13

Добрая история

Добрая история Рассказ, История, Текст, Сказка, Писательство, Персонажи, Ужасы, Длиннопост

Это было высокое здание, стоящее в самом центре города. Недалеко от него возвышались небоскрёбы, по дорогам разъезжали дорогие иномарки, по улицам ходили дамы с кофе в руке и мужчины в деловых костюмах. И никому не было дела до обветшалого, разваливавшегося на части здания. Никто не слышал оттуда криков, раздающихся по ночам, никто не интересовался, что там происходит и кто обитает внутри. Джон арендовал там несколько первых этажей. Каждый вечер он кивал охраннику на входе, которому не было ни до чего дела, заходил в здание, миновал несколько пролётов и оказывался в одной из самых дальних комнат. Каждый день он запирал её на ключ, чтобы у жертвы не было возможности сбежать. В самом центре той комнаты стояла огромная клетка, в которой вот уже несколько дней находилась Диана.


— Ну, как ты вела себя сегодня, девочка моя? — спросил Джон, войдя в комнату.

В руке у него был пакет с пирожными, купленными по дороге, и бутылкой воды. Он вынул из пакета еду и кинул её в клетку сквозь небольшие дырки в решётке.

Девушка с грязными, тёмными, торчащими во все стороны волосами, подползла к брошенной еде и жадно начала её есть, запивая водой, которую она проливала на себя. На ней была лишь грязная, порванная в нескольких местах майка и потёртые джинсы, которые явно были ей малы. В углу клетки стояло ведро с говном и мочой, из которого ужасно воняло. Джон старался менять ведро каждый день.

— Не хочешь со мной разговаривать? — Джон присел на корточки возле клетки и посмотрел на свою жертву, — я бы на твоём месте был более сговорчивым.

— Пошёл ты к чёрту, — тихо хриплым голосом сказала Диана и, проглотив пищу, плюнула Джону в лицо.

Тот вытер салфеткой лицо и спокойно посмотрел на девушку.

— Значит, ты не хочешь по-хорошему? — спросил он.

В следующую секунду он надел респиратор, открыл небольшое дверце клетки, вытащил через него ведро с отходами, встал и опрокинул его на девушку.

Она забегала по клетке, словно раненое животное, загнанное в угол. По её волосам стекала моча, а одежда оказалась испачкана в фекалиях. Задыхаясь, она пыталась закрыть нос рукой, но всё это было бесполезно. Дышать было нечем.

— В следующий раз ты будешь более вежливой, — монотонно произнёс Джон, — а пока посиди, подумай о своём поведении.


Джон был психопатом. Он получал удовольствие от пыток, он наслаждался, наблюдая за тем, как другие страдают. Он выбирал жертву случайно. Раз в несколько месяцев он выходил ночью на улицу и искал одиноких девушек, допоздна задержавшихся на работе, или идущих по тёмным переулкам от своих молодых людей. Джон всегда нападал сзади, усыплял своих жертв и запирал здесь, в этой комнате. Он мучил девушек, пока все силы окончательно не выходили из них и они не сдавались, начиная медленно умирать. Кто-то умирал от голода, кто-то не переносил пыток, а кто-то, находясь в полнейшем отчаянии, бился головой о прутья решётки, надеясь на мгновенную смерть.

Диана была не исключением. Она уже не находила себе места и молила, чтобы каждый следующий день оказался для неё последним.


***


Звук печатной машинки раздавался на всю комнату. Я поставил точку, вытащил лист с написанным текстом и закурил сигарету. Весь день я долбил по клавишам, пытаясь найти интересный сюжет, раскрыть персонажей, прийти к счастливому концу. На столе стояла недопитая бутылка виски, на полу были разбросаны листы с разными зарисовками — историями, которым не суждено было воплотиться в жизнь.

Вот-вот должна была прийти Карэн. Надо бы тут прибраться, а то она снова будет сетовать на бардак. Выражение «творческий беспорядок» её уже не устраивает. Мы живём вместе вот уже два года, и большую часть из этого времени она мне напоминает, что я слишком часто обитаю где-то «там», в своих книгах, в своих сюжетах, совершенно забывая про настоящую жизнь. Но я не могу остановиться, мне нужно писать, иначе я сойду с ума. Карэн часто мне говорит, что мои истории слишком пессимистичны, слишком мрачные, слишком ужасные, слишком много крови и смертей на одну страницу. «Напиши что-нибудь доброе», — говорила она, сев на диван и обняв меня сзади, — «Напиши милую историю со счастливым концом», — её теплый голос играл на струнах моей души. Я целовал её в шею и говорил, что когда-нибудь обязательно напишу сказку, в которой все будут счастливы. Но не сегодня.


***


Диана сидела, забившись в угол железной клетки. Ещё недавно она жила полноценной жизнью, ходила по дорогим магазинам одежды, варила себе кофе по утрам, работала с приятными людьми и ежедневно кормила кота. Кот, бедный Бекки, который остался дома один. Что будет с ним? Как долго он протянет без еды и воды? Как скоро соседи озадачатся пропажей девушки из квартиры напротив и вызовут копов? Смогут ли они приютить кота или он, как и она, скоро умрет в одиночестве? Этими вопросами задавалась Диана. Ей не волновало, как выбраться отсюда, потому что она понимала, что выхода нет, да и сил на то, чтобы выбираться и сражаться с этим психом, у неё не было. Она практически смирилась со своей судьбой, когда в комнату снова вошёл он.


Он был небрит, на нём была кепка и чёрный плащ. В руках он держал длинный электрошокер.

— Ты не забыла про процедуры? — спросил Джон и включил эту адскую штуковину.

Диана забилась в противоположный от него угол. Джон медленно обошёл клетку с другой стороны и ткнул шокером ей в плечо. По всему телу пробежал разряд. Она хотела отползти, но не смогла и пошевелиться, ничком упав на пол. Джон нанёс ей ещё несколько ударов, смотря, как её тело содрогается в конвульсиях.

— Вот так вот, — ликующе кричал он, мучая свою жертву, — полежи. Отдохни.

Он начал вышагивать вокруг клетки, крутя шокер в руках.

— Ты считаешь, что я псих? — спрашивал он больше воздух вокруг, чем девушку, лежащую в клетке, — знаю же, что считаешь. И ты права, — он посмотрел на неё любопытным взглядом, — мне нравится смотреть, как ты страдаешь. Как вы все страдаете. Думаешь, у меня было тяжёлое детство? Меня избивал отец, мать обдалбывалась героином или бухала днями напролёт? — Диана медленно поднялась на колени и забилась в угол, обхватив колени руками, — ничего подобного, — продолжил Джон, — родители у меня были самые лучшие. Пока не умерли, конечно. Да и я подавал неплохие надежды, но… сейчас дела обстоят именно так. Мне нравится быть плохим, — он сел напротив неё, — нравится играть в злодея. Нравится думать, что ты скоро СДОХНЕШЬ! — Джон размахнулся и ударил шокером по металлическим прутьям. — А твоё место займут другие. Новенькие, «не поломанные», с огоньком в глазах. Вот тогда я повеселюсь на славу, — он поднялся и направился к выходу, погасив свет. — Доброй ночи.


***


Я услышал звонок в дверь, когда закончил очередную главу. Карэн. Я встал и подошёл к двери.

— Ну, наконец-то, что так долго, милая? — спросил я, открывая дверь. Но замер на полуслове, когда увидел, что на пороге стоит Джерри — мой давний друг.

— Я, конечно, не милая, — улыбаясь, сказал он, — но думаю смогу составить тебе компанию.

У него были идеально аккуратно стриженые тёмные волосы, на лбу красовались морщины. На нём был плащ и клетчатая рубашка, которую я всегда наблюдаю на нём. Я начинал подозревать, что у него нет другой одежды.

— Джерри? — удивился я, — заходи. Что-то случилось?

— Да нет, проезжал мимо, дай, думаю, загляну к тебе. А то ты со своими книгами совсем из дома не выходишь, — сказал Джерри, снимая плащ, — написал что-нибудь интересное?

— Да-а… так… ничего особенного.

Он прошёл в комнату и присвистнул от хаоса, творящегося в ней. Джерри взял со стола листок и зачитал вслух:

— Диана сидела, забившись в угол железной клетки. Ещё недавно она жила полноценной жиз…, — я вырвал листок у него из рук, скомкал и бросил на пол, — что это?

— Да так, ерунда всякая. Ничего в голову не идёт.

— Звучало, по крайней мере, интригующе.

— Будешь что-нибудь пить? — спросил я, — пиво? Виски?

— Налей виски, — сказал Джерри и сел на диван в гостиной, — как Карэн? — крикнул он, когда я уже был на кухне.

— Прекрасно, сейчас должна прийти. Задерживается что-то, — я нашёл в шкафу бутылку и налил напиток в стаканы.

— И как она только всё это терпит? — улыбнулся он.

— Всё потому что у меня самая лучшая жена, Джерри, — сказал я и протянул ему один стакан.

Не успел я присесть на диван рядом, как зазвонил мобильный в кармане.

— Алло? Да, а что-то случилось? — я посмотрел на Джерри испуганным взглядом. Я хотел оказаться сейчас не здесь. Нет. НЕТ. Стакан выпал у меня из рук и разбился о пол, издав характерный звук. — Да, еду.

— Что случилось? — испуганно спросил Джерри, привстав с дивана.

— Карэн везут в реанимацию. ДТП, — ответил я и побежал к выходу.


***


— Ч-ч-что происходит? — спросил Джон, войдя в комнату с клеткой.

Он держался за голову, пытаясь спастись от головной боли. Его взгляд упал на Диану, сидящую в клетке.

— Твою ж мать… ты кто?

— Выпустите меня отсюда, пожалуйста, — умоляла девушка, схватившись за прутья решётки.

— Да… Да, конечно, — Джон приковылял к клетке и открыл увесистый замок, — выбирайтесь. Как вы сюда попали?

— Я… я не помню, — ответила Диана. Её лицо выражало страх.

— Аналогично. Ответил Джон. Последние месяцы провёл, как в дурном сне.

— Нам надо уходить, — сказала девушка и направилась к выходу.

Джон пошёл за ней.


Как только они вышли из заброшенного здания, они оказались на шумной улице. Жизнь, казалось, шла своим чередом. Но что-то было не так. Что-то определённо было не так. Десятки людей, и никто не обращает внимания на девушку в грязной одежде, будто только что побывавшей в какой-нибудь канаве, и мужчину в деловом костюме.

— Извините, пожалуйста, где мы? — спросил Джон у девушки средних лет, проходящей мимо.

Но ответом ему было лишь молчание. Девушка со стеклянным взглядом прошла словно сквозь него, даже не удосужив его взглядом. Диане казалось, что она оказалась в каком-то мире роботов, мире искусственных людей, где никому нет дела до других. Они, словно заводные куклы, выполняли все действия на автомате. И это пугало настолько, что тело начинало бросать в дрожь.

— Смотри, — испуганно сказал Джон, показав пальцем на горизонт, — ч-что это?

Диана посмотрела в сторону горизонта и потеряла дар речи. Прямо там, за дорогой, за этой улицей, за толпами людей, не было ничего. То есть абсолютно. Там был лишь белый фон. Диана представила, что она оказалась в какой-то компьютерной игре, где не прогружается графика. Словно эта часть города, где они сейчас стоят — лишь маленький населённый островок, из которого нет выхода.


***


Звук пульса из аппарата рядом раздавался на всю палату. Карэн лежала на койке, к её руке была присоединена капельница, к груди были прикреплены трубки.

— Карэн, — тихо сказал я, взяв её за руку, — проснись. Пожалуйста, проснись, Карэн, я не могу без тебя.

В палату вошла медсестра и взяла кровь у пациентки.

— Извините, — окликнул её Джон, — вы можете сказать, как она?

— Пока ничего конкретного, — ответила девушка в белом халате, — высокая вероятность, что она выкарабкается. Вопрос только когда — сегодня или через несколько дней.

Я лишь едва заметно кивнул.

— Шли бы вы домой, — сказала она, — уже две недели здесь сидите, — и покинула палату.

— Карэн, ты нужна мне. Обещаю, буду уделять тебе больше времени. Я понял все свои ошибки, милая. И я обязательно напишу тебе добрую историю со счастливым концом, — я уткнулся в её руку, чтобы не было видно моих слёз.

— Правда? — послышался очень слабый голос.

Я поднял голову и увидел, что глаза Карэн открыты, а сама она едва заметно улыбается.

— Карэн? — удивился я, — о боже мой. Как ты? Так, — я поднялся со стула, — секунду. Я позову врача. Всё будет хорошо, милая, — тараторил я, выбегая из палаты, — всё будет хорошо.


— Как книга? — спросила она через некоторое время, когда мы уже успели обсудить все более важные вопросы.

— Да-а, — отмахнулся я, — а что книга? Мне важнее ты, чем какие-то триллеры.

— Правда? — улыбнулась она, — ну смотри, а то твои персонажи без тебя разбегутся.

— Ну и ладно, — усмехнулся я, — всё равно я тебе обещал счастливый конец. Надо будет над ними ещё поработать.

Я наклонился и обнял Карэн, почувствовав невероятную лёгкость и тепло, исходившее от этой женщины. В тот момент я был счастлив.


***


— Тебе никогда не казалось, — начал Джон, — что вся твоя жизнь — это сон. Причем не твой. Словно ты находишься внутри чьего-то бредового сна, снишься уставшему за день человеку.

— Вот сейчас начинаю задумываться, — ответила Диана, стоя посреди оживлённой улицы.

Люди и машины, птицы и кошки, огоньки на экранах — всё это мелькало у неё перед глазами, но она не считала, что всё это — настоящее. Это лишь иллюзия, сон, как сказал Джон.

— А ты когда-нибудь задумывалась о том, что будет, когда этот человек проснётся?

Между ними повисло молчание.

— Ты считаешь, что мы внутри сна? — спросила Диана.

— Я не знаю, — ответил Джон, опустив взгляд, — но это — это точно не настоящий мир. Мы всего лишь персонажи, застрявшие в чьей-то неудачной идее — будь то сон, игра или чьё-нибудь больное подсознание.

— И что нам теперь делать?

— Ну, если всё это — ненастоящее, и если люди здесь никак не реагируют на внешние раздражители, — Джон ехидно улыбнулся, — то мы можем делать всё, что захотим. Но для начала тебе неплохо было бы переодеться.

Диана, загоревшись идеей Джона, пошла ва-банк. Она встала на пути первой попавшейся девушки и, когда та подошла, толкнула её. Девушка чуть отлетела от препятствия и упала на землю. Диана рванула к ней, сняла с неё пиджак и стянула джинсы. Девушка не сопротивлялась, она лишь пыталась встать и пойти дальше, как запрограммированный робот, но Диана не давала ей этого сделать.

— Что ты делаешь?! — крикнул Джон.

— Управляю этим игрушечным миром, — ответила Диана, влезая в новые джинсы, — создатель явно не позаботился о прорисовке этого мира. Горизонта не видно, люди - какие-то роботы, с горем пополам он прописал лишь нас с тобой.

— Прописал? — переспросил Джон.

— Что?

— Ты сказала «прописал», — задумался он, — а что если действительно мы находимся в сюжете какой-нибудь книги…

В голове Дианы промелькнули воспоминания о том, что было до этого. О железной клетке, об отходах вылитых на неё и о Джоне, который каждый день мучил её. «Мне нравится быть плохим. Нравится играть в злодея. Нравится думать, что ты скоро СДОХНЕШЬ!» — пронеслись в её голове обрывки фраз. Она подошла и со всего размаху ударила Джона кулаком в лицо.

— Ты чего?! — закричал тот, отпрянув и схватившись за щёку.

— Да так, — улыбнулась Диана, — за прошлые грешки. Если мы в книге, то ты — злодей.

Теперь и Джон отчётливо вспомнил ночи, проведённые в той комнате с клеткой.

— Но я… я же не хотел…, — начал оправдываться он.

— Забей, — перебила его Диана, — я знаю. А теперь пошли прожигать эту жизнь! — ликующе сказала она, подняв руки, — будет весело!


Что бы вы сделали, если бы поняли, что всё вокруг, в том числе и вы сами — всего лишь персонажи? Что мир, который вас окружает, принадлежит вам и только вам? Правильно. Пустились бы во все тяжкие. Диана с Джоном были как герои тех самых фильмов про двух последних выживших на земле. Они забегали в супермаркеты, которые поместились в этом маленьком мире, брали всё, что хотят и уходили оттуда с тележками, наполненными едой. Они бегали по магазинам одежды и выбирали себе самые необычные наряды — те, в которых никогда бы не вышли на улицу в реальной жизни. Но была ли у них она, реальная жизнь? Они играли в Адама и Еву, наслаждаясь тем, что были в этом мире одни. Двигались между оживших манекенов и не заморачивались о том, что будет после.


Они поставили тележку возле набережной и сели на перила моста, любуясь пустотой. Перед ними был лишь белый фон, не прорисованный мир, сзади виднелось то самое здание, в котором они провели большую часть своей жизни. Джон открыл упаковку круассан и протянул её Диане, она взяла одну штучку, откусила и тут же выплюнула её обратно.

— Твою мать, они что, из бумаги? — спросила Диана.

— Чёрт, — Джон тоже попробовал еду на вкус, — кажется, еда здесь тоже ненастоящая.

— Да ну и фиг с ней, — сказала Диана и выбросила упаковку в белое ничто.

— Слушай, раз мы — единственные герои этого… мира, то, наверное, нам стоит продолжить… род. Как думаешь? — спросил Джон.

— Что? Ты что, извращенец?! — Диана посмотрела на него, подняв одну бровь.

— Нет, но мы застряли здесь, возможно, навечно. Я не уверен, но думаю, что постареть мы тоже не сможем. Зато сможем начать новую историю, создать, ну, это, семью там.

Между ними повисла неловкая пауза. Диана наклонилась к Джону, и их губы сплелись в поцелуе. Еще недавние жертва и злодей стали любовниками, которые строили новый мир с нуля.


***


Я сидел за письменным столом, когда Карэн подошла сзади и обняла меня за талию, наклонившись к уху.

— Это что? — пробежавшись глазами по листку, спросила она, — любовный роман? А как же триллеры, психованные злодеи?

— В этот раз обойдёмся без них, — ответил я, — в мире и так слишком много зла. Пусть хоть в одной моей книге всё закончится хорошо.

Карэн потрепала меня по волосам и пошла в комнату.

— Жду тебя в спальне, писака, — уходя сказала она.

— Уже иду, — я поставил точку и в конце дописал «The end». Эта добрая книга будет посвящена ей, моей Карэн, которую я безумно люблю.

В этот раз она даже не обратила внимания на бардак и на кучу листов, разлетевшихся по всей комнате. Листов, на которых была куча других историй, закончившихся гораздо хуже, нежели эта.


The end.

Найдены возможные дубликаты

+2
Что-то странное с автором) услышал наверное все-таки комментаторов пикабу)

Спасибо!
0

Нет, такого я читать не хочу.

Похожие посты
1654

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов

Когда мы были маленькие, мы читали эту книгу как веселую сказку о навсегда минувшем прошлом. Как выяснилось позже - это было предупреждение о будущем.


Сегодня - 100 лет Джанни Родари. В этой связи - не самые известные факты про мальчика-луковицу по имени Чиполлино.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Рисунок В. Сутеева, первого иллюстратора книги.


Факт первый. "Твой папа - фашист": Наверное, все знают, что автор Чиполлино - Джанни Родари (точнее - Джованни Франческо Родари, "Джанни" - псевдоним) - был членом итальянской компартии, почему к нему и благоволили в СССР.


Однако, как утверждается в статье Maria Luisa Salvadori, Alessandra Asteriti Mathys "Apologizing to the Ancient Fable: Gianni Rodari and His Influence on Italian Children's Literature", еще во время обучения в семинарии Родари вступил в молодежную фашистскую организацию «Итальянская ликторская молодежь». А в 1941 году, получив диплом учителя начальных классов, вступил уже в Национальную фашистскую партию. Впрочем, как признаются сами авторы статьи: " Это решение было мотивировано не какой-либо верностью партии или ее идеологии, а необходимостью получить и сохранить работу учителя начальных классов" .

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Джанни Родари со своим самым известным персонажем


Впрочем, фашист из Родари не получился. Потеряв при оккупации Италии нацисткой Германией двух близких друзей и пережив заключение брата Чезаре в немецком концлагере, Родари стал участником Движения Сопротивления, а позже вступил в Итальянскую коммунистическую партию.


Коммунистической идее он оставался верен до конца своих дней.


Факт второй. "Экспортный" итальянец и слуга Сатаны: Автора "Приключений Чиполлино" часто обвиняют в том, что его популярность, дескать, была раздута исключительно в Советском Союзе, а на Родине его никто и не знает. В какой-то мере это мнение имеет под собой основание - в Италии Родари признали довольно поздно, и только под "внешним давлением", когда его мировую известность уже невозможно было игнорировать.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Дело в том, что на родине убежденного коммуниста, который сам себя скромно называл "журналистом, которому партия дала задание писать для детей" банально считали врагом за его антибуржуазную и антиклерикальную позицию, а книги его были много лет запрещены в школах Италии.


У нас почему-то совершенно не вспоминают тот факт, что ни о какой свободе убеждений и толерантности к чужому мнению практически весь XX век и речи не было ни у нас, ни на Западе.


Было идеологическое противостояние, и оно было довольно жестким. Тем более - в Италии, где компартия пользовалась огромной популярностью и несколько раз была в шаге от того, чтобы прийти к власти. Поэтому коммунистической пропаганды итальянские власти элементарно боялись и давили ее довольно жестко.


Так, в разгар холодной войны после публикации книги «Наставление пионеру» (Il manuale del Pionere, 1951), Родари был отлучен от церкви Святым Престолом Ватикана, причем в тексте отлучения его назвали «бывшим христианским семинаристом, перешедшим к Дьяволу». В католических приходах устраивали сожжения его книг - жгли "Наставления пионеру" и вышедшего в том самом 1951 году "Чиполлино".


Как резюмировал Паоло Станезе, исследователь творчества Родари и сотрудник издательства Edizioni EL: "И хотя, в отличие от знаменитых нацистских книжных костров, эти сожжения официально государством не поддерживались, расстановка сил была вполне ясна: это мы, а это — наши враги" .

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Однако, как я уже сказал, с какого-то момента мировую популярность Родари уже невозможно было игнорировать. А уж после того, как в 1970 году Родари стал лауреатом Премии имени Х. К. Андерсена, этой "нобелевки для детских писателей", талантливого левака окончательно легитимизировали на родине.


На часто звучащую версию - мол, Советский Союз премию своему любимчику продавил - напомню, что этой престижнейшей премии, которую получали Астрид Линдгрен, Туве Янссон, Джеймс Крюс и другие известные сказочники, так и не был никогда удостоен ни один советский или российский детский писатель - хотя многие из них, тот же Носов, были более чем достойны этого.


Факт третий. И снова Маршак. Главным, как бы сейчас сказали, лоббистом Родари был Самуил Яковлевич Маршак, открывший однажды никому еще не известного итальянца, и взявшийся переводить его стихи. Знаменитый маршаковский "нюх на таланты" не подвел его и на этот раз. Дебютная детская сказочная повесть "Приключения Чиполлино" была написана Родари в 1951 году, а уже в 1953 году появился русский перевод Златы Потаповой, отредактированный Маршаком.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Первое издание книги


Правда, сначала Чиполлино пришел к советским школьникам в виде радиоспектакля, для которого Самуил Яковлевич сочинил три песни. В том же 1953 году повесть печаталась в журнале "Пионер", прервавшись лишь однажды - в апрельском номере не было продолжения сказки, он был целиком посвящен смерти Сталина.


А в 1955 году книга вышла отдельным изданием с иллюстрациями Владимира Сутеева.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Почти сразу же, не прошло и года, появился перевод на ридну мову, разве что итальянское имя главного героя по привычке украинизировали. Обложку для "Цибулино" сделали все те же супруги Виктор "Гри" Григорьев и Кира Полякова, о которых я писал в главе про рождение Незнайки.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

В том же 1956 году в журнале "Веселые картинки" создается Клуб веселых человечков и одним из пяти первых членов клуба становится Чиполлино.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Между прочим, в "Веселых картинках" периодически печатались комиксы из созданного Родари детского еженедельника "Pioniere", в том числе - и о новых приключениях Чиполлино.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Факт четвертый. В зените славы. Очень быстро Чиполлино становится культовым, как бы сегодня сказали, героем советских школьников. Книга "Приключения Чиполлино" переиздается чуть не ежегодно тиражами в 100-300 тыс. экземпляров, ее иллюстрируют лучшие художники.


Первый и лучшим, по моему мнению, был Владимир Сутеев, который и придумал канонический облик всех персонажей сказки. В частности - графинь Вишен изобразил в виде сросшихся близнецов, хотя в книге они разного возраста и роста.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Но художественное решение Сутеева оказалось столь удачным, что все последующие иллюстраторы уже вынуждены были следовать канону.


Вот Е. Галлей, подарочное издание 1960 года с его иллюстрациями сегодня мечта всех библиофилов.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Вот диафильм Евгения Мигунова

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Виктор Чижиков "срощенность" убрал, но близнецов оставил.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

То же самое и в диафильме молодого Леонида Владимирского, которому еще только предстояло прославиться иллюстрациями к "Приключениям Буратино" и "Волшебнику Изумрудного города".

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

И в знаменитом мультфильме Бориса Дежкина - детальное повторение Сутеева.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

С мультфильмом, кстати, связана еще одна интересная история. Писать музыку к мультику пригласили известного композитора Карэна Хачатуряна. Итогом неожиданно для всех оказалось "два в одном" - кроме мультфильма, мы получили еще одно произведение для детей.


По словам композитора, сказка Джанни Родари настолько его очаровала, что её герои ещё долго жили в воображении. «Я никак не мог забыть весёлого Чиполлино, нежную Редисочку, благородного Вишенку, злобного крикливого Лимона… И почему-то каждый герой представлялся мне теперь в танце», - признавался Карэн Суренович. Так родилась мысль о балете, которая воплотилась в целостное произведение в 1974 году.


Так появился "Чиполлино" - один из лучших отечественных балетов, адресованных детям, в котором блистали такие звезды как Марис Лиепа, Николай Цискаридзе, Нина Сорокина, Марина Кондратьева и многие другие.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Сцена из балета "Чиполлино". Московский Государственный Академический детский музыкальный театр имени Н. И. Сац


Кроме журналов, книг, диафильмов, мультфильмов и балетных постановок, была еще и экранизация "Чиполлино", сделанная Тамарой Лисициан – женщиной уникальной судьбы. В своей жизни она успела побывать советским разведчиком-диверсантом, заключенной фашистского концлагеря, невесткой одного из руководителей Итальянской коммунистической партии Луиджи Лонго, много лет прожить в Италии, потом закончить ВГИК и снять несколько художественных фильмов, причем в ее «Чиполлино» сыграл сам Родари, с которым они приятельствовали много лет.


В общем, мальчик-луковка и его друзья были везде, и даже на одном из главных лакомств советского времени красовались персонажи итальянского коммуниста:

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Факт пятый. Чиполлино в "Стране Лимонии". Все изменилось в новые времена, когда мы, неожиданно для самих себя, стали жителями страны, как будто бы управляемой принцем Лимоном. И Чиполлино вдруг стал донельзя актуален.


Актуален вплоть до запрета.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Сравнительно недавно, в ноябре 2019 года директор московского центра культуры «Сцена» Анжелика Петрова запретила показывать ранее согласованный спектакль «#Рябчиковжуй #Новыдержитесь» по мотивам повести Джанни Родари «Чиполлино» в рамках международного театрального фестиваля любительских театров «Молодые — молодым».


Как пояснил руководитель театральной студии «Классики» Александр Таттари, "мотивы озвучены следующие: такое нельзя показывать на сцене государственного учреждения, у нас сотрудники, семьи, ипотеки, она не может рисковать, вы сами должны понимать, она приносит свои извинения" .

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Хотя, по словам художественного руководителя Московского Лианозовского театра Надежды Егоровой, ничего криминального в спектакле не было, разве что подростки были одеты в жилеты, как у протестующих в Европе: "Есть всего два вкрапления, которые касаются российских реалий. Есть строчка „кур нет, но вы держитесь“. А второй момент — это когда отбирают домик у Тыквы. На это подростки говорят „девальвация, национализация, экспроприация, реновация“. Вот и вся острота, о которой в данном случае можно говорить, в остальном — текст Родари" .


В том-то и проблема, что "острота" - это сам по себе текст Родари, не зря интернет завален демотиваторами на основе детской сказки. Там и про налог на воздух...

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

и про "ипотечника" дядюшку Тыкву и многое другое.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Надо сказать, что в новые времена многое изменилось.


К примеру, до 2001 года "Чиполлино" можно было издавать совершенно свободно, никому ничего не выплачивая. При этом, в отличие от других подобных случаев, здесь все делалось с согласия самого автора: Родари неоднократно заявлял во время визитов в СССР, что подарил "Чиполлино" советским детям.

Потом этот подарок, как и многие другие, у нас потихоньку забрали.


После смерти писателя вдова передала все права на произведения мужа в управление издательству Edizioni EL. Потом в 1995 году РФ подписала Бернскую конвенцию, и начиная с 2001 года пришлось уже покупать права на издание "Приключений Чиполлино".


Однако, как подчеркивают в издательстве Edizioni EL, Россия одна из немногих стран, где права на книги Родари всегда выкуплены, и как только срок истекает - тут же выкупаются заново.


Дело в том, что спрос на "экстремистскую сказку" в нашей стране стабилен и велик. До 2012 года права на "Чиполлино" были у издательства "Омега" (потом их перекупило ЭКСМО), и, как признавались в издательстве, покупка прав более чем оправдала себя, к 2009 году было продано 560 000 копий «Чиполлино».

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

"Чиполлино", изданный в 2020 году.


В общем, капиталистов придавил когнитивный диссонанс - с одной стороны, Чиполлино приносит огромные деньги, с другой - явно учит детей плохому.


Однажды, правда, попытались найти выход из этой странной ситуации. В 2014 году много писали про спектакль "Чиполлино" московского театра «Содружество актеров Таганки», в финале которого никто не устраивает никаких революций.

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Овощи просто приходят с прошением к принцу Лимону, и тот, мгновенно прозрев, проникается нуждами народа и отменяет все несправедливые указы.


Режиссер Екатерина Королева объяснила свою трактовку так: «Я часто рассказываю своим дочерям сказки. Какое множество вопросов слышу я от них: “Почему один бедный, а другой богатый? Почему один злой, а другой добрый?” И решила я рассказать всем детям сказку “Чиполлино”. Где озорной и смелый мальчик-луковка отвечает на главный детский вопрос: “Что такое справедливость?” Он находит, как подружить между собой два враждующих мира, мир вишневого графского замка и мир бедных лачужек деревни. Все жители замка и деревни начинают понимать и уважать друг друга. Очень хочется, чтобы эта сказка стала былью».

К 100-летнему юбилею создателя овощей-экстремистов Литература, История, Сказка, Джанни Родари, Чиполлино, Длиннопост, Факты

Спектакль "Чиполлино" в "Содружестве актеров Таганки"


«Мы оставили в спектакле социальную остроту, но так как я ужасно боюсь всяких революций, то переворот совершится в умах героев» - пояснила она.


В общем, в спектакле принц оказался совершенно неувиноватый, а все гадости учинил плохой управляющий синьор Помидор. Кстати, на Таганке он в финале лопнул от злости. Сказочник Родари был добрее даже к отрицательным героям. У него, напомню, кавалер Помидор "отсидел, сколько ему было положено, а потом его из тюрьмы выпустили. Теперь Помидор сажает капусту и подстригает траву".


Но книги, слава богу, переписывать вроде еще не додумались. И наши дети по-прежнему читают все те же памятные строки:


Кавалер Помидор взял слово первым и в глубокой тишине произнес:

— За последнее время доходы замка заметно уменьшились. А ведь вы знаете, что наши бедные графини — вдовы и круглые сироты — живут только доходами с принадлежащей им земли и, кроме себя самих, вынуждены содержать еще и своих родственников, герцога Мандарина и барона Апельсина, чтобы не дать им умереть с голоду...

_______________

Это глава из моей книги "Клуб веселых, но не находчивых".


Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 24
263

Интересные факты о фильме "Гремлины" (1984)

Интересные факты о фильме "Гремлины" (1984) Гремлины, Сказка, Ужасы, Интересные факты о кино, Стивен Спилберг, Видео, Длиннопост

Фильм снят режиссером Джо Данте по сценарию Криса Коламбуса, исполнительным продюсером выступил Стивен Спилберг.


Сюжет: Однажды под Рождество Ренделл Пельтцер подарил сыну Билли необычного питомца. Зверек, купленный в маленькой лавочке в Китайском квартале, был ни на кого не похож. Смышленое, ласковое существо сразу покорило нового хозяина. Могвая назвали Гизмо и стали считать полноправным членом семейства. Неприятности же начались тогда, когда Билли нарушил одно из трех главных правил обращения с редким существом: он случайно намочил Гизмо, и комочки шерсти, слетевшие с ушастого милашки, устроили веселенькую жизнь не только обитателям дома, но и всем вокруг. Разгребать последствия собственной неосторожности Билли придется очень быстро, ведь наглые и злючие гремлины, «отпочковавшиеся» от безобидного могвая, могут в один присест разорить целый город.


Первоначальный сценарий претерпел сильные изменения. В черновике Криса Коламбуса присутствовали довольно жестокие сцены убийства собаки и матери. Было решено отказаться от излишней жестокости, чтобы получить рейтинг для семейного просмотра. Также, Стивен Спилберг  убедил Данте не делать из Гизмо злодея, как это предполагалось по сценарию


Под термином "гремлины" скрываются вышедшие из англосаксонского фольклора существа вроде пакостников-домовых или чертят.


Сцены в универмаге, где полосатый нападает на Билли с бензопилой, в сценарии не было. Эта сцена была добавлена режиссёром Джо Данте и исполнителем главной роли Заком Гэллиганом в качестве отсылки к фильму "Техасская резня бензопилой" (1973).


Сначала планировали привлечь обезьян для съёмок. Но животные начинали паниковать, когда на них надевали маски гремлинов. Пришлось создавать аниматронные куклы.

Интересные факты о фильме "Гремлины" (1984) Гремлины, Сказка, Ужасы, Интересные факты о кино, Стивен Спилберг, Видео, Длиннопост

Фильм снимали без спецэффектов. Каждый гремлин стоил от $30 000 до $40 000. Поэтому на съёмочной площадке предприняли дополнительные меры безопасности.


Во время съёмок одной из сцен перед актрисой Фиби Кейтс неожиданно выполз огромный таракан. Этого не было в сценарии, поэтому крик был настоящим. Режиссёр решил оставить его ради правдоподобности.


Рычание собаки в кадре также оказалось естественным, ведь кукла была сделана очень правдоподобно.

Интересные факты о фильме "Гремлины" (1984) Гремлины, Сказка, Ужасы, Интересные факты о кино, Стивен Спилберг, Видео, Длиннопост

На кантонском диалекте "могвай" означает "дьявол", "демон" на мандаринском диалекте слово звучит как "могуй".


Стивен Спилберг сломал ногу в том году, поэтому он снялся в эпизодической роли инвалида-изобретателя.


Вожак гремлинов прячется за куклой инопланетянина E.T. из одноименной ленты Стивена Спилберга.


Джо Данте также снял и фильм "Солдатики", в котором есть отсылка к ленте "Гремлины". Один из разработчиков игр в компании получает пароль "Гизмо".


В раннем варианте сценария была шутливая сцена:  гремлины нападут на Макдональдс, сожрут всю мебель, но не тронут ни одного гамбургера, сочтя их несъедобными.

Интересные факты о фильме "Гремлины" (1984) Гремлины, Сказка, Ужасы, Интересные факты о кино, Стивен Спилберг, Видео, Длиннопост

Фильм был выпущен в тот же день, что и лента "Охотники за привидениями" (1984).


При бюджете $11 000 000 картина собрала в мировом прокате $153 083 102.Несколько лет спустя был выпущен фильм-продолжение.


Фильм "Зубастики" позиционировался в качестве ответа компании "New Line Cinema" на творение Warner Bros. "Гремлины". Примечательно, что сценарий для "Зубастиков" был написан задолго до выхода "Гремлинов".


В 2019 году прошла новость о создании анимационного приквела "Гремлинов", состоящего из десяти серий по тридцать минут каждая. Официальное название проекта — "Гремлины: Тайны могвая", действие сериала будет происходить в Шанхае, в 1920-х годах. В центре сюжета – пожилой китаец, в антикварной лавке которого главный герой купил могвая.



Источник: in-w.ru

Показать полностью 3 1
374

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Немного реальной, жуткой и кровавой истории на ночь, да ещё и с привидениями.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub


Замок Лип ( Leap Castle ) - исторический замок, находящийся в графстве Оффали, Ирландия. Построен в конце XV века семьёй О'Баннон, предположительно на более раннем ритуальном месте древних кельтов.

Построенный кланом О’Баннон, замок первоначально носил имя “Прыжок О’Баннона” (ирл. Léim Uí Bhanáin). Однако О’Банноны были лишь вассалами клана О’Кэролл, которые и были истинными (по крайней мере юридически) владельцами замка. За кланом О’Кэролл закрепилась та еще слава. Говорят, они имели страсть к пыткам и изощренно убивали как своих врагов, так и гостей и даже слуг...

О’Кэрроллы нередко приглашали своих врагов на обед в замок под предлогом примирения, а потом убивали их прямо за столом или в постелях после застолья. Таким же образом были убиты десятки наемников из кланов О’Нил и МакМахон, перед этим помогавшие О’Кэрроллам в междоусобных войнах и получившие смерть вместо оплаты. Под обеденным залом находилась темница («ублиет»), в которую ничего не подозревавшие гости проваливались через потайную дверь в углу зала. Дно темницы было усеяно острыми кольями, на которые и падали жертвы. Если же кто-то «промахивался», О’Кэрроллы оставляли его умирать среди разлагающихся трупов…

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub
Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Темницу обнаружили лишь в современное время, сделали реставрацию и начали приглашать посетителей с экскурсиями. В процессе реставрации археологи и подручные рабочие вывезли 3 повозки человеческих костей, которые находились в темницах. Всего были обнаружены останки 150 человек. Сложно предположить какое количество загубленных душ на самом деле нашло покой ( если так можно выразиться ) в застенках замка и его темниц.

После смерти главы клана, Великого Малруни О’Кэролла в 1532 году разгорелась настоящая кровавая борьба между его наследниками. Так, один из потенциальных наследников, священник, был убит собственным братом в башне на верхнем этаже из-за того, что якобы тот осмелился проводить мессу без него. Это место впоследствии получило название “Кровавая часовня”, что и породило множество жутких легенд. После этих событий поползли слухи о проклятии замка и о привидении священника.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Вот такой вид открывается из "Кровавой Часовни"...

Вообще об историях про привидения замка Лип можно говорить долго. Помимо привидения священника, которого частенько встречают и по сей день. Здесь можно встретить призрак Женщины в Красном ( Lady in red или Red Lady ), которая облачена в красное платье, в руке у неё кинжал. Если верить одной из легенд, это женщина, которую похитили и взяли силой в замке О’Кэроллы. В результате нападения женщина родила ребёнка, которого впоследствии убили хозяева замка. В порыве отчаяния женщина убила себя, и вот её неупокоённая душа бродит по сей день по замку.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

Но, как по мне самое интересное привидение - это Самый знаменитый призрак замка — “Элементаль”, или в быту просто “Оно”. Согласно поверьям, когда-то давным давно друиды призвали духа для защиты священного места, которое использовалось для друидских обрядов и мистерий. По другой версии, вторженцы во главе с Джеральдом Фицджеральдом, королем Килдара, призвали духа природы, чтобы тот уничтожил замок изнутри. Многие полагали, что Джеральд был могущественным колдуном, который не упускал случая попытаться захватить крепость. Однако, что-то все же оберегало строение от недоброжелателей. Также есть версия, что призрак — это некто из самого клана О’Кэролл, умерший в стенах замка от проказы. В общем легенд много, а призрак один.

Замок Лип ( Leap Castle ) - Самый жуткий Замок Ирландии Легенда, Призрак, Ужасы, Крепость, Длиннопост, Ирландия, История, Coub

В большинстве случаев призрака описывают как небольшое горбатое существо, снующее по замку и распространяющее зловоние. Многие упоминают запах серы и гниющих трупов. Отсюда и еще одна легенда — призрак освободился как только вытащили кости из вышеупомянутой темницы. Но это всего-лишь один из вариантов описания этого духа.
Другой вариант - это загадочный дух, принимающий облик овцы с гниющей головой. Появление его всегда сопровождается запахом гниения и разложения. Пока не удалось выяснить, что это за злобный дух. Возможно, в таком виде появляется дух самого места, на котором был построен замок.
-----------
В конце XIX века в замке проживали Джонатан и Милдред Дарби. Милдред Дарби очень заинтересовалась историей замка. Особенно ей были интересны истории о привидениях и проклятии замка. Она стала изучать оккультизм и даже стала проводить магические ритуалы в замке подземелья.

На самом деле это не единственные призраки этого загадочного замка, первую башню которого построили в 1250 году. Есть ещё и Призраки девочек - Эмили и Шарлотты...


Сейчас замок Лип находится в частной собственности музыканта Шона Райана. Владельцы занимаются реставрацией замка и иногда пускают в замок туристов.

Проехать к Замку Лип можно только на автомобиле. 150 км от Дублина.

Источники:

Первый, Второй, Третий, Четвёртый.


Есть ещё официальный сайт этого замка. Как по мне, хоть и жуткое исторически, готическое, но уже вполне туристическое место. Есть даже песни про этот замок.

https://coub.com/view/zd0gb

Marion Ramsey - Castle Leap -  самое интересное, что в этой песне сжато рассказывается история этого Замка))

В общем - Спокойной Ночи!

Показать полностью 5 1
79

Процесс создания соволеня

Привет!

Расскажу немного о том, как я создавала новую линейку брошей - Соволеней по имени Ками.

Идея эта зрела у меня 2 года. Очень постепенно я придумывала детали и вид своего существа. Собирала референсы по настроению и цвету, по птицам и животным.

Главная идея заключалась в том, чтобы брошь была добрая, милая и могла служить тотемом. Так же я хотела, чтобы каждый человек смог выбрать такого Ками, который откликался бы лично ему.

Мордочка должна быть отдельно, что бы можно было комбинировать разные металлы или цвета, а также фактуры.

Первые эскизы и пробы выглядели примерно так, правда мило и добро =)

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

После долгих мытарств и изменений я вырезала в воске такого красавчика

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост
Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

Он был уже ближе к желаемому результату, но больше похож на ленивца, чем на соволеня и вообще смешнявочка.

Потом немного подумав и решив, что не зря я учила Zbrush, пошла лепить своего совозверя.

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

Да! Ура! Это то, что надо. Основа есть, теперь нужно продумать как эта брошь будет держаться на одежде.

Я делала 3 вида булавок, тестировала их на разрывы, сжатия и на падения. В итоге приняла решение, что пин для данной ситуации будет идеальным вариантом.

После того, как модель была закончена, она отправилась на 3д печать. Выглядит это так

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

Модель обрабатывается наждачной бумагой и отдается на снятие резиновой формы, что бы можно было ее тиражировать.

Этот процесс занял у меня еще несколько месяцев, потому что, когда что-то делаешь не ты, получаются косяки и этих косяков было множество начиная от снятия формы, заканчивая литьем моделей уже в металл. Каждый косяк или исправлялся с моей стороны, или время уходило на поиски качественных услуг по литью и снятию форм.
Модели я лью из латуни, после чего покрываю настоящим золотом и родием для цвета с помощью гальваники. Некоторые модели я делала со специальной выемкой для цветных эмалей.

Я рада что на этапе начавшихся трудностей я не остановилась, потому что Ками получились очень милыми.

Когда модель была готова, формы сняты и свежеотлитые модели ждали своего часа,

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост
Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

я занялась разработкой фирменного стиля. Хотелось сделать персонажа сказочным, немного мистическим, поэтому я выбрала синий цвет, художница нарисовала мне моего персонажа в 2д,

были выбраны шрифты и дизайн коробочек.

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

Закуплен стабилизированный мох для наполнителя и бархатные конверты для подарочных сертификатов. А самое главное -  написаны сказочные тексты для инстаграм (@forestkami ). В итоге получилось маленькое чудо по имени Соволень – Ками.

Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост
Процесс создания соволеня Сова, Олень, Тотем, Духи, Персонажи, Рукоделие с процессом, Бестиарий, Сказка, Оберег, Лесной Дух, Создание персонажа, Ювелирные изделия, Эмаль, Длиннопост

Почитать сказочные истории, посмотреть мир Соволеней и почесать им за рожками можно в инстаграме по ссылке (https://www.instagram.com/forestkami/)

Показать полностью 9
37

Кот-крысолов

В одном средневековом небольшом городе, из тех, в которых каждая улица вымощена булыжником, а каждый мастер имеет цену, будь то булочник, цирюльник или портной, жил старый музыкант со своим котом.


Музыкантом-то он был совсем давно, когда, наверное, и улицы не мостили. Теперь же это был обычный старик. Пальцы слушались его так плохо, что он давным-давно забыл, как перебирать ими струны; легкие его ослабели, и он не мог издать из простой деревянной дудочки даже тоненький звук; а от его постукивания по барабану не разбегались даже крысы.


Крыс, к слову, в каморке было много. Бывший музыкант жил на первом этаже, и они приходили к нему каждый вечер, а изредка заглядывали и днем, выискивая, чем поживиться. Иногда кот обнюхивал их, иногда не обращал внимания. Бывало, что и ловил – но тут же выпускал невредимыми.


Это крысиное паломничество, этот кот, да и этот музыкант знатно раздражали хозяйку дома, тетушку Агнешку. Она приходилась старику дальней родственницей, и терпела его в доме лишь поэтому. Сама тетушка занимала весь второй этаж и неустанно напоминала старому музыканту, как ему с ней повезло.


– Если бы не было меня, кто бы, скажи, за тобой ухаживал? Откуда ты бы хлеб свой брал, а? Вот уж навязался-то на голову мою, одна надежда – что помрешь скоро, да избавишь меня от рта лишнего! Даже от двух ртов – тебя и кота-лодыря твоего. Виданое ли дело, чтобы кот крыс не ловил?! На кой он тогда, скажи, нужен?


Старик не спорил – да и с чем тут поспоришь? Кот крыс ловить не хотел, жить и вправду оставалось немного, а на хлеб он, сколько ни пытался, уже не мог заработать. Каждый день бывший музыкант, едва проснувшись, садился за дело. Терпеливо и аккуратно вытачивал новые флейты; если удавалось добыть немного старой кожи, то обтягивал ею барабаны; распутывал конский волос, чтобы приладить на новую скрипку струны. Из музыканта он превратился в мастера музыкальных инструментов – а что же ему оставалось делать? И, казалось, дело хорошее, прибыльное – продать кому гитару новую, так, поди, можно и обед себе человеческий справить, а не краюху хлеба с водой пополамить. А если уж барабан кому приглянется – так тут и вовсе можно неделю гулять.


Но бывший музыкант не продавал свои инструменты. Не поднималась у него рука.


– Не могу я так, – пытался объяснить он тетушке Агнешке, пыхтящей, как вода в котелке. – Они же живые, настоящие. Как я их продам? Если приглянется кому, так уж лучше подарю, в хороших руках и инструмент запоет, как птица…


– Ишь чего! Подарит он! Ничегошеньки не зарабатывает, а туда же – дарить! Все вы за чужой счет большие благодетели!


Не понимала его тетушка. Считала чудаковатым, неправильным, цену деньгам не знающим.


– Вот давай я твою штуку сегодня на рынок отнесу! – показывала она на новенькую деревянную скрипку, сохнущую на окне. Скрипка постанывала под своими первыми в жизни лучами солнца, влажно тянулись струны. – Глядишь, детишкам глянется, может, какой папаша и купит!


Молчал старик, горбился. Глядела на него тетушка Агнешка, махала рукой и выходила прочь.


– Ничего, – бурчала она, – как помрешь, так все продам, ничегошеньки не оставлю. И жильцов новых пущу, потекут денежки…


Мысль о том, как хорошо заживется, грела душу и примиряла с чудачествами родича. Недолго терпеть осталось, ладно уж...


А старик тем временем шутливо трепал кота за уши и приговаривал:


– Что, нахлебники мы с тобой, брат? Как ни крути, нахлебники. Что ж тут поделать – не могу я свои инструменты продавать, не для продажи они сделаны, а для души. Из них деньги душу вышибут, не в те руки попадут – и прощай, музыка, скрип да сип один останется. Разве ж это дело?


Кот мурчал, щуря желтые глаза. Он был моложе старика, как и все в этом городе. И, наверное, понимал бывшего музыканта, хоть и не говорил об этом.


Так и жили они в своей каморке на первом этаже – кот, человек и музыкальные инструменты, пока одним утром старик решил, что открывать глаза, пожалуй, стоит в мире лучшем, чем этот. Он окостенел и похолодел, и кот, поняв, что произошло, спрыгнул с остывшей груди.


– Он умер, – сказал кот собравшимся крысам. – А, значит, никого из нас здесь скоро не будет. Меня хозяйка выгонит, его куда-то унесут другие люди. И пустит сюда вместо нас других людей и зверей, моложе и злее. Так что не приходите сюда больше, вас могут съесть.


Крысы покивали острыми своими мордочками и разбежались, чтобы больше не приходить. Кот же собрал себе небольшую котомку, собирался было прыгнуть на подоконник, а оттуда – на улицу, но призадумался. Хозяйка все равно инструменты все выкинет или продаст, что звучит почти одинаково, так, может, прихватить что-нибудь от своего друга на память? Если играть наловчиться, так можно даже какие-никакие монетки дохода иметь, с голоду не помрешь…


Прихватил кот гитару, глядь – а она большая такая, никак ему за ней не усидеть. Отставил в сторону, лютню взял, так поменьше. Брякнул по струнам раз, брякнул другой – и полетели струны, острыми когтями задетые. Расстроился кот, отставил и лютню. Барабан взял, он без струн, его не повредишь. Стукнул раз, стукнул другой – а звук такой тихий, такой глухой. Еще бы! Мягкими подушечками если стучать, особо громкого ничего не сделаешь. Расстроился кот еще пуще прежнего, и барабан отложил. За флейту взялся. Дунул раз, дунул другой...а, может, и выйдет толк. Лапки-то хоть и мягкие, закрывают дырочки на флейте честь по чести. Усы если не топорщить, так и дудеть очень даже удобно. Подумал кот, да и положил флейту к остальному нехитрому добру, в котомочку свою.


Да как ему вдруг прилетит по ушам полотенцем!


– Ты что же это, паскудник, делаешь?!


Тетушка. Как только вошла-то, кот не заметил – видать, очень сильно музицированием увлекся. Хрясь! Полотенце мокрое, неприятное, тяжелое, аж шерсть на боках намокла. Кот как дал деру вдоль стены, а Агнешка – за ним.


– Мало мне от вас, двух лодырей, проблем было, так теперь один решил издохнуть, а второй все мало-мальски ценное в доме перепортить?!


Хрясь! Увернулся кот от третьего раза, на окно нацелился.


– Неблагодарные вы сволочи! Один помер, даже спасибо за все хорошее не сказал! Второй вообще не кот, а черт знает что, посмешище одно с хвостом, для крыс мягкая игрушка! За всю жизнь ни одного грызуна не придушил! Ну-ка, брысь отсюда, убоище!


А кот и рад в окно прыгнуть. Вслед ему и полотенце полетело, в сердцах. Прощальный привет от тетушки Агнешки. Дунул кот по улице, в переулок нырнул первый попавшийся, торопясь затеряться. Вот и дом бывший позади. И будто не было ничего.


Замедлил кот шаг, достал из котомки флейту. Прижал к шерстяной пасти, дунул несколько раз. Получается, честное слово, получается!


– Я не посмешище с хвостом, – обиженно протянул кот, обращаясь вникуда. Вникуда внимательно слушало. – Ну и что, что крыс не ловил. Зачем мне их трогать? Мы с ними дружили. А захочу если, так первым крысоловом в городе стану.


Он с любовью погладил флейту еще раз, и она будто засветилась под мягкой лапкой.

– И на флейте играть научусь. Вы еще узнаете, какие бывают коты, играющие на флейте. Ох, узнаете...


И будущий Крысолов покинул родной Гамельн. Чтобы вернуться через несколько лет, как и обещал.

Кот-крысолов История, Рассказ, Кот, Сказка, Длиннопост

Группа вконтакте с моими текстами: https://vk.com/samopisanina

Показать полностью 1
748

Хелен Кейн - дива, ставшая прототипом для первого мультперсонажа с неприкрытой сексуальностью

Хелен Кейн - дива, ставшая прототипом для первого мультперсонажа с неприкрытой сексуальностью Betty Boop, Голливуд, Актеры и актрисы, Прошлое, История, Персонажи, Видео, Длиннопост

Первые десятилетия 20 века ознаменовались появлением множества музыкальных направлений, разнообразных манер воспроизведения песен. Каждый исполнитель пытался найти свою «фишку», чтобы выделиться среди других.

Хелен Кейн - дива, ставшая прототипом для первого мультперсонажа с неприкрытой сексуальностью Betty Boop, Голливуд, Актеры и актрисы, Прошлое, История, Персонажи, Видео, Длиннопост

Хелен Кейн стала именно такой певицей, голос которой узнавали из тысяч других.  Неприкрытая сексуальность в совокупности с детским голоском сделали ее одной из самых популярных артисток 30-х прошлого столетия.

После выхода этой песни Хелен Кейн прозвали «Boop-Boop-a-Doop Girl» за ее необычное исполнение скэтом, т. е. специфическим способом исполнения джазовой импровизации, смешивания пения и проговаривания.

Образ Хелен был настолько ярким, что она стала прототипом для мультяшного персонажа рисованных мультфильмов, Бетти Буп, бившего все рекорды по популярности.


Пока Хелен Кейн блистала на сцене, по ее подобию Макс Флейшер создал анимационный персонаж Бетти Буп (Betty Boop). Девушка из мультфильма «копировала» манеру Хелен разговаривать и петь. Чулочки в сеточку, короткое платьице, глубокое декольте: Бетти Буп стала первым мультперсонажем, отличавшимся неприкрытой сексуальностью.

В 1932 году в одном из журналов был опубликован коллаж, в котором сравнивались Хелен Кейн и Бетти Буп.

Хелен Кейн - дива, ставшая прототипом для первого мультперсонажа с неприкрытой сексуальностью Betty Boop, Голливуд, Актеры и актрисы, Прошлое, История, Персонажи, Видео, Длиннопост
Хелен Кейн - дива, ставшая прототипом для первого мультперсонажа с неприкрытой сексуальностью Betty Boop, Голливуд, Актеры и актрисы, Прошлое, История, Персонажи, Видео, Длиннопост

После этого артистка подала иск в суд на компанию Paramount за неправомерное использование своего образа и «скрипящей» манеры исполнения своих песен на $ 250 000. Дело затянулось на два года, и, несмотря на то, что нашлись факты, подтверждающие правоту Хелен Кейн, суд решил дело в пользу кинокомпании.

Несмотря на поражение Хелен Кейн в суде, поклонники мультфильма про Бетти Буп всегда ассоциировали персонажа с любимой артисткой.

Источник

Показать полностью 3 4
85

Семейное счастье

Я шью игрушки и пишу про них истории. Ну а вот теперь уже и мои покупатели присылают мне свои фотоистории.
Одни из моих любимых персонажей это Волк и Лиса.
Так вот, дело было этой зимой.

Поехал Волк дариться на 23 февраля. Я получила привет с его нового места жительства.

Туда же, только на два месяца раньше, уехала Лиса. Тоже фоточки высылала. Жила она там, ну не знаю как. Конфеты жрала и коньячок попивала 😃. Может с горя, что одна одинёшенька? Жизнь у нее была спокойная, скучная и размеренная. Всю свою лисью форму потеряла.

Семейное счастье Семья, История, Любовь, Волк, Лиса, Игрушки, Сказка, Свое дело, Длиннопост
Семейное счастье Семья, История, Любовь, Волк, Лиса, Игрушки, Сказка, Свое дело, Длиннопост

А тут ВОЛК!
Ну типа Ура?
Чаем с шоколадкой его напоила (а коньяк то заныкала 😂). Поговорили по душам, и жизнь наладилась и на сердце теплее стало, и глаза заблестели... Вот он сидит напротив, родной мой зверь, такой красивый и мужественный, такой сильный, зубастый и волосатый!

Семейное счастье Семья, История, Любовь, Волк, Лиса, Игрушки, Сказка, Свое дело, Длиннопост

А тут пельмешки!

Продолжает Лиса смотреть на Волка. Что-то уж больно он большой, и пасть у него огромная, и глаза на вылупку, и зубы слишком торчат, и живот вместительный, да еще с языка слюна капает. Чувствует как громко застучало сердце в груди, как мозг судорожно стал просчитывать варианты и как лапа сама нашаривает поблизости увесистый предмет...

Вот машет Лиса ложкой и ликует, столько эмоций и страстей всего-то за один день! А как он красив с этим огромным ножом наперевес, такой точно никому тебя в обиду не даст! Но фиг я ему отдам хотя бы один пельмень! Хотя, нет, один отдам, иногда надо и уступать. И как я жила без него раньше!

Семейное счастье Семья, История, Любовь, Волк, Лиса, Игрушки, Сказка, Свое дело, Длиннопост

А потом мне волк еще писал письма, но это уже будет совсем другая история.

Показать полностью 3
122

Рассказ старого деда

Было это еще при царе. Деревня наша, – Королиха, хоть и стояла на отшибе, была довольно большой и по тем временам считалась богатой. Это потом все рассыпаться стало, – и пашни заросли, и стадо уж никто не выгоняет-от, и церкви не стало, когда колхоз пришел, а потом и колхоз распался. Горькие были времена.

Так вот, дед сказывал, что когда он маленьким был, стояла на Кихти,– речка это местная, там, где сейчас запруда, мельница водяная. Старик мельник жил бобылем, и человек был, как говорят жадный и злой. Вот попросишь бывало в долг зерно смолоть – как есть откажет, мол, вначале денежку полож. Однако ж была у мельника дочка, Аленка, говорили на жену его покойницу похожа, и нраву мягкого, и лицом не дурна. Держал ее в строгости отец, однако любил и берег пуще глаза.

А в работниках при мельнице ходил Иван– сирота, парень пусть и забитый немного, но помощником был справным и расторопным. А на мельнице и вовсе незаменим. Он и муку в мешки ссыпал, и жернова правил, да и в ремонте механизма мельничного мог в случае поломки пособить.

И, как водится, полюбили друг друга Ваня с Аленкой. Бывало идешь мимо мельницы куда, Иван работает, а Алена чуть поодаль стоит – наблюдает. Со временем общаться стали, и все чаще можно было их вместе увидеть. Словом, взаимопонимание у них было полное. И стали они задумываться о свадьбе, уж и день наметили. Иван сходил в Устье-Кубенское, на ярмарку, – купцов там много было в те времена, Ганичевы, Никуличевы, Цукерманы всякие. Вернулся довольный, неся в кармане кольцо, в чистую тряпицу завернутое. Настроен в общем был очень серьезно.

И пошел Иван к Мельнику, сватать дочку его. Ни да, ни нет старик не ответил, сказал только назавтра прийти. Весь вечер проговорили Иван с Аленкой о том, как хорошо они жить будут, да какое хозяйство заведут, а наутро пошел сирота за ответом.

- Что- ж, парень вижу ты не промах, - молвил мельник, и помолчав добавил – своего не упустишь. Видел я каков ты в работе, однако дочке моей любимой нужен человек удалой, кто-же ее защитит когда меня не станет?. Вот докажешь удаль свою, отдам за тебя Алену Осиповну.

- И как же доказать мне, Осип Африканыч? – смутившись промолвил Иван.

- А пронырнешь под вращающимся колесом мельничным, я и увижу, что ты молодец удалой да бесстрашный.

Холодок пробежал по спине Ивана. С детства слышал байки, что под колесом омут, в котором черти водились, которые мельнику по ночам колесо крутить помогали.

- Я должен подумать, - запинаясь вымолвил он.

- Э-э-э, струхнул, малый – криво усмехнулся мельник, - Подумал я что достойную пару для дочки нашел, а ты вон как на расправу жидок.

В общем, уговорил мельник Ивана. Рассказал он суженой о коварстве отца. Весь вечер проплакала Алена.

- Да как же ты смог согласиться то, Вань? Это ж верная гибель. Никто не знает, насколько глубок омут, и что там на дне. Помнишь Гаврилу, что утонул два года назад? Поговаривают, что затянуло его под колесо, и до сих пор он на дне где-то..

- Ради тебя Аленка я на любую гибель пойду, все равно не жить мне без тебя на свете белом..

Едва рассвело, стоял Иван на берегу. Алена с красными от слез глазами стояла рядом. Рядом же стоял невозмутимый высокий и черный старик – мельник. Поодаль топтались несколько зевак, каким- то чудом прознавших про такой необычный способ проверки.

Было хмурое начало ноябрьского дня, речка мрачно несла свои воды, и даже плеск лопастей колеса старой мельницы не оживлял тишину замершей природы. Снег в этом году еще не выпал, и от голых деревьев и черной земли было отчего-то настолько тоскливо, что замирала душа.

- Ну что, малый, показывай удаль свою, - проскрипел старик, - али струсил?

На это Иван молча разделся, несколько раз глубоко вдохнул и бросился с обрыва в черную воду. За пару взмахов добравшись до колеса, он еще раз сделал глубокий вдох и скрылся под водой…

Не выплыл Иван. Поглотила его река. Как не кричала, как не убивалась Аленка, как не обшаривали длинными баграми омут под мельничным колесом с лодок деревенские мужики, даже следа Ивана – сироты сыскать не смогли.

Дочка мельника с той поры стала таять на глазах. Напрасно старик пытался успокоить ее, все было бесполезно. Алена с отцом почти не общалась, а просто сидела уставившись в одну точку, либо на берегу, либо в комнате своей. А потом люди поговаривать стали, что ходит к ней Иван по ночам.

Первым заметил это старик Андрей, что плел корзины, изба которого стояла поодаль, возле леса. Возвращаясь поздно вечером из гостей по берегу реки, заметил он в окне мельникова дома свет. Сообразив, что там можно выпросить «посошок», поскребся он в горящее оконце, но тут же отпрянул, увидев, что происходило в комнатке по ту сторону стекла. В свете тусклой керосиновой лампы в дальнем углу комнаты стоял, чуть покачиваясь, жуткий черный мертвец, в котором он с ужасом узнал сгинувшего под мельничным колесом не более месяца назад Ивана-сироту. Алена ни жива не мертва сидела, закутавшись в одьяло на кровати своей, и мелко крестилась. Волосы зашевелились на голове у Андрея. Старый корзинщик разом протрезвел, и с невероятной для его возраста прытью помчался в сторону своей одинокой избушки.

Позже, жуткого гостя могли увидеть и другие жители деревни, что поздними декабрьскими вечерами имели несчастье проходить мимо злосчастного дома.

Старый мельник, прослышав о ночных посещениях, принялся расспрашивать дочь, и узнал, что Иван приходит не каждый день, а когда приходит, то до рассвета стоит, вперивши в нее тусклый мертвый взгляд, в то время как девушка крестится и читает молитвы.

Отец Владимир, срочным образом вызванный из Устья – Кубенского, вместе с местным батюшкой, стареньким Отцом Евстафем отчитали не один молебен в комнате несчастной девушки, но все усилия их были тщетны. Шли месяцы. Постоянный ужас и отчаяние в глазах Алены состарили ее лет на двадцать, а сам мельник, из-за переживаний за дочь, из статного и мощного старика превратился в дрожащего и сгорбленного старца. Мельница совсем захирела, все чаще молоть муку ездили в другие деревни – Заднее, Воронино. Возле старой мельницы все реже можно было увидеть возы с хлебом. Мельник все реже выбирался в деревню, а слухи о нечистой силе, мертвецах и прочих ужасах, заставляли людей держаться от старика подальше.

Помер несчастный мельник через год, так же, в ноябре, перед смертью говорят прощения просил у всех, за то, что жадным был и злым. Алена, схоронив отца исчезла из деревни. Кто говорит ушла в монастырь, кто говорит в Вологду подалась, но так или иначе, следы ее потерялись.

Дома мельникова теперь уже нет, а на месте мельницы осталась только запруда. Однако и сегодня иногда, если ноябрь бесснежный на берегу еще незамерзшей реки поздними ночами можно увидеть темные тени статного юноши, девушки или сгорбленного усталого старца.

Показать полностью
38

Стражник

- Ну, вы же любите разные сказки. Вот это вот все “и темной ночью принцесса бежала из замка”, с дальнейшими приключениями и непременно счастливым концом. Вам всем очень важно, чтобы был счастливый конец, чтобы принцесса нашла своего принца, помирилась с отцом и матерью, победила все царящее вокруг зло и правила долго, счастливо и справедливо…

Почему никто не задумывается о деталях? Например, скольких стражников, упустившим эту чертовку, лишил жизни ее безутешный отец? До какой синевы выпороли конюха, не рискнувшего перечить коронованной особе и предоставившего ей коня? И, наконец, в какую глушь сослали личную служанку принцессы, за то, что не разглядела коварных планов, зреющих в бестолковой молодой голове?

Такое не очень интересно слушать. Можно случайно выяснить, например, что начальник стражи лишился должности, а караульный - головы. Подумаешь, усыпили его магическим туманом или зельем. Должен был предусмотреть и выполнить долг!

Можно узнать, что служанку выгнали из замка, а семья отказалась принимать свою дочь - и без нее хватает голодных ртов. Бродяжничество до первой зимы с очевидным финалом.

Про конюха я и говорить не буду. Некоторые отцы, потерявшие своих детей, становятся слишком жестоки и злы.

В общем, знаете...я сбежал. Да, и не стыжусь того. Все клятвы и принципы хороши ровно до того момента, когда ты видишь, как казнят юнца, вся вина которого состояла в том, что он не умеет противиться сонным чарам. Мне не хотелось гибнуть за то, что принцессе приспичило прогуляться не под венец, согласно идее отца, а в лесную чащу, подальше от матримониальных планов. В конце концов, хочешь бежать - так беги ты, как человек, сооруди себе веревку из простыней, подговори верного друга прислонить к окну лестницу! Масса же способов. Околдуй жениха, пусть задрыхнет вместе с гостями и родителями, ну. И беги себе на здоровье, вряд ли его величество укоротит на голову принца соседнего государства.

Но голубой крови, почему-то, приходит в голову придурь самая отменная, высшего качества. Бежать ночью? Одной? В лес? Седлайте мне коня! Конюх, бедный, успел шепнуть мне, что принцесса грозилась обвинить его в посягательстве на ее честь, если он не подчинится немедля. Это в какой же переплет попал парень, одно слово - надо было седлать сразу пару лошадей, на одной отправлять охочую до прогулок девушку, на вторую прыгать самому - и деру из дворца. Так я думал тогда.

А самое паскудное, знаешь...чертовка-то вернулась. Спустя год, что ли, сейчас уж сложно мне считать. Паренька какого-то с собой привела, пальцами вокруг пощелкала, дворец аж засиял, преобразившись. Сказала, что стала могучей волшебницей, справедливой да сильной, и теперь всем воздаст по каким-то там заслугам. А беда этих волшебниц, понимаешь ли, в том, что заслуги они сами оценивают, перед тем как воздать-то. Вот она и...воздала. Подружку-служанку, замечу, она не оживила. Сказала, что та, хоть и помогла бежать невольно, долг свой как надобно не исполнила, а, значит, воздалось ей как должно. Зато семейство служанкино не пожалела - враз лишила и крова, и пищи. Мол, пущай замерзают, как дочь их замерзла. Чем дети малые провинились перед старшей сестрицей, правда, мне непонятно - но где уж мне мысли великих колдунов читать.

А отцу конюха велела табун лошадей пригнать, в награду за верную службу парнишки. Уж не знаю, заменит ли десяток лошадиных голов одну сыновью, то отцу виднее. Принцесса-то считала, что таких юнцов-простолюдинов - на медяк мешок, а кони королевские куда дороже, стало быть, в расчете они.

В общем-то, как видишь, со всеми расплачивалась она, не шибко-то к магии прибегая. Я, как про все эти воздаяния прослышал, подумал - и до меня очередь дойдет, время еще дальше убираться. Не учел, что колдовству ее плевать, где догонять. Догнала.

Сказала, что коли от охранных дел своих я бегу, как от огня, то она меня живо научит, как надобно работу свою чтить. Сказала, даст мне то, что охранять я буду до конца жизни, а коли сбежать от этого попробую - так враз в пыль разлечусь. Мол, навеки привязан я к своему сокровищу. И чтоб следил за его сохранностью, как должно, ибо существовать нам теперь только вместе - если один погибнет, то и второй сгинет навеки.

Посмеялась она и добавила, что ценность моя бегать не обучена, с места не сдвинется, так что и переживать мне нечего. А быть мне теперь огромным и страшным, как тварь подземная, чтобы не боялся долг свой справлять, как должно.

Так и повелось, как видишь. Тут и кукуем мы с сокровищем моим. Я о нем забочусь, абы кому и глазеть-то не дозволяю, не то что через него ходить. В общем, мужик, давай монету за проход. Или, не будь я тролль, ты тому пареньку-конюху позавидуешь.

Стражник Рассказ, История, Сказка, Длиннопост
Показать полностью 1
61

Рассказ кота Моськи или Сказка об отложенных делах

Вам когда-нибудь встречались волшебные коты? Нет? Ох и повезло же вам! Им только дай повод рассказать историю — все уши прожужжат! То про невероятную охоту на наглого голубя, то про великую дворовую битву, в которой участвовало аж семь котов! И везде-то они главные герои и победители всего и вся!


Но вот кот Моська (по утверждению самого кота, его настоящее имя Мстислав Витольдович, а Моська — жалкая попытка человечества принизить его великолепие) отличается от остальных. Имя Моська он получил из-за большого шрама через всю морду — по словам кота, это ранение он заработал во времена четвёртой дворовой битвы, откуда он, естественно, вышел победителем, несмотря на всю серьёзность раны.


Конечно, Моське и невдомёк, что все прекрасно знают, что шрам этот ему оставила одна кошечка, которая прознала, что Моська не одной ей читает стихи под светом луны.


Так вот — истории Моськи не всегда о нём и его подвигах, что, как вы понимаете, большая редкость. Недавно он рассказал интересную историю об отложенных делах, заметив, что был непосредственным участником описанных ниже событий.


***


Утро началось с резкого звонка телефона. Андрей Александрович открыл глаза, тяжело вздохнул и поднёс телефон к уху:


— Слушаю. Конечно сплю, выходной. Куда?! С ума сошёл, что ли? Нет, точно не сегодня. Давай потом как-нибудь? До связи.


Положив телефон на тумбочку, Андрей Александрович ещё раз вздохнул и встал с кровати.


— Чего лежать, раз уж проснулся, — пробормотал он, — потом высплюсь.


Посмотрев на телефон, Андрей Александрович вспомнил, что нужно позвонить своему знакомому и дать ответ на предложение о работе, но решил, что для звонков ещё очень рано. Знакомый, конечно, уже не спит, просто на самом деле звонить ему Андрей Александрович не хотел.


— Потом позвоню, — сам себе сказал Андрей Александрович, — не горит ведь.


— Правильно, Андрей Александрович! — раздалось позади. — Как вы это верно подметили!


Андрей Александрович вздрогнул и замер, втянув голову в шею.


«Коты ведь не умеют разговаривать. А даже если бы и умели? У меня ведь нет кота!» - почему-то подумал он.


Медленно повернувшись, Андрей Александрович увидел необычное существо — ростом чуть выше колена, в коричневых брюках и пиджаке, из нагрудного кармашка которого выглядывал белый платок. Существо было причёсано и улыбалось. Можно было подумать, что это просто маленький человечек, но глаза-бусинки и собачий нос говорили о том, что существо это отнюдь не простое.


— Ты кто? — выдохнул Андрей Александрович.


— Где мои манеры? — существо спрыгнуло со стула и поклонилось. — Меня зовут Потомка и сегодня я ваш самый лучший друг.


Андрей Александрович сел на диван и заморгал:


— Кто? Потомка?


— Именно так, — кивнул Потомка. — Желаете чаю?


— Потом, — отмахнулся Андрей Александрович. — А почему ты сегодня мой самый лучший друг?


Потомка хитро улыбнулся, вытянул руку и выудил из воздуха небольшой пучок света и убрал его в небольшой мешок, взявшийся невесть откуда и сразу же исчезнувший.


— Потому что вы, дорогой мой Андрей Александрович, меньше, чем за час, трижды отложили дела на потом, — ответил он. — А такие ценные кадры оставлять без внимания нельзя.


— Ничего не понимаю, — Андрей Александрович обхватил голову руками. — Я, наверное, в ванной упал, ударился головой и это всё мне снится. Так?


— Боюсь, что нет, — развёл руками Потомка. — Вы не переживайте так, Андрей Александрович. Я вам совсем не помешаю — наоборот, я сделаю вашу жизнь лучше! Давайте поиграем?


— Потом. Сначала объясни, как ты сюда попал.


Потомка вновь выудил пучок света и убрал его в свой мешок.


— Зашёл в подъезд, поднялся на этаж и прошёл сквозь дверь, — сказал он. — Как и всегда. Андрей Александрович, дорогой мой! Вы чего так побледнели?


— Нечисть! — только и выдавил Андрей Александрович.


— Я? — удивился Потомка. — Да как у вас язык повернулся?


Андрей Александрович резко поднял руку и перекрестил незваного гостя. Гость фыркнул и перекрестил Андрея Александровича в ответ.


— Полегчало?


— Не очень, — честно ответил Андрей Александрович. — Ты что же, что-то вроде волшебного существа?


— Не вроде, а самое настоящее волшебное существо! — гордо ответил Потомка. — Понимаю, вам сложно принять моё существование, но вы уж постарайтесь. Кстати, не хотите ли прогуляться? Погода сегодня исключительная!


— Потом, — поморщился Андрей Александрович. — Какие тут прогулки, когда тут такое происходит! А что это ты делаешь?


Потомка, вытащив очередной пучок света, показал его Андрею Александровичу:


— Это я собираю то, что вы отложили на потом, — пояснил он. — Видите зеленоватый пучок в мешке? Это вы чай отложили. А вот звонок вашему знакомому.


— А тебе они зачем?


— Для меня они представляют огромную ценность, — ответил Потомка. — Знаете, у Леприконов есть горшочек с золотом, а у меня есть мешочек с тем, что люди откладывают на потом. В нашем мире один такой пучок знаете, сколько стоит? У-у-у! Потому-то чем больше человек откладывает дел, тем больше я им интересуюсь.


— Всего-то? — улыбнулся Андрей Александрович. — А я-то испугался, что ты вредитель какой-нибудь.


— Что вы! Как можно? Лишнего не возьму, честное слово! Что сами отложите, тому и рад буду. Не хотите ли поехать на работу?


— Чего мне там делать, у меня выходной сегодня. А-а-а! Понял! Нет, потом.


— Премного благодарен! — кивнул Потомка, убирая новый пучок света в мешок. — Редко встретишь такого понимающего и не жадного человека.


— Ну работы точно не жалко, — засмеялся Андрей Александрович. — Слушай, у меня столько вопросов!


— А у меня ровно столько же ответов. Давайте так: я отвечаю на ваш вопрос, а вы взамен мне что-нибудь откладываете? Устроит?


— Вполне.


Следующие три часа Андрей Александрович задавал вопросы и откладывал за ответы всякие дела. Мешок Потомки рос на глазах.


— Столько всего вокруг! — вслух размышлял Андрей Александрович, глядя в окно, — А мы и не подозреваем! В голове не укладывается, что бывают волшебные коты и уж тем более, что Моська один из них. Как же мне повезло, что я отложил утром дела на потом!


— А как мне повезло! — кивнул Потомка, взвешивая мешок в руке. — И всё за один день! Давненько такого не было. Ох, Андрей Александрович, мою благодарность словами не выразить.


— И всё же выразил, — подмигнул Андрей Александрович. — Ты мне столько всего рассказал, столько объяснил — да за такое знание ничего не жалко!


— Всегда готов продолжить обмен, — заулыбался Потомка.


— И продолжим, но после обеда. Ты будешь?


— Спрашиваете!


Андрей Александрович разогрел суп, разлил его по тарелкам и поставил их на стол. Потомка залез на стул, взял ложку и довольно зачавкал. Андрей Александрович хмыкнул, взял свою ложку, зачерпнул суп и замер, поднеся ложку ко рту.


— Что за дела? — удивился он. — Я будто есть не могу.


— Конечно не можете, Андрей Александрович! — снисходительно усмехнулся Потомка. — Вы же обед мне отложили, забыли? За ответ на вопрос, действительно ли существуют Ведьмы.


— Это как же это? А когда же я обедать смогу?


Потомка облизал ложку и пожал плечами:


— Никогда, разумеется.


Андрей Александрович побледнел.


— Как это — никогда? — спросил он.


— Неужели я не сказал? — Потомка испуганно приложил ладонь ко рту. — Вот растяпа! Прошу прощения, Андрей Александрович, запамятовал. Откладывая для меня дела, вы их лишаетесь насовсем. Ну это и понятно — если у вас есть все возможности для их выполнения, но вы их откладываете, значит, они вам совсем не нужны.


— С этого и надо было начинать! — вспылил Андрей Александрович. — Так меня совсем не устраивает! Верни мне всё обратно!


— Вернуть? Что вы, Андрей Александрович! Мы с вами ведь обменялись! Если я вам дела верну, вы мне знания вернёте? Нет. Значит и я ничего возвращать не буду.


— Но ты ведь меня обманул!


— Обманул? — искренне удивился Потомка. — Как можно? Я всего лишь недосказал. А это, позволю заметить, не одно и то же.


— Негодяй! — побагровел Андрей Александрович и двинулся на Потомку. — Да я тебя! Да я сейчас!


Потомка, оскорблённо нахмурившись, очутился в другом углу комнаты.


— Не тратьте время, Андрей Александрович, — посоветовал он. — Чего вы так нервничаете? Ну лишились вы нескольких дел. Подумаешь!


— Ничего себе подумаешь! Да ты меня обеда лишил!


— У вас ещё ужин остался. Не желаете, кстати, поужинать?


— Желаю! — рявкнул Андрей Александрович. — Даже не пытайся!


— Смотрите-ка, какой злой! — фыркнул Потомка. — Небось и попрыгать теперь захотелось? И погулять?


— Захотелось. Только ты, негодяй, у меня всё это забрал.


— Вы сами отдали. Вы вот, например, сами себя лишили поездки с вашим другом — так почему вы сами на себя не злитесь?


— Потому что я могу поехать с ним в другой раз, — ответил Андрей Александрович. — Хоть завтра.


— Какая самоуверенность! — удивился Потомка. — Откуда вы знаете, что сможете? А вдруг что-то случится с вашим другом? Или с вами? Упадёте вот с лестницы, сломаете себе ногу и всё, никаких походов.


Андрей Александрович молчал, исподлобья глядя на Потомку. Сказать было нечего.


— Или вот ещё такой момент: вы несколько лет мечтаете посадить дерево. И что же?


— А ты откуда знаешь? — удивился Андрей Александрович. — Я тебе об этом не говорил.


— Это не так уж и важно, — отмахнулся Потомка. — Важно другое: почему вы этого до сих пор не сделали? Не отвечайте, я и так знаю. Это привычка откладывать на потом.


— Жизнь, вообще-то, не такая простая, как тебе кажется, — пробормотал Андрей Александрович. — То некогда, то на работе завал, то ещё что.


— Жизнь, вообще-то, проще, чем вам кажется, — передразнил Потомка. — Мы будто говорим о третьем человеке. Жизнь-то чья? Ваша. Или ею кто-то управляет, будто марионеткой?


Андрей Александрович сел на диван и задумчиво уставился в стену.


— Вот вы сегодня отложили звонок своему знакомому. Вы не хотите такую работу, не хотите звонить, но знаете, что придётся. И откладываете. Так зачем тогда соглашаться подумать и обещать позвонить, если вы этого не хотите?


Андрей Александрович молча пожал плечами.


— Эх вы! — вздохнул Потомка. — А отложить сон на потом — это вообще немыслимо. Не двадцать лет ведь, Андрей Александрович!


— Да понял я! — проворчал Андрей Александрович. — Относится к делам, которые возможно сделать сразу, серьёзней и не откладывать на потом. А если чего-то не хочется делать, то сразу так и говорить — и себе и окружающим, чтобы не приходилось откладывать на потом. И что с того? Будто ты мне теперь дела вернёшь.


— Совершенно верно, — кивнул Потомка, открывая свой мешок. — Пожалуйста.


Пучки света вылетели из мешка и растворились в воздухе. Андрей Александрович, удивлённо хлопая ресницами, подпрыгнул.


— Я прыгаю! — восхищённо пробормотал он. — Прыгаю! Как же здорово! Вот уж не думал, что ты сможешь от такого сокровища отказаться!


— Признаться, не такое это и сокровище, — улыбнулся Потомка. — Вам, конечно, не видно, но уже вся земля усыпана отложенными делами. А сколько забытых — караул! Откладывают, откладывают и забывают. А мы спотыкаемся ходим.


— Всё-таки обманул, — в ответ улыбнулся Андрей Александрович.


— Совсем чуть-чуть. Осталось последнее.


Потомка сунул руку в карман брюк и вытащил ещё один пучок света.


— Ещё одно? — заинтересовался Андрей Александрович. — А это какое дело?


— Не совсем дело, — виновато развёл руками Потомка. — Я вас, к сожалению, ещё в одном обманул.


Андрей Александрович, догадавшись, расстроенно вздохнул:


— Знания?


Потомка кивнул и подбросил пучок вверх. Андрей Александрович зевнул, медленно опустился на диван и заснул. Потомка же съел суп из второй тарелки и помыл всю посуду, после чего сделался невидимым, забрался на подоконник и стал ждать.


Андрей Александрович проснулся и удивился сам себе: это же надо, сам не заметил, как уснул! Но сон точно пошёл на пользу: бодрости было хоть отбавляй — хотелось гулять, бегать и прыгать. Немного поразмыслив, Андрей Александрович взял телефон и набрал номер:


— Привет. Не ушли ещё? Ага, передумал. Адрес скажи, я поем и поеду. Сам приедешь? Ну хорошо, жду.


Сбросив звонок, Андрей Александрович набрал другой номер:


— Привет, это Андрей беспокоит. Слушай, спасибо за предложение, но… Не хочу на такую работу. Ну, вот так решил. Бывай.


Потомка, наблюдая за Андреем Александровичем с подоконника, довольно улыбнулся: теперь будет меньше отложенных дел и точно появится новое дерево.


***


Такая вот история от кота Моськи. По его словам, после этих событий он тоже решил никогда не откладывать ничего на потом, а жить здесь и сейчас, поэтому съел четыре рыбки за один раз. После этого, правда, решил, что еду, всё же, на потом откладывать стоит.

Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka
Показать полностью
116

Возвращение

- А чего ты решил-то? Соскучился? Да ладно! Они же такие несуразные - воняют, стареют, - провожатый Винни Пух при полном обмундировании - с узелком за спиной и в кирзовых сапогах - мерил расстояние до Города Выброшенных Людей мелкими, но уверенным шажками.

- Да жалко его, не такой уж он и бесполезный был, - ответил попутчику тряпичный Карлсон. - Мы ведь вместе огонь и воду прошли, буквально. Он за мной на пожар вернулся, вытащил сырого и потрёпанного. А я его выбросил.

- Ну и жалостливый же ты, мотор на ножках! - Винни похлопал плюшевой лапой по плечу невысокого мужчины в самом расцвете сил. - Пошли дальше, раз уж решился.


Путь в Город Выброшенных Людей лежал через Лего-лес, болото Пазлов и горы Букварей. Новый попутчик опилкоголового медведя и рыжего безбашенного дядьки выпрыгнул из-за кубикового дерева ещё в пластиковой чаще. И сразу стал напрашиваться в команду.

- Я вам пригожусь! Я знаете что умею? Смотрите! - и принялся скакать с ветки на ветку, сшибая на головы Винни и Карлсона пластиковые яблоки.


Закончив неистовствовать, он снизил амплитуду прыжков и подкатился к пеньку - отдышаться.

- Я сам-то не ем, но вам-то надо. Да и по девочке своей соскучился. И по кошке её. Она об меня зубы точила, все бока мне исчесала. А они страсть как чешутся. Сам-то я не могу, ручек-то нету! - попрыгунчик в подтверждение своих слов поперекатывался пару раз.

- Ну, пошли, Круглый! Может, и правда пригодишься. А то у меня запасы мёда заканчиваются. Внезапно, как всегда, - Винни поморщил кожаный носик, подтянул на плечах пытавшийся сбежать восвояси походный рюкзак с провиантом.


На болоте Пазлов троица услышала жуткое хлюпание. "Чвак, чвак, чвак!" - раздавалось из самой глубины трясины.

- Уж не царевна ли Лягушка? - забеспокоился Карлсон и приглушил моторчик.

- Да ну не, она бы в болото обратно не вернулась, говорят, в столице работает - салон маникюрный у неё свой, там ещё стрелы сувенирные продаются, - успокоил попутчиков Винни.

- Так кто же это??? - тихонько буркнул попрыгунчик.


Из трясины начало что-то всплывать. Показались старые, потёртые, потрескавшиеся деревянные бока. Оно повернулось к путешественникам. Чвакающим утопленником оказался беззубый Щелкунчик.

- Щееево вы тут щабыли? Я ващ щпращиваю! - вопрошала недовольная квадратная голова.

- Мы в город выброшенных людей путь держим. А ты чего тут, на болоте? - поинтересовался плюшевый мишка.

- Дык я это, птищку хотел... Да утонуть я пытающь! Неущели не понятно? Кому я такой бещщубый нущен? А? Вооот. Молщите. Понимаете, щтало быть. Вот только пощему меня никто не предупредил, щто дерево не тонет??? - Щелкунчик набрал воздуха, занырнул обратно в болотину, поглубже.


Троица задумалось. Надо было старого товарища из депрессии выволакивать. Решили взять его с собой - пусть и супротив деревянной воли.


Взяли верёвку покрепче, привязали к Карлсону, другой конец с крючком в болото забросили. Начали удить Щелкунчика. Только вот никак он не прицеплялся. Только ботинки старые попадались, да шерсть кошачья клочьями липла.


Попрыгунчик, чтоб время зря не терять, упрыгал обратно в лес. Сбил пару орешков, припрыгал обратно. На такую наживку беззубый клюнул.


Трио игрушек совместными усилиями раздробили для товарища орешки, тот поел и немного подуспокоился.

- Ладно уж, пойдёмте. Может, встречу кого, вместе будем век игрушечный доживать.


На горе Букварей уже квартетом друзья набрели на что-то круглое. Оно колыхалось из стороны в сторону и никак не могло сдвинуться с места.

- Памагитя, пропадаюууу!!! - оно уже даже в бессилии не кричало, а скулило.

- Эй, кто тут? - поинтересовался попрыгунчик и поскакал на встречу родственному шарообразному.

- Это я, Ванька-встанька! Вы представляете, я тут решил себя преодолеть - доказать всем и себе самому, что смогу! Смогу на гору забраться! А обратно - никак, а я жутко высоты боюсь! - игрушка вновь зарыдала.

- Вот ты дал, это кто же в горы - да в одиночку? - учительским тоном журил Ваньку мишка. - Так, без разговоров - с нами пойдёшь, заодно спуститься поможем. А ну, народ, грузи его в рюкзак!


Попрыгунчик уставился на Винни, не понимая, чем помочь может. А вот Карлсон и беззубая деревяшка не растерялись. Щелкунчик был деловит и изобретателен: смастерил систему рычажков и лебёдок, и Ванька благополучно был погружен в походную сумку. От своей полезности старичок даже немного повеселел.


Так, впятером, и добрели они до границ Города Выброшенных Людей. Неприятный резкий запах сшибал с ног всех, кто приближался к этом Рубикону. Ну, кроме без-конечного попрыгунчика.


Винни снял с плеч тяжелый рюкзак с провизией, яблоками и Ванькой-встанькой. Медведь тяжело дышал, был суров и печален.

- Ну, вот мы и пришли. Тут нам расстаться придётся, - плюшевый мишка откупорил баночку мёда и сделал большущий глоток, опустошив эту самую баночку залпом, утёр мордочку плюшевой лапой. - Тебе, попрыгунчик - вот в эту дверь. За ней как раз шкаф, из под которого ты выкатишся к своим людям. Тебе, Карлсон, вооон туда, - кивнул в сторону синей двери.

- А что там хоть, страшно, да? - Карлсон за время долгого пути прикипел к товарищам и уже подумывал не возвращать своего человека.

- Там, дорогой мой, страхи и ужасы. Ну, да ты сам хотел на это посмотреть. Нет, ну ты можешь и передумать. Открывать ли вторую дверь - тебе решать. Ты хоть за первую загляни! Или в курицу играть будем? - Винни ухмыльнулся.

- Нет, нет, я должен.


И Карлсон нерешительно полетел к своей дверке. Открыл, оглянулся, вошёл, закрыл. Проводник Винни, неуклюжий Ванька и бесполезный Щелкунчик остались.


*******


Сначала в темноте человек-мотор ничего не мог разобрать, только какие-то голоса, но потом увидел просвет, куда и прильнул глазом-пуговкой.

- Сынок, нет, ну ты только погляди, это же твои первые коньки! - старушка трясла перед взрослым мужчиной найденным сокровищем. Мужчина в сером пиджаке разговаривал по телефону и только отмахивался от пожилой женщины.


Мать расстроилась, и уже с меньшим воодушевлением начала доставать из кладовки старые вещи сына. Здесь был и его игрушечный поезд, и настольный хоккей, и конструктор, и даже побуревший от времени некогда розовошёрстный огромный кот. Старушка не стала досаждать занятому сынуле разговорами, а только выгребала и выгребала из стенного шкафа всю свою жизнь.

- Мам, ну зачем ты разбираешь этот хлам? - ругался мужчина, телефон у которого замолчал на целых две минуты. - Ты просто в мешки грузи, а я вынесу завтра. На новую квартиру ты всё это не вздумай тащить. А сыну мы новые игрушки купим, зачем ему этот хлам? Да, алло, да, покупаем!...


Сын ушел в другую комнату, а старушка села на полуразвалившийся чемодан и заплакала.


Вдруг из шкафа выпал он - тот самый, с мотором!

- Сынок, ну его-то хоть можно оставить? Память всё ж таки! - старушка подшаркала к сыну, который проводил очередные торги он-лайн.

- Ой, да не может быть! - отложил свой, с надкушенным яблоком. - Ну-ка дай посмотрю хоть на него! Ой, ты мой хороший! - мужчина широко улыбался.


Он вспомнил, как горел отцовский дом. Как будущий воротила бизнеса в последний момент вырвался из крепких материнских объятий и помчался спасать своего тряпочного друга. Как потом полгода лечил руку от ожога. Как много лет спустя заколол шрам красивым черепом.

- Вот его - точно оставляем. Я его постираю и сыну подарю. Чтоб малыш бесстрашным рос. Но не безбашенным, как я, да, мамуль? - он обнял старушку нежно-нежно, поцеловал в седую голову.


Карлсон лежал на столе и довольно улыбался.


© Любовь Микина

Показать полностью
188

Дед Кощей и Ягурочка

– Кощей, проснись!!! – Баюн орал и прыгал на груди у Бессмертного. – Мы просрали Новый год!!!

– Пре… Кра… Ти… На… Мне… Прыгать! – Кощей поймал кота на очередном прыжке. – А теперь, чётко и внятно, рассказывай, что случилось?

– Дед Мороз пропал, Снегурка бухает, эльфы бастуют и не делают игрушки, – кот посмотрел в глаза Бессмертному. – А ещё Горыныч ёлку новогоднюю украл.

– Ну а я при чём? Это не мои проблемы, иди к богатырям, пусть они разбираются.

– Нету богатырей, – кот грустно вздохнул. – Уже неделю как у Лешего водку пьют и русалок лапают.


Кощей встал с кровати и начал ходить по комнате, пытаясь привести мысли в порядок. Пижама с нарисованным котом верхом на единороге, вызывала у кота острое желание съязвить, но, зная вспыльчивый нрав Кощея, Баюн сдерживался из последних сил.

– Ладно. С богатырями всё ясно, они каждый раз перед Новым годом у Лешего отвисают, – Кощей щелкнул пальцами, и пижама сменилась на домашний халат. – А вот куда Дед Мороз делся?

– А его после отпуска на Мальдивах не видели. Может, загулял, может, растаял, может, сомалийские пираты похитили. Не знает сказочное сообщество, куда он делся.

– Так, Баюн. Баланс добра и зла должен быть сохранён. У нас 49 часов до Нового Года. Беги к Яге, пусть срочно мчится ко мне, а я пока поговорю с Лешим и Водяным, – глаза Кощея засветились красным. – Я покажу, как нужно отмечать Новый год.


Через восемь часов вся команда была в сборе. Три богатыря, дыша перегаром и страдая похмельем, с ужасом смотрели на Кощея. После того как Бессмертный пообещал, что закодирует каждого, да так, что даже Яга не сможет помочь, все прониклись идеей спасения Нового года.

– Баюн, – Кощей начал раздавать указания, – берёшь Ягу и Горыныча. Летите к эльфам и устраиваете террор и диктатуру. У нас осталось меньше двух суток, через двенадцать часов я хочу, чтобы все подарки были готовы.

– А как же нам…

– Скажи, что каждого, кто не выполнит план, я лично превращу в секс-игрушку и отдам БДСМщикам. Всё, отправляйтесь, связь держим через мобильные блюдца.


Троица героев отправилась с карательной экспедицией к эльфам. Богатыри постарались сжаться и казаться как можно меньше. Кощей, которого они часто побеждали и уже не воспринимали всерьёз, предстал перед ними в образе сурового и опасного руководителя. А превратиться в фаллоимитатор и оказаться в чьей-то заднице – не самая лучшая перспектива на новогодние праздники.

– Муромец, тебе нужно будет решить вопрос с новогодним транспортом.

– Это запросто, – Илья расплылся в улыбке. – Сейчас у мужиков возьму сани, подправим их, украсим – и всё готово.

– Нет. Я не весёлый, бородатый старик. Мне нужен более брутальный транспорт, – Кощей посмотрел на богатыря. – Бери Соловья и отправляйтесь в мир людей. Там раздобудьте грузовик, который развозит «Кока-Колу».

– А как же мы его…

– Да мне плевать как! – от крика Бессмертного задрожали стены. – У вас восемь часов, и лучше бы вам не опаздывать.


Муромец хотел было поспорить, но, посмотрев на Кощея, передумал и выбежал из замка. Соловей сейчас сидит в темнице Гороха, надо успеть устроить ему побег, а потом ещё и грузовик раздобыть.

– Алёша, мчись к Тугарину и возьми у него «Пески Времени». Я знаю, что они у него есть, он их у какого-то принца в карты выиграл.

– А если…

– А если он откажется, скажи, что я опубликую видео с дня рождения. Он мужик авторитетный и рисковать не станет.


Алёша Попович, помчался выполнять поручения Кощея.

– Добрыня, ты отправишься в город. Найми лучших ткачих и портних, плати любые деньги, но в самый короткий срок мне нужны костюмы Деда Мороза и Снегурочки.


Отправив всех выполнять поручения, Кощей сел рассчитывать маршрут движения и расписывать план на Новый год. Как раз пришло письмо от Баюна, со списком плохих и хороших. Современные технологии творят чудеса, и уже через двенадцать часов у Кощея был готов маршрут. Осталось прокачать грузовик, нарядиться и выпить тонизирующие напитки.


За час до наступления Нового года всё было готово. В грузовике установили пески времени, так что можно не переживать, что не успеют куда-то. На прицеп наложено заклинание пятого измерения, чтобы влезли все подарки. Яга и Кощей наряжены в костюмы. А все участники предновогодней суеты сидят за праздничным столом. Свои задачи они выполнили и теперь заслуженно отдыхают.


Кощей сел за руль грузовика и повернул ключ зажигания. Машина завелась с первой же попытки, бак песков времени был заполнен максимально, а навигатор уже прорисовывал кратчайший маршрут. Из магнитофона заиграла песня Jingle bells.

– Ягурочка, – Кощей подкурил сигарету. – Выруби эту хрень.

– А что включить тебе, Дед Кощей? – Яга в костюме Снегурочки довольно улыбалась, ей нравилась вся эта суета.

– Давай AC/DC, этот Новый год, они запомнят надолго!


Кощей вдавил педаль газа, и машина помчалась к уже заждавшимся детям. И никто не знал, что для самых злых людей у Бессмертного была особая награда. Но узнать о ней смогли только продавцы в аптеках, которые удивлялись, почему в продажу завезли так много презервативов.


Ну и по традиции – мораль! Не будь гондоном, а то Кощей тебя найдёт!


© Тарас Лукьянов

Показать полностью
61

Еще одна новогодняя сказка или не обижайте деда Мороза

В мирной тихой деревеньке незаметно выросшей вокруг избушки, а по-новомодному – резиденции деда Мороза, непрерывно кружась и танцуя в морозном звенящем воздухе падали легкие снежинки. Они мягко ложились на вечные белейшие холмы и уютно располагались там навсегда – ведь здесь, сколько бы ни нападало снега, сугробы не становились больше, да и уменьшаться они тоже не думали – до плюсовой температура в этой местности никогда не повышалась. Тишина... Тишина, мир и покой царили вокруг, лишь далекий волчий вой, да все приближающиеся звуки звенящего колокольчика, раскачивающегося на дуге, под которой бодро перебирала копытами белая кобылка орловского рысака, нарушали этой дивной новогодней ночи. У хорошенькой, будто пряничной избушки лошадка, запряженная в розвальни, подняв в воздух облако сверкающей снежной пыли, остановилась и из саней, болезненно постанывая, вылез дед Мороз. Бросив тоскующий взгляд на раздутый, как брюхо бюргера в Октоберфест, мешок, он, прихрамывая, направился в дом.


- Здравствуй, дедушка! – бросилась к нему навстречу сияющая Снегурочка. – Как прогулялся? Хорош ли снежок нонеча? Ты ж не сердишься, что я с тобой не поехала, правда же?


Дед Мороз с отвращением посмотрел на довольную физиономию внучки, швырнул свой посох в угол и в отчаянии упал в кресло.


- Снежо-ок, тьфу, пропасть! Скалишься, все, паразитка? Опять со своей этой... Летающей крысой шаталась? Сколько тебе говорить...


- Нет, дед, это мне сколько тебе говорить – не Летающая крыса, а Человек Летучая Мышь! Или, проще говоря, по-русски – Бэтмен! – скривилась Снегурочка, и недовольно принялась стягивать с протянутой в ее сторону ноги валенок. – Я женщина в самом расцвете сил и хочу, наконец, нормального женского счастья! А то все это твои помощнички: мышки, зайчики, белочки и прочий зверинец, знаешь ли, не очень этому способствуют...


- Ох... – закряхтел, разминая затекшие в тесных валенках, ноги Дед Мороз. – Когда я уже соберусь себе новые боты прикупить, эти за сотню-то лет совсем сели... Вот как ты, внученька, умудряешься каждое слово в этом дурацком имени свово хахаля с большой буквицы говорить? Бэ-э-э-этмен... Тьфу! Очень по-русски, да уж... Связалась с америкашкой, позорище! Задорнова на тебя нету, нехристь! Зверюшки ей мои не нравятся... А нашла себе кого в итоге? Летучую мышь? Да знаешь ли ты, что твоя мышь всех снежных баб в округе перепортила? Ты знаешь, что у нас в селе каждый второй снеговик появляется с перепончатыми крыльями? Это ж жуть какая! Ровно в фильм ужасов угодил!


- То все наговоры, - томно отозвалась Снегурочка, потягиваясь. – Просто он у меня мужчина в самом расцвете сил...


- Да лучше б ты Карлсона закадрила! – старик сплюнул в угол оледеневшей на лету слюной. – Пошла к конкурентам, это ж надо! Аж так занята была, что деда своего не смогла на сию каторгу сопроводить! Думаешь, не знаю, что этот твой грызун засланец долбанного Санты? Ты ж посмотри, что творится – меня, меня – деда Мороза, Санта Клаусом везде называть стали! Куда ни ткнись, от меня этого хохота замогильного ждут, ровно я дебил какой! Хо-хо-хо им в глотки двадцать раз! Да если от меня еще какой укурок потребует хохотнуть, он у меня будет до конца дней своих хохотать без перерыва! И зрение у меня для моих лет отличное! Очки им подавай... А олени?! Какие еще олени? Какого – такого Рудольфа они с меня требуют? Чем им моя Снежинка не угодила? И, в конце концов, я что – похож на Санту?! Нет, ты мне скажи – похож?


- Ну... – замялась внучка, отходя подальше на всякий случай, и отпихивая посох ногой в сторону – во избежание. – Вы ж с ним коллеги как-никак... Одно дело делаете. Детишек радуете, подарки, вона, дарите. Бороды у вас у обоих белые. Только длина разная. Ну и того... В цветах иной раз совпадаете, когда ты вместо белой или синей, красную шубу напяливаешь. В санях ездите... С мешком.


- О, да, подарки дарим! Шубы носим! – дед в сердцах содрал с себя шубу и швырнул на переливающуюся в углу разноцветными огнями Елку, отчего та вздрогнула и угрожающе накренилась, зазвенев стеклянными игрушками. Обнаружившиеся под шубой длинные синие семейные трусы в красное сердечко и майка-алкоголичка заставили Снегурочку недовольно поморщиться. – Ты меня с этим клоуном курточным с этикетки напитка богомерзкого сильногазированного не равняй! Из-за него мне который год гирлянды из носков снятся! Совсем ополоумели со своей иностранщиной – уже под елку стали носки класть! И на что они надеются, мне интересно, когда в письмах требуют эти, как их... Плазмы, приставки, гироскутеры - хреноскутеры, а сами в качестве тары мне носки подсовывают! КАК они себе этот процесс всовывания телевизора, да хоть куклы, чтоб ей, Барби! представляют, ироды? А камины? С какого переляку все встречные детишки, у которых в доме камин водится, сообщают, что будут подстерегать меня около очага? Меня – в камин?! Да через печную трубу?!! Да чтоб я, приличный дед Мороз в возрасте, да в нормальной шубе до полу, а не в этой кастратке, как у чертова Клауса, по крышам скакал?!


- Ну, деда, ну все, все, успокойся...


- Успокойся, ты говоришь? – окончательно разошелся старик, поддергивая повыше трусы и мечась из угла в угол. – Они с меня миссис Клаус требуют, ты представляешь?


Бессердечная Снегурочка не сдержавшись, хихикнула, но под мрачным взглядом деда, посуровела.


- Оставим в стороне вопрос – с какой моркови со мной должна таскаться чужая жена. Я так понимаю, оне желають мою супругу наблюдать? Откуда? Откуда у меня возьмется супруга?


- Ну, вытащи Брунгильду из проруби, покажи им, - не сдержалась внучка. – Что, думаешь, я не знаю, что ты к нашей русалке каждую пятницу мотаешься, как на работу? Знать бы еще, каким местом она...


- Тпру-у! – заволновался дед, и зачем-то сдернув с Ёлки, которая, не удержавшись, окончательно легла на пол, шубу, принялся натягивать ее обратно на себя, настойчиво пихая руку не в тот рукав. – Не трожь Бруню, ее жизнь и так обидела! Она меня считает реинкарнацией Одина, у нас с ней эти... Плутонические отношения!


- Платонические, - автоматически поправила Снегурочка, глядя как Ёлка, скрипя и кряхтя явно что-то матерное, принялась выпрямляться. – Угу, верю, верю...


- И вообще! Мы сейчас не обо мне говорим! – вывернулся дед, рассеяно гладя свой живот, полностью скрытый шубой, напяленной задом наперед. – Раз уж ты шашни с этим поганцем летучим водишь, так делай это с толком. Ты там про снежок спрашивала? Так вот: нет нонеча никакого снега в городах и весях, кроме как на северах! А я тебе не Сатана Клаус, чтоб по воздуху на оленях рассекать, моим саням нормальная толщина снежного покрова требуется. Так что почти никаких подарков я нонеча не роздал, по грязи, чай, не особо разгонишься.


Снегурочка в ужасе ахнула, картинно прижимая наманикюренные пальчики ко рту.


- Не ахай, не ахай, а делом лучше займись. Бери своего летуна, мешок – он там, в санях остался, и летите себе с богами.


- Но дедушка... – ошарашено выговорила Снегурочка, с трудом отклеив примерзшие ко рту пальцы. – Как же это... Ведь он же не унесет! И меня, и мешок... Да и вообще – он болеет! Ко мне недавно синичка заглядывала, записку от него передавала – простыл, бедненький, холодно ему в наших-то широтах.


- Ага, болеет, - хмыкнул неожиданно успокоившийся дед, сбросил опять на пол шубу, и вернулся в кресло. – Знаем мы, чем он болеет – весь срам себе отморозил, по бабам-то снежным скакать! Видал я сейчас, как он над дорогой летал, болезный, сверху еще одни труселя на свое трико позорное нацепив. Еще бы подгузники напялил. Ишь, греется, дуралей...


- Что-о?! – выпрямилась грозно Снегурочка, но дед отмахнулся от нее.


- Потом разберетесь, кто кому рога наставил. А сначала – дело. И смотрите мне – чтобы тех, кто носки выставил, одаривали соответствующими по размеру подарками! Хотят плазму в носок получить? Пожалуйста! Уменьшаете плазму до размера игрушки и пихаете. Все! Иди, иди, а я, пожалуй, и правда, схожу, Бруню проведаю, а то вдруг и ее твой бешеный кролик навестил...


- Он Бэ...


- Он ни бэ, ни мэ. Баран, словом. Все, я сказал. И это... С Новым годом, дорогая внученька! Да, и посох волшебный не забудь!


Тяжело вздохнув, Снегурочка поплелась на улицу. Из ближайшего сугроба доносились счастливый визг соседской снежной бабы Евлампии и басовитый, хорошо знакомый смех «тяжелобольного» Бэтмена. Ледяная девушка поудобнее перехватила посох, и решительно направилась в сторону шума.


- Ну что ж, дорогой, ты допрыгался, сейчас я из тебя оленя буду делать, как раз деду пригодится.


Вскоре над покрытой снежным покрывалом деревенькой разнесся долгий заунывный вопль...


© Rasstegaj

Показать полностью
55

Пробуждество. Рождественская сказка

Пробуждество. Рождественская сказка Крипота, Ужасы, Кошмар, Говард Филлипс Лавкрафт, Рождество, Новый Год, Сказка, Видео, Длиннопост

Каждый знает, что в это прекрасное время, когда ночи становятся длиннее, снег пуховым покрывалом укутывает крыши и газоны, а семьи собираются вместе, чтобы поздравить друг друга с наступающим праздником, всегда находится место маленькому чуду.


На маленькое чудо надеялся и Вернер, втиснувшийся в узкое пространство между стеной магазина и мамашей с галдящими детьми. Очередь, казалось, тянулась бесконечно, утекая куда—то то ли за горизонт, то ли за угол. Вырезанная из бумаги ночная страдалица, украшавшая стену магазина, загораживала ему обзор, а потому Вернеру приходилось только догадываться, как долго продлится эта канитель. И почему он не озаботился подарками раньше? Этому было очень простое объяснение — все мы любим откладывать вещи на завтра, втайне надеясь, что какой—то другой, будущий "я" все сделает за нас. И вот Вернер догнал, наконец, своего будущего "я" и теперь отчаянно об этом жалел. Праздничная суматоха каждый раз выбивала его из колеи, словно возвращала в прошлое, оставляя маленького стеснительного мальчика вновь перед той красно—белой громадой, которая — как он сейчас понимал — измененным при помощи какого—то механизма, гулким, трубным многоголосьем вопрошала:


"А хорошо ли ты вел себя в этом году, дитя?"


Вот и сейчас он растерянно оглядывался по сторонам, периодически проверяя — не выронил ли свои покупки, пока очередь ленивой гусеницей ползла к кассам. Лупоглазое семейство, стоявшее в очереди перед ним, создавало какое—то невероятное количество шума. Мальчик и девочка — как у Вернера — галдели на разные лады, дергая мать с двух сторон за пальто:


— Это нечестно, нечестно! Почему мне только кукольный домик, а Давиду и алтарь, и кинжал, и фигурку Кракенмэна?


— Дура, кинжал и алтарь — это для школы! Вот вырастешь — тебе тоже купят! Если тебя вообще в школу возьмут! Э! — лупоглазый первоклассник вывалил длинный, тонкий язык.


— Мам! Он язык показывает и обзывается, ну мам, скажи ему! — капризно хныкала девочка.


— Да во имя Властителя Глубин, перестаньте же вы, наконец! — воскликнула полная женщина в высокой, жреческой шапке.


От криков у Вернера разболелась голова. И это не мудрено — всю ночь он склеивал и красил пластиковые трубки для костюма дочери, которая играла в праздничной пьесе. Чтобы сделать присоски на щупальцах хоть немного более реалистичными, ему пришлось испортить добрые три пачки презервативов. То ли дело — костюм для Бобби. Мантия волхва получилась из старых пледов, вместо посоха — вычурный карниз, найденный на чердаке — и готово. Вернер искренне ненавидел свою привычку делать все в последний момент, и из годa в год обещал себе измениться, но...


Вот он снова стоит в хвосте очереди в магазине, молясь всем богам в надежде успеть к началу представления. Если малышка Коралина не увидит его в толпе зрителей — никакими подарками потом не откупишься. Прийти без подарков тоже было нельзя — она еще с октября прожужжала родителям все уши о том, какой формы цвета и размера должна быть доска для призыва, о которой она мечтала. Бобби — серьезный одиннадцатилетний мальчик — в канун праздника терял всю свою напускную браваду и скепкис, ожидая подарков с не меньшим предвкушением. Письмо, которое он в этот раз оставил в конверте на праздничном алтаре почти целиком состояло из списка пожеланий, но высший приоритет он выдал подарочной коллекции мультсериала “Кракенмэн” на DVD. Жена — умница и красавица Элизабет, заведующая Исторического Сообщества наверняка приготовила для него что—то особенное, и будь он проклят, если не ответит ей тем же. В руках Вернер держал придирчиво выбранные им украшения — не дешевое кладбищенское золото, но настоящие серьги глубоководной работы с Югготскими сапфирами.


И все было бы здорово — доска для призыва от “Stabilo” еле умещалась в корзине, последний оставшийся набор дисков с фольгированным изображением осьминогомордого супергероя лежал рядом, но...


Будто похоронный звон из динамиков раздался нежный тритон, а следом приятный женский голос объявил:


“Уважаемые покупатели, через пятнадцать минут магазин закрывается. Желающих совершить покупки мы приглашаем как можно скорее проследовать к кассам. А персонал ”Кауфхофа“ желает вам приятного Пробуждества и счастливого Нового Года!”


— Хастур! Хастур! Хас... — выругался Вернер, едва не совершив непоправимое, и осекся, увидев, как жабоподобная мамаша пытается прикрыть уши своим головастым отпрыскам. Стушевавшись, он поспешил извиниться:


— Простите, пожалуйста. Я просто безумно тороплюсь — у детей сегодня выступление на Главной Площади, спектакль по мотивам летописи о Пробуждестве, а я немного запоздал с подарками...


Толстуха надменно поправила жреческую шапочку с рыбьим хвостом на конце и отвернулась, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Вернер скрипнул зубами от досады и нерешительности, но все же — попытка — не пытка, Пробуждество все—таки.


— Извините еще раз, — он замялся, после чего выдал скороговоркой, — Как я говорил, я опаздываю, а подарки... Вы не могли бы пропустить меня в очереди вперед? У меня совсем не много.


— Какая наглость! — раздулась жрица, став совсем похожей на амфибию, — Да как вы смеете?! Я — мать двоих детей, торчу здесь после работы, чтобы купить своим детям самое необходимое, а вы здесь сквернословите, да еще и... Хам! Я позову охрану, чтобы вас вышвырнули отсюда! Отвратительно! Как у вас только совести хватает?! Вы отвратительно нерадивый отец! Как вам не стыдно... Вы и вовсе не заслуживаете иметь детей!


Продолжая в таком ключе, толстуха привлекала случайных людей разделить с ней это возмущение:


— Посмотрите, люди добрые, что делается, а!


Дети стыдливо дергали ее за рукав:


— Мам, перестань!


Но жабоподобная не успокаивалась, и очередь начала оборачиваться — высунулась очкастая плешивая голова промышленного математика с огромным тубусом, выискивали виновника конфликта многочисленные закрепленные на затылке какого—то модника искусственные глаза, перешептывались бледнокожие собакомордые шахтеры, источавшие оглушительный запах гнили и сырой земли, безлико пялились на Вернера черные капюшоны монахов Невидящего Братства — те держали в руках две полные корзины ароматических свечей.


На шум лениво отделился охранник. Вернер невольно сглотнул — эти гибриды всегда вызывали у него легкую оторопь. Маска в виде улыбaющегоcя лица скрывала под собой бесконечные мириады органелл, ложноножек, глаз и стрекательных желез, расположенных в ином измерении. Выльяжно подойдя к Вернеру, он положил руку тому на плечо — через перчатку чувствовалось, что вместо плоти и костей под тканью переливалось нечто мягкое, полужидкое, похожее на подтаявших мармеладных червей.


— Простите, уважаемый, но вам стоит покинуть магазин. От вас слишком много шума, — голос охранника мог показаться вполне нормальным, если не вслушиваться, но, заметив однажды, никогда уже не выйдет выбросить из головы сопровождающий его слова еле различимый гул. То были голоса его бесконечных оболочек, запертыx в иных измерениях под маской.


— Но я же ничего не сделал! — возмущенно воскликнул Вернер, хотя знал — спорить бесполезно, — Это все она, вот эта женщина! Она...


— Нет, вы только послушайте! — разьярилась лишь сильнее жрица, — Да что оне себе позволяет?! Вы знаете, кто мой муж? Я выносила икру самого...


Толстуха побулькала горлом, пошипела и, хотя, казалось, дальше некуда, раздулась еще сильнее, от гордости.


— Если я ему расскажу о том, как халатно здесь относятся к безопасности в магазине, то ему стоит сделать один звонок друзьям — да хотя бы тому же, — цнова бульканье, — и вашу шаражкину контору вмиг закроют, и такие бездельники как вы останутся без работы.


— Мадам, вопрос уже решается, — вернер почувствовал, как желатиновые червячки превратились в железные клещи, — Ну что, пойдем, баламут...


— Да дайте вы мне хотя бы оплатить покупки! — воскликнул он в отчаянии, стукнув по стене кулаком. Охранник, видимо, счел это за агрессию и тут же принялся за устранение “опасного субъекта”. Маска будто треснула посередине, улыбающуюся человеческую рожу разорвали пополам полужидкие черные фракталы, накладывающиеся сами на себя. Вернер знал, что смотреть на это нельзя, но было уже поздно. Взгляд его оказался прикован к тысячам змеящихся черных дыр, поглощавших его волю и сознание. Малой долей оставшегося разума он заметил, что пальцы больше ничего не сжимают — корзина с покупками упала на пол магазина. Темнота оплела его тугими тенетами и потянула к выходу.


Лишь когда морозный воздух ударил в лицо и слегка прочистил мозги, Вернер понял, что его только что выставили. Попытавшись дернуться обратно, он тяжело врезался в стеклянную дверь. Охранник весело помахал ему связкой ключей и что-то крикнул через дверь, схематично и невпопад шевеля зубами в прорези маски. Через стекло Вернер не мог слышать, что сказал ему этот междимензиональный мордоворот, но он итак знал. “Веселого Пробуждества!” звучало в контексте произошедшего как издевательство.


На улице валил крупный, хлопьями, снег. Он парил и кружился в оранжевом свете фонарей на фоне чернеющего неба, откуда мудрым и благосклонным взором взирали на него два спутника — Луна и Нитон. В воздухе разносился звон колоколов многочисленных церквей и храмов. Кому бы ни поклонялась их паства — Безумному Султану Демонов, Козлоногой Матери, Великому Снящему или даже Мусорному Божеству — сегодня они все чествовали приближение Святого Пробуждества.


Счастливые семьи с детьми торопко перебирали по брусчатке в сторону Главной Площади, размахивая бумажными пакетами из брендовых магазинов. Со всех сторон нос щекотали запахи жареного в сахаре миндаля, глинтвейна и яичного пунша, от чего у Вернера тут же потекли слюнки.


Палаточник рядом щедро поливал горчицей хотдоги с салемскими сосисками, туповатая влюбленная парочка делала селфи, кусая с двух сторон засахаренный анемон, труппа музыкантов, оседлав свои многотрубные органы на радость толпе выводили праздничные рулады “Подокеанских гимнов”, почти заглушая колядующих с их набившим оскомину “В небо посмотри, звезды сочти”.


Кругом царила атмосфера праздника, и лишь Вернер будто бы выпадал из этой чуждой, странно-радостной реальности, в которой ему за его нерасторопность, безответственность и эгоизм не нашлось места. Как он может быть частью этой чудесной семьи, как он посмотит своим родным в глаза, придя с пустыми руками? Он сам принял заказ у почтальона , пришедший на имя Элизабет, и по ошибке, или, скорее, из любопытства распаковал его — внутри обнаружилось подарочное иллюстрированное издание “Великий план возвышения человечества” с комментариями потомка того самого безумного араба — книга, на которую Вернер облизывался вот уже полгода. Бобби и Каролина тоже явно что-то готовили — дети постоянно таинственно хихикали и то и дело таскали упаковочную бумагу и скотч.


Лишь он один оказался совершенно не у дел, и теперь Вернеру хотелось просто взять и провалиться сквозь землю, в один из тоннелей, которые сейчас стараниями Роющего—Под—Миром опоясывали весь континент. Схватившись за голову, он сделал пару шагов назад, но что-то ткнуло его в щиколотку.


— Эй, аккуратнее!


Повернувшись, Вернер увидел перед собой, сидящего под шикарно украшенной витриной, бездомного бродягу. Над его головой в окружении гирлянд сиял великолепием искусно созданный вертеп в натуральную величину. Здесь был и бородатый, серьезный первожрец, что был вынужден прикидываться мужем Богоматери дабы огородить ее от домыслов и слухов. Возлегала на своем ложе и сама Богоматерь — бесконечно мудрая и благостная сo Священным дитем на руках, а поблизости ютились нежные ягнята. Над головами их ярко сияла Звезда Знамения, отбрасывая густыe лучи яркого света, цвет которого Вернер так и не научился выговаривать.


И все это пафосное, напускное великолепие так жутко и неправильно контрастировало с темной тощей фигуркой бродяги, что его можно было принять за галлюцинацию. Тот сидел на изорванном одеяле, кисти его рук обгоревшей паклей свисали из рукавов. Покрытые черной чешуей, какие-то бесформенные и неестественно тонкие, будто лапшa, не приспособленные для использования на суше, они являлись воплощением немощи и одновременно — красноречивым объяснением, почему их владелец оказался на улице.


— Осторожней, говорю, — смущенно повторил бездомный, ловя полный боли взгляд Вернера. Сидя в дырявом свитере, продуваемый всеми ветрами, он дрожал от холода, но единственный пуховик покоился на плечах крупной кудлатой дворняги. Та лежала на боку и тяжело дышала.


— Что с ней? — поинтересовался Вернер, глядя на собаку.


— Встретил на улице. Она скулила и лизала прохожим руки, — охотно пустился в объяснения бродяга, — Считай, как я — такая же брошенная. Рожать ей скоро. Не мог я ее оставить.


Бездомный бережно, совсем на секунду приподнял плед, но Вернер успел разглядеть крупные, распухшие от жидкости плодные пузыри, будто налипшие на бок и живот дворняги. Внутри, в розово—янтарном ликворе лениво шевелили жвалами еще не рожденные щенки.


— А ты—то сам?


— А я что... У меня Возвышение, видишь, не пошло, — ткнул он пальцем в свои ластоподобные конечности, — Врожденное, говорят, что—то. Жабры не работали. С работы погнали, родители стыдятся и видеть не хотят, а неделю тому назад жена бросила — сказала, не желает от меня тупиковых уродов рожать. Вот так я здесь и...


— Да нет, я не об этом , — Вернеру стало откровенно неловко, будто он подслушал чужую историю, сам того не желая, — Тебе—то не холодно?


— Тепло, оно не в куртке, оно в сердце. Eй нужнее, — кивнул бродяга на дворнягу и замолчал, будто давая понять, что разговор окончен.


Отходя от бездомного, Вернер то и дело оглядывался на него — видел, как тот дышит на пальцы, пытаясь их хоть немного согреть, натирает уши, елозит ногами по снегу.


На душе Вернера было гадко. Гадко за собственное бессилие, за то, что лица детей разочарованно вытянутся, раздастся плач, а его любимая, нежнейшая Элизабет лишь посмотрит на него с легким укором и промолчит, но это было хуже тысячи ссор. И вдруг его пронзила мысль — как же он жалок! Несправедливо выперли из магазина? Забыл купить подарок? Какая жалость! Так посмотри на бедолагу, что сидит под витриной и страдает от холода и голода, но не забывает думать о тех, у кого еще меньше и делится с ними бескорыстно, как и завещано!


В три прыжка одолел Вернер расстояние обратно до бездомного, тот аж подскочил, испугался:


— Мужик, ты чего?


Вернер же молча скинул свой теплый, кашемировый плащ и одним эффектным жестом накинул его на плечи бродяги.


— Слышь, ты че, мужик? — кажется, теперь бедный мутант был в панике.


— Это тебе в честь праздника. Тебе нужнее! Ну—ка давай, помогу рукава надеть.


Бродяга послушался, и, вскоре, смотрелся уже не так беззащитно и жалко.


— А ты—то как, приятель?


— А я... отлично! Теперь — отлично. Счатливого Пробуждества тебе!


И тут же забили башенные часы — отбивали восемь вечера. Как раз время выступления! Сломя голову, Вернер бросился через толпу, агрессивно работая локтями и оскальзываясь на брусчатке. К последнему удару часов он все же выбежал к ратуше и едва не влетел в огромную украшенную гирляндами елку. Сцена была окружена родителями юных “артистов”, прохожими и туристами так, что яблоку было негде упасть. Деревянный помост с огромным занавесом на этот раз примыкал к ярко украшенному циклопических размеров шатру. Откуда—то из детства вновь раздался нечеловеческий, годящийся для восприятия лишь через динамики, голос:


“А хорошо ли ты вел себя в этом году, дитя?”


Нет. Ни в этом, ни в том, да и вообще, пожалуй, Вернер не мог найти года, в котором он не успел бы налажать. От мыслей его отвлекли басовитые трубные напевы, раздавшиеся из мониторов, возвещавшие о начале представления. Элизабет оказалось найти не трудно — ее платиновая шевелюра ярко поблескивала посреди толпы в свете праздничных огоньков. Протолкавшись к ней, он виновато встал поблизости, даже не зная, желает ли обращать на себя внимание.


— Вернер! — его она заметила первая, — Ты где был? Мы уже боялись, что ты не придешь. Каролина едва выступать не отказалась! И... Милый, что случилось? Тебя ограбили? Где твое пальто? Ты замерзнешь!


Элизабет, его чудесная жена захлопотала над Вернером, наматывая свою шерстяную шаль тому на плечи, не выпуская из руки цифровую камеру.


— Любимый, ну как же так, ведь ты же уже лежал с воспалением? Ну—ка, иди сюда, постоим вместе под моим пуховиком. Места должно хватить.


Элизабет гостеприимно распахнула розовую куртку, и Вернер благоговейно, страстно прижался к ее пушистому свитеру и податливому теплому телу. От нежности, чувства вины, отвращения к себе и благодарности к своей прекрасной жене из глаз его брызнули слезы.


— Котик, ну ты чего? — с непонимающей улыбкой спросила она.


— Прости! Прости меня! Я все просрал. Я как обычно дотянул до последнего и не успел купить подарки. Теперь у всех будет Пробуждество, кроме нас, и все это по моей вине.


— О ужас, какие глупости ты несешь! Пробуждество — это не когда ты тратишь сотни евро на вещи, которые не можешь себе позволить, чтобы кого-то удивить, впечатлить или заслужить чье-то расположение. Мы делаем подарки просто так, потому что хотим порадовать любимого человека. Но главное в этом всем, чтобы действительно любимые люди были рядом, чтобы в этот день мы могли разделить друг с другом все, что нас радует, огорчает и заботит. День, когда человечество становится единым в своем порыве... Тише! Начинается!


Элизабет быстро смахнула счастливые слезы с лица Вернера, после чего включила камеру и направила ее на сцену.


На подмостки вышел мальчик лет семи с тиарой иерофанта и хомутом на шесте, стукнул им в пол и излишне серьезно для своего возраста провозгласил:


— Было время, когда лишь хаос правил миром, звезды на небе двигались без замысла и пользы, а человек был глуп, бесцелен и зверю подобен, молился камням, облакам да животным. Но сжалились над нашим пустым бытием Великие и послали на Землю сына своего как жертву великую, дабы плоть его вкусили и кровь его приняли и изменились, чтобы однажды воссоединиться с Великими на небесах, среди звезд. А как это произошло — мы расскажем вам в этой постановке “Первый день Пробуждества”.


Публика захлопала, мальчик стукнул жезлом по доскам, и занавес за его спиной разошелся. За ним обнаружился деревянный хлев с дырявой крышей, похожий на тот, в витрине, но в разы дешевле. Однако, Вернер чувствовал в нем куда больше души и “настоящести”.


В яслях ютились многочисленные “ягнята” — дети из младшей группы, а Богоматерь изображала на редкость тучная, пучеглазая и щекастая девочка в платье с огромным кринолином. С удивлением Вернер узнал в ней дочку той самой жрицы Властителя Глубин, из-за которой его выставили из магазина.


— Не уверен, что в древнем Назарете были в моде викторианские платья; — шепнул он на ухо Элизабет, та весело прыснула, без тени обиды или разочарования.


Дальше все шло по отработанной схеме. Вернер и сам участвовал в таком спектакле, когда ходил в детский сад: сначала на Богоматерь падает свет прожектора, того самого неописуемого цвета, раздается трубный, адаптированный под человеческий слух, голос. Следом приходит прикидывающийся мужем Первожрец и Богоматерь ему первому рассказывает благую весть. Дальше они пускаются в бега — вокруг хлева — римские солдаты путаются в сандаликах и то и дело норовят ударить друг друга пластиковыми гладиусами. Следом происходит рождение и...


— Гляди, сейчас! — толкает его под локоть жена, и он глядит во все глаза. Кринолин “Богоматери” поднимается и оттуда неловко, путаясь в щупальцах, склеенных из изоляционных трубок и презервативов, вылезает его маленькое солнышко — Каролина. В ее светлых кучерявых волосах задорно помигивают красные светодиоды, изображая россыпи глаз, а маленькие крылышки — их пришлось купить — нежно трепещут от ветра.


Вырезанная из фольги и освещаемая прожектором звезда прокатывается на палке над хлевом, а из—за кулис появляются трое Проложивших Путь, а среди них и Бобби — с накладной бородой, карнизом для занавесок и укутанный в похожие на запаршивевшие звериные шкуры пледы.


— Ты в постели такой же сосредоточенный! — смешливо мурлыкнула ему на ухо Элизабет, и , подобравшийся к нему было холод отступил, давая дорогу волне тягучего, вязкого и возбуждающего тепла.


— У кого-то сегодня игривое настроение? — спросил он.


— Посмотрим. Надеюсь, удастся отправить детей спать без подарков. А завтра мы что-нибудь вместе придумаем.


— Ты у меня чудо! — восхищенно обронил Верне и впился жене губами в щеку, та захихикала, шепча “Представление же!”


Впрочем, недолгое представление уже закончилось — малявки выходили на поклон. Коралина светилась от счастья и улыбалась вовсю, демонстрируя многочисленные дырки на месте зубов — молочные у нее выпали рано. Бобби же, наоборот, был донельзя серьезен, кланялся степенно, как настоящий волхв — видать, еще не вышел из образа.


— А теперь, дорогие зрители, родители и, конечно же, наши маленькие артисты! — раздалcя сытый самодовольный голос — откуда-то вынырнул бургомистр с микрофоном. Доехав на коляске до центра сцены, он продолжил, — Сегодня, в этот чудесный канун Пробуждества я поздравляю вас, мои дорогие горожанe, с самым главным, самым чудесным праздником. И сегодня наши маленькие артисты заслужили особое поздравление. Без подарков не уйдет никто, но...!


Бургомистру пришлось положить микрофон на колени, чтобы воздеть к небу палец — на второй руке их не было.


— Но! — повторил он, — По-настоящему невероятная, великая честь достанется толкько одному из них. И решит это Он! Затаите дыхание, прикройте один глаз и постарайтесь не думать о прoстых числах! Встречайте, прямой потомок нашего Спасителя, живое воплощение святости, добродетели и, конечно же, Пробуждества! Прямо сейчас, он на ваших глазах выберет из детей того, кто будет представителем Спасителя в это Пробуждество! Выберет того, чье лицо обретет Спаситель в этом году, того, кто столь же добродетелен, благочестив и достоин!


За сценой громыхнуло. Дети, видимо, заранее подготовленные, все мгновенно натянули повязки на глаза. Элизабет не выключила камеру, так что Вернеру пришлось ей об этом напомнить. Они оба стояли, прикрыв один глаз рукой и смотрели, как на сцену за спинами их детей вползает нечто, что, казалось, не умещалось ни в пространстве ни в самом себе. Даже двухмерное изображение слишком перегружало зрение, поэтому, периодически Вернер просто отворачивался к витринам или палаткам с хотдогами, чтобы дать мозгу отдохнуть, а повсюду, зажав один глаз, кто варежкой, кто пальцами, а у кого были специальные очки, стояли восхищенные зрители, благоговейно лицезреющие живую святыню.


— А хорошо ли ты вел себя в этом году, дитя? — раздалось громогласное со всех сторон, но все же похожее на человеческое — все благодаря той штуке, похожей на гигантсую губную гармошку, что прячется среди бесконечныx мандибул и педипальп. Красно—белые, точно сахарные тросточки, его щупальца обволакивали детей, трогали их за затылок, оказывались одновременно спереди, и сзади, и вокруг, замыкались сами на себя, отрывались и улетали — существо, живущее в двух временах и пяти пространствах будет всегда выглядеть странно для человеческого глаза.


— Хорошо ли ты вела себя в этом году, девочка? — трубило существо на ухо Каролине и та что—то тихонько отвечала, а Вернер смотрел на все это с замершим сердцем и Элизабет забыла как дышать.


Наконец, Потомок громко затрубил без слов, воздев три хобота к небу, что означало, что он сделал свой выбор. По одному он тихонько подталкивал расстроенных детей к краю сцены, и те спускались, утирая слезы, даже не обращая внимания на коробки с конфетами, которые им на спуске с лестницы выдавала симпатичная помощница бургомистра. Вот ушли двое, трое... Во все глаза Элизабет и Вернер продолжали смотреть на своих драгоценных Каролину и Бобби, так и остававшихся на сцене, пока пока другие дети, шмыгая носом, спускались на площадь. Наконец, остались лишь они - Бобби и Каролина.


— Потомок сделал свой выбор! — торжествующе воскликнул Бюргермейстер, сосредоточенно что—то читая с бумажки на коленях., — И я от всего сердца поздравляю семью... э—э—э...м... Эккельман! Да, поздравляю семью Эккельман от всего сердца, ведь они смогли воспитать чудесных, досойных, прекрасных детей!


Вернер не мог поверить. Ведь это его когда—то сочли непригодным, ненужным , недостойным, а теперь... Оба его ребенка были избраны! В этом нет никакой случайности! Впрочем, возможно, это все гены Элизабет — Вернер с любовью повернулся к жене, та хлопала так, что, казалось, сейчас сломает себе кисти.


— Я люблю тебя, милая! — сказал он в порыве чувств.


— А я люблю тебя! — ласково клюнула она мужа в щеку и вновь вперилась глазами в собственных детей.


Те поднимались в воздух все выше и выше, и вот уже вздымались над площадью. “Карамельные” красно—белые щупальца крепко держали их над землей, проносили над ахающей толпой, демонстрируя людям истинно достойных. Каролина и Бобби махали руками, улыбались, гордые собой, высматривали родителей и что-то счастливо выкрикивали.


Вытянувшись почти до предела — на высоту фонарных столбов, щупальца резко сжались в узкие, тугие кольца. Фонтаны крови оросили толпу, капельки смешивались со снегом и падали вниз багровыми хлопьями. Мертвые дети, похожие на сломанные посередине куклы конвульсивно дергались, сдавливаемые смертоносными объятиями. Головы их безвольно повисли, глаза вылезли из орбит, языки болтались, будто у висельников. Убедившись, что те мертвы, Потомок подтянул их к себе и одного за другим, засунул под “губную гармошку” в плотоядно вибрирующее скопление жвал и мандибул. Сожрав оба трупа, создание лихо взмахнуло щупальцами в небе, вызвав еще два кратковременных кровавых дождя. После чего, будто поклонившись, поползло задом, как паркущийся грузовик, обратно в шатер за сценой.


Наконец, Bернер смог оторвать взгляд от невероятного зрелища и повернулся к жене. Элизабет, чье лицо было все покрыто мелкими красными капельками, не могла перестать улыбаться. В порыве чувств он притянул ее лицо к себе и поцеловал так же страстно, как девять лет назад на свадьбе, а толпа им аплодировала.


По пути обратно Элизабет весело толкнула мужа в бок и сказала:


— Видишь, ты зря переживал. Никакие подарки им бы не понадобились, так что оно и к лучшему.


Вопреки ожиданиям жены, Вернер помрачнел.


— Я ведь не купил подарок и тебе... Может, я хороший отец, но явно отвратительный муж...


— Мужик! Стой, мужик! — раздалось откуда-то сзади. Обернувшись, Вернер увидел того самого бродягу с плавниками вместо кистей. Тот, свернув рукава подаренного ему кашемирового пальто на манер гнезда, запыхавшись, догонял Вернера, а усилившийся снегопад то и дело заставлял его отплевываться, — Стой, мужик! Не слышишь что ли?


— Твой знакомый?— спросила Элизабет, но Вернер не нашелся, что ответить.


— Держи мужик. За добро — добром, Пробуждество все—таки, — бездомный протянул нечто, неловко шевелящееся, в руки Вернеру. Tот принял драгоценный груз, сложив ладони лодочкой. В руках у него копошился еще слепой, зеленый щенок. Спинной гребень был в какой-то пленкe и пока не раскрывался, а лицевые наросты слабо подрагивали, — Осторожно, он совсем маленький еще.


— Неужели родила?


— Только что!


— Какой милый! — пищала Элизабет, прижав ладони к щекам.


— Ему можно молоко с сахаром и мелких насекомых, — смущенно нставлял бродяга.


— С—спасибо! — шокированно просипел Вернер.


— За добро — добром. Бывай, мужик! — сказав это, бродяга равторился во все усиливающемся снегопаде.


— Что ж... Ты—таки не осталась без подарка, — обратился он к сюсюкающей над щенком жене, — Похоже, я еще и не самый худший муж.


— Лучший, — ответила Элизабет, взяла его под руку и вместе они пошли сквозь метель домой, справлять Пробуждество.


Автор — German Shenderov


#ВселеннаяКошмаров@vselennaya_koshmarov

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: