Драма на полётах

Великий русский драматург Денис Фонвизин давал персонажам своих пьес

такие фамилии, чтобы неискушенному читателю сразу было ясно, с кем он

имеет дело. Тарас Скотинин, например, был отпетым мерзавцем, а госпожа

Простакова - редкостной дурой.

Когда замполитом нашего батальона назначили капитана Дурнева, народ

сначала не придал этой своеобразной и красноречивой фамилии значения.

А зря.

Капитан Дурнев был дураком совершенным, законченным и своей

фантастической глупостью вызывал у офицеров некое извращённое уважение.

Обращались с ним так, как ведут себя родители юного дауна: стараются,

чтобы и занят был и головку не перетрудил, ну, а если, к примеру, лужу

на ковре сделает и начнет в ней кораблики пускать - умиляются: наш-то

Васенька, как царь Пётр на Плещеевом озере…

Поздним майским вечером я сидел в недостроенной беседке на точке. Полёты

закончились, основные средства я выключил, только посадочный

радиовысотомер продолжал отбивать поклоны. «Ну чего аппарат гоняют,

перелётчика, что ли какого ждут? - лениво подумал я, - ведь прямо на

дорогу светит, опять деревенские будут жаловаться, что у них герань на

окнах вянет и коровы не доятся. »

Жалобы сельчан, в общем-то, были справедливы: мегаваттный передатчик

молотил так, что неоновая лампочка в руке мерцала опасным оранжевым

светом, а стрелки у выключенных приборов таинственным образом

отклонялись от нулевой риски… Вдобавок, посадочный курс и направление

ветра на аэродроме почти всегда были такими, что высотомер извергал

трехсантиметровые мегаватты на соседнюю дорогу и деревню за дорогой.

Делегация аборигенов ходила к командиру дивизии с просьбой отодвинуть

полосу, но командир вежливо заметил, что гораздо дешевле будет

отодвинуть деревню или, в качестве паллиатива, накрыть ее заземлённой

сеткой.

После дневного грохота реактивных турбин на точке было необыкновенно

тихо, слышно было, как на соседнем болотце яростно орали сексуально

озабоченные лягушки, да временами с низким гудением пролетал толстый

майский жук.

Небо было усыпано яркими весенними разноцветными звёздами. Звёзды иногда

подмигивали; от этого казалось, что смотришь на громадный индикатор

кругового обзора, на котором не хватает только масштабной сетки…

Солдаты дежурной смены тоже собрались в беседке, никто не курил и не

разговаривал - после шумных и прокуренных аппаратных возвращаться в

душный домик никому не хотелось.

- Ну что, мужики, - начал я, поднимаясь, - пора спать, завтра первая

смена - наша…

- Трщ старший лейтенант, - затараторил вдруг дальномерщик Васька Манкуш,

- вроде едет кто-то!

Я обернулся. На дороге шатались столбы от фар дальнего света, но машины

видно не было.

- Чего-то быстро, это по нашей-то дороге! - удивился кто-то из солдат.

Дорога к нашей точке не ремонтировалась, наверное, с тех пор, как от

Москвы отогнали немцев. Казалось, что её долго и педантично бомбили. Без

особого риска к нам проехать можно было только на КРАЗе.

Внезапно к калитке подлетел УАЗик, из него стремительно

катапультировался Дурнев и, оттолкнув патрульного, гигантскими прыжками

понёсся к домику дежурной смены. Он был похож на громадного

взбесившегося кенгуру в фуражке.

Я поднялся навстречу.

- Товарищ капитан! За время моего дежурства происшествий не слу…

- Как не случилось?! Меня сейчас обстреляли!!!

- Кто?

- Не знаю! - взвизгнул капитан. Зубы у него стучали.

- Может, вы на стоянку заехали? Она уже под охраной…

- Нет! Я ехал по дороге, к вам, а тут - очередь!!!

- У меня на точке оружия нет… У патрульного - штык-нож, ну, у меня

пистолет…

Некурящий замполит рухнул на лавочку и попросил закурить, я дал ему

сигарету. Страдалец долго пытался попасть в огонек зажигалки, у него

тряслись и руки и губы. «Не обосрался бы он у меня в новой беседке» -

подумал я про себя, а вслух сказал: «Я пойду, машину вашу гляну». В

предвкушении интересного зрелища за мной потянулись солдаты.

За калиткой стоял командирский УАЗик. Знакомый сержант-водитель лежал

животом на капоте и дико ржал, дрыгая ногами. Никаких пробоин ни на

лобовом стекле, ни на радиаторе, естественно, не было.

- Ты чего учудил? - спросил я. - Пассажира твоего чуть Кондрат не обнял.

Кто стрелял-то?

- Жуки! - выдавил сержант и вновь рухнул на капот.

- Какие жуки?! Вы что с замполитом - клея нанюхались?

- Майские, трщ старший лейтенант, - объяснил водила, вытирая ветошью

слезы. Сейчас им самое время вылетать, а они как под высотомер ваш

попадают, сразу дохнут, ну и стучат по кабине, они ж большие… А трщ

капитан, когда стук-то услышал, на полик упал и как закричит: «Гони,

пропадём! »

- А ты?

- А чего я, - усмехнулся водитель - погнал…


(с) Кадет Биглер www.bigler.ru ★★★

23.09.2002

Классика юмора

10 постов52 подписчика

Добавить пост