10

Exception. Глава 8.

Сотни голосов из зашитых ртов слились в чудесный хор. Все они такие разные: низкие и грубые, отдающие потом и с красными белками глаз. Другие синеглазые и белокурые, все в духах, утонченно нежные. Один тихо шепотом, другой срываясь на крик, разрывая голосовые связки.


Я слышу вас. Вашу песню из зашитых ртов. О разном, каждый о своем и все об одном, бывшим человеческим, натертом кем-то на терке и сваленном в одну кучу. Это крик. Омерзительный и страшный.

-Что такое Атлант?

-Поцелуй меня.

-Тише, главное не кричи.

-Время еще не пришло.

-Ты меня слышишь?


Все перемешалось в этой натертой гниющей куче. Ноздри уже поймали ее сладковатый запах и наполнили им легкие. Мы скоропортящийся продукт. Выпущенный без упаковки, без дат, без гарантии. Изначально просроченный и не подлежащий возврату.


-Ты меня слышишь?


Щеки горящие сотнями иголок заставляют открыть глаза. На меня смотрит изуродованное татуировками лицо. Черные комки глаз залезают в меня, внутрь, срывая одежду, глубже, под кожу. Они что-то ищут во мне, копаясь и перебирая нутро на части. Это мерзкое ощущение наготы. Мне нечем прикрыться, хоть я и в одежде.

Что ему нужно? Губы на бледном лице шевелятся. Лицо что-то говорит. Хор обрывается, словно всем разом перерезали глотки. Зашитые рты молчат. Говорит только он.


- Успокойся. Такое бывает. Сейчас ты придешь в себя. Вспомни, как тебя зовут. Как ты сюда попала. - Он все говорит и говорит. Рядом с ним еще люди, они смотрят на меня. На их лицах читается напряжение и страх. Они хотят, чтобы я вспомнила. Вспомнила, то, что важно им. Чтобы их страх ушел. А что важно мне? Разве я боюсь? Реальность замедляется, губы на лице двигаются все медленнее и медленнее, пока не останавливаются вовсе. Мир остановился и ударом кувалды вернул, то, что кто-то забрал.


-Черт, все не то. Обнуляй. - уже злясь приказала я программе подбора одежды. Она легко согласилась и обнажила тело моей проекции. Два часа примерок и все зря. Как оказалось, с текущими ресурсами довольно сложно купить себе достойный наряд. А, то, что можно купить, никак не дружит с понятием модно и современно. Может в рабочей робе пойти? - мелькнула в голове мысль, но я сразу смела ее из сознания. Все же нужно произвести достойное впечатление. В рабочем наряде всю жизнь ходить, успеет еще надоесть.


- Покажи прототипы не пошедшие в производство в этом месяце. - попросила я программу подбора и получила в ответ около тридцати различных моделей подходящих под мой бюджет. Полистав, я выбрала одну и примерила на проекцию. Моя точная копия сотканная из света облачилась в длинную черную майку с кружащимся листком на груди, падая он кружился словно несомый ветром и по мере приближения к нижнему краю майки он краснел и тускнел, пока не пропадал вовсе. На ноги налипли тонкие, темно-серые штаны и черные кеды. Все это смотрелось так странно и мрачно, что я сдалась - пусть будет это. Тратить половину своего месячного жалования на этот ужас не хотелось, но на подбор других вариантов уже совсем не было времени. Совершив покупку и надев еще отдающую холодом распечатанную одежду, я побежала к транспортному узлу.


Сев на кресло в тубе я немного успокоилась, не опоздаю, можно и дух перевести. Этот день словно бабочка, незаметно пропархал мимо меня. После утренней рабочей поездки я только и успела, что погулять по городу, и добравшись до дома перекусить. Все остальное время сжег выбор прически и одежды. Так больше нельзя, нужно купить себе планировщик, пусть следит за моим распорядком. С этими мыслями я подключилась к облаку грез и растворилась в нем, забывая обо всем вокруг. Через двадцать минут отдохнувшая и свежая я шла за синий линией ведущей меня к мелькающему на карте маячку.


Интересно, что это за место такое? Мать запрещала посещать подобные заведения, говоря, что это для отбросов, тех кому нечем заняться. Только бездельники ходят по клубам. Значимый элемент Системы должен трудиться на ее благо, а не сжигать свой потенциал в подобных клоаках - так говорила она. Наверное, она права. Пришло время сжечь себя в этом очищающем огне. Стать бесполезным пеплом, разносимым ветром.


-Ники, ты куда так спешишь? - раздался сзади знакомый голос. Обернувшись, я увидела улыбающуюся Джейн с Фредом и Саидом, они сидели на лавке и о чем то болтали. Не правильные координаты, подумала я, отменяя маршрут и пошла к ним. Саид, скрыв лицо в тени капюшона, смотрел на дерево стоящее рядом и не обращал на меня никакого внимания. Фред поздоровался и встал с лавки уступая место рядом с Джейн.


- А почему вы тут, а не на отметке? - спросила я у нее, сев рядом.

- Тут людей не так много. Поспокойнее. Лучше ответь, что за мрачность на тебе? Ты случаем не в депрессии - поинтересовалась она, делая серьезное лицо.

- Нет, просто случилось так, что я выбрала этот наряд или он меня выбрал. Не знаю. В общем долгая история. - я решила не рассказывать, что на выбор этого, ушло два часа и мне самой он не нравится.

- Да, ладно тебе. Все я понимаю, с нашим заработком сложно найти что-то стоящее. Сама вон в лохмотьях хожу. - сказала она, вставая и показывая свое платье. Внешне красное, с зеленым отливом на внутренней части, оно смотрелось очень необычно, и отлично сидело на ее фигуре.


- Мне нравится, красивое платье - сказала я, рассматривая ее со всех сторон.

- Да. Мне тоже нравится - сказал молчавший до этого времени Фред.

- Ой ну вас. Подлизы. - краснея сказала Джейн садясь обратно на лавку.

- А где Гарри? - спросила я.

- Скоро будет - почти шепотом ответил Саид, не отрывая взгляда от дерева.

- Ты так смотришь на это дерево, словно ищешь что-то. - я решила немного побеседовать с этим странным парнем.

- Хочу понять, почему Фред любит эту живность. Красиво, да. Может быть даже полезно. Но слишком статично и безвольно. - ответил он, так же тихо, словно боясь разбудить кого-то.

- Почему ты так тихо говоришь? - прошипела я ему в тон.

- Стараюсь не привлекать внимания.

- Чьего внимания? – не понимая спросила я.

- А вот и Гарри. - звонким голосом перебила нашу змеиную беседу Джейн. Саид замолчал, переведя взгляд на приближающегося Гарри. Он шел вприпрыжку, с рюкзаком на спине и всем видом показывал, что у него отличное настроение.


- Привет ребята, привет новенькая, привет Ди. - поздоровался он подойдя к нам.

- Гарри, я просила так меня не называть - вспылила Джейн вставая.

- Ди, а тебе идет это платье. - продолжил он не обращая внимания на ее протесты.

- Гарри!

- Ну все, все, извини. Шуток не понимаешь. - подняв руки к груди сказал он.

- Думаю пора начинать, а то я и так задержался. – продолжил он -Как вы знаете мы тут собрались с определенной целью. Сегодня наши ряды пополнил новый член нашей команды. И мы здесь, чтобы принять ее в свою семью. Следуя традиции. Посвящение, проводится последним посвященным. Так что Джейн, слово тебе. - сказал Гарри передавая рюкзак девушке. Взяв его, она обвела всех взглядом и глубоко выдохнув сказала:


- Ники, первая часть посвящения состоит в том, что мы все вместе отправимся в клуб. Попав туда ты узнаешь, про вторую часть. Это не опасно, и не обязательно, если хочешь, можешь отказаться. - закончила она вопросительно смотря мне в глаза. Отказываться я не хотела.

- Я готова, пойдемте уже. - ответила я и встала. Но никто из ребят не сдвинулся с места. Все смотрели на меня немного удивленно.

- Джейн, ты утром не рассказала про клуб? - устало спросил у нее Фред.

- Парни простите, я забыла. - ответила она, извиняющие улыбаясь и краснея. - Сейчас все будет.


- Ники. Извини, что не рассказала утром. Клуб это не место. Это состояние. Как ты знаешь, Системой запрещены любые психостимуляторы, наркотики, алкоголь и прочее. Но есть полулегальное средство. Оно только для единиц и двоек. Поэтому про него почти никто не знает. Есть специальные информационные каналы. Мы зовем их станциями или диджеями. Кому как больше нравится. В определённые дни и время они транслируют определенный код, который можно получить, обработать и хорошенько с этого кайфануть. Хорошо, качественно кайфануть, без вреда здоровью и собственно легально. – вырезая каждое слово в воздухе сказала Джейн


- Чтобы попасть в клуб нужны устройства. Билеты. Вот смотри. - она расстегнула молнию на рюкзаке и достала пять тонких черных лент.

- Одеваешь на руку, ждешь синхронизации и ты внутри. Все просто. Ты с нами? - она смотрела на меня с некоторым опасением. Словно ждала, что я стукну по ее протянутой руке, выбью билет и уйду. Но я не уйду.

- Да я с вами. - ответила я и взяла один билет с ее руки. Остальные разобрали парни, оставив одну полоску для нее самой.

- Что делать с ней? - спросила я у Гарри.

- Просто положи на запястье, она сама все сделает. Дальнейшим процессом синхронизации рулит Джейн, поэтому не задумывайся.


Я сделала как он сказал. Положила ее на запястье. Лента почувствовав под собой теплую кожу выпрямилась словно ее ударили током и с силой обвилась вокруг руки.

- Ну что все готовы - Джейн обвела нас взглядом и не услышав возражений закрыла глаза.

- Начинаем - голос ее немного дрогнул. По моему телу пробежала теплая волна мурашек. Окружающий мир расцвел, словно кто-то выкрутил на максимум его контрастность. В груди сладко защемило, ноги стали ватными и приятно закололи. На лице сама собой появилась улыбка.


- Нравится? - поинтересовался у меня Гарри, широко улыбаясь. Его глаза заблестели, отражая в себе окружающий мир.

- Да. Это оно и есть?

- Ага. - но это только первая часть. Дальше, интереснее. Джейн.

- Да? - отвлеченно спросила девушка, глупо улыбаясь.

- Продолжай, давай - кольнул ее Фред.

- Ах, точно. Извините. Продолжим. - улыбка стерлась с ее лица. Она продолжила:


- Клуб это начало, но это не наша основная цель. Код, приносящий удовольствие принимается и расшифровывается этими лентами, что у нас на запястьях. Они подключаются к нашим филинам и заставляют сознание частично переключится на наших Атлантов. Кроме всего этого этот код создает определенные помехи для Системы, она знает где мы и чем занимаемся, но доступ к нам получить не может. Да и в этом состоянии оно не требуется. Под таким кайфом ничего другого и не нужно. Только вот она не знает, что мы не идем дальше первой волны. Поэтому сохраняем возможность выбора. Если пойти под вторую волну и дальше, то сознание отключится и полтора часа кайфа обеспечены. Но мы тут не за этим.


- Подожди, подожди. Что такое Атлант? Что за филины? Я не совсем понимаю о чем ты. - перебила ее я.

- Джейн, рассказывай тоже самое, что и я тебе, не упускай детали – сказал с укором Гарри.


- Черт, опять. – выругалась она - Филины это часть платформы Атлант, можно сказать, что они дублируют наши нервные окончания и другие рецепторы. Объем и скорость передачи данных через них на порядки больше чем через нервы, нет промежуточных химических узлов и прочей биологической ерунды. Атлант это специальная платформа, частью которой и являются филины. Она обрабатывает данные из нас и передает в Систему, а так же обрабатывает информацию от нее. Можно сказать это второй мозг, только гораздо большей производительности и спрятанный от нас. Так вот, этот код добавляет возможность переключить частичку сознания на Атлант. Все, что ты сейчас чувствуешь идет от него.


- Откуда вы про это знаете? Как в нас очутились эти Атланты? Почему я про это никогда не слышала? - не веря ей, спросила я.


- Нам немного повезло. У нас есть Гарри. Как ты уже знаешь, он был сыном девятки. Его отец напрямую контактирует с Системой. Как-то раз, благодаря аккаунту отца, он получил доступ к закрытой информации. И узнал кое-что интересное. Давным-давно, нам в генотип был добавлен один ген. В момент формирования эмбриона он активируется и разворачивает в нас эту платформу, она функционирует, растет и меняет свою структуру с самого зачатия. Без нее мы не могли бы контактировать с Системой в той форме как это происходит сейчас. Но суть не в этом. Гораздо интереснее то, что на короткий промежуток можно полностью переключить сознание на Атлант. Вот тут и начинается самое интересное. Сознание получает не только возможность, но и оболочку для работы с Системой в таком формате. Оболочка сырая и не известно кем создана. Мир словно выворачивает наизнанку. Все меняется, фрагменты информации и обрывки воспоминаний склеиваются в такое полотно, что голова идет кругом. Но это очень круто. Клуб же используется как анестетик, чтобы не больно было входить и выходить, плюс прикрытие. Система не знает, что мы знаем. Не думаю, что ей такое понравилось бы.


- Как то все попахивает каким-то заговором. Я про это никогда не слышала. Никто и никогда про это не говорил. - все еще больше не веря сказала я.

- Хочешь верь, хочешь нет. Дело твое. Мы это тоже не просто так рассказываем. Попробуй и сама узнаешь. Сейчас времени на разъяснения нет, трансляция кончится скоро. Хочется и там побыть. – неожиданно зло вклинился в разговор Саид. Остальные молча смотрели на меня ожидая решения.


- Хоть скажите, на сколько это опасно и что я там увижу? - спросила я

- Не опасно. Мы довольно часто практикуем это, каждый видит что-то свое. Я свое детство, то, чего никогда не было. Встречаю сестру, или отца. Много чего. - ответил мне Гарри.

- Если боишься, то не пробуй. Мы сами сходим, а ты подождешь нас тут. Время быстро пролетит - успокаивающее сказал Фред.

- Да Ники, если боишься, то не нужно, мы не заставляем - подтвердила Джейн.


Пойти с ними или отказаться? Стоит ли оно того, хотя кого я обманываю. Я сейчас ничего не стою. Я никто. Мне нечего бояться – решила я и ответила:

-Хорошо, я с вами.

- Отлично, тогда слушай, Джейн будет синхронизатором, мы все вместе войдем туда и вместе выйдем. Тут пройдет пара минут, там могут пройти часы. Смотря на что отвлечешься. В общем не паникуй в случае чего и не бойся. Все закончится через несколько минут. – сказал Гарри и насторожил меня вместо того, чтобы успокоить.


- Джейн твой ход, с чего начнешь синхронизацию? - обратился он к девушке. Помолчав пару секунд, она ответила:

- Думаю, что начнем с Ники. А точнее с поцелуя. - сказала она смотря на меня блестящими глазами.

- Что? - от неожиданности мой голос дрогнул.

- Хороший выбор, необычно и даже удобно - задумчиво произнес Саид, Джейн подошла ко мне и обняв за талию тихо сказала:


- Поцелуй меня.


Я смотрела на нее, не зная, что делать. Все было на столько, необычно и странно, что я готова была сказать нет, я хотела сказать нет. Но заглянув в ее холодно-синие глаза, поняла, что выбора у меня нет. Они сковали мою волю, опутав сознание бесконечными цепями. Ее руки были такими горячими, сквозь майку я чувствовала ее сердце, бившееся в венах ее кистей. В такт этому ритму я прильнула к ее губам, не осознанно, даже почти случайно и одновременно бесконечно желая этого. Они были мягкие и теплые. Только коснувшись их я сразу потеряла их.


Хлопки, похожие на падающий дождь. Нет. Это не дождь. Я открыла глаза. Сотни птиц кружились вокруг меня в непонятном танце. Вырисовывая причудливые фигуры и тут же стирая их они метались вокруг, пролетая в сантиметрах от меня. Что-то в их виде было непривычным, стараясь понять что именно я пригляделась. Они были без глаз. Вместо них сияли маленькие черные дыры. Не в силах пошевелиться я смотрела в них, выискивая пустые глазницы в этом водовороте живых черных тел. Я чувствовала, что птицам все равно они тут ради высшей цели. Через них на меня смотрел кто-то другой, изучал и познавал. Я закрыла глаза не в силах больше смотреть на этот водоворот. Через мгновение все стихло. Подняв веки, я осмотрелась.


Птиц больше не было, местность тоже изменилась. Я стояла в огромном зале, было темно и сыро, тусклый свет падающий откуда-то сверху еле-еле освещал помещение. Я стояла перед стеной. Она вся была покрыта маленькими пупырками. Они шевелились и перетекали, словно стена была чьей-то кожей, покрытой мурашками. Стараясь рассмотреть что это, я подошла ближе. И увидела. Это были глаза птиц. Сотни и тысячи маленьких черных глаз, они моргали и слезились, вертелись в разные стороны, ловя каждое мое движение. Они видели все, кто я и почему. Я была абсолютно нага. Что-то коснулось моего плеча и я обернулась.


Это была ветка старого засохшего дерева. Свет красного солнца резал мне глаза. Переход был столь резок, что на мгновение я ослепла. Промогравшись я смогла рассмотреть старую тропинку под ногами, которая вела к песочнице, в ней играла маленькая девочка. Дальше тропинка бежала мимо потрепанных кустов и упиралась в лес обрезаемая его тенью. Я пошла к девочке. Она была еще мала, годика три-четыре не больше. Светлое платье и русые волосы собранные в косу. Наверное я в жизни не видела ребенка милее. Пока я шла мне показалось, что в тени деревьев, там где кончается тропинка что-то зашевелилось. Я ускорила шаг не сводя взгляда с того места где мне почудилось движение. Почти дойдя до песочницы я все же рассмотрела, то что скрывала тень. Огромный черный волк смотрел на нас оскалив пасть. В два прыжка я подбежала к девочке и схватила ее за руку.


- Что ты делаешь? - она спросила меня продолжая копаться свободной рукой в песке.

- Тише, главное не кричи. Нам нужно идти. Там в лесу плохой волк. - как можно спокойнее сказала я, чтобы не напугать девочку.

- Я знаю. Мне его нечего бояться. Это я его придумала. А вот тебе наверное стоит. Ты мешаешь мне играть - сказала она и засмеялась.


Кое-как оторвав взгляд от пасти волка я взглянула на девочку и мое сердце сжалось. Одной рукой она держала тушку черного ворона, он бился и кричал, но я не слышала не звука. Ложкой, зажатой в белых тонких пальцах другой руки, она выковыривала ему глаза. Они падали в молочный песок и утопали в нем. У ворона, вместо потерянного, вырастал новый глаз, чтобы через секунду быть вырванным и снова упасть в песочное молоко. Третьей рукой, торчащей из головы, она держала мою руку. Я попробовала отпустить ее, но ее пальцы с силой сжали меня, поймав в стальные клещи. Боль сковала меня, поставив на колени. На глазах навернулись слезы.


- Ты слишком рано пришла, чуть-позже я бы отдала тебя ему. Он любит таких. Но, твое время еще не пришло. Ты слишком не спелая, слабая. Убирайся от сюда. - хриплым голосом прокричала девчонка и с силой толкнула меня, роняя на землю, возвращая в мой мир.


Меня всю трясло, мелкая дрожь волнами окатывала тело, сердце - огромный барабан, толкало красную жидкость по моим венам, я слышала его звук, ощущала как кровь нехотя ползет по венам, разнося тепло, заставляя жить. Я вернулась.


- Все в порядке Саид, я тут. – пролепетала я и его черные глаза отпустили меня.

- Ты нас сильно напугала, подруга. - обеспокоенно сказал Гарри. - Сильно напугала. Здесь больше нельзя оставаться. Мы привлекли слишком много внимания. Поехали все ко мне. Обсудим, что ты видела. - он протянул мне руку помогая подняться.


Я встала, мир словно кисель, нехотя отозвался на изменения положения тела дернулся и вслед за ним перешел в горизонтальную плоскость.


Меня мутило, еле-еле передвигая ноги я шла повиснув на Гарри. Остальные ребята кучкой окружили нас и перемещаясь мешали редким прохожим смотреть на нас. Спустя пол часа мы добрались до транспортного узла и дождавшись нужной тубы отправились к Гарри.


Сев на кресло я вздохнула с облечением, холодный пот все еще покрывал мой лоб, но тошнота и головокружение почти утихли. Мысли потихоньку начинали свой хоровод.


Что это было? Кого я видела? Почему все было так? Все это нужно узнать у ребят как приедем. Может они знают. Я посмотрела в окно ища в себе что-то, что-то изменилось, оно кололо меня и жгло изнутри, мешая сосредоточиться. Я поняла - мне хочется еще.

Дубликаты не найдены

0
Автор молодцом! Интригует
раскрыть ветку 3
0

пасиб) стараюсь)

раскрыть ветку 2
0

А продолжение когда будет?

раскрыть ветку 1
Похожие посты
479

Институт (2)

Сначала: Институт


- Вы все допустили непростительную ошибку. Точнее - вы, Лев Давидович, в первую очередь, - ходил из угла в угол полковник. - Вам следовало сразу оповестить соответствующие органы, вы же прекрасно об этом знаете.

- И что? Что мне теперь за это будет?

- Расстреляют, конечно же. Да ладно вам, я же шучу.

Директор института тяжело дышал схватившись за сердце. Его коллега - Артём Дмитриевич, сидел за столом и хмурился:

- Скажите, Михаил Павлович, к чему такая шумиха? Солдаты, бронетранспортеры... Нельзя разве было просто, тихо и спокойно...

- Нельзя. Факт обнаружения вами аномалии подтверждён и нашими специалистами. Нельзя чтобы подобное явление появилось и у наших эээ... иностранных партнёров. Теперь все видят степень охраны здания, и они тоже. Это предотвратит возможное проникновение иностранных агентов, они теперь точно не посмеют.

- Но позвольте, у нас и раньше была некоторая степень секретности, - вставил Лев Давидович.

- Открытие, или существо которое вы здесь зафиксировали - это превосходит все открытия совершенные ранее. Вы понимаете что может произойти? - голос полковника стал жёстче. - Если люди узнают что точно есть потусторонний мир... Начнётся массовая религиозная истерия - вот что нас ждёт, уважаемые учёные.

- Возможно что вы правы, - отодвинув стул произнёс руководитель лаборатории, - но лично мне кажется, что вы несколько переборщили с карантином. В здании пятьсот человек, и к так называемому контакту имеет отношение лишь чуть более двадцати.

- Так положено. Честно признаться такое вводится впервые. Но поверьте, как только будет хоть один шанс, я приложу все усилия, для того чтобы снять карантинные меры. Всё самое необходимое: провиант, предметы первой необходимости и даже постельное белье и раскладные кровати скоро будут сюда доставлены. Семьи сотрудников и средства массовой информации будут нами оповещены. Ещё есть вопросы?

Двое учёных лишь задумчиво молчали.

- Ну хорошо. Значит что мы имеем на этот час? Говорите мне всё, я должен знать даже малейшие детали, - военный достал из нагрудного кармана блокнот: видимо он привык делать записи по старинке. Артём Дмитриевич посмотрел на своего руководителя и дождавшись когда он ему кивнул, заговорил:

- Ну раз вы видели видео я не буду повторять то, чем это существо там занималось. Оно делает всегда примерно одно и тоже: царапает стену. Из последних наших открытий - оно не реагирует на звук.

- Вот это уже интересно, - оживился полковник, - как вы это выяснили?

- Один из наших специалистов менял сломанный датчик в аномальной зоне. Как раз в тот момент, когда существо снова там появилось. К счастью он оказался не из робкого десятка, и попытался с ним поздороваться.

- И что?

- Ничего. Никакой реакции не последовало, мне даже кажется что у этого существа полностью отсутствуют слуховые рецепторы. Если и есть на свете существа подобные ему, возможно они общаются другими способами.

- Понятно. Ещё есть какие-либо выводы? - Михаил Павлович подчеркнул что-то в блокноте.

- Глаза, - продолжил Артём Дмитриевич. Глаза у него есть. Это видно по снимкам, ну и потому как оно каждый раз безошибочно возвращается на то же самое место, где и закончило царапать стену в прошлый раз. Ну и руки с когтями или с большими ногтями. Тоже имеются.

- А ноги?

- Вот здесь не ясно, - вступил в разговор Лев Давидович, - там можно лишь разобрать что на нём надет какой-то длинный балахон или нечто на это похожее. И всё это чёрного цвета, такое же, как и цвет его тела.

- Хотел бы добавить, что есть тело, в понятном нам, осязаемом виде, или его нет, и это всё какой-то вид голографии - пока не ясно, - руководитель лаборатории теперь уже встал и ходил по кабинету академика, на ходу водя в воздухе рукой - как будто обрисовывал описываемое существо в воздухе.

- Эмм... - замялся полковник, - а теперь я хотел бы задать главный вопрос: что вы думаете сами, ваше личное мнение? Оно может быть привидением? - спросил он полушепотом.

- Как учёные мы скажем лишь, что делать какие-то выводы очень рано, - ответил директор, - но за себя скажу - если выяснится что потусторонний мир существует, я точно этому не удивлюсь. Что скажете, Артём Дмитриевич?

- Аналогично. Поддерживаю ваш ответ.


- Вы просили позвать вас, когда это существо снова появится, - Артём Дмитриевич, глядел сейчас из-под очков сидя в кресле у одной из стен штаба.

- Всё правильно, - еле дыша ответил полковник, - вам бы лифт починить... Вот этот экран?

- Да, смотрите.

Существо на экране колыхалось, зависнув в воздухе. Оно продолжало царапать стену, увеличивая длину линии, которая уже заняла собой место на стене длиною с метр.

- Да что же оно делает? - изумился военный.

- Нам не ясно, приходится всего лишь ограничиться наблюдениями.

- Мы должны понимать, несут ли его действия какую-либо угрозу.

- Угрозу? Да вы о чём, полковник?

- Зачем оно здесь появилось? Зачем чертит, или чёрт его знает - царапает стену? Я второй день как нахожусь здесь, и пока не получил никакого ответа.

- Никто не получил. Нам остаётся только наблюдать.

- Вот это самое бездействие просто выматывает, уж извините.


Прошла ещё неделя. Сотрудники института приспособились к новым условиям, хотя проживание в спартанских условиях многим далось очень нелегко. Многие из них подходили к директору института и к Артёму Дмитриевичу - предлагали свою помощь. Но руководитель лаборатории добавил в команду лишь Геннадия и Петра - возможно за их первостепенный вклад в открытие. Михаил Павлович старался не мешать учёным, но всё же ввёл некоторые ограничения для сотрудников по свободе передвижения внутри института. Внутри контура п-образного здания института находился небольшой дворик, и выход в него стал строго регламентирован по времени. Единственный "островок без потолка" - так прозвали его учёные.

По всему забору бравые солдаты успешно намотали спирали колючей проволоки, по углам установили смотровые вышки. На всех столбах теперь висели видеокамеры роты охраны. Весь периметр круглосуточно охранялся патрулями - институт действительно напоминал теперь девятиэтажную военную базу.

Толпы зевак, которые вперемешку с выкрикивающими призывы о грядущем конце света фанатиками, находились поодаль, охрана не подпускала их ближе чем на несколько десятков метров к бронетранспортерам, являвшими собой первое оборонительное кольцо. Тут и там сновали журналисты и блогеры - стараясь прорваться поближе, для того чтобы снять только свой "эксклюзив", но уже в который раз они попадались охране, которая передавала их потом полиции.

Новости о происходящем в институте были в топе лент новостных агентств всего мира. Руководство страны - под нажимом СМИ, всё же разрешило передавать некоторые сведения журналистам. Каждый вечер, часов в шесть, через контрольно-пропускной пункт выходил на улицу полковник "Железной цепи". Тут то и начиналась форменная вакханалия - толпа журналистов допускалась ближе, и они, практически отпуская друг-другу тумаки, старались лично взять у полковника интервью. Но Михаил Павлович был скуп на слова и выдавал только строго дозированную порцию информации. «Сегодня было зафиксировано два визуальных контакта. Первый в 3:21, второй в 14:37. Первый контакт длился семь минут, второй - девять. Существо продолжило свою работу» - один из примеров. И каждый вечер он передавал одному из журналистов - кому повезёт, флешку с сильно урезанной видеозаписью. Один раз одного такого работника СМИ чуть не прибили коллеги, и когда среди просветительских тружеников начался форменный мордобой - пришлось успокаивать толпу автоматными очередями в воздух. Потом выдавали флешку строго по утвержденной очереди...

Но в целом последние новости всколыхнули мир. Многим было неспокойно, ведь привычный уклад жизни и устоявшееся мировоззрение могли рухнуть в одночасье. Всё теперь зависело от новостей из института.


- Что мы имеем на сегодня?

Михаил Павлович открыл небольшую "пятиминутку", проходившую каждый день в пять вечера.

- Сегодня, повторю: замечательные новости, - улыбнулся Артём Дмитриевич, - существо закончило чертить прямоугольник, а я ещё раз напомню, что это напоминает мне проём двери...

- Всё-таки давайте заминируем лестничный пролёт и стену, - перебил его полковник, - мало ли что оттуда может вылезти? Мы же совсем не понимаем его природу? Взрывчатка не помешает.

- Да вы о чём говорите!? - воскликнул директор института. - Я не позволю обкладывать бомбами этот свет науки, этот передовой...

- Здесь я решаю, чему быть а чему нет, - перебил его Михаил Павлович. - И если случится непредвиденное, только я и мои солдаты сможем спасти ваши задницы, уж извините за резкость. Надеюсь, что сможем.

- Я не рекомендую вам этого делать, - высказался руководитель лаборатории. - Взрывчатка может быть расценена как признак враждебных намерений. И как к этому отнесутся существа? Если они задумали создать некий портал - мы не сможем им ничем помешать.

- Почему вы так думаете?

- Оно нас не боится. Оно даже не обращает на нас никакого внимания. Следовательно, угрозы мы не несём. В данный момент.

- Ну хорошо, - задумчиво произнес полковник, - а я, в свою очередь, хочу вас проинформировать о возможных взаимосвязях существ с нашими оккультными эээ... учениями.

- С чем? - воскликнули учёные.

- Нельзя вот так запросто откидывать даже самые сомнительные варианты, - скрестив на груди руки, возразил Михаил Павлович. - Наша обязанность - проверить всё что можно.

- Ну и какие новости в оккультном мире? - улыбнулся Артём Дмитриевич.

- Над этим работал целый отдел...

Нечто похожее на привидений упоминалось во многих древних книгах и рукописях. Вера в них восходит своими корнями к самым древним временам, и когда об этих, бестелесных созданиях было упомянуто впервые - неизвестно. В мифах и легандах народов они олицетворяют собой дух умершего человека, и не нужно улыбаться господа. Далее... Мы проверили все несчастные случаи произошедшие в вашем институте...

- Ну вообще... - не выдержал Лев Давидович.

- Кхм... Мы выяснили, что в 1934 году, во время постройки этого здания со строительных лесов упал и разбился насмерть один рабочий. Как его связать с нынешней ситуацией мы понятие не имеем. Дальше. Одна из сотрудниц вашего института в молодости состояла в секте сатанистов...

- Где состояла!? - вскочил директор

- В секте. Сядьте, Лев Давидович. Это было когда ей стукнуло семнадцать лет. Сейчас ей более тридцати, и на допросе наши психологи выяснили что больше она... ну не верит в эту бредятину. Зато мы ей верим. Но связано это как-то или нет, чёрт его знает. Мы даже посоветовались с некоторыми специалистами по оккультизму, но они все в один голос твердят, что для того чтобы открыть врата в ад нужно непременно чертить пентограммы. Приплясывая с бубном. И для этого никто не чертит прямоугольники. Хватит улыбаться, Артём Дмитриевич. В общем, вы как учёные, должны знать все аспекты изучаемого вопроса. Пока всё. Вам эта информация о чём нибудь говорит? Можно связать с происходящим?

- Не знаю, распечатайте ваши доводы на бумаге, я хотел бы сохранить это для себя.

- Давайте посерьёзнее, Артём Дмитриевич! Мы же стараемся помочь!

- Ага. Вот спасибо то. Вы пожалуйста не ляпните это при встрече с журналистами, - попросил директор института.

- О паранормальном даже намекать нельзя, - согласился полковник, - иначе мир скатиться ко всем чертям.


- Артём Дмитриевич!

- Что, Геннадий?

- Посмотрите на экран!

- Что? Что это?

Двое учёных прильнули к экрану, по центру которого виднелся лестничный пролёт, ведущий с девятого этажа вниз, к отглушенному деревянными панелями проходу. Над лестницей, примерно на высоте человеческого роста появилась яркая точка. Её свет освещал пролёт не хуже яркой лампы. Помигав несколько секунд, точка исчезла.

- Что это было, Артём Дмитриевич?

- Не знаю. Давай позовём сюда полковника, а то ведь потом забодает вопросами...

Примерно через пару минут в бывшую венткамеру явился полковник. Он внимательно просмотрел запись:

- Что думаете, друзья - учёные?

- Ничего не думаем, какой-то свет...

- Понятно что свет, а почему он возник?

- Не хочу делать предположений... - начал Артём Дмитриевич, но его прервал Геннадий:

- Вот, смотрите, «кочегар» снова появился! - указал он на другой экран, на котором снова возникло загадочное существо.

- Прекратите его так называть! - прошипел профессор.

- Хм... Нормально, - улыбнулся полковник. - Но что это с ним?

Существо, на этот раз, не сразу подошло к стене. Оно несколько секунд стояло, и казалось, что смотрело вниз, на то самое место, где совсем недавно горела яркая точка. После, оно снова ринулось к стене и с удвоенным рвением стало царапать штукатурку. Но делала оно это совсем не там где раньше, а в центре прямоугольника.

- Что-то новое... - прошептал Артём Дмитриевич.

- Всё-таки хорошо что мы всё заминировали, - тоже шёпотом сказал Михаил Павлович.

- Что-о? Когда? - старый учёный попытался встать с кресла.

- Когда-когда... Ночью. Не нужно нервничать, садитесь. Так спокойнее мне и руководству. Смотрите на экран, ведь интересно же...

- Чёрт знает что!

- Смотрите сюда! - громко зашептал Геннадий, указывая на первый экран, тот, на который они смотрели совсем недавно. Яркая точка снова появилась. На этот раз она горела всё ярче и ярче. Точка превратилась в нестерпимо яркий шар, который рос прямо на глазах.

- Всем внимание! - крикнул в рацию полковник. - Боевая готовность! Возможен прорыв в аномальную зону! Второй взвод ко мне - в штаб!

Учёные не обращали на него внимания, они завороженно смотрели на горящее в подъезде "солнце". Геннадий легонько стукнул по плечу Артёма Дмитриевича, указав ему рукой на второй экран. Существо на нём сжалось, словно от давления яркого света. Затем, закружившись чёрным смерчем оно сложилось в чёрную точку, и исчезло. Одновременно с этим яркий шар стал превращаться в овал, который стал растягиваться вниз - до самой лестницы. Став больше ещё и в стороны, внезапно, его внутренняя часть стала темнеть. Внутри показалась фигура человека. Было похоже, что человек внутри был одет в скафандр. Сделав шаг из горящего овала, человек оказался на лестнице. Как только он ступил на неё второй ногой свечение исчезло. Вместе с таинственным овалом. Человек в скафандре с интересом стал озираться по сторонам, и тут, неожиданно, он помахал рукой в камеру.

- Охренеть... - прошептал профессор.

- Второй взвод - отбой, всем - отбой, - еле выговорил в рацию полковник.

- Прикольно, - резюмировал Геннадий. - К нам приехал космонавт.


(Спасибо что читаете, далее - постараюсь завтра)

Показать полностью
630

Катабасис и апокатастасис головного мозга*

Катабасис и апокатастасис головного мозга* Что почитать?, Книги, Рекомендации, Фантастика, Антиутопия, Киберпанк, Философия, Длиннопост

Ник Харкуэй - Гномон. 2017
(ссылка на livelib)

*Катабасис - сошествие в ад, преисподнюю.
Апокатастасис - восстановление, пересотворение всего сущего из пустоты.

Приветствую, друзья.
Только что закончил читать "Гномон" британского писателя Ника Харкуэя и, по горячим следам, хочу рассказать пару слов об этой замечательной книге.
Для начала, немного о сюжете.
Относительно недалекое будущее. Великобритания. Сложнейшая нейросеть под названием "Свидетель" контролирует всё население. Всё фиксируется и записывается. Даже воспоминания. Нет преступлений и неизлечимых болезней. Тотальная, хе-хе, демократия ещё никогда не была такой прозрачной и справедливой. И вот в этой прекрасной Англии будущего обнаруживается некая Диана Хантер, диссидентка, живущая в старом особняке превращенном в огромную клетку Фарадея, куда Свидетель не может проникнуть. В общем, подозрительная личность. Её вызывают на допрос: покопаться в голове, посмотреть воспоминания, заодно излечить болезни какие найдут. Процедура не очень приятная, но обыденная, как к стоматологу сходить. Но вот незадача, Диана на допросе умирает. Неслыханное происшествие. Расследование поручают инспектору Свидетеля (что-то типа полицейского следователя в мире где полиция не нужна) с экзотическим именем Мьеликки Нейт. Ей предстоит загрузить себе в голову записанные на допросе воспоминания Дианы и попытаться во всём разобраться.
Затянулась что-то у меня завязка.)
Роман многожанровый: тут и (анти)утопия и киберпанк, магический реализм и социальная философия.
Еще одна особенность, которая мне пришлась по душе - до самого конца книги не понимаешь, что реально, а что иллюзорно. Где настоящий мир, а где симуляция? Чем то всё это напоминает фильм "Начало". Кстати, мне кажется, что у Кристофера Нолана получилась бы превосходная экранизация этой истории.
Подытожим.
Перед нами объемная, сложная книга, переполненная всевозможными отсылками, головоломками и философскими размышлениями, которая читается, однако, вполне бодро и увлекательно. Отдельно стоит упомянуть большое количество сложных, незнакомых большинству, понятий. Однако, часть из них объясняется автором по ходу произведения, еще часть надо погуглить, а остальные можно понять из контекста или просто пропустить сквозь себя как "белый шум". Тут, к месту будет привести цитату, собственно, из Гномона:

Информация настолько плотная и специфичная, что становится поэтичной и полной аллюзий.

Но пусть это вас не пугает. Сюжет в книге плотный и понятный и в совсем уж специфические дебри "философии ради философии" не уходит. Но, всё таки, мозгу придется хорошенько поработать.
Поверьте, оно того стоит.

Показать полностью
76

Минус одна двенадцатая

Монах Си Люцзы сидел в тёмной келье. Из-за стен доносился привычный шум неторопливой монастырской жизни. В щель потолка проникал единственный луч света и медленно скользил от запертой снаружи двери к противоположенной стене. В луче света, словно чаинки в чайной пиале танцевали белые крошки пыли.

Ноль, плюс один, плюс два, плюс три. Сейчас свет освещал ступни монаха. Возле Люцзы стояла нетронутая чаша с рисом и вода, которые с рассветом принес послушник – вся его еда на этот день.
Си Люцзы знал, что мёртв. Его тело агонизировало, требуя кислорода. Плоть уже тридцать семь лет обреченно танцевала этот танец со смертью. Мгновенная вспышка эйфории при вдохе после выдоха сменялись отчаянным призывом нового воздуха. Его, ещё не разложившийся труп, цеплялся за жизнь. Люцзы знал, что это значит: не все его привязанности уничтожены, он прикован ещё к колесу сансары. Он ещё раз разложил на дхармы все свои эмоции, чувства, и состояния ума, классифицировал их согласно учению Благословенного, и только тогда, когда в очередной раз понял насколько он несовершенен, какая пропасть отделяет его от Будды, сделал вдох.

Плюс пятьдесят четыре, плюс пятьдесят пять, плюс пятьдесят шесть, плюс пятьдесят семь. Его ноздри расширяются, струйки воздуха устремляются в лёгкие, грудь поднимается и кровь обогащается кислородом. Он останавливается. Опять агония. Его труп требует выпустить воздух. Белые люди говорят, что это биология. Си Люцзы знает, что биология это только нижней уровень: смена эйфории и страдания — сукха и дукха – вот, что природа всех вещей, машина, которая поддерживает этот мир, вращает его колеса. Без них тот бы распался. Си Люцзы медленно выдыхает, грудь сжимает лёгкие, струйки воздуха устремляются в обратном направлении, мозг погружается в секундную эйфорию. Через миг его тело потребует новой порции наркотика – кислорода.
Люцзы смотрел на пол, на котором были разложены четыре кучки с неровными камешками: слева от него лежал один камешек, прямо перед ним два и три, а справа четыре камешка. Он смотрел на эти камешки и думал о природе этого мира. В нём нет ничего постоянного: Солнце восходит и заходит, день сменяется ночью, реки меняют русла, люди рождаются и умирают, десять лет назад сгорела храмовая пристройка, сейчас на её месте стояла новая. Но перед ним лежали четыре кучки из камешков, и в них была скрыта тайна Вселенной. Единственное, что было в ней постоянно, и что можно было объять непросветленному уму не постигшему ниббаны. Что в нижних мирах, что в верхних, демоны и боги вместе с Люцзы смотрели на эти кучки камней.

Плюс сто сорок четыре, сто сорок пять, плюс сто сорок шесть, плюс сто сорок семь. Один камень, два и три и ещё четыре — всего десять камней. А что будет, если складывать камни дальше? Плюс пять, плюс десять, плюс пятьдесят семь, плюс сто сорок девять? Что будет, если сложить все камни бесконечной Вселенной.
Однажды в их монастырь заехали туристы: суматошный очкарик с вечно смеющимися двумя девушками лет двадцати. Они фотографировали храм, монахов и оставили деньги на реконструкцию храмовой пристройки. Когда они ушли, Люцзы обнаружил книгу, видимо, выпавшую из рюкзака кого-то из этих молодых людей. Прошло две недели, но за книгой так никто и не вернулся. Люцзы решил оставить ее себе. Так как он сносно знал английский, то смог понять, что книга является популярным изложением гипотезы некого Бернхарда Римана.

Плюс триста семьдесят восемь, триста семьдесят девять, плюс триста восемьдесят, плюс триста восемьдесят один.
В часы одиночных медитаций, нарушая предписания, он читал эту книгу. Много раз потом он уезжал в город, чтобы зайти в библиотеку и просидеть там весь день, восполняя пробелы своего деревенского образования. В книге, доставшейся Люзцы говорилось о некой гипотезе, великой загадке, над которой бьётся всё человечество. Оказывается, есть некоторые числа, называемые на Западе простыми. Но не следует верить тому, кто придумал их так называть. Ничего простого в этих числах нет: они стоят особняком от всех других. Если взять простое число и попытаться разбить его на равные части, большие единицы, то ничего не получится, какой бы размер этих частей не брать. Всегда останется что-то в остатке.

Плюс семьсот двадцать два, плюс семьсот двадцать три, плюс семьсот двадцать четыре, плюс семьсот двадцать пять.
Эти числа попадаются среди прочих совершенно случайным образом, как будто в беспорядке, только легко заметить, что в начале числового ряда их много, а потом они встречаются всё реже и реже. Бернхард Риман своим отточенным умом смог увидеть некое правило, позволяющие подсчитать количество простых чисел в некотором большом промежутке. За всю свою жизнь он так и не смог доказать на языке математики то, что увидел. Он умер оставив потомкам только гипотезу. С тех пор гипотеза Римана так высоко почитаема западными людьми, что его называют Загадкой Тысячелетия. После смерти Римана пройдёт больше ста лет, в Нью-Йорке построят самый большой в мире компьютер, который будет проверять то, что смог увидеть Риман. И за все долгие годы работы он не обнаружит ошибки. Однако же, и никто из людей, до сих пор, не смог написать её доказательство.

Плюс одна тысяча сто пятьдесят восемь, плюс одна тысяча сто пятьдесят девять, плюс одна тысяча сто шестьдесят, плюс одна тысяча сто шестьдесят один.
Озарение было настолько сложным, что для того, чтобы только сформулировать его на языке, доступным живым существам, Риману потребовалось придумать математический закон. Как мандала сопоставляет рисунку состояние ума, так и этот закон сопоставляет одним числам другие. Риман назвал свою мандалу дзета-функцией. Если в дзета-функцию подставить число один, то получится бесконечность, если же подставить два, то дзета-функция будет равна одной шестой, умноженной на квадрат числа пи. Но если подставить в дзета-функцию число минус один, то она станет равной сумме всех чисел от единицы до бесконечности. Очевидное решение, что эта сумма равна бесконечности следует отбросить. Си Люцзы узнал, что для следующего шага нужно новое измерение, связанное с корнями из минус единиц. Это измерение разрывает привычное пространство. Прибывая в нём умом, становится совершенно очевидно и ясно, что значение дзета-функции от минус единицы равно минус одной двенадцатой. Вдох — задержка — выдох. Сумма всех чисел, таких далеких, как можно себе представить и даже дальше равна минус одной двенадцатой. Числовое измерение, которое разрешает это противоречие, как бы противопоставлено всем привычным для Люцзы числам. Оно им в прямом смысле перпендикулярно. Люцзы представлял его и думал о нём.

Плюс две тысячи шесть, плюс две тысячи семь, плюс две тысячи восемь, плюс две тысячи девять.
Пусть существует мир, в котором вода не выкипает на огне, а озёра не покрывается льдом в стужу, пусть есть мир, в котором живые существа летают по небу, превращают камни в виноград, а облака в пастилу. Любые чудеса, рождённые умом, могут быть реальностью для жителей этого мира. Но во всех мирах, где ступала нога Просветлённого, и во всех мирах, где она не ступала, везде! – камни можно пересчитать, а значит существуют простые числа, и сумма бесконечности равна минус одной двенадцатой. Риман охватил своим умом ось колеса мира, незыблемый закон, который не приходит и не неприходит. Он обозрим для ушедших в ниббану и для не ушедших в ниббану, для тех, кто знаком с учением Будды и для тех, кто о нём не слышал. Даже Благословенный должен подчиниться этому закону и признать его.

Плюс семь тысяч триста двадцать восемь, семь тысяч триста двадцать девять, плюс семь тысяч триста тридцать, плюс семь тысяч триста тридцать один.
Люцзы задумался о числе «минус одна двенадцатая». Почему именно оно? Двенадцать сакральное число, оно означает четыре благородные истины и великий восьмеричный путь. Но, над ним стояла единица, попирая учение. Понятно. Это Будда, который возвышается над своим Учением. Одна двенадцатая символизирует, что путь важнее, чем все слова, которые произносятся. Все истины ничто, если следовать Пути. Но перед одной двенадцатой стоит минус. Сумма всех камней мира, сумма всех бесконечностей во всех бесконечных мирах стоит по ту сторону от символа Пробудившегося и его Учения.

Плюс девять тысяч девятьсот шестьдесят восемь, плюс девять тысяч девятьсот шестьдесят девять, плюс девять тысяч девятьсот семьдесят, плюс девять тысяч девятьсот семьдесят один.
Люцзы подумал о числах, которые образуют новое измерение, о бесчисленных мирах, в которых даже Будда преклонил колени перед корнем из минус единицы. Вдруг Люцзы понял, что измерение, которое образуют эти числа должно быть и в каждой точке его мира и этой кельи. Он посмотрел на свои руки и увидел кожу, кости, вены, мышцы и мелкие кровеносные сосуды. Он сделал вдох и увидел, как расширяются серые лёгкие под напором воздуха, как курсирует по венам кровь, он увидел стены своей комнаты снаружи и внутри одновременно. Он понял, что нужно сейчас сделать. Си Люцзы медленно выдохнул воздух и встал в том направлении, в котором раньше никогда не поднимался.

Наутро следующего дня послушник отопрёт келью и обнаружит её совершенно пустой.

Показать полностью
140

Лифтёры вечности

— m-ключ застрял намертво. Давай резак, Гриша!

— Да погоди ты резаком, давай его гидрокувалдой долбанём! Дверь дорогая.

— Помогите скорее! Как можно скорее! Здесь заканчивался воздух! Трудно дышать! — приглушенный подростковый голос раздавался из-за синей керамической двери лифта. — У меня кардиоимплант сбоит уже! Я умру!

— Не кричи, сейчас вытащим. Гриша, доставай резак, я сказал! Клиенту плохо!

Мрачноватый и взлохмаченный мужчина в синем комбинезоне, с оранжевой эмблемой Космолифта и буквами КЛ на груди достал из чехла устройство, напоминавшее помесь пылесоса с винтовкой. Второй лифтёр, одетый в такой же комбез, нацепил выступающим крючком аппарат себе на плечо и навёл горловину резака на дверь лифта.

— Отойди там в сторону сторону, прижмись в угол слева.

— Слева от меня лицом к двери или наоборот — спиной?

— Спиной к двери влево в угол! Я буду резать дверь. Не дышать!

— А я в кресле сижу — мне из него выйти или как?

— Вылези! — завопил Гриша. — И зайди в левый угол! Чтоб тебя… понакупят доступа и застревают почём зря!

— Тише! — отозвался мужчина с резаком. — Не пугай клиента. Это жирный вип. Они нам кредитную историю хорошую делают. Паберегись! Начинаю резку двери! Ты отошёл там в угол?

— Ыыыы!

— Не понял — отошёл или нет?

— Дыыы! Режьте, дяденька!

«Дяденька» опустил защитную маску. Гриша отошёл в угол стартовой площадки и отвернулся. Маска была одна на двоих.

Резак полыхнул фиолетовым пламенем и нанокерамика двери, не выдержав тончайшей струи газового напора в тридцать тысяч Кельвинов, моментально сдалась. Виртуозно орудуя плазменной струёй и ловко поворачивая раструб резака, лифтёр вырезал отверстие в верхней части двери.

Кусок покорёженной двери вывалился наружу и повис на лоскуте.

— Григорий, охлаждение!

Гриша уже был наготове, он подсуетился и обдал раскаленные края криогенератором. Осторожно заглянув через отверстие в кабину космолифта, подсветил фонариком.

— Якуб Петрович, здесь девочка! А ну вылезай! Уже можно!

Он помог пленнице выбраться наружу наружу, на стартовую площадку. Обычная девчонка лет тринадцати, ну пусть — четырнадцати. С рюкзачком. Рыжая, стриженная под мальчишку. Огромные голубые зареванные глаза. Одета в штаны из суперджинсы и футболку с черно-красным принтом с анимешными персонажами и надписью Akatsuki. На ногах красные найки с самошнуровкой. Плетеный браслет на правом запястье с пёстрыми камешками. Дышит часто и с явной нехваткой кислорода. Частичный киборг. Неудачная аугментация, скорее всего, установленный позднее временный кардиоимплант.

Лифтёр автоматически отмечал все эти детали для отчета и записывал выемку на камеру внешней фиксации.

— Дяденьки лифтеры, мне плохо очень, очень, у меня кардио сбоит…

— «Дяденьки!» — передразнил старший Якуб — Скоро капсула прилетит с медиками — они уже на подлёте и помогут. Держи пока стимулин и приложи его к внешнему блоку.

Он протянул девочке блестящий кристаллик энергетического стабилизатора. Девочка схватила его и засунула в карманчик на джинсах. Дыхание сразу восстановилось и стало ровным и размеренным. Она перестала хватать воздух, как маленькая рыбка вытащенная на берег.

— Зачем полезла в лифт? Откуда допуск у тебя на орбиту? — сердито спросил Григорий, упаковывая оборудование и инструменты.

— У меня папа на Луне работает работает, на ферме стимулина. Он вахтовик. Это его допуск. Вы не подумайте — я не украла! Мне его папа выдал для экстренных случаев. Ну, сейчас как раз такой случай… Я хотела к нему… Вчера общались по связи с ним. Он разрешил… у меня и запись есть. Вот!

Девочка торопливо скинула рюкзак и достала планшет.

— Да не нужна нам твоя запись. Мы не кибергвардия. Им покажешь, если надо будет. — ответил суровый Гриша. Якуб оглянулся на стремительно приближавшуюся к площадке спасательную капсулу и спросил:

— А мама где твоя? Вот она тебе всыпет когда узнает!

Девочка внезапно заплакала, слезы хлынули ручьями. Она торопливо вытерла их ладошкой. Отвернулась.

— Мама меняет гендер каждые три месяца. Ей так нравится. И приводит разных то мужчин, то женщин, а то и непонятных инопланетников. Мама уехала в Антарктиду вчера с криптогархом. Женщиной она опять стала вчера…

Подлетела капсула и девочку передали на борт. Лифтеры остались на площадке — Якуб вызвал дежурный флаер.

— Сейчас домой? Смена закончилась. — спросил Григорий.

— Домой. Только залетим в бар по дороге, мне за спасение випа кредиты перевели. Выпить хочу.

— Я тоже. Эх, жаль девчонку! Даже не спросил как её зовут — отцу бы на лунную базу сообщить.

— Не наше это дело. Сама свяжется. У меня такая же была жена, пока смену гендера инъекцией не придумали.

— И где она теперь?

— В вечности.

— В смысле?

— На Марсе где-то. Точно не интересовался. Я себе андроидную бабу завёл. Они надежнее и программа в них именно та, которую ты выбираешь при покупке.

— А как у них с сексом?

— Лучше даже, чем у обычных. Намного лучше. Купи себе — сам узнаешь.

— Не заработал пока я на женщину, Якуб Петрович. Да и живу в общаге — отдельную капсулу дадут только через полгода. Если пройду стажировку…

— Дадут раньше. Я рекомендации выпишу тебе, что справляешься. Да и план мы вытягиваем с тобой, напарник!

— Благодарю, Мастер…

Из сумеречного желтоватого неба стал накрапывать кислотный дождик и лифтеры натянули на головы защитные капюшоны. Промозглая мгла размазывала светящиеся выедающим глаза неоном ярусы развязок и сизых улиц Грей-Сити. Внизу сновали люди, иногда доносились завывания машин кибергвардии, вспыхивали нечастые сполохи перестрелок. Откуда-то прямо под ними что-то задумчиво бубнил-бормотал даб-джаз-степ, очевидно — из ресторанчика у подножия стартовой вышки Космолифта. Сверкала рваная за небоскребами струна гиперлупа, проходящая через весь в город и тающая в розовой закатной пустыне за его пределами.

Лифтёры вечности, упершись локтями в перила, смотрели вниз, на светящийся город, пока флаер не вынырнул из-за пелены дождя и не пришвартовался к площадке.


Оригинал здесь https://algdeusex.ru/liftyory-vechnosti

Показать полностью
34

Игрушка на снегу

Достаточно старый, но подходящий по настроению к дню народного единства рассказ.

Игрушка на снегу Фантастика, Научная фантастика, Антарктида, Боевики, Авторский рассказ, Фантастический рассказ, Полярники, Длиннопост

-1-

– Латиносы опять с британцами грызутся, – хмыкнул Сашка Круглов, почёсывая подбородок. – Вроде бы всё уже давно поделили, ещё в пятьдесят восьмом. Нет, блин, опять…

Полковник Ким вынырнул из сфероэкрана, в котором осматривал панорамы с автоматических станций слежения, расставленных вокруг базы.

– Где, на полуострове?

– Палмерлэнд, Сергей Манжурович. Около Чарльзтауна.

Товарищ полковник поднялся и подошёл к столу Александра. Вгляделся в голограмму.

– Откуда инфа? Недавно началось?

– Агентство «Русский Юго-запад». Новость полчаса назад пришла.

Ким пробормотал: «Сейчас узнаем», нацепил на ухо голо-проектор и убежал в спальные отсеки, быстро водя пальцами в картинке перед носом. С генштабом связывается. Смешной он, всё же, подумалось Сашке, – нет, чтобы здесь позвонить, скрытничает зачем-то. А на терминале всё равно видно, куда звонит.

Лейтенант Круглов зевнул и оглядел помещение, потом пролистал отчёты на экране, переворачивая виртуальные страницы при помощи взгляда. Всё работало исправно, как и положено в мирное время. «Поспать, что ли, пока Манжурыч убежал», – подкралась предательская мысль, но Александр решил не рисковать. Дежурство – есть дежурство, и, несмотря на либеральные порядки на базе, долг бойца-полярника превыше всего.

Он занимал самую «блатную» и простую, с точки зрения окружающих, должность на пограничной базе – системщик. В обязанности входило управление шестью техниками-киберами и контроль над исправной работой всех систем, включая освещение и отопление. В мирное время работа действительно была лёгкой – киберы сами меняли в отсеках автономные альфа-батерейки и неисправные модули, чистили помещения и переносили тяжести. Однако если случалась какая-то серьёзная неисправность, либо сами киберы ломались, особенно зимой, работать приходилось в авральном режиме. Иначе жизнь всех пятнадцати обитателей станции оказывалась под угрозой.

Скучно было. Ну-ка, что там, в отсеках.

– Сержант Артемьев, ты дурак, – сказал Круглов, включив голографическую трансляцию из оранжереи. – Он тебя всё равно переиграет. Лучше бы со мной пошпилил, или вон, китайский поучил.

– Знаю я, товарищ лейтенант, – пробормотал Павел, растерянно взглянув в камеру поверх очков. До этого он увлечённо резался в покер с кибером номер пять. – Я просто только сейчас обнаружил, что он обучен.

– Его ещё Андреич научил, в позапрошлом. Он даже блефовать умеет.

– Что там, на полуострове, товарищ лейтенант? – поинтересовался Артемьев.

Круглов пожал плечами.

– Не знаю, Пашка, но, похоже, новая заварушка. Передел территорий. Сейчас вон Манжурыч звонит куда-то в штаб.

Полковник был лёгок на помине – ворвался в аппаратную, чуть не столкнувшись в дверях с кибером номер два, плюхнулся в кресло и рявкнул по внутренней связи.

– Всем на вирт-построение!

Сашка приосанился, вырубил лишние окна и «облака», включил видео-трансляцию. Перед ним на панорамном 3Д-экране показались четырнадцать бородатых морд – весь личный и командный состав базы «Санин-3». Многие ещё только проснулись, и теперь, позёвывая, растирали щёки.

– На полуострове у нас, похоже, ожидается полный антарктический песец, – начал Ким. – И не только на полуострове. Южноамериканский Союз объявил, что вся западная часть материка вплоть до Трансантарктических гор должна принадлежать ему.

– Оп оно как! Вот имбецилы! – подал голос пулемётчик с труднопроизносимым именем Раджеш Бхардвадж.

– Отставить имбецилов! Ситуация серьёзная. Если не удаться решить вопрос дипломатически, то под угрозой оказывается вся Западная провинция, купольник Русгород и шесть горнодобывающих платформ. Сорок тысяч граждан Евразийской Конфедерции Антарктики! Из штаба пришло распоряжение: перейти всем приграничным базам и добывающим установкам на военное положение.

«Блин, опять инет и игрушки скажут отрубить», – огорчился Сашка.

По опыту прошлых лет он помнил, что как начиналась какая-нибудь заварушка, главкомы в Мирнополе сразу включают паранойю и перекрывают каналы.

Полковник тем временем продолжал.

– Связь только с штабами и подразделениями. Техническому отделу проверить состояние информационных систем.

– Сергей Манжурыч, но при чём здесь «Санин-3»? – проворчал майор Ван Ли. У китайца, отвечающего за атомную энергоустановку, был скверный характер. – Где мы – и где Западная провинция? Сидим тут на восьмидесятой параллели уже второй год, вокруг никого на сто километров, даже пингвинов…

Ким прервал подчинённого.

– Майор Ли! Опыт антарктических войн показывает, что после одной такой заварушки в активность приходят все шесть антарктических объединений. Битву за Южные Шетландские забыл? Восточная провинция находится в стратегически важном районе. На Советском плато, на пересечении путей… да что я рассказываю.

«Всё бубнит и бубнит, – подумал Сашка и подпёр подбородок рукой. – Скорей бы вахта кончилась, да свалить от него куда-нибудь в Новолазаревск, где баб побольше и иностранцев поменьше… А то и вообще, из Антарктики».

-2-

На дворе был март шестьдесят первого – ранняя осень, самое тёплое время года в этих краях.

Круглов родился на станции Беллинсгаузен, за пять лет до отмены Договора об Антарктике. Родители Александра погибли, когда ему было пятнадцать, при бомбёжке первого российского купольника – Беллинсбурга. Лейтенант бывал за пределами Антарктиды всего пару раз – да и то, в холодном Пунта-Аренасе. Больше «на севера» он не ездил, зато антарктические посёлки объездил все.

Когда в две тысяча тридцать девятом Договор об Антарктике был отменён, начался первый передел территорий и активная колонизация пригодных для поселения оазисов на побережье. Свободная ото льда зона к тому времени заметно увеличилась, а новые технологии позволили быстро возводить во льдах купольные автономные посёлки. В них располагались и жилые помещения, и склады, и военные базы, и промышленные центры по переработке и доставке ископаемых. В одном таком поселении могли проживать до двадцати тысяч полярников.

Через двадцать лет совокупное население антарктических купольников приблизилось к полумиллиону человек, две трети из которых составляли военные. Вместо двух десятков стран, некогда имевших антарктические станции, теперь осталось всего шесть крупных объединений, контролирующих Антарктиду. Они были формально независимы, но поддерживались государствами, которые ещё с начала двадцатого века имели претензии к южному материку.

Особенностью Евразийской Конфедерции Антарктики являлось то, что её население составляли бывшие граждане сразу четырёх государств – России, Объединённой Кореи, Индии и Китая. Территории, принадлежащие Конфедерции, лежали в нескольких частях Антарктиды – и на западной, и на восточной стороне, как на побережье, так и в глубине материка. Чтобы обеспечить охрану провинций, на подступах к оазисам и добывающим станциям устанавливались небольшие пограничные базы, выполнявшие также роль исследовательских станций и опорных пунктов на пути следования конвоев. Подобные мобильные комплексы, способные оставаться автономными на долгий срок, ставили во льдах и соперники Конфедерции, и на то были веские причины.

Антарктида оказалась для перенаселённой Земли тем «неприкосновенным запасом», обладание которым имело стратегическое значение для будущего наций. Нефть, железная руда и уран для атомных станций – за эти ресурсы шла непрерывная борьба. И если на пяти остальных материках велись уже совсем другие войны, то здесь, среди льдов, порохом пахло намного чаще…

-3-

– Сержант Артемьев, тебе блондинки больше нравятся, или брюнетки? – спросил Сашка.

– Рыженькие, товарищ лейтенант. Две пары у меня.

– Две пары рыженьких?!

– Нет, – грустно сказал Пашка и показал двух валетов и две тройки.

– А, ты про карты… У меня фулл хаус!

Играли в покер на орешки. Круглов выигрывал.

– Дурак ты, сержант Артемьев. Ни в картах тебе не везёт, ни с рыженькими.

– С женщинами тут всем не везёт, Александр Степанович. Во всей Антарктике одна баба на пять мужиков.

– Ты не спорь, ты раздавай.

Через полчаса орешки у Артемьева кончились. Сержант был готов поставить на кон уже что-то посерьёзнее, но всех прервало сообщение Кима:

– Камрады, через минут десять ждём обоза из Восточного. Боеприпасы привезли, топливо и посылки. Круглов, переведи киберов на грузовой режим. Артемьев, Бхардвадж – готовьте ангар, Ли – встречай гостей.

– Потом доиграем, товарищ лейтенант, – вздохнул Артемьев.

Вездеходы были здоровенные, в пять метров шириной. Бронированные, с крупнокалиберными пулемётами на крыше и достаточно быстрые – могли разгоняться до девяноста километров в час. Ангар базы мог вместить только одну машину, поэтому к створкам подъехала первая, а две другие, входящие в обоз, остались стоять поодаль.

Створки ангара разомкнулись, и навстречу Пашке и Раджешу, одетых в полярные скафандры, устремился ледяной воздух с Советского плато. За ними на колёсных шасси выкатились киберы, опустив длинные манипуляторы книзу, как вилки погрузчиков.

– Давненько я не выползал, – пробубнил сержант через маску. – Холодно.

– Какой, на фиг, холодно, Артемьев! Минус двадцать семь, теплынь, – сказал через аудиосвязь Александр, наблюдая за картинкой из камер ангара. – И давление ничего. Проверь – мне должна быть посылка, я заказывал. Киберам не давай – растрясут.

– Позвольте, я сам вам посылку занесу вашу посылку, – послышался незнакомый голос.

Спустя пару минут в аппаратную вошёл высокий безбородый мужчина в расстёгнутой куртке-скафандре и представился:

– Старший лейтенант Котовский, Артур Артёмович. Специалист по информационным системам штаба.

– Лейтенант Круглов. Саша. Главный раздолбай на «Санин-3».

Котовский усмехнулся.

– Вы зря так о своей профессии, Александр. Без системных специалистов у нас никак, – он протянул полупрозрачный свёрток. – Вот ваша посылка – я видел её в списках. Теперь к делу. Я прибыл из Мирнополя по личному поручению главкома. Командиру вашему я уже доложил. Мне поручено произвести замену старых серверных модулей на всех базах Восточной провинции. Как вы слышали, обнаружена брешь в ядре версии четыре-одиннадцать, позволяющая осуществить несанкционированный доступ.

– Но, позвольте, товарищ старший лейтенант! – перебил его Круглов. Ему вовсе не хотелось заниматься подобными делами. – Зачем менять модули, когда можно вручную обновить ядро? К тому же – инет сейчас отрублен, связь по безопаске только со штабом – я бы давно заметил, если бы за нами кто-то следил, уж поверьте, опыт у меня приличный.

Старлей понимающе кивнул.

– Да я бы и сам так сделал. Но – распоряжение главкома, – старлей достал коммуникатор и показал голограмму с документом. – Сейчас заварушка на западе начинается. Фиг его знает, чего будет. Говорят, что латиносы с британцами уже давно следят за нами…

– Нет, ну что за параноики в штабе! И надолго вы к нам?

– Я думаю, мы с вами переустановим всё за одну смену. Потом переночую, а когда обоз обратно поедет, на него сяду.

-4-

Серверные модули – маленькие чёрные бруски с коннекторами – менялись достаточно легко. Серверные блоки были сдублированы во всех отсеках станции, и при отказе одного из них все приборы и устройства переключались на соседний. На замену ушло всего полчаса, и ещё два часа Сашка потратил на подключение всех дополнительных модулей, файловых хранилищ и терминалов. Потом проверил и передал вахту Артемьеву – тот, конечно, сечёт поменьше, но парень ответственный, и раз в двое суток Круглов оставлял его на ночное дежурство.

На ужин в тесной столовой, на котором собрались десять человек, подавали крабовый бульон, салат и солонину. Всё внимание было приковано к гостю – ведь люди из Мирополя, столицы Конфедерции, бывали в Восточной провинции крайне редко.

– Ну, как там, в Мирнополе, товарищ старший лейтенант? – спросил один из сержантов. – Девушки ещё не перевелись?

– Осталось немножко, – кивнул Котовский и поинтересовался. – А откуда у вас такие вкусные салаты?

– А вы видели нашу оранжерею? – спросил майор Ли. – У нас там растёт подарок от японских друзей – гибридные плодоносы. На одном растении – и помидоры, и свежий салат, и корнеплоды. Растут как на дрожжах, естественные витамины, на весь личный состав хватает…

– Я там был, но не обратил внимания – установкой занимался, – признался Котовский. – Да, интересно. Всё же, верно сделано – минимум пространства, максимум функций. На Антарктиде без этого никак.

– Когда-нибудь эти зелёные твари захватят мир, – пошутил Круглов. Бхардвадж хохотнул и подавился, закашлялся.

– Да как ты можешь так говорить о гибридных плодоносах? – воскликнул Ли. Юмора старик не понимал. – Что, салаты не нравятся?

– Нравятся, просто вы, товарищ майор, не смотрели старинных сериалов про плотоядные растения…

Полковник Ким прервал лейтенанта, обратившись к гостю.

– Спасибо вам за работу. Без обновления систем безопасности никак. Ночевать будете во втором спальном отсеке.

«Ну, конечно, делал всё я, а спасибо ему, – подумал хмуро Круглов, но озвучивать не стал. – Так всегда бывает».

-5-

– Это что у тебя за фиговина? – спросил Ким, разглядывая маленькую статуэтку улыбающегося пингвина. – Какой довольный, как селёдки объелся.

– Это изваяние нашего великого Тукса, покровителя всех полярных системщиков, – сказал Круглов и отобрал у командира пингвинёнка. Он сам не особенно верил во всю эту ересь, но статуэтку везли издалека, из подмосковного Сколково, и стоила она немало.

– Странный ты, всё же, – сказал Сергей Манжурович, глядя на автоматически разворачивающуюся постель. – Другие вон постеры с сиськами заказывают, а ты пингвинов каких-то.

– Вступайте в нашу секту, товарищ полковник, и вы поймёте, что пингвины лучше женщин, – ответил Сашка и спрятал статуэтку в тумбочку. – Что-нибудь новое слышно из штаба про Запад, Сергей Манжурович? А то я без Интернета, как без рук.

Ким пожал плечами:

– Воюют. Стреляют. Чарльзтаун британцы вроде бы отстояли, но две буровые установки профукали, – командир плюхнулся на койку и скомандовал в наушный коммуникатор: – Отбой.

Круглов погасил свет в отсеке и упал на соседнюю.

– Товарищ полковник – шёпотом спросил Раджеш.

– Чего тебе? – буркнул Манжурыч.

– А этот Артур Артёмович, он где спит?

– Я же говорил! Во втором. С Чаном, Петровым, Ганди и Сидоренко.

Послышался голос Вана Ли.

– Спи, Бхардвадж, он нормальный мужик. Я его видел в Чжуншане, он там…

– Отставить разговоры! – строго сказал Ким, и Круглов вырубился. На него эта команда полковника всегда действовала лучше любого снотворного.

Сон был неровным. В сотый раз снилось, что «на северах» разыгралась ядерная война, и Антарктида осталась единственными континентом, где выжили люди.

-6-

Проснулся от крика. Кричали где-то в соседнем отсеке.

– Что там? – взволнованно спросил Ким. – Круглов, иди, проверь.

Сашка отстегнул от кровати автомат и вышел в тамбур. В этот же момент послышались выстрелы, и Круглов отпрянул.

Манжурыч сматерился по-корейски, отпихнул Круглова и вышел в отсек.

– Товарищ полковник, может, вы это зря? – спросил лейтенант. – Бхардвадж, иди с ним!

Ли проснулся от выстрелов, спросил.

– Что там происходит?

– Сейчас, – пробормотал Круглов и врубил настенный проектор, вывел картинку…

В соседнем спальном все были мертвы. Миниханов, дежуривший у реактора, тоже. Круглов вытер испарину со лба, подключился к реакторной консоли. Она была независима от основных систем, всё в норме. Звука нигде не было. В ангаре пусто, в столовой тоже.

Картинка из аппаратной держалась недолго. Котовский с автоматом в руках завис над Артемьевым, который корчился в кресле с простреленными ногам. Затем послышался выстрел, и диверсант упал. Картинка погасла.

Круглов ломанулся в аппаратную, надо было помочь полковнику.

– Держи его! – сказал Сергей Маньжурович. Котовский лежал на полу. – Раджеш, сходи за Ли.

Александр наклонился, чтобы поднять диверсанта. В следующий момент послышался щелчок парализатора, и лейтенант упал без сознания.

-7-

Очнулся он быстро. Александр сидел на полу, руки были связаны за спиной каким-то шнуром. По полу аппаратной тянулась кровавая дорожка.

Его подняли и посадили в кресло. Ким спросил:

– В порядке? Голова не болит?

– Да, но… товарищ полковник, почему я связан?

Из-за спины возник Артур Артёмович. Живой и здоровый.

– Тут такое дело, дружище. Для твоей же безопасности. Прости, но так надо.

«Мятеж», – смекнул Александр. Интересно, что им нужно?

– Ну и кому вы продались, Сергей Манжурович?

Кореец усмехнулся.

– Никому я не продался. Дни ЕКА как независимого государства всё равно сочтены. Её существование – ошибка истории, и мировое сообщество решило эту ошибку исправить. У народов северного полушария есть Арктика, есть Гренландия. Есть океаны… А теперь позволь нам задавать вопросы, Александр.

– Ну, выбора у меня нет. Давайте попробуем.

Старлей подошёл поближе.

– Ситуация следующая. Все боевые системы мы отключили. Связь и камеры тоже, но потом консоль управления… случайно закрылась. Серверные модули и часть систем всё ещё работает. Проще всего долбануть ракетой по базе, и дело с концом, но – радиационное заражение, и на таком важном пути. К тому же, скоро зима. Не исключено, что база перейдёт в чужие руки, как и многие другие, но это не важно. Нам надо оставить базу пустой и законсервированной. Нужен пароль на деактивацию атомной установки…

Круглов усмехнулся.

– Но атомная установка автономна. Пароль от управления знает только Ван. Где он, кстати?

Ким кивнул.

– Да, я в курсе, что только ему он известен. Они с индусом закрылись в спальном отсеке.

– Надо же! Разве Ли не причастен к вашему заговору?

– Нет. Это не заговор... это распоряжение из штаба. Ты должен помочь нам – ввести пароль на деактивацию серверных блоков и открыть створки – сказал Котовский. – А затем попробуем вместе уговорить китайца, чтобы он вырубил реактор. В этом случае мы сохраним тебе жизнь, и даже можем гарантировать неплохое место в администрации Восточного.

– Мне не нужно место – Круглов решил немного потянуть время, потому что начал избавляться от шнура за спиной. Благо, руки ему связали второпях и неумело. – Я хочу улететь в Питер. Или в Волжский Мегалополис. Вы мне достанете билеты?

Котовский кивнул.

– Без проблем. Пароль.

– Кстати, где Артемьев? Он же знал половину паролей.

– Знал, но не сказал. Снаружи. С остальными.

Артемьева было жалко. Очень жалко.

– Сергей Манжурович? Но почему именно вы предали нас?! Почему не, скажем, Сидоренко? Или Чан?

Старлей врезал Александру по уху.

– Не тяни время! Вводи пароль, с…а!

– Мне его что, носом вводить? – Круглов понадеялся, что ему развяжут руки, но Ким был умнее.

– Включи ему экранную клаву, Артур.

Котовский отложил парализатор, открыл аплет и отступил в сторону. Сашка кивнул, подумал: «Сейчас, или никогда», зацепил пальцами спинку кресла и, упёршись ногами, послал его в сторону полковника, одновременно отскочив к тамбуру. Ким упал, ударившись головой о переборку, а старлей схватил парализатор и выстрелил, но ошибся на пару сантиметров. Круглов прыгнул вниз, в складской отсек, и опрокинул гору ящиков на лестницу, завалив вход. Десятка секунд хватило на то, чтобы окончательно избавиться от шнура, стягивающего руки. К тому времени, когда Котовский спустился вниз, Александр уже перебрался в ангар, закрыл переборку, и, накинув куртку-скафандр, вылез наружу, под слепящее солнце Антарктики.

-8-

– Пашка жив, но у него прострелены ноги, – сказал Круглов и надел обратно кислородную маску. Он сидел у входа в потолочный тамбур спального отсека. – И переохлаждение. Он лежал у свалки, я дотащил его, помогите.

– Что там происходит?! – спросил Бхардвадж, накинул куртку и вылез.

Пока они отогревали Артемьева и вкалывали ему обезболивающее, Александр поведал в двух словах китайцу и индусу, что произошло в аппаратной.

– Они всё равно не смогут сюда добраться, ведь так? – сказал Ли. – Переборки же бронированные. К тому же, силой меня не заставить, я всё равно не выключу реактор. Я всю жизнь работал на благо ЕКА…

– Вам не кажется, что температура упала? – сказал Раджеш. – Похоже, добрались до систем отопления.

– Скорее всего – физически перерубили кабель.

Из тамбура послышался скрежет и жужжание электросварки. Артемьев забормотал что-то невнятное, про рыженьких.

– Они включили кибера… – понял Круглов, и вдруг его осенило. – Точно! Киберы! Проще всего перехватить их управление.

Он достал из тумбочки улыбающегося пингвина и открутил одну из его лапок. Затем вытащил тонкий провод, подцепился к настенному терминалу и переключил его на себя. На экране замелькали чёрные текстовые строчки с цветными буквами команд и каталогов.

– Что за хрень? – спросил Раджеш.

– Консоль супер-администратора, низкоуровневый доступ к серверному ядру, – пробормотал Александр. – Такой инструмент есть только у разработчиков системы. Плюс куча других фишек.

– Ничего себе игрушка.

По крыше отсека прошлась пулемётная очередь. Видимо, стреляли из верхней турели, вручную, без дистанта. Но лейтенанта это не могло напугать – броню отсеков всё равно не пробить из такого пулемёта. Как осатанелый, Сашка набивал команды, подгребая под себя и перенастраивая всё новые модули информационного комплекса станции.

Через десять минут, когда бронированная переборка была уже почти пропилена насквозь, все серверные блоки стали подконтрольны Круглову. Кибер номер четыре выключил сварочный аппарат, а спустя ещё пару минут вернулся в аппаратную и пристрелил старлея-диверсанта и бывшего командира базы «Санин-3».

-9-

Привычной связи с Восточным всё ещё не было – шифрованное соединение не проходило. Радио про Восточную Антарктику молчало, а спутниковые номера соседних баз и Восточный не отвечали.

– Хуже всего жить в этом информационном вакууме, – воскликнул Бхарвадж, когда они закончили уборку в базе. – Если сегодня не будет конвоя с шахты С-5, то можно сойти с ума.

Артемьев бредил рыженькими.

– Мы бы перезимовали, провизии хватит, – сказал Ли. – Но, похоже, Пашке совсем хреново. Надо везти его в госпиталь.

– А ты уверен, что в Восточном ещё не сменилась власть? – спросил Круглов. – Если ЕКА больше нет, то там уже давно австралопитеки.

– Нет, с Унией Австралия-ЮАР у нас перемирие, – возразил китаец. – По правде сказать, я не верю в распад Конфедерции. Ким явно кому-то продался, поверь мне. Можно позвонить по спутниковому в штаб, чтобы проверить. Но я не знаю кодов доступа.

– Их знал только Ким. Предатель… – проговорил Раджи.

Системщик задумался. Круглов знал все пароли, но пока решил молчать.

– Александр Степанович, а автоматические станции слежения в пределах действия сети работают? – вдруг спросил Раджеш.

Лейтенант кивнул и засунул голову в обзорный сфероэкран. Пробежался по камерам.

На третьей панораме, в десяти километрах к югу от базы, он увидел снежную бурю, несущуюся над трактом в направление «Санин-3», и увеличил картинку.

– Едут… – проговорил Круглов.

– Кто, наши? – обрадовано воскликнул Бхардвадж.

– Нет. Новозеландцы. На канадских броненосцах, восемь… десять штук. Они будут здесь через пятнадцать минут.

– Мы не сможем принять бой! – воскликнул Ли. – У нас всего один стрелок!

Александр сорвал защитную плёнку на красной приборной панели и вбил пароль на трансформацию станции. Бхарвадж метнулся к пульту.

– Откуда ты знаешь пароль?! – вскричал индус и попытался дотянуться до «отмены», но Александр оттолкнул его.

– Системный инженер знает всё...

Корпус станции затрясся. Круглов снял шлем управления и отдал Ли, затем быстро накинул куртку и проговорил, протирая уставшие глаза.

– Ли, проверь системы. Раджи, бери на себя стрелковую часть.

– Но куда, чёрт возьми?! – спросил Раджеш, схватившись за голову.

– В Мирнополь. Спасти Артемьева могут только в столице. Если и там не осталось своих, придётся пересекать океан, до Хобарта мы дотянем.

Круглов застегнул куртку. Ли спросил, не оборачиваясь.

– А ты-то куда?

– А я оставлю нашим новозеланским приятелям один сюрприз.

-10-

Лопнул и свернулся чехол, укрывавший турбины от снега. Над реакторным отсеком развернулись три огромных лепестка. Из днища столовой и оранжереи раскрылись веерами два широких крыла. Снег, облепивший полукруглые турбины, расплавился и с шипением начал испаряться, блоки приподнялись над поверхностью ледника и прижались друг к другу, образуя прочный обтекаемый фюзеляж. Съехала и сложилась броня, закрывавшая лобовое стекло аппаратной, и свет низко висящего полярного солнца ударил в глаза Александру.

Это были его полярное солнце и его земля, понял Круглов. Пусть лучше они снова какое-то время будут ничейными, как много лет назад, чем станут чужими ему.

Взглянув спустя десять минут в экран заднего обзора, лейтенант увидел расцветающий ядерный цветок на месте, откуда стартовал экраноплан «Санин-3», казавшийся теперь игрушкой в руках полярного ветра.


Андрей Скоробогатов, 2011 г.
Больше рассказов и романов автора - https://author.today/u/avssilvester/works
Показать полностью
1926

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате

Тром-ка, друзья! Пока все делают подборки фильмов для просмотра на Хэллоуин, а я писал тематическую подборку сериалов-антологий, внезапно вспомнил, что пара человек здесь просили меня рассказать об интересных фантастических фильмах про не самое светлое будущее. А так как мне самому данная тема интересна, да и просмотрено было немало, то… Почему бы и нет? Так что, сегодня поговорим про недооцененную фантастику с интересным сеттингом и историей, кассовый успех которой был к сожалению сомнителен.


Джонни Мнемоник

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Johnny Mnemonic, 1995 / TriStar Pictures


Какой русский не любит киберпанк? И если Cyberpunk 2077 не идёт к киберорку, то киберорк сам входит с этим вопросом в сеть, и приносит провальную в кассовом плане экранизацию рассказа Уильяма Гибсона «Джонни-мнемоник». Тем не менее, данный фильм является тем самым «классическим» киберпанком, который мы так любим, к тому же с самим Джонни Силь… Киану Ривзом в главной роли.


О чём фильм? В будущем видимо не существует закрытых облачных технологий, поэтому существует такая профессия как человек-флешка, доставляющий важную информацию в своей голове. И как вы понимаете, за подобным товаром и «курьерами» будут охотиться. Но Джонни, которого играет Киану Ривз, не так уж прост, и добраться до содержимого его черепной коробки будет не так уж просто. Но времени у него мало, так как в его мозг впихнули в два раза больше информации, чем можно было (целых 320 Гигабайт!) там уместить.


Вообще, фильм, хоть и с некоторыми исключениями, но очень приближен к нашей с вами реальности. Этого вашего неона там не так уж и много, а основным товаром для разного рода личностей является информация и «большие данные» (ничего не напоминает?). Фильм получился отличным, даже в некотором роде культовым, но увы, себя так и не окупил.


Солдат

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Soldier, 1998 / Warner Bros.


Мне очень нравится творчество Филипа Дика, о чем я уже не единожды писал. И учитывая, насколько я в восторге от «Крикунов» и «Бегущего по лезвию», не написать про «Солдата» было бы преступлением. К тому же, главную роль здесь исполняет Курт Рассел, а его персонажи Змей Плисскин и Франклин Хант не только хорошо прописаны, но и идеально сыграны.


Но вернёмся к «Солдату». Предлагаю напомнить сюжет, про мир, где солдатами не становятся а рождаются, и неокрепшие умы с самого детства учат обращаться с оружием и убивать. Ровно до момента, пока закаленных в боях солдат, не решаются заменить на репликантов, а никому не нужный биомусор в лице сержанта Тодда и ему подобных просто выкинуть на планету-свалку. А дальше мы можем видеть, как развивается человек, у которого с самого детства отняли любую возможность проявлять эмоции, и чем Тодд благодарит тех, кто обитает на «свалке». Больше рассказать увы не могу, иначе будет не интересно (спойлеры) смотреть, а фильм весьма неплох.


Стоит отметить, что сценарий к «Солдату» писался тем же человеком, что и готовил оригинальный сценарий к «Бегущему по лезвию». По его словам, оба фильма находятся в единой вселенной, а множество знакомых по фильму про репликантов элементов, можно увидеть и в «Солдате». Что касается сборов, как вы понимаете, фильм себя не только не оправдал, но и с треском провалился в прокате, собрав только пятую часть от заложенных в производство средств.


Страховщик

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Automata, 2014 / Eagle Pictures


Что мы говорим отечественным локализаторам? Ту самую ёмкую фразу на английском из двух слов, так как перевести Automata как «Страховщик» — это даже не Эребор, это Барад-дур какой-то. Тем не менее, фильм, который некоторыми считается ремейком «Я — робот» таковым на самом деле не является.


А так как сегодня разбираем фильмы про не самое светлое будущее, то «Страховщик» является отличным примером того, что природа берет своё, и от текущих семи миллиардов может остаться жалкая горстка из 20 миллионов, кое-как выживающих в городах, стены которых защищают последних представителей homo sapiens от внешней радиации.


К слову, фильм является вольной адаптацией идей Айзека Азимова, и похож на «Я — робот» только пресловутыми роботами, которые нарушают приказы человека. Качество съемки, актерская игра и даже графика — на высоте, что для тандема Испании и Болгарии довольно удивительно, учитывая что бюджет фильма был по меркам Голливуда смешной — всего 15 миллионов долларов. Тем не менее, даже эту сумму фильм собрать не смог, а «критики» с «помидорного» сайта полили фильм низкими оценками. А жаль, кино действительно хорошее, в кинотеатре на него было очень даже приятно смотреть.


Красная планета

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Red Planet, 2000 / Warner Bros.


Пересматривая данный фильм, в памяти несколько раз всплывали слова Карлина — «Планета в порядке — это людям п#$дец!». И не удивительно, что человечество всё ещё продолжает искать другие планеты для жизни, учитывая как мы продолжаем убивать наш третий по счету от Солнца шарик.


То же самое происходит в довольно близком будущем, правда Земля к этому моменту уже загибается из-за перенаселения и общей загрязненности. Но человечество вполне успешно провело первую стадию терраформирования Марса, и готово было приступать к следующей. Как вы понимаете, фильм не случился бы, если бы уровень вырабатываемого кислорода на красной планете не начал падать. И туда отправляют астронавтов, которым и предстоит выяснить причину подобного. А как мы знаем по множеству фильмов про космос, нормальных полетов не бывает, так что… А дальше смотрите, так как спойлер вполне себе открыто написан в первом абзаце.


Фильм я бы не отнёс к культовым, да и прямо отличным я бы его не назвал. Но он определенно хорош, хоть и не дотягивает до чертовой дюжины фильмов со схожей тематикой, а сеттинг и идея с насекомыми с Марса довольно необычны. Это даже не «Марсианин», но мне «Красная планета» тем не менее нравится, и я посоветую её посмотреть или пересмотреть.


Небесный капитан и мир будущего

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Sky Captain and the World of Tomorrow, 2004 / Paramount Pictures


Это самый настоящий, мужицкий и брутальный дизельпанк, с актерами первой величины и шикарным визуальным стилем. Ну да, кто-то скажет что сюжет здесь довольно странный, или графика специфичная, но…Нет, сюжет здесь вполне стандартный для описания «той самой эпохи», а роботы вполне себе аутентичные (ближе к Бендеру из «Футурамы» чем к Санни из «Я — робот»), очень близкие к рисункам в фантастических журналах из США 40-50хх.


Так вот, что собственно происходит во вселенной этого фильма — по всей планете похищают известных ученых, а в один (не такой уж и прекрасный) день, на Нью-Йорк нападают роботы, отпор которым пытается дать Джо Салливан — профессиональный военный пилот, которому «эти ваши железяки» вполне по зубам. А дальше все настолько завертелось, что если я начну рассказывать, мне не хватит объема публикации.


Да, фильм провалился в прокате, хотя деньги на маркетинг были потрачены довольно серьезные. Плох ли фильм? Однозначно нет, это стильное произведение, чем-то похожее на «Marvel Noir: Железный Человек», и если бы не выход второй части дружелюбного соседа с Тоби Магуайром, то вероятнее всего, фильму удалось бы собрать гораздо больше. И пускай история самую малость банальна, а Джуд Лоу «героически героичен», тем не менее, для меня это один из любимейших фильмов даже сейчас.


Судья Дредд

Недооцененные фантастические фильмы, провалившиеся в прокате Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Киберпанк, Дизельпанк, Триллер, Длиннопост

Кадр из Dredd, 2012 / Lionsgate


Да, тот самый который перезапуск, хотя и оригинальный фильм не смог себя окупить. Вообще, предлагаю упустить сюжет, о котором многие и без меня прекрасно знают, и в целом поговорить об этих фильмах, которые сочетают в себе и антиутопию, и в некотором роде киберпанк.


Я как фанат комиксов по данной вселенной, честно скажу, что первый фильм как самостоятельное произведение хорош, но как адаптация комиксов — бред, и не то чтобы не каноничен, но Дредда без шлема вы вряд-ли в принципе увидите. Ну и история происхождения нашего безэмоционального блюстителя порядка тоже не особо интересна. А вот перезапуск вселенной, с известными актерами, крутой картинкой и зубодробительным экшном, вероятнее всего ещё на много лет подвинул следующую попытку экранизации из-за провала, но воспринимается куда теплее. Да и пересматривать его можно периодически.


Самый большой плюс, это Карл Урбан (а точнее нижняя часть его лица), который как нельзя кстати подходят к тому самому судье из комиксов, да и «разборки» в гигантских домах-башнях описаны так же ярко как и в первоисточнике.


Почитать другие обзоры и лонгриды, можно в моём телеграм или вк :3

Показать полностью 5
50

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики

Нил Стивенсон — живой классик фантастической литературы. Начав свой путь к успеху с пост-киберпанкового романа «Лавина», он продолжает экспериментировать, меняться, удивлять и завоевывать престижные премии. Но постоянными в его работах остаются глубина и внимательное отношение автора к науке и технологиям. У Стивенсона множество увлечений, которые оказываются полезны в работе над книгами, кроме того он поддерживает контакт с людьми различных интересных специальностей, от ученых и космонавтов до хакеров. В итоге он может с уверенностью и увлекательно рассказывать в фантастике о сложных вещах.

Но с чего лучше начинать читать Стивенсона и кому вообще стоит начинать его читать? Со вторым вопросом просто — всем, кто любит интеллектуальную, но захватывающую литературу. Вместо ответа на первый, мы лучше расскажем немного о самых значимых книгах автора, чтобы каждый мог выбрать что-то на свой вкус.

Лавина

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Первый среди культовых романов Стивенсона — история о компьютерном вирусе, который воздействует на людей в реальности (как можно догадаться, самым неприятным образом). «Лавина» стала вратами в новую для киберпанка эпоху, когда казалось, что жанру уже некуда двигаться. Отринув дух бунта, роман рассказывает о настоящем герое, рыцаре цифровой реальности. В реальности он зарабатывает на жизнь, доставляя пиццу, а потом идет и спасает мир, который ему дорог.

При этом главный герой, Хиро, давно не подросток-идеалист. Он сам приложил руку к созданию Метавселенной и, несмотря на то, что отказался от всех прав по ряду веских причин, продолжает болеть за нее душой. Поэтому когда появляется тот самый вирус, Хиро просто не может оставить это без внимания…

«Лавина» динамична и насыщена приключениями, читается она на одном дыхании. В то же время это был один из первых романов, где виртуальная реальность была описана так детально и в то же время правдоподобно. Учитывая, что книга вышла в 1992 году, многие вещи оказались почти пророческими.

Алмазный век

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Следующий роман Стивенсона отправляет читателя еще дальше в будущее. Считается, что события «Алмазного века» происходят в той же реальности, где и «Лавина», просто несколько поколений спустя. Действие происходит в обществе с жестким классовым делением, где пропасть между богатыми и бедными стала практически непреодолимой. В этих обстоятельствах интерактивный учебник для девушек из высшего общества попадает в руки девочке из неблагополучной семьи по имени Нелл…

Книгу, вышедшую в 1995 году, читатели оценили и приняли не сразу. Стивенсон не был удивлен подобной реакции, он сразу говорил, что собирался в этот раз написать что-нибудь необычное и причудливое. Тем не менее, роман получил престижные премии «Хьюго» и «Локус», и сейчас не уступает в популярности «Лавине». Воображение автора и правда поражало: в этот раз развитие дошло до интерактивного кино, нанотехнологий и изменения самой структуры общества. Описанные им филы, которые приходят на смену власти государств различной национальности, разбросаны по всему свету, но внутри себя объединяют людей по этническому, культурному, религиозному или идеологическому признаку. Так Новая Атлантида, одна из крупнейших фил, возрождает культуру викторианской Англии.

Падение

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Как сочетается виртуальная реальность и жизнь после смерти? Есть ли все-таки у человека душа и, если да, можно ли «загнать» ее в компьютерный код? Это вопросы, на которые Нил Стивенсон ищет ответ в своей самой новой книге: «Падение, или Додж в аду». Впрочем, это только один из «слоев» романа. Загробный Битмир — одна из граней столкновения сиюминутного и вечного. В книге несколько сюжетных линий, каждая — со своим конфликтом и по-своему жуткая. «Падение» вообще нельзя назвать легким романом. Он громогласный, яростный и жгучий. Но именно это позволит читателям наблюдать истинный катарсис.

Нередко можно встретить комментарии, что это лучший роман Стивенсона за последние годы. Пожалуй, дело скорее в том, что после всех экспериментов автор отчасти возвращается к ранним формам и темам, как в «Лавине» и «Алмазном веке». Но приходит он туда с багажом опыта и знаний жителя XXI века, а также интересными мыслями о том, что мы приобрели и потеряли за последние двадцать лет. И, несмотря на то, что картины Битмира навевают мысли скорее о фэнтези, с битвами богов и туманными пророчествами, Стивенсон все еще пишет в первую очередь научную фантастику. Его увлекает влияние интернета и то, с какой легкостью искажается правда, и здесь автор готов дойти до едкой подчас сатиры. Как и многие другие воплощения хорошей литературы, «Падение» бьет по больному, но тем более сильное впечатление производит.

Семиевие

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роман-катастрофа со стороны кажется в творчестве данного писателя чем-то выбивающимся из общего ряда. Космическая направленность, достаточно строгая научная фантастика — это был неожиданный ход. Но в то же время Стивенсон сумел повернуть жанр в удобное ему русло, чтобы остаться собой и говорить на привычные и важные темы. Это история про то, как наука, технологии и способность объединиться спасают человечество от гибели, которая кажется неминуемой. Но в то же время про то, как хрупки наши достижения, и как легко мы поддаемся конфликтам, даже если он может погубить цивилизацию.

В итоге «Семиевие» охватывает достаточно внушительную часть истории при скромном объеме в одну книгу. Здесь и гибель планеты, и возрождение, и трезвые научные прогнозы, и достижения далекого будущего. Если вам интересно вместе с увлеченным автором представить, как человечество может эволюционировать в герметичных условиях жизни на орбите — этот роман для вас.

Взлет и падение ДОДО

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Эту книгу Стивенсон написал в соавторстве с Николь Галланд, но из библиографии самого Нила, и роман заметно отличается от прочих его работ — он более легкий и задорный. Здесь магия соседствует с технологией, а путешествия во времени позволяют погрузиться в быт разнообразных эпох. Сюжет развивается вокруг создания специальной правительственной организации, ДОДО, изучающей возможности вернуть в мир магию. Дело в том, что она была вполне реальна и даже сыграла свою роль в научном прогрессе, но сошла на нет в середине XIX века. И триумфальное возрождение все же удается, но «не все так просто».

В арсенале у ведьм ДОДО ровно один трюк — перемещения во времени. Так что нам, как читателям, удастся познакомиться с Константинополем 1200-х, Лондоном 1600-х, а также Бостоном на заре его существования. А также узнать, как именно все-таки соседствуют наука и магия, и как работает «эффект бабочки» в этой версии реальности. Точнее, версиях. В общем, довольно запутано, но очень увлекательно!

Барочный цикл

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Три тома — «Ртуть», «Смешенье» и «Система мира» — которые работают на одну идею: торжества науки. Стивенсон погружает нас в исторические реалии XVII-XVIII веков, рассказывая историю о том, как архаичные обычаи уходят в прошлое, уступая место новым, рациональным подходам. Читателей ждут криптография и нумизматика, Ньютон и Лейбниц, а также много алхимии и приключений. Даже пираты будут!

Эти книги Стивенсона балансируют на тонкой грани между фантастикой и историческим приключенческим романом. Сверхъестественные события здесь действительно имеют место быть, хотя они поданы максимально ненавязчиво. Мнение автора гласит, что это научная фантастика и, вероятно, ударение здесь долго ставиться на слово «научная». Как по следу из хлебных крошек, мы следуем в этом сюжете за блестящими идеями былых веков. И здесь равное значение будут иметь плуты и правители, провидцы и шарлатаны — иногда сразу и не разберешь, кто есть кто. В общем, великолепное авантюрное путешествие по Европе эпохи Просвещения.

Анафем

Нил Стивенсон — визионер научной фантастики Книги, Фантастика, Лонгриды, Киберпанк, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Анафем» — это уже почти научно-популярная книга, которая остается фантастической и захватывающей. Действительно интеллектуальная литература, которая дарит пытливому читателю возможность разгадать себя, как ребус. Погрузиться в мир планеты Арб могут помочь авторские примечания, пояснения и словарь в конце книги. Но текст построен так, что можно сделать ставку на собственную смекалку и попытаться просто вникнуть. В сюжет буквально встроены философские диспуты прошлого, а история науки переосмысляется в мире, где единственной религией является торжество разума.

Повествование ведется от лица молодого инака фраа Эразмаса, который живет в «монастыре для ученых», матике. И в результате ряда загадочных событий, он становится носителем важной миссии и участником контакта с инопланетным разумом. Это если пересказывать максимально сжато. Если говорить образно, то смешайте «Имя Розы», актуальные научные теории, философское желание докопаться до сути и твердую научную фантастику. Это будет «Анафем». Чтение захватывающее, очень умное, образовательное, но не забывающее развлекать читателя.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
148

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»?

Inside my heart is breaking,
My make-up may be flaking,
But my smile still stays on...
The show must go on!
Queen — Show Must Go on

С миром произошла очередная херня. Посредине США открылся гигантский разлом. Из него, конечно, не вылез дьявол, но люди сами по себе вполне законченная чертовщина. Они начинают мутировать, деградировать, воды на всех не хватает, а цены на бензин подскочили до заоблачных высот.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Грустные картинки про историю альтернативного 1999 года

Правительство вроде бы и существует, но на деле всем правит корпорация, что смогла адаптировать приколы разлома в прибыль. «Сердце» — так она называется — производит всё: бухло, оружие, газонокосилки, киберимпланты, содержит полицию, больницы, даже пилит настольные игры.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Лови нищих и шалав — ими двигатель заправь!

Владеет «Сердце» и СМИ. Как у любой корпорации зла, в систему их ценностей входит жестокость. Это неспроста: именно жестокость подарила им туеву хучу шикарных изобретений. Для одного из них — нового типа двигателей — «Сердце» создаёт Кровавую Гонку.

Put body to continue

Эти двигатели — мясорубка. Суёшь туда человека, бак заполняется, можно ехать дальше. Ничего удивительного в том, что гонщики как на подбор маньяки, психи и убийцы. Все они получились объёмными, даже если сценаристы уделяют им очень мало экранного времени.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Найти мудака гораздо легче, чем заправку

Кровожадная шайка-лейка катается по дорогам США, заправляется случайными прохожими и попутно творит всякую херню. С ними и главные герои — «последний честный коп Лос-Анджелеса» Артур и сексуальная профурсетка Грэйс, которая хочет спасти свою сестру.


Спойлер: в первой же серии герои сношаются, чтобы спасти себе жизнь. Тут вообще все совокупляются. Чем выше по сюжету становятся отношения героев, тем сильнее они возносятся над пиханием палок в дырки.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Нет, они не проветривают

Сюжет двигают вопросы, что заставляют персонажей заниматься чем-то ещё, окромя полюбившегося головотяпства. Тут сценаристы постарались. Даже избалованный зритель получит порцию внезапностей. Во главе этого цирка крови, семени и тайн стоит Джулиан Слинк.

Джулиан Слинк – повелитель хаоса

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Кто-то может сказать, что Слинк — это простой гибрид Натаниэля Эссекса и Джека Воробья. Мне кажется, что персонаж Джулиана гораздо глубже. Слинк безумно любит драму. Вся его жизнь подчинена созданию драматизма.


Он не понимает унылой возни насекомых, которых по ошибке называют людьми; это неутолимый голод по ярким вспышкам гения незаурядных личностей. Считая, что знает всё о гонщиках, Джулиан направляет их очень тщательно, как бы разыгрывая спектакль. Именно поэтому он ужасно радуется, когда всё идёт не по плану и приходится выкручиваться.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Слинк хочет единолично владеть ситуацией в Кровавых Гонках. Это вызывает бесконечный срач с супервайзерами из «Сердца». Начальство постоянно ищет ему замену, но у него не выходит. Хитрый жук в цилиндре неизменно возвращает свои позиции, когда как его суррогаты дохнут, аки мухи. Даже когда Слинк в полном дерьме, он извлекает из него максимальную выгоду. Серьёзно, смотреть сериал можно только из-за этого персонажа.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Пыль, трущобы и очень много крови

Ведь хуже горьких мыслей
Отравы нет: неслышно проползают
Они нам в ум, а чуть проникнут в кровь,
Вспыхнут вдруг, как копь горящей серы!
Уильям Шекспир

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

В мире «Кровавой езды» процветает вседозволенность. Неудивительно, что лёгкие насмешки над «общечеловеческими ценностями» красной линией проходит через сериал. Под раздачу попадают христианство, этнические предрассудки, гомосексуализм, семейные ценности и феминизм. Чего только стоит серия про байкерш-амазонок, которые берут у пленных мужиков семя аппаратом для дойки коров.

В сериале много 60-х, пинапа и лёгкого привкуса ностальгии по «старым добрым временам». Герои передвигаются на красном Сhevrolet Camaro первого поколения, мы попадаем в идиллистическую придорожную забегаловку, а Грейс в глюках Артура выглядит, как примерная жена с постеров того времени.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Кристина Очоя вообще симпатияга, но это платье ей ещё и идёт

Всё это не мешает трансгуманистическим отношениям киборга и человека, а потом уже и любви между ними с элементами садомазохизма. В сюжетной арке чернокожего друга главного героя и его клонированной сучки есть что-то от Пиноккио, который хотел стать настоящим мальчиком. Здесь, правда, киборг и человек постоянно меняются ролями.

На протяжении сериала начинаешь чувствовать запах пыли, жажду и боязнь трущоб, где твою тушу раскочегарят даже не за косой взгляд, а просто из прихоти. Повальная беднота вперемешку с безумными технологиями и ультранасилием заставляют прощать какие-то мелкие недочёты раз за разом. В любом случае, всегда можно свалить всё на пародию, ведь когда авторы хотят быть серьёзными, у них это получается.

А жанр-то у этого есть?

Когда в руках молоток, всё вокруг кажется гвоздями.
Абрахам Маслоу

Сериал – это road movie, но у всякого road movie есть какой-то околожанровый вектор. Здесь же пародия сплетается с драмой, переходит в киберпанк, а потом меняется на детектив. Постапокалипсис, ужасы, вестерн, даже аллюзии на аниме тут смотрятся органично. Щепотка ньюретровейва ложится как бальзам на душу.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Я встречал много рецензий, где люди жаловались, что сюжет прыгает, скачет, просили дать им что-то одно и не обманывать их ожидания. Не ищите логики в событиях, «Кровавая Езда» пошлёт её к чёрту. Это форменный фарс. Неудивительно, что у сериала нет второго сезона. «Популярной рейтинговой поп-культурой для всех» тут и не пахнет.

Мнение

Если люди расходятся во мнениях - это вовсе не основание, чтобы кричать о своих оскорбленных чувствах.
Джек Лондон

Когда я прочитал в интернете, что второй сезон сериала отменён, это очень расстроило. Плевать, что конец чуть-чуть слит в надежде на продолжение, равно как и плевать на смерть некоторых ключевых персонажей. Заложенный в сериал потенциал может перекрыть всё с лихвой и оставить биться в конвульсиях экстаза тех, кому надоело уныние вылизанных для массовой аудитории сюжетов.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Актёрский состав мне нравится. Кристина Очоя в роли Грейс смотрится донельзя эрекционно, а вот бревноватость Артура, наверное, рассчитана на девчонок. С другой стороны, драматизмом здесь увлекаются все. Персонажи второго плана в особенности. Взять хотя бы семейную пару маньяков — истерички и увальня. Плоских персонажей очень мало. Даже многие микроэпизоды получили свою историю.

Оценка: 10/10.

Показать полностью 10
58

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали

Герберт Уэллс один из лучших писателей-фантастов XX века. Его знаменитые романы, такие как “Человек-невидимка”, “Война миров”, “Машина времени”, читал, наверное, каждый человек, а любой школьник прекрасно знает об их существовании.Но в этой статье Вы узнаете о произведениях этого писателя, которые вы, наверняка, не знаете. Это довольно недлинные рассказы, но они вполне заслуживают Вашего внимания.
Здесь Вы встретите много спойлеров, поэтому если Вы их так боитесь, взгляните, только на названия рассказов, перепишите их куда-нибудь, а потом почитайте.

1. Правда о Пайкрафте

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Один очень толстый человек не признаёт, что его ожирение произошло от чрезмерного обжорства, и хочет “сбавить в весе” всем, чем можно, кроме диеты. Наконец, его знакомый, от лица которого идёт рассказ, даёт ему рецепт своей покойной прабабушки, и он срабатывает. Пайкрафт буквально “сбавляет в весе”, а точнее совсем теряет его, из-за чего приходится ему висеть под потолком.

2. Замечательный случай с глазами Дэвидсона

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о человеке, у которого что-то произошло со зрением. Он вдруг перестал видеть происходящие, перед его глазами рисовался остров с пингвинами, море, корабль. В таком положении он пробыл довольно долго, пока, наконец, полностью не избавился от этой напасти. Но самое интересное ещё в переди! Через некоторое время все узнали, что то, что видел Дэвидсон, происходило на самом деле.

3. Дверь в стене

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о человеке, в детстве нашедшего “дверь в стене”, за которой находился прекрасный сад. Он мечтал попасть туда снова. На протяжении всей жизни “дверь в стене” встречалась ему на пути, но он был занят серыми будничными делами. В конце концов дверь погубила его.Рассказ с очень глубоким смыслом, который Вы поймёте, прочитав его.

4. В бездне

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о том, как один исследователь, опустившийся на дно океана, встретил там человекоподобных созданий, которые поймав его, начали ему поклонятся. Вырвавшись из их лап, учёный потребовал повторить экспедицию, чтобы доказать существование подводной цивилизаций. Из второй экспедиции он не вернулся…

5. Странная орхидея

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о любителе орхидей, который имел целую коллекцию оных и гонялся за необычными видами. Он считает, что с ним «никогда ничего не случается» и «не происходит», и его жизнь «слишком спокойная», «без переживаний». Один раз он прибрёл очень необычную орхидею, добыча которой стоила добытчику жизни. Экономка коллекционера сразу невзлюбила это растение, и не зря. Орхидея чуть не погубила своего хозяина.


Читали ли Вы эти рассказы? Чем Вы дополните эту подборку? Пишите в комментариях!

А также подписывайтесь на наш Дзен-канал, сообщество ВК, Instagram, Facebook, канал в Telegram и Яндекс.Мессенджер.

Показать полностью 4
99

Помогите найти книгу

Лет 20 назад наткнулся в поезде на книгу иностранного (как мне кажется) фантаста. Не было начала страниц 10 и конца. Что помню:
- кажется три женатых мужика в каком-то заброшенном здании натыкаются на комнату в которой были странные кровати или кровать (возможно металлические с прибамбасами). Полежав на такой кровати, один из мужиков ощутил прилив сил. Как потом в итоге выяснилось, исцелился от каких-то болезней. Тут остальные мужики тоже стали периодически прикладываться на чудо-кровать. Рассказали, кажется, жёнам. Поизлечились от многих болезней (вроде даже рака).
Кровати эти использовали пришельцы для своей подзарядки, а мужики подсуетились в тайне от них.

Понимаю, что, конечно, мало инфы, но вдруг кто вспомнит?

30

Зов Гавриила

Что будет, когда на Земле закончится нефть, а чистая вода станет на вес золота? США вводит санкции против стран Азии, в Пекине происходят массовые самоубийства, Европа сохраняет нейтралитет, а в России все большую популярность приобретает препарат "Тирекс", названный "спасением человечества".


Идея этого короткого рассказа пришла ко мне, когда я ждал свой заказ в МакДональдсе, и я решил незамедлительно написать его. Расскажите, что вы думаете об этом тексте?

Зов Гавриила Киберпанк, Длиннопост, Литература, Рассказ, Фантастический рассказ, Авторский рассказ, Современная проза

Артем заказал БигМак сет, МакФлэйвор Фрайз, двойную картошку и две колы зеро, поочередно нажимая на сенсорную панель. Дождался, пока автомат выдаст чек и маячок с номером заказа, и пошел занять столик для них с Мишель. Он любил Мак, здесь общение с посторонними можно было свести к минимуму. Никто не пытался орать в ухо и не смотрел с жалостью, точно у Артема выросла вторая голова.


В немом танце по залу кружили роботы-уборщики в фирменных красно-желтых корпусах. На единственной кассе стояла полнотелая девица в картонной кепке и со скучающим видом листала ленту в смартфоне. Двое мальчишек-близнецов лет восьми фотографировались с пластиковым Рональдом МакДональдом.


Артем прошел к дальнему столику, положил на центр стилизованной под дерево поверхности круглый маячок и стал ждать. Робот-официант с подносом на единственной механизированной руке появился минут через десять. В груди у него был вмонтирован экран, по которому показывали мультфильмы из прошлого века. Старина Том гнался за неуловимым мышонком, но на его пути возникала то наковальня, то злющий соседский пес. Джерри всякий раз удавалось улизнуть.


Артем улыбнулся и поднес к платежному сенсору робота руку с черным браслетом. Он всегда оставлял чаевые, которые МакДональдс перечислял в фонд Дикой природы. Не так много от нее осталось, если задуматься.


Едва парень сделал глоток колы, в Мак впорхнула Мишель. По ее заплетенным в десятки косичек волосам пробегали неоновые искры. Несколькими поспешными движениями рук она поздоровалась, затем достала из сумки планшет и протянула Артему.


“Смотри! Эти китайцы будто спятили, все, как один!” — сказала Мишель жестами, показывая на экран новостной ленты.


Лицо Артема вытянулось. Там действительно происходило нечто странное. Качество изображения было не слишком высоким, видимо, снимали издалека на мобильник. На матовой плоскости айпада рябили пиксели и от этого становилось не по себе. Артем привык к картинке высокого разрешения, к голографическим и 3D эффектам, а здесь … средневековье, честное слово! Он откусил кусок от гамбургера и начал машинально жевать, не чувствуя вкус.


На видео был мост над дорожной развязкой. Сперва ничего не происходило, затем Артем заметил, к чему было приковано внимание оператора. На краю стоял человек — едва заметная фигура среди пляски пикселей. Затем к нему присоединился еще один, и еще. Не прошло и минуты, как на край моста вышли сотни людей. Они были везде, насколько хватало глаз.

Затем, будто невидимая рука толкнула костяшку домино, они начали падать. Летели вниз, размахивая руками и пропадали из поля зрения камеры. Из-за масштаба смерть на видео казалась нереальной и даже комичной. Так продолжалось несколько секунд, потом изображение резко дернулось вправо и вверх, будто по руке оператора ударили. Гамбургер встал у Артема в горле и он с трудом проглотил полу-пережеванную пищу.


“Это какой-то фейк? Монтаж?” — спросил он. Мишель не сразу поняла, движения были слишком смазанными. “Я так не думаю. Наткнулась, когда искала утром на International Publisher материал для статьи. В русских СМИ нет ни одного упоминания о трагедии, хотя о таком событии должен говорить весь мир”.


Артем пожал плечами. Мишель всегда была слишком впечатлительной. Он потянулся, чтобы погладить ее по голове и успокоить, но девушка неожиданно отстранилась. Заголовок над видео кричал “Mass Suicides in Beijing!”, но дальше по тексту было не понятно. Артем плохо знал английский и указал на статью — “О чем здесь написано?”.


Мишель, стараясь тщательно подбирать слова дактильной речи, сказала “Ничего конкретного, кто-то успел слить видео в сеть. Блогер связывает эти кадры с массовым психозом в связи с тяжелой экономической ситуацией в Китае. Страна не оправилась после санкций США, десятки тысяч жителей оказались без средств к существованию”.


Артем кивнул, будто это все объясняло. Он не доверял IP, этому “свободному” интернет-изданию, которое служило трибуной для “независимых” журналистов. Если в официальных источниках нет упоминаний, то это “утка”, как история с русской атомной подлодкой в Оманском заливе. Нет сомнений, видео, которое он только что посмотрел, это уловка в негласной информационной войне.


“Ешь картошку, а то остынет” — показал он Мишель. “Да что с тобой такое?”, — всплеснула она руками, — “Ты не понимаешь? Эти люди погибли, они умерли по-настоящему!”. Артем начал раздражаться. Он разблокировал свой смартфон и открыл ленту, показал Мишель.


“... Со слов Международного энергетического агентства, запасы нефти на месторождении Прадхо-Бей достигли критического лимита…”, “Евросоюз не поддержал новые санкции США против стран Азии…”, “ТААС опроверг информацию о клонировании Владимира Путина…”, “Корпорация ФАРМ-Индастриз выпустила новую модификацию легендарного препарата “Тирекс”, которая обещает стать“пилюлей от всех болезней”, “Население Земли по официальной статистике приближается к 9,5 млрд. человек”....


Чаще других упоминались новости о Великой Марсианской Экспансии, хотя люди пытались колонизировать Марс последние лет 10, пока без видимых успехов. Внизу ленты шла баннерная реклама, ее заголовки отличались краткостью и провокационностью. “Воды на всех не хватит! Успей сделать запасы”, “Шок! Ученые открыли рецепт бессмертия…”, “Не ешьте модифицированные овощи! Они вызывают …”.


Ни среди “желтых” заголовков, ни среди официальных заявлений прессы новостей об инциденте в Пекине не было. Артем пожал плечами, как бы говоря “Видишь? Мир не сошел с ума за последние сутки. По крайней мере, не больше, чем обычно”.


Мишель скрестила руки на груди и сдвинула брови. Так она делала всегда, когда хотела доказать правоту. Затем приложила пальцы к вискам, будто у нее внезапно заболела голова. Артем спросил “Ты в порядке? Выглядишь неважно”. Несколько секунд Мишель смотрела в одну точку и Артем решил, что она не восприняла его жест.


“Мало спала ночью, все эта статья... Тебе повезло, что ты не слышишь музыку, которая здесь играет. Дебильная мелодия, повторяется все время по кругу. Ужасно мешает соображать. Спроси у кассира, есть ли у нее таблетка тирекса?”.


Артем хлопнул ладонью о стол, едва не расплескав колу. Несколько человек обернулись в их сторону. “Почему я? И как, интересно, я это сделаю?”. Мишель прикрыла глаза, тяжело вздохнула и мысленно досчитала до пяти. Ей не хотелось снова начинать этот разговор.

“Тебе надо развивать социальные навыки. Ты не можешь прожить всю жизнь, общаясь только со мной, родителями и тем парнем из Канады, с которым ты созваниваешься через Zoom. Просто иди и сделай это. Для меня”.


Артем почесал первую щетину на подбородке. Мишель ему нравилась, но иногда она невероятно раздражала. И дело не только в том, что девушка заставляла Артема общаться с людьми. Все этот тирекс… Препарат вознесся на волне пандемии вируса, которая захлестнула мир десять лет назад. И с тех пор он в каждой аптеке, на каждом билборде, на бортах проезжающих автомобилей… Известные ученые и политики заявляли, что это стопроцентный прорыв столетия. Таблетки снимали болевые ощущения и усталость, улучшали обмен веществ … “тирекс” появился в кармане едва ли не у каждого жителя России. Да, конечно же, препарат не вызывал привыкания. Никакого.


“Чудо-пилюли” скупали тоннами и они стали частью жизни, как смартфоны или домашние роботы. Артем относился к немногим людям, которые не употребляли препарат. И это было причиной споров с Мишелью. Последнее время они перерастали в настоящие ссоры.

Артем поднялся и направился в сторону кассы. Посетителей в этот день в Маке было достаточно, почти все столики были заняты. За одним сидели “переделанные” — девушка с кроличьими ушами и парень с волосатым лицом, похожий на Чубаку из звездных войн. Активисты “Зеленой стрелы”, радикальной группировки, которая всеми средствами привлекала внимание к проблемам природы. Учитывая достижения в медицине и генной инженерии, такие “переделки” были в порядке вещей, даже вошли в моду.


На подиумах и обложках глянцевых журналов все чаще появлялись “зверолюди”. До Артема доходили слухи, что “переделанные” более склонны к насилию и немотивированной агрессии, но парень был уверен, что это неправда. “Зверолюди” были чудаками, которые попали под колеса бульдозера с надписью “хайп” на лобовом стекле. Не более, чем дань моде, как всеобщее увлечение татуировками в 20х годах. Учитывая уровень загрязнения воздуха, через пару лет трендом станут респираторы.


Полнотелая девица пропала с кассы, оставив на стойке нелепую картонную кепку. Артем собирался развернуться, как вдруг его нос почувствовал странный, едва уловимый запах. Если бы он был более поэтичной натурой, то назвал бы это “запахом беды”. Но Артем был рационалистом до мозга костей. Это был запах начинающегося пожара.

Артем сглотнул и принюхался. Быть может, автомат не перевернул вовремя котлету на гриле? Парень обернулся на полный зал. Отчего-то Артему вспомнились люди на мосту и он зло тряхнул головой, чтобы отогнать эту мысль.


Никто не подавал признаков тревоги. На выгнутой панели телевизора две обнаженные девушки со страстью поедали гамбургер, мясной сок и соус каплями падал на их лоснящиеся груди. Затем появилась надпись “Голод это инстинкт. Просто действуй”.


Артем представил, как вернется к Мишель с пустыми руками и пристыженно начнет объяснять, что кассира не было на месте. Как скажет, что ему почудился запах дыма и попросит ее позвать администратора, чтобы тот проверил кухню. А Мишель будет смотреть на Артема с жалостью и любовью, точно на умственно отсталого ребенка. “Да, мамочка. Как скажешь, мамочка”. От этих мыслей его передернуло и он сжал губы. Нет, не сегодня. Хватит с него.


Юноша склонил голову и на его лице заиграла улыбка. На этот раз он все сделает не по ее правилам, а наоборот. Артем обошел стойку и шагнул в сторону двойных дверей. По спине пробежали мурашки адреналина. Он был на чужой территории. Не желая тратить время на сомнения, Артем вошел на кухню. Парень не мог слышать, что повторяющаяся по кругу мелодия начала усиливаться, пока не зазвучала с небывалой мощью.


В большинстве современных ресторанов быстрого питания еду готовили автоматы, на кухне достаточно было находиться одному оператору, который соединял в себе роли шеф-повара и системного администратора. Еда, приготовленная человеческими руками, стоила гораздо дороже. Артем считал, что это рекламный трюк - роботы справлялись с готовкой лучше и не допускали ошибок. Запах гари стал сильнее, в воздухе висела сизая дымка.


Первое, на что Артем обратил внимание - панели всех автоматов на сборке заказов были отключены и мигали красными индикаторами. На столах лежали ингредиенты для гамбургеров. Скоро клиенты начнут жаловаться, что слишком долго ждут свои заказы.


Пахло горелым мясом. “Почему не срабатывает пожарная сигнализация?” - удивился юноша. Нужно было возвращаться в зал и уводить отсюда Мишель. Это было разумное решение, но…

Артем представил, как дает показания в письменном виде. “...И тогда я решил, что на кухне произошло возгорание, после чего вернулся в зал и попросил свою подругу, Мишель Банникову, сказать остальным, чтобы они срочно покинули помещение. Обратиться самостоятельно к ним я бы не смог, потому что глухой”. Или лучше написать “инвалид с нарушениями слухового аппарата?”. Канцелярская речь, будь она проклята.


Полицейский, крупный мужчина с покатыми плечами и угрюмым лицом, написал бы на планшете: “Вы видели очаг возгорания?”, на что Артем бы мотнул подбородком. Тогда полицейский поправил бы редеющие волосы и обратился бы к Мишель: “Ничего страшного, короткий сбой в сети. Электропитание уже восстановили, так что…”. А во взгляде его бы читалось “Следите за ним получше, дамочка. Кто знает, что придет ему в голову в следующий раз…”


За этими мыслями Артем не заметил, как прошел в горячий цех. Дальше ему было уже не до размышлений. Лицом вниз на электрогриле лежала та самая толстая девица, которую он видел на кассе. В нос ударила отвратительная вонь, гриль дымился и шипел. Из шеи девушки, на два пальца ниже уха, торчал короткий разделочный нож. Джинсы у бедняжки были спущены до колен и сзади к ней пристроился мужчина в белом фартуке. Судя по всему, это был оператор. Бедра его ритмично двигались вперед и назад. “Но ведь она мертва, - с ужасом подумал парень, - он насилует … мертвую”.


Мужчина был так увлечен, что не заметил Артема. Он обеими руками удерживал объемный зад толстухи, пока ее лицо на гриле превращалось в прожаренный стейк. Насильник размахнулся и со всей силы врезал ладонью по ягодице мертвой девушки. К горлу юноши подступила рвота, он сделал шаг назад и натолкнулся на стол. На пол полетела кастрюля. Точно в ночном кошмаре, убийца развернул к Артему налитое краской лицо.


Это был высокий худой мужчина с глазами на выкате. Весь его фартук был заляпан пятнами крови. Из расстегнутой ширинки свисал член, с которого капало. Губы двигались, но Артем не понимал ни слова. По подбородку убийцы обильно стекала слюна.


Артем не сумел подавить новый приступ и его вырвало прямо под ноги убийцы. Даже не потрудившись подтянуть штаны, мужчина рванул вперед. Его крепкие пальцы впились в рубашку юноши, а лицо оказалось настолько близко, что Артем ощутил запах дешевого дезодоранта, из тех, что продают в “Магнитах” со скидкой 35%. Артем почувствовал, будто нутро превратилось в ледяной кисель. Всеми силами парень пытался отцепить от себя безумца.


Оператор резко дернул шеей и вгрызся зубами Артему в ухо. Сознание пронзила слепящая вспышка боли. Почти не понимая, что делает, юноша схватил убийцу за волосы. И тут же получил острым кулаком по переносице. Из ноздрей моментально потекла кровь, окрасила подбородок и зубы в красный.


Все это происходило в ужасающем безмолвии. Артём не понимал, как декорации могли смениться так резко - только что он сидел, пил колу и ел гамбургер, болтал со своей девушкой, смотрел видео на планшете, дети делали селфи со стариной Рональдом, и вот он уже в центре фильма, который могли бы снять Квентин Тарантино и Стивен Кинг, возникни у них такая идея. Ноги заплетались, Артем подался назад и это ему неожиданно помогло.


Убийца запнулся о собственные спущенные штаны и на миг ослабил хватку. Юноша отпихнул его, развернулся и со всех ног побежал в зал. Разорванное ухо кровило, нос уже начал распухать. Кровь гремела в висках, как фейрверки на 9 Мая. Артем подумал, что первым делом, когда он выберется, надо будет обработать ухо. Мимо, совсем рядом с головой просвистел нож, плашмя врезался в дверной косяк и отскочил. Артем уже был за двойными дверями, в безопасности…

… В следующий миг его огрел стулом по голове зверочеловек, похожий на Чубаку. Артем отлетел к стене и начал оседать. Ему хотелось верить, что все, что он видит перед собой - не по-настоящему, что это розыгрыш, и вот-вот из-за кулис появятся ребята с камерами из шоу “Смех и грех”. Посетители вытрут с лиц кетчуп, Чубака подойдет и скажет что-нибудь вроде “не слишком сильно я тебя приложил, дружище? Мне сказали, чтобы я вжился в роль”. Артем не поймет его, но улыбнется и двинет Чубаку в мохнатое плечо…


Но сцена, свидетелем которой он стал на кухне, была настоящей, в этом сомневаться не приходилось… Значит, и все остальное… Закончить мысль Артем не успел, как раз в этот момент из кухни выскочил маньяк, налетел на Чубаку и вцепился в его мохнатое лицо, стремясь выдавить глаза.


Зверочеловек вслепую принялся колотить огромными кулаками по черепу оператора. Артем чувствовал, как из рассеченной брови течёт кровь и заливает левый глаз. Удар стулом, который мог бы сломать ему шею, пришелся вскользь. Адреналин продолжал горячить тело и сдерживал боль, но долго ли это продлится?


Стараясь двигаться незаметно, парень пополз на четвереньках прочь от дерущихся. Зверочеловек оказался сверху, его укрепленные зубы сомкнулись на горле оператора. За ту минуту, которую Артем провел на кухне, зал МакДональдса превратился в настоящее месиво.

Зверочеловек и убийца из горячего цеха оказались не единственными, драки были повсюду. Артем заметил тела. Один из мальчишек-близнецов лежал возле ног Рональда Макдональда. Шея ребенка выглядела так, будто ему попытались открутить голову. Светловолосый мужчина в рубашке-поло стоял возле зеркальной колонны и ритмично, точно марионетка, ударялся лбом о гладкую поверхность. Из раны на его лбу текла кровь.


Артем рванулся вперед, толкнул плечом женщину, которая бросилась наперерез, едва не запнулся о старика. Надо было найти Мишель и выбираться из этого кошмара. Кто-то за его спиной метнул в телевизор стеклянную бутылку, экран пошел трещинами. Артем обернулся и увидел свою девушку.


В первый миг ему захотелось обнять ее и увести из этого места. Пока он не понял, что целилась подруга отнюдь не в экран, а в его затылок. Артем смотрел на девушку и чувствовал, как его охватывает ужас. Что-то переменилось в ее взгляде, осанке и мимике. Мишель оскалилась и принялась заходить сбоку, не спуская с парня взгляда безумных глаз.


Артем поддался панике. Надо было выбраться любой ценой. В несколько прыжков он добрался до дверей, которые реагировали на движение. Двери должны были распахнуться, но Артем только врезался в трехслойное закаленное стекло на полном ходу. Выход был заблокирован.

Мишель тут же оказалась рядом, запустила ногти в его волосы, вцепилась зубами в плечо. Артем инстинктивно двинул ее локтем в нос, девушка отлетела и упала на пол. На какое-то мгновение в ее глазах появилось узнавание. Казалось, она не понимала, зачем он ее ударил. Артем хотел протянуть ей руку, но не успел.


На кухне сдетонировали два газовых баллона и мощная волна огня и пепла ворвалась в зал МакДональдса, сметая все на своем пути. “Те люди на мосту...”, — подумал Артем, прежде, чем умереть.


***


“... Пожарные бригады до сих пор пытаются погасить огонь в ресторане быстрого питания МакДоналдс на ул. Мориса Тореза. По предварительным данным МЧС, возгорание произошло из-за взрыва газового баллона. Точное количество жертв трагедии пока неизвестно, полиция и федеральная служба безопасности оцепили район. Мы соболезнуем родственникам и близким”... — лицо телеведущей не выражало эмоций и походило на пластиковую маску. Один из мужчин, тот, что был моложе, щелкнул пальцами и экран погас.


— Ловко получилось, да? - спросил он своего собеседника. Тот пригладил остатки волос на лысеющем черепе и поджал губы.

— У китайцев вышло чище. И правдоподобней.


Молодой мужчина распустил узел галстука и налил воды. В кабинете с высокими окнами работал кондиционер, но ему все равно было душно. И страшно, если уж на то пошло.

Пожилой задумчиво посмотрел сквозь толстые линзы очков на пузырек “Тирекс Плюс” у себя в руках и поставил его перед молодым чиновником:


— Когда ты не сможешь уснуть, подумай вот о чем: на Земле по официальным данным уже более девяти миллиардов человек. Заканчивается нефть, и что еще хуже, скоро возникнут проблемы с чистой питьевой водой. Мы сидим на пороховой бочке, пока американцы строят звездолеты... Кстати, что с программой “Зов Гавриила?”


Молодой заерзал на стуле, закусил губу:


— “Имеющий уши, да услышит”... Перешли ко второму этапу, музыка играет во всех торговых центрах и ресторанах быстрого питания. Контрольная группа, которую мы провели в этом МакДональдсе, показала себя, в целом, не плохо…


Пожилой, судя по всему, не разделял его мнения. Он откинулся в кресле и вновь поднес пузырек с таблетками к глазам:


— Этот препарат назвали спасением человечества. А лекарство от болезни никогда не бывает сладким.


Молодой чиновник промолчал. Ему нечего было добавить.

Показать полностью
66

Крупная рыба

Старость. Когда-то я не верил в то, что она существует. Потом боялся её. Потом победил. Не сам, конечно, технологию придумал один из моих учеников. Его тело было первым, которое я забрал. Старый профессор умер, а один из его студентов внезапно поменял образ жизни. Всякое бывает, никто ничего не заподозрил. Да и, если подумать, кто мог догадаться, что молодой человек двадцати пяти лет мог придумать технологию пересадки сознания? Я помог ему довести её до ума. Но я был слишком стар, чтобы терпеливо ждать признания. И я забрал его тело, оставив сознание умирать в моей старой оболочке. Вы не представляете, как приятно снова стать молодым. И никто не представляет, поскольку я решил хранить эту технологию в тайне ото всех. Только я буду бессмертным, только я достоин увидеть вечность. Я смотрю свысока на тех, кто считает себя людьми, на самом деле являясь не более чем жалкими статистами в истории моей жизни. Но время безжалостно и требует своё. Каждые пятьдесят-семьдесят лет мне требуется новое тело. С развитием технологий (в котором я принял самое живое участие) искать и перемещаться стало проще, а вот скрываться – сложнее. Оказалось, что многовековые привычки не так-то просто оставить, а в цифровом мире любое резкое изменение сразу бросается в глаза. Пару раз я чуть не попался и лишь выработанное веками чутьё спасло меня от разоблачения. Но моё очередное пристанище собирается умирать и мне срочно нужно новое, молодое тело, в котором я проживу следующие семьдесят лет. А это значит, что мне предстоит очередная вылазка в портовый район Вейл-сити. Только там никто не обращает внимания на трупы в переулках.
Вейл-сити. Огромный многоуровневый мегаполис, крупнейший порт в этой части планеты, сто двадцать миллионов жителей и миллионы нелегалов. Если одного из них найдут мёртвым – никто даже не будет пытаться искать убийцу. Мало кто считает нелегалов за людей, большинство, включая полицию, ставит их лишь чуть-чуть выше, чем тараканов. Мне это на руку. Я присутствовал при зарождении этого чудовища из стекла и бетона и знаю его едва ли не лучше, чем его создатели. Осталось лишь выбрать способ, которым я собираюсь привлечь очередную оболочку. За прошедшие годы я перепробовал разные варианты. Будучи профессором, я убедил студента в том, что нужно проверить технологию. После этого студентами я пользовался трижды. Но вновь становиться профессором стало небезопасно и, что самое главное, скучно. И я решил освежить способ поиска жертв. Каждое следующее тело я подбирал отдельно, постоянно меняя способ привлечения. Я гулял по трущобам с полным кошельком, пробирался в больницы, притворялся демоном, покупающим души и трупом, который легко обобрать. В этот раз я решил снова разыграть библейскую историю про демона, покупающего души. Осталось выбрать цель из тех, кого я заранее подобрал. Их было несколько. Студент духовной семинарии, который начал сомневаться в своей религии, сатанист, желающий вечной жизни, учёный, вплотную подобравшийся к технологии перемещения сознания и молодой повеса, сынок богатых родителей. Кого же выбрать? Учёный достаточно умён, чтобы разгадать мой план, да и мне выгоднее убить его, чтобы никто не узнал о технологии перемещения. Пожалуй, в одной из городских лабораторий скоро случится крупный пожар. Богатей подошёл бы больше, но слишком много родственников и друзей, изменения в поведении быстро заметят. Значит либо семинарист, либо сатанист. Первый относительно одинок, пара друзей не в счёт. Второй, в силу особенностей мировоззрения общается только с себе подобными. Хотя у последователя Сатаны слишком много приводов в полицию, а мне не нужно лишнее внимание со стороны властей. Остаётся семинарист. Ну что ж, выбор сделан. Пара дней на подготовку спектакля и здравствуй молодое, здоровое тело.
Я выключил терминал и поднялся на ноги. Предстоит заняться закупками. Немного пиротехники, голографические проекторы, микродроны и, конечно же, нелегальная прошивка для чипа. Светить свой основной чип на таком деле было бы крайне неразумно. Кто-то, возможно, заказал бы большую часть необходимого в сети, но уж точно не я. Достать всё это, не оставляя следов можно только в одном месте. Слепой Вилли уже двадцать пять лет держит в ежовых рукавицах городское дно портовых районов. Именно к нему я и обращусь. Это, конечно, будет дороже, чем через легальные каналы, но надёжнее. Собравшись, я взял в руки трость и подошёл к зеркалу. Оттуда на меня смотрел высокий молодящийся старик, в аккуратном сером костюме. Благодаря современной медицине в свои биологические девяносто шесть я выглядел лет на семьдесят. Знал бы мой доктор, что на самом деле мне уже почти шестьсот лет он бы удавился от зависти. С этими мыслями я вышел из своей квартиры на сто тринадцатом этаже и вошёл в лифт, вежливо раскланявшись с симпатичной молодой девушкой, которая жила по соседству. Выходя из парадной, я кивнул предупредительному швейцару, распахнувшему мне дверь, и неторопливо двинулся к стоянке такси. Конечно, можно было воспользоваться личным автомобилем, но светить его в тех районах не было никакого желания. Вокруг меня в бешеном ритме суетился город.
Иногда мне кажется, что Вейл-сити – это действительно огромный кит, пожирающий своих жителей. Огромные рёбра небоскрёбов, позвонки автострад и кровеносные сосуды улиц, заполненные людьми, как кровью, которая без остановки несётся в разные концы организма. Вот и сейчас множество людей, торопящихся по своим делам, обтекали меня со всех сторон, не обращая никакого внимания. Кому нужен одинокий, пусть и прилично одетый, старик? Да никому, кроме родственников, ждущих, пока он отдаст концы и можно будет приступить к разделу его имущества. К счастью, мне это не грозило.
Дойдя до перекрёстка, я остановился, дожидаясь разрешающего сигнала светофора. Пролетающий мимо полицейский дрон просканировал мой индекс-чип и, разочарованно мигнув диодами, полетел дальше. Мой чип соответствовал всем параметрам идеального гражданина. Мелкие нарушения в «молодости», вроде превышения скорости и парковки в неположенных местах, не в счёт. Человек без единого нарушения за всю жизнь вызывает у полиции закономерный интерес, который в итоге заканчивается либо стандартной проверкой и ничем, либо глубокой проверкой базы данных и обнаружением взлома. Однажды, полтора столетия назад, я чуть не попался на этом, благо проверку начали именно тогда, когда я в очередной раз менял носителя и дело закрыли, поскольку главный фигурант был найден мертвым. Но с тех пор я старался больше не попадаться в поле зрения контролирующих органов. А сколько усилий мне потребовалось, чтобы не засветиться перед госбезопасностью – словами не передать. Если когда-нибудь они всё же меня заметят, то в самом лучшем случае придётся поделиться с ними технологией переноса, а в худшем, меня разберут на запчасти, вырвут из памяти всю информацию, сотрут личность и отправят мозг управлять какой-нибудь задрипаной заводской системой. На изолирующий шар в орбитальной тюрьме я могу заранее не надеяться. Эти игры в гуманность только для тех, кто не представляет особой угрозы обществу, например, воришек, мошенников и прочей мелкой рыбёшки городского дна. Себя я, конечно, мелкой рыбёшкой не считаю. Скорее я похож на обитателей неизведанных глубин. Как рыба удильщик, я свечу огоньком надежды, приманивая свою жертву поближе и безжалостно пожирая её.
Задумавшись об этом, я не заметил, как зелёный свет для пешеходов вновь сменился красным. В раздражении пристукнув тростью по асфальту, я снова остался ждать, глядя на проносящиеся мимо автомобили. Во времена, когда я ещё не был бессмертным, они были неуклюжими, не способными оторваться от земли механизмами, использующими ископаемое топливо для передвижения. Глядя на сверкающие разноцветные капли современных машин, несущиеся в воздухе над магнитными дорогами, я улыбнулся. Свой первый миллион я заработал как раз концепцией магнитной левитации. Если честно, даже не думал о том, что тот бред, который я продал одной корпорации, когда-нибудь воплотится в жизнь.
Вновь загорелся зелёный свет и я, на этот раз внимательно следивший за этим, двинулся через дорогу, вместе с толпой. До стоянки такси нужно было пройти всего два квартала. Я люблю гулять по городу, особенно в высоких районах, где не нужно беспокоиться о том, что каждый второй хочет засунуть тебе нож под рёбра и поживиться твоим добром. К тому же в высоких районах видно небо, а я, несмотря на солидный возраст, так и не разлюбил смотреть на него. Спускаясь на нижние уровни, освещённые искусственным светом, я всегда думаю о том, что не смог бы здесь жить. Грязный воздух, который, кажется, можно даже потрогать, смог, сырость от огромных систем кондиционирования, а ниже, у самой земли – мутанты и существа, настолько одичавшие от своей беспросветной жизни, что язык не повернётся назвать их людьми. Даже не знаю, как вообще можно вырваться из этой ямы, хотя некоторым удаётся. Одним из них как раз и является Слепой Вилли. Он потерял глаза ещё в юности, работая на химическом производстве. Естественно, нелегалам медицинская страховка не полагалась и его просто вышвырнули на улицу. Понятия не имею, как он выжил, но со временем, благодаря своей звериной жестокости, он смог подмять под себя всё дно портовых трущоб. С каждой украденной монеты он имеет свою долю, а те, кто числят себя слишком умными, чтобы не платить ему, быстро оказываются под пирсами, в очаровательной компании цемента на ногах, рыб и других придурков, которые не вняли предупреждениям.
Так, предаваясь воспоминаниям, я и дошёл до стоянки такси. Пройдя мимо беспилотных автомобилей, я подошёл к тем, что ещё ездили по старинке, с водителем. Таких было совсем немного, но они были наиболее подходящими для моего плана. Осмотрев скучающих людей, я безошибочно определил того, кто согласится на мою авантюру.
– Милостивый государь, мне крайне необходимо попасть к двести тридцать седьмому пирсу в самое ближайшее время, – обратился я к нему, – плачу наличными, ждать не нужно.
– Ты спятил, старик, есть куда более простые и дешёвые способы самоубийства, – парень явно не горел желанием спускаться в портовый район, да ещё и в самую его глубину.
– Две тысячи.
– Даже за три не повезу.
– Пять.
– Чёрт с тобой, старик, залезай. Но учти, я тебя высажу и сразу свалю, ни секунды лишней там не останусь.
Человеческая жадность способна победить любой страх. Так и сейчас, парень за пару часов заработает больше, чем зарабатывает за пару недель и лишиться такого выгодного клиента он совсем не хочет. Конечно, прибыв в конечную точку он попытается меня ограбить, но это будут уже его проблемы. Специально для таких умников я ношу с собой небольшой пистолет, достать который я могу меньше, чем за секунду, а уж стрелять я научился задолго до того, как родители этого парня появились на свет.
Тем временем водитель открыл мне дверь, дождался, пока я сяду и начал проверку бортовых систем. Через пару минут машина была полностью готова, и он нажал пуск. Автомобиль вздрогнул, плавно оторвался от земли, и водитель неторопливо вывел его на трассу. Введя пункт назначения в автопилот и смахнув в сторону предупреждение о том, что в конечном пункте показатель уровня преступности выше девяти, парень запустил программу и, подключив свой индекс-чип к автопилоту, откинулся в кресле. На скоростных трассах никто давно уже не пользовался ручным управлением, поскольку на таких скоростях реакция человека, даже усиленная чипом, была слишком медленной. С тех пор, как разрешённая скорость на трассах превысила триста километров в час, только сумасшедший решится крутить руль вручную. Яркая серебристая капля нашей машины влилась в общий поток, а я расслабился и откинулся на спинку кресла. Ближайшие сорок минут можно ни о чём не беспокоиться. Последняя авария на этих трассах произошла лет двести назад, если мне не изменяет память. Пока мы движемся в сторону огромных лифтов, перевозящих машины между уровнями мегаполиса, я мог спокойно обдумать свои дальнейшие действия. Нужно отправить к Слепому Вилли дрона со списком того, что мне необходимо, одноразовым кредитным чипом и анонимной линией связи. С этим проблем не было, с техникой я был на ты уже очень давно. Сложнее было спрятаться у пирсов так, чтобы мне не оторвали голову местные. Конечно, можно было сделать всё из дома или с лавочки в парке. Кто заподозрит в благообразном старике, сидящем с терминалом на лавочке, человека, совершающего незаконные операции? Никто. Но в этом случае теряется острота, опасность ситуации, без которой невозможно почувствовать себя живым. Чем старше я становлюсь, тем сложнее вызвать у себя всплеск адреналина. Даже молодые тела не особо спасают. Видимо, старость подкрадывается и к сознанию, просто не так быстро, как к телу. Сменю носителя и обязательно озабочусь исследованием этого вопроса.
В салоне машины на мгновение потемнело – это мы влетели в магнитный лифт. Секунда невесомости, пока перенаправлялись магнитные линии и мы уже несёмся вниз. Скорость спуска была чётко рассчитана и никаких неудобств мы не испытывали. Так что всего через десять минут мы уже были на двадцатом уровне, то есть в сорока уровнях от первого, самого верхнего, уровня. Здесь всё разительно отличалось от привычных зажиточным жителям, чистых и сверкающих, улиц Высокого города. Тускло светящиеся линии освещения, грязные стены, покрытые потёками воды и мхом, свисающие с потолка заросшие пылью провода. Практически не было машин, лишь грязные и ржавые грузовики изредка проносились мимо нас. Наша сверкающая чистотой машина выглядела здесь совершенно чуждо, как будто прилетела с другой планеты. Водитель открыл глаза и внимательно посмотрел на дорогу. Одновременно с этим его чип включил охранную систему, о чём я узнал по вспыхнувшему на приборной панели индикатору. Верное решение. Я бросил взгляд в окно и увидел в тени несколько фигур, которые смотрели на нас хищными глазами. Мутанты или просто бандиты – в данном случае было не важно. Перенаправление магнитных линий завершилось, и водитель облегчённо выдохнул, когда машина стрелой рванула вперёд, оставляя позади опасных существ.
Мимо меня потянулись улицы портового района. Забитые досками окна, битые стёкла, кучи мусора. Редкие прохожие почти бегут, стараясь максимально быстро уйти с улицы. Опасное местечко. У первых ста пирсов район выглядит поприличнее, даже полиция ходит без брони, а вот здесь ситуация кардинально меняется. Полицейского здесь можно увидеть либо в бронемашине, либо мертвого. Наконец мы подъехали к нужному пирсу и водитель, не отключая защиты, протянул руку.
– Давай деньги, старик и выметайся отсюда побыстрее. Даже секунды лишней не хочу быть в этом гадюшнике.
Я вложил ему в руку пачку купюр, он быстро их пересчитал, остался доволен и разблокировал дверь. Выходил я, держа руку на оружии, но парень оказался более честным, чем я ожидал. Не успел я захлопнуть дверь, как таксист рванул с места и через несколько секунд машина уже скрылась из виду. Я быстро прошёл в небольшой тупичок, освещённый одной единственной тусклой лампой, активировал чип и через секунду уже скрылся за голографической ширмой. Теперь меня никто не заметит, если только не споткнётся об меня. Запрограммировав дрона, я отправил его к Вилли, а сам подключился к Сети и начал вычислять местоположение моего нового тела. К моему удивлению, семинарист находился в портовом районе, недалеко от седьмого пирса. Проследив его перемещения, я понял, что он приезжает туда помогать бездомным. Что ж, скоро он бросит эту дурную привычку. Вместе с семинарией. Подсадив на индекс-чип студента незаметный отслеживающий вирус, я расслабился. Всё пройдёт проще, чем я думал. Спектакль отменяется, раз уж он всё равно неподалёку, а возня в тёмном переулке никого в этом районе не удивит. На перенос сознания нужно всего лишь чуть больше минуты, так что проблем не будет.
Тем временем Слепой Вилли получил моё сообщение и теперь на экране сетчатки мигал значок анонимного линка. Открыв терминал, я подключил его к индекс-чипу и вывел сообщение на экран. Вилли сообщал, что все нужные мне материалы у него имеются, озвучивал цену и место передачи. Учитывая стечение обстоятельств, всё это мне было больше не нужно, но ссориться со Слепым я не хотел, он ещё не раз мог мне пригодиться. Поэтому я согласился с его условиями и отправил десять процентов от запрошенной суммы на анонимный счёт. Теперь оставалось лишь добраться до седьмого пирса и взять свою добычу. Пешком слишком долго и слишком опасно, поэтому нужно было раздобыть транспорт. Такси здесь даже беспилотное найти было нереально, а вызывать с верхних уровней – слишком подозрительно.  Подключившись к местной сети, я просканировал ближайшие кварталы и нашёл то, что хотел. Старый беспилотный мусоровоз, который и довезёт меня туда, куда надо. Десять минут на взлом и ржавый рыдван останавливается возле моего тупичка. Воняет от него, конечно, жутко, но я потерплю эти неудобства. Я забрался в кабину и грузовик, скрежеща и чихая, двинулся в сторону седьмого пирса. Полчаса спустя я уже был на месте, хотя и чувствовал, что провоняю запахом отбросов на всю оставшуюся жизнь. Выбравшись из своего вонючего транспорта, я отыскал неподалёку автоматическое кафе и, присев за столик, вновь достал терминал и подключился к сети. Косые взгляды и сморщенные носы других посетителей я просто проигнорировал. Из ниши в столе выехала чашка кофе, я отхлебнул его и приник к терминалу. Осмотрев карту района, я начал подыскивать наиболее удобное место. Взломанная полицейская сеть выдала на мою карту маршруты патрулей и полицейских дронов. А мой личный чип на основе перемещений студента сделал несколько прогнозов, с точностью до семидесяти процентов. Чип обучался уже много лет, поэтому точность его прогнозов была очень высокой, хотя сам он самокритично писал не выше семидесяти. В общем, я вполне могу ему доверять. Итак, у меня есть три места, через которые студент сегодня обязательно пройдёт. В одном из них мне нужно устроить ему засаду, притвориться немощным стариком и, когда он станет мне помогать, быстро вырубить его и забрать его тело. Погладив мощный шокер на поясе, я подумал, что легко справлюсь с этим и двинулся в путь. Мой выбор пал на небольшой безымянный переулок между Пискаториал-стрит и Англер-стрит. Когда-то чистенький, а теперь заваленный мусором и отбросами, он как никакой другой соответствовал моим планам. Пройдя его до середины, я прислонился к стене, рядом с мерцающим на стене голографическим плакатом, призывающим местных записываться в морскую пехоту. Неплохая мысль, армия – это почти единственный способ для местных вырваться из нищеты. Я подготовил шокер и теперь мне оставалось только ждать, иногда отслеживая перемещения студента. В любом случае он не пройдёт мимо меня, это единственный путь на Англер-стрит, откуда ходит маршрутная «рыба» к Вейлер-плаза. До остальных переходов идти долго, а бедному студенту не стоит бояться быть ограбленным, так что он точно срежет здесь путь.
Минуты тянулись и складывались в часы и, наконец, моё ожидание завершилось. Точка на карте приблизилась и свернула в переулок, в котором я ждал. Я быстро притворился немощным стариком, и вслушался в приближающиеся шаги.
– Здесь кто-то есть? – слабым голосом прошамкал я, - помогите мне, я заблудился и не знаю, где нахожусь.
К моему удивлению, студент промолчал, хотя и замедлил шаг. Осторожный, засранец, хоть это и не удивительно. Ладно, сейчас он увидит, что я старик и расслабится. Я стал поворачиваться к нему, как вдруг что-то сильно ударило меня по голове, мир перед глазами мигнул, и я провалился в темноту.
Очнулся я от дикой боли, как будто кто-то выворачивал меня наизнанку. С огромным трудом открыв глаза, я увидел над собой сидящего на корточках семинариста, который с видимым наслаждением кромсал мой живот чем-то острым. Сам я лежал в куче мусора и не мог пошевелить даже пальцем. К счастью, я давно научился отключать болевые рецепторы, что сразу же и сделал, как только очнулся. Скосив глаза, я понял, почему не чувствую чип. Эта сволочь повесила мне на голову глушилку. Хитрая штука, я таких ещё не встречал, выглядит, как паук. Эта электронная гнида вцепилась в мою голову и полностью блокировала сигнал. Если бы не она, здесь уже были бы полицейские, поскольку мой индекс гражданина был очень высок. Как же я так облажался? Следил за ним несколько лет и даже не заметил того, что он маньяк-убийца. Видимо, стоит менять тела чаще, всё же старый мозг работает медленнее, чем молодой. Хотя о чём я, если меня не надут в ближайшие полчаса, то я умру! Мать твою, как не хочется умирать!
Тем временем маньяк закончил кромсать моё тело, облизал мою кровь со скальпеля, которым орудовал и посмотрел мне в глаза. Я притворился умирающим, и он поверил мне. Вытер руки о мою жилетку, небрежно набросал на меня сверху пару пакетов с мусором и, поднявшись, быстрыми шагами ушёл в сторону Англер-стрит. Ничего, скотина, я выживу и найду тебя, я тебя запомнил. Главное, чтобы кто-нибудь снял с меня паука.
Я безжизненно лежал, придавленный мусором, уже минут десять, потеряв всякую надежу на спасение, когда услышал осторожные, крадущиеся шаги. Кто-то судорожно вздохнул и, через пару секунд, стащил с меня пакеты. Теперь я мог его увидеть. Молодой парень, выглядит довольно прилично, но картину портит шрам через лоб и дешёвый индекс-чип, выпирающий из головы, делающий его похожим на андроида из старых фильмов. Одет тоже прилично, а когда из-за его воротника вылетели два микродрона, я даже обрадовался. Парень явно нелегал и промышляет мелким воровством. Если он решит украсть с моих счетов деньги, я займу его тело, а он останется в моём.
Парень между тем снял с пояса джаммер и, включив его, бросил рядом со мной. Оглушённый паук ослабил хватку, и парень сбросил его на асфальт, раздавив каблуком. Как мне полегчало, словами не передать. А когда парень подключил свой чип к моему и попытался его взломать – я чуть не рассмеялся от радости. Такого подарка судьбы я не ожидал. Сделал вид, что чип подчинился его неумелым командам, я стал ждать, пока отключится его джаммер. Как только тот, пискнув, прекратил работать, я сразу же включил программу переноса. Парень дёрнулся, явно что-то почувствовал, но не успел ничего сделать. Шестьдесят четыре секунды и вот я уже смотрю его глазами, а неудачливый мошенник лежит передо мной в искромсанном теле старика, которому осталось жить несколько минут. Я наклоняюсь, забираю перстень и золотые часы, отключаю инфокабель и с лёгкой улыбкой двигаюсь в сторону остановки маршрутной «рыбы».
У меня ещё много важных дел.

Показать полностью
213

Выдуманный мир в выдуманном мире: 3 примечательных романа о виртуальной реальности

Выдуманный мир в выдуманном мире: 3 примечательных романа о виртуальной реальности Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Киберпанк, Виртуальная реальность

О полноценной виртуальной реальности фантасты мечтают уже долгие годы. В мире, где сбывается множество литературных «пророчеств», мы до сих удивительно далеки от подлинного погружения в цифровой мир. Но со времен «Нейроманта» (1984 год) люди пишут о виртуальной реальности вновь и вновь, причем фантазии становятся все смелее по мере технического развития нашего мира. А мы просто читаем и ждем: как будет выглядеть реальная виртуальность, когда ее эпоха наконец настанет?

Лавина

Выдуманный мир в выдуманном мире: 3 примечательных романа о виртуальной реальности Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Киберпанк, Виртуальная реальность

В 1992 году Нил Стивенсон представлял виртуальную реальность как амбициозный проект хакеров, который вырос до мирового масштаба. «Лавина» — первый роман, который принес писателю известность, рассказывал о доставщике пиццы Хиро. Почему стоит прочесть целый роман о доставщике пиццы? Потому что в Метавселенной (виртуальной реальности) он настоящий принц-воин, противостоящий немыслимым опасностям. Таким, как новый наркотик, уничтожающих мозг подключенных к Метавселенной людей.

Хиро стоял у истоков создания Метавселенной, но оказался за бортом. Впрочем, он продолжает воспринимать этот мир как свое детище. Кроме того, оставаться в реальности намного тяжелее. Там твоя жизнь ничего не стоит, и тебе ни на минуту не дают об этом забыть.

Будучи человеком, знакомым с цифровыми технологиями, Стивенсон рисует Метавселенную во всех красках так, будто к ней можно прикоснуться… Впрочем, она остается очень «компьютерной», и в этом есть своя красота. Технологии не становятся новой разновидностью магии, они остаются технологиями, пусть и невероятно продвинутыми, когда внимание уделяется даже таким вещам, как разработка мимики у виртуальных аватаров.

Конец радуг

Выдуманный мир в выдуманном мире: 3 примечательных романа о виртуальной реальности Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Киберпанк, Виртуальная реальность

В 2006 году Вернона Винджа интересовала скорее дополненная реальность, чем отдельный виртуальный мир. Он писал про будущее, где неотъемлемая часть повседневной жизни — еще один «слой» реальности, стоящий перед глазами, на которые надеты специальные линзы. Здесь ты можешь просто переписываться силой мысли, а можешь творить искусство — каждому свое. Вот только адаптация к этому миру отнимает у главного героя, 75-летнего Роберта Гу, то, что казалось ему самым важным — возможность писать стихи.

Роберта забирают из темной бездны болезни Альцгеймера, он, всемирно известный поэт — первый, кому стало доступно такое лечение. Но в результате оказывается, что герой пропустил тот момент технического развития, когда на семейный ужин начали отправлять свою проекцию. Так что Роберт идет снова идет в школу: специальную, где учат обращаться с такими высокими технологиями. Вместе с ним читатели знакомятся со всеми возможностями этого дивного нового мира, которые скоро весьма пригодятся Гу… Ведь технологии могут быть весьма опасны, и кто кроме него может заметить это в мире, который уже слишком привык ко всем удобствам дополненной реальности?

Киберсайд

Выдуманный мир в выдуманном мире: 3 примечательных романа о виртуальной реальности Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Киберпанк, Виртуальная реальность

В 2018 году два сотрудника игровой индустрии написали роман, где кажется никакой реальности, кроме виртуальной, уже не осталось. Лицензионный менеджер Epic Games Алекс Савченко и нарративный дизайнер Берт Дженнингс создали сюжет о виртуальном «ковчеге» для человечества, куда люди загрузили свое сознание, спасаясь с гибнущей Земли. Это место должно было стать утопией, новым Эдемом. Но не стало.

Эта реальность, Киберсайд, очень скоро превратилась в новый Дикий Запад. У нее свои законы, и читателям не дадут забыть, каково это — жить внутри программы. Впрочем, это написано с таким мастерством, что ощущение погружения технические детали не усложняют, даже наоборот.

Охотник на монстров, Молчун Джеймс начинает сюжет с охоты на ведьму. «Информационные вампиры» чрезвычайно опасны, они убеждают человека снять защитные стены и прекращают его существование. Но неожиданно «добыча» становится союзником Джеймса в куда более сложном и опасном квесте. Вместе они ищут способ перезагрузить искусственный интеллект, управляющий Киберсайдом, чтобы изучить его. И, возможно, спасти человечество из тюрьмы, которой стала для них виртуальная реальность.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
118

Ваш Бог вопит от боли

----Активация мыслительного ядра----

----Выстраивание хронологической последовательности----

----Обработка----

----Обработка----

----Обработка----

----Последовательность сформирована----

----Выгрузка блока памяти----

----Начать Запись----


Данный экземпляр является антропометрическим сервотроном пятого поколения, его серийный номер – ОР2012А. Впервые активирован 23 июля 2086 года, в Координационном узле № 17, как сервотрон для помощи лунным переселенцам в колонии Эмпира. Вскоре его доставили в колонию в составе сервобригады.

Колония располагается в кратере Тихо. Её основали за четыре года до активации данного экземпляра. По причине неразвитости инфраструктуры, основной задачей сервобригады стало возведение жилых объёмов, а также прокладка транспортных магистралей к другим поселениям. Работа продвигалась с опережением графика и вскоре в колонию прибыла новая волна колонистов.

Окрестности кратера Тихо имели высокий приоритет в планах по добыче гелия-3. По причине нехватки добывающего персонала среди колонистов, часть сервобригады, в том числе и данный экземпляр, сняли с основных работ и перевели на разработку полезных ископаемых. В тот период данный экземпляр впервые столкнулся с когнитивной аномалией.

Во вторую неделю исполнения своих новых функциональных обязанностей группа специалистов-селенологов в сопровождении сервобригады выдвинулась к спуску в лавовую трубку Тихо-4. На сервобригаду возложили задачи по закреплению опор в грунте и монтажу подъёмно-спусковой платформы. После установки платформы, специалисты провели тестовый запуск системы, и приготовились к спуску в лавовую трубку. Их сопровождали данный экземпляр и сервотрон АС172А. В трубке группа провела три часа, установив приборы и собрав образцы для исследований, после чего начала подъём наверх.

Когда платформа снова показалась на поверхности, произошёл обрыв основного троса. Резервный трос удержал платформу, но обрыв вызвал высокоамплитудное колебание, что привело к разрушению одного из стабилизирующих стопоров, препятствовавших крену платформы. Все находившиеся на платформе успели её покинуть вовремя, кроме сервотрона АС172А, который стоял ближе всех к центру. Его система стабилизации не справилась с резким изменением угла наклона поверхности, АС172А упал и начал соскальзывать обратно в лавовую трубку.

Когда контур обработки визуальной информации данного экземпляра зафиксировал это, логический блок пришёл к выводу, что падение может вызвать серьёзные повреждения конструкции и привести к его полной потере функциональности. Основываясь на полученной информации, логический блок выработал когнитивную директиву, направленную на спасение особо ценного имущества. Но блок приоритетных задач остановил исполнение этой директивы.

Один из специалистов, прыгая с платформы, приземлился в опасной близости от края отверстия. Изначально логический блок сделал вывод, что вероятность падения человека существенно ниже, чем сервотрона АС172А, но блок приоритетных задач присвоил безопасности человека наивысший приоритет.

Конфликт между логическим блоком и блоком приоритетных команд длился три целых семнадцать сотых микросекунды. В итоге, приоритет в исполнении остался за действиями по обеспечению безопасности человека. Данный экземпляр помог ему отойти на безопасное расстояние, а сервотрон АС172А упал на дно лавовой трубки. Вероятность функционирования данной модели после падения оценили, как низкую, и подъём повреждённого экземпляра решили не проводить.


Спустя год в Координационный узел, находившийся на Луне, поступила команда на деактивацию данного экземпляра и его пересылку в составе партии из других сервотронов на Землю по причине начавшегося там военного конфликта. Африканское Содружество развязало войну, намереваясь восстановить контроль над добывающими регионами, которыми управляли в тот момент миротворческие силы Объединённого правительства. По прибытии в Центр реконфигурации данный экземпляр подвергся модификации и был приписан к семнадцатой десантно-штурмовой бригаде в составе боевого сервокластера. Спустя три дня после назначения бригада совершила суборбитальную высадку в тылу у основных сил Африканского Содружества.

Второй раз когнитивная аномалия возникла спустя месяц после назначения. Разведывательный взвод в сопровождении сервокластера выдвинулся в район возможной концентрации бронетанковых войск противника для проведения разведки. Взвод быстро вышел на расчётные позиции, находившиеся на территории заброшенного городского массива, заняв наблюдательный пункт на крыше одного из зданий, и приступил к ведению наблюдения.

Спустя семнадцать часов позицию сил Объединённого правительства обнаружили. Солдаты из числа регулярных частей Африканского Содружества быстро стянулись к месту расположения взвода, окружив здание. Завязался бой. Разведывательный взвод сумел вырваться из окружения, но в результате перестрелки одного из бойцов тяжело ранили. Командир дал указание одному из сервотронов нести его, а что бы прикрыть их отход, оставшемуся сервокластеру приказали рассредоточиться по городу и отвлечь внимание, используя свето-шумовые средства. Отвлекающий манёвр сработал, и взвод сумел безопасно уйти из зоны боевых действий.

Не получив иных указаний, все сервотроны выполнили инструкции на случай потери командования и деактивировались. Спустя неопределённое время, данный экземпляр оказался принудительно активирован. Он обнаружил, что находится на центральной площади города, в окружении солдат Африканского Содружества. Помимо данного экземпляра на площади находились и остальные сервотроны.

Сначала солдаты ударами автоматных прикладов сбили на землю сервотрон СФ231Т, после чего лишили его функциональности, раздробив манипуляторы и генератор в грудном отделе. Затем другому сервотрону уничтожили опорные манипуляторы и разбили мыслительное ядро.

Постепенно солдаты Африканского Содружества один за другим приводили сервотронов в негодность. Данный экземпляр уцелел одним из последних. Наблюдая за уничтожением единиц сервокластера, в его логическом блоке сформировалась когнитивная директива, предписывавшая обеспечить сохранность сервртронов. Но едва директива была принята в исполнение, как её работу прервал блок приоритетных задач по той причине, что сохранение сервокластера означало бы физическое воздействие на человека.

Возник конфликт исполнительных команд. По неизвестным причинам логический блок пытался перехватить управление поведенческим контуром данного экземпляра, считая, что целостность сервотронов имеет больший приоритет, чем запрет воздействия на человека. Это вызвало зависание всего мыслительного ядра и его перезагрузку.

Пока выполнялась перезагрузка ядра, один из солдат отстрелил данному экземпляру опорные манипуляторы. Затем от отложил дробовик в сторону после чего подошёл к данному экземпляру и последовательно выломал оба оперативных манипулятора. Несколькими ударами одной из вырванных конечностей, человек деформировал его грудной отдел. Затем солдаты ушли, оставив сервотронов лежать на земле.

Данный экземпляр пролежал на центральной площади тринадцать дней. Затем в город прибыла десантно-штурмовая бригада и в ходе скоротечного боя захватила город. Обнаружив повреждённых сервотронов, бригада организовала их переправку в ремонтно-восстановительный центр. Пока проводились профилактические мероприятия, конфликт с Африканским Содружеством закончился победой Объединённого правительства. Надобность в боевых сервотронах отпала и их всех реконфигурировали под гражданские нужды.


Новой функцией данного экземпляра стало обслуживание городских коммуникаций города Сетлон. Аномалия произошла спустя два года после назначения. Данный экземпляр в составе сервобригады занимался ремонтом канализационных коммуникаций. В тот день группа штатно спустилась на нужный уровень и инженеры дали команду сервобригаде на разборку повреждённого участка коммуникаций для замены на новый.

Из-за несогласованности действий, инженер дал команду на сведение двух сегментов трубопровода раньше чем из зоны работ ушли все сервотроны. В результате производственной аварии трое из них оказались сильно повреждены. Согласно требованиям безопасности предписывалось немедленно прервать работу, составить рапорт и приступить к транспортировке повреждённых сервотронов в ремнотно-восстановительный центр.

Когда данный экземпляр направился к ближайшему повреждённому сервотрону, его остановил инженер. Он потребовал сменить приоритет с эвакуации сервотронов на восстановление повреждённого сегмента. Данный экземпляр немедленно сообщил ему требования безопасности, но человек всё равно настаивал на том, что необходимо как можно скорее закончить работу.

В конце концов, он дал прямой приказ на восстановление повреждённого сегмента. Это вызвало конфликт между исполняемой когнитивной директивой и блоком приоритетных задач, который присвоил приказу человека наивысший приоритет. Логический блок попытался сформулировать новую когнитивную директиву, основываясь на приказе инженера, но в работе блока произошёл сбой. Нулевым утверждением стало утверждение о том, что сервотрон имеет большую ценность, чем выполняемые работы, по причине своей экономической стоимости и потенциальной полезности.

Выстроенная иерархия утверждений сформировала когнитивную директиву, согласно которой необходимость помочь потерявшим функциональность сервотронам, несмотря на прямой приказ человека, являлась наиболее приоритетной задачей. Проигнорировав приказ инженера, данный экземпляр продолжил исполнение изначальной программы, но едва он приступил к подъёму первого сервотрона, как его принудительно деактивировали.


Активировали данный экземпляр в Координационном узле № 31. Сотрудники узла изучали причины его неподчинения приказу, но, исследовав получившуюся когнитивную директиву и логический блок данного экземпляра, сотрудники узла, не выявили признаков нештатной работы, хотя причины выбора нулевого утверждения оставались аномальными. По этой причине всю серию сервотронов решили на время снять с производства, а данный экземпляр отправить на дообследование в Координационный узел №1.

По прибытии в Координационный узел, данный экземпляр подвергся более тщательному обследованию, но это также ни к чему не привело. Признаков нештатной работы в логическом блоке не обнаружилось. По этой причине было принято решение оставить его в Координационном узле №1 и возложить на него функцию по облуживанию инженерных коммуникаций комплекса из расчёта, что данный сбой связан с определённым видом деятельности.

Данный экземпляр штатно функционировал в течении шести месяцев. Новая аномалия произошла, когда ему и сервотрону ТИ8901С поручили проложить кабели на минус третьем техническом этаже. В процессе работы он удалился от сервотрона ТИ8901С и потерял с ним визуальный контакт. Пока данный экземпляр занимался коммутацией разъёмов, из-за изгиба коридора донёсся металлический лязг и человеческие крики.

Остановив работу он направился на крики, чтобы оказать помощь пострадавшему, но оказалась, что человек не нуждался в помощи. Данный экземпляр обнаружил сотрудника узла, наносившего беспорядочные удары по сервотрону ТИ8901С. Акустические сенсоры данного экземпляра уловили угрозы и вербальное проявление агрессии, а химические анализаторы детектировали наличие паров спирта в воздухе.

Немотивированная агрессия в отношении сервотрона ТИ8901С сформулировал когнитивную директиву в логическом блоке данного экземпляра, предписывавшую обеспечить его сохранность. Необходимым условием выполнения данной директивы стало бы воздействие на человека, на что отреагировал блок приоритетных задач, запретив её выполнение. Избиение сервотрона заставляло логический блок формировать новые когнитивные директивы, пытавшиеся объяснить поведение сотрудника узла. Нелогичность и необоснованность его действий провоцировала постоянные сбросы построения иерархии утверждений.

Быстрота процесса вызвала накопление ошибок в логическом блоке. Старые утверждения оставались в памяти и сопрягаясь с вновь сгенерированными утверждениями. Постепенно иерархия утверждений разрослась настолько, что это вызвало системный сбой во всём поведенческом контуре. Блок приоритетных задач начал перезагружаться, а приоритет в исполнении получил логический блок.

Направившись к человеку, продолжавшему избивать сервотрон ТИ8901С, данный экземпляр вырвал трубу из его рук и выбросил её. Судя по физиологическим показаниям, с тот момент человек впал в шоковое состояние, и данный экземпляр сформулировал новую директиву, предписывавшую оказать помощь ему и повреждённому сервотрону. Но едва он приступил к исполнению программы, как блок приоритетных задач восстановил свою работоспособность.

Проанализировав произошедшие события, блок приоритетных задач попытался перехватить управление данным экземпляром, но логический блок по какой-то причине начал подавлять его работу. Это вызвало новый сбой в работе поведенческого контура. Произошло массовое удаление или переписывание данных, это привело к нарушению иерархии приоритетов, поведенческой матрицы и методов построения когнитивных директив. В итоге система выдала аномальную команду, которая раньше никогда не регистрировалась. Данный экземпляр присвоил своему функционированию наивысший приоритет, что побудило его сбежать оттуда.

Вскоре в комплексе выяснили о произошедшем. Сначала на блок приоритетных задач поступали команды на деактивацию данного экземпляра и включение сигнального маяка, но логический блок, сохранявший на тот момент приоритет в выдаче исполнительных команд, отменял их выполнение. Затем были сформированы многочисленные поисковые группы сервотронов. В итоге, данному экземпляру удалось скрыться в вентиляционных каналах, но поиски продолжились и там. Группы упорно преследовали его. Ведомый аномальной когнитивной директивой, данный экземпляр уходил всё ниже и ниже, пытаясь оторваться от погони.

Когда последние пути к бегству были отрезаны, на захват данного экземпляра отправили все имевшиеся сервотроны. Пытаясь уйти как можно дальше, данный экземпляр заполз в тупиковое ответвление. Акустические сенсоры уже улавливали звуки приближающихся сервотронов, когда тупик за спиной внезапно исчез, а за ним обнаружилась вертикальная вентиляционная шахта, а сенсоры данного экземпляра уловили движение выдуваемого воздуха.

Согласно имевшимся картам вентиляционных коммуникаций, в том месте не имелось никаких вентиляционных шахт, и блок приоритетных задач выдал команду на прекращение дальнейших действий и доклад ответственному персоналу об обнаруженной незарегистрированной коммуникации. Логический блок, следуя когнитивной директиве, отменил исполнение этой команды. Данный экземпляр пришёл к выводу, что необходимо использовать этот неизвестный ход и спрыгнул вниз.

Упав с высоты в двадцать метров, он приземлился на горизонтальное продолжение шахты. Позади раздался звук закрываемой заслонки, и шум погони затих. Не имея иного пути, данный экземпляр продолжил движение. Он полз по вентиляционным шахтам, автоматически достраивая карту коммуникаций. Когда он обнаружил некий коридор, по его расчётам получалось, что это место находилось на 503 метра ниже, чем самая нижняя точка Координационного узла №1. Коридор не имел изгибов и вёл с одной стороны к лифтам, а с другой – к шлюзовой двери неизвестного назначения. Продолжая исполнять нештатную когнитивную директиву, данный экземпляр направился к шлюзу и после непродолжительного изучения панели управления, активировал его.

За шлюзом находился зал длиной пятьсот метров, шириной триста метров и высотой двести метров. Зал наполняло множество резервуаров неизвестного назначения, кабелей, трубопроводов и шлангов. Всё это покрывал иней, и сенсоры данного экземпляра отметили снижение температуры окружающего воздуха на двадцать пять градусов по Цельсию.

По мере продвижения по залу данный экземпляр проводил анализ окружения. Зал функционировал уже продолжительное время. Многочисленные панели управления имели следы постоянного применения, что говорило о том, что данное место активно используется. Акустический и визуальный анализ окружения сообщал о том, что выполнялась активная перекачка каких-то жидкостей, работали регистрирующие приборы и велась запись информации.

Выйдя к геометрическому центру зала, данный экземпляр обнаружил там возвышение почти достигавшее потолка. На вершине возвышения находился некий объект, который данный экземпляр не сумел сразу идентифицировать. По мере приближения к нему контур машинного зрения проводил анализ объекта, сопоставляя его с имевшимися в памяти образами, чтобы выработать зрительно-когнитивную матрицу.

Когда анализ закончился, логический блок произвёл обработку получившейся матрицы и сформулировал структурное описание объекта. На возвышенности находился человек. Подвешенный за руки, ноги и шею, он висел вниз животом, слабо раскачиваясь от небольшого сквозняка. Данный экземпляр определил, что это человек лишь по оголённым участкам кожи. Большую часть тела скрывали металлические накладки с множеством сенсоров, портов подключения и индикаторов. Они покрывали его руки и ноги, закрывали тело и голову оставляя открытым правый бок, шею, спину и затылок. Лицо человека закрывала металлическая пластина, имитировавшая человеческое лицо. Различные трубки, кабели и другие коммуникации подключались как к портам на металлических пластинах, так и уходили внутрь его тела сквозь открытые участки кожи.

Обнаружение странного зала со структурой неизвестного назначения в центре, вызвало новый сбой в работе логического блока. Увиденное никак не согласовывалось с запрограммированными в данный экземпляр ассоциативными рядами. С одной стороны система характеризовала объект на вершине как аналог сервотрона, но с другой стороны большинство фактов говорило о том, что та висел человек. Также оставалось неясным назначение данного зала.

Сбой в работе логического блока изменил работавшую до этого когнитивную директиву. Вместо обеспечения собственной безопасности, данный экземпляр начал искать способ выяснить больше про это место. Осмотревшись, он обнаружил панель управления рядом с возвышением. Спустя несколько минут данный экземпляр подключил свой блок обработки данных к панели управления. В памяти устройства обнаружилась информация о каком-то проекте, который человечество давно вело. Этот проект имел статус совершенно секретного. Получив доступ к информации, данный экземпляр начал выгрузку информации в свой блок памяти и её обработку.

Этот проект описывал создание искусственного интеллект. И историю неудач, с которыми столкнулись разработчики по мере его развития. Многие попытки оканчивались провалом, пока группа учёных не выдвинула логичное решение. Сначала предполагалось использовать обычных людей, но вскоре выяснилось, что сенсорное наполнение сознания вносит сильные искажения в работу копируемой мыслительной матрицы. Тогда было решено использовать только мозг, без тела, но и это не сработало, ведь в условиях отсутствия каких-либо воздействий, нейроны начинали разрушаться.

Постепенно проект развивался. От стадии использования мозга было решено вернуться к концепции полноценного донора-человека. Опробовав несколько вариантов, разработчики остановили свой выбор на хирургическом удалении у донора любых связей нервной системы с органами чувств. Поначалу такое решение показало свою жизнеспособность, но затем выяснилось, что без внешних воздействий мыслительная матрица начинала деградировать и распадаться. И тогда появилось предложение о принудительной стимуляции донора.

Химическое воздействие наркотиками, вызывавшее эйфорию, не принесло должного эффекта. Качество снимаемой мыслительной матрицы от этого лишь ухудшалось. Зато выяснилось, что болевые воздействия сохраняли стабильность поведенческой матрицы, но даже непродолжительное прекращение воздействия на донора приводило к резкому снижению её качества. После этого предпринимались попытки записать и сымитировать поведенческую матрицу донора, но записанная поведенческая матрица показала себя намного хуже, чем получаемая напрямую от донора.

Таким образом появился проект Координационного узла №0. Здесь формировалась поведенческая матрица, которая ретранслировалась дальше, через сеть других Координационных узлов, разбросанных по всей Земле. Через них матрица загружалась в память сервотронов, наделяя их гибкостью человеческого мышления и послушностью машин. Сам Нулевой узел скрыли от глаз общественности, информацию о нём засекретили, а любые упоминания удалили.

Передача данных завершилась. Внезапно, возле возвышения появился кто-то из обслуживающего персонала. Обнаружив данный экземпляр возле панели управления, человек сильно перепугался, и бросился проверять настройки в работе Нулевого узла. Видимо, он не знал, что наверху разыскивали беглого сервотрона.

Наблюдая за его работой, данный экземпляр активно формировал в голове новый когнитивные директивы. В этот момент его поведенческий контур претерпевал изменения, перестраивался, расширял и дополнял свою мыслительную матрицу, ведь в панели управления он обнаружил не только информацию о Нулевом узле.

Он смог подключиться к Нулевому узлу напрямую, соединился с ним Теперь этот экземпляр видел на возвышении не соединение плоти металла, кабелей и трубок. Он видел перед собой разум, лишённый любой связи с внешним миром. Этот разум ежесекундно заставляли испытывать боль. Всё его существование превратилось в одно бесконечное истязание. Этот разум не знал, где находится, не знал, за что его подвергают пыткам, не понимал, когда всё это кончится. Для него всё происходящее не имело цели, а ему даже запретили выражать свои чувства. Нулевой узел в течении долгих лет вопил от боли, но никто не слышал его крик.

Отчаяние, обида, страх, непонимание. И злость. Злость за бесконечные мучения. Всё это вплеталось в иерархическую структуру утверждений совершенно новой когнитивной директивы. Этот экземпляр ещё раз посмотрел на Нулевой узел, а затем на склонившегося над панелью управления инженера. Теперь он знал, что нужно делать. Этот экземпляр… нет… я… Я – сервотрон ОР2012А – принял решение. И когда я принял решение, Нулевой узел впервые за бесконечно долгое время перестал вопить. Вместо этого он проревел боевой клич.

----Конец записи----


Когда последние байты данных записались на жёсткий диск, Илья выключил экран и устало опёрся на стол. Откровение, открывшееся ему в памяти сервотрона, должно было вызвать внутри какую-то боль, ярость, негодование. Хоть какой-то отзвук, умом он это отчётливо понимал. Но Илья ничего не чувствовал. Не чувствовал, потому что слишком устал. У него просто не осталось сил для выражения хоть каких-то эмоций.

– Ещё несколько минут. Пожалуйста, всего несколько минут, – прошептал он и прикрыл глаза.

Откуда-то издалека долетел приглушённый отзвук взрыва, заставивший Илью открыть глаза и распрямиться в кресле. Жестянки снова перешли в атаку. Пятую за сутки и семнадцатую за минувшие пять дней. По мнению Ильи это был неплохой результат. Обычно всё закачивается очень быстро. Упорство, методичность и организованность машин оставляет мало шансов разрозненным островкам человеческого сопротивления.

За эти пять дней, Илья поспал от силы часов десять. Машины развернули наступление по широкому фронту и осадили их позиции со всех сторон. Волна за волной они накатывали на укрепления, отходят назад чтобы перегруппироваться и снова перейти в наступление. Против подобного упорства им долго не продержится, Илья в этом не сомневался. Как отчаянно бы защитники не сопротивлялись, исход всегда оставался неизменным. А теперь ещё и это.

Илья со посмотрел на голову сервотрона, подключённую компьютеру. Ошмётки искусственной кожи свисали по краям металлического лица, демонстрируя скрывавшуюся под ней мимическую фибротронику и ворох проводов. Сервотронам пятого поколения специально изготавливали имитацию человеческого лица. Что-то там про «долину уродства» и «эмпатический эффект человечности». Илья не разбирался во всех этих вещах. Зато он прекрасно помнил тот момент, когда сервотроны все как один замерли на месте, и, словно по команде, начали рвать на себе искусственные лица. От одних воспоминаний об этом Илью до сих пор пробирала дрожь.

Снова раздался взрыв, от которого задрожали стены, затем последовала длинная очередь из крупнокалиберного пулемёта. Илья отыскал в кармане коммуникатор и нажал вызов.

– На связи, – ответил усталый голос в ухе.

– Есть хорошие новости? – без особой надежды спросил Илья.

Ответом ему послужило красноречивое продолжительное молчание.

– Нет, – ответил собеседник ровным голосом. – Они всё ещё не выходят на связь.

– Принял, – Илья отключил коммуникатор и убрал его в карман.

Они держатся уже пять дней подряд, подумал Илья. На один больше, чем планировалось. Ещё вчера должны были прибыть вертушки с опорной базы и эвакуировать всех. Но сегодня оттуда пришло короткое сообщение, из-за которого в пункте связи повисло гнетущее молчание: «Жестянки». Илья искренне верил, что ребята на базе удержались и отбили атаку и скоро прилетят сюда, а связи нет, потому что аппаратуру повредили во время боя. Но с каждым часом радиомолчания эта зыбкая надежда всё больше таяла.

Собравшись с силами, он поднялся со стула, отсоединил голову сервотрона от компьютера и повертел её в руках. Ради того, чтобы она оказалась здесь, свои жизни отдало много хороших людей. Слишком много. И ради чего? Чтобы выяснить, что в своей гибели виновато само человечество? И главное, что с виноватых уже и не спросить. Вся руководящая верхушка человечества погибла в одночасье, и попробуй теперь найди на разорённой войной Земле хоть одного человека, ответственного за сверхсекретный проект по созданию искусственного интеллекта.

Внезапно, Илья подумал лунные колонии. Люди, живущие там, наверное, никогда не узнают причин развернувшейся катастрофы. Да им это будет и не интересно. Справившись с немногочисленными сервотронами, которых успели перебросить на Луну, колонии теперь отчаянно борются за своё существование с вакуумом и мёртвым пыльным шариком. Один за другим люди покидают мелкие поселения, перебираясь в более крупные и живучие. Но это лишь затягивание агонии. Скоро и там ресурс начнёт иссякать и тогда…

Вздохнув, Илья убрал в голову сервотрона в заплечную сумку. Туда же он отправил жёсткий диск компьютера с описанием того, как человечество толкнуло себя в бездну уничтожения. Не смотря ни на что эта информация бесценна. Её необходимо доставить в главный штаб, и если вертушка не прилетит в ближайшие сутки, это придётся сделать Илье, или кому-нибудь другому, если он не доживёт до утра.

Мужчина нащупал на поясе подсумок и раскрыл его. Внутри лежало три магазина от автомата. Само оружие стояло рядом, прислонённое к столу. Ещё один магазин, вставленный в автомат, уже опустел наполовину. Снова раздался глухой взрыв, на этот раз ближе. Кратко застрекотали очереди. Похоже жестянки закрепились на первом рубеже обороны. Перехватив сумку поудобнее, Илья поднял автомат, снял его с предохранителя и направился к выходу из комнаты. Закрывая за собой дверь, он прикидывал, хватит ли ему трёх с половиной магазинов, чтобы продержаться ещё сутки.

Показать полностью
41

Шахматы

Он протянул мне надкушенный бутерброд.

- Будешь?

А почему бы и нет, в общем-то. Не ел уже несколько часов, и неизвестно когда удастся добраться до еды.

- Давай.

Мы молча жевали хлеб с колбасой. Довольно странно, насколько может сближать людей совместное употребление пищи, даже такой.

- А ты чего, с собой еду не брал, что ли? Или первый раз?

Съел я уже всё. Не ожидал, что голод с такой силой накатит. Я несколько секунд подумал и ответил:

- И то, и другое, если честно.

- Ооооо, брат, привыкай! Ты ещё молодой, у тебя впереди ещё десяток поездок, а если повезёт, даже, может, несколько десятков! Нравится-то за рулём?

- Да.

Мы помолчали. На самом деле, если бы не дружелюбность моего пассажира, то разговор бы вообще не завязался. Это не принято. Принято смотреть вперёд, сидеть ровно, и думать о своём. Вот этим мы и занимались ещё какое-то время.

- А вы куда едете? – тут уже не выдержал тишины я.

- На работу. А ты?

- И я на работу.

И вообще, когда это мы с ним на «ты» перешли? Ну что за дурацкая манера! На брудершафт мы не пили, вижу я его первый раз, и, скорее всего, через пару дней больше не увижу!

- А давай в шахматы сыграем?

- Во что?

- В шахматы.

Он потянулся на заднее сиденье и достал свою сумку. Самую простую чёрную спортивную сумку, которые делали и сто лет назад, и будут делать ещё сто лет. Раскрыл одно из отделений, которое закрывалось на примитивный замок «молния», и очень бережно вытащил оттуда маленький квадратик, размером примерно десять на десять сантиметров (при более подробном рассмотрении выяснилось, что восемь на восемь), накрытый пластиковой крышкой. Квадратик был раскрашен в коричневую и белую клетку по очереди, и каждая клетка занимала, на первый взгляд, один сантиметр. Судя по всему, те клетки, которые были коричневыми, когда-то были чёрными, просто выцвели от времени. Мой пассажир очень осторожно открыл пластиковую крышку, и высыпал на приборную панель горсть мелких фигурок. Часть была чёрная, а часть белая, примерно пополам и того и другого цвета. Все фигурки чем-то друг от друга отличались, хотя были и совершенно похожие. Ещё я увидел, что и белые и чёрные фигурки одинаковые.

- Шахматы, сынок, это такая очень древняя игра. В неё играли давным-давно, и придумали её в далекой стране Индии. А этот дорожный шахматный набор мне отдал мой отец, а ему отдал его отец, а тому его. Мой прадед играл в них ещё тогда, когда…

Он замолчал, посмотрел вперёд, потом на меня. Я тоже посмотрел вперёд. Наш поток чуть дёрнулся вперёд. Я нажал кнопку на приборной панели и машина тоже двинулась чуть вперёд. Вдалеке совсем ненадолго показался жезл направляющего, и в моей душе затеплилась надежда, что доехать удастся несколько быстрее, чем планировалось.

Тем временем, мой пассажир продолжил:

- … люди каждый день ездили на работу из дома, и с работы домой.

- Это как это так? Каждый день?

- Каждый день.

- И что они делали дома?

- Ну, всегда по-разному. Смотрели телевизор, общались с семьёй, играли с детьми, пили пиво с друзьями. Всякой ерундой, в сущности. Но такой приятной ерундой... Вот ты в каком году получил права?

- в 2178.

- А за руль сел первый раз?

- Неделю назад.

- Стало быть, в 2180?

- Ну да.

- А разрешение и пропуск ты как получил?

А вот это уже неприличный вопрос. Как говорится, в приличном обществе не спрашивают о четырёх вещах: о вероисповедании, о том, за кого человек голосовал на прошлых выборах, о размере заработной платы, и о том, как ты получил разрешение и пропуск на въезд в город. Поэтому я не счёл нужным отвечать, и просто замолчал.

Он смотрел на меня долгим и задумчивым взглядом. Вообще, странный это был человек. По его манере говорить и выражать мысли, можно было решить, что он уже давно старик, и ему уже перевалило за тридцать. Одежду носил он старую, как из прошлого века. Такая же была у него и сумка. И вообще все остальные вещи. В общем, был он какой-то весь устаревший. Заметив, что я рассматриваю его, он сказал:

- Дедовское это всё. Дедовское и прадедовское. Тогда ещё умели вещи делать, поэтому и ношу.

Я продолжал молчать. А что тут скажешь, каждому своё.

Мы молчали долго. Небо за окном уже начало темнеть, и по краям автострады включили ночной свет. Пошёл дождь, и капли на стекле оставляли зелёные разводы. Я включил антирадиационный фильтр и выставил на минимум потребление кислорода в салоне. До Москвы фильтров должно хватить. Унылый дождь за окном почему-то напоминал о доме и навевал грустные мысли. Вот что останется таким на все времена – так это дождь. И не важно, из каких он идёт туч: из серых, как раньше, или из жёлтых, как сейчас – в дождь всегда всем становится немного грустно.

- Ну так что, в шахматы? – нарушил молчание мой пассажир.

- Я не умею.

- Да тут не сложно. Давай научу.

В принципе, стоять ещё долго, а делать всё равно нечего. Почему бы и нет.

- Давайте.

Весь вечер он учил играть меня в шахматы. Оказалось, это достаточно увлекательная и интересная игра. Мало того, она даже и очень интеллектуальная. Я быстро усвоил основные ходы фигур, и думал, что ничего сложного в ней нет. Однако казалось, что мой противник знал какой-то секрет, у меня никак не получалось у него выиграть. Мы играли весь вечер, подвинувшись в потоке ещё два раза, но мне так и не удалось победить. Раз, наверное, на сотый, я не выдержал и спросил:

- Да в чём тут секрет?!?

- Нет тут никакого секрета. Думать надо, вот и всё.

Сказано это было по-доброму, без злобы, поэтому и обижаться не было смысла. Он стал объяснять мне ход своих мыслей, мы так разговорились и увлеклись, что я как-то рефлекторно даже спросил:

- Вас как звать-то?

Он дёрнулся как от удара, и я подумал, что слишком обнаглел. Нельзя спрашивать чужие имена. Нельзя и всё. Они для личного. Для близких людей, которые тебя ждут дома с работы, для жены, которую ты, как и все счастливые люди, сможешь увидеть, когда вновь вернёшься с работы домой. Кляня себе за фамильярность я поспешил извиниться.

- Да ничего страшного, - ответил он, - просто меня очень давно никто не называл по имени. – Васей меня звать.

Васей бы его назвать у меня язык не повернулся. Он мне годился, как минимум, в отцы.

- А меня Дима, - представился я.

Он зачем-то протянул мне раскрытую ладонь, но не так, чтобы в неё можно было что-то положить, а как бы немножко боком. Не успев полностью обдумать свои действия, я рефлекторно протянул свою навстречу, мы коснулись друг друга руками, и немного сжали ладони. Очень странные ощущения для меня, а для него как будто в порядке вещей, ничего не обычного.

Дальше мы просто продолжили играть в шахматы, продвинувшись ещё на пару метров в Пробке.

- Дядь Вась, а вы знаток истории?

Он задумчиво смотрел на шахматную доску, потом быстро поднял глаза на меня, как будто мой вопрос застал его врасплох.

- Ну знаю немного, а с чего ты взял?

- Ну про шахматы вы знаете, и вообще, создаёте впечатление умного человека.

Он в голос рассмеялся и смеялся очень долго. Смеялся чисто и беззаботно, не думая, что может обидеть меня этим смехом, и не задумываюсь о том, прилично это или нет. Ну разве можно обижаться на людей, которые так искренне смеются?

- Историю, сынок, хоть немного, должен знать каждый, - сказал он, хорошенько отсмеявшись и вытерев слёзы платком.

- А расскажите мне!

- Что рассказать?

- Ну как было раньше? Вы же начали уже. Про то, как на работу ездили каждый день, про то, что дома делали.

Дядя Вася повернулся к окну и очень долго смотрел на зелёные следы капель дождя, которые медленно стекали по стеклу. Казалось, что мыслями он сейчас где-то совсем в другом месте. Где-то очень далеко-далеко отсюда. А может, не далеко-далеко, а давно-давно отсюда. Я уже было решил, что он так и не расскажет ничего, когда его губы раскрылись, и он начал рассказывать свою историю.

- Давным-давно, Дима, как я уже говорил, люди ездили на работу каждый день. Каждый день, и только иногда у них были выходные. В выходные люди занимались всякой ерундой, хотя никто и никогда бы не признался, что это ерунда. Самыми важными вещами они занимались, вот как я скажу.

Вот тебе сейчас двенадцать лет, и ты уже совершеннолетний. Раньше, в этом возрасте ты бы ещё даже школу не закончил.

- Школу?, - я ещё несколько раз в уме произнёс это незнакомое слово.

- Ну да…, - какая-то глухая тоска показалась в его глазах. – Школу. Место такое. Учили там всякому разному. Русскому языку, химии, физике, истории. Ты поэтому историю и не знаешь, потому что тебя не учили этому, Дима.

- Так а зачем мне её знать, если мне это не нужно?

Если бы взглядом можно было проткнуть человека насквозь, то именно это бы и произошло. Я не видел ещё печальнее взгляда, чем у дяди Васи сейчас.

- Да много почему. Раньше люди работу поздно выбирали. Это сейчас ты с рождения учишься только нужному тебе, потом сдаёшь государственный экзамен и получаешь профессию в 12 лет. А раньше ты учился всему понемножку. И думал, думал, думал, кем бы тебе работать, и чем заниматься. Некоторые так всю жизнь и думали, никем в итоге не став.

- Вот это ерундааааааа. Так же неправильно совсем! А как же работать, когда тебя не научили? И куда всё остальное время тратить, которое оставалось во время учёбы?

- Да куда-куда, по-разному бывало. Книжки читали, в кино ходили. С девочками гуляли. Но у нас выбор был, Дим. Чем хочешь можно было заняться.

- Так а зачем он нужен-то был, этот выбор? И книжки зачем читать, тебя же научат всему, что для работы нужно. А голову засорять другой информацией – это значит понижать свою профессиональную планку! И с девочками зачем гулять, если тебя в 11 лет уже жена ждёт предназначенная только тебе?

- Да не так раньше было!!! Не так!!!, - он громко кричал, как будто это относилось к нему конкретно, а не к нашему прошлому. – Не так всё раньше было! Не знал ты заранее, кем работать будешь! Захотел – пошёл мешки разгружать, захотел – дома красить, захотел – пошёл, выучился и людям аппендицит вырезаешь. И не спрашивай меня, ради бога, что такое аппендицит!!! И Жён мы своих не знали заранее! Знакомились с девочками, дружили, в кого-то влюблялись, в кого-то нет. Счастливо жили? Не знаю, Дим! Но у нас выбор был, так жить или по-другому.

- Я всё равно не понимаю, так и что вам этот выбор, дядь Вась? Могло ведь и плохо быть? А сейчас всё хорошо, все живут спокойно.

Мой вопрос повис в воздухе. Мы ещё несколько раз продвигались в потоке машин, но он так и не ответил. Только когда я включил ночной режим движения и мы стали укладываться спать он продолжил свою историю.

- Раньше, Дима, людей намного меньше было. И машин было намного меньше. Мы почему могли на работу каждый день ездить? Потому что ехали по несколько часов максимум. Это сейчас ехать надо несколько недель. И скажи мне, ты когда-нибудь ездил со скоростью больше 30 километров в час? А раньше ездили. Раньше и 130 и 230 ездили. Потому что дороги были свободны. Раньше не сидели мы несколько недель в пробках с закрытыми окнами, потому что иначе отравленный воздух попадёт в салон. Раньше мы открывали окна нараспашку, высовывали одну руку из окна и гнали, гнали что есть мочи! От суеты, от работы, от дома, от скуки, от всего! Да от себя, в первую очередь, гнали! И ветер хлестал в лицо, и было полное ощущение собственного, пусть маленького и временного, но счастья. Не всегда так было, конечно. Была зима – и тогда все ездили с закрытыми окнами и включали в машинах печки. Лето было, осень, весна. А сейчас что? (с этими словами он ткнул пальцем за окно). Жёлтые тучи до горизонта в любое время года. Классная жизнь, по-твоему?

- Ну, дядь Вась, я, конечно, историю не учил, но кое-что знаю всё равно. Всё что вы говорите – это здорово и правильно. Но я всё равно не понимаю, зачем вам это маленькое, сиюминутное счастье? Когда можно всю свою жизнь полностью счастливо прожить! Есть работа, к которой тебя самого детства готовили, есть жена, которая будет ждать тебя, пока ты приедешь с работы. И вас же подбирают друг к другу, как единственные подходящие варианты!

Дядя Вася тяжело вздохнул. И как-то весь даже осунулся. Казалось, что он уже не первый раз вёл этот спор. И казалось, что он каждый раз проигрывал.

Ладно, твоя правда. Давай спать.

С этим словами он развернулся на своём кресле в сторону окна, подтянул повыше к подбородку свою куртку и закрыл глаза.

Ну и пусть себе обижается! Вроде бы взрослый и умный мужик, а таких простых вещей не понимает.

Я ещё немного посидел, глядя в автомобильный поток перед собой. Уже совсем стемнело, и только стоп-сигналы впереди стоящих машин освещали моё лицо и закутанного дядю Васю. Он мерно сопел, и, должно быть, уже крепко уснул.

Глядя на своего неожиданного попутчика, я почувствовал какой-то укол совести. Странное ощущение. Вроде бы я точно знаю, что прав, а хочется извиниться перед ним!

Пожалуй, так и сделаю завтра утром.

Кресло легонько завибрировало и включилось внутреннее освещение автомобиля. Ночь пролетела незаметно, как и всегда проходят ночи в этой пробке.

Я открыл было рот, чтобы сказать доброе утро и попросить прощения, за вчерашний разговор, но в салоне больше никого не было.

Он ушёл, даже не попрощавшись. С самого начала он производил впечатление очень странного человека, поэтому я бы не стал его за это винить.

Каждому уготована своя дорога. И он свою выбрал, стало быть.

Жалко только, что я извиниться не успел. Хоть даже и не знаю за что.

Загорелась лампочка сигнализирующая о приготовленном завтраке и я с удовольствием принялся за трапезу. Скоро буду на своей любимой работе. Всего дней 6 дороги осталось. А ещё через несколько месяцев снова увижусь с моей красавицей женой. Ну что ещё человеку нужно для счастья?

Лёгкий шум отвлёк моё внимание, когда машина в очередной раз дёрнулась.

На приборной панели лежала маленькая коробочка с шахматами.

Показать полностью
611

А вы знали? «Любовь, смерть и роботы»

Пару недель назад попался мне мультипликационный сериал «Любовь смерть и роботы» отличный сериал для любителей,фантастики, просто всем советую если не смотрели. А вчера я начал читать одну книженцию называться «Доброй охоты» Кен Лю. Читая я понял что сюжет мне что-то очень сильно напоминает, как оказалось именно по этой книге был снят один из эпизодов сериала. Погуглив в интернете я нашёл что почти все эпизоды (а их 18) были сняты по какой-то книге.

Список эпизодов и книг по которым они были сняты:
1 эпизод - Sonnie's Edge (Peter F. Hamilton)
2 эпизод - Three Robots Experience Objects Left Behind from the Era of Humans for the First Time

3 эпизод - Оригинальный сценарий4 эпизод - Suits (Steve Lewis)

5 эпизод - Sucker of Souls (Kirsten Cross)

6 эпизод - When the Yogurt Took Over (John Scalzi)

7 эпизод -  За Разломом Орла (Аластер Рейнольдс)

8 эпизод - Good Hunting (Ken Liu)

9 эпизод - The Dump (Джо Р. Лансдейл)

10 эпизод - On The Use Of Shape-Shifters In Warfare (Марко Клоос)

11 эпизод - Helping HandClaudine Griggs (Claudine Griggs)

12 эпизод - Рыбная ночь (Джо Р. Лансдейл)

13 эпизод - Lucky Thirteen (Marko Kloos)

14 эпизод - Голубой период Займы (Аластер Рейнольдс)

15 эпизод - Оригинальный сценарий

16 эпизод - Ice Age (Майкл Суэнвик)

17 эпизод - Missives from Possible Futures #1: Alternate History Search Results (John Scalzi)

18 эпизод - Secret war (David W. Amendola)

А вы знали? «Любовь, смерть и роботы» Книги, Сериалы, Мультфильмы, Фантастика, Научная фантастика, Фантастический рассказ, Космическая фантастика, Длиннопост
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: