-15

Двадцатое место. Автор Александр Гоффе

Двадцатое место. Автор Александр Гоффе Путилково, Красногорск, Мортонград, Утопия, Антиутопия, Фантастический рассказ, Авторский рассказ, Длиннопост

1.

Окна квартиры выходили на стройку. Многоэтажки росли с каждым днём выше и выше, закрывая вид на долину реки. Больше не было видно ни деревьев, ни оврагов – только серые необлицованные ещё дома и строительная техника. Пойме совет муниципальных депутатов и застройщик уже давно вынесли приговор. Зелёные луга должны были превратиться в очередной жилой комплекс.

Трое независимых кандидатов в муниципальные депутаты сидели за круглым столом в квартире одного из них, окружённые сторонниками и инициативными группами. Велась бурная дискуссия.

На кону стояло ничто иное, как двадцатое кресло депутата от округа. Остальные 19 были заняты лоббистами застройщика, поэтому, окончив препирания друг с другом в сети, кандидаты решили встретиться и обсудить перспективы борьбы. Стоял поистине базарный галдёж. Ответ держал действующий муниципальный депутат Кроликов.

- Так значит, если я правильно, собственно, понимаю, ты проголосовал за замену Культурного Центра очередной 25-тиэтажкой? – кандидат в депутаты Смогин знал куда надо бить. – И ты говоришь, что это часть некоего плана?

Последовал гул со стороны группы поддержки кандидата Смогина. Кроликов хотел было что-то ответить, но его сторонники начали активно обвинять двух других депутатов в чём-то ещё. Было так громко, что особо смекалистые вернулись обратно бодаться в социальные сети. Кандидат в депутаты, чьё имя было утеряно в истории, постоянно вёл в своём блокноте записи и молчаливо наблюдал за обсуждением.

- Послушайте, - произнёс громко депутат Кроликов и поднялся с табуретки, оперевшись на стол, - я голосовал против КЦ, да, но, как я и сказал – всё это было частью плана. Я пытался выбить некие блага не только для Поилково, как это делаете вы двое, а для всего округа, потому что мои избиратели – весь район, а не только ваша пресловутая деревня. Это политика, тут чудес не бывает. Да и вообще, у нас вся страна застроена ещё совком этими ДК и кому они сейчас нужны?

Молчание. Недолгое. Смогин взревел и набросился на Кроликова через стол.

- Чудес, говоришь, не бывает? – удар – Чудес, да?- удар.

Чудо произошло позже тем же вечером.


2.

Монорельсовый трамвай парил над Поилковской многополосной магистралью. Вдоль дороги были высажены аккуратно стриженные деревья и клумбы. Юрий Будь смотрел на мельтешащие внизу машины через стеклянный пол монорельсового трамвая. Он думал о скором интервью, обещающего быть, пожалуй, лучшим в его карьере. Последние годы только и говорили о «Смогинском чуде», а сам муниципальный депутат только и успевал давать направо и налево интервью, чтобы освещать проблемы Поилково в СМИ. Юрий может и не стремился бы так ехать на разговор с депутатом, если бы тот внезапно год назад не закрылся от любого общения с прессой. Никто не знал, с чем это может быть связано. Поговаривали, что от переутомления депутата Смогина сразила некая болезнь, но папарацци фотографировали его спокойно прогуливающегося по улицам и разговаривающего с жителями района. Как бы то ни было, разрешение на интервью получил только Юрий Будь, что, несомненно, привлекло внимание буквально всей страны. Просмотры на Ютубе, монетизация, да и поговорить с этим Смогиным интересно.

- Давно ли вы видели настоящие дирижабли? – произнёс откуда-то сбоку приятный, с небольшой нераздражающей хрипотцой, мужской голос.

Будь посмотрел в окно слева и увидел огромный зелёный дирижабль, несущий объёмную турбину. На сиденье перед журналистом уселся мужчина среднего возраста со светлыми волосами, прямыми чертами лица и глубокими ярко-зелёными глазами. Одет он был в жёлтый пиджак, под которым была чёрная рубашка без галстука, чёрные вельветовые штаны, а на ногах сидели отполированные жёлтые ботинки. Юрий в мыслях прозвал уже мужчину «стилягой» и не смог сдержать уголки рта от улыбки. Мужчина, как будто не заметив усмешки, продолжил говорить:

- Эти турбины очищают воздух, поглощая пыль со МКАДа и магистрали, - он указал на стеклянный пол и Будь машинально посмотрел туда, на магистраль, - чудо ведь, не правда ли? Дирижабль, благороднейший транспорт по моему скромному мнению.

- Почему благородный? – Юрия заинтересовала мысль жёлто-чёрного человека.

- Ну посмотрите же на него, - мужчина достал из нагрудного пиджака чёрный платок и, как показалось Будю, наигранно протёр стекло окна трамвая, - этот транспорт не пытается победить природу, он парит благодаря самому обычному гелию, не разрывает небо, как это делают самолёты, не шумит как вертолёты: дирижабль – просто искусственное облако, который ещё и пользу приносит и не нарушает гармонию природы и её ласковую тишину.

«В этом что-то есть. Странный мужик»

- Вы из местных?

- Ой нет, что вы. Я очень занятой человек. Постоянные поездки, романтика общения с незнакомцами.

«Балабол»

- Я еду на встречу, - продолжал мужчина, - мне назначена встреча с гражданином Смогиным, давненько я его не видел.

Дирижабль скрылся из вида. Они подъезжали к станции «Поилково». Прозрачные колонны возвышали платформу на высоту десятиэтажного дома. Сама платформа была огорожена живой изгородью, которая цвела всевозможными красками. Посреди платформы возвышалась скульптура дерева с гордо-раскинувшимися ветвями и стилизованными под листья солнечными батареями.

Трамвай медленно подъезжал к платформе.

- Я как раз у него сегодня беру интервью, - ответил журналист.

- Ах, тогда всё встало на свои места! Вы же тот самый интервьюер известный.

Юрий Будь улыбнулся. Он не очень-то и верил, что мужик в жёлтом его не узнал. Чёрно-жёлтый посмотрел прямо на Будя своими зелёными, ядовитыми глазами и произнёс:

- Знаете ли вы, что все ваши собеседники – лжецы. Бесконечные в своём самолюбовании, тщеславные лжецы. Маленькие люди, взлетевшие высоко, которые молятся только о том, чтобы всё это не потерять.

«Ну вот, псих, отлично»

- А Смогин такой же? – пытался поймать жёлто-чёрного в ловушку журналист. Проанализировав ситуацию, Юрий сделал вывод, что мужик этот какой-то старый приятель Смогина, и теперь, унизив предыдущих гостей программы, подведя их под одну гребёнку, жёлто-чёрному придётся выходить из ловушки, которую тот сам и себе и подстроил. Будь был собой доволен.

- О, ну Смогин птица совершенно другого полёта. Хоть он и тщеславен, посмотрите на всё это вокруг.

Они вышли из трамвая, и Будь увидел всё Поилково как на ладони. Дома, соединённые друг с другом мостиками, многоярусные зелёные насаждения, ветряные мельницы, солнечные панели, водопады: Юрий Будь просто не мог поверить своим глазам. Он и раньше видел фото и видео и был готов, но в его голове всё равно не могло устаканиться, что прямо за МКАДом раскинулся город-сад, перекочевавший сюда из рассказов утопистов.

- Да уж, не каждый день такое встретишь, правда? – мужчина разглаживал свой костюм, - ну что же, думаю вам надо спешить, ответственное интервью, все дела.

Он протянул руку. Будь её пожал. К ним подошла миловидная девушка в строгом костюме.

- Юрий, здравствуйте, ваша съёмочная группа уже на месте…

- Стойте, - Юрий, прервав её, оглянулся, понял, что забыл спросить имя собеседника, но того уже и след простыл.


3.

Её давно перестали называть бунтаркой. Хотя эта её натура спорщицы может и не умерла окончательно, но прибывала в глубоком стазисе. В прошлом ярая противница Смогина – Мария не могла не замечать необъяснимые успехи депутата с самого избрания. Будто весь мир начал кружиться вокруг него. Началось всё с УК, которая внезапно без нажима начала выполнять все требования Смогина, потом «Вертолёт Девелопмент» внезапно отменил стройку гигантского ЖК и отдал все земли администрации, которая в свою очередь, разбила на этом пустыре парк с подогреваемым бесплатным бассейном. Мария искала подвохи постоянно, она связывала эти успехи с внезапной пропажей двух других кандидатов, но никаких ясных мыслей на этот счёт не было. С годами её пыл смягчился. Поилково превратилось в рай, и она уже смирилась со Смогиным. Соседи, кто помнил её непримиримую борьбу, поначалу косо на неё поглядывали, но, потом и они смягчились. «Среда правда влияет на человека»

Она собирала свежие огурцы и помидоры с грядки перед подъездом. Всё это высадила УК и ухаживала за насаждениями, а жители могли в любой момент взять столько, сколько нужно. Никто не пытался оборвать всё, и это Машу удивляло. Будто по веянию волшебной палочки у людей внезапно появилась порядочность и уважение к окружающим. Но эти подозрения давно были забыты. Сегодня приходят гости и надо сорвать свежих овощей в салат.

- Доброго вам дня!

Мария повернулась и увидела перед собой мужчину среднего роста, одетого в чёрно-жёлтый классический, если это можно назвать «классикой» костюм. Его ядовито-зелёные глаза будто бы смотрели прямо ей в душу. Она выпрямилась, сняла солнцезащитные очки и поздоровалась в ответ. «Господи, что ему нужно»

- Вы любите истории, Мария? – он присел на шезлонг и ехидно улыбнулся.

- А вы, простите, кто. И откуда знаете моё имя? – Марию бесила такая фамильярность в людях.

- Мария, да вас весь район знает, не лукавьте. Моё имя тут совершенно не важно, я просто хотел бы вас пригласить вас от лица депутата Смогина вечером в культурный центр. Депутат Смогин сегодня расскажет удивительную, я бы даже сказал чудесную историю. Она будет вам по душе.

- Знаете, можете страдать фигнёй в другом месте, мне пора, - Машу уже начали немного пугать эти глаза и хрипотца незнакомца.

- Стойте, я понимаю, что у вас гости, но боюсь они не приедут. У них заболела кошка. Можете им позвонить и протянул старый кнопочный телефон.

- Вы знаете, мне правда пора, - отрезала девушка и быстро зашагала в сторону подъезда.

- Да, до вечера, бунтарка.


4.

Смогин явно нервничал, хотя и старался это скрыть. Юрий Будь чувствовал это в людях. Странно, конечно, видеть волнение человека, который раздал тысячи интервью, но журналист пытался увлечь диалогом депутата до съёмок, дабы разрядить обстановку. Смогин же отвечал односложно и постоянно смотрел в окно. Будь уже начал переживать, что материал получится отвратительным, но с началом съёмки Смогин будто преобразился. Их напудрили, повесили микрофоны. Начинаем.

Ю – Юрий Будь. С – Смогин.

Ю – Итак, мы сейчас находимся в Культурном Центре Поилково. Правильно ли я понимаю, что с него весь ваш путь и начался?

С – Да, действительно, много лет назад застройщик изменил проект с одобрения всех муниципальных депутатов. Вместо Культурного центра для нас и наших детей они решили засунуть туда ещё одну многоэтажку. Это было последней каплей.

Ю – То есть, проблемы были и раньше?

С – Вы бы приехали сюда зимой в 7 утра, увидели бы. Народ задыхался в этом человейнике. Все дворы в машинах, идиотские детские площадки, спортивные объекты спроектированы дибилами.

Ю – Я вот смотрел: до вашего избрания….

С – Давай на «ты».

Ю – До твоего избрания тут были два детских сада, школа, какие-никакие спортплощадки.

С – Этого всего было катастрофически мало! Сам посуди. Государство призывает нас рожать, растить нацию россиян. А как это делать, если оно само же вынуждает нас селиться в таком дерьме? Кем вырастут дети в бетонных коробках, не видя своих родителей из-за бесконечных пробок?

Ю – Я правда посмотрел ваш район и удивился. Общие бесплатные велосипеды, эти сады, блин, да даже в Европе такого нет. Как.У.Тебя.Это.Получилось?

С – Хехе, всё дело в восклицательных знаках и многоточиях. Чем больше вы их используете, тем быстрее реакция компетентных органов.

Молчание. Вся съёмочная группа, ведущий и депутат зашлись заливным смехом. Несколько минут безудержного хохота. Из-за осветительной техники послышались аплодисменты. Лицо Смогина моментально побледнело, а глаза моментально будто остекленели. Все смотрели на мужчину в чёрно-жёлтом костюме, который вальяжной походкой, держа в руках табуретку, направлялся в сторону Будя и депутата.

- Знаешь, а ведь про знаки действительно неплохая шутка, - он поставил стул между ними и сел, - но правдивая история куда интереснее, да? Позвольте вам её рассказать.

Будь начал оглядываться, ища глазами охрану, но увидел только застывших в разных позах людей.

- Слышали ли вы, Юрий, историю про трёх кандидатов на перекрёстке? – произнёс, смакуя каждое слово своей зловещей хрипотцой, чёрно-жёлтый, - позвольте я её вам расскажу.

Камера, направленная на них, снимала как двое, депутат и интервьюер, смотрели куда-то в сторону. Посреди комнаты стояла пустая табуретка.


5.

Борьба. Опять эта глупая борьба в моей голове. Сколько я уже выкурила сигарет? Заболела кошка у них, твою мать. Я не бунтарка больше. Плевать на Смогина, плевать на всё. Никуда я не пойду. Что это за история? Интересно. Но нет. Этот в псих в жёлтом, нахрен его. Я не бунтарка. У меня всё хорошо. Мне не интересно. Или?


6.

История про трёх кандидатов и перекрёсток.

Как-то решили три кандидата в депутаты сделать мир лучше. Но, так уж получилось, что многие негодяи этому сопротивлялись. К тому же, кандидаты не могли договориться как именно сделать мир лучше и кто именно будет это осуществлять. Конкурс за двадцатое место из двадцати свёл этих троих людей в бескомпромиссной борьбе. Они долго-долго поносили друг друга как могли, пока однажды не решились сесть за стол переговоров. Переговоры шли долго и усердно, но закончились, к сожалению, мордобоем. Устав от негатива, один из кандидатов предложил «вмазать по пиву на улочке втроём». Действительно, соображать на троих – очень древняя примирительная традиция. Они вышли на улицу, купили пиво и пошли на пересечение улицы и бульвара. Сели на скамейку и начали пить. На поверку – они оказались не такими же и разными, да. Все хотели сделать добро. Но только один был готов на всё. К подпитым депутатам подошёл некий незнакомец. Он вещал, что может подарить депутатство и успех в делах района, если каждый честно, не солгав, ответит на вопрос. «Только будьте честны передо мной и самими собой. Я чую ложь как запах тухлого мяса»

Вопрос же был таков: «Что ты на самом деле хочешь?»

Первый кандидат, думая о деньгах и вечной молодости, ответил:

-Хочу, чтобы наш район жил хорошо.

- Лжец, - сказал незнакомец и по щелчку его пальца первый кандидат застыл.

Второй кандидат ответил честно:

- Хочу денег и вечной молодости для себя и семьи.

- Банально, - незнакомец засмеялся и заморозил второго кандидата, -ну, а ты что скажешь?

Третий кандидат долго думал и произнёс:

-Я хочу, чтобы мои соседи, жители Поилково, были довольны моей работой.

- Чтож, желание по мне так глупое, но очень искреннее, ты говоришь правду, кандидат, я это ценю и готов тебе помочь, но за небольшую плату. Заключим же сделку? Условия простые: Во-первых, я забираю этих двух, во-вторых, я приду через пять лет в полнолуние и мне нужна душа журналиста, которых ты используешь в своей борьбе, ну а в-третьих, через пять лет в полнолуние не должно быть ни одного недовольного поилковца, слышишь, ни одного. В замен я дам тебе дар убеждения, который поможет тебе во всех твоих депутатских начинаниях.

- А если я не выполню какой-либо из трёх пунктов? Что будет?

- Я заберу твою душу, кандидат. По рукам?

- По рукам.

- Подпиши здесь, пожалуйста.


7.

Юрий Будь смотрел на жёлто-чёрного. Тот закончил свой рассказ. «Что, мать вашу, происходит?»

- Не думай так громко, - сказал мужчина в жёлтом и рассмеялся, - право, надо отдать тебе должное, Смогин, я думал приведёшь мне какую стажёрочку, а ты привёл мне долбанного Будя, да тебя просто не остановить.

Жёлто-чёрный посмеялся опять. Смогин смотрел в окно на полную луну.

- Я выполнил все условия, - тихо произнёс депутат, - забирай их и уходи.

Будь моментально воспламенился. Через минуту Юрий Будь стал просто пеплом.

- Все условия? Тааак, давай считать: тех двоих я забрал, журналиста забрал, недовольные…

- И как ты будешь это проверять, а? – закричал на него Смогин, - по квартирам ходить?

- Нет. Достаточно найти одного, -произнёс женский голос из-за прожекторов.

Мария вышла к ним.

- Я всё слышала. Слышала, как ты отдал демону три души, заметь, чужих, чтобы, видите-ли, соседушки были довольные. Так вот, лицемер, посмотри на меня хорошенько! Я недовольна, понял?!

- Маша, пожалуйста. Не надо! – Смогин бросился к ней, - ты же видишь сколько я всего сделал! – он начал гореть, - они закатают всё Поилково в асфальт без меня! Вам никому, ничего, никогда не было нужно! Вы могли только критиковать, только… ааарррр

В комнате остались только Маша и жёлто-чёрный. Он протянул ей открытое пиво. Она хлебнула.

- Это моё решение, - наконец произнесла девушка.

- Несомненно, -произнёс в ответ демон.

- Район правда закатают в асфальт? Всё исчезнет? – спросила Мария.

- Посмотри на себя и своих соседей. Вы готовы жить хорошо всегда. Вопрос цены редко кого интересует, не правда ли? Вы наслаждались прекрасным городом-садом, раем на земле, в то время как человек этот рай вам всем преподнёс на блюдечке, даже ценой своей и не только души. Вы палец о палец не ударите, чтобы сохранить его, вам будет лень кататься в администрацию, писать жалобы, перекрывать трассы, прочее и прочее.

- Но стоит ли рай хоть одной человеческой души?

- Прощай.

Мария долго стояла на месте, отвечая на свой же вопрос. Ответила и пошла домой.

Двадцатое место. Автор Александр Гоффе Путилково, Красногорск, Мортонград, Утопия, Антиутопия, Фантастический рассказ, Авторский рассказ, Длиннопост

PS Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Дубликаты не найдены

0

Футуристический рассказ. Минусы можно ставить здесь))