки следующую.
- «Судьба номер 640»? Это продолжение что ли?
- Скорее, параллельная сюжетная линия, - ухмыльнулся продавец.
- Ага, и главный герой тот же, - открыв книгу и пробежав глазами по странице, произнес Роман. - Что ж, и эту тоже возьму.

Взглянув на обложку следующей книги, молодой человек рассмеялся.
- Да ладно?! «Судьба номер 24»? Серьезно? А здесь что? - он шагнул к соседнему стеллажу. - «Судьба номер 1102», 564, 1790... У вас что, все книги одного автора?
- Можно и так сказать, - кивнул продавец, - но я вас удивлю еще больше, если скажу, что все они начинаются совершенно одинаково. Тем не менее, в каждой из них свой собственный уникальный сюжет и непредсказуемый финал.
Роман схватил с полки еще одну книгу и открыл ее на первой странице.
- «Роман Трофимов родился семнадцатого июля тысяча девятьсот...», - он медленно поднял голову и уставился на продавца. - Это же дата моего рождения! Это как понять?

- Не буду морочить вам голову, Роман, - хозяин лавки аккуратно провел пальцем по корешку книги, которую держал в руке. - В каждой из этих книг описан один из вариантов вашей жизни. То, что называется судьбой, если вам так будет понятнее. Некоторые из них уже неактуальны, так как вы уже прожили часть своей жизни, самостоятельно выбрав один из множества путей. Другие книги до сих пор могут представлять для вас интерес, так как, прочитав их, вы сможете узнать обо всех вариантах развития дальнейших событий, которые произойдут с вами. Конечно же, если вам это интересно.

- Черт возьми, как это возможно?
- Ой, нет, - скривился продавец, - у меня нет желания, а самое главное - у меня нет времени вам все это объяснять. Если вы хотите купить книги - покупайте. Я и так сделал для вас исключение несмотря на то, что моя лавка закрыта. Покупайте или уходите.
- Но... - Роман окинул взглядом помещение, - у меня, наверное, не хватит денег, чтобы купить все книги. Сколько их здесь?
- Молодой человек, - тяжело вздохнул продавец, - не испытывайте мое терпение. Речь шла о трех книгах, да и то, в порядке исключения. Сейчас вы уже замахнулись на все? Их здесь тысячи.
- Сколько? - глаза Романа горели. - Сколько вы хотите? Я заплачу! Я найду деньги!
- Да останьте вы! Меня не интересуют деньги.
- Что вы хотите? Что вы хотите за всю коллекцию?
- Да успокойтесь вы...
- Что?
Роман схватил продавца за руку. Тот резко дернул ее на себя, освободившись от захвата.
- Успокойтесь, молодой человек! - повысил голос продавец, - В самом начале нашего разговора я сказал вам, что эти книги очень дорогие. Вам никогда не расплатиться за них.
- Да скажите, наконец, сколько они стоят?! - закричал Роман.

Хозяин лавки потер запястье и бросил на парня злобный взгляд.
- Пообещайте, что вы не будете хватать меня за руки.
- Обещаю!
- Хорошо, я вам поверю, - он отошел к столу и, бросив на нее книгу, которую держал в руках, повернулся к Роману. - Когда вы покупаете обычную книгу в обычном книжном магазине, вы платите за нее дважды. Первый раз вы отдаете продавцу деньги и получаете за них красивый предмет интерьера, который можно поставить на полку или положить под ножку стола - в зависимости от ваших предпочтений. Второй раз вы расплачиваетесь своим временем, а взамен получаете знания, которые содержатся в этой книге. Как вы уже поняли, меня не интересуют деньги, поэтому я, как продавец, принимаю оплату во второй валюте - в часах, днях или месяцах.
- Не очень понимаю...
- В обмен на книги я забираю время вашей жизни. Ровно столько, сколько вы потратите на их чтение.
- Это как? - нахмурился Роман. - Вы хотите сказать, что если я буду месяц читать эти книги, то я проживу на месяц меньше?
- По-моему, это честно. Знания, которые содержатся в книгах - бесценны. Другой вопрос - готовы ли вы жертвовать своим временем ради обладания ими. Жизнь, знания, время - вам выбирать, какой ресурс для вас важнее.

Парень перевел взгляд с продавца на стеллажи. Книг действительно было очень много.
- Если это правда, то это очень дорого.
- Об этом я и сказал вам с самого начала, - голова продавца опустилась, а взгляд стал жестким и колючим. - А еще я вам сказал, что лавка закрыта. Вы почему-то проигнорировали оба эти факта, еще и набросились на меня.
- Простите, я... - Роман потупил взгляд, - я не хотел. Просто всё это... Это очень странно. Мое имя и дата рождения в книгах...
- А чье имя и дата рождения должны быть в книгах, в которых описываются ваши судьбы? - злобно выкрикнул продавец. - Проваливайте отсюда и больше никогда здесь не появляйтесь!
Роман вздрогнул и отступил на шаг.
- Простите меня, я не хотел.
- Проваливайте! - глаза продавца вдруг вспыхнули двумя яркими огоньками.
Молодой человек опустил голову и быстро зашагал к выходу. Уже у двери он заметил, что держит в руках книгу с названием «Судьба номер 24».
- Простите, я чуть было не унес эту...
- Да катись отсюда к черту и забери эту книгу с собой! Я тебе ее дарю, только исчезни с глаз моих!
Дверь открылась и тут же захлопнулась за выскользнувшим на улицу парнем.

Продавец стоял у окна, и с кривой усмешкой на лице наблюдал за Романом, который, не веря своему счастью, крепко зажав книгу в ладонях, бежал по тротуару домой, чтобы скорее узнать один из вариантов своей дальнейшей судьбы. Продавец знал, что он вернется. Вернется и купит очень много книг. Они всегда возвращаются, ведь для человека нет ничего интереснее собственной жизни. Даже когда за свой интерес приходится ею же и расплачиваться.

©ЧеширКо

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: