27

Ещё одно лето

Ещё одно лето Дед, Смерть, Жизнь, Рассказ, Будущее, Длиннопост

Моего деда зовут Ефрем. Он видит будущее.


Бывает, по утрам он встаёт с постели, долго смотрит в окно и произносит:


— Видать, дождь прольёт.


В суете будних дней взрослым нет дела до разговоров старика. Они мечутся по комнатам с дитём подмышкой. Собираются выброситься в жизнь. Под конец этого буйства хлопает дверь и всё стихает.


Дед скрипит старым паркетом, идя на кухню. За окном занимается дождик. Серые уличные фигуры вздрагивают в удивлении: «Вот было солнце, а теперь дождь». У большинства из них нет зонтов, ведь они не видят будущее, как Ефрем.


А мой дед преспокойно открывает холодильник и внимательно разглядывает его содержимое:


— Ба-а-а, ты посмотри-ка, чистый яд на полочках, — мосластая ладонь выкидывает в урну вздутые консервы горбуши, затем плесневелый сыр, залежавшийся хлеб, — тут и поживиться-то нечем... всё токмо для умерщвления.


Дед бросает короткий взгляд в мою сторону и закрывает холодильник. Его старые проворные руки продолжают сновать по кухне: "Хлоп, хлоп". Ефрем находит пачку геркулеса и разводит его кипячёной водой. Долго пережёвывает кашу, бездумно глядя на меня.


В нетерпении я то встаю, то сажусь, то хожу кругами. Я еле сдерживаюсь, чтобы не заскулить. Наконец, Ефрем заканчивает трапезу, моет посуду и подходит ко мне:


— Иди-ка сюда, подруга. Выгулять тебя надобно. Поди, голодная? Ну, идём теперь, — он надевает на меня ошейник и на поводке выводит на улицу.


Здесь царство жизни. Свежесть после дождя. Лето. В небе вихляют бабочки и птицы, по лужам носятся собаки с детьми. Только серые фигуры взрослых вечно спешат куда-то независимо от времени года.


Мы прогуливаемся вдоль шоссе, и Ефрем, вдруг хватает за локоть самую быструю фигуру из серой массы прохожих:


— Стой же!


Фигура недовольно вертит головой в наушниках, а мимо проносится трамвай. Дед только что спас чью-то жизнь. Я нервно сглатываю слюну.


Мы неспешно переходим дорогу, попадаем в сквер. Здесь Ефрем садится на лавку и закуривает сигарету. Вот уже полвека каждый день он выкуривает ровно одну сигарету. Будто тем самым хочет показать, что и он не безупречен, что смертен. Он подмигивает мне, выдыхая густой дым.


Неподалёку смеются двое мальчишек, прогуливают уроки. Дед наблюдает за ними, сокрушённо качает головой:


— Здесь я не поспею... старый стал, — он безвольно бросает мой поводок на лавку, но я сижу и никуда не тороплюсь.


Незаметно солнце укатывается за широкие спины многоэтажек. Смеркается. А мальчишки всё носятся по дворам и громко смеются, бьют бутылки, курят бычки с земли. Похоже, что родители совсем позабыли о них.


Мне тоже хочется поиграть с ребятами, и я болтаюсь неподалёку. В одном из заброшенных домов они находят ржавую лестницу на крышу и... мне так хочется полезть наверх следом за ними...


Но нужно спешить за моим Ефремом, а иначе он вовсе скроется от меня.


Запыхавшись, я настигаю деда у самого подъезда. Он оборачивается на меня и усмехается:


— А, поспела. Вон! Гляди-ка, — он указывает на непрочный кирпич в козырьке крыльца, — сейча-а-ас мы его...


Старик оглушительно чихает несколько раз подряд. И, кажется, что весь дом дрожит под этими взрывами. Хитрый кирпич срывается и по-дурацки подскакивает несколько раз на асфальте. Из подъезда выходит молодая мать с коляской и спокойно объезжает бестолковый кирпич.


Ефрем посмеивается сам с собой, подбирает мой поводок, и мы поднимаемся в квартиру.


Там за столом на кухне сидит дедов зять, поедает бутерброды с консервированной горбушей и майонезом. Его скулы напряжённо работают, губы блестят сытостью:


— О! Богатей наш явился! — кричит он с набитым ртом, — Дед, ну ты в следующий раз спрашивай, прежде чем продукты переводить. Я, вообще-то, на эту горбушу наметился. Майонезика даже прикупил. Моё любимое блюдо между прочем!


Ефрем остолбенело переводит глаза с меня на зятя. Вздыхает:


— Твоя взяла... — мосластые руки снимают с меня ошейник. Не разувшись, он идёт через квартиру. Смотрит долго в окно. К нему подходит внучка-первоклашка:


— Деда? Что, снова дождик будет?


— Нет, — глухо отзывается дед, — маме скажи, чтобы скорую вызывала. Папе вашему плохо.


— Ах, ты ж! — слышится с кухни недоверчивый возглас, — провидец выискался!


Через час скорая увозит зятя с острой болью в животе. Он едва держится на ногах. Ефремова дочка уезжает вместе с мужем.


В квартире остаёмся мы втроём.


Дед привлекает к себе внучку и зажимает ей ушки ладонью:


— Зачем здесь осталась? — спрашивает он меня, — У тебя же клиент перспективный вон уехал?


Мы долго смотрим друг другу в глаза. Девочке становится скучно, и она садится играть на пол в кубики.


Наконец, я встаю, разминаю суставы, набрасываю капюшон, отряхиваю лезвие косы от пыли и уже в дверях отвечаю:


— Умотал ты меня, Ефрем. Интересная у тебя квартирка, но и другие делишки есть. Жди следующим летом.


Вот уже полвека Ефрем ускользает от меня. Старик давно прочитал Жизнь от корки до корки и теперь принялся за Смерть.


Мне интересно с ним играть, ведь он такой любознательный. Мой дед Ефрем.

© Лёнька Сгинь

Дубликаты не найдены

Отредактировал vz2003 1 год назад
+1
Хорош история замечательная.
Жду еещё :)
раскрыть ветку 1
0
Да, интересно читать. Плюсую
0

А почему смерть-это внучка деда Ефрема?И почему внучка хочет смерти деда?Несвязно как-то..

раскрыть ветку 2
0

Не внучка, а видимо, собачка:

В нетерпении я то встаю, то сажусь, то хожу кругами. Я еле сдерживаюсь, чтобы не заскулить. Наконец, Ефрем заканчивает трапезу, моет посуду и подходит ко мне:

— Иди-ка сюда, подруга. Выгулять тебя надобно. Поди, голодная? Ну, идём теперь, — он надевает на меня ошейник и на поводке выводит на улицу.

раскрыть ветку 1
-2

Собачка-это внучка Ефрема?Совсем бред получается.Как собачка может быть внучкой человека???Там же ясно написано"мой дед Ефрем".

0
так у старика просто суставы ломит перед непогодой.
-1
Смерть играет с дедулей в petplay?
Похожие посты