6

Дочь Вороньего Короля. Глава 7 (начало).

Дочь Вороньего Короля. Пролог.

Дочь Вороньего Короля. Глава 6 (окончание).

Два последующих дня были на удивление спокойны, скучны и однообразны. Тяжелое пробуждение утром, длинный дневной переход, вечерняя пьянка в очередном замке, которых тут было, как собак нерезаных.

Каждый новый аристократ делал все возможное, чтобы не ударить в грязь лицом, хотя лично Лариэс не был уверен в том, что их гостеприимство и радушие - настоящие. Чувствовалась во всем происходящем некая искусственность, натянутость, будто бы благородные жители Виннифаса принуждают себя улыбаться тем, кто им не нравится, потому что так надо. Несмотря на то, что воины обоих отрядов пили и ели вместе, между ними все время присутствовала незримая ледяная стена, растопить которую полностью не сумел даже Эрик.

Впрочем, неприязнь эта ничуть не касалась Кающегося с Целительницей, равно как и Мелиса. Правда, если к первым двум рыцари относились с почтением и благоговейным трепетом, то по отношению к оборотню они сохраняли настороженный нейтралитет. Скорее всего, это было связано с тем, что Ридгар и Орелия были друзьями не только их госпожи, но и ее сюзерена – могучего Вороньего Короля, а Мелис, напротив, происходил из народа, практически полностью этим самым королем уничтоженного, и приятельствовал лишь с Видящей.

Но надо было отдать виннифисцам должное – несмотря на свои чувства к южным соседям они были корректны, заботливы и делали все от них зависящее, чтобы путь до столицы герцогства прошел как можно быстрее, спокойнее и безопаснее. Часовые всегда выставлялись в соответствии с правилами и никогда не отлынивали, пища не разу не подвергалась воздействию яда, что Лариэс неизменно проверял лично, марравские воины не теряли бдительности ни на секунду, лошадей кормили до отвала, равно как и их седоков.

Чтобы хоть как-то скрасить скуку, Лариэс непрерывно забрасывал окружающих вопросами. В конце концов, это надоело Орелии, которая решила, что раз уж все равно делать нечего, то пусть товарищи по отряду узнают немного больше об изначальных. Поэтому она начала рассказывать о своем опыте общения с древними насекомыми, объясняла, какие виды этих удивительных существ бывают, и как с ними следует бороться.

Согласно рассказам Целительницы, больше всего из яиц появлялось сервов – рабочих, напоминающих помесь таракана с муравьем, снабженную длинными трехсуставчатыми передними конечностями, которыми было удобно хватать, а при необходимости - резать. Ростом сервы редко доходили человеку даже до пояса, и, в целом, как бойцы, серьезной опасности не представляли. По крайней мере, без десятикратного превосходства в количестве. Касту воинов изначальных можно было разбить на две группы: армисов – увеличенных в размерах сервов, чьи хитиновые «руки» заканчивались острыми серповидными лезвиями и сагитариусов – этаких велитов изначальных, выращивающих на своих телах костяные дротики, используемые в бою.

Отдельной строкой шли петрамы – гигантские монстры размером с двухэтажный дом. Этих тварей никогда не было слишком много, но их разрушительные способности по словам Орелии вызывали ужас.

Командиры изначальных разделялись на центурионов, управляющих сравнительно небольшими отрядами и легатов – генералов, изначальных, обладающих сознанием и личностью, и подчиняющихся непосредственно королеве.

- Центурионы, - говорила Орелия, чертя на земле нечто, напоминающее кузнечика, вставшего на задние ноги, - чудовищно быстры и проворны. Не всякий человек может уследить просто за движениями, не говоря уже про то, чтобы попасть по одному из них. К тому же, они достаточно многочисленны. Когда мы дрались с изначальными в прошлый раз, те собирали целые полки центурионов, которые выкашивали буквально все на своем пути. О Всесильный Отец, это было поистине ужасно.

Орелия перевела взгляд на садящееся солнце и добавила:

- Впрочем, по сравнению с легатами они все – мелочевка. Легаты, вот это действительно опасные твари. Они разумны и обладают ментальными способностями. К счастью, они и близко не подбираются по могуществу к менталистам. Обычные амулеты сковывающих, защищающие от магии мысли, в состоянии ослабить их воздействие, однако даже в этом случае легат способен вызвать у человека головокружение или слабость. К тому же они очень сильны физически.

Она схематично изобразила нечто, больше всего похожее на результат противоестественного союза краба с осьминогом.

- И каких размеров они достигают? – задала вопрос Блаклит.

- В половину петрама, - охотно пояснила Орелия.

- Это все их виды? – заинтересованно спросил принц.

- Нет, есть еще преторианцы – личная охрана королевы. Они никогда не покидают гнезда. Преторианцы – уникальные создания, способные создавать самые разнообразные яды и кислоты и плеваться ими, либо же – наносить на свои серповидные лезвия.

Лариэс задал мучавший его уже некоторое время вопрос:

- О Ступившая на Путь Вечности, говорить.

- Спрашивай, - разрешила Древняя, после непродолжительного молчания.

- Почему они так отличаются друг от друга? Разве изначальные – не один вид?

Древняя кивнула, отчего капюшон ее балахона качнулся и из-под него блеснуло алым.

- Очень хороший вопрос. Ответ на него, как и на вопросы вроде «почему изначальные, достигая таких размеров, могут ходить»? или «почему они двигаются столь бесшумно» и даже «каким образом королева управляет своими подданными на расстоянии в тысячи миль» будет один.

- И какой же? – Лариэс от любопытства даже наклонился вперед.

- Магия. Изначальные – не просто огромные насекомые. Они – магические огромные насекомые. Без чар эти существа не смогли бы существовать. Магия наполняет их, она же меняет и преобразует. У меня есть теория, что просуществуй гнезда изначальных хотя бы век-другой, королевы наплодили бы куда больше разнообразных существ. Например, разделили бы сервов на несколько подгрупп, а потом разделили бы и эти подгруппы для большей специализации. Так это или нет – неизвестно.

Лариэс задумчиво переводи взгляд с Орелии на ее рисунки и обратно.

- Изначальные… Получается, они могли первыми отыскать путь в наш мир?

- Да. Интерсис чудовищно богат магией, об этом говорили все, кто приходил сюда из иных мест. Полагаю, именно ее обилие и привлекло далеких предков изначальных. И не спрашивай меня, как получилось, что на востоке завелась новая королева, не знаю… А теперь предлагаю вернуться к описанию сагитариус. Вам нужно знать, на какое расстояние они могут метать свои дротики…


***

Обучение продолжалось до самой столицы герцогства и под конец Лариэс выяснил об изначальных достаточно много для того, чтобы эффективно сражаться с этими существами. Теперь дело оставалось за малым – закрепить полученные теоретические сведения на практике, но Щит искренне надеялся, что, все-таки, как-нибудь получится обойтись без этого.

И вот, наконец, они достигли промежуточной цели своего путешествия.

Паарг восхитил даже искушенного Лариэса. Одновременно суровый и красивый город, чьи стены были сложены из серого необтесанного камня, а после окончания войны за независимость усилены, как успел поведать барон, мощной магией, смело мог претендовать на звание второго по размеру города в мире. Хотя, если вспомнить про Салутэм, то, скорее, третьего. Но даже если столица империи Аэтернум и превосходила Паарг размерами, то вряд ли слишком сильно.

Больше всего Лариэса удивила необыкновенная ухоженность столицы герцогства. Все улицы – достаточно широкие для того, чтобы по ним могла проехать телега - были вымощены тем же серым булыжником, что и стены. Красивые аккуратненькие дома с красной черепичной крышей, стояли вплотную друг к дружке, причем верхние этажи и не думали выступать вперед, смыкаясь над головами людей своеобразной аркой. Ни грязи, ни куч мусора на улицах не наблюдалось, а в сточных канавах, о ужас, журчала вода, пускай и грязная, но хотя бы проточная!

Это было выше понимания Лариэса, и он не удержался от очередного вопроса. Барон, который вот уже несколько дней как удовлетворял неуемное любопытство юноши, и на сей раз не стал делать исключения.

- Все просто, виконт, - усмехнувшись в усы, ответил он. – Большая часть города сгорела во время осады, а потому Видящая решила, что проще будет перестроить все за счет казны. И вот...

Он обвел рукой широкую площадь с бьющим в центре фонтаном, украшенным прекрасной статуей девы с кувшином, давая понять, что такая красота – обыденное явление для жителей столицы Виннифиса.

«Нет, тут дело отнюдь не в необходимости перестроить разрушенное. Сентий тоже пару раз осаждался, и несколько раз горел», - думал Лариэс.

Ему было неприятно сознавать это, но главным достоинством Паарга являлась любовь и забота властительницы о нуждах простых жителей. Всюду чувствовалась хозяйская рука, было видно, что жители гордятся своим городом, и, что самое главное, у них есть деньги для проявления этой заботы. Достаток сквозил в каждом доме, в каждой лавке и мастерской, в каждом лотке с товарами, прислоненном к стене. Было видно, что дела у обитателей Паарга идут хорошо, на пути отряда не встретилось даже трущоб – этого вечного проклятия Сентия. Впрочем, Щит принца не исключал, что барон ведет гостей особым маршрутом, дабы пустить пыль в глаза и подчеркнуть, как же герцогству хорошо живется под крылышком у Вороньего Короля.

Так это или нет, Лариэс не знал, и рассчитывал выбраться на улицы, чтобы походить и пообщаться с простым людом. Конечно же, это не было его работой, но вряд ли во дворце Видящей принцу угрожает опасность, а когда еще появится возможность взглянуть на столицу герцогства?

Виннифисцы в целом нравились юному полукровке. Они были открытыми и веселыми людьми, обожавшими, как выяснилось, воду. За время их движения по городу отряд проехал мимо четырех больших купален, выстроенных по ривеландской моде.

Наконец, они оказались на широкой площади, ведущей к единственным воротам в бывший герцогский замок, который теперь занимала Видящая и ее Непорочные.

Барон тепло попрощался со своими спутниками и сдал их выехавшему из ворот отряду, целиком состоявшему из бритых налысо и облаченных в бригантины девушек. Поверх доспехов каждой из них красовалась туника с изображением алого глаза – символа оракула. Каждая же была вооружена мечом, а также - сразу шестью пистолетами, прикрепленными к седельным сумкам.

Вперед выступила могучая зеленоглазая женщина средних лет, чьи широкие скулы безошибочно выдавали в ней марравку. Ее лысый череп блестел даже ярче нагрудника – женщина – единственная из всех Непорочных, встретившихся им за время пребывания в Виннифисе - была облачена в полные рыцарские латы! На поясе у нее рядом с мечом находился чекан, а к седлу помимо пистолетов был приторочен устрашающего вида цеп – символ Виннифиса и едва ли не главное оружие наемников марравов, чьи вольные отряды и по сей день пользовались бешенной популярностью во всех странах мира.

«Интересно. Лишь она носит латы, а остальные предпочитают легкую броню», - подумал Лариэс. – «Хотя, с другой стороны, а кого им опасаться-то в центре собственного города? Вот в бой, полагаю, они берут стальные кирасы и прикрывают бедра металлическими юбками, здесь же подобное, пожалуй, излишне».

- Я – Пришка, - хриплым низким голосом произнесла лысая воительница, обегая взглядом одного члена отряда за другим. – Приветствую его высочество и его благородных спутников.

Несмотря на вежливые речи, было видно, что телохранительнице оракула гости были не по душе. Этот взгляд ее – тяжелый и мрачный – как бы говорил: «вы мне не нравитесь, я не верю ни единому вашему слову, и первое же резкое движение станет для вас последним, дайте, только дайте мне повод прикончить вас всех, дилирисские псы». Исключением стали Ступившие на Путь Вечности. Им она улыбнулась тепло и дружелюбно, и эта улыбка, озарившая хмурое неприветливое лицо, волшебным образом преобразило его, превращая лысую мужеподобную женщину в симпатичную кокетку, готовую выпить вина в хорошей компании, после чего умыкнуть смазливого парнишку на сеновал.

- Видящая, - процедила Непорочная, - велела провести вас в гостевые покои, господа мои. Слуги предоставят каждому сменную одежду и воду для омовения, после чего проводят в тронный зал. Прошу, следуйте за мной.

И, не говоря больше ни слова, она развернула своего могучего рыцарского жеребца, и первой проехала сквозь ворота. За ней двинулись и все остальные. Лариэс оглянулся, и без удивления отметил, что две воительницы и маг, который во время их путешествия то и дело пялился на виконта, замыкают шествие.


***

Покои, отведенные телохранителю венценосной особы, были под стать его рангу. Роскошные, украшенные старинными гобеленами и коврами, обставленной древней и очень дорогой мебелью. Вид портила лишь лохань посередине, но Лариэс, для которого возможность смыть с себя дорожную пыль была сродни манне небесной, ни капли не возражал против этого. Выгнав весело хихикающих служанок, он быстро разделся и погрузил уставшее тело в горячую воду.

«А его величество, наверное, задержится», - мелькнула в его голове веселая мысль. – «Ну, думаю, ничего страшного не произойдет – Видящая должна прекрасно понимать, что мы все хотим привести себя в порядок после длинной дороги».

Впрочем, он не собирался тратить время попусту - упустить возможность побродить по дворцу Паарга мог только глупец! А потому, быстро вымывшись и переодевшись в заранее подготовленную одежду цветов королевского дома Дилириса, Лариэс вышел в коридор к охранявшим дверь Непорочным. В качестве эскорта или тюремщиц к нему были приставлены две девушки. Обе - молодые, обе - с игривыми улыбками, обе – очень симпатичные, несмотря на гладко выбритые головы.

- Прекрасные воительницы, - Лариэс склонился в изящном поклоне. – Не будете ли вы столь любезны и не покажете ли мне ваше чудесное жилище? Я уверен, что у нас есть немного времени до встречи с вашей госпожой.

Девушки переглянулись и попытались принять суровый вид, но у них не очень хорошо получилось сделать это. Комплимент определенно пришелся юным воительницам по вкусу.

«Надо же, оказывается, от наблюдения за беседами его высочества с дамами есть определенная польза», - подумал Лариэс, когда девушки согласились немного поводить его по дворцу.

Пааргский герцогский замок, и правда, впечатлял. Безусловно, он ни в какое сравнение не шел с дворцом Вентисов, но тут удивляться не приходилось. Владыки Дилириса не одну сотню лет украшали свое жилище, всем, чем только могли. А их возможности, конечно же, сильно превосходили относительно скромные герцогские.

И все же, все же…

Комплекты парадных доспехов, встречавшиеся в коридорах, были в отменном состоянии и, продав их, можно было бы нанять небольшую армию. Ковры и гобелены своей древностью мало уступали тем, что украшали резиденцию Вентисов, а количество новомодных картин и скульптур говорило о том, что при дворе Видящей обитает немалое число людей искусства, причем талантливых.

Но при всем этом замок в первую очередь был, скорее укреплением, нежели обиталищем богатых и влиятельных особ. Никто не удосужился расширить окна и застеклить их, предпочтя оставить небольшие бойницы, закрываемые толстыми ставнями. Залы и переходы оканчивались мощными дверьми, обитыми металлом. Многочисленная охрана, состоявшая, как выяснилось, не только из Непорочных, несла службу с прилежанием, достойным похвалы. Наметанный взгляд Лариэса не обнаружил ни одного дремлющего бойца, ни одного неряхи, не обращающего внимания на свой внешний вид, и ни одного выпившего. Все были собраны, подтянуты, облачены в бригантины, поверх которых красовались туники с гербом оракула.

Уже одного этого достаточно было понимающему человеку для того, чтобы оценить мощь герцогства, ведь охранная служба – одно из скучнейших занятий на свете. Человек, которого - по его мнению - поставили сторожить никому не нужную дверь в никому не нужном коридоре очень быстро найдет способ скоротать долгие часы. Вино, карты, сон, болтовня... Способов отлынивать от выполнения прямых обязанностей существовало столько, что иногда Лариэсу казалось, будто они бесконечны. И если стражи выполняют свой долг от и до, то, значит, их хорошо вымуштровали, регулярно проверяют и, что самое главное, люди сами понимают, что делают, и для чего. Значит, они не считают свое занятие бесполезным, значит, искренне любят свою правительницу и готовы в лепешку разбиться ради ее безопасности.

Лариэс так и не сумел вбить в башку гвардейцев принца подобного понимания, а потому регулярно муштровал и проверял подчиненных, сурово наказывая за каждый проступок. Выговоры и штрафы отлично помогали прочистить мозги тех из них, кто не отлынивал службы, а в особо тяжелых случаях выручали побои – в гвардии принца мало кто мог противостоять одному из лучших бойцов королевства. Самое странное, что такое отношение ничуть не отталкивало от него подчиненных – наоборот, именно в гвардии Лариэс нашел лучших друзей.

Впрочем, ничего удивительного в подобной готовности солдат Виннифиса не было. С юга враждебный Дилирис, с севера – захваченное Ривеландом герцогство Фейрлинд. Слугам ясновидящей не приходилось рассчитывать на доброту и отзывчивость соседей, и даже защита могучего Волукрима не гарантировала полной безопасности.

«Береженого, как известно, Бог бережет», - подумал Лариэс, когда они прошли мимо очередной воительницы, застывшей на посту с алебардой в руках.

И все же обитатели постарались придать своему дому обжитой вид. Отчасти у них это получилось – в залах, через которые девушки провели Лариэса, пол был выстлан мраморными плитами, под потолком висели люстры, в нескольких комнатах, в которые юноша заглянул, стояла красивая и удобная мебель, а полы устилали многочисленные ковры.

Непорочные водили Лариэса недолго, очень скоро они направились к тронному залу, но и увиденных обрывков хватило для того, чтобы получить представление о жизни в замке. Оказавшись возле массивных дверей, преграждавших путь к правительнице, Лариэс заметил Мислию, со скучавшим видом изучавшую картину. Неподалеку к стене прислонился Марк, а чуть правее неразговорчивого воина о чем-то шептались Эрик с Клариссой. Поблагодарив Непорочных за чудесную компанию, виконт подошел к первой Тени, которая, бросив короткий взгляд в его сторону, вернулась к созерцанию.

- Ну и что скажешь? – шепнула она одними губами.

- Богатый замок богатой правительницы.

Тень кивнула.

- Да, у оракула много денег. Ей платят паломники, к ней стекаются налоги, - сковывающая недовольно поджала губы. – Колоссальные налоги от тысяч мастерских и десятков мануфактур, деньги, которые приносят вольные отряды, разбредающиеся по разным странам и продающими свои клинки. И все эти богатства оседают тут, в сундуках союзницы Вороньего Короля.

Очевидный вопрос о том, какая их часть перетекает уже в сундуки сюзерена, остался невысказанным, но и Лариэс и Мислия прекрасно его поняли.

- А твои люди разве не рассказывали про все это?

- Читать донесения – это одно, видеть своими глазами – совсем другое.

Она со вздохом повернулась и взглянула на приближавшегося принца, который мило переговаривался с щебетавшими подобно птичкам Непорочными.

Лариэса всегда поражала легкость, с которой его величество располагал к себе противоположный пол. Нет, конечно же, как и каждый маг стихий, он был чертовски привлекателен, и, естественно, любая женщина на континенте сочла бы за счастье понести от Вентиса, но, тем не менее, несмотря на все это, иногда Лариэсу казалось, что его высочество пользуется какой-то неведомой магией.

- Кажется, принц хорошо провел время, - иронично заметила Мислия.

- Ты сомневалась?

- Ни капли. Идем.

Они приблизились к Таривасу и склонились в поклоне, на который принц, поглощенный беседой, ответил лишь небрежным кивком головы. Лариэс окинул взглядом сопровождавших его Непорочных, и причина рассеянности его высочества сразу же стала очевидна телохранителю.

«Ну да, ничего удивительного, какое ему до нас дело, когда рядом две таких фигуристых красотки».

Даже выбритые головы ничуть не портили грудастых марравок, которых назначили его высочеству в качестве охраны. И юноша ни на миг не сомневался в том, что эта Пришка, или как там ее, поступила так совершенно сознательно – о любвеобильности принца ходили легенды. В этом плане он выделялся даже на фоне прочих избранных Господом, каждый из которых менял партнеров по постельным утехам, точно перчатки, не обращая внимания на возраст, социальное положение и пол.

Развить мысль не вышло – послышались голоса и к ним присоединились северяне, сопровождаемые бодрым Мелисом, который рассказывал какую-то шутку, отчаянно жестикулируя при этом. Когда он договорил, Непорочные, сопровождавшие их, разразились непристойным смехом, Вилнар фыркнул, всем своим видом давая понять, что подобные скабрезности – ниже его достоинства, а щеки Блаклинт стали пунцовыми от смущения.

- А вот и мы, - сообщил Непобедимый. – Где эти двое?

Он, конечно же, имел в виду Орелию с Ридгаром.

- Внутри, - сообщила одна из стражниц, и, кивнув подруге, широко распахнула двери. – Прошу войти к Видящей.

И они двинулись. Первыми – Таривас и Блаклинт, за ними – Кларисса с Эриком, потом - все остальные. Естественно, что рядовых бойцов отряда сопровождения на аудиенцию никто не приглашал – мелкие дворяне и мещане попросту не имели права предстать перед герцогиней. Вилнар с Лариэсом оказались среди избранных исключительно потому, что были Щитами, то есть – личными телохранителями. Марк же оказался здесь, скорее, не из-за баронского титула, а из-за приближенного к маршалу Дилириса положения.

Длинный зал, ярко освещенный гигантской люстрой, прикрепленной к потолку, наверное, якорной цепью, утопал в свете - тот струился изо всех пригодных для этого мест, и отражался от блестящих мраморных плит на стенах. Пол, стены, потолок, возвышение, трон. Все было изготовлено из мрамора, различались лишь сорта. Если для потолка использовался небесно-голубой, то стены покрывал бежевый с золотистыми прожилками, а пол устилал черный. Но красивей всего, конечно же, было возвышение, на котором располагался трон. Молочно-белый, без единой крапинки, материал его притягивал взор и не отпускал ни на миг.

«Так вот какой он – Мраморный зал», - с восхищением подумал Лариэс. – «Не ожидал, что когда-нибудь воочию смогу увидеть легендарное творение Архитектора».

Он заворожено изучал помещение, созданное величайшим артефактором древности. Почти шесть сотен лет прошло, дворец пережил войну Великих Жнецов, кошмарную Последнюю войну, в которой погибла большая часть жителей континента, все войны Гнева, войну за освобождение…

«Выглядит так, словно его построили только вчера».

Лариэс задрал голову и посмотрел на люстру, целиком вытесанную из горного хрусталя. Еще один шедевр легендарного мастера, человека, который голыми руками месил камень и ткал паутину тончайших арок и шпилей. Человека, который до сих пор остался непревзойденным.

После этого его взгляд остановился на женщине, сидевшей на троне. Подле нее стояли Орелия с Ридгаром, а у подножия трона, возглавляемые Пришкой, возвышались десять здоровенных Непорочных, закованных в полные латы, но без шлемов. Судя по всему, лучшие из лучших, личная стража.

Отбросив эти мысли Лариэс принялся исподтишка рассматривать Видящую. Честно говоря, Катержина не производила особого впечатления. Невысокая, хрупкая, с широкими марравскими скулами и бледным болезненным лицом, на котором выделялись губы, алые, точно перезрелая клубника. Короткие каштановые волосы были собраны в замысловатую прическу, а точеная фигурка упакована в аккуратное темно-зеленое платье. И все. Никаких украшений. Ни короны, ни диадемы, ни сережек на небольших аккуратных ушках, ни колец на тонких длинных пальцах.

Лишь маленькая коротко стриженая женщина в окружении Древних и личной стражи. Однако стоило только взглянуть в ее глаза, как все вопросы о том, кто она такая и что забыла на троне, отпадали сами собой. Эти незрячие, подернутые пленкой слепоты глаза, казались вратами в иной мир, вратами, из которых смотрело нечто вечное, древнее и могущественное. Лариэс не мог понять, чем конкретно Катержина отличается от обычных слепых. Нет, не так. Он был не в состоянии осознать этого! Мозг смертного был попросту неспособен принять и объяснить увиденное.

Виконт сбился с шага и моргнул. Видение пропало.

«Так, на будущее, не смотреть ей в глаза», - решил юноша.

- Приветствую Древнюю, - принц, первым подошедший к подножию трона, склонил голову в изящном и точно выверенном поклоне – как равный равному. Конечно, Таривас мог и не поступать так – все же он был наследником дома Вентисов, насчитывающего не одну сотню лет, а ясновидящая – всего лишь самой молодой из Ступивших на Путь Вечности, не прожившей еще и века. Но его высочество являлся прекрасным дипломатом и просто был умным человеком, а потому понимал, как важно в их ситуации произвести хорошее впечатление.

Блаклинт, тоже не была обделена интеллектом, поэтому ее поклон оказался куда ниже. Пускай она и родилась принцессой, но – одной из самых младших в семье Дикой Розы Севера. Она не могла претендовать ни на трон, ни на какую-либо серьезную должность. В лучшем случае девушку ожидало удачное замужество с каким-нибудь ривеландским дворянином. Так что, являясь особой королевской крови, фактически она была сильно ниже по статусу, чем правительница целого герцогства, наделенная, к тому же, редчайшим даром.

Лариэс и остальные преклонили колени перед Катержиной Видящей, как того и требовал этикет.

- Встаньте, - услышал он тихий голос слепой и выполнил приказ.

Правительница Виннифиса поднялась со своего места и, сопровождаемая Орелией и Ридгарам, двинулась вниз по ступеням. Лариэс ошеломленно смотрел на нее, не веря своим глазам. То, что оракул была слепа, не вызывало ни малейшего сомнения, однако она ставила свои маленькие ступни, обутые в простые кожаные сапожки, точно и уверенно, ни разу не ошибившись и не запнувшись.

Оказавшись внизу, Катержина замерла перед принцем и, склонив голову набок, вперила в него взор своих невидящих глаз.

- Нет, ваше высочество, - неожиданно проговорила она.

- Прошу простить меня, госпожа? – Таривас был совершенно сбит с толку.

- Я ответила на ваш вопрос, - улыбнулась ему оракул. – Я не могу видеть. По крайней мере, при помощи глаз.

Принц открыл рот, затем закрыл, после чего произнес:

- Ага.

Эффект, произведенный на наследника престола, явно понравился ясновидящей, потому что она вновь улыбнулась ему и произнесла:

- Я знаю, что вы собираетесь в Волукрим, Целительница и Кающийся рассказали мне об этом. Знаю о цели вашей миссии, равно как и о таинственном враге, желающем навредить смельчакам, бросившим вызов угрозе, поднявшей голову из тьмы веков.

Говорила она тихо и спокойно, но все присутствующие слышали каждый звук, точно слова произносились прямо на ухо – еще одно чудо Архитектора.

«Интересно, если она все знает, зачем пригласила нас на аудиенцию? - подумал Лариэс. – «Любопытство взыграло»?

- Я бы тоже отправилась в столь славное путешествие, - неожиданно проговорила Катержина, - но, боюсь, калека лишь отвлечет героев от их миссии. К тому же, я нужна моему народу. А поэтому, самое меньшее, что я могу для вас сделать, это организовать безопасный проход через мои земли - до самого Леса Гарпий. Передохните день-другой, наберитесь сил и возобновите ваш путь.

Она сделала шаг в сторону и замерла перед Блаклинт. Несколько мгновений слепая стояла без движения, затем ее рука поднялась и коснулась лица северянки.

- Так вот как выглядит маленький северный василек, - улыбнулась Ступившая на Путь Вечности. – Здравствуй, принцесса Блаклинт.

Северянка, дико покраснев, пробормотала какие-то приветствия и уставилась в пол, не смея поднять головы. Катержина, улыбнувшись, отошла от нее и, сделав несколько шагов вперед, замерла перед Мелисом. Тот, к удивлению, Лариэса, опустился на одно колено, и теперь его лицо было на одном уровне с лицом ясновидящей.

- Здравствуй, Непобедимый.

- Здравствуй, Лучик.

Оракул весело и беззаботно рассмеялась.

- А я думала, что ты забыл это прозвище.

- Разве я могу забыть самую смешную и красивую девчонку к востоку от Салутэма?

Лариэс слушал этот разговор со всевозрастающим ошеломлением. Нет, Непобедимый говорил, что они друзья, но виконту тогда казалось, что Древний просто бахвалится.

«Выходит, что нет».

Положив свою ладошку на лоб оборотня, Катержина замерла на миг, после чего на ее лице появилась грустная улыбка.

- Приди ко мне вечером, поговорим.

- Как прикажешь, - без своей обычной фривольности ответил оборотень. – Я счастлив, что тебе есть, что сказать мне. После всего…

Слепая кивнула ему и, плавно обогнув, устремилась дальше. Прямиком к Лариэсу, который от удивления едва не ахнул, лишь в последний миг осознав, что подобное поведение на приеме у правительницы недопустимо.

Когда оракул оказалась на расстоянии вытянутой руки, он собрался было поприветствовать ее еще раз, но Катержина опередила юного телохранителя.

- Спасибо, я тоже рада встретиться с Щитом принца.

«Она слышала обо мне? Как такое возможно? И как же она угадывает то, что я хочу сказать»?

- Я – ясновидящая, не забывай об этом, - проговорила Катержина, касаясь лица юноши. – Я безошибочно определяю, что произойдет в течении ближайшей минуты-двух. В том числе и то, что собирается сказать один крайне любопытный полукровка.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
25

Мать Севера: Голый Край - 22

Очередное утро у меня началось с того, что я решила навестить Берту — мать братьев-пиявок.

Дело в том, что до этих пор я как могла заботилась о своей собственной матери, однако быстро начала понимать, что это отнимает слишком много времени. Отцу не понравилась бы моя мысль, но я была уверена, что поступаю правильно. В конце концов, если я буду тратить время на уход за инвалидом вместо работы, я вряд ли смогу чего-то действительно достичь.

Потянувшись, я выползла из-под мягкой и теплой шкуры. Мама лежала рядом, безучастно глядя в небо, затянутое серыми тучами. Ей не становится лучше и, честно говоря, я понятия не имела как ей помочь.

Денек был довольно паршивый. Погода совсем не радовала — с моря в нашу маленькую бухту задувал прохладный, пронизывающий ветер, а очередное облако на небе так и грозилось разразиться громом и ливнем.

С такими мыслями я пошла по лагерю в сторону места, где обитала семья Варса и Снорри. Краем глаза я при этом то и дело подмечала, как люди вокруг поглядывают на меня то ли с опаской, то ли с интересом. Оно и понятно — на их месте мне тоже было бы интересно что я опять задумала.

Братья заметили меня издалека и младший, Варс, улыбнувшись, помахал мне рукой. Я улыбнулась ему в ответ и подошла ближе.

— Доброе утро, мальчики. Доброе утро, Берта, — подойдя к их палатке я низко поклонилась.

— И тебе, — сухо ответила полноватая, немолодая женщина. — Сядь к очагу и вкуси явств.

Надо заметить, что ее предложение было ничем иным как традицией. Во все времена, кроме долгого голода, если прийти на порог дома северянина, то хозяйка предложит тебе разделить с обитателями жилища пищу. Впрочем, именно этот официоз и настораживал меня, хоть и понять отношение Берты ко мне я вполне могла.

— Я... — хотела я было отказаться, но почувствовала, как пустой живот неприятно кольнуло. — Спасибо, не откажусь.

Я присела у небольшого костра, на котором в небольшом глиняном горшке варилась ароматная полбяная каша. Братья безотрывно глядели на меня, однако Варс лишь пожал плечами, когда я кивнула в сторону его матери.

— Зачем пожаловала к нам? — начала наконец Берта, помешивая варево длинной деревянной ложкой.

— Разве я не могу просто так вас навестить?

— Нет, — отрезала женщина. — Ты — точно нет.

Я шумно вздохнула и слегка усмехнулась. Впрочем, смешно было только мне, в то время как Берта моей радости явно не разделяла.

— Ну так? — снова спросила она.

— Я хочу попросить вас о помощи.

— Варс, Снорри, помогите ей. — ни секунды не думая сказала она братьям.

— Нет-нет, вы не так поняли, — я покачала головой. — Я хочу попросить о помощи именно вас.

— Я вряд ли смогу кого-то убить, девочка, — наконец усмехнулась она, однако такой смех меня совсем не радовал. — Даже представить не могу что тебе от меня надо.

После этих слов она осторожно сняла горшок с огня, прикрыв руки длинными рукавами чтобы не обжечься, и принялась осторожно сливать воду под дерево, что-то приговаривая себе под нос. Я оглянулась на Варса, но тот лишь прислонил указательный палец к губам и я понимающе кивнула, не решившись отвлекать женщину от ее беседы с деревом.

Наконец, когда она закончила и стала ложкой накладывать кашу по плошкам, я заговорила:

— Я хочу попросить вас позаботиться о моей матери.

— Теперь и мать предать готова? — она вздохнула, передавая плошку с кашей Снорри.

— Я не предаю ее. Просто я не могу заботиться о ней как следует, а кроме вас мне некого попросить.

— Мне и двух детей хватает... — ворчливо ответила она и протянула кашу Варсу.

— Я заплачу вам своей долей зерна, Берта. Только прошу, возьмитесь ухаживать за моей мамой!

— Не ори так! — она резко шикнула на меня и огляделась, проверяя, не слышал ли кто моих слов. — Дурочка... Не нужно мне твоего зерна. В память о дружбе наших мужей я, позабочусь о Хельге, само собой. Но ее не исцелит моя забота — лишь любящая дочь рядом.

— Благодарю вас, Берта, — я кивнула ей и приняла у нее из рук свою порцию. — Но все же я не могу вечно быть рядом с ней. На моих плечах судьба всех людей вокруг.

— Да знаем мы, знаем, — отмахнулась она. — В твоем возрасте дети нормальные играются да проказничают, а ты старостой стала... Еще и мальчиков за собой утянула, да сиротку эту...

Берта тяжело вздохнула и покачала головой, с измученным видом глядя на меня.

— У меня есть одно условие. — она взглянула мне прямо в глаза.

— Какое же?

— Я не верю твоим клятвам, как и многие, но... Пообещай, что со Снорри и Варсом не случится ничего плохого. Я все-равно не смогу оградить их от тебя, да? — с этими словами она взглянула на мальчишек, слегка улыбнувшись, и в ответ на это Варс уверенно кивнул, а Снорри что-то пробурчал себе под нос.

— Они — моя семья, Берта. А это все, что имеет значение. — я кивнула ей в ответ, однако на мои слова женщина лишь усмехнулась.

— Оно и видно, мать-то прям расцвела от твоей заботы...

Я хотела было ответить ей, но вовремя поймала себя на мысли, что это будет не самым разумным решением, и поэтому лишь молча скрипела зубами. Глубоко вздохнув, я тихо произнесла:

— Так будет лучше для нее. Спасибо за завтрак, Берта.

— Ступай с миром. — она махнула рукой на прощание.

Отойдя от палатки этой семьи, я с облегчением вздохнула. Одна насущная проблема была решена, и это не могло не радовать. И даже желудок теперь был не таким пустым, а значит можно было начинать заниматься более серьезными проблемами.

Для себя я выделила целый список вещей, которые требовали срочного вмешательства:

Во-первых, у меня в лагере все еще была женщина, которой день ото дню лучше не становилось. Возможно, антибиотики могли бы помочь ей бороться с заражением, но вокруг не было ни одной аптеки или супермаркета, а я из прошлой жизни запомнила только лишь о чудодейственном влиянии подорожника на разбитые коленки.

Во-вторых, очень острым оставался вопрос с обеспечением жильем всех жителей деревни до наступления холодов. Люди все еще ютились в крошечным палатках, а кто-то и вовсе спал под открытым небом. Так мы не сможем пережить даже одну зиму, чего уж говорить о двух годах до первого сбора налогов.

В третьих, необходимо было поставить на поток ловлю рыбы и добычу жира для производства мыла. Дело в том, что предыдущие две проблемы, в общем и целом, можно было решить, если я сумею решить конкретно этот вопрос. И сейчас, глядя в сторону берега, я видела, как плотники устанавливают горизонтальные мачты для рыболовных сетей на оставшийся драккар.

Но стоило заняться всеми вопросами по порядку, поэтому я направилась в сторону одной из скал, где расположился наш небольшой госпиталь. Место это было выбрано не случайно — скала, нависающая над небольшой палаткой из шкур, позволяла укрыться от ветра хотя бы с одной стороны.

Еще издалека, на подходе к госпиталю, я увидела Хьялдура, который что-то увлеченно пытался растолочь пестиком в небольшой ступке.

— Эй, учитель! — крикнула я ему и он поднял взгляд. — Доброе утро!

— Какая же ты громкая... — вздохнул он, но затем улыбнулся мне. — Как ты?

— Голова побаливает, а в остальном хорошо, — отмахнулась я. — Как больная?

— Ни лучше, ни хуже. У нее жар, и я не могу его сбить, потому что у меня совсем не осталось трав. А вообще за ней следит тот парнишка.

— Парнишка? — задумчиво протянула я. — Свен? Он?

— Да-да, этот, — ответил Хьялдур и, кряхтя, встал на ноги, распрямляя плечи. — Говорит, мол, сейчас все-равно лучше занятия не найдет.

— Угу, — кивнула я. — И какие у нас варианты? Ты можешь ее вылечить?

— Ну... — протянул Хьялдур и с грустью в глазах посмотрел на меня. — У меня и вправду не осталось лекарств. На этом склоне не растет ничего полезного. Теперь у меня осталась только одна идея.

— Какая же?

— Это... — он протянул мне ступку с порошком грязного белого цвета. — Это смесь из коры ивы, листьев березы и корня беловрянки.

— Порошок видений? — спросила я. — Как он поможет?

— Он облегчит ее боль, — ответил Хьялдур и снял с пояса небольшой полотняный мешочек.

Открыв его, он вытащил наружу маленькое, удлиненное каменное лезвие. Примерно такими же мои рабочие сверлили камень над фьордом.

— У меня не осталось идей, кроме как выпустить жар через голову.

— Чего?! — воскликнула я и от удивления выронила ступку с порошком.

Хьялдур в отчаянии простонал, падая на колени и глядя на то, как его снадобье уносит прочь ветер.

— Ну чего ж ты...

— Хьялдур, ты сдурел?! — снова закричала я и щелкнула ему пальцами по лбу. — Дырка в черепе ей не поможет!

— Из нее выйдет дурной дух. — твердо ответил друид. — И ей станет лучше.

— Не станет, поверь мне..! — взмолилась я, обхватив его голову руками за щеки и глядя ему прямо в глаза. — Ее болезнь не от злых духов, а от крошечных животных, которые попали в ее кровь.

— Каких-таких животных? — ворчливо переспросил он, подняв бровь и от раздражения забавно двигая усами.

— Они называются бактерии, учитель. Почти все болезни происходят, когда бактерии попадают в тело человека и начинают там размножаться. А внутри тела, в крови, есть охотники, которые истребляют этих животных, племя "иммунитет".

Хьялдур с серьезным видом оглядел меня, а затем тихо прыснул от смеха. Его плечи затряслись, он явно с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться.

— Ничего смешного! — воскликнула я. — Я говорю правду! Это узнали люди из другого мира, из родины духа Дмитрия!

И, наконец, Хьялдур засмеялся в голос, обхватив мое тело своими огромными руками и прижимая к себе. Я запротестовала, стала пытаться вырваться, однако когда друиду было весело ему всегда дико хотелось кого-то обнять, а других жертв, помимо меня, вокруг не было.
Моим спасением стал Свен, уставшая морда которого высунулась из закрытой палатки.

— Тише! Она спит! — шикнул он на нас, и Хьялдур, с трудом сдерживая себя, перестал смеяться в голос.

— Извини, Свен. — громким шепотом ответила я ему.

И после получения извинений юноша скрылся в своей палатке, что-то пробурчав себе под нос.

— Хьялдур, я прошу тебя, не глупи. Позволь мне заняться ее лечением. — я наконец смогла оттолкнуть друида от себя и с серьезным видом посмотрела ему в глаза.

— Нет. — отрезал он. — Никому не позволяется врачевать с непокрытой головой.

Я нахмурила брови, отчаянно пытаясь понять серьезность сказанного.

И с одной стороны, я и вправду не видела, чтобы он лечил кого-то без своего оленьего капюшона. Но с другой стороны, сейчас не время вредничать!

— Хьялдур, пожалуйста... — взмолилась я.

— Нет. — так же твердо ответил он. — И не проси. С непокрытой головой врачевать нельзя.

— Ну так дай мне свою шапку!

— Мою Ними?! — воскликнул он, снимая капюшон с немытой головы и обнимая его, словно ребенка. — Нет уж!

— Хьялдур!

И вдруг друид загадочно улыбнулся. Я непонимающе взглянула на него, но он лишь молча натянул капюшон обратно на голову и встал на ноги, отходя к палатке. Рядом с ней покоился большой мешок с его вещами, в котором он принялся что-то активно искать.

— Видишь ли, Майя... — начал он. — Ты не друид. Пока что. Я не могу дать тебе это. — с этими словами он убрал прядь волос со своей шеи и указал пальцем на татуировку в форме дерева с пышной кроной и огромными корнями. — Но...

Он наконец повернулся ко мне. В его руках был изящный капюшон из перьев ворона, скрепленных между собой причудливым узорчатым плетением.

Я не смогла произнести и слова, и лишь завороженно смотрела на то, что могла бы назвать настоящим произведением искусства. Одного лишь взгляда на капюшон хватило бы, чтобы понять как много часов кропотливого труда было вложено в изготовление такой красоты.

— Но... Хьялдур... — наконец выдавила я из себя и друид тихо засмеялся. — Когда..? Сколько ж воронов ты убил ради...

— Ни одного, — он широко улыбался. Сделав шаг в мою сторону, он опустился на одно колено и аккуратно надел капюшон мне на голову, не забывая подвязать его крепким шнурком под подбородком. — С того самого дня, как ты впервые появилась на пороге моего дома с отцом я понял, что ты от меня не отвяжешься.

Я издала тихий смешок, чувствуя, как от волнения к глазам подступают слезы.

— И что ты будешь замечательным друидом, Майя, — он наконец надежно закрепил капюшон на моей голове и взглянул на меня, широко улыбаясь. — Два раза в год я обходил все гнезда воронов в запретном лесу, забирался на самые высокие деревья чтобы найти их перья, и... Тебе хоть нравится?

Не говоря ни слова, я кинулась на шею друида, заливаясь слезами радости и крепко его обнимая. Он лишь похлопал меня по спине, тихо посмеиваясь.

— Вот теперь тебе можно врачевать, дорогая ученица. — ласково сказал он и вытер пальцами слезы с моих щек. — Пойдем.

Взявшись за протянутую мне руку, я вместе с Хьялдуром прошла внутрь палатки, в которой была практически кромешная темнота. Друид подпер шкуру на входе палкой чтобы свет проникал внутрь, а я в это время уселась у больной женщины.

Ее дыхание было тяжелым и сбивчивым. Волосы липли к лицу от пота, а глаза были прикрыты.

Возможно, она и вправду спала, однако даже так она находилась в бреду от температуры. Готова поспорить, что сейчас ей снились кошмары.

— Оставляю ее тебе. Но если не получится... — заговорческим тоном протянул Хьялдур, похлопывая по мешочку со сверлами, висящему у него на поясе.

— Да поняла я! Все, кыш! — шикнула я на него, а затем тихо обратилась к Свену. — Расскажи мне о ней.

— Ее зовут Анника. Ее муж прикрывал беженцев, когда мы все отходили к кораблю.

— Не-е-ет... — застонала вдруг женщина, извиваясь на своей лежанке из шкур. — Юрий... Юрий..!

— Юрий? — удивленно спросила я.

Свен кивнул.

— Так звали ее мужа. Юрий Семецкий. Он был, вроде как, не из северных племен.

— Оно и видно... — протянула я. — А откуда, не знаешь?

— Из страны далеко на юго-западе, за землями Коммунахты. — тихо ответил он. — Те земли зовут Вольницей, а людей из той страны — гетами.

Я медленно кивнула, пытаясь переварить полученную информацию.

Значит, все-таки есть в этом мире настоящие страны, а может быть и целые цивилизации. Это, надо сказать, обнадеживало и пугало одновременно: есть у кого позаимствовать ценные знания и опыт, но и есть кому вторгнуться на наши земли и покорить нас. Если они хотя бы чуточку сильнее нас, то уже можно сказать что мы покойники.

— Откуда ты так много знаешь про эту женщину и ее мужа? — обратилась я вновь к Свену.

— Ты никогда не спрашивала о моем имени. — все так же спокойно ответил юноша, поднявшись на ноги насколько позволяла высота палатки и отходя к выходу. — Мое имя — Свен Юрсон, сын Юрия.

Так он ее сын! Это его мать! Надо было догадаться, что не просто так он крутится вокруг больного человека!

— И если ты сумеешь спасти ее, то я вверю тебе свою жизнь, Майя Бортдоттир. — сказал он напоследок, вылезая из палатки.

Очередная сложность. Конечно, хорошо, что теперь я не за просто так буду заниматься ее лечением, однако на кону стояла верность пусть и одного, но все-таки человека. Лишних друзей не бывает, это я уяснила благодаря событиям прошедшей недели, а такого крепкого парня я могла много для чего применить.

Впрочем, хватит рассуждений. Пора действовать.

Анника лежала на нескольких больших шкурах, уже пропитавшихся ее потом, совершенно обнаженная. Не сказала бы что меня очень интересовало ее тело — в моем возрасте гормоны, видимо, еще не дали о себе знать, поэтому я могла спокойно заниматься ее осмотром.

Хьялдур, стоит заметить, прилежно исполнял мои указания по поводу лечения больных. На теле женщины виднелось множество ран от заражения, которые друид явно обрабатывал мылом моего производства. И если сами по себе раны, в общем и целом, были чистыми, то вот виднеющиеся тут и там воспаления меня совсем не радовали.

Основным очагом заражения была правая рука — она почти полностью была покрыта следами от волдырей. К слову, даже после правильной обработки и лечения оных на теле оставались огромные оспины, иногда настолько серьезные, что кожа отсутствовала совсем и можно было разглядеть пораженную плоть. Таким образом я могу предположить, что мы имеем дело с некротическими бактериями, с которыми, увы, сам по себе иммунитет человека не справляется. В подтверждение моей теории служит общая припухлость зараженной конечности — явный признак поражения вышеописанными бактериями.

В такие моменты я благодарила себя из прошлой жизни, ведь это была едва ли не единственная вещь из школьного курса биологии, которую я запомнила. И то запомнила лишь потому, что слово "некротический" звучало до ужаса круто.

Если вспомнить о примитивной медицине, то помимо различных трав на ум мне приходит одна довольно спорная вещь — кровопускание. Чисто технически, уменьшив количество крови в организме, я должна заставить тело вырабатывать свежую кровь, полную лейкоцитов. Впрочем, я могу быть неправа, и тогда я только сделаю хуже. Но сомневаться было некогда.

Я поделилась своими мыслями насчет больной с Хьялдуром, но тот явно сомневался в моих методах.

— Да, мы практикуем кровопускание, но не при таких болезнях... — задумчиво протянул он. — Ты уверена?

— Нет, — я покачала головой. — Но в отсутствии лекарств у нас нет выбора, верно?

Хьялдур похлопал по мешочку на поясе.

— Нет, — сказала я на это, чувствуя, как по спине поползли мурашки. — Готовь нож, веревку и повязку. И не забудь все тщательно промыть мыльной водой!

Вздохнув, друид принялся за работу.

Я же в это время пыталась вспомнить, какие еще методы лечения я могу применить. Чисто технически, я могла бы поставить ей банки, но она ведь даже не кашляет. Да и банок у меня нет...

Другим способом было бы сбить температуру обильным потоотделением, однако с нее и без того пот стекает ручьем.

Как ни посмотри, а выбора не было. Придется работать с тем, что есть.

Тем временем все было готово. Мы вместе с Хьялдуром тщательно отмыли руки мыльной водой, а затем намазали их чистым мылом и подождали, пока оно высохнет, образовывая тонкую пленку. В отсутствии перчаток это был, наверное, единственный способ обезопасить себя от контакта с зараженной кровью.

И, наконец, настало время операции. Хьялдур заранее подставил под воспаленную руку женщины глубокую тарелку, чтобы не пачкать кровью шкуры, а я тем временем туго перетянула ей руку чуть выше локтя. В конце концов, мы же не хотим чтобы она умерла от кровопотери.
Я кивнула учителю, и тот покрепче взялся за рукоять обсидианового ножа. Вздохнув, он аккуратным, точным и быстрым движением сделал небольшой порез прямо по разбухшей от жгута вене на сгибе локтя, и темно-бардовая кровь быстро заструилась по ее руке, стекая в тарелку.

— А оно... Должно так быстро..?

Друид кивнул и пару раз пошлепал ладонью по ее руке. Кровь все продолжала стекать.
В этот момент я поняла насколько тяжело все-таки жить без нормальной системы измерения. В конечном итоге, сейчас мне оставалось только на глаз определять количество крови, которую мы из нее выкачали. Я начинала нервничать, глядя на то, как тарелка постепенно наполняется горячей венозной кровью, но мой учитель, кажется, оставался спокоен.

— И-и-и... — вдруг протянул он, при этом указывая мне рукой на подготовленную заранее плотную тряпку для повязки. — Все, закрывай.

Я тут же крепко прижала к ране ткань, которая мгновенно превратилась из серой в ярко-красную. Кровь все не останавливалась, но друид все еще выглядел спокойным, и так же спокойно он начал наматывать поверх этого куска материи ленту чистой ткани, чтобы удержать ее на нужном месте.

— Подержи ей руку. Вот так... — сказал Хьялдур, и я встала во весь рост, держа руку женщины поднятой.

Вскоре кровь, кажется, перестала капать с ее руки, и я вздохнула с облегчением.

— Может и поможет... — вздохнул Хьялдур и выдавил из себя измученную улыбку. — Но все-равно лучше добыть лекарств.

— Да где ж их взять-то? Сам же говоришь, вокруг никаких растений. — огорченно ответила я. — Хоть бы цветочек... Какой...

В эту секунду ко мне пришло осознание странного, в какой-то мере даже пугающего факта.
Ягоды, наперстянка — откуда все это? Где эта мелкая, рыжая бестия набрала растение, которое мы с Хьялдуром раньше могли искать по лесу часами?

— Учитель, держи! Я побежала! — выкрикнула я в спешке и уронила руку Анники ему на колени.

Пулей я вылетела из нашей медицинской палатки и побежала в сторону лагеря. Ветер бил в лицо и развевал черные как смоль перья на моем капюшоне друида.

— Ки-и-ира! — заорала я во весь голос.

Я смогу! Я спасу еще одну жизнь!

Показать полностью
29

Мать Севера: Голый край - 10

События развивались слегка не так, как я ожидала.


В целом, меня уже начали посещать мысли касательно моего настоящего происхождения. Имя, казавшееся мне знакомым и принадлежащим лишь мне одной, теперь я слышала только как имя страшного духа, поселившегося во мне. Проблема в том, что я не могла доказать обратное даже себе. Если так подумать, в этом мире, в этом краю я собственными глазами видела присутствие потусторонней силы. И хоть я не могу даже предположить роль этой силы в театре этого мира, ее существование оставалось бесспорным фактом.


Впрочем, мысли о том, что я не та, кем себя считаю, мне удавалось вполне успешно отгонять. Как комаров летом — взмах метафорической руки, и их нет, по крайней мере, на какое-то время. Проблема была в другом.


Лето заканчивалось так же быстро, как и началось. Солеварня все это время работала без каких-либо значительных осложнений, и с Госпожой я договорилась о том, что прибыль в виде еды от продажи соли будет поделена в первую очередь по справедливости, по количеству выполненной работы солеваров, а затем остатки распределят между всеми семьями деревни так, чтобы никто не голодал, когда люди ярла придут за налогом.


Наконец, наступила осень, но и она пролетела незаметно. Взрослые работали на полях, бродили по лесам в поисках плодов и ловили остатки рыбы в море, недалеко от берега. Я пару раз пыталась выяснить, почему рыбаки не заплывают дальше, туда, где рыбы вдоволь, но Хьялдур лишь уклончиво отвечал, что “в море змеи”.


Соль мы решили продать после сбора налогов. Мы все еще надеялись, что люди Ярла Дургальфа не явятся в этом году, решат, что мы все померли от чумы или голода после “заражения” нашего зерна паразитами, однако надежды наши были тщетны. Примерно в то же время, что и всегда, воины, вооруженные палицами и топорами, приехали в нашу деревню. Их повозку как всегда тянуло существо, которое я про себя окрестила гигабыком. В этом году все шло довольно тихо, люди не особо переживали за себя, отдавая зерно сборщикам налогов.


— Доброе утро, — в наш дом первым вошел капитан.


С момента нашей прошлой встречи он умудрился потерять глаз. Половину его лица пересекал огромный розоватый шрам, а в глазнице красовался полированный шарик из чего-то, напоминающего красный мрамор. Жутковатое зрелище, однако даже так впечатление плохого человека он на меня не производил.


— Майя, сиди в кроватке, — строго сказала мне мама и грозно взглянула на меня, — поняла?


Я уверенно кивнула, глядя на нее со смесью недоумения и неожиданности на лице. Такой я ее еще не видела, и хоть мать наверняка гордилась мной, но, тем не менее, боялась повторения прошлогодних событий.


— Вот, забирайте… — вздохнула мама, открывая дверцу погреба в полу.


Воины начали один за другим вытаскивать мешки с зерном из ледяного погреба, как вдруг домой заявился отец, порядком пьяный и с откушенным куском хлеба в руке.


— О, а я все думал… — он облокотился на дверной проем и надкусил черствый хлеб. — Кохда ш я ваш увишу.


Капитан обернулся и взглянул на моего отца, нагло уставившегося на приезжих воинов.


— Боги и духи, и ты туда же… — вздохнула мама и прикрыла лицо ладонью.


— Да ладно, Хельга, милая, — ухмыльнулся отец. — Давно хотел посмотреть на тех, кто грабит свой же народ.


— Борт, — капитан положил руку на плечо моему отцу, однако тот тут же одернул его. — Успокойся. Ты знаешь закон, знаешь, для чего это нужно.


Отец, откусив еще кусок хлеба, плюнул мякишем в лицо одноглазому капитану. Тот лишь раздраженно вздохнул и смахнул с лица пережеванную пищу.


— Борт, я прошу тебя… — капитан сделал шаг вперед.


— Вургар, явла дритт, поединок! — выкрикнул в лицо капитану мой отец.


— Ты пьян, Борт.


— Капитан, он оскорбил вас… — воины стали медленно доставать палицы.


— Не надо. — Вургар остановил их жестом руки. — Он сейчас успокоится.


Обстановка накалялась. Мой отец, покачиваясь из стороны в сторону от количества выпитого, криво ухмыльнулся и сделал глубокий вдох.


— Фанн фитта, фокк дрег, ду сопарр йавель..! — на одном дыхании, будто скороговорку, проматерился мой отец, прежде чем мать закрыла мне уши руками. Причем и после этого он продолжал сыпать отборным северным матом, но я этого уже не слышала.


Наконец, отец успокоился. Все присутствующие заметно покраснели от потока ужасной брани, которой посыпал капитана мой отец. Наверняка ощущения, как от ночного горшка, надетого на голову.


— Дра тиль хельватте, дин стагге фанн! — напоследок выпалил отец и, плюнув себе под ноги, вышел из дома. — За мной!


Все воины побросали мешки с зерном и вслед за моим батей, чьи яйца, наверное, своим весом могли потопить корабль, выбежали на улицу.


— Вот… — мать, едва сдерживаясь чтобы самой не сматериться, прикусила губу. — Вот почему ты вся в отца?!


Она зло посмотрела на меня, но ее ярость длилась недолго. Она неожиданно быстро улыбнулась и крепко обняла меня, прижимая к себе.


— Хочешь посмотреть, да? — вздохнула она, уже зная мой ответ.


— Хы-хы, дыа!


Мать снова вздохнула, но уже поняла, что запретить мне наблюдать за поединком не сможет. Вместе с ней мы вышли из дома, и она взяла меня на руки, потому что этим утром выпал свежий снег, а у меня не было даже простейших лаптей.


Помимо нас, казалось, вся деревня собиралась, чтобы посмотреть на поединок двух огромных мужчин. Оба они, и отец, и капитан, несли по деревянной палке, длиной примерно в лаг, может, чуть больше. Они направлялись к каменистому берегу и, проходя мимо моей солеварной установки, капитан Вургар спросил отца:


— Что это? Не видел подобного даже в городе.


— Солеварня, — пробурчал отец, ускоряя шаг. — И ее построила моя дочь! Моя, форр фанн да, дочь, понял?!


С этими словами ноги отца подкосились, и он едва не рухнул вниз с обрыва, но все тот же Вургар удержал его за руку. Отец резко вырвал руку из хватки старого воина и стал спускаться вниз.


Тропа была достаточно узкой, поэтому толпе людей пришлось растянуться в длинную процессию, чтобы спуститься вниз. Мы с матерью были в числе первых, поэтому когда был образован бойцовский клуб, мы стояли в первых рядах и могли видеть поединок в деталях. Вокруг быстро собирались люди, круг становился плотнее, пока наконец на берегу не собралась вся наша деревня. Не хватало лишь Хьялдура, однако не просто так я прямо-таки чувствовала затылком его огорченный взгляд — друид наблюдал за всем с утеса, не спускаясь вниз.


Толпа затихла. Повисла гнетущая тишина.


— По закону нашей земли, — начал капитан, разминая плечи, — Борт вызвал меня на поединок. Однако преступления совершено не было, кроме оскорблений в мою сторону, поэтому мы не будем биться насмерть. Понял, Борт?


— Ни будим бисся насьметь, — передразнил его мой отец и по толпе прокатилась волна смешков. — Моя дочь объявит начало поединка! Майя!


Десятки глаз уставились на меня. Черт, а что сказать-то?


— Бойцы… — неуверенно начала я, а затем резко подняла в воздух кулак и выкрикнула: — Деритесь!


Опьянение отца вмиг будто бы испарилось. Словно он и не был пьян.


Он резко вырвался вперед, нанося мощный удар сверху. Вургар также стремительно отразил удар.


Капитан оттолкнул отца и молниеносно взмахнул палкой сбоку. Отец даже не попытался блокировать удар, а принял его, не поведя и бровью, и схватил “оружие” капитана. Он резко взмахнул рукой, пытаясь опрокинуть Вургара, но тот ударил его ногой по колену.


Отец не выдержал и упал на холодные камни. Вургар занес палку над головой, но отец бросил свое “оружие” прочь и обеими руками схватил капитана за ноги. Издав утробный рык, он поднял противника на свои плечи, а затем резко впечатал его всем телом в камни. Вургар хрипло вскрикнул от боли, но тут же ногами обхватил ногу отца и снова уронил его, жестче и больнее.


Почти одновременно они вскочили на ноги. Вургар сделал два выпада палкой, однако отец отпрыгнул назад, и она лишь просвистела в воздухе.


— Дерись как мужчина! — закричал во все горло отец.


Вургар бросил палку.


Они синхронно бросились друг на друга, и их кулаки впечатались в челюсти. Вургар отшатнулся назад, а отец лишь сплюнул кровь и снова бросился на противника.


Удар отца Вургар заблокировал, схватив его за руку. Капитан свернул ее, зажимая в болевой захват, отец взревел от боли и наугад ударил локтем позади себя. Удар пришелся капитану по ребрам, и тот выпустил отца.


Они встали, пошатываясь, друг напротив друга. Два зверя, две огромные силы и годы тренировок и практики. Оба они снова бросились друг на друга, но отец в этот раз подпрыгнул и буквально влетел в капитана ногой, повалив на землю.


— Я!


Отец стал бить его по лицу, но Вургар закрывал его руками.


— Все-еще!


Папа схватил руку противника и резким ударом кулака по ладони впечатал костяшками пальцев в камни. Рука Вургара словно оказалась между молотом и наковальней.


— Сильнее!


Финальным ударом отец выбил капитану зуб, а затем дрожащими пальцами вырвал из глазницы искусственный глаз и бросил в море.


Вургар потерял сознание еще на последнем ударе, но отец все так же восседал на его бессознательном теле. Он собрал пальцами кровь с его лица и нарисовал на своем кровавые полосы. Вскинув голову кверху, он утробно, по-звериному зарычал.


Все вдруг уставились на меня. Даже отец, с застывшим оскалом на лице и кровью на руках и щеках, тяжело дышал и ждал моих слов.


— Папа… Борт победил! — выкрикнула я, и толпа взорвалась бурными овациями.


***


Проблема, которая меня беспокоила, начала проявляться еще после моего обмана людей Ярла, однако после того, как была организована солеварня, она приобрела… неожиданный характер.


Воины уехали обратно в Скаген, забрав положенное количество зерна. Драки драками, но налог все же платить надо, иначе сюда придет куда больше воинов из дружины Ярла, и всем нам не поздоровится. Вслед за ними, буквально на следующий день, ушли мужчины, в числе которых был и мой отец. В небольшой тележке, на которой обычно грузили припасы в плавание, они увезли два мешка соли. У нас не было другого способа упаковать ее, поэтому мы использовали те же мешки, что и для зерна, разве что пришлось натянуть сразу по два, чтобы соль не рассыпалась.


В деревне снова воцарился мир и покой.


Мы с мамой проснулись ранним утром. Вернее, первой проснулась она и тихо, стараясь меня не разбудить, плела крапивные веревочки у огня.


— Доброе утро, — вяло поздоровалась я, еще продирая глаза.


— Проснулась, вороненок? — мама ласково улыбнулась.


— Ага-а-а… — зевнула я в ответ.


Мама издала легкий смешок и вернулась к своему занятию. Я же села на кровати и стала наблюдать за ее работой, так как больше заняться было особо нечем.


Ее тонкие пальцы ловко скручивали гибкие волокна крапивы между собой, образовывая длинную, тонкую веревочку. Движения были так точны и отточены с годами, что сейчас мама скорее напоминала робота, методично выполняющего свою функцию, нежели человека.


— Кстати, — сказала она, не отрываясь от плетения. — Тебе опять принесли подарки.


— Ну, не мне же… — протянула я. — А злому духу.


— Не злому, а доброму, — мама улыбнулась, но эта искорка счастья быстро исчезла с ее лица. — Так говорят.


— Мам, ты правда думаешь что я — дух?


Мама вздохнула и молча посмотрела на меня, устало улыбнувшись.


— Ты — моя дочь. А остальное неважно. Я бы любила тебя любой, но ты даешь мне повод для гордости.


Меня этот ответ более чем устроил, и я не смогла сдержать самодовольной улыбки.


Я быстро сползла с кроватки на холодный пол. Пальцы так и съеживались от ощущения промерзшей древесины и соломы, которой был устлан пол в нашем доме, но в целом я к такому уже привыкла. Уверенными шагами я направилась к двери и осторожно, оглядываясь по сторонам, приоткрыла ее. Прямо у порога кто-то из жителей деревни оставил несколько цветов, выращенных, видимо, дома, небольшой мешочек сушеного зеленого лука и большую, свежую рыбу, слегка присыпанную снегом, чтобы не испортилась.


Это и было проблемой. Своими амбициями и непомерной уверенностью в себе я привлекла излишнее внимание. Теперь жители деревни еще отчетливее делились на два лагеря, а отличало их одно — вера в мою мораль. Половина считала, что я злой дух, обманщица и вообще чувырло то еще, но другая половина сошлась на мнении, что я — добро и светоч знаний, которые выведут людей из вечного мрака, голода и ненастий.


Говоря честно, я не была ни тем, ни другим. Если во мне и жил дух (что я яростно отрицала в спорах с самой собой), то он не был абсолютным добром или злом. Мне хотелось как процветания для своих людей, так и кровавой мести для тех, кто меня разозлил. В каком-то смысле, папа несколько дней назад частично удовлетворил жажду крови злого духа внутри меня.


Я быстро затащила подношения в дом. Мама взглянула на меня и, улыбнувшись, спросила:


— Рыбку с хлебом?


— Рыбку с хлебом, — я уверенно кивнула в ответ.


Вкусной морской рыбы нам притащили вовремя, потому что весь день на улице была страшная метель. Даже собаку бы не выгнали из дому в такую погоду, а мы с мамой и подавно не горели желанием высовывать носы за порог.


На следующий день, однако, история повторилась.


Подношения были скромнее, однако кто-то оставил мне то, в чем я давно уже нуждалась, но никак не догадывалась попросить маму.


— Мам, смотри!


Я держала в руках новенькие, под мой размер, лапти, а на плече у меня были накинуты толстые меховые полосы для обмотки ног.


Вот знают же, чем подкупить злого духа, заразы!


— Наверняка от Киликии, — мама улыбнулась. — По секрету скажу: она спрашивала меня, чего бы тебе хотелось.


— Угадала. — улыбнулась я. — Мам, научи ножки обматывать.


Мама сперва удивленно посмотрела на меня, а затем звонко засмеялась, прикрыв рот ладошкой.


— Чего смешного? — я скрестила руки на груди.


— Ты придумала, как получить много соли из морской воды, но не знаешь, как правильно намотать портянки, — мама просто не могла перестать смеяться. — И все-таки ты ребенок. Мой ребенок.


Смех ее был настолько заразительным, что я не удержалась и прыснула вместе с ней. Если так подумать, то это и вправду смешно.


И все-таки я ребенок.


Мама усадила меня на кровать и достала ту самую крапивную веревочку, что сплела за вчерашний день. Сегодня она уже высохла над огнем и стала на удивление прочной.


В том, чтобы правильно намотать на ноги портянки, из чего бы они ни были сделаны, на самом деле нет ничего сложного. Главное все сделать так, чтобы ткань (или мех, в моем случае) закрывала всю поверхность стопы и еще несколько сантилагов лодыжки. Далее она просто обматывается веревочкой в противоположную сторону, чтобы обмотка крепко держалась на ноге, и завязывается на узел, владение которым я с гордостью продемонстрировала маме.


Наконец-таки у меня появилась зимняя обувь, и теперь я могла без страха перед болезнями выходить на улицу даже в лютый мороз. Конечно, мое тонкое платье не спасало от холода, но эту проблему мама решала, укутывая меня в накидку из заячьих шкур.


— Ну, тогда я побежала! — я вскочила к кровати и побежала к двери.


В момент, когда я уже готова была потянуть дверь на себя, мама резко схватила меня за шиворот.


— Куда это ты собралась? — строго спросила она.


Я обернулась через плечо лишь для того, чтобы увидеть ее холодный, строгий взгляд.


— Ну так… К Хьялдуру, учиться…


— Нет-нет-нет, хватит с тебя, — мама потянула меня за шиворот и затащила поближе к очагу. — Я ему очень благодарна, но тебе больше нельзя ходить к нему в гости.


— В смысле?! — возмутилась я и топнула ножкой. — Почему, мам?!


— А что соседи подумают, Майя? Ты молодец, и я тобой очень горжусь. Много кто тобой гордится. Но чем больше ты общаешься с друидом, тем больше люди начинают думать, что в тебе живет дикий дух!


— Ну и что? Какая разница-то?


— Все, Майя, хватит! — прикрикнула мама и подперла дверь метлой. — Никаких походов к Хьялдуру, даже не думай об этом! Тебе нужно учиться вести себя как обычный ребенок! После дня рождения будешь гулять с другими детьми, заведешь друзей… Ах, точно, и старик Хендерсон хотел научить тебя игре на тагельхарпе! Я думаю, у тебя…


Дальше я просто не слушала. Вот так мои мечты о модернизации деревни, мои планы, все это откладывается в очень и очень долгий ящик. Внутри меня кипела злость и обида, но где-то в глубине души я понимала, что мама в чем-то права. Я слишком поторопилась с тем, чтобы раскрыться, однако обстоятельства требовали от меня незамедлительных действий.


Я села на пол и отвернулась лицом к очагу, разглядывая языки пламени. Мама продолжала что-то рассказывать про местных детей, с которыми мне “будет очень весело играть”, про музыку, пение… Ее голос и слова сейчас не приобретали особого смысла внутри моей головы, а скорее создавали шум, вводящий меня в медленный, медитативный транс. Языки пламени плясали в небольшом открытом очаге, лаская и пожирая сухие поленья. Все больше и больше они начинали мне напоминать что-то, что я, казалось, давно забыла. Они складывались в причудливых животных, в лица людей, в целый калейдоскоп картин из моей прошлой и нынешней жизни. В конце концов я не заметила, как уставилась на пламя, принявшее форму моего прежнего лица. Идиотская челка, вечная небритость, синяки под глазами об бесконечного количества энергетиков, сигарет и алкоголя… Лицо юноши смотрело на меня, словно из зеркала, изучало меня так же, как я его. И самым страшным было то, что я хоть и узнавала его, но оно казалось мне чужим и далеким. Словно это было совсем-совсем давно.


Я просидела у огня почти весь день. Мама думала, что я просто дуюсь на нее, но это продлилось слишком долго, а я застыла на все это время, словно мраморная статуя.


В этот день началась моя эра беспросветной скуки. В этот день я впервые перенесла то, что в психиатрии называют диссоциативным ступором.


***


Отец и компания вернулись спустя несколько дней. К тому времени я уже не придавала особого значения тому факту, что просидела в одной позе несколько часов. Я, скорее, была на стадии торга, и к этому моменту думала, что это и вправду было разовое явление и такое больше не повторится.


Вся деревня вышла поглазеть на вернувшихся из города мужчин. Один из друзей папы в шутку назвал этот поход “торговым набегом” и, к удивлению, всем остальным это название понравилось.


Я самостоятельно, чем очень горжусь, намотала на ноги портянки и нацепила лапти, а затем мы вместе с мамой вышли на улицу поглазеть на наших бравых вояк, сменивших личину на торговцев. Еще издалека жители заметили повозку, доверху груженую разными товарами, а впереди всей процессии шел папа. Мама посадила меня к себе на плечи, и я радостно начала махать отцу рукой, и тот, широко улыбаясь, помахал в ответ.


— Ну, девочки мои, принимайте гостинцы! — радостно выкрикнул он и буквально выхватил меня с плеч мамы, крепко прижимая к себе.


К этому моменту повозка доехала до деревни.


И я даже, клянусь, не ожидала, что соль будет настолько дорогой.


Деревянные колеса едва выдерживали веса всех товаров, что привезли наши мужчины. Зерно, овощи, меха, ткани — там было все, чего только можно было желать такой бедной деревне, как наша. А я боялась, что еды с продажи соли не хватит на всех, ха!


Вся деревня собралась, чтобы поглазеть на настоящую гору сокровищ, которые привезли нам наши мужчины из города. Не было, однако, ни давки, ни криков — все прекрасно понимали, что еды, тканей и всего прочего хватит на всех, и еще наверняка останется.


— Майя, Майечка! — Из торгового каравана ко мне выбежал один из рабочих солеварни. Вроде бы его звали Броггдо. — Иди сюда!


Как и отец, этот мужик вырвал меня из рук родителя и крепко прижал к себе, едва не плача от счастья.


— Майя, спасибо! Спасибо тебе! Я не знаю дух ли ты, божество ли, но спасибо…


— Тихо-тихо, — я, улыбнувшись, похлопала его по руке, — все хорошо, не нужно слез.


— Мы привезли тебе подарок! Смотри!


Он скинул с себя мешок, который тащил на плечах, и открыл его. Сверху донизу он был набит обыкновенной свеклой, разве что гораздо меньшей по размеру, чем я запомнила из прошлой жизни.


— Это все тебе, спасительница! Торговец поклялся, что она очень и очень сладкая, а Хьялдур сказал, что ты…


— Как это называется?


— Батте, Майя, батте. Она очень сладкая, попробуй!


Я протерла свеклу в моей руке об платье и осторожно сделала маленький укус. Ее густой сок, абсолютная сладость этого растения тут же заставили мои вкусовые рецепторы биться в конвульсиях от счастья, а мурашки побежали по спине с такой силой, что я буквально чувствовала, как волосы у меня встают дыбом.


— Это офень вкуфно! — с набитым ртом выкрикнула я. — Фпафибо!


— Это тебе спасибо, Майя, — еще раз улыбнулся Броггдо и ласково потрепал меня по голове.


Я жадно, всего в несколько укусов съела ее всю, целую свеклу. Раньше я бы никогда не подумала, что вообще смогу есть ее вот так, сырой и без чего-либо еще, но сейчас она казалась мне как минимум божественным нектаром.


Свекла сладкая.


Осознание пришло ко мне, когда я вытирала рукавом красный от сока рот.


Она, черт возьми, сладкая!


— Я… Я знаю как сделать из нее кое-что! Из нее можно сделать сладкую соль! Сахар!


— Сахар? — начали перешептываться люди в толпе.


— Что такое са’хар?


— Сладкое..?


— Да, да! Это соль, только сладкая! Я знаю, я…


— Майя.


Мама резко прервала меня. Толпа людей вокруг затихла, все взоры устремились на меня и на мою мать.


— Мама, я могу сделать…


— Майя, нет. Хватит.


— Но мама, сахар!


— Майя! — сорвалась на крик мама и, грубо схватив меня в охапку, понесла домой под недоумевающие взгляды людей вокруг.


— Мам! Мам, пожалуйста! Это вкусно! Это..!


— Хватит всего этого! — снова закричала на меня мама, унося все дальше и дальше от сладких, полных спасительной глюкозы плодов.


От бессилия и осознания собственной зависимости я не выдержала. Словно из переполненной чаши, мои эмоции вырвались наружу. Я начала громко рыдать, но никто уже этого не замечал. В деревне был праздник, но только не для меня.


Я снова стала бесполезным младенцем. И все потому, что так решила моя мать.

Показать полностью
27

Мать Севера: Голый край - 8

Мы забаррикадировали дверь в дом от разъяренной толпы. Через щель в окне я видела десятки лиц, гримас, наполненных яростью и скорбью. Что удивительно, на защиту меня и моих родителей встали вернувшиеся с похода воины, и по сути именно они трясли оружием перед теми, кого я спасла от голодной смерти, и не давали им ворваться в наш дом.


Хьялдур стал прорываться через толпу, но его пропускали с трудом даже несмотря на его высокий по меркам нашей деревни статус. Люди вокруг просто ничего не видели и не слышали, настолько они хотели мести. Вот только мстить надо не мне, а тем, кто по факту убивал наших сородичей. Но что я, маленькая девочка могла им внушить? Несмотря на то, что все уважали мой интеллект, сейчас все это будто бы улетучилось.


— Лгунья! — то и дело раздавались крики в толпе.


Ну и что? И что, мать вашу?!


— Всем отойти от дома! — крикнул Хьялдур, встав между воинами у нашего порога и толпой жителей деревни. — Всем отойти! Я сказал отойти!


Еще какое-то время они пытались прорваться в наш дом, однако перед лицом друида мало кто мог вести себя так нахально. Как-никак, это именно он был для этих людей связующим звеном между ними и духами, именно он общался с потусторонними существами и, в конце концов, лечил больных. Его авторитет никто бы не посмел оспорить, даже, наверное, староста.


— Теперь вы все будете слушать меня! — снова закричал на людей Хьялдур. От его тона стало жутковато даже мне. — Меня! А я буду молвить от лица духов нашего края!


Толпа притихла, все молча стали ожидать приговора. Хьялдур обернулся и жестом приказал воинам отойти от двери и встать рядом с остальными. Они переглянулись между собой, но подчинились и отошли от двери.


— Я буду вершить суд над Майей Бортдоттир! — громогласно объявил Хьялдур и достал из-под длинного мехового плаща что-то вроде деревянного скипетра, покрытого рунами. — Но суд не может проходить вот так. Мы не дикари, не людоеды ледяного края и не морские твари. Майя! — он обернулся, глядя на меня через полуприкрытое окно. — Выйди из дома, ты должна предстать перед всеми нами.


Твою мать! Неужели и он туда же? Впрочем, выбора у меня особо нет. Отец непонимающе смотрел на меня, до сих пор не зная, что я натворила, а мать схватила меня и подняла на руки, крепко прижимая к себе.


— Нет, Майя, нет… — шептала она, едва сдерживая слезы.


— Мама, отпусти! — возмутилась я.


— Нет!


— Мама! — я оттолкнула ее и посмотрела в ее глаза. — Мам, я должна! Все будет хорошо!


Папа положил руку на плечо матери, и она медленно поставила меня обратно на пол. Я улыбнулась и пошла к выходу, напоследок обернувшись и показав родителям язык.


Дверь со скрипом распахнулась, и я гордо вышла наружу, ступая босыми ногами по промерзлой земле. Я встала рядом с Хьялдуром, а тот присел на корточки рядом со мной и успокаивающе положил огромную руку мне на плечо.


— Я задам вам один вопрос, добрые люди, — начал он уже тише. Его глубокий, хрипловатый голос задрожал в повисшей тишине. — Считаете ли вы эту девочку, младенца, повинной в смерти ваших мужей и отцов?


— Да! — раздался крик из толпы.


— Гнев духов! — подхватил кто-то еще.


И толпа залилась яростными криками и возгласами, как пару минут назад. Все, однако, замолчали, когда Хьялдур всего-навсего поднял вверх руку.


— А теперь скажи ты, Майя. Обманом воинов ярла ты пыталась обратить на себя внимание духов нашего края, нашего народа?


— Нет, — тихо ответила я. — Я не хотела их разозлить, честно-честно.


По лицам людей я ясно видела, что сейчас образ миленькой маленькой девочки не работал.


— А зачем ты солгала тем добрым мужам, Майя? Зачем использовала то, чему научил тебя я, для лжи?


— Они не добрые! — воскликнула я и топнула ножкой. — И я делала так, как должны друиды! Я хотела спасти детей, чтобы никто не голодал!


Хьялдур посмотрел на меня, нахмурив брови. В его взгляде читалось понимание, однако того, что я сказала, явно было недостаточно для удовлетворения жажды мести разгневанных людей.


— Пусть так, — кивнул он. — Значит, ты не признаешь своей вины и остаешься верна духам, оберегающим нас?


— Да, я люблю духов нашей земли.


Хьялдур кивнул и поднялся на ноги.


— Не спешите с гневом, добрые люди, — начал он, прежде чем толпа в очередной раз загорелась яростью. — Я и духи выслушали Майю. Теперь настал черед наших мужей молвить слово. Скажите, воины, что произошло на юге, в речных землях?


Из толпы вперед вышел один из воинов и кивнул в сторону двери нашего дома:


— Позволь отцу Майи говорить за всех нас. Мы скажем, если он солжет, и тогда вина девочки будет доказана родством.


Хьялдур снова кивнул и стукнул скипетром по промерзшей земле. Из со скрипом открывшейся двери вышел мой папа и, обойдя меня и друида, встал перед нами, глядя Хьялдуру в глаза.


— Все начиналось как обычно, — отец начал свой рассказ. Таким мрачным я его еще не видела, и было заметно, что эти воспоминания даются ему с трудом, — мы подплывали к речным землям, к деревне, на которую ходим каждый год. Обычно торговцы, что держат эти земли и получают выгоду с судов, ходящих по рекам, просто отдают нам пищу и монеты…


— Но там были не торговцы! — вперед вышел еще один воин с огромной раной на щеке и порванным ухом, перевязанным окровавленной тканью.


— Да, торговцев там не было, — кивнул отец и положил руку на плечо своему боевому товарищу, — и дыма не было. Но были трупы, мертвый на мертвом. Вся деревня была разграблена армией с песчаных земель, и воины, закованные в закатный металл, толпой вырвались из домов. Они ждали нас, сидели в засаде, и когда мы были в деревне, стало уже слишком поздно. Воины в металле окружили нас, пронзали копьями и резали мечами, словно скот. Мы защищались как могли, но многие пали в той битве.


— И не всех удалось забрать с поля боя… Храни их духи. — вздохнул третий вояка, выйдя вперед и встав рядом с моим отцом.


— Я говорю правду перед своими друзьями, своими братьями-северянами, — кивнул мой отец и, подойдя ко мне, посадил меня себе на плечи. — Духи Севера не имеют власти на юге. Это земля огня, песка и металла, и покровительства над нами не было. Нашим врагам благоволили их духи, их боги, они дали им металл и удачу. В том не было вины ни моей дочери, ни духов нашего края.


Хьялдур кивнул и три раза ударил скипетром по земле, а затем вышел на несколько шагов вперед, встав между мной с отцом и жителями деревни.


— Добрые люди! — он поднял скипетр в воздух и показал им на меня. — Если вы считаете, что это дитя способно убить взрослого воина, то вы трусы! Так сказали духи, так говорю я! В смертях мужей ваших нет ее вины, но виновна она в том, что спасла деревню!


Люди в толпе стали переглядываться, перешептываться, будто бы не веря тому, что сказал им друид.


— Майя хитростью спасла зерно, и этой зимой никто не умрет от голода! Поход был неудачным, наши мужчины не принесли с собой богатств и еды, и если бы не Майя, — он снова показал на меня скипетром, — то деревня вымерла бы еще до последнего снега!


Все молчали. Никто не знал что сказать, что сделать или даже что подумать. Никто не мог принять того факта, что в смертях столь многих мужчин виноваты не духи, не я, а банальная неудача встречи с более сильным противником. Все было крайне прозаично. О таком не будут слагать легенды, не напишут песни. Люди просто погибли, встретив противника, который превосходил их по силе.


Но для меня это, как ни странно, было хорошим знаком. Люди, закованные в металл, боевая тактика, мечи, в конце концов. Нет, этот мир не застрял в каменном веке, отнюдь. Это мы, наш народ был технологически отсталым. И хоть это удручало, тем не менее внутри меня поселился слабый огонек надежды на более светлое будущее, ведь кто-то в этом мире должен быть достаточно умным, чтобы положить конец этой нищете и вечному голоду. Должен же быть кто-то. Хоть кто-то.


Я будто бы оказалась одна, брошенная в сером потоке заурядных жизней. Я молча смотрела на лица людей вокруг, и не видела в их глазах ни единой искорки надежды. Лишь мрак, безысходность и скорбь.


Мой взгляд зацепился за ребенка, совсем еще младенца. Я видела его и его мать. Ребенок родился совсем недавно, буквально пару месяцев назад, и его отец не вернулся из похода. У этой семьи было мало земли. Даже у нас был лишь жалкий клочок, но они бедствовали еще хуже нас, и единственная их надежда была на этот поход, обернувшийся в итоге трагедией. Младенец плакал, а вместе с ним плакала и его мать.


И они были не единственными. Вот еще одна семья, потерявшая кормильца. Они вообще не имели земель, выменивали ягоды, яблоки и грибы на зерно. А у этих отец был кожевником — пару раз видела как он обрабатывал шкуры отваром рыбьего жира. Деревня осталась без мастера по выделке, а его сын был лишь трех годов от роду и не умел еще ничего. Обуви не будет в течение пары лет.


Вокруг меня плакали дети. Я и сама была ребенком, и эмоции бурлили внутри меня. Мне хотелось сделать что-то, успокоить их, сказать, что все будет хорошо, но я не могла. Я едва могла помочь самой себе. Моя семья едва находила способ выжить из года в год, и даже так родители старались дать мне все самое лучшее. Плач детей вокруг, в один момент потерявших своих отцов, разрушил тишину морозного северного воздуха. Вся деревня залилась этим плачем. Настали трудные времена.


Но я не допущу этого.


Ни один ребенок больше не будет плакать.


Клянусь.


***


Весна наступила быстро. Мой день рождения уже не отмечали с таким размахом, да и в целом отношение ко мне все еще оставалось неоднозначным: некоторые все еще считали меня виноватой во множестве смертей, другие просто старались меня игнорировать. В целом, из-за меня деревня разделилась на два лагеря, примерно равных по численности, но меня это уже не особо заботило.


Когда сошел снег, мои родители отправились работать в поля, а нянчится со мной приходилось друиду. Впрочем, он был не против, да и не раз говорил о моем потенциале. Я ему еще покажу потенциал, мать его за ногу. Настало время технологического прорыва.


— Хьялдур, — я коснулась плеча спящего в гамаке друида, — Хьялдур!


Он встрепенулся, и его храп внезапно прекратился. Друид в панике стал оглядываться по сторонам, а затем лениво посмотрел на меня.


— М-м? — протянул он, закрывая глаза и проваливаясь обратно в сон.


— Хьялдур! — крикнула я еще громче и ударила его ладонью по бедру. — Вставай!


— Да что случилось… — он начал ворочаться и с грохотом упал с гамака. — Тьфу… Что случилось, Майя? Зачем ты будишь старика?


— Ты не старик, — ухмыльнулась я.


— Но-но! Я прожил на этом свете уже сорок две зимы.


Я удивленно вскинула бровь. На свои года он никак не тянул.


— Сорок два года?


— Ага… — пробурчал он и подошел к столу, на котором среди кучи разных трав стоял кувшин с водой. — Это на сорок лет больше, чем ты.


— Я умею считать, Хьялдур.


— Да ну? — он удивленно взглянул на меня и большими глотками стал пить ледяную воду.


— Ага. Сорок и два будет сорок два. Я же злой дух, забыл?


— Ну да, ну да, точно… — вздохнул он и поставил кувшин на стол, а сам упал на табуретку. — И что же ты поведаешь мне сегодня, злой дух в теле ребенка?


— Вопросы. И только вопросы.


Хьялдур усмехнулся и вытер рукавом свою бороду.


— Задавай.


— Где ближайшая большая деревня?


— Ты имеешь в виду город?


— Наверное, — я пожала плечами, — город. Какой самый близкий? Где живет Ярл?


— Хм… — он стал задумчиво гладить безобразную, растрепанную бороду. — Скаген ближе всего, им правит Ярл Дургальф. У него сын твоего возраста, кстати, зовут Кунникт, так что ты…


— Не интересует. — я перебила его. — Как далеко до Скагена?


— Четыре дня на ногах, вороненок.


— А в цифрах?


— Четыре дня, — он вскинул бровь, непонимающе глядя на меня. — Я ведь ответил.


— Ты не понимаешь! — меня этот разговор начинал порядком злить. — Как измеряется расстояние? Сколько будет в цифрах?


Друид молчал. Я с надеждой смотрела ему в глаза, но во взгляде мужчины читалось лишь полное непонимание.


— Хьялдур, как измерить расстояние?


— Четыре д…


— Я не спрашивала про время!


Хьялдур мгновенно замолчал и стал смотреть на меня, а я лишь меряла хижину шагами. В голове крутилась очевидная, но странная мысль — эти люди не имеют единиц измерения расстояния, длины и всего с этим связанного. При этом они вполне успешно плавают на кораблях на юг и грабят местных. Как это у них получается? Неужели они и правда измеряют расстояние в днях?


— Хьялдур, ты не думаешь что это глупо?


— Глупо? Почему же?


— У людей разные ноги, понимаешь? А если туда пойду я? Сколько я буду идти? Не четыре дня, ведь я быстро устаю.


Он задумался над моими словами. Наконец-то, мыслительный процесс пошел!


— Но зачем тебе в Скаген, Майя?


Твою мать. Я звонко влепила себе ладошкой по лбу и огорченно вздохнула, глядя на друида. Он до сих пор не понимает, что я имею в виду.


— Мне и не нужно в Скаген! Встань!


Друид послушно встал.


— Пройди от одного конца дома до другого. Сколько шагов у тебя это займет?


Друид нахмурился, но медленно, считая шаги, пошел по хижине. Насчитал шесть шагов.


— Смотри, — теперь по хижине пошла я, — десять, девять…


У меня вышло шестнадцать.


— Эта хижина размером в шесть твоих шагов. Но если брать мои шаги, то их будет шестнадцать. Понимаешь?


Друид кивнул. Нихрена он не понял, и это было заметно.


— Но что если нужно посчитать точно? Чтобы все могли использовать одну и ту же меру, как с зерном?


— Ты предлагаешь взять за меру расстояния чьи-то шаги?


Я, довольная собой, улыбнулась.


— Не-а! — весело ответила я. — Мы придумаем другую меру!


Друид улыбнулся и весело засмеялся, а затем ласково потрепал меня по голове. Я недовольно покосилась на него, и он тут же одернул руку. Нечего мне прическу портить, косу заплетать очень больно!


— И что же будет мерой? — спросил он, улыбаясь.


Ему нравилась моя идея, это было заметно по его широкой улыбке и искорке в глазах. В конце концов, он был ученым человеком, по меркам этого мира, и страсть к новым знаниям и открытиям была в нем непреодолимой.


— Узнаешь вечером. А сейчас сладенького хочу!


Улыбка мгновенно исчезла с его лица, и он устало вздохнул. А что поделать, за знания, накопленные за тысячи лет, надо платить. Вскоре я уже уплетала за обе щеки хлеб с медом, который достался друиду ценой множества пчелиных укусов и слез, наполненных болью. Не мои проблемы, впрочем, я сладенького хочу.


В ожидании вечера я начала прикидывать другую мысль по поводу улучшения качества жизни, но пока что не могла реализовать ее даже на бумаге — ее еще, черт возьми, не изобрели. У друида была береста, на которой он царапал руны, которые потом сжигал в ритуальном костре, однако выцарапывать чертежи, особенно слабыми детскими пальцами, было бы весьма затруднительно. Впрочем, идею я мысленно сохранила и пообещала себе вскоре попробовать ее реализовать.


Когда солнце начало опускаться за горизонт, мы с Хьялдуром пошли в сторону деревни. По моему приказу, друид взял с собой относительно прямую палку из тех дорожных посохов, что у него были. По пути мы наткнулись на моего отца, который как раз шел в лес, к Хьялдуру, чтобы забрать меня домой.


— Пойдем скорее, ну! — я взяла их обоих за руки и потащила к деревне.


Друид старался не отставать, так как ему было крайне интересно понять мой замысел, а вот отец моего энтузиазма не разделял и после тяжелого рабочего дня хотел спокойно прогуляться до дома, где его уже ждет горячая пища, а не бежать туда, сломя голову.


Но наука не терпит отлагательств! Вскоре мы добрались до деревни. Некоторые, как обычно, сторонились меня, но при виде друида все же уважительно склоняли головы. Здесь уже было недалеко до нашего дома, так что мы дружной компанией ввалились на ужин, который приготовила мама.


— Хьялдур! — радостно воскликнула она, увидев нашего гостя. — Я не ждала тебя. Что-то случилось с Майей?


— Нет, нет, Хельга, я просто…


— Друид поможет мне со знаниями! — гордо задрав голову заявила я. — И сегодня я буду ночевать у него!


— Что? — удивленно посмотрела меня мама.


— Что?! — еще хлеще удивился Хьялдур, но я лишь показала ему язык.


— Но Майя, Хьялдур же… — начала было моя мать.


— Ладно, ладно, ничего, — улыбнулся друид. Быстро он. — У вашей дочки есть хорошая идея, и ей нужна помощь.


Мать неодобрительно покосилась на меня, но я лишь пожала плечами. Тут дело первостепенной важности, в конце концов. Стоит вопрос о выживании всей деревни, так что времени на здоровый сон, к сожалению, нет.


— Так что ты хотела показать, Майя? — Хьялдур положил мне руку на плечо.


Я отошла на пару шагов от своего отца и друида, до сих пор стоящих на пороге, и забрала посох из рук Хьялдура. Примерно прикинув, что рост отца, должно быть, около двух метров, я поставила палку сбоку от него и принялась отмерять середину его роста. Инструментов у меня не было, так что отмерять все приходится на глаз, однако в целом половина его роста была примерно там, где начинался пояс.


— Хьялдур, пометь вот тут, — я показала друиду на место на посохе, покрытом рунами.


— Пометить?


— Да, сделай засечку.


— Майя, нельзя портить руны!


— Нельзя злить и без того злого духа! — я грозно посмотрела на друида, и тот молча поднял руки вверх, будто бы сдавшись.


Он достал из-за пазухи нож и сделал небольшую засечку на посохе. Я еще раз посмотрела на длину, которую мы только что отмерили, и, в целом, это и вправду было похоже на метр. Впрочем, называть это метром было бы кощунством, ведь точность такого метода измерений была мизерной, поэтому придумаю другое название попозже.


— Да, все! — радостно воскликнула я и быстро подбежала к столу. — Мам, пап, я пойду!


Напоследок я схватила со стола кусок хлеба и небольшой кусочек мяса и затем, взяв друида за руку, вместе с ним выбежала из дома.


Радости моей не было предела. Вроде бы я не делаю ничего особенного, однако возможность создать целую единицу измерения будоражила мое воображение. Жаль, что в прошлой жизни я не учила математику и геометрию, иначе смогла бы сейчас правильно рассчитать метр, наверное. Впрочем, все это неважно. Мы только что создали золотой стандарт, и это главное.


С такими мыслями я добралась обратно до хижины друида.


Мой отец был большим. Никто с этим не спорил, потому что это было слишком очевидно, чтобы не признать как факт. Не могу сказать, был ли он два метра ростом, однако это уже неважно.


На местном языке, слово “нога” произносится как “лаггль”. Это слишком длинное и неудобное слово для единицы измерения, так что я сократила его до простого “лаг”. Таким образом, при помощи моего отца, мы с Хьялдуром отмерили первый в этом мире лаг.


Друид уже не сопротивлялся моим экспериментам и послушно отломил лишнюю часть посоха, оставив ровно один лаг.


— Смотри! — я положила посох на пол, прислонив концом к стене. — Дай нож!


— Майя…


— Дай!


Друид усмехнулся и протянул мне кремневый нож с деревянной рукояткой, обмотанной полосками кожи.


Я сделала засечку на полу там, где был другой конец лага. Затем переложила палку и отмерила еще один. Таким образом, я смогла наконец точно измерить длину хижины друида, используя хоть какую-то систему измерения кроме абстрактных шагов.


— Смотри! — я показала пальцем на свежие засечки на полу. — Твой дом по длине как пять лагов!


Друид присел на корточки, прикасаясь пальцами к засечкам. Взглянул на конец комнаты.


— Но там ведь еще остается место, которое меньше лага.


— Правильно, — улыбнувшись, я кивнула. — Потому что кроме лага должно быть что-то меньше. Один лаг будет иметь в себе сто сантилагов, а сто лагов будут одним килолагом! Килолагом… — я поморщилась от неприятнного ощущения на языке. — Нет, килагом. Просто килагом.


Друид задумчиво гладил бороду, разглядывая то одну, то другую засечки на полу.


— И нам нужно как-то отмерить сто са… со…


— Сантилагов.


— Сто сантилагов, да. Как ты будешь это делать?


Я пожала плечами.


— Отломим кусочек веточки. Будем прикладывать и смотреть. Если получится сто, то это сантилаг. Если нет, то будем пробовать еще. Давай!


Я бросила ему охапку тонких ветвей, которыми обычно разводили огонь, и друид, явно рассчитывавший на крепкий сон этой ночью, измученно вздохнул.


И мы начали.


Сперва и я, и Хьялдур прямо-таки горели энтузиазмом. Мы то и дело отмеряли очередной лаг, лишь для того, чтобы испещрить его множеством засечек, но все наши попытки были провальными. Мы пытались снова и снова, и то я, то Хьялдур подбадривали друг друга, чтобы не сдаться и не провалиться в сон.


В какой-то момент я услышала, как в ночном лесу воют волки.


— И не страшно тебе тут жить? — спросила я друида.


— Нет, не страшно, — улыбнулся он, отщипнув очередного кандидата в сантилаги, — люди страшнее.


— Думаешь?


В ответ он лишь взглянул на меня и загадочно улыбнулся.


Ночь продолжалась.


Мы истратили уже почти все тонкие веточки, которые у нас были, однако никак не могли вычислить сантилаг, что было необходимо для создания системы мер. В конце концов, мои руки стали слабеть, веки будто бы налились свинцом, а сама я стала проваливаться в глубокий сон.


Разбудил меня крик Хьялдура.


— Нашел! Я нашел его! — радостно кричал он, держа в двух пальцах короткий обломок веточки. — Нашел, Майя!


За окном ярко светило солнце. В лесу пели утренние птицы, где-то со стороны деревни слышались голоса людей, идущих на работу в поля.


Я аккуратно взяла стандарт сантилага из пальцев Хьялдура, и тот сразу же упал на пол и стал громко храпеть.


Он искал его всю ночь. Весь пол в его доме был похож на тюремную камеру — десятки тысяч почти одинаковых, но все же слегка отличающихся засечек. И лишь одна стала золотым стандартом.


Сегодня мы открыли геометрию.

Показать полностью
25

Мать Севера: Голый край - 6

Лето пролетело незаметно. Как и каждый год, как и сотни лет до этого, для взрослых оно прошло в труду на полях и в море, для детей — в играх и радости, а для меня… Просто скажем, что у меня свое счастье.


В этом году на праздник пришедшей осени я пришла уже на своих двоих, держа за руки своих родителей. Все так же лилась веселая музыка, пелись песни, и люди танцевали в отблесках большого костра, с надеждой на будущее, провожая теплое время года. После легенды, услышанной от Хьялдура, этот праздник воспринимается совсем по-другому: это не просто повод повеселиться или мольба о скором тепле, это дань памяти древним предкам, что покорили север. Дань памяти храброй девушке, отдавшей жизнь за то, чтобы каждый год снег таял и наступало теплое лето.


Холода пришли так же быстро, как и раньше. Медленно, но верно жизнь в деревне угасала, люди будто бы впадали в спячку — все реже слышались на улицах деревни радостные крики детей и пьяных взрослых. Однако поселение еще не уснуло окончательно, ведь наступление осени означало наступление сезона сбора урожая. Предстоял последний, трудный, но необходимый рывок перед наступлением морозной северной зимы.


— Папа, я хочу помогать! — я дернула за рукав старика.


— Майя, цветочек наш, как же ты поможешь? — отец ласково улыбнулся. — Ты ведь еще совсем кроха.


— Тогда я посмотрю!


— Ох-хо, почему же тебе интересны такие странные вещи? — папа по-доброму усмехнулся. — То травы, то урожай. Или тебе нравятся растения, милая?


— Не странные, а важные! — я скрестила руки и обиженно надула щеки. — Я скоро вырасту и буду много помогать.


— Вот умничка! — весело сказал отец и потрепал меня по макушке. Это меня подкупило, и я, довольная собой, широко улыбнулась. — Слышишь, Хельга? Твоя дочь станет великой женщиной!


Я посмотрела на мать, которая наматывала на свои тонкие ножки портянки, подбитые мягкой травой. Она, глядя на нас, не смогла скрыть улыбки, полной гордости за свою дочь. Удивительно, что родителей и вправду не волновал тот факт, что я опережаю свое развитие на добрых три-четыре года, хотя здесь, возможно, сыграл свою роль тот факт, что я была первым ребенком в семье. Интересно, сколько лет моим родителям?


— Значит, хочешь посмотреть как собирают урожай? — улыбнулся папа и одной рукой поднял меня за подмышки.


Я ловко, привычным движением обвила, как могла, его торс короткими босыми ножками и уверенно кивнула в ответ.


— Тогда идем собирать! — весело ответил отец и поцеловал меня в щеку. — Хельга, ты готова?


— Да, идем. — спокойно ответила мама.


На ногах у нее красовались пусть и бедноватые, но умело сплетенные лапти, под которыми ноги плотно обвивали чистые портянки. Пару раз замечала в деревне людей, которые ходят в кожаной обуви, которая больше напоминает что-то вроде сделанных из тонкой дубленой кожи носков, стягиваемых при помощи веревочки. Судя по всему, даже такая простая обувь надевалась разве что на праздники и различные гулянья, а на уборку полей надевали обыкновенные лапти.


Нашей дружной, маленькой семьей мы бодро шагали через деревню. В ту же сторону, что и мы, шли еще несколько человек, которые встретились нам по дороге, но, судя по всему, все остальные были уже на полях. Папа все так же нес меня на руках, и лишь когда тропа, петляя между домов, протянулась за деревню куда-то в поле, он посадил меня себе на плечи. Я, держась за его длинную, жесткую светлую косу, заплетенную мамой, жадно разглядывала мир за деревней. Впереди простиралась огромная, казалось, опустошенная чем-то пока еще зеленая равнина. Тут и там виднелись валуны, сверху донизу исписанные повторяющимися рунами, а через какое-то время мы набрели на столб, на котором висел изуродованный скелет человека с неестественно вывернутыми ребрами.


— Пап, это кто? — я показала пальцем на несчастного.


— Не смотри, вороненок. — буркнул отец.


— Ну кто это? — продолжала донимать его я, дергая за косу.


— Это человек, который…


— Я знаю что такое мертвец, папа. А кто он был живой?


— Откуда? — удивленно переспросил папа. — Это тебе друид такие гадости рассказывает?


— Я подслушала, — хитро сказала я, надеясь съехать с темы.


Если так подумать, полуторагодовалому ребенку неоткуда было узнать о смерти, по крайней мере при мне о таком не разговаривают. Но сделаем вид, что я узнала про что-то подобное совсем недавно.


— Что ж… Этот человек… — начал было отец.


— Борт! — мама слегка шлепнула ему ладонью по губам. — Не рассказывай такое ребенку!


— А что? — возмутился он. — Она сама спросила, ей интересно. Кто я такой, чтобы скрывать от нее правду?


— Мам, мне интере-е-есно-о-о! — я начала канючить. Обычно это работало.


Мама недовольно вздохнула и закатила глаза. Я улыбнулась, довольная своей маленькой победой.


— Так вот! — снова начал папа. — Этот человек убил другого человека. Это было еще до того, как ты появилась у мамы в животике. В деревню пришли люди ярла собирать зерно, но он не захотел ничего отдавать и напал на них. Одному он успел разбить голову, но остальные…


— Борт! — громко воскликнула мама.


— Ва-а-ау! — восхищенно протянула я, буквально пожирая взглядом скелет.


Так значит здесь есть люди, достаточно смелые, чтобы сопротивляться этому тирану-ярлу!


— Майя, это ведь плохо! — так же громко воскликнула мама.


— Но те люди тоже делают плохо! Они хотели у нас забрать покушать, а я…


— Ты это помнишь? — удивленно переспросила мама.


Я кивнула в ответ. Мать непонимающе посмотрела мне в глаза, но я лишь улыбнулась, высунув язык. Как всегда, это сработало, и морщинки на лбу мамы мгновенно разгладились, а светлое лицо озарила улыбка.


— Я тоже считаю, что ярл берет слишком много, — пробурчал папа с хмурым выражением лица. — Мы ведь и сами плаваем на юг, но нашим людям не нужно столько еды. Так почему для его походов нужно так много?


— Лучше о таком не рассуждать. — перестав улыбаться, сказала мама, но вскоре снова ласково улыбнулась и взяла мужа за руку, обгоняя. — Идем, солнце уже высоко!


Отец усмехнулся и, покрепче взяв меня за ноги, помчался вперед во весь опор, тяжело пыхтя. От страха и неожиданности я сильно потянула его за косу, стараясь удержаться на огромных плечах, но скоро от ветра в лицо и ощущения скорости невольно захохотала во весь голос, а папа стал смеяться вместе со мной.


— Догоняй теперь, ранняя пташка! — прикрикнул отец маме, а та приподняла руками подол платья и побежала за нами, смеясь.


Так мы и бежали до самого поля, до земель, которые выделили для возделывания. Вскоре вокруг дороги, по которой мы шли, вдруг выросли низкие заборчики, отделяющие разные части полей друг от друга. Где-то уже работали в поте лица люди, где-то паслись коровы и быки с огромными, толстыми рогами и длинным мехом. Вокруг колосились тонкие золотые стебли зерновых культур. В прошлой жизни я не увлекалась агрономией и теперь не могла сказать, что именно здесь выращивается. Но, во всяком случае, рацион из хлеба, иногда горького, и постоянных серых каш стал уже привычен, поэтому могу предположить, что здесь растет как пшеница, так и ячмень, овес и что-нибудь еще, о чем я раньше не слышала или не обращала внимание.


Как мне объяснил папа, вся земля здесь формально принадлежит ярлу, но мы, низшее сословие в этом обществе, используем ее, чтобы выращивать пищу, и за это отдаем большую часть выращенного правителю. Что самое несправедливое, не у всех крестьян была одинаковая доля земли, очень часто поля делились между выросшими сыновьями, но при этом налог за ее использование был одинаковым для каждой семьи — три меры зерна. Мерой же здесь является, грубо говоря, количество зерна, которое требуется чтобы прокормить одного человека в течение года. Наша семья за год собирает в среднем четыре меры (что не совсем точно, так как я видела лишь один год), иными словами, ровно столько, сколько нужно для пропитания отца и матери в течение года. При всем при этом налог в три меры кажется мне не просто несправедливым, но и крайне абсурдным, ведь если крестьяне мрут от голода, то они начинают приносить меньше дохода. Вправить бы мозги этому ярлу…


Наконец, за рассказами о сельском хозяйстве и экономике мы добрались до нашей земли. Огороженная невысоким плетеным забором, она сияла от золотистых посевов, а над этим золотым озером возвышалось покосившееся пугало. Папа поставил меня на прохладную, мягкую землю, и они с мамой наконец скинули с плеч мешки с инструментами и веревками.


Мое дело здесь простое — не путаться под ногами. Я молчаливым хвостиком плелась то за матерью, то за отцом, глядя на то, как они ловко срезают целые пучки высоких колосьев костяными серпами и бросают на землю. Из интереса я подняла с земли срезанный колосок и, отойдя подальше чтобы не мешать, принялась его разглядывать.


Удивительно, что мы вообще собирали достаточно зерна. Судя по тому, что я помню со школы в прошлой жизни, злаковые должны выглядеть совсем по-другому. Это были не пухлые, пушистые колосья, ломящиеся от зерна, а скорее чахлые, тонкие прутики, на которых этих самых зерен кот наплакал. Видимо, люди если и занимались селекцией в этом мире, она была еще в самом зачатке, и вывести по-настоящему урожайные культуры никто пока не сумел. По крайней мере, в нашем краю так все и было, а за далекие страны я утверждать не берусь.


Вскоре я заскучала на поле и принялась разглядывать соседей. Прямо рядом с нами, за забором, собирала урожай семья, чьего сына я пару раз видела в деревне. Мальчик тоже был здесь, но родителям помогать, в силу малого возраста (а ему было около трех лет) пока не мог. Завидев меня, он помахал рукой и побежал к забору, на котором я повисла.


— Вогхона, пгхивет! — он сильно картавил.


— Меня зовут Майя, вообще-то. — возмутилась я.


— Вогхона, вогхона! — гогоча, повторил он, показывая на меня пальцем. Его родители были слишком заняты, чтобы заметить это, как и мои.


— А ты чувы-ы-ырло, — ухмыляясь, протянула я.


— Нет это ты чувыгхло!


— Нет ты!


— Нет ты!


— Нет это ты!


— Ты!


— А ты кагхтавишь, — передразнила я его. — А еще ты глу-у-упый!


— Ты… Ты сама глупая ворона! — он нахмурился.


— Глу-пый, глу-пый! — меня уже было не остановить.


— Не-е-ет! — громко замычал он, шмыгая носом.


— Глупый маленький кагхтушка!


— Ы-ы-ы! — он взревел и кинулся к забору.


Разогнавшись, он побежал на меня, но я вовремя спрыгнула с плетеного заборчика и отошла в сторону. А вот мальчуган, не рассчитав скорость, впечатался лбом в столб, поддерживающий забор, и я услышала, как он начал громко ныть.


Упс. Похоже, довела парня. Да бог бы с ним — у меня ж теперь проблемы будут.


— Ма-а-ама-а-а! — громко рыдая, он чуть ли не галопом понесся к своим родителям.


Вот только проблем с чужой семьей мне не хватало.


Буквально через минуту к заборчику подбежала его мать, держа за руку сына.


— Хельга! Хельга! — стала кричать она, не заметив меня, вжавшуюся в изгородь.


Моя мама поднялась во весь рост над колосящейся золотой бездной. Ветер красиво развевал непослушную прядь на ее лбу, длинные рукава платья были подвернуты до локтей, а в руке она сжимала серп. Не выпуская его из крепкой хватки нежных, но сильных рук, она быстрым шагом направилась к нам.


— Что такое? Майя, ты прячешься? — мама склонила голову, глядя то на меня, то на семейку за изгородью.


Мне нехотя пришлось выйти из своего укрытия.


— Ваша дочь оскорбила моего сына! — начала причитать женщина за забором, уперев руки в бока.


— Сказала, что я… — мальчик громко шмыгнул носом, втягивая сопли. — Глу-у-упый!


— Майя! — воскликнула мама.


Ее голубые глаза впервые за эту жизнь осуждающе смотрели на меня. Их взгляд едва не прожигал дырку в моем теле, но даже без этого я чувствовала самый настоящий стыд. Щеки сильно жгло, а на спине чувствовались легкие ледяные уколы.


— Майя, зачем ты обидела Снорри?


Так у него еще и имя идиотское.


— Он первый начал! — так же, как и мама, я скрестила руки на груди. — Сказал, что я ворона!


Дальше разбирательства никуда не пошли, потому что с разных концов на крики пришли наши отцы. Причем оба бородатых мужика, казалось, едва сдерживались, чтобы не заржать, видя разыгравшуюся драму.


— Ну-ка, Хельга, иди давай, — папа взял меня за руку и оттеснил маму.


— Иди на поле, Берта, я все решу, — сказал второй мужчина.


Они явно пытаются не засмеяться! Что один, что второй, оба идиоты, не понимающие серьезности ситуации?


Ай, да кого я обманываю, самой же смешно. Подумать только — мне сейчас должно быть двадцать три, а я такой ерундой занимаюсь.


— Ну, Снорри… — вздохнул отец мальчика. — Значит, тебя обидела умная девочка?


— Да! Она казала…


Прежде чем мальчик успел договорить, его отец дал ему мощную затрещину, отчего тот едва не упал и разнылся еще больше.


— Стыдно! Девочка его обидела… Иди к матери! — мужчина прикрикнул и мальчик, рыдая, пошел обратно под юбку своей мамаши. Но суровое выражение лица мужчины сразу же сменилось на веселое, когда его сын ушел достаточно далеко. — Ну как ты, Борт? Женушка все не пускает по кружечке меда хряпнуть, а?


— Да иди ты, Ульк, — в голос засмеялся мой отец и крепко пожал ему руку. — И вообще, цыц! Вороненок мой все понимает, донесет еще мамке-то… М? Майя?


Я стала яростно качать головой и показала большой палец, пытаясь убедить отца в том, что его разговорчики уйдут со мной в могилу.


— Хех, и вправду умная, как ворон! — засмеялся Ульк и, протянув руку, потрепал меня по голове. — На-ка, держи, за моего балбеса.


Он достал из узелка на поясе большое красное яблоко, и я тут же жадно схватила его обеими руками и также стремительно впилась в него молочными зубами. Твою мать, как же это вкусно! У нас яблоки были редким угощением, потому как деревьев не было, а в лесу попадались только дикие, кислые. Сладость, растекшаяся у меня во рту, сочная мякоть фрукта заставили меня невольно широко улыбнуться, и Ульк, видя это, тихо засмеялся.


— Заглядывайте к нам, еще угощу, вороненок! — он еще раз потрепал мои короткие светлые волосы. — Ладно, еще увидимся, Борт!


— Хорошего урожая, Ульк! — отец махнул рукой и они разошлись. Взглянув на меня, он негромко сказал: — Вот это моя девочка!


Солнце медленно ползло по небосводу где-то на юге. Здесь оно никогда не бывало в зените, а ближе к зиме и вовсе совсем низко склонялось к горизонту, будто бы не желая оставлять северный народец без своего тепла. Вскоре оно медленно начало ползти все ближе и ближе к горизонту, предвещая скорое наступление вечера.


Примерно в час или два дня мы вместе с родителями пошли обратно домой. Разумеется, работа на сегодня не закончена, но всем не помешало бы подкрепиться. Родители быстро связали тонкими веревочками срезанный урожай в большие, толстые пучки и вскинули их себе на плечи. Не знаю, сколько они весят, но мать могла поднять лишь два таких, в то время как отец нес сразу шесть, едва не роняя. И я помогла! Папа торжественно вручил мне маленький, тонкий пучок, который я, по примеру родителей, закинула на плечо и вместе с ними бодро шагала к деревне.


Когда же мы пообедали, папа отвел меня к Хьялдуру, который в это время дня мирно посапывал на гамаке, растянутом между двух вековых деревьев. Папа ушел дальше убирать урожай, а я осталась со своим учителем, а по совместительству и нянькой. Как обычно, я рассказала ему про свой день, и от приключившейся истории с мальчиком он так засмеялся, что грохнулся с гамака на твердую, протоптанную землю.


Когда же мы наконец уселись за стол в его хижине, он принялся рассказывать про чудеса, увиденные им в лесу. Причем я не совсем уверена в том, что из этого правда, а что выдумка друида, чтобы позабавить ребенка, но все рассказанное было удивительным и интересным, даже будничные сборы трав и осенних грибов.


В момент, когда он рассказывал про какие-то безумно интересные, по его мнению, грибы, мое лицо исказила гримаса боли. Друид тут же кинулся ко мне, а я обеими руками обхватила голову. Маленькая черепушка будто бы раскалывалась, как во время сильного похмелья, а в ушах громко била кровь.


— Что с тобой, Майя?! — взволнованно закричал он и принялся бегать по всей хижине.


— Голова болит… — простонала я, чувствуя, как пересыхает во рту.


— А не должна! — воскликнул друид, расталкивая какие-то травы в ступке.


— Дай нам что-нибудь от сильной крови, друид! — завопила я страшным голосом, изображая злого духа Дмитрия. — Ромашку, Хьялдур! Завари ромашку!


Он не стал спорить и только кивнул в ответ. Он мгновенно раздул тлеющие в очаге угли и бросил в разгоревшийся огонь пару округлых камней. Через пару минут, полных боли и моих стонов, он аккуратно взял деревянными щипцами раскаленные камни и бросил их в широкий кувшин с водой, отчего жидкость начала быстро закипать. Еще минута, и передо мной стояла чаша с ароматным ромашковым чаем.


Обжигая язык, я пила панацею, которой восхищалась моя бабушка из прошлой жизни. Вскоре ритм сердца стал более-менее нормальным, голова уже не так сильно болела, и мы с Хьялдуром смогли спокойно выдохнуть. Опасность миновала, но сама возможность повторения подобного не давала мне покоя.


И до этого у меня слегка ныла голова, иногда я испытывала слабость, но списывала это на скудный рацион и возраст. Однако теперь все это перестало быть смешным.


Одна из гипотез, которые я придумала, заключалась в переносе не метафизической души Дмитрия в тело ребенка, а его синаптических связей в мозгу. Иными словами, мне думается, что помимо тех связей нейронов, что образуются в мозгу ребенка по мере взросления, у меня есть еще один набор, а это в два раза увеличенная плотность мозга. Именно плотность, поскольку объем, кажется, нормальный.


Все это значит, что мозгу нужно постоянное и разнообразное питание, и в первую очередь что-то, понижающее давление, и что-то с глюкозой. Причем всего этого нужно куда больше, чем обычному человеку. К сожалению, сахара, в котором глюкозы, насколько я помню, предостаточно, я здесь еще не видела.


— Хьялдур.


— Хм? — он взглянул на меня, пьющую ромашковый чай.


— Хочу сладенького!


Друид устало вздохнул и уронил голову на стол.

Показать полностью
27

Мать Севера: Голый край - 5

Все шло своим чередом. Ранним утром, когда еще даже не пели утренние пташки, а солнце только начинало вставать на востоке, моя мама просыпалась, чтобы приготовить завтрак мне и папе. Мы кушали все вместе, одной маленькой, но дружной семьей. Я с удовольствием и энтузиазмом рассказывала родителям про общение с Хьялдуром, а когда они отвлекались или слишком сильно мной умилялись, то и дело стаскивала кусочек мяса с тарелки папы. Мне-то мясо вроде как не положено, вот и давлюсь кашей, но чего-то вкусного все же хочется. Даже скучаю в какой-то мере по маминому молоку, потому что оно было довольно приятным на вкус. Хотя за прошедший год оно уже успело порядком мне надоесть.


В таком неспешном темпе проходило мое второе лето в этом мире и в отличие от себя прежней теперь я могла ходить, смотреть и ощущать этот край — словом, исследовать мир за пределами уютной, но тесной комнаты. Ощущение сдавленности, спертости росло во мне каждый день, который я проводила дома или у Хьялдура. Мне хотелось отправиться хоть куда-нибудь, хотя бы в гущу леса, лишь бы увидеть что-то, чего я еще не видела. И наконец, чаша терпения была переполнена.


— Хьялдур, а почему ты сидишь дома и не собираешь травы?


Я сидела в его хижине, болтая ногами в воздухе, на маленьком стуле, который на мой день рождения мне сделал местный умелец. Он был и вправду крохотным, но даже так я не доставала ногами до пола.


Друид, медленно и размеренно помешивающий длинной палкой варево в глиняном котле, взглянул на меня с непониманием:


— Но у меня уже все есть. Травы я заготовил еще с весны, а сейчас просто варю отвары.


— Но есть же что-то, что тебе нужно собрать летом, Хьялдур? — щенячьими глазками взглянула я на него.


— Боги… — вздохнул друид и, смахнув рукой мокрую от пота прядь волос с лица, улыбнулся. — Гулять хочешь?


— Ага-а-ась, — широко улыбнулась я.


Хьялдур снова нарочито устало вздохнул и улыбнулся.


— Дай закончить и пойдем, ученица.


Я уверенно кивнула, улыбаясь и предвкушая предстоящее маленькое путешествие.


Из его хижины мы вышли спустя, судя по ощущениям, час. Друид лишь накинул на свои широкие плечи волчью шкуру и перекинул лямку легкой сумки через плечо, а мне, в общем-то, и собираться не надо было — вещей у меня как таковых нет, а вся моя скромная одежда уже была на мне.


Хижина находилась на небольшой полянке, окруженной кругом из небольших валунов, покрытых рунами. Из этого места ветвились множество тропинок — одна из них была мне знакома и вела в нашу деревню, а остальные оставались загадкой, будоражащей воображение. Куда могли привести меня эти дикие тропы, в какие земли привести и какие чудеса показать? Сам лес выглядел волшебно, и узкие тропы, светлыми нитями связывающие его в один большой клубок из мохнатых ветвей, исчезали в чаще. Будто бы сам мир говорил мне о том, как же мне не повезло быть всего-навсего маленькой девочкой, когда вокруг столько всего интересного!


Друид быстрым шагом пошел по одной из троп, ведущей вглубь леса. Темп его ходьбы выдавал в нем лесного жителя, давно знакомого с местными лабиринтами гигантских деревьев и прекрасно в них ориентирующегося. Мне же было сложнее — короткие детские ноги не могли поспеть за взрослым, сильным мужчиной, и в конце концов я, быстро семеня ножками, догнала его и взяла за палец.


— Слишком быстро, Хьялдур!


Друид рассмеялся, но палец вырывать из моей, как мне казалось, крепкой хватки не стал.


Держась вместе, мы шли уже в более спокойном и умиротворенном темпе. Мне все-равно было трудно поспевать за моим проводником, но он старался идти медленно. Впрочем, мне на скорость уже было плевать, и я лишь жадно пожирала глазами лес, огромной зеленой тюрьмой выросший вокруг меня.


Огромные хвойные деревья почти не пропускали свет, и вокруг царил загадочный, в какой-то мере даже волшебный полумрак. Густая низкая северная трава, бурно растущая под ногами, казалась мне голубой, холодной, как край, в котором она росла. А чем дальше всматриваешься в гущу огромных темных стволов, тем сильнее сгущается туман, скрывая от взора то, что должно остаться тайной.


— Когда-то давно… — прокашлявшись, начал друид, выводя меня из транса. — В этих местах был лишь белый снег и голые камни.


Вторя его словам, подул прохладный ветер. Он завывал, гуляя между деревьев, заставляя их утробно скрипеть. Голубая трава под ногами колыхалась волнами, переливаясь всеми оттенками синего и зеленого.


— И пришли сюда люди из далеких земель. Из страны с солнечным песком, жарким небом и горячими ветрами. То были несчастные, бежавшие от великой войны, несущей за собой одну лишь смерть.


Мы остановились. Я заметила, что тропа обрывается, и дальше путь лежит только в дикую, необузданную чащобу. Где-то вдалеке впереди сверкали тусклые бледно-желтые огоньки, петляющие меж деревьев и исчезающие в волнах травы.


— И те люди были нашими предками. Темнокожие, с черными волосами и глазами прямо как у тебя, Майя. То был слабый род — они привыкли к легкой жизни с цветущими садами, вечным летом и миром, продлившимся тысячу лет. Поэтому они бежали и не смогли отстоять то, что принадлежало им по праву рождения, — он прервал свой рассказ и ласково потрепал меня по макушке. — Зайдем дальше в лес, вороненок?


— Да! — с нескрываемой радостью воскликнула я и уверенно кивнула.


И мы пошли.


Трава была колючая и по-настоящему холодная. Готова поклясться, что несмотря на теплое лето, она была покрыта инеем. Будто сверкающие снежинки, она ласково и звонко шуршала под ногами, а по высоте она едва доставала мне до пояса. Друид же, казалось, и вовсе ее не замечал.


— И те люди пришли сюда. В те земли, где был лишь холод и смерть. Даже самые старые и храбрые волки не захаживали в эти края в то время, но людям было нечего терять, и они лишь хотели спастись от преследующего их врага.


Мы прошли не так много, но я уже почувствовала, как начинают уставать мои ноги. Черт бы побрал это слабое тело и все, что с ним связано. Я неуверенно потянула друида за палец.


— Что такое? — с искренней добротой в глазах спросил он, взглянув на меня, а я лишь потупила взгляд. — Тебе страшно в лесу?


— Нет, лес красивый… Ноги болят.


Разрывая тишину бессмертного леса, Хьялдур нарушил сон чащи звонким, искренним смехом. Но смеялся он не надо мной, а скорее над собственной глупостью, что не подумал о том, что дети быстро устают от прогулок.


— Ну-ка, давай. — он присел на корточки и повернулся ко мне спиной. Я, как могла, обхватила его твердую, как дерево, шею, и он ловко подхватил меня под ноги.


Дальше шел уже только он, а я, держась за его красные уши, сидела у друида на плечах. Он продолжил свой рассказ.


— Те люди поклонялись богам огня, богам лета и жизни. Но не было их власти в этих краях — здесь правили духи холода и забвения, а королем над ними был могучий Кюльдан, дух северной зимы. И поняли люди с нежной темной кожей и тонкими телами, что сами же попались в ловушку Севера, и что не было здесь для них спасения даже от их южных богов.


Огоньки, что до этого маячили где-то впереди, становились все ближе, пока наконец мы не дошли до них. Всю дорогу я думала, что вижу обычных светлячков, но тому, что я увидела на самом деле, я не могу найти рационального объяснения. Это были пушистые обрывки самого света, мелкие частички пыли, тающей в руках, от чьего света вокруг плясали загадочные тени. Я протянула руку к одному из них и почувствовала тепло, а когда прикоснулась, огонек сразу же из желтого стал зеленым, а затем голубым и стал быстро угасать, падая вниз.


— Это духи. Не нужно пугаться, они боятся тебя еще больше, ты же видишь, — с улыбкой тихо произнес Хьялдур. — И тогда те люди обратили свой взор к тучам, к белоснежным просторам Северного неба. И взмолились люди о спасении, но Кюльдан был непреклонен в своей холодной жестокости и не внял их мольбам. И лишь когда из племени вышла молодая девушка — стройная, темноволосая и прекрасная… Она сняла с себя тонкие шелковые одежды и со слезами на глазах бросилась в убийственную метель, моля о пощаде для своего народа. И тогда…


— Что было тогда? — с придыханием спросила я, но Хьялдур лишь приложил палец к губам.


Мы стали пробираться дальше. Деревья здесь росли особенно густо, и иной раз меж двух стволов было не протиснуться даже такому маленькому человеку, как мне, чего уж говорить о могучем друиде.


— И тогда она вознеслась в снежную бурю. И, взлетая все выше и выше, ее кожа обгорала от жалящих укусов снежинок, становилась светлой, а от скорби ее волосы стали золотыми, как пшеница, колышущаяся от ветра по осени. И когда она долетела до самого неба, яркое, непривычное для нее солнце Севера выжгло ее глаза, сделав их голубыми, как морская отмель. Эта девушка своей храбростью так понравилась Кюльдану и так вдохновила своих людей, что все они, как один, посветлели в память о ней, а сама девушка стала женой могучего духа… И расцвели на Севере цветы, проросли деревья и трава, и наступило первое лето.


— Какая красивая сказка… — завороженно протянула я полушепотом.


Друид усмехнулся.


— Сказка? Поклонись Эйве, духу жизни и Северного лета.


Мы вышли на небольшую полянку, где огоньки в медленном танце кружили вокруг белоснежной медведицы, спящей на большом, покрытом рунами камне. Ее мех покрывали виноградные лозы, из спины прорастали цветы, пшеница и трава, а голову украшали два огромных оленьих рога, обвитых цветущей цветочной лозой. Она медленно разлепила глаза, и свет ее глубоких голубых глаз заставлял почувствовать себя жалкой букашкой рядом с могучим духом.


Друид поставил меня на землю и низко поклонился. Я последовала его примеру и увидела, как медведица лениво склонила голову в ответ, а затем вновь положила большущую морду на лапы и уснула.


От шока я не могла вымолвить ни слова.


Я не оказалась в прошлом. Я оказалась в другом, совершенно невероятном мире.


По бледным щекам у меня медленно скатывались слезы восхищения.

Мать Севера: Голый край - 5 Роман, Книги, Фэнтези, История, Длиннопост

Иллюстрация - Merlin Kovendai

Показать полностью 1
29

Мать Севера: Голый край - 3

Снег выпал спустя два месяца, если я ничего не напутала со счетом. Мама закутала меня в теплую шкуру и вынесла на улицу, когда начался снегопад. Люди в деревне радовались приходу зимы, несмотря на то, что для них это, вероятно, означает приход голодных времен. Впрочем, тут я не уверена, ведь я так и не увидела, возделывают ли они поля и дошли ли они вообще до такого уровня развития. Хотя хлеб-то они откуда-то достали…


По улице, уже припорошенной снегом, бегала детвора. Малышня самых разных возрастов в этот короткий миг смены теплого лета на холодную, снежную зиму наконец-таки не разделялась по полам — все, и девочки, и мальчики, играли вместе. Бросались снежками, собирая голыми ладошками жалкие крохи снега с земли, смеялись и радовались жизни. Где-то внутри я даже почувствовала легкий укол зависти — я тоже так хочу! Увы, но в моем текущем состоянии я могла разве что ползать, куда уж мне бегать.


Мы прогулялись с мамой по деревне. Везде кипела жизнь, будто бы люди вокруг лишь больше оживились с приходом холодов. И, что удивительно, почти все они были очень уж легко одеты для такого сезона — многие и вовсе не поменяли легких рубах, которые носили летом! Проходя мимо особенно большого дома, мама остановилась, увидев на крыльце женщину в длинном темно-зеленом платье и с меховой накидкой на плечах. Ее морщинки у глаз, казалось, делали ее похожей на добрую, заботливую бабушку, а теплая улыбка и легкий кивок в ответ на поклон мамы дали мне понять — это либо глава деревни, либо его супруга.


— Здравствуй, мудрая Офа! — с привычной улыбкой на лице поздоровалась мама.


— Здластуй! — повторила я. Все же некоторые звуки давались мне с трудом из-за отсутствия нормального набора зубов.


— Гуу винтерь вам, мать и дочь. Ты решила шаво ее мне, слютт?


— Мы просто проходили мимо, но я трорьяг Майя будет рада поговорить с вами.


Я уверенно кивнула. Все же стоит пока что строить из себя смышленую милашку, которая всем нравится.


— О, правда? — Офа улыбнулась. — Я фьор ленгга хотела бли кьент с тобой, Майя.


— Ох, простите, мудрая Офа. Она еще не знает таких слов…


В ответ на извинения моей матери женщина тихо засмеялась.


— Нет нужды извиняться! Ваша дочь утролле сматт! На своем веку я еще не слютт детей, которые бы разговаривали в зекс монттар.


— Майя сматт! — гордо улыбнулась я и игриво показала язык. Надеюсь, что я поняла контекст разговора верно.


Мама и Офа засмеялись.


— И как ты чувствуешь себя, маленькая? — женщина подошла к нам и ласково погладила меня по щеке.


— Я хорошо, люблю кушать рыбу и хлеб, — улыбаясь, ответила я и миленько засмеялась.


Офа явно была довольна таким ответом.


— Ты станешь хорошей девушкой, Майя. И прекрасной кунна и матерью.


— Майя не мама, нет! — возмутилась я. Еще чего?! Вдруг из меня еще один Дима вылезет, а мне потом отдуваться!


Прежде чем Офа сказала еще хоть слово, я почувствовала то, чего не ощущала уже долгое время. В носу странно защекотало, и я громко чихнула. Будь я постарше, за такую грубость на меня бы как минимум косо посмотрели, но сейчас я младенец, поэтому мне все прощается.


— Видимо, Майе пора домой, — улыбнулась напоследок Офа. — Хорошего дня вам, мать и дочь.


Мама еще раз поклонилась, и мы пошли домой.


Уже когда мы подходили к нашему скромному жилищу, я почувствовала неладное. Холод, который до этого лишь приятно колол щеки, теперь разливался по телу, и я начала мелко дрожать. Мама не могла не заметить этого, когда раздевала меня.


— Боги… Ты вся горишь! — с ужасом в голосе произнесла она, испуганно глядя мне в глаза, когда приложила ладонь к моему лбу. — Майя, полежи пока здесь! Не вставай!


Мама быстро укрыла меня шкурой и выбежала из дома. Полежать на месте? А чего мне еще делать? Меня знобит, это ясно как божий день. В теле дикая слабость, и я то и дело чихаю. Все лицо уже в соплях, мерзость. Ну и где эта женщина, когда она так нужна? Я в соплях вся, мама!


— Мама! Мама! — закричала я. От ощущения собственной беспомощности мне стало по-странному грустно, и я не смогла сдержать громкого плача. — Мама-а-а!


Буквально через полминуты мама ворвалась в дом, едва не сняв дверь с петель. За ней бежал Шаман, который помог ей подняться с колен, когда она упала около моей кроватки.


— Майя, Майя, тш-ш-ш… — чуть ли не в слезах дрожащим голосом принялась успокаивать меня она.


Рукавом платья она стала вытирать мое лицо, но я лишь больше чихала.


— Привет, Майя, — хитро улыбнулся Шаман. — Блю сик, м?


— Привет, какашка, — к сожалению, других оскорблений я не знала. — Уйди!


Шаман громко засмеялся, дом наполнился звуком его басистого, слегка хриплого смеха.


— Конечно уйду! Так, Хельга, отойди-ка.


Мама послушно отошла от моей кроватки, положив меня обратно. Шаман приложил руку ко лбу, и я почувствовала, что несмотря на мою беспричинную нелюбовь к этому кадру сейчас он, возможно, единственный, кто может не дать мне умереть еще во младенчестве.


— Она горячая. Хельга, неси тряпку и холодную воду.


— Да! — энергично кивнула мама и убежала прочь, прихватив пустую бадью.


Я осталась наедине с Шаманом. Он ничего не делал, лишь вглядывался в мои глаза, будто бы все еще пытаясь понять, что скрывается за милых личиком ребенка.


— Почему ты такая сматт, Майя? — вдруг спросил он.


— Что такое сматт? — тяжело дыша, ответила я, а он в ответ приложил два пальца к своему лбу, а затем к моему. — А-а, умная! Я умная, да!


— Но как? Маленькие дети, как ты, только учатся ползать, а ты… Ты ведь не просто повторяешь слова, да?


— Майя понимает и учится. Мне нравятся слова и хлеб с рыбой.


Шаман улыбнулся, глядя на меня, а затем залился звонким смехом. Как раз в этот момент в дом ворвалась мама, расплескивая колодезную воду во все стороны, и подбежала к нам.


— Вот. — она поставила бадью с тряпкой на боку.


Шаман грубыми, сильными руками вымочил и отжал тряпку. Холодная, нет, ледяная ткань прикоснулась к моему лбу, и я зашипела, зажмурившись.


— Ай! — возмутилась я.


— Тише, все хорошо, Майя. Посмотрим…


Он отошел от моей кроватки, оставив холодную тряпку на моем лбу. Подойдя к столу, он поставил на него наплечную сумку из плотной светлой ткани и принялся рыться в ней. Вскоре он достал из нее связку каких-то трав и на тоненькой веревочке подвесил к потолку.


— Огонь, огонь… — повторял он про себя, подходя к печке.


Короткой палочкой с пояса он поковырялся в тлеющих углях, и вскоре она тускло загорелась. Шаман поднес ее к связке трав под потолком, зажигая их, и тут же потушил, задув. Теперь они просто тлели, выделяя едкий дым, запах которого ударил мне в нос смесью полыни, цветов и чего-то еще.


— Это поможет. Но еще… — он снова стал рыться в своей сумке. — Только для Майи, другим бы не дал.


Он протянул маме маленький мешочек.


— Это чай. Пусть пьет горячим два раза в день. Начните сейчас.


— Спасибо вам, Хьялдур, спасибо… — со слезами на глазах, мама крепко обняла Шамана. — Спасибо!


В ответ он лишь засмеялся и похлопал маму по спине могучей ладонью.


— Блё фрисса снарт, Майя! — сказал он на прощание, выходя из дома.


Ярко горел в очаге огонь. Не перестаю удивляться тому, как ловко устроена вся система — по сути, это костер прямо дома. Он обложен камнями, а над ним находится самая настоящая вытяжка с трубой! Очень умно для людей, которые пользуются каменными орудиями.


Над пламенем висит почерневший от копоти котелок. Он явно достался нам не от местных — в конце концов, я еще ни разу не видела, чтобы хоть кто-нибудь в деревне обрабатывал металл. Я слышу, как в нем закипает вода, пар поднимается вверх, и его затягивает в вытяжку. Травы под потолком почти полностью истлели, но дым от них заполнил комнату и никуда не денется добрую неделю.


Мама посадила меня в вертикальное положение и поднесла к губам глиняный стакан. Было видно, что ей больно держать настолько горячую посуду, но она, казалось, не обращала никакого внимания на боль, отчаянно желая помочь своему ребенку.


Запах, кстати, у чая был отвратительным.


— Бе! — я высунула язык.


— Майя, пожалуйста, попей… — взмолилась мама и стала дуть на горячую жидкость, остужая ее. — Ну же, тебе станет лучше.


Я тяжело вздохнула и подняла взгляд в потолок, но в конце концов послушно стала пить эту гадость. Вкус был ничем не лучше запаха, и дико хотелось отрыгнуть все выпитое, но в глубине души я понимала, что это — единственное доступное лекарство, и от этого зависит моя жизнь.


Всю ночь меня лихорадило. Мать не отходила от моей кроватки и все время вытирала мне лоб холодной мокрой тряпкой, а потом стала обтирать ей меня всю.


Второй раз пить эту бурду не пришлось. Я проснулась в отличном самочувствии и смогла, наконец, дышать обеими ноздрями, не чувствуя литров соплей в носу. Мама спала прямо на полу, положив голову на мою кроватку. Было видно, что она сильно устала за эту ночь.


Поднявшись со спины, я подползла к ней, обняла за тонкую шею и поцеловала в щеку. Мама медленно разлепила глаза, просыпаясь, и улыбнулась.


— Спасибо, мама, — прошептала я ей на ухо, и она обняла меня в ответ.


***


Прошел еще месяц, и мои опасения в какой-то мере подтвердились.


У нашей деревни была еда, однако в один из дней моя мать с головой укрыла меня шкурой, когда я проснулась от громкого и настойчивого стука в дверь. Стараясь оставаться незамеченной, я слегка приподняла шкуру и смогла выглянуть наружу, где, оттолкнув маму, в дом нагло завалились трое людей в клепаных кожаных доспехах и с тяжелыми деревянными палицами. Мысленно я уже готовилась к худшему, но, судя по тому, что я услышала, все было не так плохо, как могло бы быть.


— По приказу ярла вы обязаны отдать три кунн’мол. Где кладовая, женщина?


— Нет, пожалуйста! Вы не… вы не понимаете! — взмолилась мать, однако воины уже переворачивали все в доме с ног на голову в поисках, видимо, зерна.


В конце концов один из них подошел ко мне и сорвал с меня шкуру.


— Смотрите! — сказал он и грубо поднял меня за подмышки, отчего я невольно начала брыкаться.


— Нет, пожалуйста! Это всего-лишь ребенок! — мать бросилась в ноги к одному из солдат.


— Никто ее и не… — начал говорить воин, что держал меня в воздухе, однако прежде, чем он успел договорить, я уже привычным движением горла вызвала рвоту и заблевала ему руки. — Твою ж… мать!


Пусть я и всего-лишь ребенок, но хоть что-то сделать могу. Когда воин посадил меня обратно в кроватку, я весело засмеялась и стала показывать ему язык.


— Прибью крысу! — закричал он и схватился за палицу.


Сразу же ему на плечо руку положил другой воин, качая головой.


— Это всего-лишь дитя. Оставь, это пустое.


— Крысеныш меня заблевал!


— А ты хотел забрать у нее и ее матери еду. Хватит. А вы, — он повернул голову к моей матери, рыдающей на холодном полу. — Одну кунн’мол. Ярл освобождает вас от налога на поход.


Мать тут же утерла слезы грязным рукавом платья и бросилась в ноги к этому воину, унижаясь перед грабителем и искренне благодаря его за доброту и щедрость. Я же не могла ему даже улыбнуться и лишь морщилась, скрестив руки на груди, пока мама доставала из небольшого погреба огромный мешок зерна.


— Идем. — махнул рукой один из воинов, и они вышли из дома, оставив нас с матерью наедине с перевернутой мебелью и парой новых седых волос у висков мамы.


И так собирали “налог” со всей деревни. Когда они ушли, я слышала крики и мольбы, доносившиеся откуда-то с улицы, и громкое, тяжелое пыхтение каких-то животных, которых привели с собой эти воины. Я не знаю, насколько законными были их действия, но большинство мужчин из нашей деревни ушло еще несколько месяцев назад, поэтому мы были в проигрышном положении. Во всяком случае, думаю, что нам повезло хотя бы в том, что у нас забрали не все зерно, а только один мешок, учитывая то, как благодарна была за это моя мама.


На этом, правда, проблемы не кончились.


Воины уехали в тот же день, оставив деревню переживать зиму почти что на подножном корму. Весь день с улицы доносился женский плач, а иногда к ним присоединялись и детские голоса. Мама тоже плакала, но тихо, скрывая слезы. Сразу было видно, что ее приучили быть сильной, хоть она и была ничем не лучше остальных девушек деревни.


— Мама, все хорошо, — тихо сказала я ей, сидящей у очага. — Все хорошо, Майя тоже хорошо.


Мама оглянулась в мою сторону и мягко улыбнулась. Видимо, мои слова и вправду придали ей сил, потому что после них она утерла слезы рукавом и взяла меня на руки, укачивая ко сну. Ни разу еще не получилось сопротивляться этому. Как же легко усыпить младенца…


Так я проспала до следующего утра.


***


Проблемы, которые я предчувствовала, начались спустя еще месяц.


Начнем с того, что у меня начали прорезаться зубы. Все. Разом. И это чертовски неприятно, потому что десна чешется, не переставая.


Один раз у меня снова поднялась температура, теперь уже из-за зубов, но Шаман сказал, что тут не о чем беспокоиться, и что это нормально, а уходя, оставил небольшой подарок — фигурку зайца из мягкого дерева.


Игрушки не были мне особо интересны, но ему я быстро нашла применение. Начинаю понимать, почему дети тащат в рот все подряд — не только из интереса перед чем-то незнакомым, но еще и из-за этих сраных зубов! Теперь мне уже не хотелось болтать с окружающими, а только грызть несчастного зайца круглыми сутками напролет.


И в один из вечеров, когда я занималась своим привычным обсасыванием зайца (которого я назвала Аркашей), мама вернулась домой в сопровождении целой гурьбы детей разных возрастов. Однако всех их объединяло одно — они довольно сильно исхудали в сравнении с прошлым разом, когда я их видела.


Я честно надеялась, что моя мама не окажется такой мягкосердечной, но мои надежды рассыпались в пух и прах, когда эта мелочь дружным коллективом стала уплетать кашу из НАШЕГО зерна, которого, напомню, у нас и так немного. Мама заметила мой злобный взгляд, направленный на других детей, и присела рядом, стала гладить меня по голове и говорить, что важно делиться с другими тем, в чем они нуждаются. Ну да, а то мы в еде уже потребности не испытываем.


И в конце концов, это и принесло проблемы. Зерно стало стремительно заканчиваться, а с каждым разом мама кормила все больше чужих детей. Из-за этого пришлось сильно экономить, несмотря на рыбу, которую приносили нам благодарные соседи. Через пару недель я стала замечать, как у мамы стремительно начинают появляться впадины на прежде круглых и красивых щеках, а руки стали похожи на ветви деревьев зимой — такие же тонкие и сухие.


На мне это тоже заметно отразилось и, хоть мама пыталась дать мне как можно больше, она не могла управлять своим телом и заставить молоко сочиться, как у дойной коровы. Из-за голода его становилось все меньше, но, к счастью, я теперь тоже могла кормиться кашей, что немного смягчало положение. И все же жизнь зимой оказалась не сахаром, и живот от голода тянуло все чаще и чаще. Я старалась не плакать и не обращать на это внимание мамы, но иногда эмоции младенческого тела все же брали надо мной верх, и я начинала реветь. Прости, мам, я не специально.


В конце концов, зерно кончилось. Еды больше не было, а того, чем делились с нами соседи, не хватало даже чтобы досыта накормить маму, чтобы она уже смогла кормить меня грудью. Мы провели целый день в тишине, без еды и с ноющими от голода животами. Вечером, не говоря ни слова, мама взяла меня на руки и положила не в мою кроватку, а рядом с собой. Я уверена, что она хотела помочь мне. Возможно, подкинуть под дверь к кому-нибудь побогаче или оставить на морозе, чтобы я не мучилась. Но ей не хватило смелости. Она сдалась, но выбрала самую долгую смерть и просто легла вместе с маленькой мной на кровать в ожидании старухи с косой. Черт, недолго я продержалась во второй раз.


Разбудили нас крики радости, смех и музыка с улицы. Какая-то девушка бежала по деревне, разнося радостную весть, а остальные толпами вываливали на заснеженные улицы, радуясь и встречая тех, кого мы ждали больше всех.


Мужчины вернулись. Папа вернулся.


Мама буквально выбежала на улицу, забыв даже как следует укутать меня и бросилась в толпу, ища взглядом своего мужа. Вернулось очень много мужчин, но среди них было трудно найти кого-то конкретного. Через полминуты и я, и мама уже начали было беспокоиться — у нас с ней вообще эмоции часто совпадают — но я заметила заветного бородача первой и, махая ручкой, стала кричать:


— Папа! Папа пришел! Мам, папа пришел! Па-па-а-а!


Мама тут же бросилась к нему, и мужчина, покрытый свежими ссадинами и порезами на лице и руках, своими огромными лапищами обнял нас с мамой, звонко смеясь. Звук его радостного голоса был похож, клянусь, на рев чертова медведя, но рев этот был так сладок и так приятен слуху!


У всех мужчин при себе было оружие, а в большой телеге они тащили блестящие штучки, маленькую горстку монеток и мерзлые туши, зерно и покрытый инеем хлеб. Мы были грабителями, но какая, к черту, разница, если эти суровые, жестокие мужчины делают это ради счастья и смеха детей?


Я звонко засмеялась.


***


Время шло. Зима закончилась так же быстро, как и началась. Все в деревне почувствовали дуновения теплого ветра, принесенные морем, и вскоре вслед за ним ледяные волны смыли с неба серые тучи, и выглянуло долгожданное солнце. Нам с мамой повезло — судя по всему, мы довольно хорошо перенесли зиму, в отличие от некоторых. Глава деревни пытался помочь всем, но в конечном итоге героем этого года стала моя мама, благодаря которой от голода умерло всего несколько детей, по пальцам можно пересчитать. По меркам моего времени это звучало бы ужасно, но в этом мире, в этом времени это стало настоящим счастьем. Деревня пережила эту зиму. Жизнь продолжается.


Когда снег почти везде растаял, люди на улицах стали готовиться к сезону посевов, а может даже настало время собирать озимые культуры. Мама стала часто сидеть вместе со мной у открытого окна без стекол, с одними только ставнями, и я с удовольствием жадно разглядывала измученных голодом и холодом, но радующихся приходу новой весны людей. Кто-то тащил каменные и полностью деревянные тяпки, у кого-то нашлись даже лопаты, в общем — деревня оживала от сна длиной в сезон. Отца я опять видела редко — он одним из первых ушел добывать пропитание, то с луком за плечами, то с внушительного размера тяпкой.


Возвращался он уже после заката, но всегда приносил домой то огромный кусок туши лесного зверя, то корзину диких растений — овощей, ягод и кореньев. Последним, правда, должна заниматься моя мама, но, как я поняла, отец отчаянно старается уберечь ее от этой участи, напирая на тот факт, что ей нужно следить за мной. Вот еще! Я, между прочим, почти что самостоятельная личность! Да, ходить еще не научилась, разве что с прочной опорой, да и то неуверенно, но в конце концов, могу же я дома одна посидеть!


В очередной раз папа вернулся домой, когда на небе уже сияла луна, и в ее холодном свете, просачивающемся через открытое окно, красиво мерцала пыль. Он и мама уселись за столом, ужиная чем-то вроде похлебки, которая, к моменту его прихода, уже сотню раз успела остыть, и еще больше мать ее подогревала. Но она даже и не подумала о том, чтобы сесть за стол без своего мужа.


Ужинали они в основном молча. Разве что изредка о чем-то переговаривались и тихо смеялись, дабы не разбудить, как они думали, спящую меня. Но я-то тоже не пальцем деланная! Давно уже назревал разговор, на который папа своим измученным видом так и нарывался.


Я тихо сползла с кроватки, благо что она была довольно низенькой и, опираясь на стену, стала подходить к родителям, подобно тени в тихой ночи. Я — ниндзя, я — сама смерть и ужас. Ну, так я думала, а по факту я представляла из себя шатающееся из стороны в сторону существо, которое и на ногах-то еле стоит.


Мама и папа заметили меня довольно скоро и молча смотрели на меня вытаращенными глазами. Мать заговорила первой:


— Любимый, Майя… ходит.


И в этот момент я поняла, что меня вот точно заметили. Смысла скрываться в тени больше не было, и я попыталась подойти к ним уже без опоры, но через пару шагов плюхнулась на четвереньки. Мать тут же вскочила и бросилась ко мне, но я лишь язвительно посмотрела ей в глаза и спросила:


— А ты не зна-а-ала?


По привычке я показала ей язык, и мама рассмеялась. Она подняла меня на руки и усадила себе на колени, а сама села за стол, возвращаясь к ужину.


— И почему же ты не спишь, вороненок?


Она начала называть меня так уже довольно давно, но лишь пару недель назад я узнала значение этого слова. И, черт возьми, мне нравится это прозвище!


— Хочу с папой говорить.


— С папой? Ты что же это, папу любишь? — сюсюкающим тоном произнес огромный, бородатый мужик напротив меня, а я в ответ лишь поморщилась.


— Она не любит, когда так… — мама наклонилась вперед. — Майя умная, как ворон. Ей нравится, когда с ней говорят на равных.


— Вот как? — отец усмехнулся. — Что ж, дочь моя, давай поговорим. Ты, наверное, соскучилась? Или хочешь, чтобы я тебе что-нибудь подарил? Куклу, да?


Он очень хотел угодить мне. Было видно, что за суровой северной внешностью у него скрывается душа любящего отца и заботливого мужа, и меня всегда это подкупало. Даже если он творил что-то ужасное, я точно знала, что все это не просто так, и что мой папа — самый добрый человек в этом мире.


— Соскучилась! — уверенно заявила я, кивнув. — Папы дома нет!


— Но папа ведь работает, вороненок. Чтобы было что кушать.


— А я хочу папу дома, чтобы когда солнце!


Оба родителя умиленно улыбнулись. Черт, все-таки сложный у них язык. Ну ничего, еще привыкну.


— Папа, я сама могу быть!


А вот после этих слов улыбка исчезла с лица отца. Его нынешнее выражение можно было описать разве что, как озадаченное.


— Папа, тебе трудно. И мама хочет помогать тебе. А ты не разрешаешь.


— Но милая моя, я ведь беспокоюсь о…


— Не надо! — резко и настойчиво оборвала я его на полуслове. — Я сама! Ты переживаешь?


— Да, переживаю. Я знаю, что ты умная девочка, но всякое бывает.


— Тогда давай я буду с дядей умным! — я ударила ладошкой по столу и тут же об этом пожалела. Больно же. Еще и отец не понял о ком я говорю. — Хьялдур дядя!


Когда отец услышал это имя, то тут же выронил деревянную ложку. Еще бы, ребенок тянется к родителям, к воинам, к матерям, потому что они становятся для него образами для подражания, но если ребенок тянется к знахарю, к колдуну, то это как минимум необычно.


— Будешь… с друидом? — переспросил папа. Я уже слышала это слово, но оно слишком сложное, чтобы его можно было сразу запомнить. — Зачем, вороненок?


— Чтобы дядя друид мне рассказывал разное, а я не сама была.


— Рассказывал? Что рассказывал? — отец удивленно вскинул брови.


— Про траву и про умное!


Отец замолчал. На его лице читалась смесь удивления, непонимания и гордости. В конце концов, его дочь в возрасте меньше года уже тянулась к знаниям, которые многим и во взрослой-то жизни не сдались. С другой стороны, он отчаянно отказывался признавать тот факт, что травы и знания его дочери интереснее кукол, игрушек и прочих детских забав.


— Майя, это…


— Хочу! А когда солнце опускается, меня домой, и я буду с мамой и папой!


Отец тяжело вздохнул. Мы договорились, что он попробует поговорить с Хьялдуром после какого-то праздника — только сейчас узнала это слово. Меня это устраивает, потому что это значило, что это как минимум случится в этом году, ведь праздники раз в год и бывают.


Довольная собой, я крепко уснула в своей кроватке.


***


Праздником, про который говорил мой отец оказался, кто бы ожидал, мой день рождения. К этому сроку я уже уверенно переставляла ногами в вертикальном положении и даже могла смешно бегать, размахивая руками во все стороны. Балансировать было сложно, и пусть я и падала, но сразу же вставала. Мама мои игры поощряла и с радостью гонялась за мной по дому, а иногда мы выходили с ней погулять по деревне уже за ручку. Долго, правда, я так гулять не могла и быстро уставала, так что маме все еще приходилось таскать меня на своих хрупких, нежных руках.


В тот день меня разбудила мама, поцеловав в лоб. Вообще, как оказалось, разбудить меня довольно легко, и пару раз я даже чуть не расплакалась — тело берет свое — но сдержалась, дабы не беспокоить родителей лишний раз. Под руку я поднялась с кровати, и мама принялась наряжать меня в темно-серое платье, сшитое, как я понимаю, кем-то из деревни. До этого одежды у меня не было, и я носилась по дому голая, а на улицу выходила разве что в легкой ткани, накинутой на плечи на манер накидки.


Теперь же у меня была полноценная одежда! Жаль, в зеркало посмотреть не могу, но это и неважно. Платья я не очень люблю, несмотря на их удобство — это во мне говорит прежний я, Дима. Впрочем, для такого дня можно и сделать исключение.


К обеду папа вынес стол из дома на улицу вместе со стульями, пока мама активно что-то готовила в металлическом котелке. Я же сидела на бревне возле дома и, жмурясь от яркого, теплого солнца, разглядывала траву под босыми ногами. Уже вовсю цветут одуванчики, как маленькие солнышки прорываясь сквозь низкую траву то тут, то там, а в серединках снуют маленькие муравьи, что-то ища. Я и не заметила, как у нашего дома собралась чуть ли не вся деревня, причем я сомневаюсь, что так отмечали бы день рождения кого-то другого, потому что раньше такого не было. Или традиция такая..?


В общем, по одуванчикам я могу сказать, что сейчас примерно май. Не знаю, как он называется на местном языке, но на русском, который я, к счастью, помню, именно так.


Вскоре папа и мама неожиданно взяли меня за обе руки и торжественно повели к нескольким составленным вместе столам, ломящимся от пусть и однообразных, но весьма богатых яств. Старик с тагельхарпой ударил смычком по струнам, и полилась медленная, радостная музыка. Мама вместе со мной на руках уселась во главе стола, и лишь после этого сели все остальные. Множество людей по очереди вставали со своих мест и произносили долгие, даже несколько поэтичные речи. Я улыбалась уже искренне — все-таки приятно это, столько людей меня еще не поздравляли.


На моем прошлом дне рождения тоже было много людей. Тогда, год назад, когда я появилась на свет, я уже начала было забывать о том дне, когда умерла в теле мужчины, но теперь почему-то задумалась об этом. В последний раз вспоминала ощущения, накатывающие от близкого конца, зимой, во время голода.


Из транса и размышлений о грустном меня вывел громкий голос моего отца. Он встал со своего стула и поднял в воздух огромную по моим меркам деревянную кружку, явно наполненную чем-то горячительным, и в отличие от других коротко и весело прокричал:


— Ты — наше солнце, наш прекрасный цветок и умный вороненок! С днем рождения, доченька!

Показать полностью
29

Питер Бретт "Война с демонами"

Аннотация:


Вот уже несколько столетий каждую ночь на охоту выходят кровожадные демоны – лесные, воздушные, огненные, каменные, песчаные. Когда-то люди сражались с ними на равных, но те времена давно прошли, и теперь единственная хрупкая защита против нечисти – магические символы, чье происхождение теряется в мифах. К тому же искусством применять эти символы-амулеты владеют лишь немногие избранные, мастера из гильдии метчиков. На разоренной, одичавшей, раздираемой войнами Земле спасительные древние знания хранятся под замком, тогда как сверхъестественное могущество демонов крепнет с каждой ночью…


1. Меченый

Питер Бретт "Война с демонами" Фэнтези, Героическое фэнтези, Демон, Книги, Обзор книг, Спойлер, Длиннопост

В первой книге цикла описывается становление трех героев: Арлена, Лиши и Рожера.


Описывается все подробно, с самого детства, как, кто и почему пришел к своему нынешнему состоянию. В общем-то все логично. По ходу становления героев мы знакомимся и с миром, в котором им приходится жить. Мир жесток и слабый в нем неминуемо погибает. Наши герои тоже обожглись и что-то потеряли, но, как говорится, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. В полной мере это относится ко всем троим.


Во второй половине первой книги к этим троим добавляется еще один герой - красиец Джардир, который значим не меньше, чем вышеописанная троица. Во второй книге, кстати, события с Арленом описываются уже с точки зрения именно Джардира, и, оказывается, не все так просто, как казалось бы.


Я долго не могла понять, что же именно мне напоминает эта серия. Потом поняла - слабая подделка "Колеса времени" Джордана, красийцы - айил, разрозненные города Тессы - государства Рандляндии. Все очень похоже. Вот только пока нет шончан.


В общем и целом чтение не вызывает отрицательных эмоций, где-то даже захватывает. Особенно история Арлена, преданный человеком, которого он считал своим другом, очень рано разочаровавшийся в отце, он поставил все на войну с демонами, и неизвестно, выиграла его ставка или нет. Пока он балансирует на грани. Впрочем, как и Лиша, влюбившаяся в Джардира, но понимающая, что совместного будущего у них нет. Проще всего Рожеру, но и у него полно мелких неприятностей.


В общем книгу нельзя назвать однозначно позитивной, но и сильно мрачного я не заметила, автор намеренно не заостряет внимания на плохом, хотя и не щадит своих героев.


2. Копье пустыни

Питер Бретт "Война с демонами" Фэнтези, Героическое фэнтези, Демон, Книги, Обзор книг, Спойлер, Длиннопост

Вторая книга не менее интересна, чем первая. Но здесь, как уже ясно из названия, все события происходят в Красии, мы видим их глазами красийцев, их правителя Ахмана Джардира, знакомимся с ним так же подробно, как и в первой книге с Меченым и его компанией: начиная с самого детства, вплоть до того момента, когда он вступил на престол.


3. Дневная битва

Питер Бретт "Война с демонами" Фэнтези, Героическое фэнтези, Демон, Книги, Обзор книг, Спойлер, Длиннопост

Эта книга ну очень большая. На этот раз автор знакомит нас с судьбой Инэверы. Многое становится понятным в свете ее судьбы. Теперь уже непонятно ведет себя Лиша. Либо автор совсем не понимает женщин, либо ему не повезло в жизни нарваться вот на такую вот Лишу. Не нравится она мне, активно не нравится. Все героини ее дружно ненавидят, а все герои обожают, вот только зарятся на нее не особо положительные герои. Ну так рыбак рыбака... Не смотря на большой объем события продвинулись только самую малость. И, как всегда, книга оборвалась на самом интересном месте. Думаю, автор вряд ли убил Ахмана, Арлену одному не победить демонов, но впечатление создается именно такое. Посмотрим, как он выкрутится дальше.


4. Трон черепов

Питер Бретт "Война с демонами" Фэнтези, Героическое фэнтези, Демон, Книги, Обзор книг, Спойлер, Длиннопост

Эта книга по накалу страстей не уступает предыдущим. Однако главные герои предыдущих книг здесь как бы отступают на второй план. Больше внимания уделено второстепенным персонажам, которые неожиданно становятся не менее важными. Борьба за трон Красии в отсутствие Джардира, непростые события в Лесорубовой Лощине и многое другое. Не все останутся живы, такова жизнь...


5. Королева демонов

Питер Бретт "Война с демонами" Фэнтези, Героическое фэнтези, Демон, Книги, Обзор книг, Спойлер, Длиннопост

На мой взгляд, последняя книга самая слабая. Так часто бывает, запала автора не хватает достойно завершить серию. Не скажу, что конец слит, но он предсказуем и, в общем-то, слишком просто описан. Ну что ж, хорошо уже то, что все наконец закончилось )))


Читать или нет - решайте сами, в любом случае, плеваться не станете. Но и особых восторгов я не испытала.


Баянометр ругался на первую картинку

Показать полностью 4
111

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Фэнтези сериалы собирают миллионы поклонников перед экраном и успех «Игры престолов» — лучшее тому доказательство. С 2011 года фэнтези сериалы посыпались, как из рога изобилия. В этом году телеканалы приготовили нам несколько сериалов, которые попытаются занять пустующее место короля фэнтези. И не стоит забывать про уже идущие фэнтези сериалы: «Американские боги», «Чужестранка», «Аванпост», «Викинги». Будем надеяться, что все эти фэнтези сериалы выйдут на экран и их не постигнет учесть «Хроник Амбера» и «Черного отряда». Итак, самые ожидаемые фэнтези сериалы ближайшего времени.


Карнивал Роу (30 августа 2019)

«Карнивал Роу» — это неонуар-фэнтези действие которого развернется в альтернативной викторианской эпохе. События фильма происходят накануне войны. Мифические существа (феи и минотавры) пытаются укрыться от невзгод в крупном городе. Постепенно возникает напряжение между волшебными существами и людьми. Центром сериала станет череда кровавых убийств, которые могут нарушить хрупкое равновесие в городе. Главный герой сериала — Райкрофт Филострейт (Ораландо Блум) начинает расследование серии загадочных убийств. Поможет ему в этом Виньетт Стоунмосс (Кара Делевинь) — фея, которой пришлось покинуть родные края. Сериал будет состоять из 8 эпизодов.


Темный кристалл: Эпоха сопротивления (30 августа 2019)

«Темный кристалл: Эпоха сопротивления» станет приквелом одноименного фэнтези Джима Хэнсона и Фрэнка Оза, которое вышло на экраны кинотеатров в 1982 году. Это анимационное фэнтези прямиком из эры 80-х. Фильм рассказывал историю о Джене — последнем халфлинге, который должен найти осколок волшебного кристалла и спасти мир от неминуемой гибели. Скексисы (хранители кристалла) пытаются помешать Джену воплотить пророчество. Анимационное фэнтези стало одним из самых уважаемых и любимых произведений жанра. И это не удивительно, режиссер фильма Джим Хенсон («Лабиринт» 1986, «Маппеты» 1979) создал неповторимый мир, наполненный магией и волшебными существами. Netflix сообщил, что в первом сезоне будет 10 серий.


Ведьмак (ноябрь 2019)

Романы Анджея Сапковского — это, пожалуй, самая популярная современная фэнтези-сага. Серия состоит из 8 книг, нескольких компьютерных игр и телеадаптаци. «Ведьмак» успел обзавестись собственным фандомом. И не удивительно, что мы с нетерпением ждем сериала. Темное фэнтези Сапковского словно специально создано для сериала. В нем есть все, что мы так любим в фэнтези: волшебство, сражения и привлекательный главный герой. Идеальный приемник «Игры престолов». Канал Netflix сообщил, что сериал выйдет осенью 2019 года.


Темные начала (ноябрь 2019)

Еще один претендент на роль главного фэнтези сериала года. Трилогия писателя Филипа Пулмана, которая состоит из романов «Северное сияние», «Чудесный нож» и «Янтарный телескоп», уже экранизировалась. Девочка Лира Белаква живёт в мире, наполненном магией и современными технологиями. Неожиданно начитают пропадать дети. Появляются слухи о тайном ордене жрецов, которая похищает детей. Лира отправляется на поиски вместе со своим деймоном. Путешествие обещает быть длинным и интересным. Романы Филипа Пулмана сравнивают с книгами о Гарри Поттере. И конечно, поклонники фэнтези с нетерпением ждут сериала. Создатели сериала уже анонсировали 2 сезона. «Темные начала» — это, пожалуй, самый амбициозный проект 2019 года. Фильм выйдет в конце 2019 года на каналах BBC И HBO.


Песочный человека (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Спустя тридцати лет безуспешных попыток адаптировать «Песочного человека», студия Warner Bros. Television и Netflix заключили соглашение о съемках сериала. Нил Гейман займет место исполнительного продюсера вместе с Дэвидом Гойером («Темный рыцарь», 2008). Сценаристом и шоураннером проекта станет Аллан Хейнберг («Чудо-женщина», 2017). События сериала развернуться в наши дни. Сериал основан на одноименном комиксе Нила Геймана и рассказывает о похождениях Морфея, который попал в плен и теперь должен вернуть потерянные артефакты. Первый сезон будет состоять из 11 эпизодов и охватит сюжет первых семи выпусков комикса («Прелюдии и ноктюрны»). Учитывая, что все фэнтези сериалы, которые были основаны на работах Нила Геймана, пользуются популярностью, можно ждать хороший сериал. Гейман пообещал, что примет активное участие в работе над проектом.


Темная башня (2020)
20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

До сих пор «Темной башне» не везло с экранизацией. Серия романов, которая состоит из 7 книг и одной повести, экранизировалась только один раз в 2017 году. Но фильм «Темная башня» не получил одобрение у поклонников творчества Стивена Кинга. На этот раз «Темная башня» станет сериалом. Сериал задумывался, как дополнение к фильму «Темная башня», но после провала картины шоураннерам пришлось изменить планы. В центре сюжета будут приключения стрелка Роланда в Срединном мире. Сэм Страйк («Летящие сквозь ночь», 2018) в роли Роланда, а Яспер Пяякконен («Популярность», 2016) в роли человека в черном. Продюсером сериала станет Глен Маццара («Ходячие мертвецы», 2010-). Сериал выйдет на стриминговом канале Amazon, который активно осваивает территорию фэнтези. И учитывая, что у Amazon нет проблем с бюджетами, мы можем ожидать хорошую экранизацию.


Хроника Убийцы Короля (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Сериал будет основан на трилогии Патрика Ротфусса, которая состоит из романов «День первый: Имя ветра», «День второй: Страх мудреца», «День третий: Двери из камня». Главный герой трилогии — прославленный герой и музыкант Квоут, рассказывает историю своей жизни, полную необычных событий и приключений. Студия Lionsgate начала работу над проектом в 2015 году и планирует выпустить фильм, сериал и серию компьютерных игр. В ноябре 2016 года креативным продюсером проекта стал Лин-Мануэль Миранда («Темные начала», 2019). В январе 2018 года было объявлено, что режиссером фильма станет Сэм Рэйми («Человек-паук», 2002). Фильм и сериал должны выйти на канале Showtime. В феврале 2019 года президент Showtime Гэри Левайн заявил журналистам, что шоураннером сериала станет Джон Роджерс («Воздействие», 2008-2012).


Противостояние (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Еще одна адаптация романа Стивена Кинга в нашем списке. О чем будет рассказывать сериал? Немногие люди пережили эпидемию страшного вируса. Оставшиеся в живых должны будут построить новое общество на осколках цивилизации и сразиться с ужасным злом. Мини-сериал будет состоять из 10 эпизодов и выйдет на канале CBS в 2020 году. Сценаристом проекта стал Джош Бун («Новые мутанты», 2020). Кроме того, Стивен Кинг примет активное участие в работе над сериалом и напишет новую концовку (радостная новость для тех, кому не понравилось окончание книги). Сериал уже обзавелся впечатляющим актерским составом. Джеймс Марсден («Мир Дикого запада», 2016-) сыграет роль Стью Редмана, а Эмбер Херд («Аквамен», 2018) сыграет Надин Кросс. Одесса Янг («Нация убийц», 2018) исполнит роль Фрэнни Голдсмит. Генри Зага («13 причин почему», 2017- ) сыграет Ника Андроса. Пока не понятно, кто сыграет главного злодея Рэндалла Флэгга. Сериал стоит ожидать в конце 2020 года.


Final Fantasy (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Еще один пример того, что фэнтези сериалы уверенно осваивают терреторию компьютерных игр. Sony Pictures, Square Enix и продюсерская компания Hivemind планируют выпустить сериал на основе знаменитой компьютерной ролевой игры. Джейсон Ф. Браун («Пространство», 2016-) и Шон Дэниел («Мумия», 2017) будут продюсировать фильм для Hivemind. Уже известно, что студия Hivemind подписала договор со стриминговым сервисом Amazon, который покажет сериал. Новое шоу будет включать персонажей и элементы всей франшизы Final Fantasy. Пока шоураннеры не раскрывают сюжет предстоящего сериала.


Хроники Нарнии (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Еще одна новость из мира фэнтези прозвучала, как гром среди ясного неба. В конце прошлого года канал Netflix сообщил, что приступает к съемкам сериала по мотивам книг К.С. Льюиса. Нарния — это таинственная страна, которая живет по законом волшебства. Страна находится под чарами злой Белой Колдуньи. Героям предстоит вернуть мир в Нарнию и исполнить пророчество. Семь книг, которые выходили в цикле «Хроники Нарнии» были проданы общим тиражом более 100 млн. экземпляров по всему миру и переведены на 47 языков. «Хроники Нарнии» считаются одной из самых известных фэнтези в истории. И не удивительно, что Netflix хочет выпустить сериал. Netflix приобрел права на все творческое наследие К.С. Льюиса и мы сможем увидеть не только сериал, но и полнометражный фильм. Премьеру сериала следует ждать не раньше 2020 года.


Проклятый (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

«Проклятый» — это сериал, который основан на знаменитой легенде о Короле Артуре и Владычице Озера. Одна из самых известных историй в британской мифологии неоднократно экранизировалась. И канал Netflix решил не упускать возможность и создать свою адаптацию знаменитой истории. Авторами сюжета станут Фрэнк Миллер («Город грехов») и Том Вилер («Кот в сапогах», 2011). Сериал основан на иллюстрированной книге Миллера и Вилера, которая выйдет в этом году. Сериал выйдет в 2020 году на канале Netflix.


Стража (2020)
20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Еще одно альтернативное фэнтези, которое заслуживает внимания. В октябре 2018 года канал BBC America анонсировал сериал «Стража». Фильм основан на серии книг Терри Пратчетта «Плоский мир». Без сомнения Терри Пратчетт один из лучших современных писателей в жанре фэнтези. В основе сериала будет история страж Анк-Морпорка (часть цикла «Плоский мир»). Пока не ясно какая из книг Пратчетта будет экранизирована (вероятно «Стража! Стража!»), но BBC America уже планирует выпустить 8 серий в следующем году.


Приквел «Игры престолов» (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

У меня есть хорошая новость для поклонников «Игры престолов». В конце прошлого года шоуранеры сообщили, что планируют запустить приквел. Автором сюжета обещает стать Джордж Р.Р. Мартин. События сериала развернуться за 10 тыс. лет до начала событий «Игры престолов». И мы надеемся, что приквел прольет свет на некоторые события восьмого сезона. Правда, мы не увидим даже предков главных героев сериала. Джордж Мартин говорит, что «Вестерос тогда был совсем другим местом. В это время не было короля и железного трона. Мы имеем дело с более старым миром». Пока HBO хранит молчание о датах выхода сериала. Можно предположить, что мы увидим сериал не раньше весны 2020 года.


Властелин колец (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Это, пожалуй, главный претендент на звание главного фэнтези-сериала. Сложно представить более популярное и более любимое фэнтези, чем «Властелин колец». Мы с наслаждением следили за приключением хоббитов в великолепном фильме Питер Джексона. И не удивительно, что Amazon принял решение сделать сериал основанный на книгах Дж. Р.Р. Толкина. Предположительно, сериал будет базироваться на книге «Сильмариллион» — сборнике мифов и легенд Средиземья. События «Сильмариллиона» разворачиваются до начала трилогии «Властелин колец» и повествуют о том, как возникли Кольцо Всевластия. Шоуранеры пообещали, что в сериале будет не меньше 5 сезонов. Плохая новость, не стоит ждать фильм раньше 2020 года.


Вампирские хроники (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Если ты любишь истории про вампиров, тогда тебе хорошо знакома серия книг Энн Райс «Вампирские хроники». Романы обрели заслуженную популярность в середине 90-х годов и стали источником вдохновения для множество фильмов и сериалов. Книги повествуют о жизни Лестата де Лионкура, французского дворянина, который стал вампиром в XVIII столетии. Жизнь Лестата наполнена опасными и непредсказуемыми событиями. «Вампирские хроники» экранизировались несколько раз. Достаточно только вспомнить неплохой фильм «Интервью с вампиром» (1994) и не самую удачную экранизацию «Королева проклятых» (2002). Сетевой канал Hulu пообещал, что Энн Райс примет участие в создании сюжета. Сериал выйдет не раньше осени 2020 года и учитывая, что фэнтези сериалы редко обращаются к вампирской теме, сериал должен стать хитом.


Конан Варвар (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Роберт Говард — автор множества книг и один из главных столпов эпического фэнтези. Его перу принадлежат такие персонажи, как Соломон Кейн, Джон Кирован и Конан Варвар. Конан Варвара — это один из самых известных и любимых фэнтези-героев. И это не удивительно, Роберт Говард создал мир, который полон приключений, сражений и магии. Приключения киммерийца впервые были изданы в 1932 году и сразу полюбились публике. И не удивительно, что Amazon решил воскресить на экране бравого варвара. В феврале представители канал сообщили, что работа над фильмом началась. Но не стоит ждать Конана на экранах раньше, чем в конце 2020 года.


Колесо Времени (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Канал Amazon сообщил, что этой осенью начинаются съемки фэнтези-сериала «Колесо Времени». Это эпическое фэнтези основано на серии романов американского писателя Роберта Джордана. И похоже, что шоуранерам будет где развернуться. Ведь в цикл «Колесо времени» входит 14 романов (!!!). «Колесо Времени» рассказывает историю Морейн Дамодред, представительнице женского ордена «Айз Седай». Главная героиня отправляется на поиски Возрожденного Дракона — спасителя мира. Морейн и ее спутники должны использовать свои магические таланты, чтобы предотвратить катастрофу. Сериал должен появиться на экранах в начале 2020 года.


Тень и кость (2020)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

В январе стриминговый сервис Netflix заказал сезон из восьми эпизодов, основанный на первом романе в трилогии Ли Бардуго «Гриша». Главная героиня романа — Алина Старкова, которая живет в таинственной стране Равка (очень сильно напоминающей Россию). Алина обнаруживает, что обладает уникальными магическими способностями, которыми владели только люди известные, как Гриша. Теперь на плечи Алины ложиться огромная ответственность. Она должна спасти страну от темных сил. «Тень и кость» часто сравнивают с серией книг о Гарри Поттере. Кроме того, романы Ли Бардуго уже обзавелись огромной армией поклонников. Сериал выйдет на экраны в 2020 году.


Расколотая земля (2021)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Основой сериала станет трилогия романов Н.К. Джемисин из цикла «Расколотая земля». Романы рассказывают о мире, в котором один суперконтинент, раз в несколько столетий переживает невероятное климатическое изменение (Пятое время года). Последний Пятый сезон оказался настолько драматичным, что люди поверили в приближающийся конец света. Нам расскажут историю трех женщинах, которые могут предотвратить приближающуюся катастрофу. Все три книги получили премию «Хьюго» в номинации «Лучший роман». В 2017 году кабельный канал TNT пригласил Ли Дэна Джексон («Необычная семья», 2010-2011) и Тима Кринга («Герои», 2006-2010) спродюсировать сериал. Учитывая сложность сериала, работа над проектом может занять много времени.


Руины королей (2021)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Этот сериал будет основан на дебютном романе Дженн Лайонс «Хор драконов» из цикла «Руины королей». Роман вышел в начале этого года, но права на экранизацию уже были приобретены студией Annapurna Pictures. Книга рассказывает историю молодого вора Кихрина, который обнаруживает, что в его жилах может течь королевская кровь. Кроме того, пророчества предрекает, что он разрушит империю. Сейчас проект находится на ранней стадии и студия ищет шоураннеров, которые смогут реализовать задумку. Если судить по обзорам, книга похожа на смесь «Игры престолов» и «Властелина колец» с пророчествами, богами, ведьмами, зомби и даже кракенами.


Горменгаст (2021)

20 самых ожидаемых фэнтези сериалов ближайшего времни Фэнтези, Эпическое фэнтези, Героическое фэнтези, Городское фэнтези, Сериалы, Зарубежные сериалы, Сериаломаны, Видео, Длиннопост

Фэнтези сериалы продолжают осваивать классику. Теперь дело дошло до «Горменгаста». Сериал основан на трилогии Мервина Пика, которая увидела свет в середине 20-го века и включает романы: «Титус Гроан», «Горменгаст» и «Одиночество Титуса». Сериал расскажет историю Титуса Гроана — правителя громадного замка Горменгаст. Титусу предстоит побороться за престол Горменгаста со своими врагами. Продюсерами сериала станут Нил Гейман и Акива Голдсман («Темная башня», 2017). Горменгаст уже экранизировали в 2000 году каналом BBC. Новая версия должна охватить сюжет всех трех романов Марвина Пика. Отличительная черта «Горменгаста» — отсутствие магии и более реалистичный мир. Пока не понятно на какой стриминговой платформе будет выходит сериал.


Источник текста.

Показать полностью 17 3
768

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Сегодня жанр фэнтези популярен, как никогда. Успех «Игры престолов» стал знаком для крупных телеканалов, которые захотели обзавестись собственным фэнтези-сериалом. И телеадаптации книг в жанре фэнтези посыпались, как из рога изобилия. Конечно, пока никому не удалось повторить успех «Игры престолов». Но в этом году телеканалы приготовили нам несколько сериалов, которые попытаются занять пустующее место короля фэнтези. Кроме того, нас ожидает несколько интересных сериалов в жанре научной фантастики, которые заслуживают внимания. И не стоит забывать про уже идущие сериалы: «Американские боги», «Чужестранка», «Аванпост».

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Ведьмак (2019)


Романы Анджея Сапковского — это, пожалуй, самая популярная современная фэнтези-сага. Серия состоит из 8 книг, нескольких компьютерных игр и киноадаптаций. «Ведьмак» успел обзавестись собственным фандомом. И не удивительно, что мы с нетерпением ждем сериала. Темное фэнтези Сапковского словно специально создано для сериала. В нем есть все, что мы так любим в фэнтези: волшебство, сражения и привлекательный главный герой. Идеальный приемник «Игры престолов». Канал Netflix сообщил, что сериал выйдет осенью 2019 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Карнивал Роу (2019)


«Карнивал Роу» — это неонуар-фэнтези действие которого развернется в альтернативной викторианской эпохе. События фильма происходят накануне войны. Мифические существа (феи и минотавры) пытаются укрыться от невзгод в крупном городе. Постепенно возникает напряжение между волшебными существами и людьми. Центром сериала станет череда кровавых убийств, которые могут нарушить хрупкое равновесие в городе. Главный герой сериала — Райкрофт Филострейт (Ораландо Блум) начинает расследование серии загадочных убийств. Поможет ему в этом Виньетт Стоунмосс (Кара Делевинь) — фея, которой пришлось покинуть родные края. Сериал выйдет на экраны 30 августа и будет состоять из 8 эпизодов.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Хранители (2019)


Конечно, «Хранители» — это не фэнтези и не фантастика, но знаменитый комикс Алана Мура может составить конкуренцию лучшим представителям жанра научной фантастики. Действие комикса разворачивается в альтернативной Америке 60-х годов. Холодная война находится в самом разгаре и группа героев прикладывает все силы, чтобы избежать страшных событий. Вселенная DC знаменита своей нуарной атмосферой. Сериал должен появиться на экранах в октябре 2019 года на канале HBO.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Темные начала (2019)


Еще один претендент на роль главного фэнтези-сериала. Трилогия писателя Филипа Пулмана, которая состоит из романов «Северное сияние», «Чудесный нож» и «Янтарный телескоп», уже экранизировалась. Девочка Лира Белаква живёт в мире, наполненном магией и современными технологиями. Неожиданно начитают пропадать дети. Появляются слухи о тайном ордене жрецов, которая похищает детей. Лира отправляется на поиски вместе со своим деймоном. Путешествие обещает быть длинным и интересным. Но «Темные начала» станет первой попыткой адаптировать знаменитое фэнтези на телеэкране. Романы Филипа Пулмана сравнивают с книгами о Гарри Поттере. И конечно, поклонники фэнтези с нетерпением ждут сериала. Создатели сериала уже анонсировали 2 сезона. «Темные начала» — это, пожалуй, самый амбициозный проект 2019 года. Фильм выйдет в конце 2019 года на каналах BBC И HBO.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Хроники Нарнии (2020)


Еще одна новость из мира фэнтези прозвучала, как гром среди ясного неба. В конце прошлого года канал Netflix сообщил, что приступает к съемкам сериала по мотивам книг К.С. Льюиса. Нарния — это таинственная страна, которая живет по законом волшебства. Страна находится под чарами злой Белой Колдуньи. Героям предстоит вернуть мир в Нарнию и исполнить пророчество. Семь книг, которые выходили в цикле «Хроники Нарнии» были проданы общим тиражом более 100 млн. экземпляров по всему миру и переведены на 47 языков. «Хроники Нарнии» считаются одной из самых известных фэнтези в истории. И не удивительно, что Netflix хочет выпустить сериал. Netflix приобрел права на все творческое наследие К.С. Льюиса и мы сможем увидеть не только сериал, но и полнометражный фильм. Премьеру сериала следует ждать не раньше 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Проклятый (2020)


«Проклятый» — это сериал, который основан на знаменитой легенде о Короле Артуре и Владычице Озера. Одна из самых известных историй в британской мифологии неоднократно экранизировалась. И канал Netflix решил не упускать возможность и создать свою адаптацию знаменитой истории. Авторами сюжета станут Фрэнк Миллер («Город грехов») и Том Вилер («Кот в сапогах» 2011). Сериал основан на иллюстрированной книге Миллера и Вилера, которая выйдет в этом году. Сериал выйдет в 2020 году на канале Netflix.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Стража (2020)


Еще одно альтернативное фэнтези, которое заслуживает внимания. В октябре 2018 года канал BBC America анонсировал сериал «Стража». Фильм основан на серии книг Терри Пратчетта «Плоский мир». Без сомнения Терри Пратчетт один из лучших современных писателей в жанре фэнтези. В основе сериала будет история страж Анк-Морпорка (часть цикла «Плоский мир»). Пока не ясно какая из книг Пратчетта будет экранизирована (вероятно «Стража! Стража!»), но BBC America уже планирует выпустить 8 серий в следующем году.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Мандалорец (2019)


Студия Дисней решила запустить собственный стриминговый канал. И конечно, они решили сделать ставку на собственный контент. «Мандалорец» станет первым собственным сериалом Дисней, который выйдет 12 ноября. Конечно, события сериала развернуться во вселенной «Звездных воин». Грядущий проект выглядит очень амбициозно. Действие сериала развернется после падения Галактической империи, но до момента возникновения Первого Ордена. Шоуранером сериала стал Джон Фавро, который снял «Короля Льва» (2019) и «Железного человека» (2008). У студии Дисней уже были удачные сериалы в сеттинге «Звездных воин». Достаточно вспомнить «Звездные войны: Война клонов» (2008-2014).

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Приквел «Игры престолов» (2020)


У меня есть хорошая новость для поклонников «Игры престолов». В конце прошлого года шоуранеры сообщили, что планируют запустить приквел. Автором сюжета обещает стать Джордж Р.Р. Мартин. События сериала развернуться за 10 тыс. лет до начала событий «Игры престолов». И мы надеемся, что приквел прольет свет на некоторые события восьмого сезона. Правда, мы не увидим даже предков главных героев сериала. Джордж Мартин говорит, что «Вестерос тогда был совсем другим местом. В это время не было короля и железного трона. Мы имеем дело с более старым миром». Пока HBO хранит молчание о датах выхода сериала. Можно предположить, что мы увидим сериал не раньше весны 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Властелин колец (2020)


Это, пожалуй, главный претендент на звание главного фэнтези-сериала. Сложно представить более популярное и более любимое фэнтези, чем «Властелин колец». Мы с наслаждением следили за приключением хоббитов в великолепном фильме Питер Джексона. И не удивительно, что Amazon принял решение сделать сериал основанный на книгах Дж. Р.Р. Толкина. Предположительно, сериал будет базироваться на книге «Сильмариллион» — сборнике мифов и легенд Средиземья. События «Сильмариллиона» разворачиваются до начала трилогии «Властелин колец» и повествуют о том, как возникли Кольцо Всевластия. Шоуранеры пообещали, что в сериале будет не меньше 5 сезонов. Плохая новость, не стоит ждать фильм раньше 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Вампирские хроники (2020)


Если тебе нравятся истории про вампиров, тогда тебе хорошо знакома серия книг Энн Райс «Вампирские хроники». Романы обрели заслуженную популярность в середине 90-х годов и стали источником вдохновения для множество фильмов и сериалов. Книги повествуют о жизни Лестата де Лионкура, французского дворянина, который стал вампиром в XVIII столетии. Жизнь Лестата наполнена опасными и непредсказуемыми событиями. Но с экранизациями «Вампирской хронике» не повезло. Достаточно только вспомнить неплохой, но далекий от книги фильм «Интервью с вампиром» (1994). И неудачную экранизацию «Королева проклятых» (2002). Сетевой канал Hulu пообещал, что Энн Райс примет участие в создании сюжета. Сериал выйдет не раньше осени 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Конан Варвар (2020)


Роберт Говард — автор множества книг и один из главных столпов эпического фэнтези. Его перу принадлежат такие персонажи, как Соломон Кейн, Джон Кирован и Конан Варвар. Конан Варвара — это один из самых известных и любимых фэнтези-героев. И это не удивительно, Роберт Говард создал мир, который полон приключений, сражений и магии. Приключения киммерийца впервые были изданы в 1932 году и сразу полюбились публике. И не удивительно, что Amazon решил воскресить на экране бравого варвара. В феврале представители канал сообщили, что работа над фильмом началась. Но не стоит ждать Конана на экранах раньше, чем в конце 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Колесо Времени (2020)


Канал Amazon сообщил, что этой осенью начинаются съемки фэнтези-сериала «Колесо Времени». Это эпическое фэнтези основано на серии романов американского писателя Роберта Джордана. И похоже, что шоуранерам будет где развернуться. Ведь в цикл «Колесо времени» входит 14 романов (!!!). «Колесо Времени» рассказывает историю Морейн Дамодред, представительнице женского ордена «Айз Седай». Главная героиня отправляется на поиски Возрожденного Дракона — спасителя мира. Морейн и ее спутники должны использовать свои магические таланты, чтобы предотвратить катастрофу. Сериал должен появиться на экранах в начале 2020 года.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Тень и кость (2020)


В январе стриминговый сервис Netflix заказал сезон из восьми эпизодов, основанный на первом романе в трилогии Ли Бардуго «Гриша». Главная героиня романа — Алина Старкова, которая живет в таинственной стране Равка (очень сильно напоминающей Россию). Алина обнаруживает, что обладает уникальными магическими способностями, которыми владели только люди известные, как Гриша. Теперь на плечи Алины ложиться огромная ответственность. Она должна спасти страну от темных сил. «Тень и кость» часто сравнивают с серией книг о Гарри Поттере. Кроме того, романы Ли Бардуго уже обзавелись огромной армией поклонников. сериал выйдет на экраны в 2020 году.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Дикие карты (неизвестно)


Джордж Р.Р. Мартин известен широкой публике серией книг «Песнь Льда и Огня». Но он стал знаменит задолго до этого своими научно-фантастическими романами. «Дикие карты» — это серия романов, которые Джордж Р.Р. Мартин написал совместно с другими авторами. И конечно, «Дикие карты» должны были оказаться в этом списке. Действие разворачивается в альтернативной реальности, где выжившие после Второй мировой войны заражаются инопланетным вирусом. Большинство людей погибает, а остальные получают сверхчеловеческие способности. Таких людей называют «тузами» или «джокерами». Сетевой канал Hulu пока не разглашает даты выхода сериала.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Основание (неизвестно)


Научно-фантастический цикл романов Айзека Азимова — один из многих проектов, которые должны появиться на стриминговом сервисе Apple. Сериал несколько раз замораживался, но, похоже, что проект сдвинулся с мертвой точки. Действие трилогии «Основание» разворачивается в сверхгосударстве Галактическая Империя. Талантливый математик Селдон предсказывает неизбежный крах Империи и наступление темных времен. Селдон решает создать Основание — организацию, которая должна сохранить и возродить цивилизацию. Apple сообщил, что нас ждет сезон из десяти серий. Шоуранерами проекта стали сценаристы Дэвид С. Гойер («Темный рыцарь» 2008, «Блэйд» 2007) и Джош Фридман («Аватар 2» 2020).

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Сирены Титана (неизвестно)


В 2017 году знаменитый сценарист Дэн Хармон («Рик и Морти» 2013-) объявил о планах экранизации романа Курта Воннегута «Сирены Титана». Роман вышел в 1959 году и считается одним из лучших произведений в истории научной-фантастики. «Сирены Титана» повествует об аристократе Уинстоне Найлсе Румфорде, который на собственном космическом корабле отправляется в путешествие. Он попадает во временное искривление и периодически появляется в разных местах галактики. Уинстон начинает вербовать людей для войны на Марсе. Книга наполнена фирменным искрометным юмором Курта Воннегута. И не удивительно, что Дэну Хармону понравился роман. Пока не известно, когда и на каком канале выйдет сериал. Но Дэн Хармон полон решительности завершить начатое.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Вспомни о Флебе (неизвестно)


Стриминговый канал Amazon решил не останавливаться на «Властелине колец» и «Колесе времени». В 2018 году руководство канала сообщило, что начинается работа над адаптацией знаменитого научно-фантастического романа Иэна Бэнкса «Вспомни о Флебе». Книга рассказывает об одном из событий длинной войны между двумя государствами Культурой и Индиранской империей. Главный герой книги Бора Хорза Гобучул — представитель искусственной расы оборотней. Он должен узнать тайну главного оружия Культуры — искусственного интеллекта (Разума). Но для этого ему нужно попасть на планету, которой управляет таинственная сущность Дра’Азон. Это главный экспериментальный проект Amazon, над которым работает британский сценарист Дэннис Келли («Утопия» 2013-2014) и кинокомпания «Plan B» Брэда Питта.

20 самых ожидаемых сериалов в жанре фэнтези и фантастика Фэнтези, Темное фэнтези, Эпическое фэнтези, Научная фантастика, Сериалы, Длиннопост

Мир-Кольцо (неизвестно)


Еще один научно-фантастический сериал, который заслуживает внимания. И снова его производством планирует заняться Amazon. Роман, который удостоился престижной премии «Небьюла», рассказывает историю обнаружения загадочного мира свернутого в кольцо. Привлекательный сюжет и интересные находки сделали книги серии «Мир-Кольцо» одним из лучших произведений в жанре научной-фантастики. И наконец дело дошло до телевизионной адаптации. Каков статус проекта? Amazon долгое время дразнил зрителей, но сегодня у сериала нет шоуранеров. Надеемся, что Amazon не упадет под грузом собственных сериалов и сдержит свои обещания.


Источник текста.

Показать полностью 18
102

Эпичный Разбор: Рожденный туманом

Всем привет. Предыдущий Эпичный разбор встретили с радушием, на которое я даже не надеялся. Спасибо всем за отклик.

В прошлый раз я представил вашему вниманию одного из классиков жанра. Сегодня в гостях у этой программы наш с вами современник. Это уже упомянутый мною в прошлом разборе Брэндон Сандерсон и его трилогия Рожденный Туманом. Сразу отмечу, что за здесь, за тот же уровень исполнения что и в Колесе Времени, я порой буду давать меньший балл. Объясняется это тем, что КВ я делал скидку на возраст и то, что оно было одним из основоположников жанра. Ну, а теперь погнали.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Рожденный туманом повествует нам о Скадриале. Это мир с багровым солнцем, где с неба падает пепел, а на земле растет лишь чахлая бурая трава. И на просторах этого полумертвого мира раскинулась Последняя империя, которой уже много веков правит бессменный и бессмертный Вседержитель (он же Лорд Правитель в другом переводе, он же Lord Ruler в оригинале).

Кельсер - вор с богатым прошлым и личными претензиями к Вседержителю - с кучкой корешей-подельников собирается провернуть операцию в духе 11 друзей Оушена и свергнуть неубиваемого засранца, попутно снеся Последнюю империю до основания. Звучит интригующе? А ведь это только то, с чего все началось.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Мир: 2 балла. Тут есть действительно интересная задумка мира пепла, где Зло уже победило. И автор уделяет поразительное внимание мелочам мироустройства. Бытовым, экономическим и социальным. Это действительно впечатляет. Словно картина талантливого художника, на которую чем дольше ты смотришь - тем больше деталей замечаешь. А еще тут просто удивительная система магии,  о которой я расскажу подробнее чуть позже.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Сюжет: 2 балла. Сандерсон виртуозно владеет таким оружием писателя, как Ружье Чехова. Планомерно развешивая целый арсенал ниндзя, незаметный и смертоносный, он заставляет его выстрелить залпом в самом конце. Единственное, что могу отметить негативного - в 3 книге конкретно сюжетная составляющая немного просела. Хотя это вызвано 2 вещами. 1 - ты уже к этому моменту начинаешь понимать что к чему и как это работает. И ты просто знаешь куда смотреть, чтобы заметить все эти сюрикены и кунаи. 2 - автор больше сосредоточился на внутренних конфликтах героев. А вообще, проседание сюжетного хитросплетения - полностью компенсируется другими аспектами книги. И как по мне - эта трилогия идеальна в плане сюжетной завершенности.

Еще одной особенностью трилогии является планомерное повышение ставок в каждом томе. В первой книге героям хоть и противостоит бессмертный и чрезвычайно могущественный Вседержитель, но все же он один, да и наши действуют тайком. Но уже во второй книге им предстоит столкнуться сразу с 3 превосходящими армиями, а в третей вообще на сцену вступает ВДЗ (Великое Древнее Зло). И да, ВДЗ тут правильное. Видимо у Джордана подсмотрел и доработал, дораскрыл. Не злой-злодей-злодействующий-ради-зла. А персонифицированная стихия, живое воплощение того, что ждет в конце все сущее - распад. И можно ли винить такое ВДЗ за то, что он просто следует свой природе? Это как винить хищника за то, что тот не веган.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Персонажи: 2 балла. Проработка персонажей у Сандерсона на не менее высоком уровне, чем проработка мира. И тут прослеживается та же фишка. Сначала он рисует запоминающийся образ примечательными чертами. Из-за этого второстепенные герои на первый взгляд могут показаться персонажами-функциями. Но потом он постепенно обвешивает их все большим количеством особенностей и деталей личности до тех пор, пока они окончательно не предстанут в наших глазах полноценными и живыми людьми.
А еще у автора я увидел возможно самое правильное и академическое исполнение убийства персонажа. Сандерсон не акцентирует внимание на самом моменте смерти героя. Она как раз проходит практически мельком, так быстро, что едва успеваешь подумать: "Что? И это все?? Его что правда больше нет???". И вот после этого, автор во всей красе показывает как гибель персонажа влияет на всех остальных, какие последствия она вызвала. И в результате - даже после своей смерти герой продолжает участвовать в сюжете.Шикарно. Просто шикарно.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Диалоги: 0 баллов. Они просто обычные. Не было такого, чтобы я почувствовал какую-то фальш или неестественность в разговоре или внутреннем монологе. Но и какого-то конкретного шедеврального диалога из трилогии я припомнить не могу. Так что... просто 0 баллов.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Экшн: 0 баллов. С динамикой у серии все отлично и большинство экшн сцен связанных (обычно) с применением магии поставлены очень хорошо. Погони, тайные проникновения, тренировки... Все это выполнено просто отлично. Но вот когда дело доходит до боевки - начинаются проблемы, за которые я и снизил балл. Не раз и не два случалось такое, что у автора явно была цельная картина в голове, но он не смог ее нормально перенести на бумагу. И в результате я порой тупо не понимал, что именно сейчас произошло? Что конкретно сделал герой?

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Язык: 1 балл. Ровное, не провисающее повествования, красивые описания и запоминающиеся образы. Вообще, я обычно сравниваю язык в книге с операторской работой и визуалом в кино. И тут это была бы хорошая картинка с интересными кадрами.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Юмор/Драма: 0/2 балла. Вот честно, положив руку на сердце, не могу вспомнить какой-то хорошей шутки из трилогии. Максимум - забавные мысли об устройстве нашего мира, вроде того, как может трава быть зеленной? Что еще за бессмыслица... Это, кстати, довольно странно, ведь вообще чувство юмора у автора хорошее и в других своих работах он им пользовался превосходно. Возможно, он просто решил, что юмор будет не совсем подходить такому миру? То ли дело драма. Чтобы не спойлерить, скажу лишь, что тут в каждой книге есть очень мощная драма и за этот пункт серия получает полностью заслуженные 2 балла.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

Переходим к преимуществам и недостаткам серии.

ПЛЮСЫ:

+ Магия. Я еще не встречал в книгах чего-то подобного. Магия тут называется алломантия и базируется она на 10 металлах. Каждый из них дает одну конкретную способность со своими четко определенными ограничениями. Например, один металл позволяет пользователю притягивать металлы, другой, парный ему - отталкивать. Но нельзя сдвинуть с места предмет, которые весит больше тебя. Так же нельзя воздействовать на металлы, что находятся в теле другого человека. И вот так со всеми алломантическими металлами, что в конечном итоге превращается в сбалансированную систему, из-за которой бои порой напоминают шахматную партию. Следить за чем-то подобным - невероятно увлекательно, особенно когда автор знает как это преподнести. А Сандерсон в этом реально шарит.

+ Это полностью завершенная и цельная история... У которой есть продолжение. Сандерсон сделал ход конем, и перенес события следующего цикла Двурожденные на века вперед, но в том же мире. Из средневековья прямиком в индустриальную эпоху, по духу напоминающую старые добрые вестерны, где герои Рожденного туманом стали частью не просто истории, но религии. Кстати, Двурожденные еще не окончены, но в серии уже есть три книги и пишется финальная. и рассказать там уже есть о чем. Так что, отпишитесь, пожалуйста, стоит ли делать разбор еще не оконченных серий?

МИНУСЫ:

...

А вот тут облом. Я действительно не могу придумать причину, по которой кому-то не стоит почитать это произведение. Только если кому-то в принципе не нравится фэнтези. Но записывать в минусы произведения его жанр... Это как-то глупо. Никто ведь не будет жаловаться на пугалки или отсутствие сложного сюжета при просмотре ужастика, верно? В смысле, чувак, ты же знал на что идешь.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон

ИТОГ: За общий зачет серия получает 10 баллов (так как плюсов больше чем минусов - докинули 1 балл). В результате Рожденному туманом прилетает отметка "отлично". И это действительно отличное эпическое фэнтези от талантливого автора. Три Кита фэнтези (Мир, Сюжет и Персонажи) тут выполнены на очень высоком уровне. В остальных аспектах книга также не скатывается и держится достойно. Всем поклонникам жанра - к прочтению обязательно.

Эпичный Разбор: Рожденный туманом Рожденный туманом, Фэнтези, Эпичный разбор, Длиннопост, Обзор книг, Что почитать?, Книги, Эпическое фэнтези, Брендон Сандерсон
Показать полностью 10
1045

Что почитать вместо «Игры престолов»?

Сегодня завершился — хотя правильнее будет сказать «домучился» — финальный сезон «Игры престолов». Когда Мартин допишет шестой, не говоря уж о седьмом романе, можно только гадать. Но если хочется еще сурового и мрачного фэнтези, то есть несколько очень неплохих вариантов.

Что почитать вместо «Игры престолов»? Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Обзор книг, Книги, Подборка, Длиннопост

Джо Аберкромби, цикл «Земной круг» На мой взгляд, выбор номер один на замену Мартину, и руководству HBO уже стоило бы обивать пороги Аберкромби для приобретения прав на экранизацию его книг. Мрачное фэнтези с неоднозначными героями, фокусом на политические конфликты и войны, небольшим количеством магии и английским черным юмором.В цикл входят трилогия «Первый закон» — эпическая история с завершенным сюжетом (причем, завершенным куда лучше, чем в «Игре престолов»), а также три романа с самостоятельными историями «Лучше подавать холодным», «Герои» и «Красная страна» и сборник рассказов «Острые края».

Что почитать вместо «Игры престолов»? Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Обзор книг, Книги, Подборка, Длиннопост

Тэд Уильям, цикл «Остен Ард»Одно из лучших эпических фэнтези в истории жанра. Недавно подробно рассказывал о цикле. Уильямс писал свой цикл во времена расцвета эпигонов Толкина, и многие традиционные для жанра элементы присутствуют и в его книгах. Но в то же время они ярко выделялись на фоне других циклов 80-х и начала 90-х за редкой для той эпохи многогранности всех ключевых аспектов романов — персонажей, сюжета, интриг, мифологии и истории мира.
В цикл входит завершенная трилогия «Орден манускрипта». А недавно Уильямс взялся писать продолжение, действие которого разворачивается спустя примерно поколение после оригинальных книг. Кроме того, автор выпустил короткий роман «Сердце того, что было утеряно», который служит своего рода сюжетным мостиком между старой и новой трилогиями.

Что почитать вместо «Игры престолов»? Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Обзор книг, Книги, Подборка, Длиннопост

Роберт Вегнер, цикл «Сказания Меекханского пограничья»Серия от новой звезды польского фэнтези. В книгах Вегнера переплетаются разные поджанры фэнтези — военное, героическое, авантюрное. Автор выписывает очень интересный мир с необычными культурами и мифологией, под стать миру и персонажи — нетривиальные и сложные. И, подобно Мартину, Вегнер их совершенно не жалеет, подвергая жесточайшим испытаниям. Отрывается цикл двумя сборниками, в каждый из который входит по два блока рассказов, посвященных разным уголкам мира и персонажам. Таким образом, формируется 4 основных сюжетных части цикла. За сборниками следуют романы — на русском пока издано два — в которых сюжеты постепенно переплетаются между собой.

Что почитать вместо «Игры престолов»? Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Обзор книг, Книги, Подборка, Длиннопост

Стивен Эриксон, цикл «Малазанская «Книга Павших»»В каком-то смысле Эриксон — антпиод Мартину, ведь у того магии, чудес и нечеловеческих рас почти нет, а вот в «Малазанской «Книге павших»» всего этого в избытке, более того в жизни смертных активно вмешиваются боги. Зато по масштабу, количеству персонажей и сюжетных линий, мрачности и кровавости романы Эриксона вполне могут соперничать, а то и превосходят книги Мартина. На русском пока издано семь из десяти романов цикла. К нему есть еще изрядное количество спин-оффов и приквелов, но выйдут ли они у нас, пока не ясно.

Показать полностью 3
689

Тэд Уильямс — между Толкином и Мартином

Тэд Уильямс — между Толкином и Мартином Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Отзыв, Обзор книг, Длиннопост

На мой взгляд, Тэд Уильямс — один из лучших современных авторов фэнтези (да и фантастики, его «Иноземье» великолепно). Его «Орден манускрипта», написанный на рубеже 80-х и 90-х был настоящей жемчужиной жанра тех лет, да и до сих пор его смело можно отнести к числу наиболее ярких эпических циклов. С одной стороны в книгах Уильямса хватало элементов, присущих пост-Толкиновскому фэнтези вроде юного сироты-героя с таинственным происхождением, квестов в поисках магических артефактов или злобного народа, мечтающего уничтожить человечество. Но цикл Уильямса отличался от других представителей жанра редкой глубиной — тут были сложные и неоднозначные персонажи, богатые и продуманные история мира и мифология, множество искусно переплетенных между собой сюжетных линий и хитроумные придворные интриги.

В общем, с одной стороны Уильямс работал в русле пост-Толкиновской традиции, а с другой стороны сформировал новый образ фэнтези с неоднозначными персонажами, глубокой проработкой мира и акцентом на политику — всем тем, что обретет оглушительную популярность чуть позже, благодаря Джорджу Мартину. Отсюда и заголовок статьи.

Теперь Уильямс написал продолжение «Ордена». У него был совершенно завершенный сюжет, так что формально трилогия, начинающаяся с «Короны из ведьминого дерева» — просто новая история, действие которой разворачивается в том же мире спустя примерно тридцать лет, и автор старался сделать ее самодостаточной, чтобы ее можно было читать без знакомства с «Орденом». По факту, не уверен, что «Корону» будет легко читать новичку — здесь появляется много старых героев, а сюжет в значительной степени отталкивается от событий предыдущего цикла. Но вот с позиции человека, который очень любит «Орден» скажу, что Уильямсу удалось то, что редко удается авторам фэнтези (хотя пытаются многие). А именно — после долгого перерыва вернуться в свой самый известный мир, и написать историю, которая не только не уступает оригинальной, но по глубине и многогранности, пожалуй, даже превосходит ее. Если «Орден» был написан очень талантливым и самобытным, но все-таки начинающим автором, то «Корона» вышла из-под пера зрелого мастера — одного из лучших современных авторов эпического фэнтези. Так что, если вы любите жанр, то очень рекомендую весь его сериал о Светлом Арда. Это — одна из жемчужин жанра.

Тэд Уильямс — между Толкином и Мартином Что почитать?, Фэнтези, Эпическое фэнтези, Отзыв, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
27

Чтиво на выходные. Тави, часть 2

Среди моих немногочисленных подписчиков есть несколько человек, которые подписались ради дальнейшей серии о морской разбойнице Тави. Безусловно, стойкие и отчаявшиеся отчаянные люди - кому еще охота ждать несколько месяцев, пока пишется очередная книга? Увы, я не так продуктивен, чтобы печь по роману в неделю, но надеюсь, что продолжение серии вышло достойным.


"Такая разная тьма" на ваш суд. Фэнтези, "адвенчура", где-то даже элементы стимпанка.


Что есть: приключения, бои, магия, рунная технология, взаимодействие различных культур и взглядов, знакомство с некоторыми частями и особенностями мира Кихча, доселе не представленными, герои как новые, так и старые, уже знакомые.


Чего нет: пустого буквоедства, Великих Идей, любовной линии, густо кустящихся роялей (и редко кустящихся также нет), колец всевластия и мечей всерассечения.


Ссылки туть: DOCX, FB2, EPUB, TXT

Первая часть туть: https://pikabu.ru/story/chtivo_na_vyikhodnyie_5110028

Чтиво на выходные. Тави, часть 2 Такая разная тьма, Фэнтези, Приключения, Роман, Литература, Что почитать?, Самиздат

Самиздат туть

Приятного чтения.


P.S.: о нерабочих ссылках лучше сообщать тут, в комментариях.

45

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры.

Доброго времени суток, пикабушники! Прошу прощения за задержку с постом. Предыдущие посты обзора трилогии "Темные начала" для ЛЛ: часть 1 и часть 2. Продолжу более-менее кратким обзором основных миров трилогии. Поехали)

В данной мультивселенной, по задумке автора, бесчисленное множество миров. Они могут быть до крайности похожими, а могут кардинально отличаться как по ландшафту, так и по климату, флоре/фауне и многим другим параметрам. Основные миры в которых происходят ключевые события это: мир Лиры, наш мир (его описывать нет смысла), Читтагацце, мир Мулефа, мир мертвых и необитаемый мир Небесной республики лорда Азриела. Основное ограничение путешественников  -  срок жизни в другом мире, не более 10 лет, после которых человек или другой разумный гастарбайтер умирает.

Мир Лиры

В нем начинаются приключения юной смелой девочки. Похож на наш, имеет географические сходства, но в плане развития науки похож на конец 19-начало 20 века нашего мира. Электричество изобретено, но слишком мало используется, там летают дирижабли, ходят парусники, горят газовые лампы, из оружия арбалеты и винтовки образца первой мировой и сильно развито классовое неравенство. Правит здесь Магистериум (аналог церкви). Помимо людей и их деймонов там так же живут и другие разумные расы - бронированые медведи и ведьмы.

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры. Темные Начала, Книги, Филип Пулман, Фэнтези, Роман, Литература, Длиннопост, Обзор книг

Читтагацце

Перекресток миров, в него и из него можно открыть максимально доступное количество окон в другие миры, и именно этот мир больше всего пострадал из-за этого. В Чи-гацце не осталось взрослых, только дети да призраки, пожирающие души взрослых. Геогрфически не совпадает с нашим и лириным, но по развитию близок больше к нашему а по климату к среднеземноморскому. Основная достопримечательность в городе - башня Торра дельи Анжели, принадлежала гильдии, которая изобрела чудесный нож. По этому миру нельзя с точностью сказать каков он, так как автор показывает лишь один город, а в остальное время герои путешествуют в нем по дикой местности. Но по состоянию города видно, что мир в упадке. Люди, жившие в нем не могли иметь надежд и стремлений на будущее, ведь от призраков нет спасения. Многие дома покосились, многие сгорели или были разграблены, улицы грязные и их уже никто никогда не уберет. Кстати в том мире считают что кошки - слуги дьявола, и их нужно немедленно убить или прогнать. (блин ну если кошка слуга дьявола, то призраки тогда вообще кто??)

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры. Темные Начала, Книги, Филип Пулман, Фэнтези, Роман, Литература, Длиннопост, Обзор книг

(примерно так я себе представляла Чи-гацце, но это итальянский городок Бурано)


Мир мулефа.

Мулефа это вообще существа представляющиеся мне с трудом. Эволюционировавшие разнополые (М и Ж) травоядные, имеющие вместо позвоночника ромбовидную раму,4 ноги, хобот с двумя отростками - "пальцами" и немного примитивный быт. У них есть речь, имена, они умеют ездить на "колесах" из семенных коробок гигантских деревьев, строят дома, ловят рыбу, выращивают всевозможные полезные растения, имеют близкое людям понятие брака, видят Пыль и имеют очень хорошую память, передавая свои знания из поколения в поколение. Живут в небольших поселениях и иногда испытывают недостаток населения особей противоположного пола для вступления в брак. Их мир совершенно отличен от нашего. Там другой ландшафт, другие флора и фауна, мулефа в жизни не видели людей и их главный природный враг - Туалапи. Гигантские белые птицы с премерзким характером имеющие такое же странное строение как и мулефа, т.е. крылья расположены не по бокам а одно за другим, как паруса, хотя ноги вроде норм. Летать эти хрени не умеют, но пловцы крутые. Мулефа не могут дать им отпор, а просто уезжают на время погрома, и по возвращению стараются все восстановить. Не могу сказать что туалапи имеют полноценное самосознание, но могут расцениваться как "зло" и понимают язык грубой силы.

Вообще мулефа довольно интересны в плане их противопоставления человеку. Если человек старается переделать мир "под себя", то мулефа сосуществуют со своей природой в полной гармонии, прекрасно вписываясь в экосистему, они в полной мере осознают свое место и заботливо ухаживают за ней. Так как мулефа видят Пыль и знают, как она с ними взаимодействует - они больше всего боятся ее исчезновения. То есть иными словами они боятся потерять разум, стать снова безмолвными глупыми животными (людям бы тож не помешало подумать об этом). Лично на меня этот мир произвел самое большое впечатление).

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры. Темные Начала, Книги, Филип Пулман, Фэнтези, Роман, Литература, Длиннопост, Обзор книг

(ну как то так они выглядят))


Мир мертвых

Вроде как бы и понятно, кто там живет, но не все так просто). Мир мертвых делится на 2 части - мир духов и "зал ожидания". В зале ожидания могут жить живые в ожидании смерти (а она у каждого своя), мир скуден, в нем нет солнца, нет красок, все тусклое, лишенное радости, жажде жизни здесь нет места. Мне это напомнило просто большой хоспис для обреченных. Конкретно здесь больше всего проявляется тройственность разумного существа "тело-душа-дух". Тело после смерти остается в материальном мире, душа распадается на частицы Пыли, а дух продолжает существование в мире мертвых, постепенно забывая о своей прежней жизни. В мир мертвых попадают абсолютно все духи всех миров, галливспайны, мулефа, люди и многие другие. Стражи страны мертвых - гарпии. По канону полуженщины полуптицы, питающиеся страхом, ненавистью, ложью и прочими плохими мыслями духов.

Так же есть перевозчик, он как Харон у греков - перевозит духов из зала ожидания в страну духов. Лодка перевозчика может так же и перевозить людей, но деймонам путь заказан. Живой человек в лодке перевозчика должен оставить свою душу на берегу и испытывая при этом почти физическую  и довольно сильную боль. "Почти" - потому что она душевная). По сюжету мир мертвых отделен от всех других, в нем невозможно прорезать окно, окажешься где-то глубоко под землей. Так, с начала существования мира мертвых считалось, что из него нет выхода и это "конечная". Автор показывает этим местом весь "абсурд" религии, говорящей о рае и аде после смерти для грешников и праведников, и многие священники сходили от этого с ума, представляя бесплодную пустыню райскими кущами, а гарпий "святыми ангелами" поющими им с небес.

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры. Темные Начала, Книги, Филип Пулман, Фэнтези, Роман, Литература, Длиннопост, Обзор книг

(охрененные "ангелы" конечно)


Важной,но новой особенностью страны мертвых является дыра в ничто. Она открылась при попытке Магистериума убить Лиру, но бомба не достигла цели, а лишь сделала разрыв во вселенной в великое ничто. В итоге герои смогли все-таки смогли выбраться из мира духов с помощью гарпий и ножа, и попали прямо в объятия змея-искусителя для нашей "новой Евы") но это совсем другая история).


Последний мир о котором расскажу, это мир, который избрал Лорд Азриел для своей Небесной республики и последней битвы с самим Богом (которого нет, ЛОЛ).

В этом мире есть огромные залежи полезных ископаемых, которые использует Азриел для строительства своей базы, но в нем нет разумной жизни. В этот мир со всех других стекались противники Магистериума, противники церкви, сторонники свободы воли, и прочие прочие, кто был против диктатуры Властителя. Там были и галливспайны и ангелы, ведьмы и люди всех племен и народов, там изобреталась военная техника, разрабатывались стратегические планы, и строилась гигантская крепость.

Приводить цитату из книги не буду, но могу сказать, что описание всего этого масштабного действа меня увлекло. Этому миру суждено было стать полем последней битвы за волю и разум живых существ, гигантской битвы, в которой принимали участие очень многие миры.

Трилогия "Темные начала" Филипа Пулмана. Часть 3: другие миры. Темные Начала, Книги, Филип Пулман, Фэнтези, Роман, Литература, Длиннопост, Обзор книг

Ну а мне пора завязывать с обзором, в последней части подведу итог, почему же эта трилогия так захватила мой ум и живет в голове уже лет так 10 ))).

Спасибо что прочитали!

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: