-4

"Движение"

Блестящий маятник покачивался из стороны в стороны, разносясь по комнате щелкающим смазанным механизмом звуком, так приятным для слуха любителя рукоделия и занятий по технике.

Тяжелые железные цепи стали менее натирать запястья рук, перед этим оставив раскрасневшиеся следы на коже, и пару не представляющих угрозы кровоточащих царапин, только остро ноющих при соприкосновении с тканью, развернутой подо мною, и закинутыми выше головы ногами в высоких, черных, кожаных сапогах. Поразмышлявшие доктора решили не снимать обувь, ради сохранения температуры тела, как они, без робости и профессиональных соображений, проговорили друг другу в моем присутствии.

Комната была полупустая, голые белые стены, частично истерзанные ближе к полу периодическими перекатываниями носилок, раскарябывавшие краску и штукатурку, бросая тянущиеся полосатые отпечатки колес и кусков материалов на полу. Желтовато-мертвенная отвалившаяся ветка дуба, случайно влетевшая в прорезь форточки и решетки, принималась чахнуть, и покрываться чернеющими сухими пятнами на листьях.

Сколько времени прошло с моего прибытия — не знаю.

Лежа в горизонтальном положении, прямо смотря в потолок и втягивая свободный запах за оконных деревьев, чувствуя повышение градусов в теле и обильного потоотделения от жара, не выпускаемого одеждой, в голове приходят в движения различные по природе мысли, готовые скрутить мозг в колкую спираль.

Привидевшийся мне на минуту вид комнаты стал растекаться в моей голове, подобно воде, пролитой на шарообразную поверхность.

Сохранился ли тот изначальный вид ее, или что-то уже изменилось? Не успели ли перевезти мое растянувшееся и прижатое к койке тело в другую палату? Моя голова шипела и раскалывалась, пытаясь получить ответы у органов восприятия, однако они верно пытались до шептать праведную информацию, так требуемую моему сознанию.

Только отпечатался образ комнаты, такой глухой и сырой.


Около прижатой головы, с шоркающими и постукивающими звуками послышались шаги, в дальнейшем резко замолчавших на неопределенном расстоянии, закрывая проникающие линий солнечного света, откидывая длинную тень выпрямившегося человека в головном уборе.

Поскрипывание пододвигающего стула, и недолгая слышавшаяся бумажная суета закончилась щелчком кнопки шариковой ручки.

Постепенно прекращал звучать живо движущийся механизм часов, что спустя минуту заставило меня догадаться и принять, как дверь со страшным тризмом в заржавелых петлях стала закрываться, и тем самым закрывать за собой звук успокаивающих щелканий.

В помещении воцарила тишина.

Тень человека оставалась неподвижной, за исключением вибрирующей головы, до этого поворачивавшаяся из стороны в стороны, пока окончательно не направила свой взгляд на меня.


-Вы видите что-нибудь?

Вопрос прозвучал коротко и спокойно, но мое не вполне здоровое состояние заставило выплеснуть ужасающие эмоции в голову. Из пят ног пропал бывалый жар, уступая место хлынувшему с сердца холодному страху.

Почему он это спросил, и почему я так боюсь, - эти мошкующие вопросы метались в моей голове, когда я отлично все знал.


-Нет. - ответом слетело с моих сухих губ.

Даже губы в одночасье высохли.

Что делать?

-Вы кашляли кровью. -умеренным голосом продолжил пришедший. -Нам пришлось отстранить четверых обслуживающих.

На тени мелькнула переворачивающаяся страница, лицо же медленно опустилось смотря вниз, при этом меня не покидало ощущение укрепленного взгляда на мне.


-Ваша фамилия Холдман? Правильно?

-Да.

-Кхм. -задумчиво промычал он. -Тогда так и запишем в списке.

-Что за список?


Перестав писать, спрашивающий поднял голову.

-Когда последний раз были движения?

-Как я понял, вы про те тени, мой не просвещенный друг? -с внезапной ухмылкой сказал я, все также придерживаясь индифферентного тона в речи.

Последний раз «движения» имели место шестнадцатого ноября, по отчету моей шипящей думалки в черепе.

Тяжелая рукоятка автоматического скарификатора успешно выполняла всю тонкую работу, результатом осуществляющая ввод веществ препарата. Острая, сверкающая на свете светоточечных ламп, игла, уверенно протыкала эластичную полость кожи, вливаясь в желоб мчащихся кровяных телец.

Эффект инъекции приходилось ждать как минимум час, явно отражающийся на лице принимающего, и его повышении потоотделения.

Словно по увековеченному ритуалу — человеку запрещали снимать верхнюю одежду, пить охлаждающую и желанную жидкость.

По не обоюдной договоренности они все ждали реакции в его глазах...

«Движениям» присуща чудовищная деформированность контуров тени прилагающегося предмета, привязананность к не менее чудовищным событиям, являющихся фееричным олицетворением внутренних кошмаров человеческой души. Подступающие предчувствия этих фантасмагорических видений вынуждают кровь набирать обороты под грудной клеткой, виски пульсировать в непрерывных колебаниях, а глаза напрягать все допущенные возможности зрения.


По не обоюдной договоренности они ожидали раскола...

______________________________________________________________________________________________________

*Первая моя публикация трудов писательской деятельности. Критика принимается. Это проба, и мне надо знать, продолжать ли данную историю.


**Написанное полностью принадлежит мне, и является творением долгих фантазий и размышлений.


© Войонов К. А., 2020 (хе)

"Движение" Литература, Проба пера, Фантастика, Ужасы, Длиннопост

Дубликаты не найдены

0

Кровь из глаз от орфографии и пунктуации.