75

Дорога в Иерусалим.

Крестоносцы, осаждаемые турками в Антиохии, уже перестали надеяться на удачный исход своего крестового мероприятия и потихонечку шабашили, кто от голода, кто от болезней. Вообщем картина Репина «Приплыли» вырисовывалась для них всем буйством красок, которое только можно себе вообразить, находясь под LSD.


Но тут, то ли от голодного припадка, то ли от напёкшего в голову солнца, а может, и действительно, по Божьему провидению, увидел как-то один крестьянин видение, что зарыто неподалёку копьё, которым римский солдат убил распятого Христа. И если найти это копьё, то удесятерятся силы крестоносцев.


Сказано-сделано, и в условном месте был найден ржавый гвоздь, который был объявлен чудо-артефактом. Уверовав в его силу, крестоносцы вышли за стены города, и несмотря на то, что выглядели они как шанхайские бомжи, но отмудохали на славу превосходящего числом противника.


После такой неожиданной победы, часть крестоносцев замутили брексит, оставшись в Антиохии, посчитав, что на Царство Небесное они уже себе навоевали и что второй раз такой финт ушами может не пролезть.


Надо сказать, что крестоносцы довольно часто оседали в захваченных городах ибо не все шли воевать за Папу и Веру, некоторые просто хотели улучшить своё материальное благополучие, ведь в Европе они были бедными. Многие, наполнив свои карманы, не спешили отправляться в Царство Небесное, а решали оттянуться ещё при жизни. Они прикинули, что с награбленными деньгами смогут устроить себе Рай прямо на грешной земле.


Поэтому когда крестоносцы подошли к Иерусалиму, то их осталось всего десятая часть от изначального количества, но отступать было тупо и крестоносцы приступили к штурму заветной цели.

Во время осады Иерусалима Готфриду было знамение какую именно башню городской стены штурмовать.


Пробив брешь, обезумевшие от осознания близости долгожданной цели крестоносцы ворвались в город и устроили там настоящую резню, не жалея не женщин, ни детей. Долгие дни лишений и страданий превратили их в зверьё.


Только через несколько дней удалось остановить побоище. Готфрид Бульонский был избран правителем Иерусалима. Его хотели короновать, но он отказался короноваться в городе, где Христос был коронован терновым венцом. Вместо этого Готфрид принял титул «Защитника Гроба Господня».


Однако почивать на лаврах крестоносцам было не судьба, ибо каждый чемпион вам скажет, что не так сложно завоевать чемпионский титул, как его удержать. Ведь турки приготовили камбэк...

Но об этом позже....

Дорога в Иерусалим. Рассказ, Авторский рассказ, Юмор, Черный юмор, История, Крестовый поход, Рыцарь, Туалетный юмор

Найдены дубликаты

+1

Камбэк через 88 лет, это раз и два - не какому-то крестьянину, а пророку всея первый круссейд - Петру Пустыннику. И не где то - а в Храме под плитами....а так - +

Похожие посты
72

Корона

«Я все смогу, я все смогу и все у меня получится», - думал Сер, пробираясь через заснеженное поле. Одет он был худо, очень худо. А королей в другом на испытание не отпускали, отпускали в том, в чем был одет самый бедный житель столицы. Отец Сера был правитель жесткий и видимо недальновидный, потому как досталось Серу совсем тоненькая одежонка для такой суровой зимы. Он шёл в тоненьких сапогах и казалось, что заледенелый снег вот-вот порвёт ткань и порежет кожу ног. Зубы нещадно стучали друг о друга, он уже давно перестал замечать этот звук. Снег был ослепительно белым, и глаза почти слезились от его яркости. Чем дальше от столицы, тем белее, ни копоти, ни следов повозок, бескрайность. Хотя, быть может слезятся у него глаза не из-за снега, а из-за того, что он болел второй день к ряду. Скудная еда (по тому же принципу ему выданная, как дневной паёк самого бедного человека в столице) кончилась примерно тогда же - пару дней назад. Дурацкие обычаи думал про себя, Сер. Жить всю свою принцову жизнь, чтобы однажды умереть от холода и голода. Но надо признать ему не повезло, что отец умер именно зимой, очень удобно для следующего после Сера - наследника престола, тот небось уже пару месяцев в тайне готовился к испытаниям, и теперь только осталось дождаться смерти принца - и все. А там дело за малым - найти пещеру королей и водрузить там корону, вулкан вспыхнет и дым его возвестит столицу, что король дошёл, прошёл испытание и возвращается домой. Конечно, к тому времени счастливчик в лучшем случае бредил в голодных судорогах и тогда к нему навстречу выезжала чуть ли не спасательная делегация, разворачивали лагерь, отпаивали, отмывали, откармливали, лечили беднягу и только потом он возвращался в столицу. И хорошо, если он не забудет этот опыт и будет помнить не только о богатствах своих и своих вельмож, но и о том, что однажды его сыну предстоит такое же испытание, и у него будет ровно столько, сколько у самого бедного человека столицы. И конечно первое, что делал каждый король - пытался избавиться от ненавистного обычая, но каждый раз иск в мэрию от короля поглощала беспощадная бумажная волокита и он умирал где-то там в недрах темных кабинетов под давлением беспощадной бюрократии. И вот обычай так никуда и не ушёл, а Сер оказался на мерзлой земле, уставший, обезумевший от голода, и мысленно повторяющий мантру: «я все смогу, я все смогу и все у меня получится». И у него неплохо выходило. Сначала он научился делать вид, что у него не мерзнут ноги, просто говорил себе, что ему тепло, что они совсем не немеют, и пальцы его не синие, после трёх дней, он увидел как мизинец его отвалился, хорошо, нога была застывшая, льдышка, и потому он не умер от кровотечения, рана практически не подавала никаких признаков жизни. Вся стопа была синей. Потом он придумал под каким углом наступать на ногу, чтобы не повредить ненароком остальные пальцы. Через какое-то время он нашёл палку и смог опираться на неё, как на костыль, но через некоторое время палка предательски заскользила по льду и он упал, больно ударившись о что-то твёрдое. Сил не было, они закончились тогда, когда он ещё верил, что выберется, нечаянно набредет на пещеру и все. Он ненавидел свой дикий народ за такие традиции, он ненавидел уже эту корону, которую держал в одной руке, он ненавидел себя, что согласился участвовать в этом испытании, что понадеялся, что ему поможет дядя и сможет незаметно помочь припасами, снастями, одеждой, но перед выходом за городские ворота он видел, как полицейская гвардия скакала в сторону дома дяди и он знал, ещё тогда знал, что того распутали, и что Серу ждать помощи не от кого. И тогда он мог отказаться, но он был зол, и даже по-детски обижен, а самое главное самонадеян, он подумал, что здоровье, его молодость и сила будут тут играть какую-то роль и он сможет вернуться, сможет довести это дело с запретом на испытание до конца, он сам лично готов ходить по всем кабинетам министерства и сделать так, как должны были давно сделать - убрать дурацкое испытание, эту дикость. Он будет первым, кто это сделает, он впишет своё имя в истории, и его наследники смогут спокойно один за другим восседать на троне. Но уже выйдя за ворота он подумал, что быть может погорячился.

Сер так и не встал после падения. Когда нашли его тело, оно было засыпано снегом, и на белый свет выглядывала голова, половина туловища, он держал корону перед собой.

- Он ею пытался себя откопать, - почти с благоговением сказал один служащий другому.

Он вытащил из замёрзших пальцев корону, не сразу, а сначала отрубив руку, а потом каждый из пальцев. От ударов топора на короне остались царапины. Свежие среди многих.


Иллюстратор, инста: @strange_art_kz
Корона Рассказ, Авторский рассказ, Страшилка, История, Крипота, Иллюстрации, Рисунок, Автор, Длиннопост
Показать полностью 1
373

Суд из-за неудобной упаковки презервативов

Время, когда мне придется выдумывать сюжеты, неумолимо приближается, но есть ещё правдивые неопубликованности. Вот одна из них. Опять же, клянусь светлой памятью моего разгула, всё так и было. ВСЁ.
У постсоветского повесы существовала только одна проблема – где взять временно свободную квартиру, комнату, дачу, коридор, угол. Поэтому наша жизнь 90-х представляла собой этакий яндекс-такси, только вместо свободных машин радар искал оставленную чьими-то родственничками жилплощадь с кроватью, ну, или без.
Иногда это можно было запланировать, ибо дачные обязанности старшего поколения неизбежны, как налоги и конец отпуска.
В один из таких благословенных позднеосенних дней мы с подругой были одарены квартирой на 13 часов.
Полноценным героем событий был мой первый автомобиль. ВАЗ-2105, купленный на деньги от каких-то непонятных махинаций с долларами и не более понятных уроков английского языка. Видела это машина многое… в основном 18+, но об этом в другой раз. Так вот, газуя от нетерпения, я прибыл в указанный квадрат. Машину припарковать удалось с обратной стороны дома, то есть до парадной (москвичи выругались в этот момент), повторяю до ПАРАДНОЙ нужно было идти. Эта подробность важна для визуализации мизансцены. Обойдя дом, я через 10 наносекунд был у двери, за которой обнадеживающе играла музыка. Встречались мы с подругой уже некоторое время, поэтому чай пить представлялось неуместной тратой времени и чая.
Я параноидально контрацептивен и пачка презервативов была со мной всегда, как у некоторых партбилет. Прелюдии пролетели как компенсированное время в финале Лиги чемпионов, и настал момент частично облачиться в латекс. Но латекс, сволочь, схоронился як Януковыч у Ростове. Нет, я правда хочу посмотреть в глаза Кулибину, который придумал полиэтиленовую обертку обычной пачки с тремя презервативами. Пока ее откроешь в ночи дрожащими руками, то, в зависимости от возраста, либо извергнешься, либо упадет то, что поднимали всем подъездом. Там есть такая узенькая хренушечка, ее нужно найти, подцепить ногтем, размотать… ну то есть все для людей, как руль в ВАЗ-2105.
Но нервы тогда у меня были из оптовлокна, и я спокойно подошел к окну, единственному источнику тусклого света: осенняя ночь брала свое. При луне я решил покончить с презервативщиной и через некоторое время, справившись со всеми задачами, выдохнул, мечтательно взглянул в окно и… превратился в тыкву.
Смотрел я на свою машину. Ее грабили.
Какой-то клошарского вида субъект спокойно стоял у открытого багажника моего корвета и лениво перебирал его содержимое. Также рядом с ним стояло ведро, очевидно предназначенное для моего бензина. Я натянул джинсы, свитер, визгнул что-то ошарашенной подруге и побежал вниз. Как я уже говорил, парадная, да, ПАРАДНАЯ, была с обратной от припаркованной машины стороны.
Обойдя дом, я привел дыхание в норму и приготовился к битве. Я был худ, хил и беспомощен, но горд, безрассуден и жаден. На улице не было ни души, только ваш попкорный слуга и вор. Увидел он меня сразу, но копаться в багажнике не перестал, чем испортил настроение вконец. Я ожидал от него постыдного бегства. Ан нет. Приближаясь, я думал, куда, а главное, как бить. В голове стучала мысль: «Возьми палку, Хон Гиль Дон хренов». Идея хорошая, но я бы сразу обозначил свои намерения, а так был шанс притвориться прохожим и неожиданно обрушиться на рейдера со всей яростью ограбляемого полуеврея. Когда до цели оставалось метров семь, преступник развернулся в мою сторону. В руках у него был пистолет.
Идея притвориться прохожим нравилась мне все больше, а вот «яростно обрушиться» – все меньше. Я невозмутимо прошел мимо налетчика, как будто всегда в это время суток и года прогуливаюсь по району в свитере и ботинках на босу ногу. Оставалось только спросить у товарища, как пройти в библиотеку. Глаза у гражданина были усталые, несчастные и пустые: бомж бомжом, но «Бог создал людей, а Кольт сделал их равными». Я понимал, что преступник – он такой же неудавшийся, как и вся его жизнь. Не менее очевидным было и то, что ствол – максимум пневматика, а может, и просто игрушка. Но стоило ли проверять это ради нищебродского содержимого моего багажника? Нет. Я прискакал обратно в квартиру и неистово встал (филологи, пардон муа) у окна, воришка как раз занялся бензином.
«Кинуть что ли в него томиком Чернышевского» – подумалось жертве насилия после разумного вопроса «Что делать?». Но тут на мое, воистину еврейское, счастье я увидел двух милиционеров, идущих с другой стороны кустарника, отделяющего парковку от аллеи. Чудо-чудное, диво-дивное. Истошным криком «машину грабят, ловите его» я включил свет в половине окон дома, но результата достиг. Двое с наручниками моментально продрались сквозь кусты и взяли преступника с поличным. Через минуту я присоединился к компании. Вора прижали к дереву, глаза его бешено вращались, рот скривился от готовности зарыдать.
– Твоя машина?
– Моя. Товарищ милиционер, у него пистолет!
– Пистолет! Ну все, б… Ты попал, это вооруженное ограбление, сядешь по полной.
– Я никому не угрожал! – заблажил подозреваемый.
– Угрожал? – обратился ко мне «злой полицейский».
– Вообще-то нет… – честно признался я. В глазах бомжа блеснула вера в человечество. «Добрый» милиционер обыскал преступника и достал из недр ватника пистолет.
– Это что???
– Пневматика…
– А если я тебе, сука, в глаз сейчас выстрелю?! – голос «злого» звучал убедительно.
– Значит, так, потерпевшему явно из-за тебя, козла, в отделении всю ночь сидеть неохота, нам ты тоже нахрен не нужен. Либо мы тебя сейчас в лесок отведем, отметелим так, что на морозе ты сам к утру коня двинешь, либо расскажи мне что-нибудь. – «Добрый» ткнул меня в бок и незаметно кивнул головой. «Злой» достал дубину и спросил у напарника:
– Есть чем рот заткнуть? Он же орать будет как свинья.
Бомж истерически залепетал:
– Мужики, да вы чего, да я ж только бензин слить хотел, чтоб бутылку купить, я пальцем никого не трогал!
«Злой» замахнулся дубинкой и рявкнул:
– Да тут у третьей машины за неделю бензин сливают. Заткни ему рот!
– Мужики, это я! Я во всем сознаюсь!
– С парнем, вон, договаривайся, пойдет он на тебя заяву писать?
Умоляющие глаза горе-преступника не оставили мне выбора.
– Поехали в отделение, дайте только документы возьму.
Через полчаса мы с клошаром сидели по разные стороны решетки в оживленном фойе местного отделения милиции. Еще через полчаса явился дознаватель и стал задавать различные неприятные вопросы, типа где я был в момент преступления, что делал и как все произошло. На вопросе «А чего ты в окно-то посмотрел?» я вдруг понял, почему так неуютно сидится. Презерватив был на мне… События развивались настолько стремительно, что мысли, точнее руки, до него не доходили. Зато теперь я только и делал что пытался понять, почему он не свалился и что будет, если свалится, когда я встану?
– Так, ладно, это не важно, давай составлять список украденного. Что было в багажнике?
– Кеды… – хмуро начал я перечисление своих сокровищ. – Футбольный мяч, домкрат, лопата, покрышка – вроде всё.
– Так, запишем… пытался украсть у Цыпкина Александра Евгеньевича кеды, футбольный мяч и т. д., чем нанес гражданину Цыпкину… так… ммм… значительный или незначительный ущерб?
Я был погружен в мрачные размышления о том, не начнется ли у меня на члене диатез от долгого сидения в презервативе.
– А как понять, значительный или нет?
– Ну не знаю… ты бы расстроился, если бы все это потерял?
– Да… Кеды хорошие… – пробурчал я, представляя, каково ЕМУ сейчас там в латексе.
– Очень бы расстроился?
– Очень.
– Так и запишем: «Нанес потерпевшему значительный ущерб».
Еще через час я был дома, подруга спала, а я изучал под лампой причину многих моих будущих, да и прошлых неприятностей. Еще через месяц меня пригласили в суд. За это время историю моего ограбления я рассказал друзьям, и парни с юрфака объяснили мне, что фраза «значительный ущерб» прибавила мужику пару лет к сроку. Не знаю, правда ли это, но чувствовал я себя Берией. Люди вагонами воруют, а тут из-за кед человека посадят.
На суде было многолюдно. Я уже не помню почему. То ли сразу несколько дел слушали, то ли мой преступник сознался во всех кражах в Петербурге, в общем, человек двадцать, не меньше, сидело в зале. Очередь дошла до моего эпизода. Судья зачитал (понятно, что текст я помню приблизительно):
– Подсудимый такой-то украл у потерпевшего Цыпкина кеды, футбольный мяч, домкрат, лопату и автомобильную покрышку, чем нанес потерпевшему ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, – громко отчеканила судья, – ущерб.
В зале раздались злорадные смешки. Я стоял с «нашим знаменем цвета одного», понимая, что вот так антисемитизм и рождается.
– Товарищ судья, а можно поменять показания?
– В смысле?
– Нууу…. ущерб незначительный.
Снова гадкие смешки в зале. Я продолжил рдеть.
Что было дальше, память стерла, приняли мои изменения или нет, я не знаю. Надеюсь, приняли. Кеды в багажнике, кстати, так и остались. Они уехали вместе с мячом, домкратом и лопатой к новому владельцу машины, что, как вы понимаете, нанесло мне значительнейший ущерб.
Разве что из-за этого никто не сел в тюрьму. Принципиальная разница.

Показать полностью
97

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN)

Очень часто биографы великий людей пишут, что уже при рождении было ясно, что новорожденное чадо далеко пойдёт. Однако, когда в 1763 году 52-х летний адвокат Анри Бернадот стал в очередной раз отцом, то к своему горю узнал, что родившийся сын дышал через раз и был похож на узника Дахау.

— Такие гуси не взлетают, - грустно сказала акушерка, и порекомендовала побыстрее крестить малыша и назвать каким-то наблатыканным именем, дабы мелкий в Раю не был лохом, а козырял крутым именем.


Родители послушались, назвали сына Жаном-Батистом и крестили его на следующий же день. Видимо мелкий решил, что с таким именем за жизнь стоит побороться, и, как полагает гасконцам, вырос задирой и забиякой.


Когда отец пошабашил, Жан-Батист здует в армию. Однако без дворянского происхождения шибко по карьерной лестнице не разгонишься, ведь скорее Тима Белорусских станет натуралом, чем безродный типок получит звание офицера во французской армии времён Людочки XVI.

Благо, вскоре грянула Великая Французская революция и карьера Бернадота поперла вверх как доллар в 2014 году. Через 5 лет гасконец уже капитан, а ещё через год — бригадный генерал. В 1797 году Бернадот знакомится с Наполеоном, но дружба не задалась, уж больно гасконец и корсиканец были на мнении о себе.


Вскоре Наполеон повстречал Жозефину и тут же добавил в игнор свою невесту Дезире Клари, дочь неприлично богатого папика. Бесхозными такие дамочки бывают ещё реже чем я попадаю в ноты, когда ору пьяный в караоке. Это прекрасно понимал Бернадот, поэтому сходу предложил чике зачехлить свою саблю в её ножны.

— Каков нахал!?!? - возмутилась Дезире и тут же согласилась, не устояв перед молодым и отчаянным генералом-гасконцем. Поскольку брат Наполеона женился на сестре Дезире, то после свадьбы Бернадот стал дальним родственником Наполеона.


Проявив лояльность к своему родственнику, Бернадот получил звание маршала и стал наместником Ганновера. Но не стоит думать, что язык Бернадота прописался в анусе Наполеона. Очень часто императору стучали, что гасконец подвергает критике указы и действия Наполеона. Благо, всегда выручала Дезире, к которой Наполеон относился с трепетом.


В 1809 году в Швеции на престол внесли короля Карла XIII. У деда уже начинались проблемы с кукухой, но это была не самая его большая проблема. Главный головняк был в том, что король не имел законных наследников, а в те лихие времена это была заявка на гемор размером с дирижабль. И вот, дабы предотвратить ненужные шведам анальные фрикции, а заодно и выразить респект Наполеону, решено было предложить Жану-Батисту Бернадоту стать наследником престола.


Наполеону такая идея понравилась и в 1810 году счастливый дедушка Карл обзавёлся наследником, усыновив Бернадота. На радостях дедок отправился играть в кубики, а Бернадот, сменив никнейм на Карл Юхан, начал управлять Швецией.


Когда в 1812 году стало ясно, что русская зима одолеет Наполеона, Карл решил сыграть в колобка и юхнул в антинаполеоновскую коалицию. Он воевал против французов в Битве Народов. Этот финт позволил шведам отхапать себе Норвегию.

В 1818 году пошабашил Карл XIII и Бернадот стал королём Швеции и Норвегии. Величали его Карл XIV Юхан. Именно он топил за шведский нейтралитет, а так же провёл овердохрена нужных и полезных как «Растишка» реформ. Созданная им династия до сих пор правит в Швеции. А это, на минуточку, более 200 лет.


Есть легенда, что когда в 1844 году прославленный и обожаемый своим народом король умер, то придворный врач обнаружил на его руке татуировку: «Смерть королям», набитую покойным монархом в революционной юности. Тогда Жан-Батист и представить себе не мог, что станет респектабельным королём и проживет гораздо более длинную и счастливую жизнь, чем сам Наполеон.

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, История, Биография, Швеция, Длиннопост
Показать полностью 1
34

Вельтмандер. Длиннопост не о шахматах

Наше агентство недвижимости только что переехало в новый офис в другом районе. Владелица агентства, эталонная блондинка на белом паркетнике, возлагала на переезд большие надежды.

Для меня общая экономическая ситуация после декабря 2014-го, застой на рынке жилья наложились на мою персональную тупость в риэлторском деле, и я вообще не понимала, зачем уже несколько месяцев сижу в офисе, хожу расклеиваю объявления, дружу с продавцами и покупателями и совершаю прочие положенные агенту движения, если толку от них пшик.

Все пришедшие одновременно со мной - и после - новички разбежались, кто через неделю, а кто через два месяца, я же, видимо, держалась за эту иллюзию занятости потому, что она отвлекала меня от неудачной любви. Неудачной потому, что не была взаимной. Несмотря на пару лет, оставшихся мне до сорока, в голову лезли какие-то школьные глупости типа исписать асфальт перед его подъездом. К счастью, в агентстве на них просто не было времени. Я так уставала, что не было сил заснуть; зато не думала о нём. А бывало наоборот, он снился, и я просыпалась, согретая этим сном.

*

Надежды владелицы оправдались, потенциальные клиенты стали гораздо чаще заглядывать к нам на консультацию, чем на прежнем месте. Однажды зашла пара - молодая полноватая женщина и парень с бегающими глазами. Их интересовало, стоит ли делать дорогой предпродажный ремонт, если квартира в плохом состоянии. Я заверила, что достаточно самых простеньких новых обоев и отмытых окон - главное, чтоб жилье не производило впечатления запущенного.

Мои посетители переглянулись. Было понятно, что денег на дорогой ремонт у них нет и не будет.

- Понимаете, сам дом-то хороший, элитным считается, - девушка назвала адрес, - там человек пожилой жил с дочкой, я единственная наследница. Узнать бы, хоть сколько примерно стоит двушка в таком доме?

Разумно возразив, что не глядя квартиры, никто им не скажет даже примерной цены и заодно посоветовав вывезти всю рухлядь старых хозяев, я напросилась посмотреть наследство.

Подъехав в назначенный час к ухоженному дому в зеленом квартале (рабочие как раз выносили мебель, сопровождаемые скорбными взглядами старушек на лавке), я увидела большую квартиру прекрасной планировки. Безусловно, с очень старой сантехникой и пожелтевшими обоями, загаженными тараканами, но...уже зная, что сами с двумя детьми они живут в панельной двушке со смежными комнатами, я не удержалась от вопроса, который задала мужу владелицы, - А почему бы вам самим сюда не переехать?

- Нас здесь соседи гнобят, не любят, - отмахнулся он. - Хотим на эти деньги купить трешку в спальном районе, пусть такую же убитую, но только не в этом доме.

- Неужели страшней соседей зверя нет? Вы выиграете от силы метров 6-7. Впрочем, дело ваше, - я сделала все необходимые снимки. Сфотографировала даже оставшийся комод темной полировки, похожий на тот, который когда-то был у моей бабушки, умершей 15 лет назад.

*

Прошло еще около месяца, прежде чем Ольга, наследница, рассчиталась с нотариусом за свидетельство о праве на наследство, подписала договор с нашим агентством, и я выставила квартиру в продажу.

Дом действительно был привлекательный, квартира продавалась по цене гораздо ниже обычной и люди не особо вглядывались в фото, выставленные на сайте. Было очень много звонков от желающих посмотреть, в итоге я забрала ключи и поехала показывать квартиру.

Приехала заранее и ошалела. В первый раз, пробежавшись по комнатам, озабоченная выбором ракурса для снимка, я не заметила ошеломляющей картины бесхозной старости и запаха тлена. Такое ощущение, что полгода, прошедшие после смерти хозяев, пол не мыли вообще. И еще полгода до. На паркете остались обозначенные черной грязью контуры шкафов. У входа в комнату прилипли к полу клочья газет, постеленных, чтоб не заморачиваться уборкой. На уровне рук грязные следы, видно, что старый человек передвигался, держась за стенку. Серые прокопченные окна распахнуты настежь. Пыльные книги и грампластинки свалены в углу.

Вторая комната, в которой, видимо, жила дочь, была почище. Посреди нее грудой лежали черно-белые фотографии.

Я схватила какие-то розовые рейтузы, нашла ведро и принялась отмывать паркет, пока не пришли покупатели, но их реакция была предсказуемо отрицательной, - Ой, здесь что-то сгорело, что ли? Запах такой....

Они ушли, я взялась звонить Ольге, - Понимаю, вам некогда, у вас грудной ребенок, но надо все это отмыть и вывезти оставшиеся вещи, особенно книги, от них затхлый запах. Или клининговую компанию вызовите, что ли.

- Конечно-конечно, мы в выходные приедем, ремонт сделаем, всё выкинем ...- заверила меня Ольга.

Через час был намечен следующий визит, уходить из квартиры не было смысла, и я решила навести хоть какое-то подобие порядка. На подоконнике валялись документы на имя Раисы Ивановны Мельченко, 1920 года рождения, я открыла стенной шкаф, чтоб убрать их - а там книг до потолка, причем всё какие-то "Теории шахматных окончаний", "Ошибки дебютов", биографии великих шахматистов...боже мой, и в выходные все это улетит в помойку! Шахматы были мне недоступны, я не владела стратегией игры и от этого еще больше уважала тех, кто умеет играть.

В городе есть шахматная школа, может, предложить им? Выйдя в интернет с телефона, нашла номер школы, позвонила, попыталась объяснить, что книги остались бесхозными после человека с фамилией Мельченко, очень жаль, если пропадут...

-Да, помним, старенькие такие, приходили, - мой собеседник произнес длинную немецкую фамилию, которая тут же вылетела у меня из головы. - Мы завтра в обед приедем заберем, если Вам удобно.

-Только коробки возьмите побольше, тут очень много книг.

Очередные потенциальные покупатели предположили, что в квартире держали нескольких собак. Я не стала их разубеждать и вернулась в офис.

Мне, конечно, приходилось бывать до этого в грязных заброшенных домах, но они были заведомо наркоманскими и уголовными, а тут человек, обладавший немалым интеллектом, получавший приличную пенсию - как можно было опуститься до такой ужасной смерти? Я не удержалась и поделилась впечатлениями с другими риэлторами, оказавшимися на месте.

- Представляете, полный шкаф книг и все по шахматам.

- Как, говоришь, фамилия? - переспросил один агент, немолодой мужчина.

- Фельдман...Вальдштейн... Не запомнила.

- Вельтмандер, - чётко произнёс он. - Первый мастер спорта по шахматам в республике. И единственный, наверное. Я у него занимался.

*

Шахматисты за книгами приехали вдвоём, и, пока один разбирал фотографии и документы, другой, помоложе, сказал: "Вам бы не попасть в неприятное положение. Наследница эта вообще ведь непонятно откуда взялась. Она их голодом заморила, дочь через неделю после его похорон умерла. Мы и в прокуратуру писали о возбуждении уголовного дела, подписи собирали по соседям, да что толку."

- Но ему ведь чуть не 94 года было, когда он умер, - возразила я, перелистывая толстую прекрасно изданную книгу "Формула вечной молодости", лежавшую на письменном столе. - Может, просто возраст?

- Ага, возраст. Он всё как конь бегал, я думал, меня переживет.

- Теперь уж у нотариуса всё оформлено, все свидетельства, не имеет значения.

Обсудив еще, почему он не эмигрировал, они забрали в три приема коробки с книгами и грамотами на имя Иоганнеса Гуговича Вельтмандера и попрощались.

Я осталась сидеть в парусиновом складном кресле посреди обломков чужой жизни. Надо было ехать показывать другие квартиры и звонить другим людям. Вместо этого я сидела и думала. Как если бы моя бабушка, почти сверстница Вельтмандера, умершая в 79 лет, прожила все эти годы. Я тоже приехала тогда из другого города оформлять наследство, познакомилась с будущим мужем и осталась. А иначе? Как сложилась бы моя жизнь? Были бы у меня эти дети или другие - с другими именами? Как странно проникать в грядущее, как в радиоактивный контейнер, наощупь, с закрытыми глазами угадывать...

Перебирая поздравительные открытки 30-тилетней давности... жена Вельтмандера, Раиса Мельченко, тоже была шахматисткой, умерла несколькими годами раньше...справку о реабилитации отца, Гуго Гуговича, за 1956 год, путеводители по городам Прибалтики, книги по кулинарии на немецком...

Папка из рыжего, будто промасленного картона. В верхнем углу незаполненный ярлык, слова с ятями. В ней довоенное семейное фото: муж, жена, два мальчика и женщина постарше. Еще один снимок на паспарту, черноглазая грустная молодая еврейка, надпись карандашом: "жена Фридриха". Большие фотографии стройки, на обороте - "Постройка Дома Советов Нарвского района, 1931."

Искать, обращаться в архивы - неважно всё теперь, когда людей нет и разрушен этот мирок, в который весточки из внешнего мира доходили только в виде грамот к юбилеям. Записки карандашом: " Папуля!..."Дочери Ирине было 64, она умерла от инсульта, у неё никогда не было детей, она не была замужем.

Общая тетрадь, последнее, что было в папке.

" Вельтмандер. Стихи. 1940-1941"

Страницы с выцветшими чернилами

"И вот опять тетрадка предо мной

лежит и смотрит беленьким пятном.

"Где каждый цвет таит мою любовь,

где каждый клен мои признанья слышит.

"Без сапог в носках дырявых,

В гимнастерке с видом бравым

Это дядя Мотя пьяный

Развалился на диване.

Ниже иллюстрация и авторский вердикт "глупо, тупо и неостроумно"

"К родным краям мой стих, лети,

Узнай мой дом, привет отдай

Неве родимой по пути.

"Я вспоминаю: в тишине аллей

мы шли вдвоем, нам пели соловьи.

"(24.12.1941)

Мы победим! Ведь не впервой

В истории страны родной

Народ наш исполин, герой

С германцами вступает в бой.

"After kiss of belover... (3.8.1941)

Я медленно иду домой,

Ночное небо надо мной....

Обложка из грубого картона с вкраплениями опилок, на ней в рамочке:

Цена 55 коп.

Продажа по цене выше обозначенной

карается по закону

Типография фабрики "Герой труда"

Стихи - признак не таланта, но беспокойной души, ценные уже тем, что уцелели - сколько таких тетрадок и воспетых в них любовей сгорело в огне войны - сотни тысяч? Как говорила бабушка, когда я перебирала ее старые, затейливо обрезанные фотографии, - "Красивыми мы не были, но уж молодыми-то были!"

Меня так и подмывало позвонить тому-кого-люблю, спросить, знакома ли ему фамилия Вельтмандер, ведь - вот совпадение - он много лет работает там же, где всю жизнь проработала Ирина Иоганнесовна, должен был застать. Но этот умный гордый мужчина не реагировал на мои - изредка - звонки. Я вообще не видела его в этом году, а уже июнь. Его дом - красивый, высокий, новый - в четырех кварталах отсюда, я заходила как-то во двор - чужая вселенная, где мне никогда не быть.

Ворох разноцветных эмоций. Серебристо-алые, много черных атласных мазков и темно-зеленых косых срезов. Лоскутки, золотистые и жарко-синие. Запутаешься в них. Платье не сшить, но шторы - от солнца, от ветра и шума. Скользящие, холодноватые - если долго-долго сшивать, думая о нем.

Нежеланная, как ребенок, любовь, роскошь, не доставшаяся тебе. Никому. Случайная как находка. Как чья-то потеря. А потом нашелся хозяин, забрал и пальчиком погрозил. По уши в стыд. Режущая мысль, что я не там и не с теми.

Может, пора перестать стыдиться своей любви, какая бы она ни была? Обвинять себя, его, ставить стены, отгораживаться бессмысленной работой. Как будто я не имею права на огорчения, на чувство несчастья.

Может быть, с точки зрения жизни, равной веку, как у Вельтмандера, жизни, которая дольше любых войн и эпох, ведь никто из нас не собирается умирать - эти полгода ничего не значат?

*

Если бы хлопоты шахматной школы возымели успех, кому бы отошла эта квартира - государству? Любовнице какого-нибудь чиновника? Неужели вообще не осталось никаких родственников? В соцсетях я нашла человек пять однофамильцев из разных городов, они не отозвались на мои запросы. Меньше всего хотелось расспрашивать о Вельтмандерах Ольгу.

Вместо этого я купила у нее комод (старше меня, без единой царапины) и такой же полированный стол, оправдываясь ностальгией - мол, у нас дома в детстве были точно такие же. Выпросила книги.

Спросила про соседей.

- Ой, они наговорят. Болели они оба.

Постепенно они сделали мало-мальский ремонт, соответственно подняли цену. Мне было уже неинтересно. Я ушла из агентства, уехала из города, в котором на торцевой стене шахматной школы большой рекламный коллаж. Есть там и фото И.Г. Вельтмандера. Не того несчастного старика в грязной квартире. Уважаемого всеми шахматиста в расцвете сил, чьи достижения легко найти в Википедии.

Между счастьем и несчастьем разница как между чистыми и немытыми стёклами. Вроде и свет пропускает, а вымоешь - боже мой, сколько солнца!

У меня есть дом в таежном поселке, мой запасной аэродром, необходимая вещь, когда летаешь и некому за тебя молиться. Деревенской зимой я добралась до книг Вельтмандера - в городе некогда читать.

Среди страниц нашлось заявление матери Иоганна Гуговича.

"В ПартКомиссию Лен.Обкома КПСС от жены Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, Вельтмандер Ента-Лея Вульфовны

Заявление

В связи с получением извещения о реабилитации моего мужа, Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, прошу рассмотреть вопрос о восстановлении Г.И. Вельтмандера в ряды КПСС посмертно.

30/05-57 г. Вельмандер Е.В.

При сем прилагаю справку Военной коллегии Верховного суда Союза ССР 20 апреля 1957 г. № 4н-024067/56, Свидетельство о браке № 131 Справку домоуправления б/н о нашем местожительстве в г.Ленинграде, и подробности его ареста.

В 1936 году ночью раздался звонок в нашу квартиру Набережная Рошаля 6 квар.29, так тогда называлась Адмиралтейская Наб. Вошел сотрудник НКВД и предложил моему мужу Вельтмандеру Гуго Ивановичу одеться и пойти с ним, одновременно взяв все его документы. Мой муж, прощаясь с детьми, мальчиками 15-16 лет, сказал: "Я скоро вернусь, я не был ничем запачкан и не буду запачкан, слушайтесь маму". Я часто ходила к уполномоченному, чтобы выяснить что-либо о его деле, но мне было сказано: "Вы не знаете и знать Вам не надо". Через некоторое время (точно не помню, слишком много прошло времени), как мне помнится, вечером мне позвонили по телефону и сказали, чтобы я привезла своему мужу тёплые вещи, так как его куда-то отправляют. Свидания я с ним не имела. Через некоторое время я получила от него письмо, и я ему послала одну посылку, которая ко мне вернулась. Больше я от него ничего не получила и ничего о нем не знаю. Когда я обратилась к уполномоченному, интересуясь его делом, мне сообщили, что он осуждён на 8-10 лет по 58 статье.

В 1937 году мне через дворника было сообщено, что вместе с детьми должна явиться в милицию с документами. Когда я пришла в милицию, у меня отобрали паспорт и документы и сказали, что в 5-10 дневный срок я должна буду покинуть Ленинград, обещая выслать документы к месту нашей высылки.

Через несколько дней пришел уполномоченный НКВД, конфисковал все имущество за исключением мелких вещей и вручил мне билеты на поезд, приказав дворнику помочь нам отвезти багаж. По приезде в Сарапул мне дали в НКВД справку о том, что я нахожусь в Административной высылке, по которой я ходила раз в неделю или в две недели отмечаться, и послали нас на работу за Каму на МТБазу, где я работала счетоводом, старший сын чернорабочим, а младший сын почтальоном. В 1938 году, будучи на работе, за мной приехали два сотрудника НКВД и увезли в тюрьму, где я просидела 2-3 месяца. После нескольких допросов меня освободили и сообщили, что причиной моего ареста и высылки является то, что я была женой Гуго Ивановича Вельтмандера.

В Отечественную войну старший сын мой Гуго Гугович Вельтмандер был на фронте, контужен, ранен, вступив в партию, был парторгом роты в чине сержанта. Имеет две медали за боевые заслуги. В настоящее время, после окончания Карельского института за время пребывания в Сарапуле, работает в г. Котла, Эстония в качестве директора школы.Окончил высшую партшколу в Таллине. Младший сын Иоганес Гугович, окончив в Казани фин.эконом. техникум, является мастером спорта СССР по шахматам и работает тренером, проживая в г. Ижевске, где совместно с ним проживаю и я".

*

Высылка спасла их от блокады, как странно, правда?

Всё пыталась вспомнить, откуда мне знакома Набережная Рошаля. Каверин, "Два капитана", дом со львами на проспекте Рошаля. Катастрофа "Норд-Оста" и доктор Рошаль.

Волна публикаций начала 90-х о репрессиях благополучно переросла в бесконечную лубочную стилизацию сериалов о том времени - сейчас, когда не осталось никого, кто мог бы оценить правдивость картины. Бабушка не читала книг и не смотрела фильмов о войне, говорила, что все они лживы. В конце тридцатых она была молодой судьёй, по другую сторону закона от Вельтмандеров.

Но, кажется, мы все заложники страны.

Показать полностью
736

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

У вас нет денег, ваши вассалы разгромлены, а союзники готовы вонзить нож в спину. Как воевать? Спокуха! Победить сильного врага можно, даже уступая ему в численности. Немного везения, грамотные манёвры и идиотизм противника творят чудеса. Даже в Средневековье, где всем рулит рыцарская кавалерия.


Битва при Бэннокбёрне — коли копьём английскую консерву


10 тысяч шотландцев vs. 25 тысяч англичан


Это, пожалуй, одно из самых раскрученных сражений Средневековья. Freedom! Scotland!, унижение англосаксов — в своё время это грело душу многим европейцам на континенте.


Помимо этого, сражение стало одной из точек отсчёта для «пехотной революции». Это когда плотный строй солдат, вооружённых длинным древковым оружием, делает рыцарскую конницу удобрением для близлежащего поля. Простолюдины мочат аристократов — во-первых, это прогрессивно. Во-вторых, какие перспективы открываются для найма массовых армий, которые по эффективности не уступают рыцарям, а главное — ими можно управлять!


Битва, меж тем, немного о другом.


Двадцать третьего июня 1314 года 25-тысячная армия английского короля Эдуарда II пришла спасать замок Стирлинг, который осаждало 10-тысячное войско самопровозглашённого шотландского короля Роберта Брюса. У Эдуарда II были свои виды на будущее Шотландии, и Брюсу там места не было.


Шотландцы, увидев огромную армию, сняли осаду и немедленно окопались. С фронта они были прикрыты речкой Бэннокбёрн и болотами. Вдобавок Брюс приказал выкопать ямы и рвы, чтобы задержать атаку кавалерии, — и очень вовремя.


Ужаленные в задницу собственным самолюбием феодалы — кошмар для любого полководца.


Рыцарский авангард англичан во главе с Робертом де Богуном без приказа атаковал шотландцев прямо через все эти болота, укрепления и говны.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Брюс лично зарубил де Богуна, чтобы не выпендривался. Ободрённые шотландцы сделали чардж, после чего пехота с копьями доказала своё эволюционное преимущество над сбившимися в неуправляемую толпу рыцарями. Так победой куража и грамотной позиции над тупостью закончился первый день битвы.


Наступил второй день. Английское войско форсировало Бэннокбёрн и продолжило своё наступление на Стирлинг через узкую равнину. С одной стороны от англичан были река и болото, с другой — лесистая местность. Именно из-за леса внезапно для всех и показалась шотландская армия. Небольшая молитва — и вот уже толпа шотландцев с копьями наперевес атакует англичан.


Армия англичан, так и не отдохнувших за время ночного перехода, растянулась на несколько километров и превратилась в неуправляемую толпу. Из-за начавшейся паники английские рыцари стали давить своих же лучников, а пехота побежала к болоту, где массово утонула. Посреди всего этого бедлама стояли шотландские шилтроны и шинковали бегущих.


Английская армия потеряла более десяти тысяч человек, оставшиеся разбежались. Роберт Брюс потерял четыре тысячи человек и захватил стратегическую инициативу в войне.


В 1328 году англичане признали-таки Роберта Брюса королём, а Шотландию — независимым королевством. И с горя пошли нахлобучивать Францию. Шутка.


Свою самую известную битву Брюс выиграл не из-за какой-то особой пехотной тактики или супероружия, а благодаря грамотному маневрированию, навязав противнику сражение в неудобной для того позиции. Характерно, что после его смерти в шотландской военной машине не нашлось достойного полководца. И подавляющее большинство битв с англичанами шотландцы феерически слили.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Битва при Моргартене — габсбургская ветчина по-швейцарски


1700 швейцарских ополченцев vs. 9 тысяч герцога Леопольда


Очень приятно резать Габсбургов, швейцарцы зуб дают. В 1314 году Фридрих Габсбург вознамерился «вернуть в семью» контроль за «лесными кантонами», утерянный в XIII веке.


Население трёх кантонов такие перспективы никак не устраивали. К тому же у самого могущественного из них — кантона Швиц — были земельные претензии к Айнзидельнскому аббатству. Габсбурги поддерживали местного аббата, что не добавляло швейцарцам любви к служителям культа. В 1315 году ополченцы из Швица захватили монастырь и разграбили его к чертям. Это стало последней каплей. Габсбурги получили повод примерно наказать попутавших берега горцев.


Девятитысячный отряд герцога Леопольда Австрийского бодро выступил в поход. Три кантона с трудом наскребли бы несколько тысяч ополченцев. Но тут ещё кантон Унтервальден решил саботировать военные усилия. В итоге против австрийцев выставили 1700 человек.


В открытом столкновении швейцарцам светила только бойня. Однако из опыта редких столкновений с имперскими феодалами ополченцы знали — на узких горных дорогах рыцарские армии становятся неповоротливыми и неуправляемыми. Тогда можно и малыми силами вырезать рыцарюг, если только устроить засаду в нужном месте.


Тем временем, согласно умному плану герцога Леопольда, австрийцы должны были уничтожить швейцарское ополчение внезапным ударом к северу от прохода Моргартен. Не выгорело. Прямо на перевале 15 ноября 1315 года швейцарцы устроили засаду.


Австрийцы оказались зажаты между горным перевалом и болотом. Узкая тропа, по которой они шли, была перекрыта со всех сторон, а за завалами укрылись ополченцы. Попытки рыцарей выбить швейцарцев из-за их укрытий закончились провалом.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Скученное на небольшой территории австрийское войско быстро превратилось в неуправляемую орду. Швейцарцы ударили со всех сторон и сражение превратилось в погром. Многие утонули в болоте. По словам хрониста, «людей герцога Леопольда просто резали как скот». Армия герцога Леопольда исчезла.


Победа при Моргартене создала Швейцарскую конфедерацию — три кантона заключили постоянный политический союз. Спустя некоторое время к Конфедерации потянулись города и кантоны швейцарского севера, которые были по горло сыты Габсбургами.


Но для истории важно другое. Вооружённые древковым оружием длиной по два-три и более метров, плотные построения ополченцев смогли отразить натиск рыцарской кавалерии.


Пройдёт не так много времени — и швейцарская тактика станет головной болью для любой рыцарской армии.


Битва при Ла-Рошели — огненный адьос английскому флоту


12 (по другим данным, 22) кастильских галер vs. 50 английских кораблей


Во-первых, это было красиво. Огромный английский флот горел на рейде Ла-Рошели.

Кастильский адмирал Амброзио Бокканегра с удовлетворением взирал на трупы утонувших британских моряков. Планам Эдуарда III по отвоеванию Гиени не суждено было сбыться. Вся его армия — десять тысяч солдат, около тысячи рыцарей и огромная казна для оплаты этой авантюры — оказалась захвачена или уничтожена французами.


К этой катастрофе англичане пёрли с настойчивостью носорога. Для начала они проиграли гражданскую войну в Кастилии. Пришедший к власти в 1369 году Энрике Трастамарский немедленно отрядил кастильский флот на помощь своим союзникам французам. В том же году французы начали боевые действия в Гиени. Войска в 1370 году возглавил Бертран дю Геклен — и английские замки стали сдаваться один за другим.


Ситуация на фронтах быстро двигалась от «твою же мать» к «ах ты ж ё!».


В 1371 году франко-кастильский флот приплыл к английскому побережью. Плимут, Дартмут, остров Уайт, Саутгемптон, Хастингс, Фолкстоун — не было такого крупного порта или гавани, которую бы не сожгли.


В ответ на такое непотребство король Эдуард собрал большую армию вторжения. Задачи были простые: вернуть Гиень и уничтожить флот противника. Двадцать первого июня 50 английских кораблей, вошедших в Ла-Рошель, были обнаружены флотом кастильского адмирала Антонио Бокканегра. Двенадцать лёгких галер против всей этой армады? Проще простого, когда во главе флота стоит генуэзец!

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Бокканегра просто ждал отлива. Двадцать второго июня тяжёлые английские корабли «наосы» оказались на мели. Подошедшие на расстояние выстрела галеры бомбардировали неподвижный английский флот. Десятки кораблей горели, команды остальных были в панике. Моряки и солдаты, спасаясь от огня, бросались за борт. Их расстреливали из луков, бомбард и арбалетов, они тонули. И всё это на глазах у потрясённого гарнизона крепости Ла-Рошель, которую осаждали французы.


Победа была оглушительной. Армия вторжения просто исчезла. Через два месяца французы взяли Ла-Рошель, а к 1389 году отвоевали практически все захваченные англичанами территории.


Но в 1415 году Генрих V доказал всем, что английскую угрозу ещё рано списывать со счетов.


Битва при Вернёе — высокое искусство скакать по граблям


9 тысяч англичан vs. 14 тысяч французов


«И вот пока у нас есть эти два пальца, мы — англичане — будем бить вас, французов, как угодно и где угодно!» — в 1424 году анекдот в очередной раз стал реальностью.


Положение дофина Карла, будущего короля Карла VII, было хуже некуда. Его власть признала только Южная Франция. Из плюсов было то, что великий король Генрих V, угробивший французскую армию и цвет европейского дворянства при Азенкуре в 1415 году, успел умереть. Минусом стала нехватка войск и жуткий страх — англичан боялись, как бича божьего.


Но тут фортуна улыбнулась французам. Они сумели в два приёма нанять более 12 тысяч шотландцев. В феврале 1424 года миланский герцог Филиппо Мария Висконти заключил союз с дофином и выслал ему на помощь две тысячи кавалеристов. Порыскав в сундуках, нищий двор Карла наскрёб средств ещё на несколько тысяч солдат. И вот с этой армией в 14 тысяч человек французы выступили в поход.


Первую пару недель всё шло хорошо. Мелкие крепости сдавались французам. Поймавшие кураж шотландцы и молодые французские дворяне требовали решительно наступать и мочить англичан прямо в их логове. Умудрённые английскими тумаками под Азенкуром их более опытные камрады пребывали в нерешительности. Повторять разгромный опыт никто не хотел. Но кто не рискует, тот не пьёт рейнское — и французская армия понеслась прямо вглубь английских владений. Вначале августа 1424 года она захватила крепость и город Вернёй на севере Франции. Тут уже последнему коновалу в обозе стало ясно, что грядёт жестокая драка.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Девять тысяч англичан под командованием Джона Бедфорда примчались под Вернёй 17 августа. И прямо на равнине рядом с городом два войска сошлись в жёсткой баталии.


Английские лучники спровоцировали атаку миланской кавалерии. Если Бедфорд надеялся на повторение Азенкура, то тут его ждал облом. Миланскому доспеху все эти лонгбоу и прочие валлийские вундервафли были нипочём. Ломбардцы доскакали до английских порядков и устроили лучникам лихую резню. Фланг англичан бежал. Французы обрушились на обоз и стали его грабить.


Катастрофа была близка как никогда, но тут у англичан появился шанс — и они его использовали на все сто. Вместо защиты обоза, они ударили в образовавшийся между кавалерией и французскими пехотинцами разрыв и в жёсткой рубке отбросили их.


Отступление быстро превратилось в бегство.


Неосмотрительно выдвинувшихся вперёд шотландцев окружили и тут же припомнили им все: и Роберта Брюса, и сожжённый Йорк, и набеги. Потом подтянулись стрелки обоза и началось избиение. Пока англичане геноцидили шотландцев, к месту бойни дотрусили миланцы. Взглянув на островные непотребства, сыны кватроченто умчались в закат.


Спустя час все было кончено. Англичане потеряли 1600 человек, французы — около восьми тысяч. Всё шотландское командование погибло. Были убиты почти все командующие французов. Главком граф д’Омаль вообще очень неудачно сбежал с поля боя — утонул во рву Вернея. Получился второй Азенкур, повторения которого французы так боялись.


Но удача всё-таки была на их стороне. Вместо того, чтобы устроить лихую атаку на французский юг и поставить жирную точку во всей войне, Бедфорд решил методично завоёвывать французский север и запад. Дофин получил время собрать новую армию, найти союзников и деньги. Потом и Жанна д’Арк подтянулась, и англичанам резко стало не до новых завоеваний.


Битва при Загонаре — профуканный шанс загегемонить Италию


8 тысяч миланцев vs. 12 тысяч флорентийцев


В 1423 году Филиппо Мария Висконти, герцог Милана, решил, что неплохо бы добавить к своей территории город Форли. Как раз тамошний владетель, перед тем как дать дуба, назначил его опекуном над своим малолетним сыном. Правда, это не понравилось вдове покойного. Начался спор хозяйствующих субъектов, и в итоге соседняя Флоренция, у которой тоже были виды на город, объявила войну Милану.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Так началась Ломбардская война, которая закончилась только в 1454 году. По одну сторону баррикад — Миланское герцогство во главе со знаменитым родом Висконти. По другую — рыхлый альянс Венеции, Флоренции, Папского государства, где каждый пытался урвать у зазевавшегося союзника замки и территории или на худой конец продаться подороже противнику.


Чего в этом было больше: типично итальянского характера или духа времени — не смог бы разобраться и сам Данте.


В феврале 1424 года флорентийцев разгромили у Форли. Тут бы многомудрым купцам и прекратить боевые действия, но Республика закусила удила и побежала жаловаться папе римскому.


Так на стороне Флоренции оказался гонфалоньер Церкви, то есть главком вооружённых сил папы, известный кондотьер Карло Малатеста. Опыта ему было не занимать: он уже полвека воевал то за Венецию, то за Флоренцию, то за Милан — короче, за любого, кто платит. Не кидал он разве что папство.


Миланцы после разгрома флорентийцев развили бурную деятельность в Романье. Захватили несколько городов и оказались в подозрительный близости от Флоренции.


Тут Висконти пришла в голову отличная мысль: а что, если захватить Флоренцию? Сразу же можно стать гегемоном Центральной Италии!


Республика с такими перспективами была резко несогласна. Малатесте быстро набрали большую армию (до восьми тысяч кавалеристов, около пяти тысяч пехотинцев и другие отряды) и отправили возвращать всё захваченное миланцами обратно. Так сеньор Карло летом 1424 года оказался под Форли. Взять город нахрапом он не смог, так что осадил по всем правилам науки — и тут же стал нести потери, потому что антисанитария, отсутствие гигиены, народишко, опять же, разбегается, поскольку прижимистая Флоренция деньги зажала... Однако умереть от тифа в траншее судьба ему не дала — в начале июля на горизонте показалась миланская армия.

Удача, полководческий талант и дурость противника: пять неравных битв Средневековья История, Война, Армия, Рыцарь, Франция, Англия, Италия, Длиннопост

Четыре тысячи всадников и столько же пехотинцев во главе с Анджело делла Пергола решили не искушать судьбу и вместо деблокады Форли захватили замок Загонару. В нём они благополучно и укрепились. Малатеста, настроенный на решительный мордобой под стенами города, такого гнусного манёвра не понял. Нарушив все приказы, гонфалоньер как ужаленный понёсся к Загонаре.


Утром 24 июля, после изматывающего марш-броска под сильным дождём, растянув всё войско длинной кишкой на несколько километров, Малатеста вышел к замку — и с разбега бросил в атаку кавалерийский авангард. Делла Пергола, увидав такой подарок, радостно перекрестился и ударил своей кавалерией во фланг наступающим флорентийцам.


Это был полный разгром. Миланские всадники нашинковали флорентийскую армию на ветчину. Те, кто вовремя не смылся, сдались. В плен попали сам Малатеста, практически вся пехота и три тысячи кавалеристов.


Перед Висконти буквально на блюдечке лежало блестящее будущее, которое герцог сам профукал.


Он начал решать, какому феодалу что из завоёванного отдать, вернул Малатесте его владения в Романье, загулял… — и оказалось, что Флоренция заключила альянс с Венецией.


Потеря Брешии в 1426 году уничтожила надежды Милана на тотальное доминирование в Италии. Впереди была изматывающая война, которая подарила истории целую плеяду замечательных полководцев: от миланца Франческо Сфорца до венецианца Бартоломео Коллеони.


Конечно, эпичные разгромы стотысячных армий небольшой ватагой храбрецов встречались только в придворных хрониках. Или когда профессиональное рыцарское войско громило крестьянские или городские ополчения. Но иногда удача и полководческий талант — вместе с дуростью противника — творили чудеса на поле боя.


Источник

Показать полностью 7
206

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход История, Армия, Война, Рыцарь, Длиннопост

1271 год стал ужасным для мамлюкского султана Бейбарса. Против него единым фронтом выступили все враги — крестоносцы и монголы. Кроме того, султан самым нелепым образом потерял флот во время атаки Кипра. Паника охватила Каир, но Бейбарс был спокоен. Как султан переиграл своих врагов, а мамлюкам достался Кипр — в нашем материале.


Флот утонул, но это не проблема


Началось всё с того, что в 1271 году мамлюкский флот султана Бейбарса самым идиотским образом сходил в рейд на Кипр. Попытка захватить ночью порт Лимасол с треском провалились: 18 кораблей налетели на мель или побились о скалы. Крестоносцы захватили в плен всех капитанов и ещё 1800 человек.


Король Кипра написал Бейбарсу издевательское письмо, в котором сожалел, что вот и флот султанский утоп, и командиров он лишился, и вообще такая оказия, ай-вэй. Бейбарс ответил нечто типа «чья бы корова мычала, а ваша бы заткнулась».


Неудачное начало кампании не смутило Бейбарса. Он знал, на что шёл. На протяжении XIII века крестоносцы шаг за шагом теряли крепости и земли на Ближнем Востоке. Во время царствования Бейбарса в их руках осталась лишь узкая полоска земли, идущая от побережья Газы до Северной Сирии. Потому что был султан крут и гнал их отовсюду срамными тряпками.


Большую часть городов и замков Бейбарс успел отвоевать уже в 1260-х годах. В 1265 году он разгромил союзников крестоносцев — армян Киликии. В 1268 году взял Яффу и Антиохию, которой крестоносцы владели 170 лет. Земли вокруг города Триполи, последнего государства крестоносцев в Сирии, представляли собой выжженную пустыню. Недалёк был день, когда султан приступил бы к его осаде.

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход История, Армия, Война, Рыцарь, Длиннопост

Дабы помочь блокированным собратьям в Палестине, был организован Восьмой крестовый поход — который закончился полным фиаско. Его глава, король Франции Людовик IX, взял да и помер от болезни в 1270 году, сразу после прибытия в Тунис. Вслед за сюзереном на тот свет повалил цвет французского и прочего европейского рыцарства. Понос и антисанитария оказались врагами похуже мавров. В итоге следующий глава крестоносцев, король Сицилии Карл Анжуйский, быстро заключил мир с правителем Туниса и отчалил домой.


Однако некоторые рыцари во главе с английским наследным принцем Эдуардом (будущий английский король Эдуард I Плантагенет) решили продолжить крестовый поход, перебазировавшись в 1271 году в Палестину.


Корабли приличные и союзники отличные


Бейбарс же, на радостях от того, что экспедиция крестоносцев в Тунис с треском провалилась, пустился во все тяжкие. Осадил Триполи, Акру и цитадель тевтонских рыцарей — замок Монфор. Высадка Эдуарда была для султана полной неожиданностью. Дело в том, что мамлюки традиционно полагались на кавалерию. А вот с флотом у них дела обстояли настолько плохо, что самым грубым оскорблением для них было обозвать противника «мореходом».


Так что султаны до Бейбарса предпочитали нанимать флот — в основном берберийских пиратов. Очень редко для патрулирования берега строились галеры. Венецианцы и генуэзцы с них ухохатывались, а гроза мусульманских торговцев, арагонские корабелы, умилялись, глядя на такую неуклюжесть.

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход История, Армия, Война, Рыцарь, Длиннопост

Понимая, что на суше им противопоставить нечего, крестоносцы сделали ставку на флот. В XIII веке основным партнёром рыцарей креста и меча были венецианцы. Благодаря им земли крестоносцев практически не знали проблем в снабжении оружием, припасами и людьми. Каждый контакт итальянских моряков с мамлюками жёстко отслеживался. Крестоносцы опасались, что враги переманят венецианцев, — и тогда воинам Христа придёт конец. Мамлюки просто устроят блокаду побережья, которую крестоносцы не выдержат.


И тут на Кипр напал султанский флот. В столице Иерусалимского королевства Акре началась паника. Даже приезд Эдуарда ничего не изменил.


Всё же 200 рыцарей — это хоть и большая сила, но недостаточная, если мамлюки разжились флотом.


Однако, помимо флота итальянских торговых республик, у крестоносцев был и более грозный союзник — монголы. В 1256 году они вторглись на Ближний Восток, устроив там резню, чем буквально спасли крестоносцев. Правда, в 1260-м в битве при Айн-Джалуте мамлюки разгромили монгол, но те всегда жили по принципу «можем повторить».


Сразу же после высадки Эдуард отправил посольство ильхану Ирана Абаке-хану с предложением союза — и быстро добился его.


Бейбарс оказался в пренеприятнейшей ситуации: с севера на него шли монголы, а с запада атаковали крестоносцы. И тогда в ответ он начал кампанию психологической войны.


Хитрый план султана


Султан начал распускать слухи, что он строит крутой флот. Ради этого в 1271 году посланников сицилийского короля даже пустили в святая святых — морской арсенал — и организовали им представление: тысячи рабочих носились и строили десятки кораблей, а важно инспектирующий их работу султан отдавал приказы в стиле «так, ещё пяток заложим, а то как-то маловато будет». Посланникам невзначай намекнули, что на постройку флота султан уже потратил сто тысяч динаров — астрономическая цифра по тем временам.


Домой те отплыли очень напуганными.


После этого Бейбарс отправил весь имеющийся у него флот в пять галер патрулировать побережье Газы. Слухи уже распространялись: на Кипре и в Акре истерика — султан готовит вторжение! Под этот шум мамлюки отбирали последние серьёзные крепости крестоносцев в Сирии и имитировали своим флотом «как бы блокаду Тира» — а это на тот момент был чуть ли не основной порт, по которому снабжались остатки крестоносных владений на Востоке.


Все были в панике. Крестоносцы Кипра вместо помощи единоверцам в Палестине заперлись на острове. Успешное наступление Эдуарда в Галилее в 1271–1272 году закончилось ничем…

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход История, Армия, Война, Рыцарь, Длиннопост

Удача поджидала Бейбарса и в схватке с монголами. В рейд по Сирии в 1271 году монголы отправили лишь десять тысяч воинов. Да, Северную Сирию они ограбили, но такая жалкая армия не была угрозой для Бейбарса. Когда монголы проведали, что султан вышел из Египта с большими силами, то немедленно отступили в покорённый ими Северный Ирак.


Наш мамлюкский султан покарает


Бейбарс не остановился на достигнутом, а продолжал распускать слухи о своём «громадном флоте». В 1274 году от информаторов в Европе султан узнал, что на Втором Лионском соборе крестоносцы и монголы, укрепившиеся в Иране, обсуждали совместные действия против него. Но несмотря на все усилия папы римского Григория X, никто так и не решился объявить крестовый поход.


Все хотели понять: что эти хитрые мамлюки замышляют-то?!


Бейбарс между тем захватывал одну крепость крестоносцев за другой. Потихоньку строил флот и окружал их владения на суше. Всё это сопровождалось кампанией слухов, что не сегодня-завтра огромный египетский флот в 50, 100, 200 галер захватит Кипр, а потом устроит тотальную зачистку в остальных владениях крестоносцев.


И тут в 1274 году как гром среди ясного неба пришло известие, что из самой укреплённой тюрьмы в Акре сбежали уцелевшие капитаны мамлюкского флота. На Кипре и в Акре воцарились упаднические настроения.

Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход История, Армия, Война, Рыцарь, Длиннопост

Все расселись по своим норам. В 1271 году кипрские рыцари впервые отказались помогать своим собратьям в Палестине. В 1274 это приняло характер выверенной политики. Мол, вы там как-нибудь сами разберитесь со своими проблемами, а наш остров просим не вмешивать в эти ваши разборки с мамлюками. Европейские короли занялись своими делами — мол, чёрт с ними, с крестоносцами, и так понятно, что там уже полный швах.


В этот момент венецианцы, которые вовремя поняли (и особенно сильно — как раз после 1271 года), что с мамлюками лучше дружить, предложили крестоносцам нанести удар по Византии.


А что такого? Во-первых, схизматики, во-вторых, конкуренты — да и не Бейбарс там на троне!


Так за три года из положения, когда против Бейбарса выступали крестоносцы и монголы, флот был успешно угроблен, а ситуация на фронтах была хуже некуда, султан добился тотального перелома. А его наследники в течение последующих 35 лет успешно завершили сокрушение остатков государств крестоносцев на Ближнем Востоке.


В 1426–1427 годах мамлюки доказали, что умеют не только топить свой флот. Скоординированными атаками с моря мамлюкский султан Барсбой захватил Кипр. Кипрское королевство превратилось в жалкого данника правителей Египта — а в 1489 году его продали венецианцам.


Источник

Показать полностью 4
820

Защищали ли кольчуги рыцарей?

UPD от модератора: идет голосование за выдачу ачивки автору. Не пропустите: https://pikabu.ru/surveys.php?id=KZwvXHGEykvE

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

В жизни каждого современного человека бывает момент, когда проснувшись утром, к нему приходит понимание, что сейчас XII век, нужно освобождать святую землю, и неплохо было бы валлийцев привести к покорности. Узнали, знакомо? Откуда возникает видный вопрос, а защитит ли в этом ответственном деле нас доспех? Вот эту тему мы и будем ковырять. Причем с двух точек зрения – аутентичных источников и современных тестов экспериментальной археологии. Поскольку заметка сделана под конкурс, то возможно возникнет множество вопросов, которые я не смогу затронуть, в силу формата – в квадратных скобках будут приводиться источники, если захотите углубиться в вопрос или можете эти цифры просто игнорировать.

Начнем с XII века – он удобен тем, что в обиход рыцарей вошел их основной боевое прием или таранный удар, при котором копье зажимается подмышкой, а атака происходит на галопе.

Внешний вид воина показан на планшете 1, его основное корпусное снаряжение составляет хауберт, чулки и капюшон. Общий вес такого снаряжения составлял примерно 20-25 кг.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Внешний вид воина показан на планшете 1, его основное корпусное снаряжение составляет хауберт, чулки и капюшон. Общий вес такого снаряжения составлял примерно 20-25 кг. Почему собственно основа его защитного вооружения, почему собственно кольчуга была настолько популярна я уже рассказывал не раз (качество стали [1]).

Но что насчет защитных качеств? Начнем с аутентичных источников, существуют данные как свидетельствующие о том, что кольчуги неплохо пробивались, так и говорящие об их высоких защитных свойствах. Например, Альберт Аахенский хронист Первого крестового похода рассказывает [2] как рыцаря Герарда прострелили вместе со щитом:


«Герард из Керизи, преследуя также неприятеля на прекрасном коне, завидел турка, остановившегося на вершине горы с уверенностью в собственные силы, и бросился отважно на него; но турок, пронзив стрелою его щит, поразил его между печенью и легкими и, опрокинув замертво на землю»

Гиральд Камбрийский со ссылкой на Уильяма де Браоза рассказывает занимательную историю о том, как валлийские лучники прострелили ногу одному из его солдат, пробив броню, седло и лошадь заодно [3]. А перед этим эти славные ребята прострелили стрелами дубовые ворота толщиной в четыре пальца. Вообще эта история крайне любима английскими историками, как пример, непомерной мощи английского лука. Оспреевский историк востоковед Дэвид Николь со ссылкой на Абу Бакра Мухаммад б. аль-Валид ат-Тартуши [4] приводит сведения о мусульманской диспозиции, в рамках которой рекомендуется ставить элитные части лучников (al-rumat al- mukhtarun) позади пеших копейщиков со щитами, поскольку их стрелы могут пробивать кольчуги. Есть примеры того, как кольчугу пробивали добрым ударом копья, например, Усама-Ибн-Мункыз, арабский полководец сражавшийся в XII веке, приводит [5] такие случаи:

«В последних рядах войска был рыцарь на караковой лошади, похожей на верблюда. Он был в кольчуге и военных доспехах. Я боялся, как бы он не обнажил меч, повернув против меня, пока не увидел, что он пришпорил своего коня, и тот взмахнул хвостом. Я понял, что конь устал, я, бросившись на рыцаря, ударил его копьем. Оно пронзило его тело и высунулось спереди почти на локоть.

<…>

«Этот рыцарь приехал из Апамеи и хочет посмотреть на всадника, который ударил копьем рыцаря Филиппа. Франки очень удивляются этому удару, так как он в двух местах разорвал края кольчуги, а рыцарь все-таки остался жив»

Однако не меньше свидетельств о том, как кольчуга спасала своего носителя. Например, все тот же Усама рассказывает [6] историю о своем брате

«мой брат, как только вскочил в седло, сейчас же бросился один на франков. Они расступились перед ним, так что он оказался в середине войска, и его ударили копьем и сбросили с лошади, которую тоже ранили. Затем они перевернули копья и стали колотить его ими. На нем была прочная кольчуга, и копья не могли ничего с ней поделать»

Похожая история произошла в битве при Бувине (1214 г.) с королем Франции Филиппом II Августом, его сбили с лошади и пытались проковыряться через доспехи к тельцу, пока царственную особу не отбили собственные рыцари. Один английский рыцарь, защищая замок от валлийцев, пошел на вылазку, был сбит с коня и пока он с отборным матом пытался, встать горцы усиленно его били острыми предметами. Результата также никакого, ну кроме того, что валлийцы знатно пересрали, когда рыцарь таки встал и дали деру. Анна Комнина рассказывает, как Византийский Император рекомендовал стрелять по лошадям рыцарей, ибо против кольчуг стрелы бесполезны:

«Император щедро снабжал воинов стрелами и приказывал не жалеть их, но метать не в кельтов, а в их коней. Ведь император знал, что из-за своих панцирей и кольчуг кельты почти неуязвимы, а попусту расходовать стрелы Алексей считал совершенно бессмысленным.

Кельтские доспехи представляют собой железную кольчугу, сплетенную из вдетых друг в друга колец, и железный панцирь из такого хорошего железа, что оно отражает стрелы и надежно защищает тело воина»

Баха ад-Дин приводит несколько свидетельств того, как крестоносцы были утыканы стрелами, но те не причинили им никакого вреда:

«Один из мусульман, преодолевших траншеи, сообщил, что видел некоего человека, франка огромного роста, который в одиночестве стоял на вершине укрепления, и при этом собственными силами удерживал мусульман на большом расстоянии; его товарищи, слева и справа от него, передавали ему камни, которые он обрушивал на наших воинов, когда те приближались к укреплению. «В этого человека, — говорил очевидец, — попало более пятидесяти стрел и камней, но ничто не отвлекло его внимания от его действий. Он продолжал сражаться и отгонять наступающих до тех пор, пока не сгорел заживо от бутыли с нефтью, брошенной в него нашими пиротехниками»

<…>

Я видел некоторых (из франкских воинов) с торчащими из них от одной до десяти стрел, но, несмотря на это, они продолжали наступать обычным темпом, не покидая рядов»

Жан де Жуанвиль рассказывает как он использовал гамбезон (стеганная одежда) в качестве щита и был ранен 5 раз, судя по всему несерьезно:

«Мне подвернулся стеганый гамбезон, ранее принадлежавший некоему сарацину, и я вывернул его порванной стороной к себе и сделал из него щит, оказавший мне большую услугу; так что я был ранен стрелами только в пяти местах, а мой конь — в пятнадцати»

Примеров можно привести еще много, но примерно ясно, что ничего не ясно – в одном случае стрелы пробивают щиты, панцири и самого носителя (пример, приводимый Альбертом Аахенским не единственный), в других ситуациях рыцарей режут, обстреливают и бьют по кольчуге, но эффект нулевой. Обратимся к современным реконструкциям, Алан Уильямс определил величины энергии [10], требуемые для пробития кольчуг.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Итак, для того, чтобы пробить кольчугу копьем нам нужно около 140 Дж. Много это или мало? Сейчас разберемся - обратимся к другому исследованию [11] конгломерата авторов в котором они замерили, какую энергию сообщает копье всадника цели в момент атаки на галопе или попросту таранного удара, основного приема рыцарей. В тестировании принимало участие четыре всадника, которые выдали энергию удара 57-232 Дж, медианное значение 133 Дж.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Т.е. в принципе даже современные реконструкторы не будучи профессиональными военными предоставили результаты близкие к пробитию, причем один боец стабильно выдавал значения больше 200 Дж, его противникам я бы не позавидовал. Что интересно, когда воинам выдали нагрудники с крюком (в XII веке еще не использовался), на который можно опереть копье в момент удара, энергия каждого выросла примерно вдвое (!) – вот классический рпгшное улучшение оружия. Если подытожить, то в идеальных условиях хороший удар на галопе копьем мог пробить кольчугу и врага заодно, однако, отклонения или огрехи в технике моментально приводили к снижению энергии удара в 2-4 раза.

Что насчет клинкового оружия? Для него требуется минимум 170 Дж энергии, сможет ли человек столько выдать? В 1999 году группа авторов провела [12] любопытное исследование, целью которого было выяснить какую максимальную энергию может сообщить ножу человек, дабы сформировать требования к полицейским бронежилетам.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Было два типа ударов – собственно укол и удар с использованием плеча (на картинках будет более понятно). В первом случае максимальная энергия составила 63 Дж (большинство измерений находилось в диапазоне 54 Дж), во втором случае 115 Дж (большинство результатов колебалось около 77 Дж).

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Что нам это говорит? Что для пробития кольчуги мечом нужно быть очень здоровым кабаном. Возможно, алебарду удалось бы разогнать до такой энергии, но, увы, мне такие тесты не известны. Ну и наконец, самая моя нелюбимая часть – это луки. Собственно проблема тестов с обстрелом доспехов из луков в разлете получаемых результатов. Начнем для начала с общих данных, по расчетам Алана Уильямса для пробития кольчуги нужно порядка 120 Дж энергии. Какие есть сведения для луков? В достаточно обстоятельной работе Бергмана [13] приводятся замеры скоростей для различных типов снарядов выпускаемых из луков и даже копьеметалки.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Фото реплик:

a Африканский лук

b Длинный английский лук

c Лук племени апачей

d Египетский композитный

e Крымский композитный лук (татарский)

Рекордсменами среди луков оказался английский длинный лук с натяжением в 35 кг и стрелой весом 65 г, он выдает на старте 169 Дж. За ним следует крымский композитный лук с пятидесятиграммовой стрелой и 130 Дж энергии, при натяжении в 27 кг. Проблема в том, что стрела теряет скорость от сопротивления воздухом (по оценке Алана Уильямса до 40 % на расстоянии под 50 м), соответственно при настильной стрельбе угроза рыцарю будет сохраняться плюс-минус на расстоянии до 30-50 м. Что говорят непосредственно опыты с обстрелом кольчуг? Первое – кольчуга как таковая не защищает от стрелы. Точнее защищает, но только в комплекте с плотным тканевым поддоспешником – в Европе это был преимущественно гамбезон (акетон), стеганная куртка из 8-30 слоев. Без подобного материала, кольчуга пробивалась прямо таки негуманно, по опыту Расса Митчела [14] 88 % попаданий пробили ее навылет. С другой стороны, комплекс защиты кольчуга плюс поддоспешник вполне успешно отбила около 80 % попаданий с 40 метров (при этом все стрелы застряли в поддоспешнике) и 69 % хитов с 20 метров. В принципе, здесь нет ничего удивительного – современная реконструкция греческого полотняного панциря из 20 слоев выдерживала попадание из лука с 7,5 м лука слабым натяжением в 12 кг [15], выстрел из более мощных образцов 30-35 кг гамбезон мог несколько смягчить, но владелец уже получил бы ранение [16].

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Обстрел вели луками натяжением 25-30 кг, что примерно соответствует эпохе высокого средневековья [16]. Поздние образцы, вроде луков найденных на корабле «Мари Роуз» были, видимо, мощнее. По арбалетам нужен более глубокий анализ.

Т.е. результат зависит от угла попадания, навыка лучника и того места, куда попала стрела, поскольку ломаются заклепки в месте стыка. Дэвид Джонс в ходе тестирования выявил [17], что с расстояние в 9 метров выстрел из лука натяжением в 33 кг может быть безопасным, если защищаться кольчугой и поддоспешником в 24 слоя ткани. Это довольно много, скорее всего рыцари использовали более тонкие варианты в 8-14 слоев, поэтому лучше долго на дистанции в 9 метров от лучника не находиться.

Защищали ли кольчуги рыцарей? Доспехи, Оружие, Рыцарь, Стрельба, Кольчуга, Стрела, История, Cat_cat, Длиннопост

Выводы

Если вдруг Вы решите, что неплохо бы взять Иерусалим, ну или зададитесь целью усмирить непокорных валлийцев, стоит знать несколько фактов о вашей броне. Кольчуга в целом была эффективным средством защиты, хотя и уязвимым без поддоспешника. Чтобы ее пробить, требовалось значительное усилие, недоступное большей части противников, однако, встречный удар на галопе или выстрел из лука в упор мог быть опасен. Вообще эта статья была запланирована как исследование защитных свойств брони XII-XVII века с анализом подвижности рыцарей в броне. Увы, я ограничен объемом конкурса, поэтому используем эту заметку как трейлер и если тема окажется популярной – сделаем продолжение.

Ссылка на мою конкурсную страницу статьи https://m.vk.com/wall-162479647_126384?from=wall-162479647


Примечания

1. «In defence of Rome: a metallographic investigation of Roman ferrous armour from Northern Britain. Journal of Archaeological Science 32 (2005) 241–250»

2. Альберт Аахенский «Иерусалимская история», II, XLII

3. «William de Braose also testifies that one of his soldiers, in a conflict with the Welsh, was wounded by an arrow, which passed through his thigh and the armour with which it was cased on both sides, and, through that part of the saddle which is called the alva, mortally wounded the horse» (The Itinerary of Archbishop Baldwin through Wales, Cambrensis Giraldus, Ch. IV)

4. David Nicolle, «Medieval Warfare: The Unfriendly», The Journal of Military History, Vol. 63, No. 3 (Jul., 1999), pp. 579-599

5. Усама-ибн-Мункыз, «Книга Назиданий», Честь героя

6. Усама-ибн-Мункыз, «Книга Назиданий», Исцеление благодаря ране

7. Анна Комнина. Алексиада, XIII, 8

8. Баха ад-Дин. Саладин. Победитель крестоносцев (109, 263 и 117, 282)

9. Жан де Жуанвиль, «Книга благочестивых речений и добрых деяний нашего святого короля Людовика», 228

10. Alan Williams, 2003. The Knight And The Blast Furnace: A History Of The Metallurgy Of Armour In The Middle Ages & The Early Modern Period (History Of Warfare, 12), p. 942-943

11. Alan Williams, David Edge, Tobias Capwell, 2016, «An experimental investigation of late medieval combat with the couched lance», Journal of Arms and Armour society, vol. 22, p. 2-29

12. Horsfall, P.D. Prosser, C.H. Watson, S.M. Champion, «An assessment of human performance in stabbing». Forensic Science International № 102 (1999), p. 79–89

13. C.A. Bergman, E. McEwen, R. Miller «Experimental archery: projectile velocities and comparison of bow performances», Antiquity, Volume 62, Issue 237, December 1988 , pp. 658-670

14. Russ Mitchell, «Archery versus Mail: Experimental Archaeology and the Value of Historical Context», Journal of Medieval Military History: Volume IV, pp 18-28

15. Gregory S. Aldrete, Scott Bartell, Alicia Aldrete: «The UWGB Linothorax Project: Reconstructing and Testing Ancient Linen Body Armor». Experimentelle Archäologie in Europa, Bilanz 2011

16. David Jones, «Arrows against Linen and Leather Armour», Journal of the Society of Archer Antiquaries Volume 55, 2012

17. David Jones. «Arrows against mail armour» Journal of the Society of Archer-Antiquaries vol. 57, pp 62-70, 2014.

Заглавная картинка приводится по https://www.artstation.com/jama

Показать полностью 7
398

Тяжелый выбор Балиана

Для М.


По окончании новогодних праздников передо мной, как и перед множеством соотечественников встал очень тяжелый выбор. Рискнуть и доесть оливье, или же трусливо поджав хвост, сдаться перед лицом гниения? Мой жребий был брошен. Дочитав казахские надписи на баллончике освежителя воздуха, я задумался – кто ещё в мировой истории стоял перед столь же тяжелым выбором?

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Родился Балиан Ибелин, последний рыцарь Иерусалима, плюс-минус в 1143 году. Благословенные времена. До эпидемий чумы ещё 200 лет, а до пранков на ютубе ещё восемь с лишним веков. Батя его, Балиан старший, изволил довольно скоро уйти в мир иной, оставив младшему сыну в наследство только красивую фамилию. Кроме как лечь и помереть, оставалось только одно – взять бразды правления судьбой в собственные руки.


Балиан кинул кости судьбы и победил. Он женился на Марии Комнин. Чем довольно скромный крестоносец покорил сердце королевы, племянницы императора – загадка. Такая вот магическая сила любви. Простой крестоносец породнился с королевским родом и вскоре доказал, что и сам достоин ранга королей. Но об этом чуть ниже.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Ридли Скотт может сколько угодно говорить, что это Сибилла, но мы-то с вами знаем, что это Мария


На дворе, однако, 1177-ой год. Пауза между вторым и третьим крестовыми походами. Политическая обстановка в Иерусалимском королевстве, мягко сказать, неспокойная. Иерусалим в руках крестоносцев, но молодой и амбициозный Салах-ад-Дин уже присматривается, как бы это дело переиграть обратно. Поэтому Балиан занялся самым подходящим и богоугодным делом того времени – надел шлем и уехал махать мечом.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Военная фортуна крепко чмокнула Балиана прямо в топфхельм, поэтому пять лет боевых действий он пережил благополучно. Хотя в тамошних местах можно откинуться попросту от того, что тебя в собственных доспехах солнце насмерть зажарит. Но политические игрища Иерусалима показали свое гнилое нутро. В 1185-ом году умер прокаженный король Балдуин 4, который за двадцать четыре года своей короткой, но яркой жизни успел навоевать куда больше, чем тот же Ричард Львиное Сердце. Племянник-наследник Балдуин 5-ый задержался только на год в этом грешном мире и тоже ушел в Царствие Небесное.


Вот тут-то встала закавыка. Оставались два наследника, сестры Балдуина 4 – Изабелла и Сибилла. Из этого просто политического расклада мгновенно разыгралась такая сложная многоходовочка, что за руками не успеваешь следить. Так как у нас тут на дворе все ещё было средневековье, всем было понятно, что править будет не одна из сестер, а её муж. Мужем Сибиллы был знаменитый Ги де Лузиньян. Гражданин настолько деятельный, что вызывал у многих крестоносцев тошноту и головокружение.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Пробыв всего лет пять в Иерусалиме, он сразу же очаровал сестру короля. И довольно поспешно, буквально тайно женился на ней – чтобы обставить в этом деле старшего брата Балиана – Балдуина. Балдуин обиделся и уехал из страны вовсе. На тот момент ещё живой король Балдуин 4 (такая большая страна, а одни Балдуины кругом) поначалу был очарован деятельным Ги и даже назначил его своим регентом. Потом, правда, настолько разочаровался в этом гражданине, что даже пытался устроить официальный развод с Сибиллой, но помер не доведя дело до конца.


И вот уважаемые люди Иерусалимского королевства собрались на сходняк, чтобы выбрать новую королеву. На сторону Изабеллы встали Балиан и Мария. Тут гадать не приходилось – Изабелла была дочерью Марии от первого брака, а Балиан, соответственно, её отчимом. Карты были серьезные, но тут на сцену вышел Рене де Шатийон.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Французский дворянин, участник второго крестового похода, был таким бешеным псом, что даже привычные ко всякому братья по оружию только пот утирали. В свое время, остро нуждаясь в деньгах, к примеру, не постеснялся зверски пытать патриарха Антиохии, выбивая из него шекели на войну. Во время очередного похода он попал в плен к сарацинам, и пятнадцать лет там прокуковал, пока за него наконец-таки не собрали выкуп. Пятнадцать лет в плену, понятное дело, не смягчили его характер. Однако создали ему среди населения авторитет гражданина крепко пострадавшего за веру христианскую.


Именно Рено, очевидно, и сыграл ключевую роль в политическом раскладе Иерусалима. Сначала он прибежал к мужу Изабеллы, с агитацией, что надо брать власть в свои руки и бароца-бароца. Но муж Изабеллы был спокойным и набожным человеком, ему все эти хитросплетения был до известного места.


- Слабак и баба, - ответил Рено и встретился с Ги де Лузиньяном.


Вот эти двое-то и нашли много общего. Оставалась сущая мелочь – протолкнуть жену Ги на престол, и протащить следом его самого. Сибилла сделала официальное заявление.


- Раз вам так не нравится мой муж Ги – то ладно, развод и девичья фамилия, мне королевство Иерусалимское дороже.


Вся административная верхушка с почтением отнеслась с такому жесту и короновали все-таки Сибиллу. В знак уважения к её героическому решению, ей было разрешено самой выбрать себе мужа, короля-консорта. Ну и кого же она выбрала? Правильно, Ги де Лузиньяна. Фьють-ха! Многоходовочка окончена, всем спасибо, все свободны.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Сторонники Изабеллы начали бежать из Иерусалима, пока колесо репрессий до них не докатилось. Но Балиан и Мария остались.


- Вы все слиняете, а святую землю кто защищать будет? Пушкин?


Первым делом, на посту короля Ги решил окончательно закрыть сарацинский вопрос. И дал добро своему братюне Шатийону на неограниченную караванную войну. Торговые пути сарацинов стали прерываться. Но Саладин только того и ждал.


- Раз эти неверные не умеют жить мирно – то и не очень-то хотелось, - сказал он и конфликт перешел в горячую стадию.


В 1187-ом году Саладин осадил город Тиверия. Гонец примчался к де Лузиньяну с просьбой о помощи. Ги следовало бы задуматься, как это так удачно посыльный проскочил сквозь кольцо осады, но он уже закусил удила и начал собирать войска. Балиан напрасно пытался взывать к голосу разума, что восток дело тонкое и тут надо все обмозговать. Тщетно. Поход начался и верный своей присяге Балиан отправился вместе с королем на деблокаду. Зря.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Разумеется, это была ловушка. У горы с романтическим названием Рога Хаттина, вдали от источников воды, крестоносцы попали в окружение. Сарацины сразу начали умело вредить физически и морально. Заливали крестоносцев стрелами и выливали питьевую воду на землю. Не выдержав такого жирного троллинга несколько рыцарей сразу перебежали на сторону Саладина. Пехота воткнула мечи в землю и сказала, что в гробу господнем она видала тут умирать ни за что. Балиан с верной братвой вскочил на коней и пошел на прорыв. Ему и ещё буквально десятку рыцарей удалось с боем вырваться, вся остальная армия была перебита или сдалась в плен. Де Лузиньян и де Шатийон попали в руки Саладина.


Саладин предложил королю Иерусалима выпить водички. Но Ги, проявив хладнокровие достойное самурая, отказался. Дескать, все равно же убьешь, зачем воду на меня переводить? Отдайте её раненым.


- Разве король может убить короля? – искренне удивился Саладин и отрезал голову Рено Шатийона.


Он-то был не король. Всё честно.


Балиан же сумел добраться до города Тир. Но тут никакого понимания политической обстановки не нашел. Его вежливо попросили вернуться к Саладину и сказать, что город сдается.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

На дипломатических переговорах Балиан и Саладин прониклись взаимным уважением друг к другу, как рыцарь к рыцарю. Саладин, правда, хотел взять Балиана немного в плен.


- У меня жена и дети, - ответил Балиан, - а кто кроме меня о них позаботится?


- Респект, - ответил Саладин и отпустил рыцаря.


Балиан дал клятву, что больше не поднимет меча против сарацин и спешно направился обратно в Иерусалим. А там дела шли не очень. Войско крестоносцев разбито, Саладин приближается к стенам Святого города. Духовенство начало умолять Балиана взять организацию обороны на себя.


И вот перед нашим героем встал тяжелый выбор. Послать все к черту, сослаться на клятву, забрать жену и детей и дать деру из обреченного города? Или до последнего держать другую клятву – о защите Иерусалима? Бросить всё к черту на милость султана, или рискуя жизнью биться до последнего? Он выбрал второе.


- Ладно, - ответил Балиан, - сколько у нас рыцарей?


- Три.


- Ого, целых три тысячи?


- Просто три. Ну, без вас – два.


- Писос, - ответил Балиан.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

И властью данной ему никем собственноручно посвятил 60 человек в рыцари. Чтобы было хоть кому-то держать оборону. В сентябре 1187-ого года началась осада. Под умелым руководством Балиана, в виду превосходящего противника, город сумел продержаться две недели. Когда стало ясно, что никакой помощи ждать не приходится, Балиан пошел лично на переговоры. Очень опасный шаг. Он нарушил свое слово, данное султану. А отрезанная голова Рено уже давала собственные гастроли по городам Сирии, напоминая всем, что бывает с врагами Саладина. Но Балиан был крут, как скала. Он сделал свой выбор и пошел на переговоры.


Саладин оценил вес тестикул этого рыцаря и секир-башка отменил. Начались переговоры о почетной капитуляции осажденных.


- Ну и зачем мне вас отпускать, если мои воины на ваши стены уже ходят, как к себе домой? – зашел издалека султан.


- С сарацинами жить – по-сарацински выть, - подумал Балиан.


И тонко намекнул, что в Иерусалиме много мусульманских святынь и важных пленников. Очень обидно будет, если их всех кто-то мечами порубает случайно.


- Ух, хорошо сказал, - оценил Саладин и дал добро на выкуп осажденных горожан.


Благодаря отваге и благородству Балиана тысячи людей сумели избежать попадания в рабство. Саладин настолько проникся уважением к своему противнику, что приказал отпустить ещё пятьсот человек и подарил семье Балиана земли возле Акры.

Тяжелый выбор Балиана История, Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Иерусалим, Осада, Deus Vult, Длиннопост

Так простой безземельный крестоносец был «почти равен королю по своему положению». Они поселились с Марией и детьми в Акре и жили долго и счастливо.


Аве Мария.


Моё

Показать полностью 9
28

Последний суд

Последний суд Авторский рассказ, Юмор, Сказка, Нечисть, Демон, Рыцарь, Длиннопост

      Когда его, громыхающего доспехами, ввели в зал, зрители устроили форменное светопреставление. Кричали, улюлюкали, зло зубоскалили, показывали пальцами, некоторые даже попытались оторвать намертво прикрученные к полу стулья, чтобы остервенело швырнуть их в его сторону.
      Рыцарь инстинктивно вжал голову в плечи, пытаясь хоть как-то защититься от полетевших в него скомканных бумажек, тухлых овощей и Бог знает чего еще.
      Конвоиры не столько сопровождали его, сколько пытались оттеснить впавшую в раж, истерично визжащую толпу, большую часть которой составляла всевозможная нечисть. Впрочем, как заметил рыцарь, ловко увернувшись от просвистевшего в опасной близости от его головы гнилого помидора, присутствовала в зале и парочка глумливо улыбающихся, полупрозрачных духов, беспечно наматывающих неровные круги под потолком.
      — К порядку! К порядку! — завопил маленький бесенок, угрожающе размахивая огромным, чуть ли не в два раза больше него самого молотом. — Всем встать! Суд идет!
      «Секретарь, должно быть», — почему-то решил рыцарь.
      В одно мгновение в зале воцарилась гробовая тишина, которую нарушала лишь тяжелая поступь направляющегося к судейской трибуне огромного демона, облаченного в черную мантию, из-под полы которой с каждым шагом на секунду выглядывали мохнатые козлиные копыта. Над белоснежными, завитыми локонами парика, красовавшегося на голове гордо шествовавшего нечистого, надменно возвышались два острых витых рога, чуть ли не задевавших потолочные балки.
      — Его судейшество Даэмониум Юдекс! — напыщенно провозгласил непомерно раздувшийся от собственной важности секретарь и, смиренно поклонившись, протянул молот демону.
      Тот, приняв символ судейской власти, торжественно поднялся на трибуну и, с трудом уместившись за ней, медленно, словно вглядываясь в лица и морды собравшихся, обвел зал строгим взглядом желтых глаз с вертикальными зрачками.
      — Именем Великого Пакта Примирения и властью данной мне свыше, — проревел Даэмониум Юдекс, — Объявляю заседание Высочайшего суда открытым.
      Тяжелый молот с оглушающим грохотом опустился на трибуну, заставив ее жалобно затрещать от обрушившейся на нее мощи.
      Пока присутствующие рассаживались по своим местам, демон, покопавшись в складках мантии, выудил оттуда круглые очки, приветливо сверкнувшие в свете висевших на стенах факелов, и водрузил их себе на нос.
      Рыцарь чуть не подавился от смеха. Круглые окуляры донельзя нелепо смотрелись на морде его судейшества, особенно сильно контрастируя с выдающейся вперед нижней челюсть, из которой торчала вверх пара покрытых тягучей слюной клыков.
      Строго посмотрев на глупо хихикающего рыцаря поверх круглых стекол, судья углубился в чтение бумаг, стопкой возвышающихся на его трибуне.
      Зал затаил дыхание в нетерпеливом ожидании. Лишь тихий шелест, перебираемых Даэмониумом документов, нарушал повисшую тишину.
      — Месье Оливье де Бульон, — закончив читать, начал судья, пытливо воззрившись на подсудимого, — Вам известна суть выдвигаемых против Вас обвинений?
      Справившись с очередным приступом едва не вырвавшегося наружу смеха, рыцарь покачал головой.
      — Нет, Ваше судейшество, — осторожно заметил он.
      — Секретарь, зачитайте суду и обвиняемому, — степенно попросил демон, деловито поправив сползшие на самый кончик носа очки.
      — Что? — непонимающе пискнул бесенок, привстав со своего места.
      — Пункты обвинения! — рявкнул судья, для убедительности стукнув молотом по красноречиво скрипнувшей трибуне.
      — Господин де Бульон, — затараторил сжавшийся в испуге секретарь, — Обвиняется в нарушении пункта пять статьи десятой Великого Пакта Примирения, заключенного между смертными и неживущими, а именно, во вмешательстве в традиционный жизненный уклад, воспрепятствовании осуществлению профессиональной деятельности и убийствах, совершенных с особой жестокостью, а также иных деяниях, направленных против жизнедеятельности нечисти, нежити и иных форм несущестования.
      — Вам понятна суть обвинения? — спросил судья опешившего рыцаря, потерявшего дар речи.
      Тот смог лишь согласно кивнуть.
      — Месье де Бульон, — вкрадчиво начал Даэмониум, склонившись в сторону растерянного рыцаря, — Полагаю, Вам понадобится адвокат.
      Оливье часто затряс головой, соглашаясь.
      — Ну, что ж, — удовлетворенно протянул судья, — у нас просвещенный суд, поэтому мы предоставим Вам защитника для представления Ваших интересов.
      Словно по волшебству рядом с погрустневшим рыцарем возник бес в строгом деловом костюме.
      — Дура Лекс, — представился он, присаживаясь сбоку от изумленного де Бульона. — Член коллегии адвокатов восьмого круга ада. Доктор юридических лженаук.
      Улыбающийся Бес панибратски хлопнул по плечу опешившего от такой наглости рыцаря.
      — Не дрейфь, дружище, — доверительно прошептал он прямо в ухо Оливье. — Дело сложное, наворотил ты дел, конечно, но видит ад, сторгуемся с судом на самом мягком наказании. Отрубание головы.
      Адвокат расплылся в плотоядной улыбке. Де Бульон не нашел ничего лучше, чем скептически хмыкнуть.
      — Лекс? — не скрывая удивления, посмотрел на беса судья. — Знакомая фамилия.
      — Конечно, Ваша честь! — отозвался возникший из ниоткуда прямо у трибуны Даэмониума Юдекса, еще один бес, точная копия приставленного к де Бульону адвоката. — Сэд Лекс. Адский обвинитель. Дура Лекс — мой единоутробный брат.
      — Но не возникнет ли в таком случае конфликта интересов? — недоверчиво осведомился судья.
      — Никак нет, Ваша Честь, — хором отозвались и адвокат и прокурор.
      — Мы с детства пылаем неугасимой любовью друг к другу, — не прекращая улыбаться, пояснил Дура Лекс, манерно поправив прическу. На его руке томно сверкнули золотом изящные солнечные часы.
      «Дорогие, наверное», — невпопад подумал рыцарь.
      — Ну, хорошо, — согласился судья, после минутного раздумья. — Секретарь! Огласите порядок заседания.
      Суетливо записывающий что-то на листе пергамента бесенок, подскочив на своем месте, монотонно забубнил:
      — Опрос пострадавших, они же свидетели. Тролль-Из-Под-Моста, Вурдалакий Мышекрыл, дух невинно убиенного дракона с Высокой горы…
      — Протестую! — завопил адвокат.
      Судья изумленно приподнял бровь, требуя пояснений.
      — Вина моего клиента еще не доказана! — сверкнув лучезарной улыбкой, вскричал Дура Лекс.
      — Дракон был убит? — бесстрастно уточнил Даэмонимум.
      — Убит! — сверившись с пергаментом, согласился секретарь.
      — Невинно? — Даэмониум отрешенно поковырялся в зубах.
      С самым задумчивым видом, на который он был только способен, секретарь принялся внимательно вчитываться в пергамент, беззвучно шевеля губами.
      В ожидании ответа судье удалось-таки подцепить длинным когтем застрявший в пасти кусок сочащегося кровью мяса. С облегчением рассмотрев внушительный улов со всех сторон, Даэмониум мастерским щелчком отправил его в залитый густым клубящимся мраком угол, откуда тут же донеслись приглушенные рычание и повизгивания.

      — Невинно! — наконец-то подтвердил просиявший секретарь.
      — Протест отклонен! — заключил судья, стукнув по трибуне молотом.
      От нестерпимого грохота, казалось, содрогнулся весь зал.
      — А я все равно протестую, — обиженно пробубнил Дура Лекс.
      — Вы что-то сказали? — с нескрываемой угрозой процедил судья. Словно увеличившись в размерах, он навис необъятной глыбой над съежившимся от страха адвокатом.
      — Нет, Ваше судейшество, — промямлил тот.
      — После опроса пострадавших, — как ни в чем не бывало продолжил секретарь, — Последуют заключительные слова стороны защиты и стороны обвинения. Суд удалится на совещание для вынесения решения по делу.
      Удовлетворенно кивнув, судья торжественно провозгласил:
      — Пригласите в зал первого пострадавшего.
      — Тролль-Из-Под-Моста! — оглушительно проорал секретарь, чуть не свалившись со своего стула.
      Невозмутимо поерзав, он сделал какие-то пометки в чудесным образом удлинившемся пергаментном листе, рулоном развернувшегося в его ручонках.
      Из сочувственно перешептывающегося зала, прихрамывая на одну ногу вышел, лохматый Тролль, под левым глазом которого багровел огромный кровоподтек. Он с трудом примостился на самый краешек невысокого табурета, расположенного рядом с судейской трибуной. Скромно сложив руки на бугорчатых коленях, он выжидательно воззрился на судью.
      Два бесенка-пристава, сгибаясь под тяжестью своей ноши, выволокли откуда-то из-за спины Даэмониума Юдекса гигантскую книгу, переплет которой, судя по всему, был искусно обтянут человеческой кожей. Натужно дыша, они положили устрашающий фолиант на возникший из языков пламени прямо перед Троллем стеклянный столик, огласивший помещение жалобным немелодичным позвякиванием.
      — Перед лицом Высокого суда и Великим Сводом Законов Неживущих клянусь говорить правду и ничего кроме правды, — торжественно заявил Тролль, осторожно положив руку на обложку книги.
      Безучастно наблюдавший за происходящим рыцарь с удивлением заметил, как налилась кроваво-красным пентаграмма, выгравированная на судейской трибуне и на которую он прежде не обращал никакого внимания.
      — Клятва принята! — пафосно выкрикнул секретарь.
      — Господин, Тролль-Из-Под-Моста, — приторно-ласково обратился к пострадавшему судья, — Будьте недобры, расскажите присутствующим, что с Вами произошло.
      Тяжело вздохнув и печально опустив взгляд в пол, Тролль заговорил.
      — У меня было небольшое предприятие, — жалостливо прогнусавил он, шмыгнув похожим на картошку носом. — Старый мост. Под ним и жил со своей семьей. Женой и ребенком. А с проезжающих плату брал за проход. Не много, всего лишь золотой, только-только мне на какое житье-бытье хватало. Честно работал, пока вот этот вот не заявился да не вышвырнул меня с семьей из дома.
      Пустивший неискреннюю слезу Тролль, отрывисто кивнул в сторону отчаянно хлопнувшего себя по лбу рыцаря.
      — Значит, господин Тролль-Из-Под-Моста, — подал голос фривольно облокотившийся на спинку своего стула прокурор, — Вы утверждаете, что месье Оливье дэ Бульон лишил Вас и Вашу семью крова и средств к существованию?
      — Так и есть, — скромно кивнул головой пострадавший.
      — Протестую! — что есть мочи завопил Дура Лекс и указал когтистым пальцем на брата. — Так не честно! Он задает наводящие вопросы!
      — Я не навожу, а уточняю, — легко парировал обвинения Сэд Лекс, показав братцу раздвоенный язык.
      — Принимается, — согласился с ним судья и, бросив осуждающий взгляд на смутившегося адвоката, продолжил, — У суда нет оснований сомневаться в показаниях господина Тролля-Из-Под-Моста.
      Радостно осклабившись, Тролль с достоинством удалился.
      — Вурдалакий Мышекрыл, — объявил секретарь, проводив долгим задумчивым взглядом впорхнувшую в зал летучую мышь, устремившуюся к трибуне.
      В следующую секунда на табурете оказался уже преисполненный чувства собственного достоинства господин средних лет, укутанный в черную, свисающую до самого пола мантию с подбитым красным бархатом высоким стоячим воротником.
      — Клянус-сь! — прошепелявил упырь так, словно у него во рту не было половины зубов.
      — Рассказывайте, — устало велел судья, со скучающим видом накручивая на пальцы локоны своего белоснежного парика.
      — Как ижвештно Вышокому шуду, — неторопливо, с достоинством заговорил вампир, у которого и вправду не оказалось почти всех передних зубов, — Я питаюсь кровью…
      — Месье Оливье, выбил мечом уважаемому Вурдалакию все клыки, лишив тем самым его возможности нормально существовать, — нетерпеливо перебил упыря Сэд Лекс, непринужденно поигрывая своим хвостом.
      — Иштино! — согласился Мышекрыл и, горестно поведя плечами, широко открыл рот, демонстрируя собравшимся пустоту на месте выбитых зубов.
      Внимательно слушающий зал, в ужасе охнув, разразился негодующим шепотом.
      Опять подсказываешь! — накинулся с кулаками на брата Дура Лекс.
      Подскочившим приставам с превеликим трудом удалось разнять самозабвенно дерущихся бесов, растащив их за шиворот в разные стороны.
      — Господа! Господа! — осуждающе застучал молотом вмиг посуровевший судья. — Будете продолжать в том же духе, Высокому суду придется рассматривать дело без вашего непосредственного присутствия.
      — Да, Ваша Честь, — виновато согласился тяжело дышащий Дура Лекс, вытирая о лацкан пиджака сочащуюся из разбитого носа черную дымящуюся кровь.
      Сэд Лекс лишь скабрезно подмигнул левым глазом, так как правый уже начал заплывать, на глазах наливаясь синевой.
      — Благодарю Вас, господин Мышекрыл, — продолжил Даэмониум, обратившись к Вурдалакию, не растерявшего своего невозмутимому вида. — Перед заседанием суд ознакомился с приложенными к вашему делу материалами, в том числе, справкой из компетентных органов и выпиской из медицинского заключения, и считает Ваши показания исчерпывающими.
      Взмахнув мантией, вампир тут же обратился в летучую мышь и, тяжело махая крыльями, взвился куда-то к потолку, где, ловко зацепившись острыми коготками за балку, свесился вниз головой и, казалось, заснул.
      Сэд Лекс, кое-как приведя себя в порядок, отряхнувшись и поправив съехавшую на лоб челку, озарил зал лучезарной плотоядной улыбкой.
      — В принципе, сторона обвинения считает, — деловито произнес он, с достоинством поклонившись судье, — Что вина месье Оливье де Бульона доказана.

      Видя, как удивился Даэмониум, прокурор воздел к потолку руку с гневным указующим перстом.
      — Однако, — добавил Сэд Лекс, — У нас остался недопрошенным еще один свидетель.
      Как следует насладившись вниманием почти прекратившей дышать публики, он с максимально возможным пафосом, на который был только способен, объявил:
      — Дух дракона с Высокой горы! — и выдержав еще одну паузу не менее пафосно добавил, — Кроме того, сторона обвинения готова предоставить Высокому суду орудия совершения преступлений!
      Дэмониум, которому происходящее, похоже, наскучило, безразлично кивнул.
      К судейской трибуне проковыляла старая закутанная в разноцветное тряпье цыганка с огромной волосатой бородавкой на крючковатом носу. С каждым шагом многочисленные золотые украшения, которыми чуть ли не с ног до головы была увешана старуха, оглашали зал трескучим раскатистым перезвоном. В руках цыганка сжимала стеклянный гадательный шар, в глубине которого поминутно что-то вспыхивало и тут же гасло, поглощенное клубами серого дыма.
      Взгромоздившись на табурет, она положила шар на колени и принялась, что-то бормоча себе под нос, совершать над ним лихие замысловатые пасы.
      — Вопрошайте, — наконец-то сказала она противным хриплым голосом и зашлась тяжелым кашлем курильщика с многовековым стажем.
      — Господин дракон, — осторожно начал судья и, аккуратно приподняв парик, почесал затылок. — Как Вы умерли?
      — Оливье! — прохрипела цыганка, не переставая водить руками над поверхностью сделавшегося совсем непрозрачным шара. — Он говорит, убит Оливье!
      — Что ж, вполне достаточно, — хмыкнул Сэд Лекс.
      Подойдя к замершему в ожидании рыцарю, он ловким движением извлек из внутреннего кармана пиджака длинный стальной меч, брезгливо, двумя пальцами, сжимая его за рукоятку.
      — Это Ваше? — ехидно поинтересовался прокурор.
      Проблеск надежды замаячил перед глазами рыцаря. Отпихнув в сторону адвоката, он стремительным рывком выхватил из рук опешившего Сэд Лекса оружие. Встав на изготовку с готовым для удара мечом, рыцарь проорал:
      — Это не суд! Это Судилище! Да, все это совершил я. А вы подло оглушили меня, подкравшись со спины, когда я убивал вашего драгоценного дракона, и приволокли сюда. Да! Это сделал я!
      Острие выставленного вперед меча качнулось в сторону ошарашенных зрителей.
      — Ваш тролль, — продолжал орать де Бульон, — грабил караваны, обдирал несчастных путешественников как липку. И в конце концов, его настигло возмездие в лице меня! Меня, слышите!
      Чуть переведя дух, рыцарь указал свободной рукой в потолок. Зрители молчаливо проследили за его движением.
      — Ваш Мышекрыл сосет кровь! И этого более чем достаточно для того, чтобы он понес заслуженную кару. А дракон… Дракон! Он же принцесс похищал без числа да харчил их. Кто знает, может и снасильничал кого из них?
      — Месье де Бульон, — тяжело вздохнул Даэмониум, увеличившись в размерах и нависая над рыцарем подобно равнодушной скале над бушующим морем, — Ни к чему так кричать, в зале прекрасная акустика. Вас и так хорошо слышно.
      Демон щелкнул когтем по лезвию меча, разлетевшегося от этого на тысячи маленьких блестящих осколков, подобно конфетти рассыпавшихся по полу.
      К обезоруженному рыцарю подскочили приставы и после недолгой потасовки скрутили его, заломив тому руки за спину.
      — Все пострадавшие действовали в рамках Пакта и Свода Законов Неживущих, — угрожающе прорычал Даэмониум Юдекс, — Чего нельзя сказать о ваших действиях!
      Притихший было адвокат вдруг оживился. Охлопав себя по карманам щегольского пиджака, он извлек на свет сложенный вдвое лист бумаги.
      — Минуточку! — обрадованно произнес он, торжествующе протягивая лист судье, тут же углубившегося в чтение. — Вместе с рыцарским званием господин де Бульон получал и лицензию на геройства!
      — А, формуляр, семь тысяч пятьсот тринадцать «б», — разочарованно протянул прокурор и, подпрыгнув, выхватил из рук читающего Даэмониума лист бумаги.
      — Старая форма, — презрительно объявил прокурор. — Давно недействительна. Полагаю, месье де Бульон не посчитал нужным заменить лицензию на новую, установленного образца.
      — Кроме того, — строго произнес судья, посмотрев поверх очков на скрученного приставами тяжело дышащего рыцаря. — Лицензия была выдана старой Администрацией…
      — И еще неизвестно, законным ли образом она была получена! — перебил Даэмониума Сэд Лекс.
      Бумага вспыхнула у него в руках, медленно и торжественно осыпаясь на землю лепестками прогоревшего пепла.
      — Не позволю прикрываться липовыми бумажками! — взревел судья, схватив рыцаря поперек туловища и подняв его над землей. Демон открыл ужасающую пасть, усеянную рядами блеснувших клыков, видимо, намереваясь, откусить де Бульону голову.
      Последнее, что увидел сжавшийся в предчувствии смерти Оливье перед тем, как в страхе зажмурить глаза, был беспомощно разводящий руками Дура Лекс.
      — Извини, дружище, сделал все, что смог, — печально произнес адвокат.
      Челюсти судьи со страшным хрустом сошлись на шее Оливье.
      «Неужели это все? — отстраненно подумал про себя рыцарь, — Странно, даже боли не почувствовал».
      Он попытался открыть глаза.
      Прямо перед ним в грязной вонючей луже ковырялся в поисках съестного здоровенный хряк.
      — Хрю! — сочувственно произнес боров, печально посмотрев на распростершегося в грязи рыцаря крохотными пуговками черных внимательных глаз.
      «Пора бросать пить! — заключил рыцарь поднимаясь на ноги и отряхиваясь от налипшей на доспех грязи. — Один дьявол знает чего этот трактирщик, хитрец Брасье, добавляет в свою сивуху!»
      «А ведь завтра в дозор», — сокрушенно вспомнил он. — Еще не ровен час дракона повстречаю. Нет, после такого… Скажусь уж лучше больным. А вообще, ну его эту рыцарскую службу. Драконы, тролли, нечисть. Да, катись оно все к Дьяволу! Лучше запишусь в гвардейцы его преосвященства Кардинала. Не пыльная работенка-то, как у Христа за пазухой!».
      Пошатывающийся Оливье де Бульон удовлетворенно хмыкнул и от всей души зарядил латным ботинком под зад ни о чем не подозревавшего хряка. Тот с дикими визгами понесся прочь, разбрызгивая во все стороны грязную вонючую жижу, вылетающую у него из-под копыт.

Показать полностью
857

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой

Ричард Львиное Сердце до сих пор остается самым любимым королем англичан. Великий воин, крестоносец, куртуазный рыцарь, гений на троне, поэт, который души не чаял в подданных, и те отвечали ему всенародной любовью. Его конное изваяние украшает двор Вестминстерского дворца — напоминание всем монархам о том, каким нужно быть правителем, чтобы на тебя равнялись даже спустя тысячу лет.


Но Ричард I был тем еще мудилой. Практически все из того, что ему ставят в заслуги, — полная ерунда. «Плохой сын, плохой муж, эгоистичный правитель и порочный человек», — так его описывал хронист XIV века Томас Стаббс. Да что там говорить, если любимый английский король даже по английски-то не говорил. Он презирал этот язык, как и всех англичан. Себя он считал нормандцем, а Англию видел хлевом, цель которого — снабжать его всем необходимым и вонять где-нибудь подальше от Его Величества.


Легенда: Ричард Львиное Сердце был патриотом Англии

Правда: любимый английский король даже не считал себя англичанином

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

Ричард Львиное Сердце родился в 1157 году в Оксфорде, но воспитывался при дворе своей матушки-мегеры Элеоноры Аквитанской. Он был французом по происхождению (Плантагенеты — французская династия), а родным языком, судя по всему, считал окситанский — красивый диалект, на котором здорово слагать мадригалы. Еще он знал латынь и даже, говорят, любил придумывать на нем каламбуры. А вот английский ему казался варварским — на таком только покрикивать на отары овец да горланить похабные песни.

Он ненавидел Англию всем сердцем. Себя он видел, в первую очередь, правителем Нормандии, Аквитании и герцогства Анжуйского. Английский трон просто давал ему красивый титул, золотой головной убор и деньги. За все время правления он провел здесь едва ли полгода — вот настолько он ценил эту страну.


Легенда: Ричард Львиное Сердце был бессребреником

Правда: Ричард I был жмотом и брал взятки

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

«Если бы на Лондон нашелся покупатель, я бы его продал!», — говорил Ричард Львиное Сердце. Он смотрел на Англию исключительно как на источник дохода. Это была дойная корова, которую он лупил почем зря. Ему нужны были огромные суммы на армию, которую он мечтал повести в Крестовый поход, и он изобретал все новые способы стрясти их с подданных.


Налоги — это полбеды. Именно Ричард первым в Англии придумал продавать государственные должности. Тех же, кто уже находился на каком-нибудь хлебном месте, он вынуждал выкупить его, либо лишиться. Даже его собственный младший брат, который был Епископом Кентерберийским, едва не угодил за решетку за то, что отказался дать королю взятку за свой сан. Судились три года — настоящая братская любовь.


Легенда: он был строгим, но гуманным королем

Правда: он обожал войну, убийства и изнасилования

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

«Ричард был рассудителен и уравновешен, как чашки весов; и в ту пору он правил должность настоящего короля — воплощенного правосудия», — писал о нем восхищенный французский романтик Морис Юлет.


Но реальный, а не книжно-романтичный Ричард I был, по современным меркам, настоящим психопатом. Он обожал убийства и все с ними связанное. На поле боя за ним оставался кровавый след из отрубленных голов, крови и кишок десятков людей — словно здесь прошел не человек, а снаряд. Он действительно был одним из самых умелых и великих воинов в истории. Вот как о нем отзывался арабский хронист Ибн аль-Асир: «Его смелость, хитрость, энергия и терпение сделали его самым замечательным человеком своего времени». И это воистину заслуживающее уважения определение от врагов Ричарда.


Но у такой беспримерной храбрости была и обратная сторона. Ричард Львиное Сердце сражался так не потому что был преисполнен нежности к граду Иерусалиму. Он просто очень и очень любил убивать людей. Свой медовый месяц с Беренгарией Наваррской король провел завоевывая Кипр, грабя, воюя и низвергая местного царька. Судя по тому, что детей Ричард и Беренгария так и не завели, все эти занятия притягивали его намного больше, чем супружеское ложе.


Еще во времена своей молодости, когда он правил Аквитанией, Ричард отличился пугающей даже по меркам тех лет жестокостью к вассалам. Уже тогда он прославился тем, что захватывал жен и дочерей своих подданных и делал своими наложницами. Проще говоря, он их насиловал. Не очень-то похоже на куртуазность.


Легенда: Ричард Львиное Сердце был преданным сыном и добрым братом

Правда: Ричард пытался свергнуть папашу и угрожал расправой братьям

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

В 1173 году Ричард Львиное Сердце примкнул к бунту против своего отца, Генриха II. Ричард не был единственным из сыновей короля, кто восстал против него. Но он был первым, кто пришел к нему с повинной и обратил свой меч против вчерашних союзников.


Всю жизнь он оставался самой большой опасностью для собственных братьев. Джеффри, Епископ Кентерберийский, которого тот едва не отправил в тюрьму за отказ дать взятку, еще легко отделался. С другой стороны, братья Ричарда сами были не лучше. Старший, Генрих, сам поднимал восстание против отца, а один из младших, Иоанн, восстал против Ричарда, желая узурпировать престол.


Кстати, после смерти Ричарда Иоанн Безземельный и стал правителем, причем легендарно неудачным. Он так и не сумел разобраться с долгами Англии, правда, при этом часто забывают, что наделал их как раз Львиное Сердце.


Легенда: Ричард Львиное Сердце был кристально честен с солдатами

Правда: Ричард со спокойной душой кидал их на деньги

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

В 1176 году Ричард (тогда еще принц) озаботился нечестностью своих вассалов, которые обирали паломников. Он собрал армию из брабантских (голландских) наемников и наказал лордов за пренебрежение к пилигримам, пройдясь по владениям нечестивцев огнем и мечом. После этого он распустил ландскнехтов, не выдав им ни гроша — и был таков. Те, чтобы как-то компенсировать затраты, принялись грабить эти земли. Но Ричард, конечно же, не мог терпеть, чтобы кто-то делал это помимо него, и перебил две тысячи наемников. Прекрасная политика: сам создал проблему, сам устранил.


Вообще, позднее, особенно когда он стал руководителем Третьего крестового похода, Ричард обращался со своими солдатами гораздо лучше. Однако это относится только к его подданным из Аквитании и Нормандии. Остальных французов и особенно германцев он и в грош не ставил, хотя во время похода те ему подчинялись. Впрочем, собственные солдаты и рыцари все равно почувствовали себя обманутыми: Ричард поклялся взять Иерусалим, но так и не сумел этого сделать.


Легенда: он был гениальным стратегом и великим крестоносцем

Правда: он так и не захватил Иерусалим, упустив все шансы

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

«Ричард Львиное Сердце ничего так не любил, как заводить новые знакомства и пускаться в неожиданные приключения; если при этом встречались серьезные опасности, для него было высшим наслаждением преодолевать их», — пишет Вальтер Скотт в своем «Айвенго».


Ричард I был величайшим воином, за что и удостоился чести вести за собой Третий крестовый поход. Однако несмотря на все его доблестные проделки, презрение к опасностям и лихость, он так и не сумел довести дело до конца и захватить Иерусалим. Проблема была в том, что решительный и стремительный в тактике, он оказался растерянным в стратегии. Во время кампании его бросало из стороны в сторону, он то внезапно вторгся на Кипр, то дернулся в сторону Аскалона, готовясь к наступлению на Египет. Он бродил вокруг Иерусалима, безостановочно сражаясь, но так и не решился овладеть городом, даже не предпринял попытки.


В легендах о Ричарде сохранился такой романтический эпизод: впервые подойдя к Иерусалиму, Львиное Сердце накинул на свое лицо плащ, дабы не видеть святой град до тех пор, пока не войдет в него с триумфом. В общем-то, это прекрасная метафора его отношения к проблеме. Он дистанцировался, медлил и в итоге просто забросил идею.


При этом современные историки сходятся на мнении, что Иерусалим, в общем-то, едва ли не падал в руки Ричарда как перезрелый плод. Армия Саладина была измотана, его вассалы уже готовились покинуть город, дисциплина хромала, а сам Саладин умер всего через несколько месяцев после того, как Ричард покинул Святую землю.


Легенда: он был авантюристом

Правда: он был тем еще авантюристом

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

Историк Майкл Марковски, автор работы с говорящим названием «Ричард Львиное Сердце: плохой король, плохой крестоносец?» утверждает, что самая любимая современниками черта Ричарда, авантюризм, была, на самом деле, чуть ли не худшей в его характере.


Он был одержим приключениями словно ребенок. Весь крестовый поход виделся ему восхитительным парком аттракционов, где можно было соревноваться в доблести и убийстве сарацин. Это одна из причин, по которой он не спешил брать Иерусалим: ему было прекрасно и вокруг него, в постоянных стычках с армией Саладина. Вот, что пишет Марковски:


«Во время восстановления Яффы Ричард наслаждался уймой авантюрных стычек в округе. Например, однажды король лично отправился на поиски фуража, но ускакал слишком далеко и взял слишком маленький отряд. Две дюжины сарацин окружили его воинов. Львиное Сердце доблестно отбивался, но время истекало. Один из рыцарей, оценив ситуацию, выдал себя за короля, привлек внимание сарацин (видимо, пожертвовав жизнью) и тем самым дал Ричарду шанс спастись».


Подобные «приключения» были прекрасным топливом для баллад, но никак не способствовали цели крестового похода. Король рисковал сам и ставил под удар все предприятие. В конце-концов приближенные Ричарда попросили его прекратить эти воинские шалости хотя бы до тех пор, пока не будет освобожден Гроб Господень. Но Львиное Сердце проигнорировал эти мольбы.


Легенда: он был мудрым политиком

Правда: он попал в плен и разорил страну

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

В 1191 году любимый брат Ричарда, Иоанн, подкинул ему свинью и решил узурпировать власть в Англии. Львиное Сердце, который и так задержался на Святой земле, был вынужден срочно вернуться в свое королевство. Король Франции и германский император настолько испугались возвращения Ричарда, что решили пленить его по надуманным обвинениям. Филипп II даже послал Иоанну Безземельному письмо со словами: «Будь осторожен. Дьявол на свободе!».


В итоге Ричард Львиное Сердце попал в плен, а бремя выкупа легло на народ Англии. Император Священной Римской империи потребовал за освобождение короля 150 тысяч марок. Это, по разным данным, весь доход английской казны то ли за два, то ли за восемь лет. И без того разоренные подданные скинулись последними деньгами и выкупили своего царственного авантюриста.


А вскоре после этого он взял, да и погиб по собственной глупости.


Легенда: его смерть была трагической и возвышенной

Правда: его пристрелил из арбалета мужик со сковородкой вместо щита

Почему Ричард Львиное Сердце был мудилой История, Ричард львиное сердце, Англия, Крестовый поход, Длиннопост

В 1199 году Ричард Львиное Сердце погиб из-за глупейшего случая, точнее из-за клада. Один из его вассалов нашел сокровища, но не поспешил поделиться. Король организовал карательную миссию, во время которой его подстрелил из арбалета один из осажденных рыцарей. По иронии тот замок был настолько нищим и плохо подготовленным, что даже щит того воина был сделан из сковородки.


Ричард Львиное Сердце подцепил гангрену и умер 6 апреля 1199 года. Страну наследовал его брат, Иоанн Безземельный, прославившийся как совсем уж никудышный правитель. Но тому хотя бы не ставят помпезные статуи у Вестминстерского дворца и не называют лучшим королем в истории Англии.


Был ли Ричард Львиное Сердце таким уж плохим королем? Очевидно, нет. Был ли он тем еще мудилой даже по меркам Средневековья? История говорит, что да.


Источник https://disgustingmen.com/history/richard-the-lionheart/

Показать полностью 8
88

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

О Грюнвальдской битве знают, кажется, все. Её воспел Генрик Сенкевич в своём романе «Крестоносцы», по мотивам которого Александр Форд снял одноимённый пеплум. И всё же есть в этой истории моменты, оставшиеся вне поля зрения выдающихся мастеров. Об этом — реальном Грюнвальде — в материале WARHEAD.SU.


Железное братство


На заре своей истории Тевтонский орден не был мощным военизированным государством. Это было относительно малочисленное христианское рыцарское братство, основанное в Святой земле в конце XII века для охраны госпиталей и мест отдыха, предназначенных для паломников.


Свои национальные черты орден начал приобретать ещё в Палестине за счёт того, что в него вступали в основном рыцари из германских земель. Изначально будущие тевтонцы были лишь одним из отделений Ордена госпитальеров, однако довольно быстро обособились по принципу землячества.


Впрочем, в ту пору дела в Иерусалимском королевстве шли неважно, и порой казалось, что мусульмане вот-вот вышибут христиан из Святой земли. Поэтому прагматичные немцы вскоре стали присматривать для себя новый дом. Примерно в это же время орден начал трансформироваться в преимущественно военную структуру.


Сначала немцы помыкались в Венгрии, однако в 1225 году были оттуда изгнаны. После этого рыцарей позвал к себе князь Конрад Мазовецкий, который надеялся при помощи крестоносных наймитов защитить Мазовию и Куявию от набегов язычников-прусов. Так, в 1226 году он выделил немцам Холмскую землю, которую они должны были использовать в качестве плацдарма в своей экспансии вглубь Пруссии. И завертелось.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Крестоносная братия не собиралась быть простыми «решалами» для польского князя, а преследовала свои интересы. Едва обосновавшись на новом месте, хитрые немцы тут же состряпали поддельные документы, согласно которым Конрад якобы не только отдал им Холмщину насовсем, но и соглашался передать любые земли, завоёванные орденскими силами.


Пруссия была покорена менее чем за полвека, а в 1309 году резиденция Великого магистра ордена была торжественно перенесена в специально для этого выстроенный замок Мариенбург (по-польски — Мальборк).


В процессе расширения территорий тевтонцы в 1237 году поглотили прибалтийский Орден меченосцев, который с тех пор стал именоваться Ливонским ландмейстерством Тевтонского ордена.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

В 1308 году ушлые немцы, воспользовавшись очередным раундом польских междоусобиц, захватили Гданьское Поморье и устье Вислы, что оказалось для экономики Польши сродни контузии кузнечным молотом. А в ходе войны 1329–1332 годов тевтонцы отгрызли от Польши ещё и Добжинь с Куявией.


Наконец, польский король Казимир Великий решил, что воевать с крестоносцами выходит себе дороже, и в 1343 году заключил с ними «вечный мир». При этом, он сумел выторговать обратно Куявию и Добжинь, для чего пришлось, поправ гордость, признать легитимность той самой поддельной писульки от 1226 года и подтвердить права ордена на Холмскую землю и уже захваченное им Поморье.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Тучи собираются


Общие проблемы объединяют разных людей, и в этом смысле христианская Польша обрела союзника в лице языческой Литвы, для которой крестоносцы были естественным врагом.


Фундамент будущего альянса заложили ещё в 1325 году посредством династического брака между литовской княжной Альдоной, дочкой Гедимина (Гедиминаса), и Казимиром Великим. Сближение двух государств продолжалось, и в 1385 году произошло судьбоносное событие — в замке Крево заключили одноименную унию, обозначившую стратегический союз Польши и Литвы. Согласно условиям договора, литовский князь Ягайло (Ягелло) в обмен на руку польской принцессы Ядвиги обязался вместе со своими подданными креститься по католическому обряду под именем Владислав.


Крещение Литвы, помимо прочего, стало искусной политической «подножкой» для тевтонцев, которые теперь не могли объяснять свою экспансию стремлением крестить дикие литовские племена.


Спусковым крючком для новой войны с орденом послужило восстание в литовской Жемайтии (Самогитии), вспыхнувшее в 1409 году.


Область эту литовский князь Витовт (к слову — двоюродный брат Ягайло) в своё время был вынужден отдать немцам. Однако никогда не скрывал своего намерения её вернуть, для чего всячески содействовал любым брожениям и восстаниям в ней. И вот в 1409 году литовцам удалось выбить орденские войска из Жемайтии. А летом того же 1409 года в Мариенбург прибыл польский посол, который нахально заявил, что Литва — братское государство и верный союзник польской короны.


И если хоть одна крестоносная сволочь сунется на её землю, король Ягайло отреагирует соответствующим образом.


Великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген не пожелал мириться с подобной дерзостью, и уже 14 августа в Краков — тогдашнюю польскую столицу — прибыли его посланцы с официальным объявлением войны. Впрочем, она практически сразу затухла, и стороны договорились о перемирии до 24 июня 1410 года.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Отложив на время мечи, поляки, литовцы и немцы теперь сошлись на пропагандистском поле боя, пытаясь привлечь для будущей кампании как можно больше союзников. Фон Юнгинген сумел заручиться поддержкой чешского короля Вацлава IV и его брата Сигизмунда — короля Венгрии, причём последний обязался вторгнуться в Польшу с юга.


Владислав Ягайло, в свою очередь, привёл в порядок дела с ордынцами и договорился о совместных действиях с сыном Тохтамыша ханом Джелал ад-Дином. Кроме того, он поспособствовал временной нормализации отношений между Литвой и Великим княжеством Московским. Ко всему прочему, ему выразили поддержку сателлиты Польши — князья Молдавии и Валахии. В объединённом войске присутствовало также некоторое количество дружинников из Смоленска.


В декабре 1409 года в Бресте состоялся секретный военный совет, на котором присутствовали Ягайло и Витовт. Предметом обсуждения была грядущая кампания против ордена. Пришли к следующему. Во-первых, для получения стратегической инициативы союзные войска должны ударить первыми. Во-вторых, вопреки ожиданиям немцев, основным театром грядущей кампании станет не Гданьское Поморье, а Мариенбург — орденская столица. И, в-третьих, наступление на Мариенбург начнётся из Мазовии.


Расчёт был прост — атаковать там, где не ждут.


Важно понимать, что Витовт и Ягайло шли на большой риск — собирая все доступные войска в Мазовию, они оставляли обширные области своих владений без какой-либо вменяемой защиты. Если бы кто-то из потенциальных союзников фон Юнгингена нанёс в тот момент удар по Литве или Польше — это обернулось бы для союзников подлинной катастрофой.


К кампании 1410 года союзники готовились как в последний раз: закупались все виды вооружений, привлекались наёмники из Богемии, Моравии и даже Швейцарии. Любопытно, что многие польские рыцари, служившие в это время при дворах других государей, поспешили домой, чтобы принять участие в войне на стороне Ягайло. Существенная часть их прежде служила союзнику тевтонцев Сигизмунду Венгерскому, который сулил рыцарям большую награду, если они останутся у него. Среди тех, кто вернулся на родину, чтобы сразиться за неё, был и легендарный рыцарь Завиша Чёрный из Гарбова.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Наконец наступил июнь 1410 года. Польский хронист Ян Длугош сообщает, что вскоре после захода солнца 24 июня — то есть в последние часы перемирия — польские отряды подпалили несколько деревень в окрестностях Торуня. Зарево от пожаров было прекрасно видно из окна Торуньского замка, где в это время ужинал Великий магистр фон Юнгинген со своими старшими офицерами — они, без сомнений, поняли поданный им знак.


Манёвры и цифры


Девятого июля 1410 года польские и литовские войска, усиленные контингентами союзников и наёмников, пересекли границу владений Тевтонского ордена и двинулись в сторону бродов на реке Дрвенца близ Торуня. Их пунктом «Б» был Мариенбург. Однако на пути союзников поджидал неприятный сюрприз — тевтонская засада на бродах в лице существенных сил пехоты при поддержке нескольких орудий. Ульрих фон Юнгинген, разгадав замысел Ягайла и Витовта, отдал приказ всем силам поспешать к орденской столице.


Логично рассудив, что переправа через реку под огнём вражеских пушек неизбежно обернётся излишними потерями, Ягайло и Витовт решили обойти немецкие позиции и взяли восточнее. Магистр, в свою очередь, двинулся в том же направлении, намереваясь заблокировать им путь. После нескольких дней манёвров две армии оказались в непосредственной близости друг от друга вечером 14 июля вблизи деревень Грюнвальд и Танненберг.


Фон Юнгинген, оказавшийся на месте первым и уже разбивший лагерь вокруг Грюнвальда, решил дать полякам и их союзникам бой на соседней равнине. Немцы использовали фору во времени и успели вырыть «волчьи ямы», в которые планировали заманить польскую конницу. Рано утром во вторник, 15 июля 1410 года, подошли польско-литовские силы — им тут же сообщили, что враг находится совсем рядом. Теперь битва была неизбежна.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Войска ордена заняли позиции между деревнями Танненберг (Стембарк) и Людвигсдорф по фронту шириной в 2,5 километра. Впереди главных сил расположились артиллерия, пехота, в том числе лучники и арбалетчики, а так же лёгкая конница. Позади выстроилась тяжёлая рыцарская кавалерия — главная ударная сила тевтонского войска. Чуть поодаль, у лагеря, были оставлены ещё 12 хоругвей — резерв, защищавший войсковой обоз.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Ягайло и Витовт выстроили свои силы параллельно тевтонским порядкам. Спереди были выставлены отряды лёгкой литовской и татарской конницы, позади — ядро армии в лице поляков на левом фланге и литовцев со смолянами на правом. Союзники, как и немцы, оставили некоторое число хоругвей в резерве под прикрытием леса.


Для того чтобы воины в суматохе боя могли узнать своих и пробиться к ним, король Владислав Ягайло предложил полякам и литовцам использовать в сражении клич по названию их столиц — «Краков!» и «Вильна!».


Относительно численности противоборствующих армий до сих пор нет единого мнения. Некоторые историки даже называли цифры в 38000 человек для ордена и 43000 человек для союзников, что, конечно, является существенным преувеличением. Даже с учётом того, что кампания 1410 года и для немцев, и для союзников была крупнейшим военным предприятием как минимум за столетие, максимальная численность армий вряд ли превышала следующие показатели: около 20000 человек — у поляков и наёмников, приглашённых Владиславом Ягайло (50 хоругвей); около 10000 человек у Витовта (40 хоругвей) и до 5000 человек татар, молдаван, валахов и прочих.


Таким образом, польско-литовские силы можно оценить в 35000 человек. Тевтонцы и их европейские союзники, по оценкам историков, вывели в поле до 20000 человек. То есть соотношение сил было примерно 3,5 к 2 в пользу поляков и литовцев.


И вот здесь нужно выдохнуть и начертать крупным шрифтом «НО…», поскольку даже эти цифры будут большим преувеличением.


Условная численность хоругви на момент Грюнвальдского сражения — 500 человек, однако это — идеальный вариант. В реальности же хоругви некоторых земель могли насчитывать и по 50-80 человек. Кроме того, не следует забывать, что основные потери ввиду плохих санитарных условий и слабо развитой полевой медицины в то время армия несла не в бою, а на марше. Так что до поля будущего сражения доходили далеко не все, и мы тем более не можем брать за основу максимальные численные показатели хоругвей того времени.


Вероятно, численность польско-литовского войска и их союзников можно суммарно оценить в 16000 — 20000 человек, а немецкую — в 11000 — 13000.


Великий магистр шлёт вам два меча


Утро 15 июля давно наступило, а армии по-прежнему стояли друг против друга. Время шло, а Ягайло всё не отдавал приказа об атаке. Историки пишут, что вместо этого король производил польских дворян в рыцари. Всего колени преклонили около тысячи человек, а у самого правителя заболела рука, которой он держал меч. Вероятно, это было самое массовое единовременное посвящение в рыцари в истории.


Читатель, возможно, тут же вспомнит фильм «Царство небесное» режиссёра Ридли Скотта, где по сюжету командовавший обороной Иерусалима в 1187 году рыцарь Балиан Д’Ибелин произвёл в рыцари всех мужчин, готовых сражаться за Святой город. Свои действия он объяснил тем, что воины, став рыцарями, будут лучше сражаться. В действительности же Балиан даровал рыцарское звание 60 юношам из благородных семейств города, а не всем, как показано в фильме. Вероятно, Ягайло мог слышать о подобном факте обороны Иерусалима, или же посвящение было его импровизацией — мы доподлинно не знаем.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Закончив с рыцарями, Ягайло решил исповедаться, а после — приказал отслужить две мессы подряд для духовной поддержки армии перед боем. Сложно сказать, было ли это вызвано стремлением мотивировать войско или король просто тянул время под различными благовидными предлогами. Вполне вероятно, что второе, ведь тевтонцы, сознательно уступившие инициативу врагу, несколько часов протоптались на солнцепёке в полном вооружении и успели изрядно подустать ещё до схватки. А отдали они инициативу, как мы помним, поскольку надеялись, что конница противника угодит в «волчьи ямы».


Наконец, устав ждать, Ульрих фон Юнгинген психанул и отправил к Ягайло герольдов, передавших королю издевательский вызов на бой, ставший достоянием массовой культуры благодаря перу Генрика Сенкевича. Хронист Ян Длугош вложил в уста германских посланцев следующую речь:


«Светлейший король! Великий магистр Пруссии Ульрих шлёт тебе и твоему брату (…) два меча как поощрение к предстоящей битве, чтобы ты с ними и со своим войском незамедлительно и с бо́льшей отвагой, чем ты выказываешь, вступил в бой и не таился дольше, затягивая сраженье и отсиживаясь среди лесов и рощ…».


Это было прямое оскорбление. Больше Ягайло откладывать не мог — любое промедление могло быть истолковано как трусость. Затянув «Богородицу», союзное войско изготовилось к бою.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Однако первые же минуты сражения не оправдали надежд тевтонского магистра, ибо в атаку пошла не тяжёлая польская рыцарская конница, а лёгкие отряды литовцев и татар с правого фланга союзников.


Бой длился около часа, после чего литвины и татары начали отступать, и лишь смоляне организованно отошли. Сочувствующие союзникам историки нередко утверждают, что отступление было ложным и изначально входило в план. Однако тот факт, что Витовт пытался остановить бегство своих воинов, косвенно указывает на обратное.


Тевтонцы левого крыла, не будь дураки, бросились преследовать бегущих, нарушив тем самым порядок магистерского войска. Именно эта ошибка в итоге и стоила немцам победы.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

В это время в бой вступили главные силы армий, и здесь, в центре, без помощи литовцев польским рыцарям пришлось совсем худо. Трижды тевтонцы накатывались на Краковскую (королевскую!) хоругвь, пока наконец не прорубились к знамени.


Знаменосец рыцарь Марцин из Вроцимовиц в горячке боя выпустил из рук древко, и стяг с белым орлом на мгновение исчез в свалке… чтобы вновь воспрянуть, но уже в немецких руках. Захватив королевское знамя, тевтонцы уверились в победе и затянули Christ ist erstanden («Христос воскрес»). Но этот успех оказался временным — поляки, ведомые Завишей Чёрным, организовали контратаку и отбили знамя.


Пока в центре кипела сеча, Ягайло приказал нескольким хоругвям отсечь тевтонский отряд, бросившийся за литовцами. Если бы немцы успели вернуться и помочь своему центру, то орден одержал бы верх в сражении. В конечном счёте, окружённый отряд практически полностью перебили, и лишь немногие сумели пробиться к своим.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Длугош оставил нам описание этой кровавой битвы:


«…Нога наступала на ногу, доспехи ударялись о доспехи, и острия копий направлялись в лица врагов; когда же хоругви сошлись, то нельзя было отличить робкого от отважного, мужественного от труса, так как те и другие сгрудились в какой-то клубок и было даже невозможно ни переменить места, ни продвинуться на шаг, пока победитель, сбросив с коня или убив противника, не занимал место побеждённого. Наконец, когда копья были переломаны, ряды той и другой стороны и доспехи с доспехами настолько сомкнулись, что издавали под ударами мечей и секир, насаженных на древки, страшный грохот, какой производят молоты о наковальни, и люди бились, давимые конями…».


Наконец к месту действия начали возвращаться литовцы — те, кого удалось вернуть. Теперь численное преимущество союзников росло с каждой минутой. Немцев стали теснить в сторону их лагеря. И в этот критический момент боя магистр Ульрих фон Юнгинген повёл 16 резервных хоругвей в атаку последней надежды, желая спасти то ли безнадёжно проигранную битву, то ли хотя бы честь ордена.


На полном ходу свежие тевтонские хоругви влетели в схватку, и на первых порах этот натиск принёс результаты — им почти удалось пробиться к холму, на котором находилась ставка Ягайло. Однако слишком неравны были силы, и с каждым шагом, с каждым мгновением, этот порыв ослабевал, замедлялся, и хоругви под белоснежными знамёнами с чёрными крестами таяли, как весенний снег.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Началась резня. Немцы бились отчаянно — теперь уже не за победу, а за жизнь. Поляки с литовцами не давали пощады. Погибали лучшие рыцари ордена: пал сам магистр Ульрих, сложили головы Великий комтур Куно фон Лихтенштейн и Великий маршал ордена Фридрих фон Валленрод. Лишь немногим тевтонцам удалось вырваться из схватки, но и их преследовали легкоконные татары и литвины.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Последним очагом сопротивления немцев стал их лагерь под Грюнвальдом — туда стекались воины разбитых хоругвей и именно там они решили дать последний бой. Рыцари соорудили вагенбург из походных телег и стояли насмерть, пока не были перебиты практически поголовно. Историки отмечают, что трупов в лагере было едва ли не больше, чем на самом поле битвы.


Выжившие крестоносцы бежали в сторону Мариенбурга, и всем было ясно, что в тот июльский день под Грюнвальдом случилась настоящая военная катастрофа. Ягайло хоть и не бился лично, но за день вымотался так, что попросту рухнул на траву, не дожидаясь, пока оруженосцы поставят шатёр. Было около семи часов вечера, и солнце клонилось к закату.

Грюнвальд: катастрофа Тевтонского ордена Длиннопост, История, Война, Рыцарь, Армия

Послесловие


Рано утром 16 июля победители принялись собирать трупы. И если потери поляков и литовцев в две с лишним тысячи человек можно назвать существенными, то у ордена, лишившегося восьми тысяч только убитыми, они были ужасающими. Кроме того, существенная часть германского войска оказалась в плену.


Ягайло и Витовт были великодушны — фон Юнгингена и других павших немцев похоронили со всеми почестями, пленных в большинстве своём отпустили. Лишь горстка из них попала в тюрьму — в основном это были даже не тевтонцы, а их союзники, которым Ягайло выписал воспитательную процедуру каменным мешком. Впрочем, даже они страдали недолго, и оказались на свободе уже в следующем году, едва был заключён мир.


Мариенбург союзники так и не взяли — слишком мощной оказалась крепость. Но и без этого война для них сложилась, в общем, отлично. Первого февраля 1411 года в Торуни был подписан выгодный для братьев мир, по условиям которого они вернули существенную часть земель, прежде захваченных немцами. Как показали дальнейшие события, Грюнвальд стал смертельной раной для Тевтонского ордена — хотя тот просуществовал как независимое государство ещё довольно долго, но так и не оправился от удара, полученного 15 июля 1410 года.


Источник

Показать полностью 14
172

Тайна Прометея (по версии ADN)

В общем Вы поняли, что Прометей со своими кожанными ублюдками заикал Зевса точно так же, как ребёнок кошмарит родителей, решив, что тараканы это домашние животные и всячески препятствует их уничтожению.


Зевс замыслил очистить Землю от этих засранцев, наслав на них потоп. Где-то мы эту байку уже слышали, да? Но Прометей опять тут как тут, и предупреждает своего сына, с девчачьим именем — Девкалион, чтобы тот построил корабль, запасся хавчиком и отправился со своей женой, Пиррой, в круиз по бескрайнему океану, наслаждаясь морским воздухом и стараясь не задавить своим кораблём тех людишек, которые не могли похвастаться блатной родословной и остались тонуть без подсказки про корабль и прочее.


Ну и как пел Высоцкий:


«Когда вода всемирного потопа

Вернулась вновь в границы берегов,

Из пены уходящего потока

На берег тихо выбралась Любовь»


А вслед за ней причалили и Девкалион с Пиррой, выгрузив чемоданы на берег и осмотревшись, они увидели неподалёку храм Фемиды, которая приходилась Девкалиону бабушкой. Зайдя в гости к божественной бабуле, и отведав её вкуснейших пирогов, они по совету Фемиды пошли собирать по пляжу камни, а потом бросать их себе за спину. Брошенные Пиррой камни превращались в женщин, брошенные Девкалионом — в мужчин, но из-за его девчачьего имени, некоторые мужики получались как девки.


Так людишки восстали из зада, куда их отправил Зевс, а вскоре Девкалион и Пирра забалабенили себе сына, но в этот раз Девкалион кинул не камень, а палку. Сына назвали Эллином, он то и основал Элладу, то есть Грецию, в которой всё есть. Жаль, что эта поговорка уже нифига не актуальна.


Смирившись с людьми, как Нагиев с лысиной, Зевс всё же решил наказать Прометея, отправив его к чёрту в анус, а именно в Скифию, где приказал Гефесту приковать смутьяна к скале и оставить его там на веки вечные. И стоять бы так Прометею до китайский пасхи у скалы как проститутке на трассе, если бы не знал наш любитель огня одну тайну про Зевса, которую ему твитнули богини судьбы, заключавшуюся в том, что от брака Зевса и одной нимфы, Фетиды, у него родится сын, который будет настолько крут, что сможет втащить собственному батяне, скинув его с Олимпа, но если Фетида окольцуется со смертным, то рождённый ею сынок будет геройствовать на земле и не будет в контрах с Зевсом.


Узнав, что Прометей знает тайну его судьбы, Зевс естественно очень расстроился, ведь думал, что избавился от него навечно. Но, Прометей был как генитальный герпес, стоит раз вляпаться и задолбёшься потом его выводить.


В общем, отправил Зевс к Прометею своего кризис-менеджера Гермеса, чтобы тот предложил Прометею свободу в обмен на его тайну, но Прометей стал корчить из себя целку-патриотку, требуя полной амнистии и публичных извинений, с восстановлением его в должности и нехилую компенсацию за моральный ущерб.


Зевс решил закрепить Прометея ещё сильнее, отправив его как Лермонтова на Кавказ, и выписал ему специально обученного орла, который каждый день клевал ему печень. Вот за что выгребал Прометей, а не за каких-то никчемных людишек.


И страдал Прометей люто, ведь тут мизинчиком ноги об угол ударишься, и орёшь как бабуин в период случки, а что испытал этот чувак я даже представлять себе не хочу. Короче, вступилась за Прометея вся цивилизованная божественная общественность и таки уговорила Зевса помиловать Прометея, который своими воплями распугал всю живность на Кавказе.


Зевс отправил на Кавказ своего сына Геракла чтобы тот убил птичку и освободил Прометея, который на память про отсидку оставил себе одно звено цепи с куском камня на нём. С тех пор люди, в благодарочку и уважуху за страдания перенесённые Прометеем, стали носить кольца с камнями. Сомнительный подгон, но ладно, чего ещё ждать от презренных ботов? А птичку всё же жалко.


Прометей выдал Зевсу тайный расклад и тот мигом избавился от нимфы, выдав её замуж за смертного царя Пелея, и у молодых вскоре родился сын, назвали его Ахилл, по которому во времена моей молодости пускали слюни все девки из моей общаги, когда его в «Трое» сыграл Бред Питт.


Ну, а Прометей является единственным персонажем в античной мифологии, которому удалось попустить самого Зевса, ведь все его проделки, как в следствии спермотоксикоза, так и просто по беспределу, всегда остались безнаказанными.


А сгубили Зевса не другие боги, а обычные людишки, отказавшись в него верить, придумав себе других богов.

Тайна Прометея (по версии ADN) Рассказ, Авторский рассказ, Мифология, Прометей, Юмор, Черный юмор, Туалетный юмор, Длиннопост
Показать полностью 1
110

Бычий фарт Готфрида Бульонского

Бычий фарт Готфрида Бульонского Рассказ, Авторский рассказ, Юмор, Черный юмор, Стеб, Крестовый поход, Рыцарь, Везение

Беспечность турков стоила им потери Иерусалима в 1099 году, а это уже было серьёзно и дальше забивать болт на происходящее было нельзя.


Когда жаренный арабский петух клюнул их в мусульманский зад, только тогда общественность в тюрбанах засуетилась.


Решено было призвать на помощь египетскую силу в лице тамошнего султана. Тот отправил на разборки своего визиря, у которого войска было настолько много, что никто не сомневался, что крестоносцев натянут на мусульманский полумесяц.


Готфрид Бульонский, узнав, что мусульмане готовят cameback, и решил, что надо напасть первому, хотя войско его было гораздо меньше и по-уму было бы укрыться в Иерусалиме, готовясь к осаде. Но у Бульонушки было своё кино в голове, и ХристианскоеТВ показывало ему, что нужно нападать первому.


И тут крестоносцев ждал джекпот - по дороге к противнику, они надыбали огромное стадо скота, собранного местными для египетской армии. Знатно отужинав, веселые крестоносцы утром двинулись дальше, ведя за собой недоеденное стадо.


Вскоре они увидели перед собой полчища врагов, которые очень обрадовались тому, что крестоносцы сами идут к ним в руки и можно будет всех их за день уработать, а не выкуривать месяцами из Иерусалима.


И здесь Бульонушка опять отличился. Он решает смешать своё войско вместе со скотом и напасть пока вся эта епическая братва не успела построиться в боевые порядки. У египтян сорвало днище от страха, когда они увидели огромное облако пыли и они дали деру, подумав, что это полчища конных рыцарей. В результате этого скотоложества крестоносцы опрокинули всё вражеское войско и почти полностью уничтожили его, захватив ещё кучу провизии, брошенной в страхе египтянами.


Так Готфрид Бульонский на «бычем фарте» одержал свою очередную победу.


Выполнив клятву данную Папе Римскому, этот величайший воин вскоре нашёл покой в Царстве Небесном. Он умер при осаде Акры, прославив себя и свой род на века.

Показать полностью
204

Готфрид Бульонский. Европейские приключения.

Готфрид Бульонский. Европейские приключения. Рассказ, Авторский рассказ, Юмор, Черный юмор, Туалетный юмор, Средневековье, Рыцарь, Крестовый поход, Длиннопост

Готфрид Бульонский был рыцарем в самом классическом понимании этого слова. Прям без страха и упрёка! Он обожал тупо рубать врагов, шоб аж стружка летела. Вижу цель — не вижу препятствий! Это Вам не киношные полупокерные мальчики-блондинчики, которые сахарным голоском поют своей даме сердца какую-то попсовеньку балладку, а потом единолично спасают свою мамзель, вырвав её из лап злодея, сразив его на дуэли.


В XI веке, когда происходил замес, всё было нифига не так. Либо ты суров и ты спасаешь, либо ты слащав и спасают тебя. Третьего не дано.


Готфрид был суров, но справедлив и всегда подчинялся приказам. Даже когда император Генрих IV отдал своему сыну герцогство, принадлежащее по праву Готфриду, то последний покорно смирился с волей императора.


Но, когда про это узнали остальные рыцари, то подумали, что без лоха и жизнь плоха и решили проделать с Готфридом тот же трюк, положив свой глаз на другие владения Готфрида. Тут уже Бульонскому пришло время доказывать всем, что он не терпила и он принялся показывать свои зубодробильные фокусы, неприятно и больно удивляя ими обидчиков.


В те времена судебные вопросы часто решались поединками. Кто сильнее тот и прав. И вот на таком поединке Готфрид, отстаивая свои права на имущество, так махал мечом, что обломил его о щит врага, оставшись стоять с одной рукоятью в руке. Его враг уже видел себя в замке Бульонского, но не увидел левый боковой в висок, которым Готфрид щедро отоварил его рукояткой меча. Типочек звонко брякнулся, а Бульонский мог добить валявшегося в непонятках соперника, но не стал. Даже не относковал того лошару кованным рыцарским башмаком в открытое забрало. Кодекс чести не велит.


Генрих увидел на что способен Готфрид с обломком меча и быстро сообразил, что с целым мечом такой воин ему просто необходим. Ведь времена для него были печальные. Поругавшись с Папой Римским, он был отлучён от церкви и в его сторону уже мчал новый император, назначенный Папой.


Благо Бульонушка услужил и тут. В лютом махаче железных дровосеков, Готфрид махая мечом, как адов дворник, расчистил себе путь к папскому претенденту на трон, стащил его с коня, отрубил руку и вспорол ему живот флагом Генриха. Офигевшие с такого фаталити папские воины все как один обделались и дали дёру, а взбодрившиеся войска Генриха принялись подгонять их пинками.


И в дальнейших битвах немало папских холуёв порубал Готфрид. Ведь силушки богатырской было много, а времени думать мало, потому действовал Готфрид быстро и эффективно, проламывая вражеские шлемы и панцыри, словно косточки от компота.


Когда Святой Петр устал принимать в свои ворота Рая всех отправленных ему Бульонушкой жмуриков, то Небесной Канцелярией было принято решение помочь своему земному помазаннику и настигла Готфрида болезнь жуткая в наказание.


Понял наш друг, что либо он ласты клеит, а в Раю ему совсем не рады, либо остаётся жить, но завязывает по-стахановски уменьшать численность папской армии. В Рай хотят все и выбор был очевиден. Готфрид даёт клятву впредь служить только Папе и Вере! Когда кровавый дрыщь миновал, а с выхлопной перестало течь, то он продает епископу Льежа гораздо ниже рыночной стоимости свой родовой замок, нанимает бригаду коммандос и со словами: «Только Вера, только хардкор!» мчит в крестовый поход.


«Золотой ты наш человек», с облегчением сказали в этот момент Папа Римский и епископ Льежа, перекрестив его на дорожку. Первый был рад избавиться от лихого медведя шатуна в доспехах, радуясь тому, что Готфрид уже не его проблема, а мусульманского мира, а второй — потому что нашарка прикупил элитную недвижимость.


Именно в крестцовом походе и снискал себе славу Готфрид Бульонский.

Показать полностью
87

Готфрид Бульонский и Папа Римский

Готфрид Бульонский и Папа Римский Рассказ, Авторский рассказ, Крестовый поход, Юмор, Черный юмор, Длиннопост

В 1054 году как орех раскололась христианская церковь: на католиков, с центром в Риме и на православных, с центром в Константинополе.


Папа Римский всё мечтал опять объединить всю церковь под своим чутким руководством. Оно и не мудрено, ведь лучше получать десятину со всех христиан, чем только с католиков.


Да и совать свой блаженный нос, прикрываясь имени Бога, можно будет куда угодно, как и ранее.


Когда дела православных византийцев пошли не очень, и местные мусульмане то и дело стали выписывать им лещей, то византийский император попросил папу Римского о помощи.


Папа увидел в этом свой крестовый интерес и возможность объединить церкви, поэтому выступил с пламенной речью, призывая освободить Иерусалим от неверных в обмен на Царство Небесное.


Надо сказать, что Папа обладал суперспособностями к пиздежу, но в этой речи он превзошёл сам себя и так жонглировал понятиями из Писания, так додумывал и перекручивал слова от туда, что католики ахнули и стали собираться в крестовый поход.


Первым сорвалось немытое католическое быдло, которому-то и терять особо нечего было. Вся их подготовка к походу состояла лишь в том, чтобы нашить себе крест на пузо и крикнуть: «С нами Бог».


Поперлась эта одурманенная толпа кугутов на Иерусалим, грабя всё на своём пути, ведь провианта в дорогу взять ума не хватило, да и не за кой было его покупать.


Добравшись до Константинополя они застали врасплох тамошнего императора. Он то уже все свои проблемы с мусульманами давно решил и благополучно забыл о просьбе о помощи. Лежал себе, потягивая винишко, а тут на тебе здрасьте. А вы не ждали, а мы приперлись! Кое-как спровадив эту серо-коричневую биомассу на другой берег, император выдохнул. Ибо воняли они хоть святых выноси.


Турки на другом берегу вырезали всё это крестовое стадо без каких-либо проблем, подумав, что все крестоносцы такие же сладкие лохи как эти увальни с граблями и мотыгами.


Но, расслабляться было рано. Теперь уже начали подплывать серьёзные дядьки, среди которых был суровый, но справедливый Готфрид Бульонский, который до этого в Европе перемолотил столько рыцарей, что хоть металлобазу открывай.


Продолжение следует...

Показать полностью
190

Кто первый кинул перчатку?

Кто первый кинул перчатку? Авторский рассказ, Рассказ, Дуэль, Юмор, Черный юмор, Крестовый поход

Расскажу Вам одну эпичную историю, которая мне очень нравится, которая случилась в 1097 году во время первого Крестового Похода.


Разгромив в пух и прах быдлячую орду крестьян-крестоносцев, турки посчитали, что и остальные крестоносцы будут такие же сладенькие лохи. Эта самоуверенность стоила им потери столицы - города Никеи.


Готфрид Бульонский, который ранее навёл шороху в Европе, при штурме столицы турков тоже проявил себя красавчиком и ярко продемонстрировал всем, что ему пофиг кого рубать, католиков или мусульман.


Никея пала и после этого очередь ходить павлинами настала для крестоносцев. Вальяжной походкой и виляя бёдрами, они подошли к маленькому городишке Дорилее, как Джеймс Бонд на пляже подходит к понравившейся дамочке, что бы её закадрить, а потом оприходовать.


Правителю были посланы парламентеры с требованием сдать город. Однако турок решил выпендриться и прислал Бульонушке

роскошный, усыпанный драгоценными камнями, ларец. Там лежала туфля правителя, которую тот прислал Готфриду, что бы он её облобзал в знак покорности.


Не знал турок, что за такие шутки в зубах бывают промежутки. Готфриду шутеечка вообще не зашла и он в ярости бросил послу в лицо первое, что попалось под руку. А на беду турка, попалась Готфриду увесистая боевая перчатка, которая, наверно, сильно попортила турецкий интерфейс посла.


После этого, побывавшего в глубоком нокауте турка, откачали и сказали передать ему эту перчатку правителю Дорилеи для поцелуя. Собрав выбитые перчаткой зубы и саму перчатку, посол удалился, шипя беззубым ртом проклятия неверным.


Дорилея была взята, а красивый понт с метанием перчатки в таблоид обидчику так понравился рыцарям, что превратился в средневековый мем и трансформировался в дуэльный обряд. В каком месте правителя Дорилеи осталась злосчастная туфля - история умалчивает.

Показать полностью
91

Что случилось с рыцарями. Ч.3

Предыдущие статьи, первая и вторая


Перейдем теперь к главной теме. Какие именно социально-экономические сдвиги происходили в обществе в XII-XV веках, и каким образом они были связаны с упадком рыцарства? А также посмотрим, как именно это происходило.


В XII-XIII веках в Европе происходит экономический подъем, начавшийся в сельском хозяйстве, который потянул за собой ремесло и торговлю, и вызвал рост городов. В регионе зародились ростки капитализма, особенно явные в Италии, Нидерландах и Англии. Однако это были только ростки, для решающего рывка Европе не хватало ресурсов, которые она получит в ходе Великих Географических открытий. Пока же развитие прерывали кризисы, особенно тяжелым был кризис XIV века. Капитализм, и буржуазные слои вступали в сложные отношения и переплетались с феодализмом. Было бы слишком просто сказать, что это была борьба укладов, точнее будет указать, что ранний капитализм и поздний феодализм часто не могли обойтись друг без друга.


Соответственно города и государства, рыцари и буржуа то вступали в союзы, то враждовали, дворянство обуржуазивалось, но часто и буржуа становились аристократией.

Общим местом у историков является указывать на союз городов и королей против феодалов, в реальности зачастую города предпочитали бороться с феодалами против государства, исходя из своих интересов.


Государства также переживали драматические преобразования. Часто попытки создать централизованное государство, поначалу успешные, проваливались, и шел откат назад. Исторические личности, такие, как Филипп XIV Красивый и Эдуард III Английский чересчур обгоняли свое время, и после них плоды их тяжелых трудов бывали, казалось бы, потеряны.

Военное дело также сильно зависело от этого процесса, новые военные порядки с трудом пробивались через старые, которые не собирались пока еще сдавать позиции.

Все зависело от конкретного уровня развития и соотношения социальных сил в каждой стране.



Куртрэ



Городам для защиты от феодалов приходилось создавать собственные вооруженные силы – городское ополчение, или милицию. И они часто успешно это делали.

Фландрия к началу XIV века развивалась вполне по капиталистическому пути, с производством на рынок и наемным трудом. Это сопровождалось острыми социальными кризисами - переворотами и восстаниями низов. Дело осложнялось тем, что вокруг Фландрии сплелись интересы Англии и Франции. Англия охотно разжигала антифранцузские восстания во Фландрии так же, как и Франция антианглийские в Шотландии.


Выступления городских низов все усиливались после 1280 года. Городской патрициат, испуганный выступлениями черни, позвал на помощь французскую корону. Началась интервенция. Поначалу французам удалось относительно легко справиться с восстаниями, но после очередного, вспыхнувшего в Брюгге в 1302 году, фламандцы сумели дать достойный отпор французскому рыцарству. Повстанцы попытались взять крепость Куртрэ, но не преуспели. На выручку гарнизону прибыла французская армия.


Главные силы мятежников в количестве 13 тыс. горожан, и 10-30 рыцарей. Лишь немногие вожди были из феодалов и патрициев, большинство привилегированных были на стороне французов.

Против них были 5000 рыцарей и 3000 стрелков. Фламандцы решили победить или умереть и заняли оборону за ручьем, усилив ее волчьими ямами и канавами. Стрелков у них было мало, основной силой были массы пехоты, вооруженные пиками и алебардами. Французский командующий Роберт Артуа несколько дней не решался атаковать, так как фламандцы стояли в сильной позиции. После сильного обстрела фламандских позиций, в бой пошла французская пехота, которая достигла некоторого успеха, но не смогла потеснить фламандские порядки. Артуа в нетерпении ввел в бой конников. Им пришлось форсировать ручей, что не дало взять разбег, кони вязли в болотистых берегах. Как только рыцари достигали берега, фламандцы организованным порядком бросились вперед и начали избивать всадников. Все попытки рыцарей прорвать строй копейщиков не увенчались успехом. Разгром был полным, французский командующий был убит, как и все остальные рыцари, кто не смог бежать. Фламандцы намеренно не брали пленных, что было полностью не в обычае войны тех времен. Победители собрали с убитых рыцарей 700 золотых шпор, которые были вывешены затем в Куртрэ. Поэтому еще битву при Куртрэ называют битвой шпор.


В деталях битвы обращают на себя внимание три явления: неорганизованность феодальной французской конницы, не сумевшей использовать свои преимущества, фламандские рыцари, спешившиеся, занявшие место среди пехотинцев и сыгравшие роль офицеров и, конечно, действия сплоченной, организованной пехоты.


Поражение рыцарей было огромным шоком для современников. В частности, флорентийский историк Джованни Виллани в своей «Новой хронике» сообщал:

Всего французы потеряли убитыми более шести тысяч рыцарей и бессчетное множество пехотинцев, в плен же никого не брали... После этого разгрома честь и слава старинной знатности и отваги французов сильно приуменьшились, ибо цвет мирового рыцарства был разбит и унижен своими же подданными, самыми худородными людьми на свете — ткачами, сукновалами, работниками низких ремесел и занятий. Они были столь чужды воинскому делу, что из презрения к их малодушию другие народы мира называли фламандцев «жирными кроликами». Но после этих побед уважение к ним стало так высоко, что один пеший фламандец с годендаком в руке стоил двух французских рыцарей.


Кагарлицкий отмечает, что: «эта наспех собранная и на первый взгляд не слишком боеспособная армия нанесла при Куртрэ (Courtrai) сокрушительное поражение интервентам, уничтожив цвет французского рыцарства. Эта битва оказалась не только первой решительной победой пехоты над кавалерией, положив начало перевороту в военном деле, но и прообразом целого ряда революционных битв, подобных сражению при Вальми, в ходе которых революционная масса демонстрировала свое превосходство над профессиональной армией».

Но нельзя забывать, что успех был недолог. Через 26 лет французские рыцари смогли взять реванш в битве при Касселе, а ровно через восемьдесят лет те самые золотые шпоры были увезены французами из Куртрэ.


Фламандская пехота при Куртрэ, как отмечает Свечин, действовала оборонительно, при чрезвычайно выгодных местных условиях.

В сражении при Розенбеке, через восемьдесят лет после Куртрэ, французы, наученные горьким опытом, смогли грамотно использовать конницу для удара по флангам фламандской фаланги, которая не смогла совершать наступательные действия в чистом поле.

Так что, одним городам недоставало сил бросить вызов феодалам. Это должны были сделать государства.



Англия и ее армия перед Столетней войной



Многие историки сходятся во мнении, что в начале Столетней войны с двух сторон столкнулись армии разных типов - у французов это была еще феодальная армия, у англичан - нового типа, постоянная и организованная. Что же позволило англичанам создать армию нового типа?


Укрепление королевской власти в Англии началось раньше, чем в других странах. После учиненной резни над англосаксонской знатью в 1067-1071 году Вильгельм Завоеватель смог перераспределить ее земли среди приближенных. Норманнская знать была во враждебном окружении, а местное население всегда было готово поддержать королевскую власть против иноземцев. Это, конечно, не избавило Англию совсем от феодальных войн, да и горожане далеко не всегда выступали за свою "естественную" опору - власть короля. Тем не менее, местное управление королям всегда удавалось удерживать за государственными чиновниками - шерифами.


Генрих II Плантагенет(1154-1189) сделал королевский суд высшей инстанцией, куда мог обратиться любой свободный человек. Также во время правления Генриха II было создано руководство по работе казначейства – «Диалог о казначействе». Это свидетельствует о высоком развитии финансов. Наконец он же освободил вассалов от личной военной службы при условии, что они будут платить "щитовые деньги", на которые король мог нанять рыцарей, служащих постоянно.


Финансовая мощь государства позволяла создать наемное постоянное войско, но не менее важен был источник, откуда черпаются наемники. В Англии с древних времен не теряло своего значения народное ополчение.


Вот как описывает это ополчение в своей книге "Эпоха рыцарства в истории Англии" Артур Брайант. «В соответствии с традиционным английским законом каждый здоровый мужчина от 15 до 60 лет был обязан принимать участие в защите своего графства и служить в полиции графства.

Норманнские и анжуйские предки Эдуарда I использовали эту грубую народную милицию против непокорной знати, а его прадед Генрих II реорганизовал ее ассизой о вооружении.

В то время она ограничивалась только свободными людьми – ибо для феодального представления идея о том, что бонд может носить оружие, представлялась шокирующей – но позднее служба в милиции стала охватывать все классы, включая вилланов. Использовав ее в Уэльских войнах, тем самым компенсируя убывающее число феодалов, теперь Эдуард поместил ее на постоянную основу.


В каждом графстве, сотне или городском приходе должны были быть подготовлены списки всех годных к службе. Из них военные комиссары (Commissioners of Array) могли выбрать и заставить людей служить в качестве оплачиваемых солдат, то есть наемников, в королевских войсках в случае крайней необходимости. Оружие, которое они должны были обеспечить в соответствии со своим рангом и социальным положением, также оговаривалось в статуте, который предписывал регулярно практиковаться в его использовании, и дважды в год констеблями сотни должен был проводиться «смотр оружия», на котором перед судом шерифа для наказания должны были предстать те, кто не выполнял своих обязанностей.


Фримены, владевшие движимым и недвижимым имуществом с доходов от 20 до 40 фунтов и которые еще были посвящены в рыцари, должны были явиться в качестве рыцарей, а те, кто имел доход более чем 15 фунтов в год, должны были явиться в качестве солдат с лошадью, копьем и доспехами. Простой народ, поделенный на четыре класса, должен был служить в качестве пехотинцев и либо сам себя обеспечивать, либо быть обеспеченным констеблем следующим оружием: железным шлемом, стеганой курткой, дротиком, кинжалом и луком со стрелами. В лесистых землях вдоль Уэльской границы – в Шропшире, Маклсфилдском лесу и Шервуде – сельские жители уже учились обращаться не с коротким луком, чья тетива натягивалась к груди, а стрелы попадали в воздух, но с длинным луком Гвента, растягивавшимся до уха, чьи стальные стрелы с гусиными перьями, направленные прямо в цель, могли сразить конного рыцаря, закованного в броню, с расстояния более чем двести ярдов. В следующем веке они сыграли очень важную роль"



По мнению Свечина, на изменения в английской армии также повлияли войны Англии в Уэльсе и Ирландии. На пересеченной местности тяжелая кавалерия была малоэффективна. Из источника того времени: "В Ирландии рыцарям нужно всегда придавать лучников. Проворный ирландец будет поражать рыцаря каменьями и ускользать от него - ему нужно отвечать стрелами"


Уже к концу XIII века, благодаря реформам Эдуарда I, продолживших тенденции, начатые его предшественниками, удалось создать мобилизационный механизм и организационные методы, а также организацию снабжения и транспорта, совершенно незнакомые прежним феодальным армиям и далеко опережавшие свое время. Историки указывают на некоторые неожиданно современные черты кампаний Эдуарда III, например, на способность его армии вести боевые операции зимой Действительно, этого большинство европейских армий не в состоянии было делать даже в XVIII веке.


Конечно, преодолеть границы своего времени эта армия не смогла. Производительность труда была настолько низкой, что даже весьма эффективная система воинского призыва, существовавшая в Англии того времени, позволяла оторвать от работы максимум 2–3 % мужского населения — это была уже всеобщая мобилизация. Преимущество английской системы было не в способности мобилизовать большие массы рекрутов (войска Эдуарда III и Генриха V были немногочисленными), а в том, что в стране всегда были люди, пригодные для воинской службы, их не надо было переучивать.


Армия понемногу теряла сословный характер: бедные джентльмены, не имевшие денег на доспехи, поступали на службу лучниками. Напротив, пехотинцев учили верховой езде. Английский лучник времен Столетней войны передвигался на лошади, а в бой вступал спешенным. В свою очередь рыцарей приучили вместе с лучниками вести бой в пешем строю. Немецкий военный историк Ганс Дельбрюк считает, что хотя «спешивание рыцарей было только эпизодом, все же его можно рассматривать как прелюдию для нашего времени в том отношении, что это является известной переходной ступенью к позднейшему офицерскому корпусу».


Однако рыцарь (или точнее, дворянин в латах, не всегда имевший рыцарское звание) по отношению к лучнику далеко не обязательно выступал в качестве командира.

Разрыв между конным и пешим воином перестал быть знаком сословного различия, превратившись в различие чисто тактическое. В этом отношении лучники Эдуарда III были чем-то вроде позднейших драгун или даже мотопехоты XX столетия. Скорость их передвижения оказалась полной неожиданностью для противника. В социальном отношении это была армия, чья способность к совместным действиям гарантировалась высокой (по средневековым масштабам) социальной и культурной однородностью — нечто совершенно новое для того времени.



Эта грозная сила перед началом Столетней войны оказалась в руках Эдуарда III - талантливого стратега и тактика. Еще перед войной с французами эту силу на себе ощутили шотландцы - те самые, которые били деда и отца Эдуарда, пользуясь преимуществом сплоченной пехоты, вооруженной длинными копьями.



Вот как описывает блестящие действия против шотландцев в 1333 году Брайант. "С тех пор, в злосчастной кампании 1327 года в Стенхоупском Парке, Эдуард для себя понял глупость пытаться атаковать шотландских пикнеров с помощью тяжелой конницы или преследовать их, убегающих на своих привыкших к зарослям вереска лошадях по северным холмам и долинам. В это время, убедившись, что они не могут добраться до Берика иным способом, он намеревался заставить шотландцев атаковать его. Он не хотел позволить прогнать себя, как было с его отцом, безжалостно надвигавшимися копьями в невыгодную для его людей позицию. Вместо этого он разработал поле боя, полностью отвечавшее его замыслам.


Ловушка, устроенная им, была смертельной, не то что болота Бэннокберна или рвы, вырытые Брюсом на дороге к Стерлингу. В руках английских лучников были длинные луки из Гвента, пришедшие с незапамятных времен, а Эдуард и его лорды-воины нашли возможность превратить их в военное оружие, обладающее мобильностью и убойной силой, о чем до сих пор они и не мечтали.

Один из лордов, крестоносец Генрих Гросмонтский – сын графа Ланкастера, известный своим собратьям как «отец солдат» – сражался при Бэннокберне, и, возможно, именно этот одаренный богатым воображением и замечательный полководец первым разглядел, как использовать лук, чтобы коренным образом изменить военное искусство. Бесспорным казалось то, что в течение всех недель ожидания во время блокады Берика английской армией, лучники, которых военные комиссары Эдуарда собрали из северных и средних графств, совершенствовали свое мастерство в постоянных маневрах и упражнениях, так же, как пикинеры Брюса тренировались перед Бэннокберном, репетируя битву, которую он предвидел.

Объединенные в отряды вместе с тяжеловооруженными конниками из их родных графств и муштруемые седыми ветеранами, изучившими воинское искусство среди валлийских и шотландских холмов, они учились действовать не только в качестве отдельных стрелков, но сплоченно в фалангах, из которых, по приказу командира, ритмично вылетали залпы стрел с невероятной скоростью, которые могли направляться сначала в одну часть атакующих, затем в другую, пока каждое живое существо не погибнет или не будет искалечено. В металлических шлемах и подбитых оленьей кожей куртках, этих легких, деятельных мужчин тренировали перестраиваться в расчлененный строй, обстреливать продольным огнем колонну с фланга и даже ряда, комбинируя стрельбу и движение, по сигналу горна или какому-либо другому, передислоцироваться под прикрытием своих товарищей в многочисленные шеренги, в которых так долго, насколько хватало боеприпасов, они были практически неуязвимы. Среди них – прощенные своим королем – находились объявленные вне закона Фольвилли и другие изгои из Шервудского леса. Они обладали мастерством незаметно подкрадываться к своему противнику и уничтожать его, но теперь их усилия были направлены не на главного недруга – ноттингемского шерифа – и его бейлифов, а на врагов короля.



Именно в это время – летним утром 1333 года – шотландская армия на собственной шкуре испытала, прибыв на склоны Халидон Хилла, то, что должно было случиться с другими и более знаменитыми армиями, находившимися в руках союза английских лучников и тяжеловооруженных конников под началом их молодого короля, наследника Плантагенетов, и его лейтенантов, большинство из которых заслужили славу, применяя ту же самую тактику на полях Европы. Когда пикинеры в своих плотных шилтронах и в сопровождении колонн конных рыцарей шли вперед по болотистой почве у подножия холма, они внезапно попали под град стрел. Когда стальные наконечники стрел достигли своей цели, погибли сотни шотландцев, проклиная триумф своих отцов, который они упорно пытались повторить. Склоняя свои головы под сверкающим ливнем и смыкая свои ряды, они инстинктивно стали осторожно отходить от лучников и карабкаться на холм. Прижавшись друг к другу с такой силой, что они почти задыхались, терзаемые выстрелами лучников и многочисленными залпами из строя, куда стрелки отходили при каждой попытке атаковать их, шотландцы упорно поднимались по склону по направлению к ожидавшему их строю закованных в броню английских воинов, единственному месту, куда не попадали стрелы. Затем, запыхавшиеся от подъема, выжившие бойцы достигли преграды из копий, рыцарей и тяжеловооруженных конников, свежих и жаждавших драки, которые тотчас начали рубить их огромными мечами и боевыми топорами, заставляя их спуститься со склона, где шотландцев вновь ждал град из стрел.

Та же участь была уготована конным лордам и рыцарям. Отряд, пытавшийся обойти фланги противника, чтобы добраться до Берика, был перехвачен конницей Эдуарда, а остальных разили стрелы, когда они старались направить своих испуганных коней взобраться на холм, и они падали друг на друга, превращаясь в спутанный клубок из извивавшихся людей и животных. Даже когда их бесстрашие не могло в большей мере угаснуть и они были сломлены, английские рыцари призвали своих пажей с лошадьми и преследовали шотландцев по холмистому Берикширу до самой ночи, «убивая несчастных, – по словам лейнеркостского хрониста, – железными жезлами». Сам регент был смертельно ранен и взят в плен, а шесть графов остались лежать на поле боя. Семьдесят шотландских лордов, пятьсот рыцарей и сквайров и почти все пешие воины погибли. Англичане потеряли одного рыцаря, одного тяжеловооруженного конника и двенадцать лучников. Одно-единственное утро положило конец кропотливому труду шотландцев, длившемуся четверть века, а паутина Брюса была разорвана английской дисциплиной и «серыми гусиными перьями».


В этом описании главное не преимущество длинного лука само по себе, а как оно было грамотно использовано в блестяще организованной армии. Армии, с которой скоро предстоит столкнуться лучшему рыцарству Европы - французскому.


Продолжение следует



Литература



Брайант Артур. Эпоха рыцарства в Англии


Всемирная история. Т.2. Под ред. Чубарьяна


Кагарлицкий Б. Ю. От империй к империализму


Кенигсбергер Гельмут. Средневековая Европа


Контамин Филипп. Война в Средние века


Нечитайлов М. Битва при Куртрэ. http://xlegio.ru/ancient-armies/medieval-warfare/battle-of-c...


Свечин А. А. История военного искусства. Т.1


Фавье Жан. Столетняя война

Показать полностью
235

Что случилось с рыцарями. Ч.2

Предыдущая часть здесь
Исследуем для начала вопрос, насколько вообще было эффективно огнестрельное оружие в позднее средневековье и могло ли оно повлиять на исчезновение рыцарства.

Оружие

Обычный человек представляет противостояние тяжелой кавалерии и огнестрельного оружия в виде картины, описанной Марком Твеном в «Янки при дворе короля Артура». Главный герой там вышел на поединок против рыцарей с револьверами. Итого, один выстрел – один рыцарь. Хорошо выставлять против рыцарей револьвер второй половины XIX века. Если бы герой был вооружен пистолетами, хотя бы начала XIX века, итог был бы уже не столь однозначен.

Примечательно, что револьверы первоначально нашли себе широкое применение в войнах против индейцев, где была важна не дальнобойность, а скорострельность. Вооруженный обычной винтовкой, ковбой мог быть утыкан стрелами раньше, чем смог бы перезарядить свое оружие.
Огнестрельное оружие представляется среднему человеку таким эффективным против рыцарства потому, что поражает на расстоянии и пробивает доспехи. Но такое оружие уже было до огнестрельного. Стоит в начале поговорить о луке и арбалете.

Доогнестрельное метательное оружие

Лук

Обычный, не композитный лук прост в изготовлении, имеет малый вес и бесшумен. Из массового лука стреляли прицельно до 200 шагов. Лук успешно конкурировал сначала с арбалетом, а потом и с огнестрельным оружием в течение нескольких столетий, уступив место последнему только тогда, когда огнестрел смог дать не менее эффективный и недорогой выстрел. Во французских войсках лук использовался до 1527 года. В Англии до 1627. В России в регулярной армии лук был отменен Петром I, но в ополчении лук продержался еще 100 лет. В Лейпцигском сражении(1813) конные башкиры были вооружены луками.

В битве при Креси, начале конца рыцарства, главной ударной силой английского короля были лучники. Келли пишет, что «обучавшиеся стрельбе с детства, лучники Эдуарда обладали огромной силой и высочайшим мастерством. Сохранившиеся скелеты этих людей свидетельствуют, что их мускулатура была необычайно развита: ведь надо было натянуть тетиву шестифутового лука с силой более ста фунтов, твердо держать, пустить стрелу, а затем повторять этот процесс снова и снова, десять раз в минуту. Лучники умели поражать цель на расстоянии до двухсот ярдов, их стрелы пронзали кольчугу и даже легкий пластинчатый доспех».

Но стрельба из лука требовала большой силы рук, точного глазомера и постоянной практики. Хорошего лучника готовили с детства. Лучников массово удавалось получать там, где стрельба была обычаем и стилем жизни.

Арбалет

Когда и кем изобретен арбалет, установить трудно. В Европе арбалет появляется в первой половине XII века. Он начинает быстро совершенствоваться, на него ставят стальные луки, придумывают приспособления для натягивания тетивы. Все это повышает мощь арбалета до такой степени, что стрела на 150 шагов пробивала доспехи, а человека без доспехов могла убить до 650 шагов.

Нужно заметить, что средний арбалет несколько уступал самым сильным лукам. Но стрельба из таких луков требовала особых качеств. Из арбалета же мог стрелять средний человек после короткого обучения с удовлетворительной меткостью.

Наступательная мощь арбалетчиков была доказана в ходе Каталонской кампании 1282-1311 гг., где каталонцы разбили лучшую конницу эпохи. Крупномасштабное производство мощных арбалетов требовало специалистов-металлургов, однако сложность в изготовлении искупалась простотой применения и мощью на поле боя. Неудивительно, что Второй Латеранский Собор (1139 г.) запретил использование арбалетов против христиан, как слишком жестокое.

Однако и у арбалетов были слабые места. Они были дороги. Самое главное, скорострельность у арбалетов была невысока. Чтобы использовать их эффективно, нужно было прикрывать стрелков, чтобы дать им время перезарядиться, нужно было иметь налаженное взаимодействие между родами войск.

Филипп VI, французский король, перед битвой при Креси (1346), попытался противопоставить английским лучникам генуэзских арбалетчиков, однако использовал их совершенно бездарно. Эта битва, вообще, образец как храбрости, так и полнейшей недисциплинированности французского рыцарства, поэтому о ней еще пойдет разговор.

Как же были использованы арбалетчики? В начале генуэзцы отказывались сражаться, так как были утомлены переходом, на что брат короля заявил: «Зачем было тащить этот сброд!» Потом арбалетчиков выставили вперед, приказав обстрелять англичан. Но у английских лучников оказалось преимущество в скорострельности, и они осыпали генуэзцев настоящим дождем из стрел. Арбалетчики дрогнули и стали отступать. Французские рыцари начали неорганизованное наступление, по одним сведениям, просто стоптав генуэзцев, по другим перерубив их за «предательство». Этот эпизод доказывает, что каким бы ни было совершенным вооружение, оно ничего не стоит без умелого использования.

И английский большой лук, и арбалет могли пробивать рыцарскую броню, но сами по себе они были опасны для рыцарства только при новой организации войска. Огнестрельное оружие на первых порах уступало этим вооружениям, и медленно пробивало себе дорогу в течение трех столетий, начиная с середины XIV века.

Огнестрельное оружие

Как и арбалеты, огнестрельное оружие пытались запретить и считали «дьявольским». На гравюре Израэля фон Мехлина, относящейся примерно к 1420 году, изображено весьма курьезное применение этого оружия. Из него в сцене Воскресения Спасителя стреляет сам дьявол. Без сомнения, художник считал порох сатанинским изобретением. Но насколько оно было по настоящему эффективным против рыцарей, по крайней мере, в Позднее Средневековье?

Порох

Долгое время большим ограничивающим фактором для использования огнестрельного оружия были трудности производства пороха. Производить его было опасно и дорого. Контамин указывает что « в1340 г. во время осады Камбре один дворянин, специалист по новому оружию, сир Гуго де Кардайяк заказал десять пушек на скромную сумму в 25 ливров 2 су 6 турских денье, тогда как чрезвычайно необходимые для применения этих орудий селитра и кусковая сера обошлись в 11 ливров 4 су 3 турских денье». Если серы и угля было достаточно, то селитры вечно не хватало. В Китае селитра выступала поверх некоторых полей. В Европе такого явления не было. Как же получали селитру?

Из очень неаппетитных источников. Селитра выделялась как продукт разложения органики. Она выступала коркой на каменных стенах, стенах и полах уборных и хлевов, погребах и гробницах. Короли выжимали из подданных все соки, чтобы добыть достаточное количество вещества. Пороховых дел мастера прочесывали страну поисках старых компостных куч и выгребных ям, помоек и уборных. Вторжения сборщиков с королевским указом раздражали крестьян, ведь они часто перекапывали дворы, разрушали постройки, а еще им было велено давать ночлег и еду.

Келли пишет, что «Примерно в это же время(XVII в) выяснилось, что ценный источник селитры — наскоро похороненные тела солдат. Полученный таким путем порох должен был принести смерть другим людям — жуткое безотходное производство. … Процесс был несложным — любой, у кого была крытая яма или погреб и запас навоза, мог заняться этим делом. Рецепт селитры 1561 года рекомендует смешать человеческие фекалии, мочу, «а именно тех, кто пьет вино или крепкое пиво», навоз «лошадей, что кормят овсом», и известь, полученную из старого строительного раствора или штукатурки. Слой смеси по колено глубиной следовало укрывать от дождя и регулярно перемешивать в течение года. Затем «подобно снегу» должна была выступить селитра. Предписание мочи пьяниц не было нелепостью — расщепление алкоголя обогащает мочу аммонием — средой, в которой процветают нитратные бактерии.Пороховых дел мастера должны были переработать сотню фунтов нечистот, чтобы получить полфунта доброй селитры»

Кстати говоря, селитру использовали и как добавку к пище. Еще в XVI веке возникают слухи, что ее добавляют в еду солдатам и воспитанникам школ для мальчиков, чтобы снизить половое влечение.

Пушки

Первые пушки были ненадежными и неэффективными — они могли стрелять только маленькими кусками металла, и точность их стрельбы была отвратительной. Процесс заряжения был очень трудоемким и отнимал массу времени. Все это сводило боевую эффективность артиллерии почти на нет. Пушки Креси всего-навсего сбили несколько человек с лошадей.

После появления пушек в первой половине 14 века они по всем показателям уступали стенобитным машинам, по крайней мере, еще сто лет. Почему же правители, тем не менее, вкладывали большие деньги в производство орудий? Большинство исследователей сходятся во мнении, что первоочередную роль играло психологическое действие артиллерии, ее ужасный грохот.

Келли пишет: «Так что же заставляло правителей вроде Эдуарда III тратить и без того скудные ресурсы на производство пушек и приготовление пороха? Что побуждало их гнаться за новой технологией с таким неугасимым пылом? Конечно, таинственность, которая окутывала артиллерию, далеко превосходила ее боевую эффективность. Связанные с ней магические, дьявольские ассоциации действовали неотразимо. Репутация друга дьявола дорогого стоила на поле боя. Участники битвы при Креси всем сердцем веровали в зловещие образы христианской метафизики. Ад, окутанный удушающим дымом горящей серы, был вполне реален. Демоны бродили по земле. Серное дыхание пушек, их мерзкий хохот и неистовое пламя — все это были несомненные признаки сатаны.

Для власть имущих, однако, пороховая артиллерия была демонстрацией мощи. С человеком, который мог выставить на поле боя пушки, как и с тем, кто скакал на самой дорогой лошади, следовало считаться. Средневековый ум был глубоко проникнут почитанием регалий, а военное снаряжение имело свой собственный престиж. Порох стал одним из элементов спектакля битвы — сначала в качестве второстепенного сценического эффекта, а потом и как доминирующая тема»

Но к концу XV века артиллерия настолько совершенствуется, что уже ни один каменный замок и крепость не могут устоять. Во время Итальянского похода 1494 г. крепость, которая незадолго до этого успешно выстояла семилетнюю осаду, отказалась сдаться. Урок был наглядным — за восемь часов французские пушкари обратили крепостные стены в груду камня. Если говорить о прямом влиянии технического изобретения на общества, здесь артиллерия, безусловно, сыграла свою роль, уничтожая рыцарство скорее не на поле боя, а в их убежищах – феодальных замках. Города скоро нашли защиту, они начали использовать земляные валы, но оборонительные работы были настолько дорогими, что их могли вести только богатые города, не говоря уже об отдельных феодалах.

Ручное огнестрельное оружие

Ручное огнестрельное оружие появляется в Европе примерно тогда, когда и пушки, в середине 14 века. Но очень долго оно было крайне примитивным и неэффективным. В первой половине 15 века стрельба из кулеврин(не ружье, а, скорее, ручная пушка) велась так. Один воин наводил оружие на цель, другой поджигал заряд. При первом швейцарском состязании в стрельбе из кулеврин и аркебузов с арбалетами в1471 г. последние оказались с лучшей меткостью и дальностью боя.

Маркевич пишет, что «все эти ружья (кулеврины и аркебузы) были примитивного устройства, грубой работы, неудобные в обращении и обладали ничтожной меткостью; заряжание их было весьма неудобно, потому что порох в то время был в виде мелкой пыли или порошка. Лишь с 1525 г. начали зернить порох. Главными недостатками огнестрельного оружия того времени были сложность заряжания и несовершенство способов воспламенения заряда. Оружие было тяжелое, неудобное в обращении и весьма часто давало отказы и задержки при стрельбе»

Да, мушкет и аркебуза — оружие неудобное, заряжается медленно, имеет низкую точность и в индивидуальном бою практически бесполезно. Одиночный выстрел из мушкета на поле боя редко попадал в цель. Но солдаты, вооруженные мушкетами, становятся грозной силой, объединенные в роты, стреляющие залпами. Иными словами, это оружие, которое может эффективно применяться только в хорошо организованной и сравнительно массовой армии. Эпоха индивидуальных бойцов кончается, начинается время столкновения боевых порядков.Выстрел из пищали, ручной бомбарды или даже аркебузы, несмотря на высокую пробивную силу, был куда менее точным, чем выстрел из арбалета, а перезаряжалось это оружие крайне медленно. Недостатки огнестрельного оружия были достаточно очевидны современникам. Именно поэтому вплоть до времен Тридцатилетней войны во многих армиях сохранялись отряды лучников.


Упадок рыцарства сам по себе еще не означал конца тяжелой кавалерии. Является ошибкой мнение, будто появление на поле боя «большого лука» (longbow), а затем огнестрельного оружия делают бесполезными рыцарские доспехи, а вместе с этим знаменуют и закат рыцарства как социально-культурного явления. В техническом плане все обстоит прямо противоположным образом. Именно с этими военно-техническими новшествами связан расцвет производства доспехов.

Полный (или «белый») доспех появляется в 1390–1410 годах. Кольчуги и пластинчатые латы сменяются полноценной броней, превращающей всадника в настоящую боевую машину, наподобие позднейшего танка. Прогресс в технологии обработки металла способствовал появлению новых пушек и кулеврин, но он же позволил производить доспехи, которые, по крайней мере на определенных дистанциях и под определенным углом, были непробиваемы: ни для стрел английских лучников, ни даже для огнестрельного оружия. Наиболее серьезной опасностью для закованного в латы всадника долгое время по-прежнему оставался арбалетный болт, который летел в цель с невероятной силой и точностью. Но арбалет не имел достаточной скорострельности.

Тяжелая пехота тоже продолжала надевать металлические панцири вплоть до конца Тридцатилетней войны. Это вооружение часто называли «немецкими латами» и окончательно оно вышло из употребления лишь в 1650-е годы.

Использование огнестрельного оружия редко приносило успех в средневековых битвах. В 1408 году льежцы пытались остановить атаку неприятеля пушечным огнем, но перезаряжали медленно и потерпели неудачу. Два года спустя немецкие пушки не повлияли на ход битвы при Грюнвальде. При Рюпельмонде (1452 год) кулеврины ополченцев из Гента оказались бессильны против стрел пикардцев. Даже в XVI веке мы находим упоминания о том, что пули отскакивали от лат всадников либо сплющивались.

Парадоксальным образом появление на поле боя огнестрельного оружия на первых порах увеличивало именно уязвимость пехоты. В битве при Креси залп английских бомбард привел в смятение и дезорганизовал выдвигавшуюся на исходные рубежи колонну генуэзских арбалетчиков. Плотный строй английских лучников или швейцарских копейщиков становился удобной целью для артиллеристов. Ручное огнестрельное оружие было тяжелым и неудобным, а пешая атака сомкнутым строем на артиллерийские батареи, которую практиковали англичане в последних битвах Столетней войны, оборачивалась огромными потерями. Но и здесь преимущество нового оружия проявилось далеко не сразу.

В конце войны французская армия постоянно усиливала свой артиллерийский парк, который должен был стать противовесом боевой силе английских луков. Однако далеко не сразу этот подход стал давать эффект. Во время «Битвы селедок» и при Форминьи английской пехоте удавалось захватить артиллерийские позиции лобовой атакой. И только в битве при Кастильоне плотность артиллерийского огня сделалась столь велика, а прикрытие батарей столь надежным, что пешая атака на пушки оказалась бессмысленным самоубийством.

Заключение

Упадок рыцарства на протяжении XV–XVI веков очевиден. Однако связан ли этот упадок с изменением военной техники? В течение XIII-XIV веков поражения рыцарям наносили воины, вооруженные так же как они, но по новому организованные. Рыцарская служба как проявление вассальной преданности теряет смысл по мере того, как ополчение сменяется регулярной армией, даже если вооружение остается прежним.
Об организационных факторах вытеснения рыцарей в следующих частях

Литература
Кагарлицкий Б.Ю. От империй к империализму.
Карман У. История огнестрельного оружия
Келли Дж. Порох
Контамин Ф. Война в Средние века.
Мак-Нил. У. В погоне за мощью
Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. СПб. 2005
Фавье Ж. Столетняя война

Показать полностью
235

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Сегодня в массовой культуре средневековье имеет довольно большой спрос, но так получилось, что кинематографистами и игроделами более востребованы фэнтезийные сюжеты, с магией, алхимией и мистикой. Всё реже и реже показывают реалистичные сюжеты, позволяющие перенестись в то время с хотя бы относительной достоверностью. В этой серии постов будут собраны такие игры и фильмы.


Погрузимся же в атмосферу рыцарей и замков!



Grand Ages: Medieval

2015. Градостроительный симулятор/4X Стратегия

Разработчик - Gaming Mind Studios (Германия)

Издатель - Kalypso Media

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Интересный эксперимент компании Kalypso Media, изестной своим подходом к созданию оригинальных концептов для стратегий (Tropico, Omerto, Urban Empire). Это смесь Civilization, Anno и Total War, в которой игроку дают возможность построить свою империю, основывая города, воюя и налаживая торговлю.

В основном это и есть описание игры. У вас есть огромная карта, где вы создаёте города и строите в них здания. Всё держится на торговле, в том числе и армия. Не будет денег в казне, вы проиграете. Соответственно и выигрывает тот, кто располагает этими самыми деньгами.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Присутствует и сюжетная линия, посвященная интригам в Константинополе. Главный герой неожиданно становится главой аристократического рода и теперь вынужден взять бразды правления своими феодами.

Тон игры, что в компании, что в свободной игре, очень неторопливый. Игроку понадобится терпение, чтобы развить города до достаточного уровня и добиться успехов в войне или торговле. Не ждите от неё великих битв и веселья, когда каждые пять минут происходят скриптовые события. Это реалистичный симулятор управления городами и рынком, который, кстати, построен на динамической системе спроса и предложения, когда на стоимость продуктов влияет конкуренция, количество его на рынке и т.д.



Stronghold (Серия)

2001-2014. RTS

Разработчики - Firefly Studios (Великобритания)

Издательство - 2K Games

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Ещё одна серия игр, получившая особенную любовь и культовый статус на постсоветском пространстве, хотя и на Западе её любят, что подтверждает очень успешный путь длинной в 11 лет. Это стратегия в реальном времени, переносящая нас в Англию XI века. На сей раз в управление достается не город, а замок с прилегающими поселениями. Основная цель любой части - защитить своих крестьян и обеспечить их всем необходимым. А защищать придется как от других рыцарей, так и от разбойников.

Военная составляющая, как и в игре выше, отведена здесь на второй план, но и она присутствует. На ней даже завязана сюжетная компания, рассказывающая о вспышке анархии в Англии после захвата короля врагами. Главный герой берется навести порядок в стране, но против него выступают несколько влиятельных аристократов, с которыми и придется воевать.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Самой успешной частью до сих пор считается первая. Возможно из-за простоты исполнения, когда нет ничего лишнего и всё предельно понятно, а возможно из-за мементичности. Один только советник чего стоит, милорд. Ну и, возможно, из-за дополнения Crusaders, отправляющего игрока на Святую Землю в самый разгар Крестовых Походов. Это дополнение в 2014 году получило самостоятельный сиквел Stronghold Crusaders 2. Сама игра имеет два сиквела, ответвление Stronghold Legends, основанное на мифах и легендах средневековой Англии; онлайн-игру Stronghold Kingdoms. Последний вышел даже на смартфонах.



Assassin's Creed

2007. Action

Разработчик - Ubisoft Montreal (Канада)

Издатель - Ubisoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Мало кто помнит, но когда-то серия Assassin's Creed была не конспирологической параноидальной притчей о тайных мировых заговорах, а без пяти минут исторической игрой, где молодой парень изучал воспоминания своего далёкого предка, бывшего когда-то членом ордена ассасинов. Если кто не знает, то во времена крестовых походов действительно существовала боевая исламистская организация, ведущая борьбу с христианами на Святой Земле. И она действительно воевала с орденом тамплиеров, а потом они оба дружно огребли от Саладдина, так как для него это были просто две террористических группировки. А Тамплиеры потом ещё и на родине получили от короля. Даже крепость ассасинов существует и по сей день в реальности.

В первой части мы играем ассасином Альтаиром, под мудрым надзором Аль-Муалима (тоже исторического персонажа). На дворе третий Крестовый Поход, 1191 год, западные завоеватели имеют переменный успех, а наш орден понемногу уничтожает важных людей из вражеской армии. Каждое убийство включает в себя как само убийство, так и подготовку вместе с разведкой. Плюс ко всему этому присутствует и общий сюжет, включающий в себя интриги и заговоры.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

После выхода оригинала серию повело в сторону криптоистории. На данный момент известно, что, к абсолютно каждому событию в мировой истории причастны тамплиеры или асассины. Первые являют собой антиутопических фашистов, а вторые - идеалистов-коммунистов (Один из спин-оффов даже рассказывает о февральской революции). Если говорить о теме подборки, то в средневековье разворачивается действие Assassin's Creed 2, вместе с продолжениями Brotherhood и Revelations; спин-оффы про Альтаира Altaïr’s Chronicles и Bloodlines; Assassin's Creed Identity, а так же три экранизации - короткометражка Lineage, фильм Кредо Убийцы и мультфильм Кредо Убийцы: Угли. Ах да, одна из глав трилогии Хроник тоже посвящена этой эпохе, но в Китае.



Anno 1404

2009. Экономическая стратегия

Разработчик - Related Designs (Германия)

Издательство - Ubisoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Флагман немецкой школы стратегий, наряду с The Settlers. Серия Anno, это градостроительный симулятор, построенный на торговле и развитии общества. Главный герой, это губернатор европейской колонии, получивший во владение некое количество денег, людей и припасов. Начав с маленькой деревни вам предстоит развить свою территорию до могущественного на рынке игрока, с мощным флотом, сильными позициями на рынке и красивыми городами с аристократией и патрициями. А конкретно в 1404 необходимо создать ещё и восточное поселение для получения уникальных товаров.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Основной геймплей строится на выполнении производственных цепочек. Чтобы в городе появился следующий социальный слой, необходимы товары, а для их выращивания необходимы предприятия, причём даже предприятия работают в цепочке. Например: для пошива одежды нужна ткацкая мастерская, но для неё нужна ткань, которую изготавливают в другой мастерской, а для изготовления ткани нужны плантации конопли. Ну и в таком духе. Так будет осваиваться остров за островом, строиться торговые отношения и расти экономика. Война отодвинута в самый тёмный угол, а атмосфера мирная и идиллическая, благодаря чему время она жрёт просто в промышленных масштабах.



Age of Empires II: The Age of Kings

1999. RTS

Разработчик - Ensemble Studios (США)

Издатель - Microsoft

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия Age of Empires в своё время стала родоначальником целого поджанра AoE-шных стратегий (Rise of Nations, Empire Earth, Казаки). Особенностью этой школы стала "эпохальная" сущность игрового процесса, когда обычный, вроде бы, город проходит через целые исторические вехи. Так, в первой части игрок развивал поселение пещерных дикарей до античной сверхдержавы, а теперь античность кончилась и началась эпоха замков и рыцарей. Именно с распада Римской Империи и вплоть до Эпохи Возрождения и придется управлять нацией, хоть и представленной в виде пары поселений (RTS, всё таки).

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Вместе с дополнениями стратегия содержит 31 нацию, в числе которых как привычные сарацины или британцы, так и экзотические бирминцы и гунны. Славяне тоже появились в обновлениях. Так же присутствуют компании за известных персонажей, вроде Жанны Д'Арк или Чингисхана. В магазине сейчас доступна HD версия, прекрасно работающая на современных машинах и содержащая новый контент.



War of the Roses

2012. Action

Разработчик - Fatshark (Швеция)

Издатель - Paradox Interactie

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Мультиплеерный экшен про рыцарей, конкурент серии Chivalry. Если C:MW была CS в средневековье, то это уже COD. Это сессионный онлайн-экшен, действие которого происходит во время войны Алой и Белой Розы, случившейся в Англии в 1455 году и продлившейся 30 лет. Игрок имеет возможность настроить свой класс в ручную, выбрав перки, оружие и броню, примкнуть к одной из сторон и отправиться на поле боя. Здесь можно отметить наличие боевой системы, не сводящейся к закликиванию врагов, а так же присутствие лошадей. Война идёт в рамках классических 4-х режимов (два вида командного боя, захват точек и захват флага). Во время боя неприятелям можно сделать красивое добивание.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

В 2017 году вышел сиквел - War of the Vikings, переносящий нас на несколько веков назад, во времена завоеваний викингов. Все особенности были сохранены и игрокам она понравилась, но, к сожалению, на данный момент её сервера отключены. Да и первую часть запустить сегодня проблематично. В подборке она скорее как достойная упоминания.



Lionheard: King's Crusade

2010. 4X-Стратегия

Разработчик - NeoCore Games (Венгрия)

Издатель - Paradox Interactive

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Исторический эпос от создателей дилогии стратегий о Короле Артуре. В нём под контроль игрока попадает армия короля Ричарда I, более известного как Львиное Сердце. Это знаменитый полководец эпохи крестовых походов, прославившийся своим противостоянием с Саладином.
Политика и строительство городов, в отличие от Total War, ушла на второй план, а всё внимание сконцентрировалось на битвах, которые представлены в виде целых сюжетных глав, включающих в себя цепочки заданий, сюжетные развилки и т.д. Основаны они на механике Total War, но с особенностями. Например - армия прокачивается как в RPG, а на поле боя можно отыскать священные реликвии, дающие бонусы для солдат.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Вне поля боя основной задачей будет построение отношений со странами-участницами походов. Поддержка их даёт уникальные бонусы и юниты, или даже подкрепления во время боя.

Пройдя основную компанию можно так же занять пост заклятого друга и лучшего врага Ричарда - вышеупомянутого Салах Ад-Дина, и отвоевать родину обратно.



The Patrician (Серия)

1992 - 2010. Экономический симулятор

Разработчики - Ascaron, Gaming Minds Studios (Германия)

Издатель - Kalypso Media

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Симулятор средневекового бизнесмена, чем-то напоминающий Tycoon City: New-York. Главный герой начинает свою карьеру с мелкого предприятия в Европе. Торгуя и наращивая влияние, ему предстоит покорять всё новые и новые вершины раннего капитализма, открывая новые организации в разных городах.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Где деньги, там и конкуренция. А где крупные деньги, там ещё и политика. Даже не сомневайтесь, на пути из нищебродов в патриции вы с ней столкнётесь и даже сами попробуете на вкус, смещая со своих постов знатных людей города и садясь на их место. Можно даже и город себе в управление получить.

Ну и как можно построить честный капитализм без подстав и смертей? К вашим услугам пираты и прочие неприятные господа, с которыми вам придется воевать (и самим в их шкуре побывать).

В русском переводе игра так же известна под названием Негоциант 4.



Darklands

1992. RPG

Разработчик - MicroProse (США)

Издатель - MicroProse

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Эта классика определённо заслуживает упоминания в подборке про средневековье, даже несмотря на присутствие некоторых мифических персонажей, в которых верили в те года. И ещё здесь есть такой сказочный элемент, как алхимия.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Darklands, это классическая RPG, вдохновившая в своё время многих разработчиков. Например, Fallout. Её же влияние легко можно заметить в Mount and Blade, причём с самого начала, когда игра предлагает создать биографию главного героя из готовых кусков, которые повлияют на стартовые характеристики. В открытом мире игрок путешествует по Священной Римской Империи, выполняет квесты, рекрутирует солдат себе в команду в тавернах, и т.д. Всё это влияет на репутацию и известность нашего воина.

Но ещё раз стоит упомянуть, что на заднем плане иногда пролетают таки драконы, а в подземельях можно наткнуться и на гномов. Но их участие сведено к минимуму. В первую очередь, это симулятор средневекового рыцаря, ищущего себе место под солнцем не в самую светлую для человечества эпоху (XV век).



В качестве бонуса

The Sims Medieval

2011. Симулятор жизни

Разработчик - The Sims Studio (США)

Издатель - Electronic Arts

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Серия игр про жизнь смешных человечков всегда имела репутацию женской игры, но в 2011 году вышел смелый эксперимент по переносу этих человечков в антураж средних веков, да ещё и с превращением тамагочи в без пяти минут RPG.

Играть в этот раз придется не каким нибудь рыцарем или королём, а всеми сразу. Персонажей сразу много - от барда до шпиона, и всех их можно заселить в один мир сразу. Типичного для серии рутинного процесса жизни и работы нет, они сведены к минимуму. На этот раз дела интереснее. Наш главный герой, это никто иной, как бог, которого здесь именуют Смотрящим. Он пишет историю своего королевства, которая представлена в виде выполнения квестов. Выбрав интересное событие, игрок может выбрать кто в нём будет участвовать, а затем управление переходит уже к ним и теперь его надо выполнить. Это может быть мелочь, вроде охоты на большого медведя или тренировки рекрутов, а может и война или важные переговоры. По ходу выполнения будут встречаться сюжетные развилки, а при плохих стечениях обстоятельств персонаж может и погибнуть.

10 игр про нефэнтезийное средневековье. Часть 2 Видеоигра, Подборка, Средневековье, Рыцарь, Stronghold, Age of Empires II, Deus Vult, Крестовый поход, Длиннопост

Так, по ходу выполнения заданий и прокачки королевства, жизнь тоже будет идти своим чередом. Персонажи жениться и умирать, королевство расширяться, короли меняться и свергаться.

Стоит отметить полноценную боевую систему, доступную некоторым классам - она построена на изучении и прокачке боевых стилей, а так же на покупке или добыче амуниции. Первые изучаются в бою или на тренировках. У того же рыцаря есть целая казарма с боевыми тренажёрами, а недалеко от деревни есть полигон. Броня и оружие добываются путем покупки у кузнеца или торговца, её может получить герой по сюжету. Ну и при игре за кузнеца можно делать и самому.

Наличествует религия, правда в очень мягком варианте. Есть две псевдо-христианских религии, открывающиеся с постройкой храмов. С ростом влияния население королевства будет принимать одну из них, но инквизицию или крестовые походы не завезли, всё максимально приторно и мимимишно.

Про эту игру стоит сказать, что её могут попробовать те, кто боялся подходить к оригинальным частям из-за предрассудков. Особенно это касается мальчиков.



Первые две части этой подборки:

10 игр про нефэнтезийное средневековье, часть 1

10 фильмов про нефэнтезийное средневековье, часть 1

А так же две похожих подборки:

Античность в видеоиграх

Викторианская эпоха в игровой индустрии

Показать полностью 19
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: