48

Джеффри Томас "Панктаун"

Джеффри Томас "Панктаун" Рецензия, Книги, Панк-Рок, Антиутопия, Джеффри Томас, Длиннопост

Ты создаешь себя, чтобы себя уничтожить.

Пакстон, или, как ещё его называют, Панктаун, – город, где нашли своё пристанище существа самого разного вида. Надоедливые мошки, жестоко мстящие создателям, чересчур чувствительные роботы, пришельцы, питающиеся человеческой плотью, и просто люди. Одинокие, отчаявшиеся люди. Панктаун вовсе не похож на толерантный рай, он больше похож на один из кругов Дантевского ада, где приходится выживать порой самыми изощрёнными способами. Город, где проще забыть вчерашний день, чем помнить, что с тобой случилось, город, где люди от недостатка работы и денег превращаются в нищих художников, творцов, которые иногда создают что-то поинтереснее простых картин на холсте.


Джеффри Томас стал для меня настоящим открытием. Бывает так, что ты лазаешь по сайту, желая купить что-нибудь интересное из альтернативы, и взгляд цепляется за книгу, про которую ты никогда не слышал. И у неё, в отличие от многих других книг серии, оказывается куча положительных оценок и отзывов на лайвлибе. А после покупки находишься в неописуемом восторге от того, что только что прочитал.


Медицина была для механиков. А он был художником. С помощью этих знаний можно было бы вылечить ухо. А можно и вывернуть его наизнанку, создав из плоти новый цветок. Уродливый или прелестный, он воплотит в себе чудо человеческого воображения, а не чудо бездумной инженерии Природы.

«Панктаун» – это сборник рассказов в жанре киберпанк. Коротких, но важных зарисовок о жизни людей (и не только) в этом городе. Джеффри Томасу отлично удалось передать гнетущую атмосферу безысходности и одиночества. Заброшенные здания, заводы, где роботы заменили людей, свалки, взрывы, ампутированные конечности, убийства ради убийств, постоянная паранойя и страх жителей города – всё это Панктаун, место, в которое не хочется возвращаться.


Персонажи рассказов – люди, от которых веет отчаянием. Они потеряли всякую надежду в этом городе и пытаются зацепиться хоть за что-нибудь – за близкого человека, за любимое дело, погружаясь в него с головой, за девушку, в которую до безумия влюблены (даже если эта девушка – их собственный клон). Они делают в рассказах тяжелые моральные выборы между добром и злом, человечностью и жаждой насилия, убийством во имя спасения и убийством ради мести. Все они – заблудшие души Панктауна, призраки, ненашедшие приют.


Это был их пузырь безопасности и безвременья — теплая постель в теплом уголке огромного холодного города в огромном холодном пространстве-времени.

Здесь милая официантка при помощи врачей удаляет из своей головы неприятные воспоминания; здесь молодой художник продаёт свою девушку как произведение искусства; безумный творец создает уродливых и искажённых клонов самого себя, над которыми впоследствии издеваются их обладатели; любопытный полицейский находит заброшенное здание, в котором, по слухам, живут призраки; а отчаявшийся робот-клон сбегает с завода, чтобы начать новую жизнь. Здесь происходят самые ужасные, но порой чертовски привлекательные вещи. И, несмотря на атмосферу полнейшей безнадёги, бьющего по ржавым подоконникам дождя и жестокости людей, Томас если и не заканчивает рассказ на счастливой ноте, то даёт своим героям хоть каплю надежды на светлое будущее.


Каждый рассказ – как удар под дых. В каждом рассказе, несмотря на их небольшой объем, поднимается множество морально тяжелых вопросов. О роли человека на планете, об искусстве, о чувствах, об искренней любви, о прошлом. После каждого рассказа хочется перевести дыхание и задуматься о собственной жизни.

Единственное, что мне не понравилось – маленький объем как самой книги, так и рассказов. Только ты погружаешься в жизнь одного конкретного человека, как тут же тебя выкидывает в следующий рассказ. Будто герои Томаса бежали марафон, передавая по кругу эстафету. Создалось ощущение, что показали трейлер к какому-нибудь шикарному большому произведению про Панктаун. С другой стороны, может, так и задумывалось – показать лишь частички жизни отдельно взятых людей, роботов или существ, не вдаваясь в подробности и оставляя открытые финалы.


Очень советую прочитать или прослушать один из рассказов - "Отражения призраков" в аудио-формате.


Он продолжит своё существование в качестве произведения искусства, даже после смерти.

Найдены дубликаты

0

Бывает так, что ты "лазаешь" по сайту,............ лазаем далеше

раскрыть ветку 1
0

,.....................

Иллюстрация к комментарию
0
Взял на заметку. Иногда хочется такое почитать.
Похожие посты
370

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах

Мартин Иден – рабочий парень, моряк, выходец из низов случайно знакомится с Руфью Морз – девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Желая стать достойным нее и попав под обаяние высшего общества Мартин берется за самообразование. Узнав, что журналы платят приличные гонорары авторам рассказов Мартин берется за писательство будучи уверенным, что может писать гораздо лучше других.


Больше, чем просто основанный на автобиографии роман писателя. Джек Лондон еще со времен своих первых литературных опытов не по наслышке узнал о тяготах писательского труда. О журналах, которые не читая отправляют твои работы в корзину. О журналах, которые зажимают гонорары авторам. И о тех же самых журналах, которые стоит тебе достичь успеха, готовы миллионы класть у твоих ног, только бы следующую рукопись ты отправил по почте именно им. В то же самое время когда скучные и бесталанные авторы мгновенно получают финансовую отдачу. Такой распорядок дел не мог не коробить молодого Лондона и его собратьев по перу.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост

Но не все в романе списано с жизни Лондона. Хотя он имеет много сходств со своим героем – оба моряки из рабочего класса и писатели с ошеломительным успехом – судьба Мартина Идена гораздо более трагична. Отношения с Руфью Морз заранее были обречены на провал ввиду пропасти в социальном положении обоих. Тогда, в начале 20 века, встать на ноги и достичь высот будучи ребенком из рабочей семьи было чем-то фантастичным. И только смельчаки вроде Идена, которые были готовы месяцами сидеть над учебниками, изучая математику, родной язык, этикет и избавляясь от жаргона могли заработать мизерный шанс на успех. Но шанс этот был настолько маленьким, что девушки из высшего общества должны были сто раз подумать, перед тем как связать свою жизнь с бедняком. Но Мартина Идена трудности не пугали.


После прочтения сотен книг мир вокруг менялся, приобретал краски, казался свежим и насыщенным. Вместе с ним преображался и главный герой. Светские вечера не казались теперь такой уж далекой перспективой. Мартин вполне мог занять свое место среди всех этих адвокатов, судей, профессоров и банкиров. Но вместе с тем люди, на которых Мартин равнялся и желал походить, которым втайне завидовал, оказались всего лишь глупыми лицемерами с шаблонным мышлением. И это в конец сломало тонкую душевную натуру Идена. А вернуться к старым друзьям, коллегам по флоту он уже не мог, ибо стал сильно превосходить их по интеллекту. Не в состоянии до конца как покинуть прежнее окружение, так и влиться в новое он застрял на перепутье. Случайное обстоятельство познакомило Мартина с буржуазным обществом и оно же стало главной ошибкой его жизни. Достигнув высот, но не найдя того, что искал, он ушел в глубокую депрессию.


Единственным утешением для него осталось море. Последняя его связь со «старой жизнью», с предками, среди которых он родился. Море – важный мотив произведения. В то время как для большинства моряков море – это командировка, период между отплытием с суши и возвращением назад. Для Мартина Идена море – родная стихия, лишь рядом с которой он может обрести счастье. Последнее место, куда он может прибиться, будучи не в состоянии жить в обществе полного лицемерия, лжи и скудоумия. В обществе слишком сложном для честного творческого человека.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
33

Первоистоки (4)

Заканчиваем знакомиться с книгой Льюиса Дартнелла "Первоистоки. Как история Земли оформила человеческую историю.".


Содержание предыдущих частей: 1 2 3


В очередной главе Льюис обратился к истории Евразии, носящей отпечаток земной географии. Ход этой истории определялся двумя основными аспектами: дальними торговыми маршрутами и кочевыми народами, регулярно изливавшимися из центральных районов материка на его периферию, бросая вызов местным цивилизациям. Торговля эта, начавшись около трёх тысячелетий тому назад, пережила большой скачок с появлением крупных торговых партнёров в начале нашей эры: Ханьской и Римской империй. Их экспансия была во многом ограничена природными границами: реками, горными цепями, пустынями и морским побережьем. Китайский шёлк (а также восточные специи, ковры, кожа и т.п.) послужил основанием для возникновения и роста торговли между ними, которая достигла пикового значения во втором веке. Торговый путь, названный Великим Шёлковым, пролегал через степи, пустыни и горные цепи Евразии.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Великий Шёлковый путь


По идее на этих широтах пустынь быть не должно: субтропики с их нисходящими сухими потоками воздуха находятся южнее (например, аравийские пустыни находятся в субтропиках). Но здесь вмешалась геополитика тектоника литосферных плит, нагрёбшая Гималаи с Тибетом и Тянь-Шанем при столкновении Индии с Евразией. Высокие горы изменили движение воздуха, сместив зону пустынь на север. В тяжёлых условиях роль транспортного средства была ключевой, и никто не смог лучше продвигаться по пустыне, чем верблюд с его экономным водосберегающим обменом веществ и подбитыми лапами, способными ступать и на раскалённый песок, и на каменистый склон. Не будь верблюда - не было бы и Шёлкового пути.


Севернее пустынь и южнее тайги сквозь Евразию пролегла полоса степей. Там, конечно, условия получше, чем в пустыне, но охотнику-собирателю особо не разгонишься. Травой не наешься, дичи немного. Зато хорошие условия для скотоводства. Однако чтобы прожить в степи, нужно быть мобильным: стада быстро съедают подножный корм. Человек приручил животное, идеально подходящее и для передвижения, и для жизни в степи - лошадь. Хотя, по правде говоря, приручали лошадь вначале для питания кониной, а гарцевать научились уже потом. Большим плюсом было и изобретение повозки с запряжёнными волами в Месопотамии в четвёртом веке до нашей эры.


Мобильные кочевые племена могли свободно перемещаться в пределах степной полосы по всей Евразии, от Венгрии и до Манчжурии. Кочевники, промышлявшие и набегами, имели непростые отношения с соседними земледельческими и приморскими обществами. Периоды изменения климата, когда степь получала меньше осадков, вошли в историю человечества переселениями народов. Один народ в поисках пастбищ сдвигал с места другой, тот третий и так далее. Земледельцы, как могли, защищались от набегающих орд. Китайцы построили знаменитую стену, спасавшую, однако, далеко не всегда. Индусам повезло больше: помогли горные хребты, защищающие страну с севера. Запад Евразии был раскрыт, и в этом направлении степняки накатывались волна за волной. Но, пограбив, им приходилось уходить восвояси: в лесной полосе фуража для конной армии не хватало. Чтобы утвердиться, одни народы стали жить в лесостепи (гунны, положившие конец Западной Римской Империи), другие - сменили род занятия, перейдя к земледелию (турки, сделавшие то же самое с Восточной). Чингиз-хан и его потомки сумели основать непревзойдённую по размерам державу Евразии, объединив под своей властью торговые пути, по которым между Востоком и Западом снова пошли караваны. Они принесли в Европу не только специи, но и порох, и чёрную чуму. Чума подорвала и господство самих монголов. Порох помог оседлым районам совершить военную революцию, окончательно сместив баланс в свою пользу. Аграрные цивилизации, больше не боящиеся степных кочевников, стали распахивать степные чернозёмы. Так и Россия превратилась в мировую державу. Широкие плодородные просторы вызывали зависть у народов, их избавленных. В степях Украины Гитлеру виделось решение вопроса жизненного пространства. Не получилось.


Путь на Восток после воцарения турок на Босфоре снова оказался закрыт. Европейцам пришлось искать новые пути в Индию и Китай. Нормальные герои пошли в обход. После завершения Реконкисты и высадки на африканском берегу португальцы почувствовали вкус богатства, приносимого торговлей. Они стали стали искать удачи в морских просторах. Парусные суда их были влекомы и ветром, и течением по старому финикийскому торговому пути вдоль африканского берега. Были заново открыты Канарские острова. Проблема была в том, чтобы вернуться оттуда домой против ветра и течения. Португальцы решились на рискованный манёвр, названный потом volta do mar - "поворот моря". Вместо того, чтобы пойти прямо назад, на северо-восток, они отправились на северо-запад. Начиная примерно с широты 30 градусов они ловили юго-западный ветер, который помогал им вернуться домой.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

volta do mar


На обратном пути были открыты необитаемые Азорские острова и Мадейра, послужившие плацдармами для дальнейших морских открытий. Пойдя с Канарских островов с ветром далее а юго-восток, португальцы открыли новый плацдарм - Острова Зелёного мыса. Но чтобы добраться до них, требовалось обогнуть мыс Бохадор, за которым начиналася неспокойная полоса ветров. Античные мореплаватели не отваживались заплывать так далеко. Жилу Эанешу это удалось, и вряд ли он обошёлся без применения теоремы о сложении скоростей. Только посредством измерения скорости и направления морского течения и корректировки курса  возможной океанская парусная навигация. В середине пятнадцатого века был разведан путь в Гвинейский залив, который находился в зоне экватора. Как следствие - полоса штилей с неустойчивыми ветрами. После этого африканский берег снова повернул на юг. Пройдя экватор, мореплаватели-первопроходцы потеряли из вида Полярную звезду, служившую ориентиром на север и позволявшую определять градус широты. В португальский язык вошло слово desnorteado, буквально "потерять север". Настоящий перевод - дезориентировать. Корень русского слова, однако, не север, а Ориент - восток. Там, где восходит солнце.


Потеря Полярной звезды была небольшим горем - вместо неё быстро нашли Южный Крест. Гораздо сильнее мешали продвигаться на юг встречные океанские течения и ветра. Бартоломеу Диаш в 1487 году устал красться вдоль берега и отважно повернул в океан, подобно своим предшественникам в Северном полушании. И это принесло плоды: он попал в полосу западных ветров. Они позволили обогнуть южную оконечность Африки, посрамив древнего Птолемея, считавшего, что Африка не кончается на юг. Дорога в Азию была открыта. На обратном пути он обогнул южную оконечность Африки с неспокойными идущими друг навстречу другу водами Индийского и Тихого океана, назвав её мысом Бурь. Португальский король связывал, однако, с этим мысом определённые надежды, по которым он его и переименовал - Мыс Доброй Надежды.

В это же время один гэнуэзский мореход загорелся идеей попасть на Восток, пойдя не на юг, а на запад. В то время уже знали, что Земля имеет форму шара, и даже более-менее правильно представляли его размеры. Ещё Эратосфен оценил длину экватора, ошибившись всего на десять процентов. Представляли и размеры Евразии. По расчётам выходило, что до Китая на запад нужно идти 19 тысяч километров - невыполнимая задача по тем временам. Христофор Колумб - так звали нашего морехода - решил подмухлевать. Он взял наименьшую по тем временам оценку размера земного шара и скомпоновал с наибольшей оценкой протяжённости Евразии. Португальцев этим мухлежом убедить не удалось, а вот с испанцами ему повезло. И повезло ему вдвойне, потому что при делёжке морских островов-плацдармов испанцам достались Канары, откуда дуют надёжные северо-восточные пассаты, быстро приведшие его в Индию. Вест-Индию, конечно. Если бы он попробовал с португальских Азоров, у него бы ничего не вышло. Они расположены севернее, и ветра там другие, западные. Но у него появилась проблема возвращения домой. Как быть - плыть против ветра? Попытался - не получилось. И он пошёл на север, где ему снова улыбнулась удача в виде западных ветров, вернувших его на Азоры, а затем домой.


Дальние морские плавания под парусом невозможны без знания закономерностей движений земных воздушных масс. Мореплаватели-первооткрыватели определяли их методом проб и ошибок. Теперь мы уже в подробностях знаем причины тех самых ветров и течений, служившие необходимой подмогой в плавании. Глобальную машину ветров приводят в движение всего три причины: жара на экваторе, расширение воздуха при нагревании и вращение Земли. На экваторе солнечный свет падает практически отвесно. В результате большая часть энергии поглощается, нагревая земную поверхность и воздух около него. Воздух, нагреваясь, расширяется и уходит вверх. Уйдя наверх, он охлаждается, в результате чего влага из него конденсируется и выпадает в виде тропических дождей. Этот высохший воздух уходит затем на север или на юг - в сторону полюсов, где воздух холоднее, а значит и давление ниже. По ходу движения на высоте он продолжает охлаждаться, и в районе субтропиков становится настолько холоден и тяжёл что возвращается назад к земле. Именно на этих широтах и расположена полоса пустынь, поскольку воздух-то сухой. Оттуда, из субтропиков, воздух возвращается назад к экватору, ведь там его затягивает вверх, а свято место пусто не бывает - в зону пониженного давления и стремятся ветра из субтропиков. Только вот какое дело - идя на юг ( или на север в Южном полушарии), ветра эти отклоняются на запад. Так делают не только ветра, но и баллистические ракеты, и реки, подмывающие в Северном полушарии правые берега, а в Южном - левые. Так называемая сила Кориолиса, вызываемая вращением земли, приводит в движение восточные ветра - пассаты.


На самом деле силой она является лишь в неинерциальной системе отсчёта. То есть это инерция движения. Если мы запустим ракету с экватора на Северный полюс, то по мере движения её на север линейная скорость вращения поверхности под ней будет постоянно уменьшаться, достигнув на полюсе нуля - полюс ведь вращается, стоя на месте. Вот и будет ракету по инерции сносить вправо: она ведь при пуске помимо импульса на север, "унаследовала" и вращение Земли с о скоростью экватора. Вот потому ветра, дующие из субтропиков к экватору - пассаты - отклоняются  на восток.


Похожая картина кругового движения воздушных масс складывается и в районе полюсов. Там тоже дуют восточные ветра. А вот в умеренной области - на широтах от 30 до 60 градусов, господствуют западные приземные ветра. Эта зона является чем-то вроде шариков в подшипнике, зажатых между движущимися кольцами.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Глобальная машина ветров.


Эта машина ветров работает по всему земному шару, но с одним исключением. Очень важным исключением. Евразийская крыша мира мешает нормальному движению ветров. Это приводит к тому, что ветра в Индийском океане движутся не "как обычно", а дуют сообразно сезонам. Летом они дуют с моря на евразиатский материк (море нагревается быстрее, чем земля, потому воздух там расширяется быстрее). А зимой - обратно. Эти ветра называются муссонами. С ними были хорошо знакомы арабские мореплаватели, но не Васко-да-Гама - ещё один португалец, пошедший по стопам Бартоломеу Диаша. Дойдя до восточного берега Африки он смог найти проводника, который с летним муссоном помог вмиг добраться напрямую через океан в Индию. А вот обратно он решил возвращаться в то же лето, и жёстко прокололся. Своего он добился, но одним судном и частью матросов пришлось пожертвовать, борясь с природой. Но богатый груз пряностей на оставшихся судах окупил все расходы и лишения. Португальцы спокойно и уверенно продолжали строить свою империю, получив в конце концов главный приз - острова Пряностей.


Испанцы, развернувшись как следует в Новом Свете. В бывшем вулкане в районе Потоси были найдены гигантские залежи серебра, которое ценилось в Китае не хуже золота. Это серебро грузили на галеоны, которые с пассатами шли на Филиппины, по дороге, открытой Магелланом. Там серебро меняли на китайские шелка и пряности. Затем суда шли на север, попадая в полосу западных ветров, которые приносили их обратно в Америку, в район Калифорнии.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Манильский маршрут галеонов.


Голландцы нашли свой, быстрый путь к пряностям индонезийского архипелага. Первым его проложил капитал Броувер. Пройдя мыс Доброй Надежды, он не повернул сразу на север, а сделал паузу воспользовался западными ветрами ревущих сороковых, которые перенесли его через Индийский океан. Таким образом он сэкономил путешествие через Малаккский пролив, придя сразу на Яву. Всё бы хорошо, вот только когда нужно повернуть на север? Надёжных инструментов определения географической долготы тогда не было, и моряки рисковали проспать. Проспав, они разбивались о рифы и скалистые берега Австралию. Так и был открыт этот материк.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Маршрут Броувера


Колумбов маршрут веками служил для путешествий по Атлантике, будучи усовершенствованным до так называемого "Атлантического треугольника". Суда, гружёные европейским текстилем и оружием, отправлялись к берегам Западной Африки, где меняли товар на свежедобытых местными правителями рабов. Живой товар шёл пассатами в Бразилию и США на плантации. Кофе и хлопок из Америк завершали товарооборот, идя западными ветрами обратно в Европу.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Атлантический треугольник.


Мне осталось только упомянуть, что ветра и вращение Земли разгоняют также морские течения. При этом вода тяжелее воздуха и тянет сильнее. Из-за той же силы Кориолиса течения в Северном полушарии описывают круг по часовой стрелке, а в Южном - против. Потому-то португальцам пришлось несладко, продвигаясь на юг вдоль Африки после пересечения экватора.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Вот так, с ветрами, течениями и Божьей помощью люди освоили морские просторы.


Автор закончил свою книгу главой о крови мировой современной экономики - энергии. Исторически аграрные общества использовали для своих целей энергию Солнца, накопленную в древесине, а также в мускульной сили человека и животных. По мере дефорестации этот источник обнаружил свой предел. Потом стали, вырубая дерево, оставлять пень, давая расти из его новому дереву. Помогло, но несильно. В середине семнадцатого века Европа вышла на "пик дерева". Ещё была энергия воды и ветра, но и этот источник и нестабилен, и ограничен в пространстве. Нужно было искать что-то новое. Промышленная революция в Англии дала ответ на этот вопрос - уголь. Там он залегал рядом с железной рудой - "два в одном" для металлургов. А кое-где и "три в одном", если рядом был ещё и известняк, добавляемый в руду при плавке. Огромные залежи каменного угля помогли оставить позади пик дерева, а паровая машина позволила поставить на службу законсервированную в угле энергию Солнца в промышленности и транспорте.


Эта энергия была сохранена для нас далеко в прошлом, в периоде, названном современными геологами каменноугольным. Тогда Землю покрывали голосеменные деревья, которые, отжив своё, не сгнивали в земле, а миллионы лет консервировались в толщах пластов. Учёные спорят, почему это происходило. Раньше думали, что в то время грибы ещё не научились разлагать древесный лигнин, но Льюис написал, что эту гипотезу уже опровергли. В древесине тех лет не было много лигнина, более того, имеются залежи китайского угля из тех времён, когда уже появились грибы, способные переваривать деревья. Свежая гипотеза говорит о том, что в то время большие площади земной поверхности находилось в прогибах, образовавшихся при столкновении материков в единый - Пангею. Эти прогибы с лесами периодически затоплялись из-за климата и таким образом консервировались в болотах. Ну, может быть, может быть, хотя как-то тоже не особо убедительно...


Золотой век угля, однако, уже в прошлом. Углю пришёл на смену ещё лучший энергоноситель, который и более энергоёмок, и легче транспортабелен - нефть. Нефть тоже солнечная энергия из прошлого, но на сей раз из мелового периода. Тогда было жарко, тёплые мелкие моря покрывали огромные поверхности. В этих тёплых морях было огромное количество фитопланктона, который, отмирая, выпадая "морским снегом" на дно моря. Этот процесс идёт и сейчас, но нефти при этом не образуется, потому что морской снег поедают бактерии и  придонные животные. А тогда из-за того, что температура была выше, кислорода в морях не хватало, и бактерий этих не было. Так и образовались нефтяные залежи Мексиканского залива, Ближнего Востока и Восточной Сибири. Всё это были неглубокие моря в то время.


К сожалению, сжигая ископаемое топливо, мы портим климат, в котором привыкли жить, и последствия этого уже терпим на своей шкуре. Парниковому эффекту трудно что-то противопоставить - сразу столкнёмся с энергетическим голодом. Автор вызывает уважение, справедливо не указывая о "блестящих перспективах" солнечной и ветровой энергетик, ибо их нет. Это может быть частью решения, но не решением. Конечно, только термояд спасёт нас. Мы решим проблему энергии и климата, если сможем зажечь на своих электростанциях искусственные солнца. К сожалению, Дартнелл не говорит читателю, что попытки "приручить" термоядерный синтез длятся вот уже полвека, и, несмотря на ощутимый прогресс, далеки от окончательного успеха. А климат меняется уже сейчас. К сожалению, автор ничего не говорит про атомную энергетику. Да, она имеет недостатки, но где альтернативы? Пока их нет, придётся пользоваться тем, что есть.


Вот и закончилось наше знакомство с книгой Льюиса Дартнелла. Мне трудно припомнить автора, столь широко и глубоко знакомого с историей планеты и её обитателей, а также столь увлекательно и компетентно её излагающего. Скажем спасибо Льюису и будем ждать его новых книжек.

Показать полностью 6
250

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того

Молодой писатель на грани отчаяния, Рафаэль де Валантен собирается покончить с собой, утопившись в реке Сене. Перед самоубийством он заходит в сувенирную лавку где задаром получает кусок шагреневой кожи. Кожа обладает магическим свойством: она исполняет любое желание. Но с каждым исполненным желанием она отнимает несколько лет из жизни ее владельца.


Все в романе Бальзака отдает тем старым, классическим стилем повествования. Размашистые описания, метафоры, многочисленные эпитеты. И сложные сравнения с шедеврами литературы, картинами художников и симфониями композиторов — понятные просвещенным, но никак не простому люду. Бальзак любит перескакивать с повествования на длинные рассуждения, которых, кажется, в романе гораздо больше первых. Но это не отвлеченные, абстрактные размышления обо всем подряд, а вполне уместные комментарии, которые как воронка устремляются к центру и конкретизируются на чем-то одном: персонаже, предмете, ситуации.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост

Поначалу эта громоздкость отпугивает, особенно, когда привык читать книги более современных писателей, которые, минуя вступление, сразу переходят к сути (не все). Бальзак не торопится. Хотя произведение названо в честь шагреневой кожи, Рафаэль пользуется ею от силы 2-3 раза за весь роман. И этого достаточно, чтобы она успела разрушить его жизнь до основания. Прежде чем это наступит, Бальзак с головой окунет читателя в тяготы бедной жизни, покажет все хитрости, на какие только способен опустившийся человек, чтобы сохранить в обществе положение и видимость богатства. И, от лица самого Рафаэля, расскажет о романтических страданиях героя и неудавшейся карьере писателя, которые, в критический момент, и заставят его взять в руки дьявольский амулет — шагреневую кожу.


Согласны ли мы обменять неведение перед завтрашним днем на мгновенное обогащение? Готовы ли мы отказаться от всех радостей жизни, чтобы своим успехом отомстить неприятелям? Будущее нам, к сожалению, не подвластно. Никогда не знаешь в какой день и какой час к тебе придет счастье. Иногда для этого достаточно подождать всего пару дней. Но если накануне ты заключил сделку с дьяволом — контракт уже не расторгнуть.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
27

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления

Едва ли можно назвать семью Генри Чинаски адекватной: деспотичный отец лупит героя за любые провинности, а слабовольная мать не только не перечит ему, но даже подбадривает. Повествование охватывает период взросления Генри с малых лет до поисков работы, а также рассказывает о первых писательских опытах и отношениях с отцом, которые с годами только осложняются.


"Грязный реализм" Буковски не настолько и грязный, как любят его преподносить. Да, этот "роман воспитания" сверху донизу наполнен разного рода откровенностями, которыми Буковски делится не тая. Но при всем при этом, этот "реализм" не отталкивает и не сбивает с сути, а позволяет лучше эту суть понять. Откровения присутствуют не ради самих откровений. Генри (Буковски) не сдерживает себя в подборе выражений, не утаивает факты, чтобы обелить себя, а вываливает все под чистую, вызываю тем самым симпатию со стороны читателя.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура

Название "Хлеб с ветчиной" (Ham on Rye) тонко намекает на "Над пропастью во ржи" (The Catcher in the Rye), но на этом их сходства кончаются. "Хлеб с ветчиной" – циничная и жесткая история взросления. Проблемам молодого Генри не позавидуешь. Отсутствие какого-либо успеха у противоположного пола, токсичные родители, уродливые фурункулы по всему телу – комплекс недостатков, какой только может присниться в страшном сне. Отсюда, никак, берет корни циничное отношение к миру, которое будет сопутствовать Буковски на протяжении жизни.


"Хлеб с ветчиной", пожалуй, больше, чем все остальные книги писателя, дает представление о том, каким человеком являлся Чарльз Буковски. Какие проблемы волновали его всю жизнь и как он с ними справлялся. А некоторые темы станут визитной карточкой его произведений. Это, конечно, и алкоголь – верный спутник писателя. Генри не винит в своем алкоголизме родителей, друзей, Америку, а находит в нем утешение, возможность укрыться от тягости этого мира. Можно сказать, что Генри Чинаски находит в вине свою истину.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура
Показать полностью 1
494

Как большой бизнес превращается в Большого Брата

Автор злободневной антиутопии «Склад» Роб Харт рассказывает о современных проблемах и тенденциях, которые легли в основу его романа

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Захватывающий и одновременно пугающе реалистичный роман-антиутопия американского писателя Роба Харта «Склад» рассказывает о том, что даже в современных развитых странах люди могут стать по сути дела рабами крупных компаний.

Права на экранизацию романа уже приобрел режиссер Рон Ховард («Аполлон 13», «Игра разума», «Код да Винчи»), а именитые писатели лестно отозвались о книге. Среди них — любитель мрачных сюжетов Стивен Кинг: «Захватывающий роман, из-за которого вы забудете о любимых стриминговых сервисах на несколько ночей... Большой Брат встречает Большой Бизнес...».

Чем вдохновлялся Роб Харт при написании романа и есть ли в этой антиутопии правдивые факты, рассказывает сам писатель в статье на CBS News]. В честь выхода «Склада» на русском языке, мы подготовили перевод этой публикации.

Роман-антиутопия «Склад» не слишком далек от реальности, считает автор

Новый научно-фантастический роман Роба Харта «Склад» повествует о компании, где настолько стремятся к получению прибыли, что работники постепенно превращаются в современных рабов. Это мрачное видение другого мира — но мира, который для некоторых будет ужасающе похож на тот, в котором мы живем.

В кибер-триллере Харта магнат рассматривает работников исключительно как средство повышения производительности и прибыли. Фирма, ставшая центром всей системы, называется «Облако» — Харт настаивает, что ее описанное не основано на какой-либо реальной компании.

«Все это полностью вымышлено, придумано, — рассказывает он, добавляя, — связывать описанное с какой-либо одной компании, я думаю, весьма опасно».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Но рабочие пространств, которые Харт описывает в книге, по его словам, существуют на самом деле. «Я провел множество исследований по данной теме, в основном везде писали о том, что крупные корпорации относятся к нам как к одноразовым продуктам, — рассказывает автор. — Словно, мы — пища, которую они едят, чтобы расти и становиться больше».

«В «Складе» описываются помещения для работы и жизни. Поскольку компания расширяется, руководство строит общежития для своих сотрудников, — добавляет Харт. — Вы там не только работаете, но и живете. Вам больше не нужно возвращаться домой. Это модель азиатской компании Foxconn».

Автор также исследовал идею Большого Брата, контролирующего все с помощью смарт-устройств — таких как Apple Watch. «Держу пари, что где-то в какой-то компьютерной системе существует карта всех мест, где мы с вами когда-либо бывали, пока носили это устройство», — говорит он.

«Это ужасно, — добавляет Харт он. — Но у меня есть Apple Watch, и я ношу их, потому что это круто и прикольно, согласны? И это компромисс, на который мы идем, когда вроде как предоставляем немного информации о нашей частной жизни в обмен на удобства».

На многие идеи Харта натолкнули две статьи, случайно попавшиеся в поле зрения. Первая — из журнала Mother Jones — «Я была зарплатной рабыней на складе» (I Was a Warehouse Wage Slave). «[Автор] получила работу в центре самореализации, и там действительно людей заставляли работать до изнеможения, чтобы те соответствовали их безумным стандартам, — рассказывает Харт. — И все же люди по-прежнему выстраивались в очередь, чтобы получить эту работу, ведь подобные вакансии создаются в экономически отсталых районах. Помню, как прочитал об этом и подумал: «Здесь скрывается история на целую книгу».

Писатель отложил эту идею на какое-то время — пока не наткнулся на статью 2014 года в New York Times о работнице Dunkin’ Donuts Марии Фернандес. По словам судмедэксперта, Фернандес умерла из-за вдыхания паров бензина, когда заснула в своей машине между сменами.

«История о Марии — про отсутствие человечности, — рассказывает он. — Мария работала в трех заведениях Dunkin’ Donuts неполный рабочий день, и это было просто ужасно. В тот год, когда она умерла, она изо всех сил пыталась наскрести 550 долларов в месяц на квартиру на полуподвальном этаже в Ньюарке. В том же году генеральный директор Dunkin’ Donuts заработал 10 миллионов долларов».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Главные герои романа «Склад» — Цинния и Пакстон — сталкиваются с теми же проблемами и в то же время они задаются вопросом, о своем месте в этом альтернативном дивном новом мире.

Харт надеется, что его роман заставит читателей задаться некоторыми вопросами — и приведет к каким-то изменениям. «Думаю, что нам нужно начать действовать более активно, чем раньше, — говорит он. — Раньше я шел на компромиссы и принимал неверные решения. Но мне кажется, по-настоящему хороший первый шаг — начать думать об этом».

«Я мог бы написать кучу статей, кучу научно-популярных статей об этом, — добавляет он. — А в художественной литературе главное — это сопереживание, понимаете? Речь идет о том, чтобы поставить себя на чье-то место и понять его жизнь. Чувствуется совершенно иначе. Роман — это способ затронуть чью-то историю и как бы помочь увидеть общие и связующие нити между кем-то и вами. Вот почему мне кажется, что литература — это правильный способ рассказывать об этом».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
41

Первоистоки (3)

Продолжаем знакомиться с книгой Льюиса Дартнелла "Первоистоки".


Предыдущие части: 1 2


Молодое человечество, было вынуждено в выборе материала для орудий и построек полагаться на мать-природу. Люди использовали буквально то, что лежит под ногами. Египтяне использовали для постройки пирамид известняк, а именно окаменевшие раковины гигантских морских одноклеточных прошлого - нуммулитов.


В отличие от них жители Месопотамия не имели известняка и даже дерева. Всё, что у них было - это грязь и глина. Как говорил Филеас Фогг из старого мультика: "Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое," - и они строили из высушенной на солнце грязи. Глина послужила и исходным материалом для письма, и (в обожжённом виде) для посуды.


Известняк же (который может быть и не биологического происхождения, а продуктом осаждения горячих подземных источников) повсеместно широко использовался и используется. Например, портлендский камень из отложений юрского периода можно найти и в Биг-Бене, и в Букингемском дворце, и в соборе святого Павла. Индианский - и в Пентагоне, и в Эмпайо Стейт Билдинг, и в Вашингтонском кафедральном соборе.


Попав в природные подземные горячие тиски, известняк некоторым образом облагораживается, перейдя из разряда осадочных пород в метаморфические. Из него получается мрамор. Средиземноморье изобилует месторождениями мрамора, произошедших из известняка моря Тетис. Этот известняк "спёкся" при столкновении африканской и евразийской плит. Один из наиболее лучших сортов можно было найти в местечке Каррара в итальянской Тоскане. Из каррарского мрамора Микеланджело изваял своего Давида.


Известняк и мрамор - это ещё не всё, что может получиться из карбоната кальция. Из остатков одноклеточного морского планктона мелового периода, когда уровень океана был высок (сказался рост подводных гор при расхождении Пангеи на отдельные континенты), получилось что бы вы думали? Конечно, мел. Из мела особо не построишь, он мягок. Зато из него можно сделать цемент и бетон. По причине высокого уровня моря в меловом периоде море Тетис закрыло большую часть Европы, и меловые залежи можно найти много где. В них можно найти и кое-что потвёрже, и именно кремень, который тоже является остатком древнего планктона, но такого, который строил свои раковины из диоксида кремния. Не надо думать, что кремень уже отжил своё в форме древних орудий и не нужен больше человеку. Без него, например трудно получить приличного качества стекло.


В меловом периоде произошло не столь громкое, но знаменательное событие. Растительный планктон, который остался нам в виде мела, а именно кокколитофориды, научился жить не только в неглубоких водах, а по всему океану. Казалось бы, что такого? А между тем, они уже неоднократно спасли земную жизнь от вымирания, подобного Пермскому. Тогда при столкновении доисторических материков и образовании Пангеи произошло множество вулканических извержений с попаданием в атмосферу большого объёма газов (в том числе углекислого). Эти газы создали парниковый эффект, истощили озоновый слой планеты и оставили глубокие воды океана без кислорода. 96% морских 76% наземных видов позвоночных вымерло. Вымерло даже 83% видов насекомых! Нельзя сказать, что после этого не было больше подобных вулканических извержений. Они были. Но массовых вымираний, таких, как Пермское, уже не повторилось. Автор объясняет это как расхождением Пангеи на континенты, что помогло "вымывать" углекислый газ из атмосферы, так и размножением вышеупомянутого растительного планктона. Этот планктон, обитая уже по всей площади океана, а не лишь у берегов, быстро оприходовал избыточное количество диоксида углерода, не позволяя сильнее обычного разогреться атмосфере.


В природные тиски при столкновении плит попадал, конечно, не только известняк, но и горячая магма, которая, остыв, затвердевала в надёжный гранит. Он легче базальта и не опускается вниз при горообразовании, а выходит на верх, обнажаясь в виде  скалы подобно этой:

Первоистоки (3) Книги, Рецензия, Научпоп, Минералы, Известняк, Металл, Железо, Медь, Длиннопост

Или вот этой:

Первоистоки (3) Книги, Рецензия, Научпоп, Минералы, Известняк, Металл, Железо, Медь, Длиннопост

Кстати, изначально президентов хотели сделать в полный рост - денег не хватило. Зато сделали надолго. Несмотря на то, что гранит выветривается лишь на 2,5 миллиметра за тысячелетие, скульпторы сделали с запасом, и в данный момент на лицах присутствует "жирок". Вот пройдёт 30 тысяч лет - и наши потомки (если такие останутся) смогут насладиться оригинальным замыслом ваятелей. Но что такое 30 тысяч лет для планеты - лишь миг. Потому эрозия гранита - процесс неизбежный, порождающий песок из кварцевых частичек, а также каолин, из которого уже полторы тысячи лет назад китайцы научились делать фарфор.


Вот так камни у нас под ногами создают нашу же историю. Британия с её пёстрым геологическим составом может обликом своих зданий служить иллюстрацией строения своих недр, будь то тёмный абердинский гранит, песчаник Йоркшира, лондонская черепица или деревянные каркасы с наполнением из мела в Норфолке. Недра и по сей день оформляют городской силуэт, позволяя (или не позволяя) строительство высотных зданий. В Нью-Йорке небоскрёбы можно найти в основном лишь в двух местах, а именно там, где их подножие надёжно опирается на скалы из твёрдого сланца.


Камень - это, конечно, хорошо, но человек со временем нашёл кое-что получше. Он научился не только брать готовый материал, но трансформировать его, доставая из руды металлы. Металл - уникальный материал. Он может быть твёрдым и в то же время прочным, проводить тепло и электрический ток. Исторически легче всего было достать медь: смешал красивый голубой колчедан с древесным углём, разогрел в печке - и знай себе собирай чистый металл после охлаждения. Но медь - металл мягкий, он быстро тупится. Потому древние металлурги научились смешивать её с другими металлами, например с оловом, получив бронзу. Бронза гораздо твёрже меди и притом она плавится при более низкой температуре и не брызгается при кипении. И главное - она здорово льётся! Так пять тысяч лет назад на Ближнем Востоке человечество вступило из каменного века в век бронзовый.


Сырьём для получения меди послужил медный колчедан, залежи которого образуется на морском дне. Там, в районах расхождения океанических плит, горячая магма поднимается близко к поверхности морского дна. Морская вода, проникшая в трещины, закипает от контакта и обратно в океан возвращается в виде обогащённой минералами жидкости, непрерывно струящейся из так называемого чёрного курильщика. Непрерывное осаждение минералов курильщика формирует ту самую медную руду, которые мы добываем. Но, разумеется, не с морского дна. Земная история длится миллиарды лет, и много где бывшие курильщики уже давно "дышат кислородом". В том числе и на острове Кипр, который и дал имя химическому элементу за номером 29: Cuprum. Этот остров - часть океанической земной коры, поднятой с дна при столкновении Африки с Евразией. Начиная со второго тысячелетия до нашеё эры, медные залежи Кипра служили сырьём для первых металлургов. Первыми по всему миру колчедан из Троодосских гор стали развозить минойцы - самая ранняя европейская цивилизация. Они жили по соседству - на Крите и других островах Эгейского моря. Лабиринт Минотавра - это про их дворец было придумано. Минойцы послужили отцами греческой цивилизации, сами же они уже давно сошли с исторической арены. Вполне может быть, что случилось это по причине глобального катаклизма - взрыва вулкана на острове Санторин, где тоже была большая колония минойцев. Близлежащие территории, включая Крит, были покрыты слоем пепла, уничтожившего как минимум часть урожая, плюс цунами, плюс разрушения от землетрясения. Да уж, жизнь в сейсмически активных областях состоит не из одних только преимуществ. Археологи раскопали Акротири - древний минойский порт. Как видно, неплохо они там устроились, до извержения.

Первоистоки (3) Книги, Рецензия, Научпоп, Минералы, Известняк, Металл, Железо, Медь, Длиннопост

Древняя фреска с гаванью Акротири.


Но бронза, помимо меди, содержит ещё другие металлы, прежде всего олово. Вот  с ним-то в древние века был напряг. Ближайшее месторождение было в районе Чехии. Чего было навалом - так это железа. Оно и прочнее, чем бронза, и тупится медленнее. Но железо трудно достать из руды. Древним металлургам приходилось смешивать руду с древесным углём и запекать это дело, пока не получался блюм - спечённый кусок смеси железа со шлаком. По этому блюму, то бишь "цветочку" нужно было долго и упорно лупить молотом, пока не останется одно железо. В пятом веке до нашей эры китайцы придумали плавильную печь с поддувом - домну. Начался век железный, коренным образом улучшивший орудия (и оружие), что позволило заняться вырубкой европейских лесов новым топором и вспашку европейских почв новым плугом. Этим занялись впоследствии и наши предки, разойдясь во все концы древней Руси. Железо, как и медь, можно улучшить, сплавив его с другими компонентами. Важнейшим из них является углерод. Дашь больше углерода - получишь чугун, он твёрдый, но хрупкий. Дашь меньше - получишь сталь, она мягкая, но прочная.


Исторически железо - один из наиболее распространённых элементов Солнечной системы, и это не случайно. В звёздных недрах происходит непрерывный термоядерный синтез. Тритий с дейтерием, сливаясь, образуют гелий плюс нейтрон, да ещё кучу энергии впридачу. Три ядра гелия сливаются в углерод. И так далее. До тех пор, пока не синтезируется железо. Дальше не получается, потому что железо имеет наибольшую энергию связи, которая уже не может выделиться при дальнейших реакциях. Хотите элементы потяжелее? Ждите взрыва сверхновой. Или вообще столкновения нейтронных звёзд. Земля возникла из газопылевого облака около 4,5 миллионов лет назад и разогрелась на этапе формирования. В процессе разогрева тяжёлые элементы, включая железо и более тяжёлые металлы, осели в ядро планеты. Там железо тоже не сидит без дела, а, вращаясь, порождает электромагнитное поле Земли, защищающее всё живое от солнечного ветра. А многое из тяжёлых элементов, что осталось наверху - не что иное, как принесённый астероидами продукт уже после затвердевания коры. Получается, наши тела в буквальном смысле состоят из звёздной пыли.


Несмотря на осаждение в ядро, железа хватает в земной коре: около 5% вещества горных пород. Те породы, из которых мы его добываем, имеют одну общую особенность: они происходят из ленточных железных формирований, которые отложились в сравнительно короткое время в районе 2,2 - 2,6 миллиардов лет назад. И помог этому процессу "свежеизобретённый" фотосинтез первых цианобактерий. Как мы знаем, в процессе фотосинтеза растение берёт воду и углекислый газ. При помощи солнечного света оно синтезирует для себя углеводы, отдавая побочный продукт - кислород. До фотосинтеза кислород в чистом виде на Земле практически отсутствовал, но жизнь была - анаэробная. Хлорофилл цианобактерий в буквальном смысле преобразил планету, спровоцировав вымирание старых форм жизни и появление новых - кислородных. Появившийся из кислорода озоновый слой послужил дополнительной защитой для этой новой жизни. Не сказать, что анаэробные бактерии совсем пропали, в наше время их всё ещё можно найти либо глубоко под землёй, либо в желудке у коровы. Так вот, свежий кислород в верхних слоях морской воды стал реагировать с обильно растворённым в ней железом. Ржавчина, как известно, в воде не растворяется и выпадает коричневым осадком на дно сосуда, то бишь океана. Так, спустя миллионы лет в процессе перемешивания вод всё железо океана "заржавело" и осадилось в форме ленточных формирований на морском дне.  Если вы думаете, что этим все последствия ограничились - вы ошибаетесь. "Поедание" первобытными растениями углекислого газа истончило одеяло планеты из метана и углекислоты. Вся Земля была скована людом на долгие 10 миллионов лет, пока вулканическая активность снова не разогрела её. Вулканы - они могут не только разрушать, да.


В последние века мы вошли во вкус, открыв новые металлы с их полезными свойствами, непонятными для наших предков. Эти свойства исправно служат каждому из нас. Смартфон у нас в кармане состоит из порядка семидесяти элементов таблицы Менделеева, тогда как всего стабильных у нас всего 83! В состав микросхем ещё в девяностых годах входило порядка двух десятков металлов, а сейчас их уже около шестидесяти. Есть такой металл - индий. Учёные, открыв его, не знали, что с ним делать. Потом придумали защищать им авиационные подшипники от коррозии. А теперь проводники из прозрачного оксида индия присутствуют буквально в каждом экране, будь то телевизор, ноутбук или смартфон. Такой жадный аппетит на редкие металлы заставляет задуматься о нашем будущем. Металл может быть не такой уж редкий, на самом деле. Редкоземельные элементы, например, на самом деле широко распространены в земной коре. Но они "размазаны" в ней в такой низкой концентрации, что почти всегда делает добычу заведомо нерентабельной. А есть ещё на самом деле очень редкие и очень полезные металлы, например платина, которая очищает выхлоп каждой легковушки, а также присутствует в реакторах многочисленных химических производств. В мире есть лишь считанное количество её месторождений, в том числе в Норильске. Из тонны руды достаётся лишь пять граммов чистого металла, так что всё мировое производство можно увезти в нескольких железнодорожных вагонах. Поэтому кое-какие элементы можно уже скоро будет заносить в своего рода Красную книгу по мере истощения месторождений. Тогда нам придётся открывать новые в грудах электронного мусора. Думаю, про таблицу Менделеева у нас в кармане мы долго не забудем. Не получится.


Вот так, используя то, что под рукою ногою, человек век за веком выстроил свой такой удобный и уютный мир.

Показать полностью 3
40

Первоистоки (2)

Продолжаем знакомиться с книгой Льюиса Дартнелла "Первоистоки".


Ссылка на начало.


Последний ледниковый период подходил к концу. 20 тысяч лет назад земной климат снова стал теплеть. Жизнь наших предков, охотников и собирателей, облегчилась. Зазеленели большие площади бывших пустынь, леса стали наступать на тундру, и в таких условиях пищи кое-где стало столько, что не понадобилось больше кочевать - знай себе собирай дикие злаки да ходи на газелей. Так и жили натуфийцы, поселения которых были открыты археологами а Леванте. Тем временем где-то далеко произошло грандиозное природное событие, поставившее это безбедное существование под угрозу. Ледники таяли всюду, и Северная Америка не была исключением. И там, подобно как в Европе, образовалось гигантское озеро из талой ледниковой воды. Его впоследствии назвали озером Агассис по фамилии знаменитого гляциолога. В один прекрасный день наступил тот момент, когда был прорван перешеек. Озеро вылилось в Северный Ледовитый океан. Казалось бы, что такого? Проблема была в том, что та озёрная вода была пресной. Изменение солёности океана остановило соляной насос, качающий Гольфстрим. На север из Карибского моря тёплое течение подгоняют ветра, но ближе к полюсу вода становится более солёной (и тяжёлой!) из-за испарения и охлаждения и уходит на глубину. На глубине вода Гольфстрима возвращается обратно к экватору. Так, год за годом, и работает эта океаническая циркуляция, которая  остановилась 13 тысяч лет назад. Гольфстрим встал, Европа снова подмёрзла на тысячу лет.

Первоистоки (2) Книги, Рецензия, Научпоп, История, География, Земледелие, Животноводство, Видео, Длиннопост

Океаническая циркуляция.


Если честно, я тут что-то не догоняю. Ведь если вода у полюса стала более пресной, то разница в солёности с Гольфстримом только выросла, и соляной насос только сильнее заработать должен! По какой бы ни было причине это произошло, тогдашнее похолодание точно имело место. Нашим натуфийцам пришлось на него реагировать, дабы снискать хлеб насущный. Кто-то подался снова кочевать, а кто-то решил не ждать милостей от природы и самому насадить злаков. Прошёл десяток тысяч лет, и крупные ржаные семена попали в руки археологов. Да, теория, как и многое из того, что рассказывает Дартнелл, небесспорна. Такова наука. Дорога к знанию начинается с гипотезы. Как бы то ни было, но в последующие 6 тысяч лет сельское хозяйство появилось как минимум в семи различных местах! До сих пор не совсем ясно, почему это не началось раньше, в ледниковый период. Быть может, повлияла стабильность климата с относительно редкими неурожаями? Быть может...


В результате в различных уголках Земли были окультурены самые разные дикие растения, некоторые из которых без человека были обречены на исчезновение в условиях меняющегося климата. Из всего многообразия культур три стоят особняком, обеспечивая более половины мирового урожая - пшеница из плодородного полумесяца, китайский рис и кукуруза из Мезоамерики. Примечательно, что основные культуры - злаки, а ещё точнее - травы. Получается, что люди в смысле питания не сильно отличаются от обыкновенных травоядных. А вот в смысле пищеварения - очень даже. У человека нет такого длинного кишечника, как у коровы или лошади, чтобы переваривать растительность. И даже у шимпанзе он длиннее, кажется, метра на три. Человек работает головой. Он начинает переваривать твёрдые зёрна ещё до того, как есть её - перемалывая муку жерновами и готовя хлеб в печи. Я где-то читал, что кишечник здорово сжирает энергию на перистальтику и тому подобное, и сокращение его длины высвободило эту энергию для мозга.


Появление земледения позволило увеличить отдачу с площади как минимум в десять раз! Население стало бурно расти и прошло точку невозврата. Пути назад, к собирательству, не было - не хватит еды на всех. При этом появились ещё и новые плюшки и фишки: расслоение общества, неравенство в доходах и несвобода. Если развить мысль автора, то можно прийти к выводу, что нынешний способ производства, хищнически расходующий конечные земные ресурсы и обеспечивающий жизнь без малого восьми миллиардов, тоже сделал зависимыми эти миллиарды от него. Если отказаться от вырубания сельвы, сжигания углеводородов, отравления морей удобрениями и прочего, те, кто голодают сегодня, умрут завтра, а те, кто сегодня питаются нормально, станут голодать. Это проблема, и решать её придётся если не нам, то нашим детям.


Мне нравится стиль повествования Дартнелла. Он учёный и не вносит отсебятину, как это делает Харари в его Sapiens. Тот дошёл до утверждения, что не человек одомашнил пшеницу, а она приручила человека, сделав его зависимым. Я уже не говорю о пропаганде веганства и однополой любви в его книгах. Кстати, пару лет назад Израиль выставлял в Бонне ряд экспонатов из истории и искусства по мотивам книги Харари. Вот это была бомба! Я таких шикарных экспозиций, пожалуй, редко когда видал. Там были черепа доисторических людей, подъязычная кость неандертальца, современные инсталляции, видео с потрясающими перформансами и рукопись Эйнштейна с E=mc². А вот когда в руки взял саму книжку - разочаровался - настолько слабо она написана. Её явно перехвалили.

The order electrus Флориса Каайка с боннской выставки.


Впрочем, я отвлекаюсь. Первые земледельцы в Междуречье научились приспосабливаться к капризам погоды, построив ирригационные каналы между Тигром и Евфратом. Египтяне, которые сами являются своего рода детьми изменения климата (потепление климата превратило вполне себе обитаемую Сахару в безжизненную пустыню, и населению пришлось уйти в долину Нила), также научились задерживать нильскую воду на полях после конца ежегодного паводка. Но в одиночку канал не построишь, требуются колоссальные ресурсы и согласованный труд тысяч людей. Вывод? Ну да, появились первые государства и в Месопотамии, и в Египте, и в долинах Инда и Хуанхэ. Фараонская власть была продиктована объективной необходимостью. Египет был хорошо изолирован от врагов пустынями и имел прекрасный путь сообщения, что связало воедино страну. Это, вместе с плодородным нильским илом, в обилии приносящимся на поля каждую весну, обеспечило стабильное существование государства на протяжении тысячелетий. Рост городов обеспечил разделение труда, появились ремесленники-специалисты своего дела. Это ещё более увеличило и без того выросшую производительность.


Параллельно с земледелием человечество освоило и животноводство. По правде сказать, собаку приручили даже раньше. Больше не надо было мотаться по степям и лесам в поисках далеко не гарантированной добычи, а спокойно растить себе скот, который явно выигрывал соревнование с дикими животными в плане полезности. Ведь, как известно, кролики -  это не только ценный мех. Домашнее животное можно доить, например. Корова своим молоком (переваривать который научились те, кто разводил коров - вот вам результат коэволюции) может принести вчетверо больше энергии, чем если бы сразу её зарезать на мясо. А ещё животное можно заставить работать! Таскать плуг, например. Или повозку. Это был огромный шаг вперёд. Впервые стало возможным объехать весь мир. Примечательно, что животные, которых впоследствии одомашнил человек, эволюционировали параллельно с ним в условиях резкого роста температур во время PETM. Тогда температура воздуха резко выросла по не вполне ясным причинам (вулкан? астероид?), а лесные пожары и выход метана из кристаллогидратов в атмосферу усилили этот процесс. И развиться они смогли во многом благодаря появлению цветковых, обеспечивших сочную и питательную пищу для трёх доминирующих отрядов млекопитающих - парнокопытных, непарнокопытных и приматов. Цветковые совершили своего рода сексуальную революцию с оплодотворением и ростом плода не где-то на земле, а прямо на самом растении. Да ещё и привлекли к процессу насекомых. Есть масса примеров коэволюции насекомых и растений, первые из которых нашёл ещё Дарвин. Вот так мир завоевали покрытосеменные и те, кто ими питаются. В конечном счёте и мы с вами.


Евразия в смысле растительного и животного разнообразия представляла собой определённую фору для развития цивилизаций. Ведь далеко не всякое животное или растение можно приручить. Зебру, например, не получится. А лошадь, которую индейцы, похоже, истребили на мясо - да. Ламу особо товаром не нагрузишь, и под ярмо не загонишь, не то что осла или буйвола. Из 56 видов съедобных злаков 32 произрастали в Юго-Западной Азии и Средиземноморье, в то время, как где-то ещё - буквально единицы. Далее, Евразия большая и вытянута не с севера на юг, как Африка с Америкой, а с запада на восток, и получилось, что разные цивилизации смогли контактировать и обмениваться знаниями, ускоряя своё развитие.


Свой исторический рассказ Льюис снабдил геополитическими вставками. Начал он островным положением Британии, а далее он рассказал о значении тибетской "водокачки" с её истоками рек, снабжающих водой свыше двух миллиардов мирового населения для страны, контролирующей её в настоящее время.


Закончив с сельским хозяйством, автор перешёл к морям. Он рассказал, как борьба с морем за плодородные угодья с помощья строительства каналов и плотин привела к развитию в Нидерландах капиталистических способов производства и финансирования. Не случайно и первый Национальный банк, и первая биржа появились там. Океаны и моря, хоть и будучи непригодны для обитания человека, представляют собой отличные пути сообщения. Это кардинально повлияло на человеческую историю.


Первым в ряду "исторических" морей является Средиземное. Множество культур нашло дом на его берегах, пользуясь водой для построения тесной торговой сети. Однако как правило, "дома" эти были расположены на северном или восточном побережьи: и островов, и удобных бухт там больше. А африканский берег не отличается своей гостеприимностью. Такая форма берегов совсем не случайна. Ведь море это на самом деле остаток былого великого океана Тетис, огромным заливом внедрявшимся в единый материк Пангею.

Первоистоки (2) Книги, Рецензия, Научпоп, История, География, Земледелие, Животноводство, Видео, Длиннопост

Пангея и Тетис


С течением времени Африка с Индией стали приближаться к Евразии. Наш океан постепенно уменьшался в размерах и стал тёплым морем с течением, протекающим насквозь с востока на запад:

Первоистоки (2) Книги, Рецензия, Научпоп, История, География, Земледелие, Животноводство, Видео, Длиннопост

Море Тетис.


6 миллионов лет тому назад Евразия и Африка встретились сначала на востоке, потом на западе, и море стало озером. Солнышко припекало, и озеро стало высыхать, обнажив морское дно с километровыми толщами соли на запад от Италии и Чёрное, Каспийское и Аральские моря на востоке. После этого земная кора на западе опустилась. Как известно, где тонко, там и рвётся: в районе Гибралтара вода Атлантического океана промыла известный нам пролив, снова наполнив море водой.


Итак, в процессе наползания Африки на Европу и Азию и образовался этот рельеф, который мы имеем на сегодняшний день. На самом деле африканская плита не наползает, а наоборот, подползает под Евразию, и потому южный берег Средиземного моря сравнительно пологий и не такой изрезанный. А вот на севере растут горы, порождённые столкновением континентов. Пиренеи, Альпы, Апеннины, Кавказ - все они выросли в результате поднятия европейского берега при этом процессе. Именно горным рельефом объясняется и обилие островов, и изрезанность берега на северном побережьи моря. Там, где земная кора ниже уровня моря - вместо гор острова и бухты.


Торговля развивалась не только в тёплой "луже" Средиземноморья. Юг Азиатского континента тоже был усыпан культурами и цивилизациями. Из дельты Нила египетские караваны доходили до Красного моря. Оттуда через неспокойный Баб-эль-Мандебский пролив (в переводе с арабского "ворота слёз") путешественники попадали в Индийский океан. После этого у них был выбор: либо "красться" вдоль аравийского берега в Персидский залив и далее, либо пойти напрямик в Индию. Однако путешествие через открытый океан было весьма опасным для древнего морехода. И тут на помощь пришёл климат, а именно муссоны, стабильно дующие летом на запад, а зимой - на восток. Этот трюк - ходить под парусом летом в Индию, чтобы вернуться в Африку зимой - египтяне открыли ещё до нашей эры.


Не стоит, впрочем, думать, что торговля в древности была ограничена лишь Средиземным и Аравийским морями. В неспокойном с тектонической точки индонезийском регионе издавна кипела торговля. В Юго-Восточной Азии не пара-тройка сотен островов, как в Средиземноморье, а целых 26 тысяч! На тамошних рынках можно было найти и индийский хлопок, и китайские фарфор и шёлк, и японские металлы. Но, конечно, самым ценным товаром были специи: перец и имбирь из Индии, цейлонская корица и мускатный орех и гвоздика с островов пряностей. Пряности любили и уважали не только за их неповторимый аромат, но в качестве (якобы) афродизиака. Порт Малакки в стратегическом одноимённом проливе стал одним из крупнейшим в мире. Богатства региона привлекли жадные взгляды европейцев, наложивших на них свою лапу уже в шестнадцатом веке. Сделали они это умело, обеспечив в первую очередь контроль над узкими местами в системе торговли: проливами.


Ещё древние афиняне на своей шкуре осознали важность проливов. Во время Пелопоннесской войны Спарта разбила афинский флот и, встав у Дарданелл, не дала пройти афинским судам с урожаем хлеба, созревшим в причерноморских степях. Афиняне столкнулись с перспективой голода. Пришлось подписать унизительный мир. Спустя века другой пролив, Гибралтарский, послужил сценой для Трафальгарского сражения. Недаром для обеспечения морской торговли на Востоке европейцы всегда стремились контролировать Баб-эль-Мандебский, Ормузский и Малаккский проливы. Времена стремления за пряностями канули в лету, а важность проливов, а также новых узких мест - Суэцкого и Панамского каналов - только увеличилась. Грузооборот не упал, просто товар сейчас другой.

Первоистоки (2) Книги, Рецензия, Научпоп, История, География, Земледелие, Животноводство, Видео, Длиннопост

Пути морской транспортировки нефти.


Закончил свой рассказ о морях автор американскими президентскими выборами. Если взглянуть на карту избирательных предпочтений американцев, то можно заметить интересное распределение регионов, традиционно голосующих за демократов:

Первоистоки (2) Книги, Рецензия, Научпоп, История, География, Земледелие, Животноводство, Видео, Длиннопост

Избирательные предпочтения американцев.


В глаза бросается синяя дуга, проходящая вдоль атлантического побережья и уходящая резко вдоль Миссисипи на юг. Это не просто так. Когда-то, ещё при динозаврах, это было морским берегом неглубокого моря. Уровень океана был ведь выше, чем сейчас, вследствие тёплого климата. Эрозия мезозойских скал заполнила прибрежную полосу осадочными породами. Эти породы послужили основой плодородных почв Северной Америки, имеющих тёмный оттенок. Так появился чёрный пояс - пояс плодородия. В ходе Промышленной революции, начавшейся, как известно, с текстильных мануфактур, значительно выросла прибыльность хлопка, выращиваемого на этих площадях. Но культура эта требовала интенсивного ручного труда. Выход нашли, завезя на плантации рабов из Африки. Рабский труд на американском юге и в долине Миссисипи вложил новый смысл в словосочетание "чёрный пояс". Рабство давно отменили, но люди-то остались, хоть и значительно поразъехались. И продолжают по-прежнему голосовать за демократов. Вот так физическая карта далёкого прошлого угадывается в современной политической.

Показать полностью 5 1
70

Первоистоки (1)

Доброго времени суток, уважаемые.


Сегодня мы начинаем знакомиться с книжкой Льюиса Дартнелла "Первоистоки. Как история Земли оформила человеческую историю". Автор - учёный-астробиолог, который неустанно пропагандирует науку, что в наше время всеобщего постепенного отупения весьма важно. Это не первая книжка Льюиса, даже есть уже какие-то переводы на русский, типа "Цивилизация с нуля". Мне она понравилась лёгким стилем и интересной тематикой. Вышла в прошлом году, и я думаю, можно будет в довольно скорое время дождаться её перевода.

Первоистоки (1) Книги, Рецензия, Научпоп, Homo sapiens, Происхождение человека, Климат, Литосфера, Длиннопост

Начинает Льюис с напоминания о том, что мы приматы. То есть некорректно говорить, что люди произошли от обезьян - мы и сейчас остаёмся обезьянами в биологическом смысле. А свои отличия от них, начиная с прямохождения и заканчивая речью и цивилизацией, мы развили как бы не сами по себе о под влиянием особых окружающих условий.


И созданы эти условия были ни много, ни мало земной тектоникой, а также космическими событиями. Как известно, земная кора характеризуется подвижными литосферными плитами. Эти плиты где-то сходятся, где-то расходятся, рождая в этих местах горные цепи и вулканы. Эти горные цепи в свою очередь ключевым образом влияют на климат, а изменения климата подталкивают эволюцию в ту или иную сторону, заставляя организмы приспосабливаться. 50 миллионов лет назад началось так называемое кайнозойское похолодание. Оно было вызвано ростом Гималаев при "наезде" Индостанской плиты на Евроазиатскую. В результате эрозии этих новообразованных гигантских горных массивов большое количество атмосферного углекислого газа вступило в химические соединения с продуктами этой эрозии. А углекислый газ, как известно, служит Земле своеобразным одеялом, не позволяя атмосфере охлаждаться. Одеяло уменьшилось - климат стал охлаждаться. Далее, Гималаи создали мощную систему муссонов Индийского океана, в результате чего Западная Африка стала высыхать. Вдобавок к этому 3-4 миллиона лет тому назад Австралия и Новая Гвинея, двигаясь на север, закрыли дорогу на запад тёплым экваториальным течениям Тихого океана. Индийский океан стал холоднее, воды стало испаряться меньше, Западная Африка продолжала сохнуть.


Но главным событием, послужившим колыбелью человечества, стало поднятие плюма, то есть горячего потока земной мантии, под Северо-Восточной Африкой 30 миллионов лет тому назад. Этот плюм заставил земную кору расходиться , что привело к возникновению Восточно-Африканской рифтовой системы и образованию Красного моря и Аденского залива. Появились вулканы, выросли горы. Этот продолжающийся и сейчас процесс создал широкую глубокую долину на километровой высоте, ограниченную с востока и запада горными утёсами.

Первоистоки (1) Книги, Рецензия, Научпоп, Homo sapiens, Происхождение человека, Климат, Литосфера, Длиннопост

Восточно-Африканская рифтовая система.


Новые горы закрыли дорогу дождям, приносимых муссонами Индийского океана, на запад, а главное - изменили плоский тропический ландшафт Африки, создав разнообразные условия для экосистем. К тропическим лесам добавились саванны и пустыни. Растительному и животному миру пришлось приспосабливаться. В таких условиях некоторые приматы стали передвигаться на задних лапах, то есть ногах, что подтверждается ископаемыми останками Ardipithecus ramidus, жившего свыше 4 миллионов лет назад. Неудивительно - встав на ноги и раньше увидишь хищника (или добычу), и можешь взять что-то в руки. Да и солнце не так сильно обжигает, когда стоишь. Именно бипедализм стал нашим первым отличием наших предков от предков шимпанзе.


Прошло ещё пару миллионов лет - и австралопитеки вымерли, дав дорогу произошедших из них Homo habilis - первым представителям рода людей. Они отличались не только более длинными ногами и S-образным позвоночником, но прежде всего объёмом мозга. Процесс роста мозга обнаружил динамику с положительной обратной связью, позволив мастерить орудия труда и охоты, приручить огонь и питаться мясом. Всё это лишь ускорило эволюцию людей. Но что послужило толчком для роста мозга? Автор находит обоснование в космических циклах Миланковича. Дело в том, что количество солнечного света тепла, получаемого нашей планетой, не всегда одинаково. Земная орбита становится более или менее вытянутой. Земная ось меняет свой наклон, да ещё и постоянно прецессирует вокруг среднего значения наклона. В конце концов и солнечная активность тоже величина переменная.

Первоистоки (1) Книги, Рецензия, Научпоп, Homo sapiens, Происхождение человека, Климат, Литосфера, Длиннопост

Циклы Миланковича.


В результате этого примерно каждые 800 тысяч лет в районе Восточноафриканского Рифта - там, где появились первые люди - наступают периоды сильной изменчивости климата. Этот регион изобилуют разломами и глубокими озёрами в этих разломах, служащими надёжным источником воды. Но уровень воды в этих озёрах резко изменяется, реагируя на климатический изменения, приводящие к колебаниям в уровне осадков. Колебания воды в этих озёрах-усилителях представляют собой своего рода эволюционный вызов, ответить на который люди смогли, увеличив гибкость своего поведения, что стало возможным только при росте мозга. Это, конечно, всё ещё красивая теория, но она находит себе подтверждения. Именно во время этой экстремальной изменчивости климата и появлялись новые представители рода человеческого. Например, 1,9-1,7 миллионов лет назад количество видов человека достигло максимума, и среди них был и Homo erectus с мозгом вдвое большим, чем у Homo habilis. Из всего известных 15 представителей рода Homo 12 появились во время этих периодов.


Тектоника литосферных плит позволила не только появиться людям, но и впоследствии развиться цивилизациям, большинство из который появились на местах разломов. Связь здесь совсем не мистическая - в этих местах часто расположены низменности с протекающими в них реками и плодородными почвами, сформированными на продуктах эрозии растущих по соседству горных массивов.


Появившись, люди разошлись по планете, но это произошло тоже не просто так, а благодаря планетарным событиям, как то кайнозойскому похолоданию. Вообще-то климат Земли большую часть времени был более жарким, чем сейчас. Эрозия Гималаев была лишь одним из факторов похолодания. Ещё одним было смещение Антарктики на полюс с формированием кольца морских течений, ограждающих её от тёплых ветров. В таких условиях континент уже 35 миллионов лет назад получил свою ледяную шапку, отражающую солнечное излучение обратно в космос. Для сравнения: постоянное оледенение Северного Ледовитого океана установилось лишь 2,6 миллиона лет назад. Наконец, образование Панамского перешейка 2,8 миллионов лет назад, закрывшего дорогу тёплой воде Карибского моря на запад в Тихий океан, послужило ещё одним фактором похолодания. Образовался Гольфстрим, несущий тепло и влагу на север. Влага эта, однако, превращается в снег, который служит обильным материалом для роста ледников.


Ледники растут, кстати, не за счёт зимы, а за счёт лета! Оно, конечно, верно, каждую зиму ледники нарастают, но эта величина роста примерно одинакова. А вот в зависимости от того, насколько тёплое выдастся лето, растаять может сравнительно много или мало. Вот потому, когда орбита Земли изменяется таким образом, что максимальное удаление от Солнца придётся на лето в Северном полушарии (там, где большинство материков, служащим основанием для ледников), наступает очередная ледниковая эпоха. Ведь в холодное лето тот снег, который нападал на ледник зимой, растает не полностью. И холодное это лето повторяется из года в год благодаря эллипсоидной земной орбите. Событие это цикличное, случается примерно каждые 100 тысяч лет. Сейчас мы живём в голоцен, то есть "оттепель", которая началась примерно 10 тысяч лет назад, а до того гигантский площади были закрыты толщами ледников. Вода в этих толщах взялась не откуда попало, а из океана. Логично, что уровень его при этом понижается. Между континентами образовались перешейки, которыми пользуются животные, переходя с одного континента на другой. Так лошади и верблюды попали из Северной Америки в Евразию (прошло время - и на старой родине их не осталось). Так и Homo sapiens вышли из Африки сначала в Азию, затем на Дальний Восток, Сибирь, Австралию, отделённую цепочкой оствовов, и Северную и Южную Америки. Проникновение человека на доселе неизведанные континенты явилось смертельным событием для многих представителей тамошней мегафауны, не имевшей, в отличие от слонов и носорогов, опыта противостояния с ним.

Первоистоки (1) Книги, Рецензия, Научпоп, Homo sapiens, Происхождение человека, Климат, Литосфера, Длиннопост

В процессе своего распространения наши предки вступили в контакт с другими представителями семейства Homo - неандертальцами и денисовцами, которые вышли из Африки раньше кроманьонцев. Результатом этого контакта стало присутствие в человеческом геноме их генов, а также вымирание и неандертальцев, и денисовцев. Вряд ли это было вооружённое столкновение. По-видимому, Homo sapiens оказался более эффективным в использовании скудных природных ресурсов во своё благо.


Вот таким вот образом природа навела человечеству мосты, по которым оно распространилось, как никто другой, на весь мир. Ледники отступили, оставив после себя Великие озёра в Северной Америке и сделав островом Великобританию. Да-да, она была раньше полуостровом! По мере отступления ледника из Европы речная вода Рейна и Эльбы стекала не в океан, а в озеро, поскольку Северное море было всё ещё перекрыто ледовым мостом между Шотландией и Норвегией. Уровень этого озера непрестанно повышался, и в результате в один прекрасный день это дело прорвало в Атлантический океан в районе Дувра. Внушительный поток воды прорыл Ла-Манш, имеющий на немецком языке красноречивое название - "рукавный канал".

Первоистоки (1) Книги, Рецензия, Научпоп, Homo sapiens, Происхождение человека, Климат, Литосфера, Длиннопост

Ледниковый период в Европе.


Не случись Британии стать островом, история её сложилось бы совсем другим образом. А так вода послужила определённым барьером, позволившим островитянам избежать многих нежелательных вторжений и заняться построением флота, послужившим основой могущества Британской империи.


Что ж, хватит тектоники, далее автор займётся не менее интересными вещами. Какими? Узнаете из последующего повествования. До скорой встречи!

Показать полностью 4
86

Пересмешник Уолтера Тевиса

Уолтер Стоун Тевис — американский писатель-фантаст.

Пересмешник Уолтера Тевиса Книги, Антиутопия, Постапокалипсис, Робот

Земля приблизительно 22-23 века. Техника уже давно перешагнула грань с фантастикой, поэтому все заботы взяли на себя роботы, люди же могут заниматься исключительно самосовершенствованием и творчеством, тем более, от тревог и волнений их спасают ежедневно потребляемые пилюли - смесь транквилизатора с противозачаточными. Но место саморазвития заняла тотальная лень в смеси с нездоровым пофигизмом: роботы, без контроля их деятельности со стороны, повыходили из строя, в городах - коллапс, не работают ни лифты, ни торговые автоматы, что уж говорить о более сложных системах. В этом дивном новом мире, за которым следит свой "Большой Брат", книги даже не сжигают - о них просто забыли. Люди давно уже разучились читать и писать, мало того - это ныне преступление, ведь чужие мысли, чужие тревоги, чужие чувства могут негативно сказаться на психо-эмоциональном состоянии личности. И вот находится один умелец, который случайно обнаружил старые детские книжечки, по которым много лет назад учили чтению, и открыл для себя запретную радость чтения. А затем и такую совсем уж немыслимую вещь, как любовь. Куда ж без любви-то.

36

Базельская башня

Доброго времени суток, уважаемые!


На площади рядом с базельским вокзалом в Швейцарии расположено примечательное здание. Это штаб-квартира Банка международных расчётов. Слыхали название? Нет?! А, а между прочим, это уважаемое и очень важное международное учреждение, ведущее свою историю вот уже скоро девятый десяток лет. Оно предпочитает оставаться в тени, ведь, как известно, деньги любят тишину. Но мир не без добрых людей, и нашёлся автор, рассказавший о том, что творится за завесой тайны. Зовут его Адам Лебор, он журналист, пишущий для мировой финансовой прессы, в том числе для The Economist, The Financial Times и New York Times. В свободное от основного занятия время он занимается написанием триллеров и детективов, но нашему читателю они пока что неизвестны. Его перу принадлежат и некоторые non-fiction книжки, в том числе и эта.

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Название гласит: "Базельская башня. Тенистая история секретного банка, управляющего миром." Вот так, ни много ни мало. Думаю, что хоть это и не правда, какая-то доля истины в его словах есть.


Всё началось в далёком 1929 году. Для того, чтобы обеспечить выплату немцами репараций по свежесогласованному плану Юнга, понадобился новый банк. Платить по старой схеме, перезанимая у других стран, Германия не могла, и Ялмар Шахт предложил давать деньги не немцам, а странам-импортёрам немецких товаров. Немцы, продав товар, расплачивались бы выручкой. Вот для реализации этой схемы и был организован Банк Международных Расчётов.


Казалось бы, этим мог заняться и какой-нибудь частный банк. Однако найти такой институт, который бы пользовался взаимным доверием всех контрагентов, в то время было нереально. Далее, существовала ещё одна неудовлетворённая потребность - взаиморасчёты. Тогда, во время золотовалютного стандарта, существенная часть сделок между центробанками осуществлялась в золоте. Конечно, транспортировать тонны золота туда-сюда между странами непрактично, а сложить всё в Банке Англии, например - что-то боязно. Потому в 1930 году и был организован совершенно независимый банк, не подотчётный никакому государству. Штаб-квартирой был выбран Базель в нейтральной Швейцарии. Так вот, это была первая в мире расчётная палата. Если было нужно передать немецкую тонну золота англичанам, её просто переписывали с одного счёта БМР на другой, не меняя физического положения. Сбылась мечта Шахта и его друга Монтегю Нормана. БМР не являлся конкурентом коммерческим банкам, в нём нельзя завести счёт физику или компании. Он занимался покупкой и продажей золота и прочих активов для себя или центробанков-членов, принятием депозитов, ведением счетов, работал агентом и занимался прочей подобной деятельностью в интересах всё тех же центробанков.


С самого начала своего существования Банк показал свою незаменимость в качестве уютного клуба главнейших банкиров планеты, где они могли обмениваться идеями и обсуждать свои действия. БМР получил весьма влиятельных покровителей из американской элиты, включая братьев Даллесов - Аллена и Джона Фостера. Американцем был и первый президент Банка. Бизнес-элита США, хорошенько наварившись на репарационных схемах, позаботилась об интеграции "проигравшей" в WWI немецкой индустрии в мировой экономический порядок, и для неё не играло большой роли, какого рода государство при этом взращивается. Задуманный как нейтральная и независимая организация, БМР не смог остаться нейтральным по своей сути и являлся, по выражению автора "карманным банком" Шахта, в свою очередь служившего фюреру верой и правдой в качестве президента Рейхсбанка. С самого начала в нём работало мощное немецкое лобби, продвигавшее интересы фатерлянда. С разгоранием Великой Депрессии план Юнга приказал долго жить, чего не скажешь о БМР, формально организованного для реализации этого плана. Коммерческие интересы крупных банкиров и личные связи сыграли свою роль. Не без посредничества БМР Шахту удалось списания львиной доли репарационных долгов, сначала отказавшись платить по ним, а потом откупившись от нескольких влиятельных кредиторов. Со временем Шахт понял, что государство "попало в руки преступников", и он стал открыто высказывать своё несогласие с политикой нацистов, ведущей к катастрофе. В конце концов Гитлер его уволил. На смену ему пришли уже идейные нацисты, которые продолжали служить фюреру, используя для своих целей и базельское учреждение, с которым были в прекрасных отношениях. После аншлюса Австрии проблем с объединением собственности не было никаких. Затем настала очередь Чехословакии, и после её захвата БМР прилежно перевёл чехословацкое золото на счёт Рейхсбанка, вызвав взрыв возмущения в прессе. После того, как Банк обжёг пальцы на этом деле, он стал более осмотрительным. Когда СССР присоединил прибалтийские государства - их золота Москва не получила, и оно благополучно дождалось повторного обретения независимости в девяностых. Что было позволено Юпитеру, не было позволено быку.


Разразилась Вторая Мировая, и, казалось бы, всякие связи между противоборствующими державами должны были быть немедленно прерваны. Но это не про БМР. Банк работал, помогая словом и делом фашистам, несмотря на официальные заверения в нейтральности. Он признал территориальне приобретения Германии, передавая ей голоса побеждённых стран. Он принимал у Рейхсбанка награбленное золото, предоставляя взамен швейцарские франки, за которые у Швеции закупалось стратегическое сырьё. Ален Даллес, будущий организатор ЦРУ, сидя в Швейцарии, получал ценную информацию от Томаса Маккиттрика - тогдашнего президента БМР. Ведь тот частенько говорил по душам с вице-президентом Рейхсбанка Эмилем Пулем, которому при случае рассказал про ленд-лиз, например. Таким образом, Банк помогал и тем, и другим. Это не осталось незамеченным ведущими американскими политиками, в том числе Декстеру Уайту и Генри Моргентау, автору известного плана по "пасторализации" послевоенной Германии, и они стали прилагать усилия, чтобы тот не смог вернуться в Базель после того, как приехал в Штаты. Но у Маккиттрика были, помимо братьев Даллесов, и какие-никакие друзья в крупном бизнесе и не только. В их числе был и Монтагю Норман, помогший ему в конце концов оформить документы, когда тот застрял в Нью-Йорке в 1943 году. Так и удалось БМР продержаться до конца войны, торгуя золотишком да помогая аналитикой и нашим, и вашим и являясь по сути каналом связи между воюющими странами. Мировая бизнес-элита справедливо полагала, что война когда-нибудь кончится, и связи эти пригодятся.


Так, в принципе, и получилось. Война окончилась. В 1944 году на Бреттон-Вудской конференции был сформирован новый экономический порядок. Появились МВФ и Мировой Банк. И вот теперь-то, казалось, пробил последний час для Банка Международных Расчётов. Но на конференции за БМР вступился сам Кейнс, и вместо твёрдого решения закрыть БМР конференция закончилась лишь рекомендацией сделать это. Дела шли неважно. В 1946 году Банк впервые сработал с убытком. Необходимость расчётной палаты послужила одним из оснований для его сохранения БМР. С появлением плана Маршалла началась новая, привычная уже движуха. Деньги стали проходить знакомыми каналами из-за океана на счета европейцев.


План Маршалла закончился, зато продолжилась евроинтеграция, затеянная не европейцами, но американцами. Им нужны оказались не только бывшие наци в качестве способных управленцев (автор подробно расписал кому сколько лет дали, кого оправдали и кого досрочно выпустили), но и дружба и согласие между вечно враждовавшими с собой европейскими народами. Начали с Европейского Платёжного Союза, упростившего взаиморасчёты. В качестве агента Союза был выбрано, естественно, известное нам уважаемое финансовое учреждение. Затем настала очередь Союза Угля и Стали (позволившему ведущим немецким производителям зафиксировать цены на высоком уровне), американские займы которому проходили через то же учреждение. Продвигал эти интеграционные проекты отец европейской интеграции Жан Монне. При ближайшем рассмотрении на свет Божий выйдут его тесные связи со знакомыми именами - те же братья Даллесы, Джон Макклой и прочие атлантисты. Неудивительно: главной движущим мотивом в поощрении евроинтеграции для американцев было не стремление принести Европе мир и процветание, но твёрдый реализм, заключавшийся в обеспечении военных и экономических интересов США, построении бастиона против Советов и сохранение старых связей между финансовыми элитами Уолл-Стрит и Германии.


Пришли шестидесятые. Новое поколение менеджеров пришло во главу мировой финансовой элиты. Среди них был и шеф свежесозданного Бундесбанка Карл Блессинг, уже поработавший в 30-х годах на БМР, перейдя после этого под протекцию Шахта в Рейхсбанк. Автор называет его одним из "убийц за письменным столом", организовавших Холокост в Европе. Попав под стражу, наказания избежал, благодаря Аллену Даллесу. К шестидесятым годам экономика Европы восстановилась. Уже не нужно было столько американского товара, и доллар стал ощущать давление, особенно касательно фиксированного золотого курса. Но, по остроумному каламбуру одного из американцев, What a Blessing we have a Blessing - "что за благословение - иметь Блессинга". Доллар, а вместе с ним и фунт стерлингов были спасены координированным действием других центробанков с Бундесбанком во главе, помогших своими резервами не обрушить валютные курсы. Чтобы осуществить такую масштабную помощь, требовалось бы заключение нескольких международных договоров. Пока то да сё - время было бы упущено. А так - обошлись "чёрным ходом" в виде Собрания руководителей центробанков в стенах неприметного здания на привокзальной площади Базеля:

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Старое здание БМР


Меняются времена, меняются люди. Но не произвольно, по крайней мере в финансовой элите мира. Элитарии десятилетиями взращивают себе преемников.


Добавлю от себя, что Блессинг отплатил своим американским покровителям сполна, спалив в конце шестидесятых часть немецких резервов на поддержку доллара вместо того, чтобы покупать, подобно французам, золото. Он извинялся потом за это, оправдываясь при этом страхом перед выводом американских войск из ФРГ. Прошли годы, и вот уже Трамп выводит часть своих GI из Германии. Думаю, что те, кто в данный момент призывает немцев пытаться остановить Трампа - они современная молодая поросль "грантоедов" - наследников Блессинга. Интересы США никто не отменял.


Наступили семидесятые. Нашему эксклюзивному клубу "правителей мира" стало тесно в старом здании бывшего отеля на привокзальной площади Базеля, где он пятый десяток лет вёл своё неприметное существование:


В 1977 году БМР переехал в импозантную новую башню, выстроенную по последнему слову техники и обладавшую даже собственным бомбоубежищем, где и базируется до сих пор.

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Новое здание БМР


И в восьмидесятых банк доказал свою незаменимость. Автор рассказал историю как при посредничестве его президента помогли перезанять денег ещё социалистической Венгрии, не смогшей совладать с долгами и подавшей на вступление в МВФ.  Затем евроинтеграция вступила в новую стадию - стали организовывать Европейский Валютный Союз. Мозговым центром экономической интеграции служила Комиссия Делора, которую приютил всё тот же БМР. Затем настала очередь общеевропейской валюты - евро. А какая же валюта без центробанка? Ну конечно, в 1994  году создали новый наднациональный орган, имевший скромное название Европейский валютный институт, и заседавший в той же базельской башне. Прошло четыре года - и институт переехал во Франкфурт-на-Майне, поменяв имя на известное нам ЕЦБ. Автор описывает злоключения европейской валюты, которые во время издания книги (2013 год) занимали ведущие страницы мировой прессы. Главный корень бед - общая валюта при независимой финансовой политике и свободном движении капитала. Так не получится, невозможная троица. Я про это уже неоднократно писал, потому не буду углубляться.


Пустовато стало в башне после того, как съехал ЕЦБ. Но герою повествования в который уже раз не пришлось унывать. Из главным образом европейского учреждения он превратился в по-настоящему мировой банк. Американцы вступили, после более чем полувека "воздержания" в полноценное владение своей долей. Были приняты Китай, Россия и другие тяжеловесы мировой экономики. В башне работают около шестисот работников из полусотни стран мира. Банк по-прежнему процветает, получает миллиардные прибыли и пользуется колоссальным влиянием в мировых финансах, благодаря своим посредничеству и первоклассной аналитике. Его комитет по банковскому надзору сформулировал вот уже третью версию рекомендаций по банковскому регулированию, являющимися де-факто стандартов для всех мировых банков.


Напоследок Лебор рассказал пару историй про то, как Аргентина сложила в БМР существенную часть резервов, а после того, как "фонды-падальщики" отсудили себе часть казалось бы уже невозвратного аргентинского долга, им не удалось наложить лапу на эти резервы. Или про то, как БМР помог репатриировать деньги, наворованные нигерийским диктатором Абачей. Думаю, что несмотря на то, что кто-то может быть недоволен такой практикой, время показало, что полагаться на даже уважаемые мировые державы в наше время может быть неосмотрительным. Венесуэла сложила своё золото в Лондоне, и теперь пожинает плоды своей беспечности, не имея возможности получить его обратно - Великобритания, признав всё ещё не добившихся успеха путчистов,  не отдаёт. Вот если бы Чавес хранил золото в БМР, у Мадуро не было бы этих проблем.


К сожалению, актуальная "золотая" тема не нашла много места в книге. Что ж, со времени выхода прошло уже семь лет, кое-что изменилось.В эпоху падения доверия к непрестанно теряющим вес валютам золото переживает ренессанс в сердцах инвесторов. Вот и в вышеупомянутой третьей версии рекомендаций БМР больше не считает золото рискованным активом и засчитывает золотые резервы по 100% рыночной цены, а не по 50%, как раньше.

Свою значительную роль на золотом рынке БМР за последнее время только укрепил, нарастив свой запас почти до 400 тонн. Это примерно столько же, сколько у Тайваня или Португалии. Вызывает, однако, вопросы, о каком золоте при этом идёт речь - о физическом или "бумажном", т.е. сертификатах и прочем. Всемирный золотой совет говорит о всего лишь сотне тонн на балансе БМР, сам же Банк приводит цифру в 750 тонн, в которую точно входит "бумажное". Именно неосведомлённость всего мира о том, сколько на самом деле физического золота находится в подвалах главных действующих лиц мирового рынка служит питательной почвой для манипуляции цен. Ведь тот же БМР может выписать определённое количество "золотых" сертификатов, а насколько они на самом деле обеспечены - знает только сам Банк, и покупателю приходится опираться лишь на доверие к нему. Эти сертификаты торгуются на биржах, влияя на цену золота. Я уже много раз читал, что отсутствием контроля обеспеченности сертификатов злоупотребляют для занижения цены. Если это окажется правдой, настоящее физическое золото способно в один прекрасный день "пробить потолок", в то время, как бумажные сертификаты в значительной мере обесценятся.


В целом автор  относится к Банку Международных Расчётов с неодобрением. Он недоволен тёмным прошлым БМР, его скрытностью, его закрытостью от простых смертных. Когда руководители центробанков встречаются раз в два месяца в его стенах, пресса молчит. На это можно, однако, возразить, что есть вещи, которые на широкой публике оглашать нельзя. Ещё больше он недоволен неподотчётностью Банка ни одному правительству. Конечно, в этом есть недостатки. Но есть и преимущества - главным образом меньшей (но не полной) зависимостью от политики. В-третьих Лебор выступает за то, чтобы Банк тратил больше на благотворительность. Я думаю, главной причиной недовольства автора является не всё это, а некотороя зависть к чужому успеху. Миллиардные прыбыли не дают спать по ночам потенциальным конкурентам - акулам лондонского Сити. А уж представлять БМР как заговор мировых банкиров - это смешно. Ведь члены собраний приезжают каждый из своей страны, и в своей стране они подотчётны своим же гражданам. Можно быть недовольным независимостью Европейского Центрального Банка, но нельзя утверждать, что в своих действиях это учреждение выступает в каких-то чужих интересах, а не в интересах граждан европейских стран. В чём я действительно согласен с автором - это в том, что утверждать, что деловые интересы, свободные от политики - это всё равно, что утверждать "пчёлы против мёда". Работники Банка - граждане своих стран, что неизбежно порождает определённое лобби. Исторически это лобби было немецким и американским. Пройдёт время - и кто-то ещё будет продвигать через БМР свои интересы. Но таким изъяном страдают многие международные организации. Увы, история не предложила ничего лучшего.


Если честно, я ожидал больше от этой книги. Очень хорошо описав процессы тридцатых-сороковых годов, и осветив хитросплетения жизней и карьер деятелей того времени автор при приближении к нашим дням потерял фокус. Видимо, трудно найти материал - деньги, а вернее банкиры, любят тишину. Но на то он и журналист, чтобы нарыть что-то о том, что скрыто. К сожалению, касательно современности, у Адама всё больше спекуляций, чем фактов. Можно сколько хочешь возмущаться секретными практиками, но злого умысла вскрыть при этом не получается. Во всяком случае у меня.

Показать полностью 2
41

Один из самых любимых авторов в жанре остросюжетного детектива

А начну я издалека. С автором я познакомилась, примерно, год назад, когда мне выпала его книга "Багровые реки". По данному произведению был снят одноименный фильм, который, уверена, знаком многим. Фильм, бесспорно, прекрасен, однако как и во многих подобных случаях - не дотягивает до первоисточника.
Романы Жана-Кристофа это отдельный вид искусства. Его персонажи прописаны настолько детально, что действительно веришь в их существование. Каждая страница, будто несет совсем не вымысел, но реальную историю. Автор большой любитель детальных описаний. Да, многим подобное нравится, ведь это помогает выстроить четкую визуализацию и почувствовать настоящее погружение в происходящее. Иногда, зачитываясь описаниями, в голове вспыхивал вопрос: сколько же автор путешествовал? Ведь такую детализацию из головы взять просто невозможно.
Что касается построения повествования: могу сказать с полной уверенностью. У вас даже предположений не возникнет кто виновник всего того, что творится в книге! Вот даже близко не догадаетесь.
Да, я люблю Шерлока. Да, я обожаю Пуаро.
Но чем цепляет Гранже, так это новыми лицами, в которых влюбляешься снова и снова. Каждый его детектив и полицейский - воплощение мужества, со своей страшной или печальной судьбой. Очень тяжело описать то, что я чувствую к его персонажам. Любовь, переживания, привязанность, дикое нежелание расставаться...
Мастерски закрученный сюжет. Не похожий ни на что. Нечто новое и вдохновляющее. Запутанные лабиринты расследований, безумно странные обстоятельства, в которых происходит действие... Все это запутывает читателя, и заставляет думать. Но прочитав уже вторую книгу, я понимаю, что пытаться догадываться - тщетно. Мои предположения даже близко не были там, где оказалась реальная разгадка происходящего.
То, что мне не понравилось, так это странное пристрастие автора влюблять своих героев в откровенно отбитых женщин. Может, конечно, не во всех романах проскальзывает подобное, и мне очень хочется на это надеяться, но что в "Присягнувших тьме", что в "Багровых реках" это присутствовало.
Теперь, что касается самой книги: сюжет очень захватывающий. Весь сюжет построен на борьбе добра со злом. Спойлерить не хочется, поэтому ничего конкретного по сюжету говорить не стану. Ибо в процессе чтения придется не раз сомневаться и задаваться разными вопросами по поводу вмешательства в дела героев сверхъествественного. И это просто прекрасно!
Могу лишь сказать, что с каждой прочитанной страницей, с каждой разгадкой, приблежающей вас и героя в ответам, вы будете безгранично поражены. Книга до конца держит в напряжении и желании докопаться до истины вместе с героем. Повторюсь: герои в романах прописаны так отчетливо, что вы начинаете испытывать к ним привязанность. И это добавляет еще большей атмосферности происходящему! Обещаю: сюжет вас поглатит, герой станет для вас лучшим другом, а концовка приведет в шок.

Один из самых любимых авторов в жанре остросюжетного детектива Книги, Чтение, Рецензия, Мысли, Мнение, Длиннопост
135

Еще одна чудесная антиутопия

Считается, что библиотекари днями напролет сидят в библиотеке и читают книги. Не буду спорить с этим утверждением, не без этого:) Помимо культурно-менеджерско-просветительско-обслуживающей работы, у нас все-таки остается некоторое время на чтение. Это с одной стороны интересно мне, с другой стороны - полезно для самих читателей, ведь самый часто задаваемый вопрос, (который мне уже снится) - "Что почитать?!". Я работаю в одной молодежной библиотеке и страстно люблю с прыщавого подросткового возраста антиутопии. Уже, казалось, все перечитала, и тут удача - в руки попадает свежее издание о тлене, боли и упадке мира.


“История пчел” - это роман-антиутопия о балансе и его хрупкости. В центре повествования находятся три истории разных людей, на первый взгляд, ничем друг с другом не связанных, кроме пчел. Англичанин Уильям из XIX в. глубоко разочарован в браке и единственную отраду видит в своем первенце Эдмунде, игнорируя всех дочерей. Он подавлен из-за своей несостоявшейся блестящей карьеры и бременем несет свою семейную жизнь и работу в магазине. Лишь его намерение сделать универсальную модель улья пробуждает мужчину к активным действиям. Американец Джордж - наш современник - скромный трудолюбивый пасечник, довольный жизнью и браком. Он переживает о том, как пчелы пережили зиму, и почему его сын Том так отдалился от него. Китаянка Тао живет в 2098 году, где никак пчел нет. Из-за исчезновения насекомых в мире будущего людям приходится самим вручную опылять растения, чтобы производить хоть какую-то часть продуктов утраченного сельского хозяйства. Тао с мужем воспитывают трехлетнего сына, пока однажды с мальчиком не приключилось несчастье. Теперь Тао готова пожертвовать всем, лишь бы докопаться до истины - что же случилось в тот роковой день.


Синдром разрушения пчелиных семей, вокруг которого завязан сюжет романа - реальное явление, которое происходит прямо сейчас. По невыясненным до конца причинам рабочие пчелы покидают ульи, оставляя маток, пчел-кормилец и запасы еды. Проблема распространяется по всему миру, и существуют незавидные прогнозы будущего без пчел.


В романе автор показывает нам три исторических среза, в первом из которых вместе с Уильямом мы видим, как люди стремятся изучить пчел и найти наиболее выгодное с ними взаимодействие. Во втором срезе Джордж становится одной из жертв Синдрома - дело всей его жизни пропадает, тает на глазах, и нужно решить - сдаться или пытаться всё исправить. В третьем срезе мы видим последствия катастрофы. Ведь из-за связи всего со всем люди лишились не только меда, но и фруктов, овощей, молока и многого другого. Все достижения науки и техники направлены на точечное восстановление продовольственных ресурсов.


“История пчел” - это роман-предупреждение, который одновременно и дает надежду, и заставляет чувствовать безысходность происходящего. Но если отвлечься от главной идеи книги, останутся три интересных истории из разных времен, которые в равной степени приятно читать, следя за судьбами главных героев. Эту книгу вы вряд ли будете цитировать, но само прочтение принесет удовольствие - главным образом, своей изящной простотой.

В общем, советую-советую!

Еще одна чудесная антиутопия Книги, Рецензия, Антиутопия, Все тлен, Безысходность, Библиотека, Пчелы, Посоветуйте книгу
Показать полностью 1
225

О дивный новый мир. Олдос Хаксли. Аудиокнига.

О дивный новый мир (Прекрасный новый мир) - фантастический роман-антиутопия английского писателя Олдоса Хаксли, написанный в 1932 году.


Действие романа разворачивается в Лондоне далёкого будущего (в 26 веке нашей эры). Люди на всей Земле живут в едином государстве, общество которого - общество потребления. Отсчитывается новое летоисчисление - Эра Т - с появления Форда Т. Потребление возведено в культ, символом потребительского бога выступает Генри Форд, а вместо крестного знамения люди «осеняют себя знаком Т».


Люди не рождаются естественным путём, а выращиваются в бутылях на специальных заводах - инкубаториях. На стадии развития эмбриона они разделяются на пять каст, различающихся умственными и физическими способностями - от «альф», обладающих максимальным развитием, до наиболее примитивных «эпсилонов». Дети с момента зачатия готовятся к тем видам труда, который должны будут выполнять. Люди низших каст (будущие чернорабочие и обслуга) специально отупляются, их эмбрионы угнетаются этиловым спиртом и выращиваются с применением метода бокановскизации (почкование зиготы с целью её многократного деления и получения десятков однояйцевых близнецов). Для поддержания кастовой системы общества посредством гипнопедии людям прививается гордость за принадлежность к своей касте, почтение по отношению к высшей касте и презрение к низшим кастам, а также ценности общества и основы поведения в нём. Ввиду технического развития общества значительная часть работ может быть выполнена машинами и передается людям лишь для того, чтобы занять их свободное время. Большинство психологических проблем люди решают с помощью наркотика - сомы, который не вызывает абстинентного синдрома, но убивает потребляющих его к возрасту около 60 лет. Благодаря достижениям медицины, к этому возрасту люди не успевают состариться и умирают молодыми и красивыми. Даже смерть они встречают весело, беспрерывно развлекаясь музыкой, телепередачами и наркотиками. Вместо нравственности людям с детства во сне внушаются примитивные гипнопедические установки на потребление, коллективизм и гигиену, например: «Сомы грамм - и нету драм!», «Лучше новое купить, чем старое чинить», «Чистота - залог благофордия», «А, бе, це, витамин Д - жир в тресковой печени, а треска в воде».


Института брака в описанном в романе обществе не существует, и, более того, само наличие постоянного полового партнёра считается неприличным, а слова «отец» и «мать» считаются грубыми ругательствами (причём если к слову «отец» примешан оттенок юмора и снисходительности, то «мать», в связи с искусственным выращиванием в колбах, едва ли не самое грязное ругательство). Уроки сексуального воспитания и сексуальные игры обязательны для всех детей, а взрослые ведут беспорядочную половую жизнь и смотрят в кино порнографию. Все это считается залогом психического здоровья: ведь по учению Фрейда, детско-родительские отношения и сексуальные запреты вызывают неврозы, поэтому и были устранены как вредные. Для нестерилизованных женщин обязательна контрацепция и уроки мальтузианства. В жизни общества ликвидировано все возвышенное и вызывающее сильные чувства: любовь, религия, высокое искусство, свободомыслие и фундаментальная наука. Все это имеет свои плебейские заменители: безопасный секс и наркотики, культ Форда, индустрию массовых развлечений, внушение стереотипов без подлинных знаний и осмысления. Почти все люди счастливы примитивным, гедонистическим счастьем. Книга описывает жизнь различных людей, которые не могут вписаться в это общество. Ими становятся те, кто не усвоил всеобщий коллективизм и у кого развились индивидуальность и самосознание.


В 1958 году, спустя почти 30 лет после выхода первой книги, Хаксли публикует её нехудожественное продолжение: «Возвращение в дивный новый мир», в котором он рассуждает, насколько приблизился или отдалился наш мир от описанного в романе 27-летней давности. О. Хаксли приходит к выводу, что мы движемся к концепции «дивного мира» намного быстрее, чем он предполагал.

В книге он анализирует, почему это происходит, например, как перенаселённость (с момента написания первой книги население планеты увеличилось на 800 миллионов) может привести к образованию тоталитарного режима. Не меньшую роль он уделяет наркотикам и подсознательному воздействию, сравнивает способы пропаганды Геббельса и современные способы «промывки мозгов» через телевидение.

В последней главе этого сочинения Хаксли предлагает меры, которые, по его мнению, смогут предотвратить переход от демократии к тоталитаризму, описанному в книге «О дивный новый мир». Именно эти идеи ложатся в основу его последнего романа — «Остров».

Показать полностью
234

Мы. Евгений Замятин. Аудиокнига.

Фантастический роман-антиутопия Евгения Замятина, написанный в 1920 году.


Действие романа разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».


Роман построен как дневник одной из ключевых фигур гипотетического общества будущего. Это гениальный математик и главный инженер новейшего достижения технической мысли - космического корабля «Интеграл». Государственная Газета призвала всех желающих внести вклад в написание послания жителям далёких планет, которые должны встретиться будущему экипажу «Интеграла». В послании должна быть заложена агитация за создание на их планете такого же блистательного, абсолютного и совершеннейшего общества, какое уже создано в лице Единого Государства на Земле. Как сознательный гражданин, Д-503 (имён больше нет - люди названы «нумерами», гладко бреют голову и носят «юнифу», то есть одинаковую одежду, и лишь гласная или согласная буква в начале «нумера» указывает на принадлежность к женскому или мужскому полу соответственно) доходчиво и подробно описывает жизнь при тоталитаризме на примере своей собственной. В начале он пишет так, как обычно мыслит человек, пребывающий в блаженном неведении относительно любого другого образа жизни и общественного строя, кроме заведённого властями в его стране. Очевидно, что Единое Государство существует в незыблемом виде вот уже не одну сотню лет; и вроде бы всё выверено с безошибочной точностью. «Зелёная Стена» отделяет гигантский город-государство от окружающей природы; «Часовая Скрижаль» минута в минуту регулирует режим общества; все квартиры абсолютно одинаковы со своими стеклянными стенами и аскетическим набором мебели; действует закон «розовых билетов» и «сексуального часа», который гарантирует право каждого на каждого (чтобы ни у кого не было ни малейшей привязанности ни к кому); «Бюро Хранителей» обеспечивает госбезопасность и в случае казни уничтожает преступника с помощью особой машины мгновенно, путём превращения в лужицу воды; всемогущий правитель, называемый «Благодетелем», избирается единогласно на безальтернативной основе; искусство всецело служит делу прославления Единого Государства.


Тогда в Советской России роман не был опубликован: литературные критики восприняли его как злую карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего. К тому же роман содержал аллюзии на некоторые события Гражданской войны («война города против деревни»). В конце 20-х годов на Замятина обрушилась кампания травли со стороны литературных властей. «Литературная газета» писала: «Е. Замятин должен понять ту простую мысль, что страна строящегося социализма может обойтись без такого писателя».


«Настоящая литература может быть только там, где её делают не исполнительные и благодушные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики» (статья «Я боюсь»). Это было писательское кредо Замятина. И роман «Мы», написанный в 1920 году, стал художественным его воплощением. Во время революции и Гражданской войны автор был близким к левым эсерам, и это отразилось на произведении - например, «четвёртая революция», за которую борются повстанцы, отчётливо перекликается с концепцией «третьей революции» анархистов и левых эсеров.


Роман повлиял на творчество Олдоса Хаксли («О дивный новый мир») и Джорджа Оруэлла («1984»).

Показать полностью
57

Кобо Абэ. "Четвертый ледниковый период"

Кобо Абэ. "Четвертый ледниковый период" Что почитать?, Рецензия, Длиннопост, Научная фантастика, Антиутопия

" Толстые пласты ноздреватого ила на пятикилометровой глубине, неподвижные и мертвые, косматые, словно шкура допотопного зверя, вдруг вспучились, поднялись и сейчас же распались, обращаясь в кипящие темные тучи, гася бесчисленные звездочки планктона, роившиеся в прозрачном мраке.


Обнажилось изрезанное трещинами скальное основание подводной равнины. Из трещин, выбрасывая обильную пену, полезла вязкая, светящаяся бурым блеском масса и протянула на несколько километров скрюченные, как корни старой сосны, отростки. Продуктов извержения становилось все больше, исчезло темное сияние магмы, и уже только исполинский столб пара, бешено крутясь и разбухая, беззвучно и стремительно поднимался сквозь тучи взбаламученного ила. Но даже этот столб бесследно исчезал задолго до поверхности, растворяясь в неимоверной водной толще.


Как раз в это время в двух милях к западу проходило курсом на Иокогаму грузопассажирское судно. Когда корпус его внезапно содрогнулся и заскрипел, это обстоятельство не вызвало ни у команды, ни у пассажиров никакой тревоги. Они ощутили лишь мимолетное недоумение. Вахтенный офицер на мостике не без удивления отметил стаю дельфинов, испуганно выпрыгнувших из воды, а также мгновенное, хотя и незначительное, изменение цвета моря, но и эти явления не показались ему заслуживающими специального упоминания в судовом журнале. В небе расплавленной ртутью сверкало июньское солнце.


Между тем неуловимое колебание воды — зародыш гигантского цунами — уже катилось в океанских глубинах к материку волнами невероятной длины и со скоростью в двести семьдесят километров в час."



Кобо Абэ. "Четвертый ледниковый период"



Эта книга оставляет гамму противоречивых ощущений и некоторое неопределенное количество загадок, оборванных в кульминационный момент концовки. Личные впечатления до конца не определены из-за сбоя в показаниях внутренних приборов определения положительных и отрицательных черт художественных произведений.



Здесь явно прослеживаются черты антиутопии, научной фантастики и странного покрова из едва ли не мистической предопределенности, которая предугадывает любое движение главного героя по запутанной дороге осознания нескольких неотвратимостей грядущего для всего человечества.


Показалось так же, что книга пропитана странной и отчужденной любовью к морю, скорее всего, явной для жителя далекой Японии, но выглядящей немного не к месту в наших реалиях.



Произведение самобытное и явно не предназначено для массового читателя. По мере продвижения по сюжету автор ставит новые и новые вопросы, открывает одну за другой сюжетные линии: начинает разговор об удивительных изобретениях, вроде машины предсказаний под названием "МОСКВА", переходит к целому детективному расследованию ученого, работающего на секретную организацию по созданию такой же машины. Затем мы следуем за повествованием в дебри мыслительных экспериментов и пространных рассуждений, затем - видим подробные описания настоящих генетико-медицинских экспериментов над человеческой сущностью.



Меня почему-то не покидали ощущение некой эксцентричности в запутанной истории, где никак не получается уловить суть, будто бы в одной книге собраны несколько небольших историй, которые немного перемешаны и оборваны на самом интересном моменте, да так, что возникает ощущение, что кто-то просто не подклеил оставшиеся страницы, которые бы привели хоть к какому-нибудь завершению нескольких сюжетов.



Первая половина выглядит странно, по отношению ко второй, где и происходит основное действие.



Сначала всё сосредоточено на долгих рассуждениях о предопределенности и том, как абсолютно верные предсказания могут повлиять на будущее. Чуть погодя добавляется история об убийстве, как создается ощущение, совершенно постороннего человека, которое чет-то тайным очень важно для героев.


Вторая часть - начинается с серьезного упора на психологию и прогностические рассуждения о чем-то предрешенном, почти что фаталистичном. И, конечно, рассказывает о заговоре по созданию совершенно новой расы идеальных существ на базе несовершенного человеческого материала, который должен послужить лишь первым шагом на пути к жизни после изменения облика планеты.



Некоторые линии сюжета сплетаются воедино, но это почти не заметно по ходу повествования.



Книга пессимистична по своему настрою. Приведу несколько цитат, которые мне запали в память: "Не знаю, на скольких столбах держится мир, но по крайней мере три из них — это, наверное, темнота, невежество и тупость".


"Программирование есть не что иное, как превращение качественной реальности в реальность количественную".


"А смятение сродни невыразимо грустному отчаянию, какое бывает во сне, когда превращаешься в духа, паришь под потолком и смотришь сверху на собственный труп".



Степенное повествование перебрасывает читателя от главы к главе, но оставляет после каждого прочитанного абзаца одни лишь вопросы: что есть выбор, если всё спрогнозировано не ошибающимся механизмом? Как далеко можно зайти в подозрении окружающих, если уже не ясно, кто из них играет в свою собственную игру, где ставка - преобразование всего общества? Что значит жить так, как недоступно простым людям? Где пролегает граница дозволенно в прямом вмешательстве в эволюцию?



Произведение подойдет тем, кто любит недосказанность, порождающее размышления о путях развития человечества в непостоянном мире; кто задумывался, что же значит творить новое вопреки всему; для тех, кто придерживается или интересуется теориями заговоров, скрывающих грядущие катастрофы; тем, кому интересно слушать пространные диалоги о недосягаемом будущем. И да, если пришелся по нутру "Остров доктора Моро" - данная книга так же может быть рекомендована к прочтению.

Показать полностью
90

Герберт Уэллс. "Когда спящий проснется"

Герберт Уэллс. "Когда спящий проснется" Что почитать?, Герберт Уэллс, Научная фантастика, Антиутопия, Рецензия, Длиннопост

"Он словно бы изнемог и замолчал. Исхудалой рукой он потер себе лоб. Затем продолжал, будто разговаривая сам с собой:

- Я одинок, скитаюсь по свету и нигде не нахожу себе места. У меня нет ни жены, ни детей. Кто это назвал бездетных мертвым сучком на дереве жизни? У меня нет ни жены, ни детей, никаких обязанностей. Никаких желаний. Наконец я нашел для себя дело. Я сказал себе, что должен это сделать, должен побороть свою вялость. Я начал принимать лекарства. Боже, сколько истребил я этих лекарств! Не знаю, приходилось ли вам чувствовать когда-нибудь тяжесть своего тела, как оно настойчиво требует от нас внимания, сколько берет времени... Время... Жизнь! Ведь мы живем урывками; мы должны есть, и после еды появляется ощущение приятной сытости или же неприятной. Мы должны дышать свежим воздухом, а не то наш разум цепенеет, заходит в тупик и проваливается в бездну. Тысячи разнообразных развлечений, а затем нами овладевают дремота и сон. Человек, кажется, живет только для того, чтобы спать. Какая незначительная часть суток принадлежит в действительности человеку даже в самом лучшем случае! А тут еще эти ложные друзья человечества, эти пособники смерти, алкалоиды, которые перебарывают естественную усталость и убивают сон: черный кофе, кокаин...


- Понимаю, - заметил Избистер.


- Я делал то, что хотел, - продолжал незнакомец с раздражением в


голосе.


- И теперь за это расплачиваетесь?


- Да.


Оба собеседника некоторое время молчали.


- Вы не можете себе представить, до чего мне хочется спать; это похоже на голод, на жажду. Все эти шесть бесконечно длинных суток с тех пор, как я кончил свою работу, у меня в мозгу водоворот, бурный, непрерывный, хаотический поток мыслей, ни к чему и никуда не ведущий, стремительно засасывает меня в бездну. В бездну, - добавил он, помолчав."



Герберт Уэллс. "Когда спящий проснется"



Герберт Уэллс - известнейший писатель-фантаст начала двадцатого века, который всемирно признан, в первую очередь, по следующим книгам: "Война миров", "Человек-невидимка", "Остров доктора Моро", "Пища богов".



Когда-то добрался до "Когда спящий проснется" и теперь созрел к резюмированию общих впечатлений.



Гений Уэллса проявляется во всех аспектах этого произведения. По сути, он выстроил полноценную ретрофутуристическую альтернативную историю развития человечества с зачатками киберпанка, не уступая Р. Брэдбери, А. Кларку и другим именитым авторам в детализации окружения, общественных отношений и технологий далекого будущего. Как всегда, постараюсь описать книгу без раскрытия сюжета, может быть, найдутся люди, которые ещё не успели это прочесть.



Книга предлагает историю Грэхема, простого человека, который однажды заснул на два столетия, а когда очнулся - оказалось, что его заочно привели на вершину мира, с чем ему и придется теперь разбираться, как заложнику обстоятельств. Общество, страны, технологии - все поменялось, в сравнении с девятнадцатым веком, в котором засыпал главный герой. И ему предстоит пройти крайне непростой путь, где почему-то в нем все окружающие видят то спасителя, равного живому божеству, то невероятную угрозу, которую следует устранить любым способом.



Книга сочетает в себе черты антиутопии и утопии, ведь первоначально автор показывает нам картину искусно скроенной иллюзии благополучия вокруг Спящего, но затем довольно быстро переходит к реальному положению дел. И вот уже не столь ясно, кто из персонажей является пешкой, которой можно пожертвовать во имя высоких целей, а кто ферзь, отправляющий на смерть подчиненных, не считаясь ни с чьим мнением. Здесь в довольно плотный клубок сплелись политические интриги вокруг Спящего, размышления о справедливом мироустройстве, психология толпы, отчаянные попытки понять, что происходит в столь поменявшемся мире.



История быстро бросается в настоящий ураган событий, быстро переходя от одной картины к другой. Тут нашлось места гигантской воздухоплавающей технике, многоуровневым городам, странным группировкам людей, разделенным на закрытые касты, непонятным увлечениям рабочего класса, подковерным интригам, полноценной подпольной организации и, наконец, масштабному противостоянию по всё планете. Книга перебрасывает нас по главам, не давая расслабиться, герой, зачастую вместе с читателем, откровенно недоумевает, пытаясь вникнуть в изменившейся миропорядок, новые системы исчисления, непростые истории окружающих людей, найти самого себя в безумной круговерти.



Г. Уэллс, как создается впечатление, не обошел ни одной злободневной темы. Здесь есть описания диктатов религий и монополий, взрывоопасное неравенство социальных групп, проблемы внедрения технологий и замены рабочих на автоматы, противостояния простых людей и специальных отрядов, что власть натравливает на любых нарушителей порядка, вопросы ответственности за принятые решения и расплаты за ошибки, дилеммы массового образования и невежества.



Автор хорошо показывает, сколь различен замысел о лучшем устройстве общества на Земле и его воплощение в действительность. В повествовании сплелись многочисленные размышления о социалистическом и капиталистическом пути развития мира, прямое противоборство идеологий, мысли о том, на что должно равняться человечество и во имя каких целей стоит идти на жертвы.



Произведение многогранно и до сих пор ощущается как нечто невероятно увлекательное. Здесь отлично рассказано о человеческих пороках и надеждах, передан жестокий реализм беснующийся толпы и отчаянные попытки власти удержать контроль, хорошо описано множество непохожих историй второстепенных персонажей, выживающих в стремительном мире(почти что Ян-Ях), каждый - со своим набором убеждений.



Уэллс, как хороший знаток человеческих устремлений и внутренних противоречий, показывает, как мало нужно основной массе жителей планеты для счастливого существования, как легко направить людской поток в нужное русло, как люди готовы на отчаянные действия, когда ускользает выстраданное годами тяжкого труда призрачное предвкушение положительных изменений. И после прочтения остается один вопрос: где пролегает грань, за которой сотворенная идеальная цивилизация может в мгновение превратиться в кипящее море противоречий.



С этой книгой вполне можно начинать читателю любого возраста знакомство с жанром "антиутопия". Его так же можно рекомендовать всем, кто желает погрузиться в историю противостояния идей, мир, где масштабная война затронет все слои общества в порыве давно назревшей революции.



Конечно, многие моменты из данной истории вполне могут показаться устаревшими, но другие - являются фантастикой до сих пор. Главное то, что идеи, заложенные в основу произведения, до сих пор могут увлечь странным предчувствием чего-то сокрушительного и тем самым - бесхитростно жестокого, где за всем переплетением задумок скрываются и по сей день актуальные теории.

Показать полностью
363

Совкопанк (Союз нерушимый)

Привет, пикабу!

Не так давно моя история об СССР будущего (Начало здесь: http://pikabu.ru/story/rassledovanie_4342310 ) привлекла внимание пикабушников. Народ затребовал продолжения и за полгода рассказ был развёрнут в полноценную книгу. Рабочее название несколько раз менялось (Расследование, Совкопанк, Страна советов), но в итоге полная версия вышла под названием «Союз нерушимый».


Спасибо тем, кто ждал и поддерживал)


Полную версию книги в fb2 можно скачать тут: https://vk.com/tovarish_siloch?w=wall-43635076_1775


Приятного чтения!


Всегда ваш,


Товарищ Силоч.

Совкопанк (Союз нерушимый) Панк-Рок, Киберпанк, Фантастика, СССР, Творчество, Книги, Чтение
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: